ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1701

Опекун

Дата публикации: 24.12.2016
Дата последнего изменения: 28.12.2016
Автор оригинального текста: letsgetstarted
Автор (переводчик): Fотя;
Ссылка на оригинал: спросить у меня
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Пейринг: J2; Дженсен / Джаред; Джаред / ОМП;
Жанры: АУ; романс; семья, дети; флафф;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Саммари: Джаред Падалеки, блестящий топ-менеджер рекламного агентства «Крипке & Гэмбл», узнает, что некий дальний родственник, погибший при пожаре, оставил ему наследство. И он со своим бойфрендом Максом уже планирует на эти деньги поехать отдохнуть на Таити. Однако когда он забирает свое «наследство» в аэропорту, он узнает, что это вовсе не билет на Таити…

Глава 1

 

Джаред Падалеки прошел в свой шикарный, всеми желаемый, угловой офис и бросил папку на стол. Он обернулся, когда вошла его секретарь. Женевьев прикрыла за собой дверь и прислонилась к ней, удивленно приподняв бровь.
– Кроуфорд - сказочный долбоеб, – процедил сквозь зубы Джаред.
– Что он вытворил на этот раз? – покорно поинтересовалась она.
– Он попытался протянуть свои грязные лапы к моему клиенту, а заодно и к моему офису – вот что он натворил.
Джаред принялся нервно вышагивать по помещению. 
– Не может быть, чтобы Эрик повелся на весь этот бред, что этот мудак там молол, серьезно! Бля, он так глубоко залез к Эрику в задницу, что, наверное, в курсе, что тот ел на завтрак!
И Джаред в отчаянии запустил обе ладони в свои длинные, до воротника рубашки, волнистые волосы.
– Боже, не могу поверить, что меня так выбивает из колеи всего лишь какой-то гребаный хот-дог!
Женевьев изящно откинула свои черные волосы назад и присела на стул около его стола.
– Едва ли это простой хот-дог, Джей. Паттерсон – это самая продаваемая марка хот-догов во всем Техасе и остается таковой уже пятьдесят лет. И тот факт, что они выбрали нас для продвижения своей продукции в двадцать первый век дорогого стоит… вот почему ты психуешь.
Она протянула руку и ухватила его за запястье, принудив остановиться.
– Прекрати себя недооценивать. Если бы Эрик считал, что ты не справишься с этим заказом, то не доверил бы его тебе.
Джаред глубоко вздохнул, обошел стол и плюхнулся в свое кожаное кресло.
– Я знаю, но он словно у меня уже в печенках застрял. Ладно… – Он снова вздохнул и вытащил свой айфон. – Мне кто-нибудь звонил, пока я был на совещании?
Он заметил, как Женевьев согласно кивнула, но не подняла глаз, и скривился. 
– Ну, что еще? – спросил он, хотя прекрасно знал, что она ему сейчас ответит.
– Макс звонил, – медленно начала она. – Сказал, что защита подала ходатайство, и он застрянет в офисе на всю ночь, готовя опровержение. Он сказал, чтобы ты не ждал его. Еще он сказал...
– Не говори, – Джаред поднял руку. – Он сказал, что очень сожалеет, и он помнит, что это наша годовщина, и мы отпразднуем ее, когда дело завершится, да?
Она кивнула, и его плечи резко опустились. Скрывая недовольство, он взял папку, которую недавно бросил на стол.
–Что-нибудь еще?
Женевьев отрицательно покачала головой, но тут же кивнула. 
– Прости... Я почти забыла... вероятно, потому что
сначала подумала, что это был телефонный розыгрыш. Но я все проверила. Господин Амброуз из «Mортелл & Митчелл» звонил, это юридическая фирма в Лондоне. Он сказал, что это срочный и личный вопрос, и оставил мне номер, чтобы ты перезвонил ему... – Она приподняла брови. – Он не сильно церемонился и вел себя излишне дерзко.
Джаред нахмурился, пытаясь припомнить, знает ли он кого-нибудь из Лондона, но так никого и не вспомнил. 
– Странно… ОК, позвоню ему вечером. Какая там разница во времени?
– На шесть часов вперед, так что… – она взглянула на свои часики, – там около половины седьмого вечера сейчас. Но он дал мне номер мобильного, так что можешь звонить, не заморачиваясь насчет времени на часы.
Передавая ему номер, Женевьев встала.
– И не забудь – в три у тебя встреча с мистером Лейси. До завтра больше ничего не запланировано.
Джаред безрадостно хохотнул.
– Да уж, я помню. Глупо, конечно, освобождать свой день, чтобы отпраздновать годовщину со своим бойфрендом. 
– Джей…
– Нормально все, – произнес он с подчёркнутой медлительностью и улыбнулся так, что на щеках появились ямочки. – Я сглупил, конечно, но ведь иногда хочется и себя пожалеть, правда?
Женевьев мягко улыбнулась и, обойдя стол, поцеловала его в макушку. Она считала, что Макс Кент настоящий козел. Козел, который не понимает, что он имеет.
– Я принесу тебе кофе и Твинки.
Одарив ее улыбкой, Джаред уткнулся в бумаги.
*
Повернув ключ в замке, Джаред распахнул дверь в свой пентхаус и вошел внутрь. Одной рукой удерживая пиццу, ногой захлопнул за собой дверь. 
Он заехал за пиццей по дороге домой – после двух, полных извинений, смс от Макса – рассудив, что теперь нет никакого смысла готовить заранее купленный для юбилейного ужина стейк. Скинув пиджак на спинку стула, Джаред двинулся в сторону спальни, по дороге развязывая галстук и расстегивая пуговицы на рубашке. Он быстренько избавился от брюк и повесил их на вешалку в шкаф. Оттуда же достал старые домашние штаны и майку. Сходил на кухню и, прихватив пару бутылок пива, устроился на диване.
Он взглянул на часы и вздохнул. Звук в тишине квартиры получился оглушительным. Всего полпятого! Он ушел с работы сразу после встречи с Джеком Лейси обсудив рекламную компанию его спортивной обуви. И теперь ему предстоит провести кошмарный вечер в одиночестве вместо того, чтобы насладится сочным стейком и таким же вкусным бойфрендом. Сегодня уже год, как они с Максом встречаются, и он намеревался предложить ему съехаться и жить вместе.
Откинувшись на диванные подушки, Джаред предался мрачным мыслям. Может это знак? И прежде чем он смог рассмотреть все возможности влияния судьбы на его решение съехаться с Максом, с журнального столика подал голос его телефон.
– Алло! – воскликнул он в трубку, решив, что это Макс и уже готовый растянуть губы в улыбке.
– Мистер Паладики? – спросил его бодрый голос.
– Падалеки, – машинально поправил Джаред.
– О, простите великодушно! – довольно оживленно откликнулся голос. – Я Мартин Амброуз из «Mортелл & Митчелл». Я с вашим секретарем сегодня беседовал…
Джаред хлопнул себя по лбу – он совсем забыл про этот звонок от таинственного английского юриста.
– Простите, мистер Амброуз. Я получил сообщение, но не рассчитал немного по времени. Чем могу служить?
– Все нормально. Понимаю, что это сложно – разница во времени и все такое… Но, прежде чем мы продолжим, могу я задать вам несколько вопросов? Дело деликатное, и я просто должен удостовериться, что вы тот самый Джаред Падалеки.
– Конечно. Что вы хотите знать? – недоуменно приподняв бровь, спросил Джаред.
Мартин Амброуз прочистил горло и начал:
– Скажите ваше полное имя.
– Джаред Тристан Падалеки. Только не смейтесь, Тристан – это семейное имя.
– О, не волнуйтесь, сэр. Мое второе имя – Сент Джон. Скажите, пожалуйста, дату вашего рождения.
– 19 июля 1982 года.
– Имена ваших родителей? И откуда они?
– Джерри и Шерри из Сан-Антонио. Мистер Амброуз, вы можете мне сказать, для чего все это? Я теряюсь в догадках, зачем юрист из Лондона звонит мне по… как вы там сказали? По срочному делу, – тон Джареда постепенно становился сердитым.
– Прошу вас, простите меня, мистер Падалеки, но эти вопросы необходимы, – зачастил мистер Амброуз. – Итак, вы помните своего дядю Джозефа Падалеки? Он эмигрировал в Англию в 1987 году с вашим кузеном Майклом.
Джаред нахмурился, и память подкинула ему мутную картинку высокого мужчины, похожего на его отца.
– Смутно. Мне было всего пять, когда они покинули Сан-Антонио. Дядя Джо умер примерно шесть лет назад, если я не ошибаюсь.
– Верно, – подтвердил мистер Амброуз. – К сожалению, я принес вам печальные вести, мистер Падалеки. Ваш кузен Майкл и его жена Сара погибли при пожаре в своем доме три недели назад…
– Ого. То есть, я хотел сказать, это ужасно.
Джареда кольнуло чувство вины за то, что он ответил такими банальными словами, но он вообще-то даже не знал этого Майкла.
– Майкл и Сара… основное наследство... и... Вам... законный... и еще. Вы принимаете? – голос Мартина Амброуза то появлялся, то пропадал из-за помех на линии.
Из того, что Джаред расслышал, он понял, что его кузен оставил ему деньги, и мистер Амброуз желает знать, примет ли он наследство.
– Конечно, я согласен, мистер Амброуз. Без сомнений! – громко, стараясь быть услышанным сквозь шумы на линии, прокричал Джаред.
– Великолепно! Хорошо. Запишите, пожалуйста… представитель… аэропорту Далласа, прилет в 11:45 дня, среда… рейс 3568… – и линия затрещала особенно громко. – Передаст… устроится…
– Понял, – пробормотал Джаред и быстро записал полученные данные в свой айфон. – Я встречу вашего представителя в среду, и он мне все передаст.
– Спасибо… чудесно…. не пожалеете. До свидания, мистер Падалеки, – успел сказать Мартин Амброуз до того, как связь оборвалась.
«Хм-м-м, интересно. Очень интересно…» – подумал Джаред, пряча телефон обратно в чехол и прочитав выданную инструкцию.
Растянувшись на диване, он смотрел сон о том, что валяется кровати, усыпанной деньгами, как ощутил игривые прикосновения теплых пальцев к оголившейся пояснице.
– Макс? – позвал он осипшим ото сна голосом.
– Не-а, грабитель, – услышал он в ответ.
– Кошелек на тумбочке в прихожей, – пробормотал Джаред и еще глубже зарылся лицом в подушки, потому как пальцы побежали по спине, и вслед за ними последовали легкие поцелуи.
– Ха-ха. Ну что, проснулся?
– Который час?
– Почти час.
Джаред потряс головой и увернулся от ищущих поцелуя губ.
– Нет, потом…
Он заерзал, чувствуя, как Макс ослабил шнурок на поясе его домашних штанов и стянул их, оголяя обтянутую боксерами задницу Джареда.
– Макс, у меня встреча в девять, по поводу хот-догов. Я хочу выспаться.
Макс хихикнул, обдав дыханием нежную кожу медового цвета.
– Все нормально, ты спи. Я тихо, обещаю. Ты даже не заметишь, что я тут.
Джаред раздраженно вздохнул, уткнувшись лицом в подушку, и прикусил нижнюю губу, пока Макс освобождал его от штанов и боксеров одним резким рывком.
– Окей... Не против, если я похраплю?
И он зашипел, когда язык Макса коснулся его входа. Голос Макса прозвучал глухо; у любого он прозвучал бы глухо, если уткнуться лицом в чужую задницу.
– Все хорошо, пока ты не пускаешь слюни.
И когда Джаред вскинул голову в порыве страсти, поскольку Макс задействовал кончик языка, он взглянул на него и ухмыльнулся:
– О, прости. Разбудил?
Джаред перевернул их на диване, и от этого движения его длинный и уже твердый член закачался.
– М-м-м-м… – он пригнулся, ухватил ладонями лицо Макса и, не отрывая свои карие глаза от пронзительно голубых, впился в губы своего партнера. – А так как я уже проснулся… – он оборвал фразу и простонал в рот Макса. Их поцелуй углубился, и игривое поддразнивание привело к резким стонам и рваному дыханию. 
После поцелуев, стонов и быстрой случки, словно они были какими-то возбужденными подростками, оба парня достигли взрывной разрядки, от которой у обоих перехватило дыхание. Довольные, не выпуская друг друга из объятий, они переместились в спальню и уютно устроились под пуховым одеялом.
Джаред, положив голову на грудь Макса, подушечкой пальца нежно вырисовывал круги вокруг его соска, и рассказывал о странном телефонном разговоре с Мартином Амброузом.
– О, интересно, сколько там? – размышлял Макс вслух, теребя пальцами волосы Джареда. – Может, мы могли бы поехать на Таити, как и говорили. – Он притянул Джареда за подбородок и поцеловал в губы. – Прости меня за сегодняшний вечер, малыш. Клянусь, когда это дело завершится, я все тебе возмещу.
Джаред мягко улыбнулся и возвратил поцелуй, а потом снова устроился на теплой груди Макса. 
– Уж лучше бы тебе так и сделать. 
Но перед тем как окончательно улететь в царство сна, убаюканный ровным дыханием Макса, Джаред мельком подумал, что он так и не попросил Макса съехаться.
*
Утро среды Джаред Падалеки встретил в Международном аэропорту Даллас/Форт-Уэрт, нетерпеливо ожидая прибытия нужного рейса. Поглядывая на свои часы уже в сотый раз за прошедшие полчаса, Джаред расстроено застонал. 
Опоздавший на сорок пять минут самолет приземлился десять минут назад, но этот представитель мистера Амброуза, кем бы он ни был, кажется, решил навечно застрять на контроле багажа.
Джаред хмурился и отослал Женевьев смс, попросив отложить его встречу с двух часов на три, поскольку он все-таки должен подготовиться, и ему понадобится время.
Наконец пассажиры с рейса 3568 начали выходить через терминал прибытия, и он, переминаясь с ноги на ногу, попытался угадать, кто в этой толпе больше всего похож на англичанина. «Не тупи, Падалеки, – укорил он себя. – Ну, как ты можешь угадать англичанина по внешнему виду?» Джаред как раз читал ответное сообщение от Женевьев, когда к нему обратилась женщина.
– Мистер Падалеки?
Джаред поднял глаза и увидел симпатичную кареглазую блондинку, которая крепко держала ручку детской коляски.
– Да?
– Здравствуйте, – она протянула ему изящную, наманикюренную руку. – Я – Роза Каммингс из «Mортелл & Митчелл». Мистер Амброуз говорил обо мне по телефону.
Джаред широко улыбнулся и заметил, как румянец залил ее щеки, стоило ему показать свои фирменные ямочки на щеках. Ну а кто мог ее осудить? Босиком Джаред тянул на шесть футов пять дюймов, весом был в две сотни фунтов, плюс широкие плечи, крепкие мускулы, торс, переходящий в стройную талию и узкие бедра. Его лицо сердечком обрамляла косматая копна темных каштановых волос, а карие глаза были прекрасным миксом коричневого, зеленого и синего оттенков, которые менялись в зависимости от его настроения. Женевьев часто плакалась, будучи под градусом, что он всем женщинам на свете наносит вред своей красотой и что он должен, по крайней мере, попытаться стать хоть чуточку гетеросексуальным.
Судя по лицу госпожи Каммингс, она, вероятно, согласилась бы с Женевьев.
– Да. Ну как вы? Как полет?
На ребенка в коляске он едва взглянул и твердо пожал протянутую руку.
– Он был долгим, но Дейзи – настоящий ангел, спала большую часть пути, – ответила женщина и погладила малышку по мягким светлым волосам. – Однако я здесь ненадолго... Я должна быть у пятнадцатого терминала, чтобы успеть на свой рейс на Гавайи. Лечу повидать семью на несколько недель. 
Она полезла в сумку, пока Джаред выдавал соответствующие комментарии ее краткому объяснению и вытащила какие-то бумаги.
– Вот. Все, что нужно, находится в этой папке. От документов по опеке и ее свидетельства о рождении до ее медицинской карты и истории болезни, в которой указаны все сделанные ей прививки. Ее няня также составила детальный распорядок дня, так что не ошибетесь...
Затем она сняла с плеча большую сумку с подгузниками и зацепила ее на ручку коляски. Взглянув на часы, она склонилась к головке ребенка и быстро чмокнула ее в макушку.
– Веди себя хорошо с дядей Джаредом, крошка. Мистер Падалеки, позвольте сказать, что я думаю, как это благородно с вашей стороны – вот так взять Дейзи. Не каждый смог бы. Не могу передать словами, как мы все были рады, когда вы сказали, что согласны на опекунство. Я бы не перенесла, если бы она попала в детдом. 
Она покачала головой.
– В общем, мне надо бежать. Ее надо покормить в два, в сумке полная коробка смеси, как и подгузники, салфеточки и все остальное. Удачи вам, мистер Падалеки. Я уверена, что вас двоих ждет чудесное будущее.
Она радостно помахала ему ручкой и растворилась в толпе, оставив Джареда с бумагами и отвисшей челюстью.
Он посмотрел на крохотную девочку в стоящей перед ним коляске, и его глаза расширились от ужаса. Да что за нахуй?!
«Нет, нет и нет!», – все, что мог выдать его закоротивший мозг. 
«Это все какая-то ошибка! Одна большая гребаная ошибка!» Он оглянулся по сторонам, высматривая камеры. Где Эштон Катчер? Конечно же, он попал к нему в «Подставу»! Где мой чек на Таити? Он ждал чека на Таити, а не… не этого… о, мать вашу за ногу… не ребенка! Что, черт возьми, он должен делать с ребенком? Ради бога, он же мужчина! У него нет матки… и нет ни малейшего понятия, что нужно делать с младенцами!
И Джаред Падалеки, этот гигант, эта гора мышц, начальник, ежедневно с легкостью управляющий людьми и ворочающий рекламными контрактами в миллионы долларов, сделал единственное, что он мог сделать в подобной ситуации.
Он позвонил своей маме.
«Это происходит не со мной, это происходит вовсе не со мной», – снова и снова повторяя про себя, он ухватил коляску и повез ее к выходу.

От двадцатиминутного разговора с матерью у Джареда голова пошла кругом.
Она не только не приедет к нему на помощь – она вообще собралась покинуть страну! Ей посчастливилось выиграть полностью оплаченный месячный круиз по Карибскому морю, и они с отцом отправляются через два дня. Заверив Джареда, что он справится, а они со своей стороны постараются так построить свое путешествие, чтобы на обратной дороге заехать в Даллас, Шерри коротко дала ему общие инструкции и отключилась.
На выходе Джаред, сверившись с часами, просканировал толпу вокруг в поисках Женевьев. Он приказал ей купить и установить в своей машине детское автомобильное сиденье и только после этого забрать его из аэропорта. Игнорируя все ее вопросы, он просто проорал в трубку, чтобы она быстрее тащила свою задницу к нему. Джаред закатил глаза, уверенный, что рано или поздно он за это поплатится. И вот, пока он ждал у входа, из коляски послышался жалобный писк, и он ошалело уставился на малышку, которой очевидно не все нравилось.
– Боже, боже, о боже! – бормотал он, расстегивая сумку с подгузниками и вытаскивая наружу содержимое, плохо понимая, что ищет.
– Вот, милая, – послышался мягкий женский голос, и Джаред, подняв голову, увидел, как женщина средних лет склонилась над коляской и сует в ротик Дейзи соску. Она выпрямилась и улыбнулась Джареду. – Соска упала в коляску. Вы же не против?
– Нет, боже, нет, конечно! – пролепетал Джаред, вытаращив на нее глаза. – Как вы это сделали?
Женщина улыбнулась и поправила сумку на плече. 
– В первый раз с ней наедине, а?
Он изумленно кивнул, и она похлопала его по руке.
– Не волнуйтесь. У вас все получится. Она умница и, держу пари, уже обвела своего папочку вокруг пальца.
– Я не... – начал было он, но тут же устало вздохнул, так как женщина улыбнулась и ушла.
Джаред успел проклясть наследников Женевьев вплоть до шестого колена, когда она, наконец, появилась в поле зрения. Еще до того, как она остановила автомобиль перед ним, он прекрасно видел, что у нее отпала челюсть – совсем как у него в тот момент, когда добрая тетенька Роза всучила ему коляску.
– Ты поставила его? – он сразу же бросился к задней дверце, и с облегчением увидел сверкающее новизной детское сидение, прикрепленное ремнями. – Слава богу!
Он наклонился и неуклюже попытался вынуть ребенка из коляски.
– Жен, выйди уже из этого гребаного автомобиля и помоги мне!
Женевьев, воспользовавшись тем, что он склонился над коляской, шлепнула его по затылку, и прошипела:
– Понятия не имею, что, черт возьми, сейчас здесь происходит, но не смей материться при ребенке! Отойди!
Она оттолкнула его бедром.
– Эй, и кто тут у нас такой красивый?! – засюсюкала она с Дейзи. – Давай-ка заберем тебя отсюда и покатаемся в машине тети Жен. 
Просовывая ручки Дейзи в ремешки детского сиденья и крепко стягивая пряжки, она продолжала говорить тем же монотонным голосом:
– Джаред, дурачина ты этакая, ты собираешься мне рассказать, почему я усаживаю младенца на заднее сидение моей машины и везу его на работу?
Она быстро проинспектировала детскую сумку, нашла мягкую игрушку, сунула ее в ручки Дейзи и только потом скользнула за руль. Наблюдая в зеркало, как неловкий Джаред отчаянно пытается сложить коляску, никого при этом не поранив, она едва сдерживала смех. Наконец, когда все и всё оказались в автомобиле, и Женевьев влилась в поток машин, она рискнула взглянуть на Джареда, который все еще не мог говорить членораздельно. 
– Джей, я пытаюсь сохранять спокойствие, но уже начинаю за тебя волноваться, – сказала она тихо и глянула в зеркало заднего вида на ребенка. – Что за чертовщина?
– Я ожидал чек, чтобы мы с Максом поехали на Таити… в отпуск… только мы вдвоем… – глядя на нее дикими глазами и захлебываясь словами, принялся он рассказывать. – И тут эта женщина сует мне ребенка и убегает! Что мне делать? У меня встреча с королем хот-догов! Что, мне прицепить ее на спину и делать презентацию под "Баю-баюшки-баю"? 
– Джаред, ты пугаешь ребенка, – Женевьев оборвала его, и успокаивающе зашикала в сторону малышки, у которой, по мере роста децибелов в речи Джареда, все шире распахивались глазенки и все явственней дрожала нижняя губа.
– Тот адвокат, который вчера звонил, – Джаред продолжил, проводя рукой по лицу, – сказал, что мой кузен и его жена умерли несколько недель назад, и они что-то мне оставили. Он спросил, готов ли я принять это. Связь была кошмарной, и он периодически пропадал и... Я предположил, что это были деньги… Мы с Максом как-то говорили про Tаити… мы даже вчера вечером начали присматривать отель... – он судорожно вздохнул. – Потом эта женщина выходит из самолета, дает мне бумаги и ребенка, а затем исчезает. И что, черт возьми, мне с этим делать? У меня комнатные растения погибают … такие, которые, по идее, невозможно убить! Я не могу заботиться о ребенке… Она умрет у меня в течение недели! И тогда меня арестуют, и Кроуфорд получит контракт на хот-доги, потому что я не смогу делать презентации из тюрьмы! Ай! За что? – воскликнул он, потирая бедро, куда Женевьев только что двинула кулаком.
– Как ее зовут? Мы не можем все время называть ее "ребенок". Посмотри в документах, вцепился в них как проклятый. 
Джаред открыл папку и не обратил внимания на надменный взгляд, брошенный на него Женевьев.
– Дейзи Гертруда Падалеки. Эм-м, Гертруда… бедный ребенок. Здесь говорится, что ей почти шесть месяцев и, о боже, который час?
Он отдернул рукав, чтобы посмотреть на свои Ролекс, которые ему купил Макс на день рождения два месяца назад. 
– Ей надо будет поесть через десять минут. Езжай быстрее!
– Прекрати панику, идиот! Видишь, она заснула. Ты можешь успокоиться хоть на пять минут? Ты уже думал о том, что мы будем с ней делать в офисе? А? Мистер Большой Начальник?
Женевьев строго покачала головой, когда он посмотрел на нее из-под ресниц.
– О, нет, не смей строить мне свои щенячьи глазки! Я получаю зарплату за то, что принимаю твои звонки, приношу твой ланч и делаю тебе кофе, а не за то, что буду приглядывать за твоим ребенком.
– Она не мой ребенок, – парировал Джаред и добавил: – Ты должна помочь мне, Жен. Просто побудь с ней в одном из пустующих конференц-залов, пока я не закончу с Паттерсоном. Потом я решу, что с ней делать, – и он наклонил голову, просительно глядя на нее. – Пожа-а-луйста!
То, что она сдалась, стало ясно, когда Джаред услышал ее громкий стон.
– Не могу поверить – ты использовал этот свой трюк с головой! – она буквально вскипела. – Это нечестный ход, Падалеки! Жестокий, противный и грязный. Ну, ладно, но ты должен все провернуть в рекордно короткое время. То, что у меня есть вагина, не значит, что я обладаю врожденными знаниями о том, как ухаживать за ребенком. 
Следующие десять минут прошли в тишине. Было слышно только тихое сопение заснувшей малышки. Джаред был уже на грани и конкретно готов был сорваться. Он уговаривал себя успокоиться до приезда на работу, иначе он реально завалит сделку с Паттерсоном. Все, что ему следовало сделать – это пережить следующие полтора часа, а потом он вернется домой и решит, как поступить дальше.
«Макс!» Внезапно вспомнил он, и перед его глазами всплыло красивое лицо настоящего американца – голубоглазого блондина. «Макс – адвокат, он вытащит меня из этого дерьма! Как только закончится встреча, я вернусь домой и тут же ему позвоню. Он разберется во всем». Джаред облегченно вздохнул и, откинув голову на подголовник, закрыл глаза и глубоко задышал, успокаиваясь, пока Женевьев не встала на своем парковочном месте у офиса. 
Все будет хорошо.
Все было так далеко от "хорошо".
*
Джаред сидел на диване в своей гостиной и смотрел в большие карие глаза Дейзи. Женевьев покормила ее, и малышка казалась довольной, так что, Джаред просто собирался оставить ее в детской коляске и дождаться Макса.
Он позвонил ему полчаса назад и прямым текстом потребовал, чтобы тот был дома сию же минуту, а то и раньше. Должно быть, в голосе Джареда было что-то такое, отчего в этот раз Макс не стал спорить и говорить о переносе, слушаниях или встречах с богатыми клиентами. Он просто сказал, что будет через сорок пять минут. Что означало - ждать придется еще пятнадцать минут. Ну, что может пойти не так за пятнадцать минут? «Не так ли ты думал о сегодняшней встрече?» – ехидно напомнил ему внутренний голос. 
– Заткнись! – прошипел он сам себе сквозь сжатые зубы. Ему вовсе не хотелось вспоминать тот кошмар, в который превратилась сегодняшняя встреча. Или тот взгляд, которым наградили его Эрик Крипке и Сэра Гэмбл, его старшие партнеры, заодно с Фрэнком Паттерсоном, когда в кабинет влетела Женевьев с плачущей Дейзи на руках, заявляя, что она не в силах ее успокоить. И он действительно не желает вспоминать самодовольную рожу Чейза Кроуфорда, когда тот откинулся на спинку стула и расслабленно наблюдал за разворачивающимся перед ним спектаклем.
Потом Джаред стоял в кабинете Эрика, и, словно, со знанием дела покачивал Дейзи на руках. Он качал ее, пока Эрик интересовался кто она такая и что он с ней собирается делать. Он что, планирует таскать ее на работу каждый день? Или он подумывает тут открыть детский сад? Эрику было жутко интересно, как Джаред намеревается совмещать свое отцовство с ненормированным рабочим днем? 
Джаред коротко пояснил ситуацию и клятвенно заверил Эрика и Сэру, что беспокоится не о чем. Он обо всем позаботится и вопрос решится до завтрашнего утра. И он сможет вернуться к работе над эскизами новых рекламных щитов для Паттерсона.
Эрик сильно хлопнул его по спине и улыбнулся своей улыбочкой маньяка.
– Это все великолепно, Джаред. Потому что, ты с нами работаешь уже давно, и знаешь, мне не хотелось бы тебя потерять… – он выразительно оборвал фразу, однако блеск в его глазах говорил многое.
Джаред снова взглянул на часы. Прошло десять минут. А еще через восемь, Джаред сморщил нос, так как учуял некий неприятный запах, заполнивший, казалось, всю комнату.
– Что еще за на хуй? – прошипел он, оглядываясь, пока глаза не наткнулись на очевидного преступника. Очевидного, потому что ее маленькое личико скривилось от напряжения, а щечки стали ярко-красными. 
– Нет, нет, нет! Пожалуйста, не делай так, не сейчас. Я же не знаю, что делать...

– Джаред! Что происходит? – из прихожей заорал Макс, громко захлопывая дверь за собой. – Еб твою… - он не договорил, ошеломленный тем, что увидел.
У обеденного стола стоял Джаред, рядом на полу стояла большая сумка, и парень одной рукой прижимал к столу извивающегося младенца.
– Вот именно! – Джаред умоляюще посмотрел на своего бойфренда. – Помоги мне. Она воняет, а я не могу от нее отойти, чтобы взять чистый подгузник!
Заметив, что у Макса с губ готовы сорваться вопросы, Джаред яростно замотал головой.
– Некогда рассказывать! Просто помоги мне избавиться от этой вони! 
Через пятнадцать минут, половину упаковки влажных салфеток и три подгузника, Дейзи снова благоухала как и положено при таком-то имени, а испорченный памперс был упакован в четыре мусорных мешка и засунут на самое дно мусорного ведра на кухне. Сама же Дейзи лежала на полу и безмятежно дергала ножками и счастливо сосала свою соску. Джаред с Максом валялись на диване, выдохшиеся, словно пробежали марафон, и удивленно смотрели на дитя.
Наконец, Макс тихо произнес:
– Это не чек на Таити.
– Да что ты? – хмыкнул Джаред. 
– Где бумаги, что та женщина тебе дала? – протянул руку Макс. – Хочу посмотреть, как можно тебя от этого избавить.
– Меня? – Джаред повернулся к Максу. – Может, нас?
Макс округлившимися глазами посмотрел сначала на Джареда, потом на Дейзи, и снова на Джареда.
– Нет, нет, нет! – замотал он головой. – Они оставили ее тебе, не нам. Джей, – его тон стал категоричным. – Я не люблю детей. Не имею ни малейшего желания заполнять пустоту в сердце или еще в каком романтическом месте, о чем нынче любят покричать либеральные геи. Я просто хочу встретить хорошего парня, и прожить с ним жизнь. Если бы я хотел детей, я был бы гетеросексуалом.
Пробежав глазами документы, которые ему передал Джаред, Макс произнес победное:
– Да! – и смачно поцеловал Джареда. – Ты ее полноправный опекун, но если ты решишь, что не можешь обеспечить ей достойное содержание, у тебя есть право передать ее в соответствующие службы, где ей подыщут новую семью. Мы свободны, малыш! Давай-ка я позвоню в Центр усыновления, узнаем можно ли ее привезти сегодня…
– Сегодня? – нахмурился Джаред. Но почему он так неуверен? Он же хочет от нее избавиться – так же, как и Макс. Хочет же? – Они смогут забрать ее так быстро?
– Надеюсь, – пробормотал Макс, беря трубку домашнего телефона. – Попробовать стоит. Я лично не горю желанием снова возиться с тем, что выходит из этой штуковины.
И Дейзи выбрала именно этот момент, чтобы выразить свое мнение по поводу происходящего, громко срыгнув – так, что эхо разнеслось по всей комнате. Она радостно заагукала, явно довольная своими действиями, и Джаред не смог сдержать улыбки, наблюдая как она забавно пытается ухватить себя за ножки. «А она милая», – подумал Джаред. «Ты о чем это, мать твою, задумался?» – тут же прикрикнул на него его внутренний голос. «Ничего такого», – тут же мысленно сдал назад Джаред и отвлекся на разговор Макса по телефону.
– Хорошо, это будет в самый раз. Одиннадцать утра, да. Не волнуйтесь, он будет вовремя. Думаю, мы до тех пор продержимся, – он кивал, подтверждая свои слова. – Отлично. Тогда до встречи.
– Ну? – нетерпеливо спросил Джаред, как только Макс положил трубку.
Макс широко улыбнулся и снова поцеловал Джареда.
– У тебя встреча с мисс Келли в одиннадцать утра завтра. Просто принеси бумаги и ребенка, остальное они сделают сами, – его губы прошлись по челюсти Джареда и спустились на мощную загорелую шею. – Тебе только надо будет подписать несколько бланков и все кончено. А мы снова заживем нормально.
Джаред перехватил руку Макса, которая уже проскользнула по животу и нацелилась проникнуть ниже.
– Макс, не надо… – он прервался, увидев как бровь Макса поползла вверх. – Извини, мне как-то неудобно… перед ребенком, – и он покраснел.
Макс нахмурился, вздохнул и, убрав руку, встал.
– Закажу пиццу? – Джаред согласно кивнул, и Макс ушел в кухню искать меню пиццерии.


*

 

Когда Джаред услышал, как отрыжка Дейзи превращается в плач, он прикрыл глаза. Как он понял, завтрашний день ждать придется долго. Квартиру снова огласил детский крик. Джаред ойкнул, когда Макс лягнул его в голень, и с трудом разлепил глаза, чтобы рассмотреть цифры на часах – 3:30 утра.
– Блядь, – прохрипел он устало. – Что не так с этим ребенком? Я же уложил ее сорок минут назад!
– Джаред, кончай разговоры и заткни это! – прорычал Макс и спрятал голову под подушкой.
– Сам заткнись, – пробормотал Джаред, хлопнув Макса по плечу, и в пятый раз, после того как они улеглись спать в полночь, вылезая из-под одеяла. Он прошел в гостиную, где оставил Дейзи – в разложенной коляске, естественно – не совсем же он дурак. Джаред устало оперся рукой об изголовье и уставился на покрасневшее личико малышки. Он специально оставил включенным неяркий свет, так что она не лежала в абсолютной темноте, была сухой, накормленной и ей явно было тепло. Он не понимал, почему она все время плачет.
– Дейзи, малышка, пожалуйста, – он очень постарался изобразить убаюкивающий голос Женевьев. – Джаред очень, очень устал. Пожалуйста, ну засыпай уже.
Ответом Дейзи на эту ненужную информацию стал вопль в тональности крещендо, и она затрясла на Джареда своими маленькими кулачками.
– Хорошо, хорошо, – пробормотал он, откидывая одеяло и расстегивая застежки. Подхватив ее под мышки, он вынул малышку из коляски и устроил на своих руках. Но ничего не изменилось – ее плач стал еще громче. Джаред нахмурился и приподнял ее, уложив головку себе на плечо, и принялся неосознанно похлопывать ее по спине. Вдруг она сделала глубокий вздох и затем громко и смачно срыгнула. Его брови от удивления на лоб полезли, когда послышался вполне различимый вздох облегчения, после чего ее головка улеглась на его плече. 
– Чувиха, это было круто, – нежно сказал он ей, посмеиваясь. – У тебя отличная отрыжка, просто нет равных, кроха.
Дейзи легонько отрыгнула ему в шею и окончательно заснула. Джаред побоялся укладывать ее в коляску, чтобы она опять не проснулась. Так он, по крайней мере, объяснял этот поступок сам себе, когда неудобно укладывался на диване с ребенком на груди, боясь лишний раз ее потревожить, чтобы не разбудить. А какая еще может быть причина? Взрослый дядя засыпает под легкое дыхание малышки Дейзи.
*
Кто-то тыкал в глаз Джареду. Зачем Макс тычет ему в глаз? Даже не думая просыпаться, Джаред протянул руку, чтобы сбросить пальцы Макса со своего лица, но вместо этого почувствовал под пальцами мягкие волосики.
Вчерашний день жутким калейдоскопом прокрутился перед глазами. Он широко распахнул глаза, будто какой-то мультяшный герой, и увидел перед собой живые карие глазенки, симпатичный курносый носик и сладкую улыбку.
Да, еще не забудьте палец у него в глазу и еще один в носу, так как Дейзи как раз пыталась забраться ему на лицо. 
– Доброе утро, – пробормотал он, убирая ее пальчики со своего лица и стараясь подняться с дивана так, чтобы Дейзи не свалилась на пол.
– Давай-ка, оденемся, – зевая, он протирал глаза. – Нам сегодня надо кое-куда пойти, – он глянул на часы, – и давай поторопимся, я не хочу опоздать.
Поднявшись на ноги, он усадил малышку на руках и прошел на кухню. Там, нахмурившись, прочитал записку, оставленную на столе:
«Привет, малыш! У меня утреннее совещание. Кофе в кофеварке. Не забудь про одиннадцать часов. Я собрал сумку для этой и бумаги туда же положил. Скучал прошлой ночью без тебя. Когда вернешься сегодня, я буду ждать одетый только в улыбку. Целую, твой Максик». 
Джаред вздохнул, мельком подумав, знает ли Макс, как Джареда бесит эта его привычка подписываться уменьшительно-ласкательным именем. Тут же нежно подхватил ручку Дейзи, а то она уже вцепилась пальчиками в его длинные волосы.
– Ой, это мое, милочка. Не переживай, однажды у тебя тоже вырастут такие же длинные локоны, как у дяди Джареда, – и он погладил рукой мягкие, белые волосики на маленькой головке. – Дяди Джареда? – он ошеломлённо покачал головой. - Что я несу? Так, давай двигаться.


*

 

Дейзи счастливо устроилась в кольце рук Джареда и удовлетворенно сосала бутылочку, которую Джаред поддерживал ей. 
Одевать ее, как оказалось, – та еще задача, особенно если делать это в три захода. Первые два раза она попросту описала себя, так как Джаред не успел одеть на нее подгузник, а в третий – она так удачно схватила его тарелку с завтраком, что быстро оказалась вся в кокосовых хлопьях и холодном молоке. Чувствуя себя героем какого-то фарса, Джаред, еле удерживая в руках вертящийся, голенький комочек, сунул ее под душ, вымыл и начал все сначала. Потом он тщательно пристегнул ее в коляске и закатил в ванную, конечно же, отвернув от душа, чтобы она ничего не видела. Ему вовсе не хотелось, чтобы дите испугалось на всю жизнь, глядя как он моется и одевается.
Джаред смотрел в карие глазки и видел – малышка просто прекрасна. И пока она пила из бутылочки, а он разглядывал ее, в нем разливалось привычное чувство вины.
– Понимаешь, тут такое дело, Дейзи. Мне надо жить своей жизнью. Работа требует полной отдачи, к тому же я никогда раньше ни о ком, кроме себя, не заботился. То есть, ну ты же видишь, квартира у меня не предназначена для детей, много острых углов, да и ступеньки везде. Я обычно сам забываю покушать, так что не знаю, как я смогу тебя кормить. Да еще, нельзя отбросить тот факт, что я-то парень, а ты… нет. Где-то там есть прекрасная любящая семья. Они ждут-не дождутся свою маленькую красавицу. Они будут тебя любить всем сердцем, я знаю, тебе с ними будет лучше, чем со мной, – он судорожно вздохнул, когда Дейзи своей маленькой ручкой крепко ухватила Джареда за пальцы. – Я просто не могу… Прости меня, но я не могу.
Пристегнув Дейзи в ее автомобильном креслице, уложив все ее вещи в сумку на заднем сидении, Джаред ввел адрес Центра по усыновлению, и влился в движение на дороге. Он позвонил Эрику и сообщил, что будет на работе как только решит дела, и явственно расслышал облегчение в голосе Эрика, когда тот говорил о том, как разумно поступает Джаред. Потом еще был звонок от Макса, который напомнил о времени и, собственно, о цели этой встречи. 
– Макс, я везу уже ее… Я знаю, что делать, – Джаред немного рассердился. – Тебе не надо меня проверять. Я думал, ты не любишь детей.
– И что это значит?
– Это значит, не веди со мной как с дитем, - пояснил Джаред и устало потер лицо. – Увидимся вечером.
Поездка в Департамент по делам семьи и детей прошла, в общем, без эксцессов. Если только не считать тот факт, что Дейзи уже через пять минут, как они отъехали, принялась хныкать, и Джаред внезапно обнаружил что распевает «Баю-баюшки-баю» во все горло, пытаясь ее успокоить. Дейзи прекратила свой концерт и уставилась на него своими большими шоколадными глазенками. Он так и не понял – его пение успокоило ее или же испугало, но остаток дороги она сидела тихо.
С третьей попытки и нескольких не совсем цензурных слов Джаред разложил коляску и устроил, наконец, в ней Дейзи, закутав ее ножки одеялом, чтобы не было холодно. Закинув сумку с ее принадлежностями на плечо, закрыл машину и прошел через автоматические двери к лифту. Отдел мисс Келли располагался на третьем этаже, и он довольно легко нашел ее офис.
– Мистер Падалеки? – у женщины, которая открыла дверь, были длинные темные волосы и глубокие карие глаза. Она тепло ему улыбнулась и присела перед Дейзи. 
– А ты у нас, должно быть, Дейзи, – пропела она. – Ну, разве ты не красавица? Я вижу фамильное сходство, – добавила она мягко. Затем погладила щеку Дейзи и пригласила их в офис.
– Да? – Джаред скептически хмыкнул и наклонился над детской коляской, чтобы рассмотреть Дейзи, будто увидел ее впервые.
Мисс Келли присела за свой стол и указала Джареду на стул, кивком отвечая на его вопрос.
– Определенно. Ротик, глазки, хотя у нее более темные, чем у вас, – охотно пояснила она.
Дейзи широко улыбнулась, когда Джаред появился в поле ее зрения, и он громко выдохнул.
– Ух ты, у нее мои ямочки! Я никогда не замечал, – и он улыбнулся молодой женщине за столом. – Слишком был занят, видимо, чтобы разглядывать...
Мисс Келли успокаивающе улыбнулась ему.
– Мистер Падалеки, иметь ребенка сама по себе пугающая перспектива, и обычно у людей есть девять месяцев, чтобы привыкнуть к этому. А получить ребенка на руки вот так внезапно даже Мать-Природу выбьет из колеи. А теперь, – она посмотрела в свои записи, которые, должно быть, сделала во время звонка Макса предыдущим вечером. – Дейзи почти шесть месяцев, и ее родители погибли несколько недель назад в пожаре, все верно?
– Да, – подтвердил Джаред, медленно покачивая головой. – Это ужасно. Мой кузен эмигрировал в Англию много лет назад; я его, вообще-то, и не знал. И очень удивлен, что он оставил ее мне, если честно. Я имею в виду, ну кто оставляет на незнакомца своего ребенка?
– Ну, он и не оставлял, мистер Падалеки, вы же родственник.
Ответом на это стал мигом покрасневший Джаред. Он быстро и виновато посмотрел на Дейзи.
– Мне жаль, мисс Келли. Но как мой партнер вам и сказал вчера, ребенок действительно не вписывается в мой образ жизни. Из меня никакой родитель. Боже, да я со своей чековой книжкой едва разбираюсь.
Он понятия не имел, почему ему так хотелось оправдать себя перед этой симпатичной молодой женщиной; к тому же, ей до него вообще не было никакого дела, так как ее должна была волновать только Дейзи.
– Это нормально. Некоторые просто не могут быть родителями, здесь нет ничего постыдного. Можно взглянуть на ее бумаги? – спросила она и протянула руку с аккуратным маникюром. – Все вроде в порядке. Мой секретарь просто напечатает бланк отказа от прав опекуна и затем я позову миссис Родригес. Она и заберет Дейзи.
Брови Джареда удивленно подскочили.
– И все? Это все, что я должен сделать? Подписать бланк, и вы ее заберете? Я не увижу, где она будет жить? Не познакомлюсь с приемными родителями?
Теперь настала очередь мисс Келли вздернуть брови. 
– Ну, прямо сейчас Дейзи не удочерят. Пока она будет помещена в семейный приют, а мы тем временем подберем ей подходящих родителей. Миссис Родригес – одна из наших самых лучших работников. У нее дома уже есть четыре других ребенка. Дейзи там будет хорошо, пока мы не найдем приемных родителей для нее.
– Я желаю познакомиться с миссис Родригес, – сказал Джаред непреклонно, слабо представляя себе, с чего это ему вздумалось быть таким настойчивым. Он попытался прочитать выражение, которое промелькнуло на лице мисс Келли, но не смог, так что, просто сидел в ожидании, выпрямившись и крепко ухватившись за ручку детской коляски Дейзи.
Она кивнула, взяла папку со стола и поднялась. 
– Конечно, если это то, что вы хотите. Я выйду, дам указание секретарю напечатать документ, а вы попрощайтесь с Дейзи.
Когда она покинула комнату, Джаред посмотрел на Дейзи в коляске и не смог сдержать улыбки. 
– Эй, ну, как дела? – спросил он, мягко проводя своими длинными пальцами по ее волосам. Затем, нагнувшись, он расстегнул ремни, взял ее на руки и поднял до уровня глаз.
– Ну, малышка, вот и все. Это было реально нереально... – он скривился, потому что Дейзи протянула к нему свою пухлую ручонку и зажала пальчиками его нижнюю губу. – Да, ладно тебе, не смотри на меня так. Поверь, так будет лучше. Я плохо за тобой приглядывал? Я тебе врал, пока мы были вместе?
Дейзи булькнула в ответ и выдохнула на него малиной, отчего Джаред хмыкнул. А когда Дейзи подхватила его хихиканье, он широко улыбнулся и прижал ее к груди. 
–Правда, все будет хорошо. Они найдут для тебя хорошую семью, с мамой и папой, и у тебя будут братья и сестры и, возможно, даже собака. Тебе будет весело.
Дверь открылась, и мисс Келли возвратилась с высокой строгой женщиной с короткими темными волосами. 
– Мистер Падалеки, – мисс Келли улыбнулась ему. – Это миссис Родригес, она будет заботиться о Дейзи, пока мы не найдем новую семью для нее.
– Здравствуйте, – Джаред широко улыбнулся, но улыбка померкла, так как женщина просто кивнула ему и жестом показала, что хочет взять ребенка. 
– Э-э… ее зовут Дейзи. Ей нравится песня "Баю-баюшки-баю"… и у нее есть мягкая игрушка в сумке, она любит ее жевать. Ее соска находится в кармане с молнией... Я...
– Не беспокойтесь, мистер Падалеки, – прервала его миссис Родригес. – Сотни детей прошли через мои руки. Нет ничего, что вы можете мне рассказать и чего я уже не знаю. А сейчас, у меня есть график, которого следует придерживаться. Могу я ее взять, пожалуйста?
Джаред откашлялся и посмотрел сначала на мисс Келли, потом на миссис Родригес. В его глазах явственно росло беспокойство. Он не был уверен, что эта женщина ему понравилась. Судя по тому, как смотрела на нее Дейзи – ей тоже. Глубоко вздохнув, Джаред ослабил хватку, и миссис Родригес взяла малышку из его рук и с очевидной непринужденностью усадила ее у себя на боку.
– Ну что ж, полагаю, все тогда... – он встал и немного пригнулся, чтобы легонько поцеловать головку Дейзи. – Будь хорошей девочкой и живи счастливо.
Дейзи разрыдалась и попыталась ухватить Джареда за галстук.
– Так, нам пора, ребенок, – миссис Родригес сказала совершенно деловым тоном. – Спасибо, мистер Падалеки. Мисс Келли, я уверена, что могу оставить на вас оформление документов, – так же сухо продолжила она, игнорируя жалобный крик Дейзи, который становился тем громче, чем ближе к двери и чем дальше от Джареда она оказывалась.
От этого живот Джареда скрутило, и он почувствовал, что его тошнит и пот заливает лоб, а разум мечется. Все, что он мог себе представить, – это были картинки, в которых эта жуткая строгая тетка привязывала Дейзи к стулу и превращала ее в ребенка из Степфорда*, который говорит только, если к нему обратиться и весь день решает задачи, как ребенок в Диккенсовском романе**. Все, что он мог слышать – это был плач Дейзи: "Пожалуйста, не заставляйте меня мыть этот пол снова! Я буду слушаться… О, если бы только Джаред не оказался таким безответственным придурком!" И тогда перед его глазами пролетело видение свадьбы Дейзи и мотоциклиста по имени Чак в Лас-Вегасе. После этого он не смог сдержать крик: 
– Подождите!

– Мистер Падалеки? – спросила мисс Келли, когда обе женщины прервали свою беседу и посмотрели на него. – Что-то не так?
– Да… Нет… Да, – запинался Джаред, обеими руками вцепившись себе в волосы, словно желая помочь мыслям собраться. Затем он в один шаг приблизился к женщинам и, забрав Дейзи из рук миссис Родригес, прижал малышку к груди. Он нежно шептал успокаивающие слова, покачивая ее на руках и ощущая мокрое личико на своей шее.
– Ну все, все, все… – бормотал он ей в пушистые волосы и аж зажмурился когда маленькие пальчики ухватили его за галстук и малышка принялась сосать ткань, орошая ее слезами.
Миссис Родригес нахмурилась, глядя на эту картину.
– Мистер Падалеки, у меня жесткий график, – заявила она строго. – Что происходит?
– Я передумал, – ответил Джаред, и его тон был гораздо тверже, нежели само решение. – Я ее не отдам.
– Вы уверены? – переспросила мисс Келли. – Вы осознаете всю тяжесть той ответственности, которую вы берете на себя? Если вы ее привезете домой, она останется с вами на всю жизнь.
Джаред громко сглотнул и кивнул.
– Да, вполне. Она моя, – и он увидел, как вдруг на лицах обеих женщин засияли улыбки. – Что такое?
Мисс Келли, улыбаясь, положила бумаги Дейзи обратно в ее сумку.
– Когда вы проработаете в этой сфере так долго, как я, мистер Падалеки, то невольно начнете чувствовать людей и их настоящие желания. Я поняла, что вы не хотите расставаться с этой девочкой, как только увидела, как вы на нее смотрите. Вас нужно было только немного подтолкнуть…
– Вы все подстроили? – Джаред не поверил своим ушам.
– Вроде того, – согласилась она. – Это мой секретарь Марша. Мы просто хотели посмотреть, насколько сильно вы желаете освободиться от такой лапочки.
Джаред закатил глаза и опустился на свой стул.
– И сколько же несчастных вы обе так разыграли? 
– Немногих, – мисс Келли улыбнулась. – А теперь, предлагаю вам с дочерью вернуться домой и начать новую жизнь.
Джаред тщательно пристегнул Дейзи к сиденью, перепроверил, все ли на месте в ее сумке, и только потом сел за руль. Обернувшись к девочке, он улыбнулся и заявил:
– Ну, что ж, полагаю, теперь мы остались с тобой вдвоем. И я хочу рассказать тебе основные правила: никаких мини-юбок, никаких поцелуев с парнями, пока тебе не стукнет восемнадцать, и никаких свиданий без сопровождения взрослого, пока не исполнится двадцать! Дома быть до десяти и убирать свою комнату самостоятельно! Мы поняли друг друга?
Дейзи пренебрежительно фыркнула и Джаред рассмеялся.
– Вот и славно.
Глубоко вдохнув, он завел мотор.
– А теперь, кто скажет Максу – ты или я?
Снова фырканье, сопровождаемое громким пуком, стало красноречивым ответом.
*
Блуждая в "Вол-Марте" по проходу с товарами для малышей, Джаред сломал уже себе голову. Он абсолютно не понимал, ни что он там делает, ни что он вообще ищет. В итоге, взглянул на Дейзи, сидящую в своем креслице прямо в магазинной тележке, и пожал плечами. 
– Дядя Джаред нуждается в помощи, – простонал он, и завертел головой, высматривая кого-нибудь похожего на работника магазина.
Когда они покинули Департамент по делам семьи и детства, ему пришлось вернуться на работу, где он целый час беседовал с Эриком и Сэрой, успокаивая их страхи и заверяя, что у него все под контролем. И что он не единственный работник в их фирме, имеющий ребенка, так что это никоим образом не отразится на его работе. Он сегодня же начнет поиск няни. И что он в этом году еще не брал отпуск, так что все, что ему требуется – это всего-то пару дней поработать дома, чтобы он успел все уладить, и тогда он вернется в офис с новыми силами. Он клятвенно заверил, что проект Паттерсона ни в коем случае не задержится, и что его команда уже вовсю работает.
Эрик и Сэра отнеслись к этому довольно скептично, но все равно напомнили ему еще раз, что Джаред у них самый востребованный руководитель, и что они рассматривают вопрос о его повышении в самом ближайшем будущем. И им совсем не хотелось бы, чтобы его личная жизнь подвергала опасности такие перспективы.
Джаред не пропустил тонко скрытую угрозу в голосе Крипке и просто кивнул, еще раз заверив, что вернется в офис в понедельник, готовый к работе как никогда.
Поблагодарив Женевьев, он взял Дейзи из ее рук и напоследок наказал, чтобы она звонила ему домой, если вдруг случится нечто, с чем она не в силах будет сама справиться. Затем наклонился, поцеловал Женевьев в щеку и прошептал ей на ухо:
– Держи Кроуфорда подальше от моего офиса. 
Он усмехнулся, когда она расслабленно откинулась на своем стуле и улыбнулась ему в ответ.
Вот так он оказался в "Вол-Марте" посреди дня в среду, в безумных поисках хоть кого-нибудь, кто сможет сказать, какие, черт подери, вещи ему нужны, чтобы заботиться о ребенке. Высмотрев в соседнем проходе женщину средних лет, Джаред пошел в атаку, изобразив на лице свою самую очаровательную улыбку. Он объяснил, как мог, что ему нужно, и Карла – так звали женщину – обошла с ним практически весь отдел. А так как он ей сказал, что он, собственно, начинающий родитель, то она фактически каждый товар складывала ему в тележку. Она улыбалась Дейзи и щекотала ее, пока они обходили отдел, попутно рассказывая, что, вероятно, переносное креслице еще пару месяцев можно использовать как кроватку, но затем ей понадобится соответствующая мебель.
Джаред улыбнулся и сказал, что, наверное, повременит и купит потом полный спальный гарнитур. Тут он увидел накопитель для подгузников, его глаза расширились. Он понятия не имел, для чего эта штуковина, но Карла заверила, что ему это точно понадобится. Вспомнив о тех подгузниках, с которыми Дейзи уже его познакомила, он просто поверил на слово. 
Глаза у Джареда увеличивались, по мере того, как гора товаров в его тележке росла все выше и выше, и в один прекрасный момент, он уже было решил, что скупил весь магазин. Но даже при том, что он был мужчиной, хоть и геем, он не мог не согласиться, что некоторые платьица, выбранные Карлой, будут просто восхитительно смотреться на Дейзи. Он даже сам добавил упаковку ползунков с нарисованными щенками, пожав плечами на добродушную улыбку Карлы и делая вид, будто жутко заинтересовался чем-то на соседней полке.
– ОК, – Карла потрепала Дейзи за щечку, – думаю, этого хватит, Джаред. Ее определенно скоро можно будет кормить твердой пищей, но помните – свежее всегда лучше, чем вся эта консервированная ерунда.
– Спасибо вам, Карла, – и он, широко улыбаясь, притянул женщину в теплые объятия. – Не знаю, как бы я обошелся без вас. Уверен, Дейзи будет вечно признательна, за то, что теперь ей не надо носить это единственное платье до самого совершеннолетия.
– Ах, вы такой... – она счастливо фыркнула, обнимая его в ответ. – Это было мне в удовольствие. Я думаю, что Дейзи больше благодарна тому факту, что у нее такой папа. Вы прекрасно со всем справитесь, мальчик мой. Я просто знаю это.
Джаред складывал товары на ленту и с ужасом наблюдал, как девушка проводит по каждому предмету сканером и цифры на дисплее становятся все больше и больше. Он нервно сглотнул и даже ощутил легкое головокружение, когда она назвала общую сумму. Ей пришлось буквально вырывать кредитку из его рук, чтобы пропустить ее через терминал. Двое работников магазина помогли ему загрузить все покупки в багажник. Их было так много, что пришлось переставить автомобильное кресло Дейзи на переднее сидение и сложить заднюю спинку.
К счастью, один из мужчин, загружающих его багажник, сам был отцом, он и подсказал ему отключить воздушные подушки. "Боже, – подумал Джаред, – воздушные подушки нужны для безопасности… Кто бы мог подумать?!"
К тому времени, как они добрались домой, Дейзи уже крепко спала, и он осторожно вынес ее в детской коляске, оставил у швейцара Фрэнка, а сам за одиннадцать походов от машины до квартиры, разгрузил багажник. Он был благодарен своей счастливой звезде, что малышка все еще спала, когда он втаскивал коляску в лифт и поднимался в свой пентхаус. Оставив Дейзи в коляске, первое, что он сделал – установил переносную колыбельку в комнате для гостей, рядом поставил радио-няню, а второй приемник положил на ночном столике рядом со своей кроватью. Когда его телефон зазвонил, он судорожно схватил его и, не желая разбудить Дейзи, скрылся на кухне, прижимая трубку к уху.
– Алло?
– Привет, малыш, – нежный, глубокий голос Макса завибрировал в ухе. – Я думал о тебе целый день.
– Правда? – протянул Джаред, бдительно следя за коляской с того места, где он прислонился к кухонной стойке.
– О, да, думал обо всем, что собираюсь сделать с тобой, когда увижу. И о маленьком сюрпризе, который я прикупил для тебя во время обеда, – дразнил его Макс.
Джаред мысленно увидел Макса: ноги на столе, телефон, прижат к уху. 
– Даже так? Тогда тебе повезло, – и Джаред скривился. – Потому что и у меня для тебя есть маленький сюрприз.
– Снова наручники? – взволнованно спросил Макс. 
– Не совсем. Потерпи, увидишь. Ты когда заканчиваешь?
– Буду у тебя в шесть. Так что подготовься, и я имею в виду – серьезно подготовься. Все, мне пора, мой трехчасовой клиент уже здесь. До встречи, Джей.
– О, я-то буду готов, – пробормотал Джаред в ответ. – Не уверен, что ты будешь. 

Дейзи оказалась столь любезна, что дождалась, пока он закончит разговор и только потом завопила. Джаред вернулся в гостиную и вытащил ее из коляски. 
– Эй, и чего шумим, а? Что? Ой, – он не смог не засмеяться, когда она пожелала цапнуть его за подбородок. – Из этого следует, что ты голодная. Давай-ка возьмем твою бутылочку, прежде чем ты покусаешь дядю Джея.
Он чуть нахмурился, когда брал бутылку из ее сумки и ставил в микроволновую печь. 
– Ну, я говорю "дядя Джей", но технически-то я твой кузен.
Он пожал плечами и покачал головой. 
– Однако, думаю, волноваться об этом мы будем, когда ты станешь постарше, и сама решишь как меня называть.
– Бэб, – ответила ему Дейзи и крепко ухватила за волосы, словно поторапливая: "Давай уже, я голодная!" 
– Я так и знал, что ты это скажешь, – он фыркнул, открывая микроволновку и проверяя молоко на внутренней части запястья, как научила его Карла. – Ну что ж, плохой мальчик готов, а ты? 
Дейзи потянулась, яростно сжимая и разжимая кулачки, в сторону бутылочки – ответ был очевиден. Так что он сел на диван и устроил ее на руках.
Там их и нашел Макс, заглянув в гостиную в 5.45.
Дейзи лежала посредине детского коврика и ручкой била по висящим над ней фигуркам животных. Джаред же растянулся на диване и читал книгу под названием "Первое материнство". Макс осмотрел разложенные на полу упаковки подгузников, стопки одежды и других детских принадлежностей и медленно покачал головой. Прокашлявшись, он бросил свой пиджак на стул и поставил принесенную бутылку вина на стол.
Джаред поднял глаза и яркая улыбка осветила его лицо. 
– Привет, – сказал он, мельком взглянув на Дейзи и потягиваясь. – Эээ… сюрприз!
Макс посмотрел на ребенка, опять на Джареда и в задумчивости запустил руку в свои светлые кудри.
– Сюрприз? – холодно произнес он. – Я предложил отличный способ, как нам решить твою мелкую проблему, – он махнул рукой на Дейзи. – И вот я прихожу домой и нахожу, что это все еще здесь и все, что ты можешь сказать – это "сюрприз"? 
– Не называй ее "это", – попросил Джаред, вставая с дивана. – Это не конец света, Макс. Я собираюсь нанять няньку, ты даже не заметишь, что она здесь.
– Она была здесь одну ночь, Джей. Одна ночь и теперь ты решил, что ты отец года? – плечи Макса были напряженны, он явно еле сдерживал свой гнев. – Что произошло в Департаменте?
Джаред пожал плечами. 
– Я не смог этого сделать. Не смог оставить ее с незнакомцами. Не имея возможности узнать, в порядке ли она, хорошо ли о ней заботятся. Майкл поручил ее мне. Она моя семья.
– А кто я, Джей? – голос Макса по-прежнему был холоден. – Как же все наши общие планы, что мы строили вместе, ты и я? Теперь нас трое – ты, я и этот ребенок?
Джаред обнял любовника за талию и притянул к себе.
– Ладно тебе, Макс. Все наладится, правда. Я со всем справлюсь, – он нагнул голову, чтобы поцеловать Макса и вздрогнул, когда тот отвернулся, избегая поцелуя. – Макс?
Макс спокойно отодвинул Джареда и взял свой пиджак. 
– Я все сказал тебе вчера вечером, Джей. Я не хочу детей, у меня их нет и никогда не будет. Я просто хочу тебя. Ты и я. Я думал, что и ты этого хотел...
Джаред запустил руку себе в волосы. 
– Я правда хочу этого. Боже, да я был готов попросить тебя переехать ко мне! Конечно, я хочу быть с тобой. Что скажешь?
Он всмотрелся в глаза Макса и впервые не смог прочитать то, что скрывалось в его взгляде.
Макс вздохнул и взял вино. 
– Я скажу, что сегодня ночую дома. И еще скажу, что даю тебе двадцать четыре часа, чтобы избавиться от этого.
Джаред понял, что начал заводиться, а когда осознал, что конкретно имеет в виду Макс, у него даже волосы встали дыбом от шока.
– То есть ты ставишь меня перед выбором? Ты или она? – недоверчиво переспросил он.
– Именно это я и говорю, – сухо подтвердил Макс. – Сутки, Джей.
Джаред расправил плечи, хотя живот скрутило не на шутку. Он не мог поверить, что Макс говорил это ему. Не верил, что он говорит это всерьез. Что вот так легко он мог вычеркнуть из своей жизни эти двенадцать месяцев, что они были вместе.
– Не надо двадцать четыре часа, – произнес Джаред, надеясь, что его голос не дрожит.
– Слава богу, – улыбнулся Макс, и его плечи заметно расслабились.
– Пожалуйста, убедись, что оставил ключи на тумбочке в прихожей, – сказал твердо Джаред, затем наклонился, взял Дейзи на руки, и ушел в спальню, закрыв за собой дверь. Там Джаред присел на кровать с малышкой на руках и, несколько минут спустя, когда они услышали хлопок входной двери, он грустно посмотрел на нее:
– Ну, что ж, думаю, теперь уж точно остались только мы вдвоем.

– Джаред, мы можем поговорить? – Эрик высунул голову в двери офиса Джареда, где молодой человек собирал свой портфель, уже набитый бумагами, с которыми он собирался поработать дома. – Уже уходишь? – спросил он, глядя на часы.
– Сейчас шесть тридцать, Эрик, – сообщил ему Джаред и улыбнулся, заметив, какое серьезное лицо у босса. – Я возьму кое-что домой. Поработаю, когда Дейзи уснет.
Эрик натянуто улыбнулся, выпуская Джареда из офиса. 
– Просто зайдем ко мне, а потом можешь идти домой к ребенку.
Джаред последовал за Эриком в его кабинет, чувствуя, как начинает посасывать под ложечкой. Мрачное настроение Эрика никогда не было хорошим знаком. Как будто Джаред уходит с работы в одиннадцать утра. Ну и что, что он немного задержал документы, это не так уж страшно. Ему все-таки повезло найти подходящую няньку для Дейзи, которая была рада поработать именно в те часы, в какие Джареду было нужно. Уже почти месяц прошел с тех пор, как Дейзи появилась в его жизни, и он полагал, что ему удалось состыковать работу и домашнюю жизнь с минимальными потерями.
Эрик открыл дверь и пропустил Джареда. Парень сбился с шага, когда увидел, что на диване в углу комнаты сидит Сэра и рядом с ней Чейз Кроуфорд.
– Присаживайся, Джаред, пожалуйста, – Эрик указал на стул, стоящий перед его столом, и сам прошел к своему креслу.
– Это из-за Паттерсона? – поинтересовался Джаред, переводя взгляд с Эрика на Сэру и обратно.
– Да, из-за него, – Эрик замолчал, сложил руки на животе, а затем продолжил. – Мы решили передать эту сделку Чейзу.
– Что? – удивился Джаред. – Я практически всю работу по ней уже сделал.
– Верно, – согласился Эрик мягко. – Но за прошлый месяц недостаточно работал, чтобы заслужить место лидера команды, – он почесал в затылке, подбирая правильные слова. - Джаред, мы ценим тебя в "Крипке & Гэмбл", но с тех пор, как в твоей жизни появился ребенок, ты стал терять хватку.
– Хватку?
– Ты уже не такой жадный до работы, – пояснил Эрик. – У тебя теперь есть другие обязанности. Раньше ты жил и дышал этой работой, но теперь у тебя появился кто-то, кроме тебя, о ком надо думать. Что замечательно – она очень милая. Но когда это отражается на твоей работе здесь, тогда это затрагивает и меня. Что уже не так замечательно. 
– Что ты хочешь сказать, Эрик? – спросил Джаред, ослабляя узел галстука.
– Я хочу сказать, что мы ставим Чейза руководить командой, а ты можешь работать над заказом спортивной обуви. Там не настолько высокий уровень и, соответственно, требования. Джек всегда найдет место в своей команде для хорошего работника.
Эрик откинулся в своем кресле и уставился на Джареда прищуренными глазами, с таким видом словно брал на "слабо".
– Правильно ли я тебя понял? Я проработал здесь восемь лет, выворачивался наизнанку ради этой компании, работал буквально до кровавого пота. Заключал такие контракты, что другим фирмам и не снились. И теперь, когда в моей жизни произошли небольшие перемены, вы готовы поставить меня под начало такого посредственного руководителя, как Джек Харкнесс? – Джаред схватил себя волосы, его голос повысился. – Не говоря уже о том, что отдаете мой проект этому жополизу года! Проект, по которому я уже сделал всю подготовительную работу, а вся слава достанется ему?! Мой офис он тоже получит?
Ответом ему послужило молчание Эрика.
– Бляха- муха. Вы отдаете ему мой офис?
– Это целесообразно, если он станет руководить твоей командой, – Эрик беспечно пожал плечами.
Джаред встал, наклонился вперед и протянул руку Эрику для рукопожатия. Подождал, пока Эрик ошеломленно не протянул свою в ответ.
– Знаете что, – потом Джаред пожал руку Сэре и остановился перед Чейзом. И когда Чейз вложил свою руку в его, Джаред очень крепко ее сжал. 
– Отлично сработано, ты, маленький засранец. Ты давно ждал возможности задвинуть меня, и вот я тебе ее предоставил. Удачи тебе, всем вам. Я увольняюсь.
– Ну что ты, Джаред, не спеши. Ты один из лучших топ-менеджеров, которые у нас когда-либо были, – успокаивающе заговорила Сэра, вставая со своего места.
– Извини, Сэра, но в этих крысиных бегах теперь будет на одну крысу меньше, – он остановился в дверях и обернулся к ним. – Скажите Жен, чтобы она прислала мои вещи. И к утру я ожидаю увидеть на своем счету хорошее выходное пособие, если вы, конечно, не хотите, чтобы я предал огласке тот факт, что в "Крипке & Гэмбл" понижают в должности, если у вас есть ребенок, – Джаред тут же взял цифру с потолка. - Думаю, 250,000$ должно быть достаточно, чтобы сохранить мое молчание. Эта кругленькая сумма прекрасно покроет все мои сверхурочные часы и неиспользованные отпуска за прошедшие шесть лет.
Он оставил этих трех с удивленно раскрытыми ртами и понесся к себе. Там он схватил свой портфель, предварительно вывалив все бумаги обратно на стол и вместо них сунув в него фотографию Дейзи, которую он поставил у себя на столе на прошлой неделе, и поспешно покинул здание.
К тому моменту, когда он добрался до квартиры, его гнев успел обернуться отчаянием, затем душевными терзаниями, а потом снова вернулась злость. Он рвал задницу для этой фирмы в течение долгих восьми лет, принес им столько денег, что этот блядский Эрик Крипке не смог бы потратить и за три свои жизни! И у них хватило нахальства отшвырнуть его в сторону, словно у него прошел срок годности! Ну, нет, Джаред Падалеки не такой, нет, сэр.
Мойра бросила взгляд на его лицо и подтолкнула его к стулу, затем налила кофе и положила омлет. А как он рассказал ей о своем горе – нахмурилась. 
– И что вы собираетесь делать теперь? Думаете, они заплатят вам эти деньги?
Он рассмеялся.
– Весьма сомневаюсь, но мне стало легче, когда я бросил им эти слова в лицо. Это заставило их обделаться хоть немного, – он тяжело вздохнул. – Я просто хочу уехать. Из этой квартиры, из этого города, просто уехать. Взять Дейзи и начать где-нибудь по-новой.
Мойра подняла брови. 
– А вы способны сделать это? В финансовом плане, я имею в виду?
Джаред кивнул, потягивая кофе. 
– Мой отец всегда учил нас откладывать десять процентов от зарплаты каждый месяц, чтобы у нас всегда были сбережения, которые в случае чего смогут помочь. У меня достаточно средств, так что я вовсе могу не работать, если захочу.
– Тогда почему бы и не уехать? – улыбнулась она на его удивленно поднятые брови. - Идите, поищите в интернете хороший тихий городок, берите свою красавицу и поживите хорошей жизнью. Где-нибудь, где никто не знает вас. Где никого не волнует, что вы Джаред Падалеки, гениальный топ-менеджер. Рискните, совершите что-то абсолютно неординарное.
Она усмехнулась и добродушно хлопнула его по руке.
– Черт, если бы я была моложе лет на тридцать, и вам бы нравилась грудь… Я бы отправилась с вами. 
Женщина рассмеялась, глядя, как он покраснел.
– Какое приключение у вас может получится, Джаред! И вы можете сдать эту квартиру, а если вам вдруг не понравится там. Всегда будет куда вернуться.
Джаред откинулся назад на стуле, внимательно вслушиваясь через приемник радио-няни как Дейзи довольно причмокивает во сне. 
– Считаете, я способен это сделать? – поинтересовался он, глядя в лицо пожилой женщины напротив.
– Джаред, милый, – ответила она, мягко похлопав его по руке. – Я думаю, вы можете делать все, что захотите. Жизнь такая штука, что ее надо брать как быка за рога и жить, мой мальчик. Так что идите и живите.
Позже тем же вечером, пока Дейзи сонно сосала свой ночной ужин, Джаред положил ноутбук рядом на кровати и сделал в точности то, что предложила Мойра – полез в интернет. После нескольких разных вариантов запроса, он решил поступить по-простому и ввел: "маленькие города в Техасе". Выезжать из штата он не желал, а Техас – большой, так что тут просто обязаны были быть какие-то тихие небольшие городки. Придерживая Дейзи и потирая ей спинку, пока она опустошала свою бутылочку, он просматривал список, который выдал ему Google. И он его нашел. Даже название было то, что надо. Все что оставалось узнать – это есть ли там какие-либо дома на продажу. Быстро напечатав нужный запрос, он нажал "поиск" и поднялся с кровати, перенес сонную Дейзи в ее комнату и уложил в переносную колыбельку. Склонившись над ней, он нежно поцеловал ее в лобик и закрыл за собой дверь.
Он чуть ли не запрыгнул в кровать, чувствуя, как в животе все задрожало от волнения, едва увидел, что в этом городке действительно есть один дом на продажу. Это был старый сельский дом, с пометкой "нуждается в ремонте". Что очень ему подходило – у него было много денег, и он не боялся небольшой физической работы. Он мог сделать этот дом именно таким, каким хотел для себя и Дейзи. Цена была смехотворно низкой, но это все равно не отпугнуло его, хоть и очевидно, что дом очень серьезно "нуждается в ремонте". Там было четыре больших спальни, и он всегда мог бы пристроить еще, если ему понадобится. И там был огромный участок вокруг. Так что Джаред, сидя на крыльце, мог бы просто наблюдать, как Дейзи свободно бегает по траве. Жаль, конечно, что этот домик не шел сразу с двумя кроватями и одной ванной, но Джаред считал – не все можно получить сразу.
Он пристроил ноутбук поудобней, а сам улегся на своей подушке. Свет от монитора остался единственным освещением в комнате, и он заснул, любуясь фотографией прекрасного дома. По крайней мере, эта картинка была прекрасной, как только он мысленно сделал с домом все, что хотел. И название этого небольшого городка звучало в его устах тоже по-особому прекрасно.
Население 241 человек, ладно, будем надеяться, что станет 243 – Утопия, Техас.

 

 

* Отсылка к фильму «Степфордские жены» 
** Отсылка к роману «Дэвид Копперфильд»

 

Глава 2

 

– Ну, что скажешь, Дейзи-Ду? – спросил Джаред, в который раз разглядывая карту – его навигатор приказал долго жить еще двадцать миль назад. – Поедем дальше этой дорогой или найдем путь покрасивее? – Джаред выглянул в окно и осмотрел сельский пейзаж вокруг. – Вопрос, конечно, интересный, но думаю, мы уже нашли наш симпатичный маршрут.
Он вышел из машины, громко хрустнув суставами, распрямляясь. 
Они ехали уже пять часов, и остановились в Сан-Антонио, чтобы поесть и немного прогуляться. Дейзи нужно было подышать свежим воздухом. Ему совсем не нравилось, что она сидела, пристегнутая в своем детском кресле так долго. 
Потянувшись, Джаред постарался расслабить напряженные плечи и широко зевнул. Если он все правильно рассчитал, то им еще осталось около двух часов пути, и они доберутся до своего нового дома. Хотелось бы надеяться, что прибудут они раньше перевозчиков. Большую часть вещей Дейзи, несколько смен белья для себя, а также надувную кровать и спальный мешок он упаковал во внедорожник, потому что знал, что к вечеру так устанет, что уже будет не в силах собрать свою большую кровать под балдахином.
Было удивительно, как легко все встало на свои места, стоило только принять правильное решение. Он позвонил маме и сообщил о своих планах, и родители, как всегда, полностью и от всего сердца, поддержали его. Его мама даже не скрывала гордости в голосе, когда он признался, что почти оставил Дейзи в Центре опекунства, но не смог довести дело до конца. Она заявила, что ей 
всегда было известно – из него выйдет замечательный отец и, что Макс ей все равно никогда не нравился. Да, тактичность не была сильной стороной Шерри Падалеки.
Вернувшись в машину, он усмехнулся, глядя на бумаги с детальным описанием их нового жилища. После того, как он нашел этот дом в сети, следующим утром, как только стукнуло девять, Джаред позвонил в агентство, занимающееся его продажей.
Он молился, чтобы дом был все еще в продаже. А когда подтвердилось, что объект по-прежнему доступен, он практически заорал от радости в ухо бедного агента. Однако, казалось, ее немного ошарашило заявление, что он покупает дом, даже предварительно не осмотрев. Она дотошно поясняла ему, что недвижимость находится в жутком состоянии и что здание нуждается практически в капитальном ремонте, вот почему цена была настолько низкой.
Каждый аргумент, который она бросала в него, пытаясь наглядно показать, что он покупает, Джаред с легкостью отфутболивал. Земля заросла – он купит газонокосилку, всегда хотел. В доме надо поменять проводку – он уверен, что у них в Утопии есть электрики, в противном же случае он заплатит и привезет кого-нибудь из другого города. В доме могут быть термиты – он его обработает.
После тридцати пяти минут беседы с Джаредом, агент вздохнула, и с улыбкой в голосе, сообщила, что свяжется с собственниками и даст ему знать, как только получит от них ответ. Двадцать минут спустя телефон зазвонил, и Джаред вздрогнул, хоть и ждал этого звонка. Дом был его. Посредников в сделке никаких не было, а так как покупал Джаред по наличному расчету, то подписание бумаг займет совсем немного времени.
Как только закончился разговор, он тут же позвонил агенту, которая в свое время продала ему пентхаус и попросил ее внести эту квартиру в свои списки аренды жилья с последующей продажей. Он не был так уж безрассуден, все-таки хотел, чтобы пока у него было куда вернуться, если вдруг там все сложится не так, как он надеялся.
Он успел за три недели сдать квартиру в аренду, упаковать все свои вещи по коробкам и нанять компанию-перевозчика. И вот они в пути. Даже Дейзи была взволнована этим утром, когда он пристегивал ее к креслу на заднем сидении своего внедорожника. Он был уверен, что малышка тоже чувствовала предстоящее им большое приключение, и приветствовала неизвестность с распростертыми объятьями так же, как и он сам.
Женевьев зашла к ним утром, попрощаться и пообещать, что она приедет в гости, как только они устроятся, а у нее появится свободное время.
Джаред тогда обнял ее и успокаивающе поцеловал ее в волосы, а она тихонько рыдала ему в рубашку. Они ведь были не только коллеги, Женевьев была для него лучшим другом, и он сильно будет скучать по ней. Но как она не переставала ему повторять: "Я всего лишь на расстоянии звонка!", так что если что-нибудь случится, и она ему понадобится, все, что он должен будет сделать – это позвонить.
До отъезда в Утопию, Джаред открыл счет в единственном городском банке и перевел туда свои сбережения, которые он начал копить со дня своего первого трудоустройства. Отец крепко его научил, так что заначка у него была большая. По крайней мере, там было достаточно, чтобы быть уверенным – он в состоянии отремонтировать дом, так как хочет, и еще на жизнь останется. Пока он не решит, как быть с работой. Однако, когда спустя три дня после ухода из "Крипке & Гэмбл", Джаред проверил свой счет, то с удивлением обнаружил, что сумма пополнилась на 250,000$.
– Так, черт меня подери! – протянул он, уставившись на цифры. Его пустая угроза, брошенная в запале Эрику и Сэре, оказалась вполне весомой, раз они не стали рисковать.
Заведя двигатель и опустив стекло, Джаред обернулся к Дейзи и широко улыбнулся. Малышка ответила ему такой же широкой улыбкой.
– Мы почти дома, милая.
*

 

– Та-ак, если я верно все рассчитал и не смотрел в карту вверх тормашками, – задумчиво рассуждал Джаред, сворачивая с трассы FM187 на грунтовку, – наш дом должен быть на вершине этого холма.
Дорога петляла то влево, то вправо и внезапно превратилась в широкую брусчатку, которая в итоге вывела их в рощу деревьев, вершины которых сплелись, образовывая тенистую арку. Когда
они проехали через эту природную арку, у Джареда дух сперло. 
– Бляха-муха, Ду, – выдохнул он, когда подъехали к дому. – Прости, малыш, за сквернословие. Но, черт побери!
Отключив двигатель, Джаред вышел из машины, да так и открыл рот от представшего перед ним вида. Он знал, что дом должен быть больше всего того, к чему он привык - все-таки четыре спальни, но это двухэтажное здание было просто огромным. Оно было похоже на старомодный дом на плантации. По периметру всего дома шла большая открытая веранда, окруженная перилами явно из крепкого дуба и высокими дубовыми колоннами, которые исчезали где-то под карнизом в крыше.
На окнах стояли деревянные рамы, кое-где сломанные. Однако Джареда это мало беспокоило – он мысленно уже видел, каким был этот дом в свои лучшие времена, и он знал, что он станет таким снова. Сетчатая дверь была наполовину оторвана и держалась буквально на одном крошечном шурупе. За ней еще была и темно-зеленая деревянная парадная дверь с одним окошком в верхней части. Сквозь мутное стекло проглядывал пыльный кусок кружевной тюли.
Подъездная дорога закруглялась у дома, так что, очевидно, что путь сюда и отсюда был один. Не то, чтобы это было проблемой, но Джаред уже подумывал, как бы эту сельскую дорогу расширить и еще желательно засыпать по всей длине гравием, а внизу, в самом начале, определенно надо будет поставить ворота.
Хныканье вернуло Джареда в реальность из его мысленных строительных планов, и он открыл заднюю дверь внедорожника, довольно улыбаясь раздраженной Дейзи и расстегивая ее ремни безопасности. 
– Эй, красавица, ты весь день так хорошо себя вела – дядя Джей гордится тобой. Давай-ка осмотрим наше новое жилище, да? 
Улыбаясь лопочущей Дейзи, он взял ее ручку и громко дунул в открытую ладошку. Потом Джаред вытащил большой железный ключ из кармана и осторожно поднялся по ступеням крыльца. Они выглядели достаточно крепкими, но с Дейзи на руках, он не хотел рисковать.
– Не против, если я на правах хозяина..? – и он, ухмыляясь, распахнул, висящую на одном шурупе летнюю дверь, и вставил ключ в замок.
Джаред, едва открыв двери, тут же поморщился из-за тяжелого запаха плесени, который ударил в нос. Однако, он ничего другого и не ожидал, ведь это место было заперто добрых два года. Открыть все окна и хорошенько все почистить – и от этого запаха не останется и следа. За дверью оказался квадратный холл с несколькими дверями, и большой дубовой лестницей сбоку, ведущей на второй этаж. Джаред обернулся, выглядывая в раскрытый проем на улицу, откуда послышался отдаленный шум машины. 
– Так, осмотримся мы позже, Дейзи-Ду. Похоже, что наши вещи приехали.
Снова спустившись с крыльца к своей машине, Джаред помахал рукой Деннису, бригадиру небольшой команды грузчиков. 
– Хей, парни, я рад что вы нашли нас, – сказал он, пересаживая Дейзи на другую руку, чтобы протянуть правую для приветствия. 
– Это было нетрудно, – ответил Деннис, и погладил Дейзи по щеке. – Большой дом, Джаред, и вы не шутили, когда сказали, что ему нужен небольшой ремонт, это уж точно. 
Деннис приложил ладонь к глазам козырьком, скрываясь от вечернего солнца, и присвистнул. 
– Куда вы хотите, чтобы мы все сгрузили? Просто укажите, в какие комнаты что поставить, и мы сделаем все остальное. 
Он большим пальцем указал себе за спину, где два его рабочих несли части чего-то похожего на кровать Джареда. 
– Парни соберут вам кровать. Я предполагаю, что вам не хотелось бы спать на полу, – улыбнулся он Джареду.
– Деннис, – засмеялся Джаред. – Ты понятия не имеешь, как счастлива моя спина это слышать!
– Ну, тогда вперед, парень. Покажите нам тут все, и тогда можете заняться этой малышкой, а то она, похоже, уже с ног валится.
Джаред поцеловал Дейзи в щечку, на что она повернула к нему голову и попыталась укусить. На языке Дейзи это определенно значило: "Чувак, я голодная как волк!".
В доме они прошли все комнаты, пока Джаред решал, куда ставить какую мебель и где какие коробки складировать. Внизу находилась кухня, столовая, огромная гостиная и еще две комнаты, с которыми он потом решит, что делать. Наверху – четыре спальни и здоровая ванная. Джаред выбрал самую большую спальню для себя, и там грузчики принялись собирать его кровать. Он решил, что пока Дейзи поживет в комнате напротив. А вот когда она станет постарше, и если вдруг захочет выбрать другую комнату, ее легко можно будет переселить.
В то время как ребята разгружали грузовик и внедорожник Джареда, он принялся за работу на кухне, предварительно установив кресло-качалку и уложив туда Дейзи так, чтобы она его видела. 
Полчаса спустя он нашел кое-какие чистящие средства и расчистил себе уголок, где приготовил Дейзи обед. После чего, отдав малышке бутылочку, поднялся в ее новую комнату и установил для нее совершенно новую кроватку.
Он вообще-то не был уверен, отчего он так хочет ее собрать – ведь малышке кроватка явно не нравилась. В пентхаусе она плакала три ночи подряд, пока он не сдался и не уложил ее в переносную колыбельку, которую поставил в кровать. К его изумлению, она заснула почти сразу же. Джаред до сих пор ломал голову, как отучить ее спать в колыбельке, потому что совсем скоро она станет слишком маленькой для девочки. Дейзи росла как на дрожжах.
Электричество подключили пару дней назад, и он планировал заменить всю проводку в ближайшие недели. Это была та работа, которую он не желал откладывать надолго. Джаред слишком хорошо осознавал, что теперь он должен заботиться не только о себе. Хотел он того или нет, но он теперь отец и, будучи таковым, он должен был удостовериться, что останется с Дейзи надолго. Она уже потеряла одного отца, и ей совсем не нужно еще терять того единственного, который у нее остался.
Когда Дейзи громко и довольно срыгнула ему в ухо, Джаред улыбнулся, взял чистый подгузник и любимые ползунки – те, что с собачками, и стал готовить Дейзи ко сну. Учитывая, что она немного поспала в дороге, он удивился ее усталому виду, хотя у него и закрались подозрения, что она просто ему потакает – ведь ему самому еще нужно столько всего сделать, до того как доберется до кровати. 
– Ну, что, готова улететь в царство сна, а, малыш? – нежно мурлыкал Джаред, поднимаясь к ней в комнату. Его лицо озарила счастливая улыбка, когда он увидел, что парни собрали и ее кроватку, а кто-то из них еще и матрасик уложил сверху. Дейзи явно произвела большое впечатление на этих трех здоровых мужиков.
Джаред поставил колыбель в кроватку, нежно поцеловал малышку и накрыл одеялом. Дейзи сонно зевнула и немедленно перевернулась на животик. Джаред прыснул. Во всех книгах о детях было сказано, что младенцы должны спать на спине, но сколько бы он ее не укладывал по всем правилам, она неизменно в итоге оказывалась на животике, со сложенными под щекой ручками и торчащей вверх памперсом попкой. 
– Спокойных снов, Дейзи-Ду, – пробормотал он, нежно прикасаясь своей большой ладонью к ее головке и поглаживая большим пальцем ее щеку. – Нам здесь будет хорошо. Я это чувствую.
*

 

Джаред перекатился на спину, пытаясь найти самое удобное положение в постели, и глубоко вздохнул, чувствуя, как плечи потихоньку расслабляются. Дейзи только что уснула после позднего кормления, и он, наконец, полностью ощутив упадок сил после долгой поездки, сам улегся в постель.
Деннис и его парни уехали два часа назад в Сан-Антонио, где переночуют в мотеле, а завтра вернутся в Даллас. Джаред вложил в конверт немного сверху положенного и вручил Деннису вместе с сэндвичами, которые быстро соорудил им в дорогу. Они оказали просто неоценимую помощь – собрали мебель и кровати, удостоверились, что и ему и Дейзи есть где спать. А Джек, самый молодой, даже убрал в ванной, пока Джаред готовил ко сну Дейзи.
Глубокомысленно жуя кончик ручки, Джаред изучал листок бумаги в руке. Он составлял список всего, что хотел сделать завтра. Первые два пункта в списке значились: 1) убрать до конца кухню, чтобы она не представляла опасности для здоровья; и 2) проветрить весь дом, чтобы избавиться от этого старушечьего запаха. Потом он придаст жилой вид их с Дейзи комнатам, и только после этого осмотрит остальные комнаты. В животе заурчало, и он скривился. Ему надо также набить холодильник и шкафчики продуктами, так что, поездка в город совершенно точно должна состояться. Пока Джаред все это планировал, он периодически запускал руку в пакет с чипсами и довольно ими хрустел.
Задумавшись на какое-то время, Джаред вдруг услышал вдалеке лай собаки и поднял голову. Поднялся с кровати и прошлепал по голому дощатому полу к окну. Отдернул потрепанную тюль и выглянул в окно. Он вглядывался в темноту и ничего не мог рассмотреть, пока не сообразил, что основной причиной тому было грязное окно. Джаред снял футболку и протер ею чистое пятно посредине, после чего попробовал еще раз. Там реально ничего не было видно, кроме, разве что, заросшего двора и леса за оградой. Но тут снова послышался лай собаки, и тогда Джаред увидел. Кажется, это был луч от фонарика, который попрыгал между деревьями и исчез в глубине леса. Нахмурившись, Джаред закусил губу и прикинул расстояние от дома до леса. Он действительно не хотел оставлять Дейзи одну в доме, но в то же время, он не хотел чтобы кто-то шлялся поблизости.
Борясь с внутренним страхом в течение пяти минут, Джаред, наконец, надел кроссовки, заглянул к Дейзи перед уходом и, как мог, тихо спустился вниз по лестнице. Он скривился, когда задняя дверь громко заскрипела, и поэтому оставил ее приоткрытой. Пробравшись через джунгли, которые притворялись его задним двором, он дошел до калитки. Там еще какое-то время воевал с ржавым запором, пока тот не открылся, жалобно скрипнув. Включив фонарик, прихваченный в одной из коробок на кухне, Джаред углубился в лес. Он шел быстро, пытаясь игнорировать шорохи, очевидно, принадлежащие всяким лесным существам. Шел по протоптанной дорожке и ругал себя, что трясется как девчонка, в то же время убеждая себя, что все эти шумы исходят от маленьких пушистых кроликов и белочек, которые совсем не волки-людоеды или медведи гризли.
Джаред практически был уверен, что столкнется с группой браконьеров или с кем-то в том же роде. Но он ни на секунду не предполагал, что, когда выйдет из леса, то увидит прекрасный, тихий водоем, сияющий в свете луны. Он всегда думал, что такие места существовали только в сказках, но, как оказалось, одно такое место у него теперь было буквально за порогом. И тут еще две вещи бросились в глаза, от которых у Джареда отвисла челюсть и он забыл как дышать.
Первая – это был журчащий водопад, каскадом стекающий по высоким камням прямо в озерцо.
А от второй дух захватывало еще сильнее, чем от красивого пейзажа, созданного самой матерью-природой. Освещенный лунным светом, на большом валуне на краю пруда стоял мужчина. 
Голый.

Джаред затаил дыхание и нырнул за кусты, не желая, чтобы его заметили. Он не видел ничего более прекрасного за всю свою жизнь и, боже правый, просто не мог оторваться от спины этого парня.
Его взгляд ощупал широкие плечи, мышцы рук и пробежался по гладкой коже спины. Джаред прищурился, и рефлекторно облизал губы, когда заметил движение мускулов под кожей. Его взгляд опустился ниже и зацепился за округлые полушария обалденной задницы, подтянутой и твердой, возвышающейся над крепкими, мускулистыми ногами.
Джаред наблюдал, как человек поднял руки над головой и продемонстрировал великолепный прыжок, нырнув в воду с едва слышимым всплеском. И только тогда воздух, который Джаред, сам того не замечая, задерживал все это время, с легким вздохом покинул его легкие. Было слишком темно, чтобы увидеть лицо незнакомца и какого у него цвета волосы, но с того места, где прятался Джаред, точно можно сказать, что они короткие и до того, как он нырнул, стояли торчком. Но это неважно, потому что когда парень вынырнул, громко отплевываясь, его волосы прилипли к голове. Проведя рукой по лицу, Джаред вовсе не удивился, что вспотел и что у него в штанах наливается каменный стояк. Этот неизвестный ну совсем не помогал Джареду в его незавидном положении. Наоборот, он лениво перевернулся на спину, отчего его грудь и бедра заблестели, озаряемые лунным светом, пробивающемся сквозь деревья. Джаред чуть язык не проглотил. Даже с расстояния, по меньшей мере, в десять футов Джареду было отлично видно, что над этим парнем в раздевалке никто смеяться просто не посмеет. 
Он почувствовал, что краска заливает его щеки, пока он рассматривал впечатляющий даже без эрекции член незнакомца, который спокойно лежал на бедре.
Парень не спеша плыл на спине, делая руками мелкие гребки. Неосознанно рука Джареда опустилась в штаны, и он ухватил член всей ладонью. Ему пришлось закусить нижнюю губу, чтобы не застонать в голос.
– Тебе будет лучше видно, если ты присоединишься.
Джаред застыл.
Глубокий голос с техасский акцентом, словно тающий на языке шоколад, прокатился эхом в ночной тишине, отражаясь от окружающих водоем, скал. Отскочив назад, с пылающим от стыда лицом, Джаред развернулся и перевернулся через какое-то бревно, не в силах сдержать громкое: "У-ух!". Он быстро вскочил на ноги, выругался, потому как зашиб колено, и побежал. Он бежал через лес, а в спину ему звучал низкий лукавый смех. Луч от его фонарика скакал впереди, и, наконец, Джаред выскочил на свой участок и спешно запер за собой калитку.
Буквально взлетев к задней двери, что вела на кухню, он так же быстро запер ее и в придачу защелкнул щеколду. Мельком заглянул в комнату Дейзи – она крепко спала, причем в той же позе, в какой он ее и оставил. Вздохнув с облегчением, он вошел в свою спальню и закрыл за собой дверь. На нетвердых ногах подошел к кровати, присел, разулся, пальцами ног цепляя задники кроссовок, и скользнул под покрывало.
Он лежал, откинув волосы со лба, и ждал, когда восстановится дыхание. И тут он хихикнул. Потом засмеялся. Скажи ему кто месяц назад, что он станет отцом и будет жить где-то у черта на куличках, он точно бы вызвал людей в белых халатах. Он смеялся над тем, что только что подглядывал за неизвестным красавчиком, плещущимся голышом в пруду, где-то на тех же самых чертовых куличках. Он смеялся, потому что чувствовал себя свободным. Свободным от всего того, что окружающие постоянно от него требовали. Его босс, друзья, Макс. Свободным для своих собственных решений и своих ошибок. А по большому счету, он просто теперь мог свободно растить свою маленькую красавицу. Дать ей самое лучшее, что только может. Он хотел, чтобы она была вольна сама выбирать, кем же ей стать.
Джаред закрыл глаза, прижался к подушке, и скользнул в сон, все еще слыша голос, мягкий, словно тающий шоколад.
*
В окно ворвался яркий луч солнца, и Джаред нащупал рукой часы на прикроватной тумбочке. Только после этого он рискнул приоткрыть один глаз – 6:35.
– Бляха-муха, – буркнул он. – Даже Ду еще не проснулась. Надо шторы в список внести.
Он заставил себя подняться с постели и заглянул в комнату Дейзи. Улыбнулся, услышав сонное сопение из колыбельки.
Спустившись на кухню босиком, он расхаживал по дощатому полу туда-сюда, раскрывая коробки, в надежде найти себе кашу на завтрак и какую-нибудь миску. Позавтракать на крыльце в первое утро в новом доме показалось ему прекрасной идеей. Таковой она была ровно до того момента, пока он не почувствовал острую боль в голой ступне и не запрыгал по кухне, ойкая и матерясь. Подняв ногу повыше, чтобы разглядеть, на что же он наступил, Джаред, в конце концов, не удержал равновесие и хлопнулся на задницу.
– О, боже мой! – раздался женский голос. – Ты в порядке, милый?
Джаред поднял голову и увидел в дверях кухни четырех женщин, заглядывающих друг другу через плечо.
– М-м-м, – ошарашено протянул он. – Вы кто такие?
Первая женщина подняла руку в приветственном жесте и вошла на кухню, поставив большую корзину на стол.
– Я – Ида Сент-Джон, это – Дафни Спенсер и ее мать, Элис Гэмбл, а вот та молодуха сзади – это Вайолет Сингер.
Джаред кивнул женщинам, втайне прикусывая губу, чтобы не рассмеяться, когда понял, что молодухе лет шестьдесят. 
– Приятно познакомиться, дамы… Я могу вам чем-то помочь?
Ида улыбнулась и откинула со лба локон великолепных рыжих волос. 
– Мы здесь, чтобы помочь тебе, молодой человек, – и она весело посмотрела на сидящего на полу Джареда. – И кажется, мы вовремя. Как раз собирались постучать, и вдруг услышали весь этот шум.
– Отлично ругаешься, кстати, – ухмыльнулась Элис, самая старшая и самая маленькая из их небольшой группы. – Уж я-то знаю, мой муж был моряком. Ты бы ему понравился, парень.
И она подмигнула Джареду, не замечая раздраженного взгляда, каким посмотрела на нее дочь. 
– О, простите, – Джаред покраснел. – Не ждал гостей. Да и занозить себя в первый же день тоже не намеревался.
В пятке торчала, с дюйм длиной и, наверное, в полдюйма шириной, деревянная щепка. Он потянул ее.
– Ай!

Ему на помощь пришла Дафни, пока Элис усаживала Вайолет на стул – той явно поплохело от увиденного.
– У тебя есть аптечка, парень? – гаркнула она, и нахмурилась, когда он дернулся, но сразу же указал на коробку в углу. – Прости, я бывшая учительница. Все никак не избавлюсь от командного тона.
Она пошерудила в указанной коробке, и вынула ярко-зеленую аптечку.
– ОК. Ида, Ма, помогите ему сесть на стул. Надо вытащить занозу и дезинфицировать рану.
– Мне доставать лед? – тихо спросила Ви, прикрыв глаза ладонями, дыша через нос, а выдыхая ртом.
– Оставайся на месте, Ви, – сказала Дафни. – Не хочу искать еще и нюхательные соли для тебя, пока не разберусь с… – она подняла бровь, глядя на Джареда. – Предполагаю, твоя мама не зовет тебя "парень"?
Джаред вновь покраснел и покачал головой.
– О, простите, мадам. Джаред, Джаред Падалеки.
– Итак, – Ида уселась на стул напротив Джареда и уложила его ступню себе на колено. – А ты молчун, да, Джаред?
Она ощупывала глазами мускулистые руки Джареда, а рукой легонько постукивала по подъему его ступни.
Джаред ощутил, как его лицо заполыхало жаром от смущения, когда Ида многозначительно подмигнула ему, а ее пальцы скользнули прямо к границе штанов. И тут ему пришлось снова закусить щеку, чтобы громко не рассмеяться, когда Элис хлопнула Иду по руке и возмутилась на тему старых кошелок в частности и внуков вообще. А в это время Дафни ухватила кончик занозы и одним резким движением вытащила ее.
К сожалению, он все-таки не сдержался.
– Бляха-муха! – слетело с его губ, но он тут же извинился перед всеми присутствующими на кухне.
– А где кофе? – Элис открывала и закрывала шкафчики. – В горле пересохло…
Дафни продезинфицировала ранку Джареда. Когда она наложила повязку на ступню, он с облегчением выдохнул. Он тоже не очень хорошо переносил вид крови.
– Простите. Я сегодня собирался поехать в город и закупиться. Последний кофе выпили вчера грузчики. Но у меня есть чай, – предложил он в итоге, опуская ногу на пол.
– Я уж лучше попью из озера, – проворчала Элис. – Все лучше, чем это модное дерьмо.
– Ма! – воскликнула Дафни. – Постарайся вспомнить, что ты приличная южная леди.
– На хер приличия, – припечатала Элис.
Джаред подумал, что если он пробудет в компании этих женщин еще какое-то время, то окончательно прокусит себе щеку, все время пытаясь сдержать смех.
– А который час? – Ида посмотрела на свои часы, и с победной улыбкой полезла в корзинку, откуда достала мобильный.
– Дженсен уже должен проснуться, а если же нет, то скоро все равно встанет. Мы ему отправим список по смс, он все купит и привезет. А потом мы поможем тебе прибраться в доме.
Она оглянулась и громко заявила:
– Амелию Пинкенштейн, уж поверь мне, трудно было назвать хорошей хозяйкой даже в ее лучшие деньки. А уж к концу жизни, таких дней вообще не было. – Она прикоснулась указательным пальцем к виску. – Если ты понял, о чем я.
– Вы это слышите? – вдруг спросила Ви, склонив фиолетовую голову набок, прислушиваясь. – Могу поклясться, я слышала детский плач.
– Черт, Дейзи! – воскликнул Джаред и вскочил, забыв про больную ступню. Но вспомнил, как только ступил на нее всем весом.
– Блядь! Ой, извините.
Ви махнула на него рукой и встала.
– Слава богу! А то я думала, что слышу голоса. Хотя моя мама их слышит.
– Это потому, что твоя мамаша практически все время надиралась до зеленых чертей, – саркастически подметила Элис и, открыв кран, набрала в миску теплой воды.
– Пойду принесу ее, – Джаред улыбнулся женщинам. – Она, наверное, есть хочет. Это из-за сельского воздуха она так долго проспала. 
Он выскочил из кухни и поднялся наверх. Заскочил к себе, чтобы натянуть толстые носки и стоптанные кроссовки, и только потом пошел к Дейзи. Теперь он мог ступать почти не хромая, а когда подошел к кроватке, то почти не чувствовал боли.
– Хэй, Ду! – улыбаясь, он протянул к ней руки, и засмеялся, когда она сразу же схватила его за палец. – Готова к завтраку?
Он поднял ее на руки, поцеловал в теплую ото сна шею, вдохнул этот чудесный запах сонного ребенка и громко фыркнул в мягкое тельце. В награду он получил заливистый смех и радостный пук. Устроив ее на руке поудобней, и крепко держась за перила, он спустился вниз.

– Так-так-так! – поприветствовала их Дафни. Ее голубые глаза улыбались, глядя на Дейзи. – И кто это у нас здесь, а?
– Леди, – произнес Джаред и не смог скрыть гордости в своем голосе. – Это Дейзи, моя… – он заколебался. 
Что сказать этим людям? Он же не украл этого ребенка, в конце концов! Она же остается с ним!
– Это моя дочь!
Элис потрепала Дейзи по щеке.
– Она просто красавица, Джаред, – ее глаза сузились, глядя теперь на него, голос стал строгим и холодным. – Где твоя жена? Развод? Ты украл ребенка?
– Ма! – вскрикнула Дафни.
– Что? – Элис пожала плечами. – Если парню нечего скрывать, он ответит на вопросы. Он не похож на женоубийцу, да и на киднепера тоже. Так что… – она подняла взгляд – выше, еще выше и еще выше – чтобы заглянуть в глаза Джареду. – Не слышу твоих объяснений, парень.
Нам вызвать Пити Льюиса?
– Пити Льюиса? – переспросил обалдевший Джаред.
– Шерифа, – пояснила Ви, увидев, как у Джареда округляются глаза.
– Боже, нет, нет! – он пересадил Дейзи на другую руку и отчаянно замотал головой. – Ладно, технически Дейзи не моя дочь, она моя двоюродная кузина. Ее родители погибли в пожаре пару месяцев назад и в завещании указали меня своим преемником. Так что, нет, – Джаред погладил Дейзи по головке. – Я не украл ее и не убивал никакой жены. Я не женат. Однажды встречался с женатым парнем и все.
Ви ахнула, и он поспешно добавил: – Но я его бросил, как только узнал об этом!
Ида встала со стула и медленно подошла к Джареду, погладила его по щеке и сказала:
– Ты совершил такой прекрасный поступок, Джаред! Взялся сам растить ребенка. Дейзи очень повезло.
– Спасибо, Ида, – благодарно улыбнулся Джаред. – Но это мне повезло.
– А то, что ты гей, – и она окинула взглядом Джареда с головы до ног, – это совсем не изменить?
– Ида! Убери от него свои клешни, ради бога! Ты годишься ему в бабушки! – гаркнула на нее Дафни.
Ида улыбнулась, глядя, как Джаред заливается краской, и подмигнула:
– За спрос не бьют в нос.
– Ладно, – заявила Дафни, отчего Джаред еще больше засмущался. – Теперь, когда мы выяснили, кто есть кто, давайте-ка начнем наше шоу. Ида, ты отправляешь смс Дженсену или нет? Хорошо. Ви, вытащи тряпки и щетки из машины, а ты, Ма, накорми завтраком Дейзи, пока Джаред выносит мне эти ковры на улицу. Они сами себя не выбьют. И еще, Ида, – удостоверься, что Дженсен возьмет нам пива и нормального кофе, или мы не продержимся до конца дня. Дженсен, кстати, может заняться окнами, когда приедет из магазина. Если вообще этот парень вытащит свою ленивую задницу из кровати и сделает, то, что ему велят.
"Ленивая задница?" – подумал Джаред. Сейчас еще нет и семи! Он совсем не осуждал этого неизвестного Дженсена, но у него уже сложилось впечатление, что если эти женщины зовут, то на зов надо нестись во весь опор, иначе пожалеешь.
Через пятнадцать минут Дейзи уже устроилась на руках у Элис и с остервенением сосала свою утреннюю бутылочку. Ви выметала мусор из холла через входную дверь. Ида инспектировала шкафчики и холодильник, составляя список продуктов в своем телефоне. Джаред скатывал тяжелые ковры в гостиной и столовой и выносил их на задний двор.
– Так, Джаред, теперь положи их здесь и помоги натянуть эту веревку, чтобы их повесить можно было, – командовала Дафни.
– Да, мадам, – вежливо повиновался Джаред.
Он вернулся в кухню, нашел в рюкзаке свой нож. Улыбнулся Элис и малышке, и, наклонившись, поцеловал Дейзи в макушку. Поспешил обратно к Дафни – не хотел чтобы она злилась.
– Дафни? – спросил он, отрезая рваные края веревки, и поднял голову.
– Называй меня Даффи, милый. Все так зовут.
– ОК, Даффи. Все случая не было спросить. А как вы тут все оказались? – он обмотал один конец веревки вокруг столба.
– Так благодаря тебе, милый, – на пороге появилась Ида. – Здесь мало чего происходит. Утопия – городок маленький, так что когда мы услышали, что эту занозу в заднице продали, мы пришли поздороваться.
Она засмеялась, наблюдая, как Джаред краснеет под ее пристальным взглядом. Но тут у нее в кармане зазвонил мобильник.
– Наконец-то, ты проснулся, – Ида поморщилась и в голосе появились строгие нотки. – Не ори на меня, Дженсен Росс, ты вовсе не так стар, чтобы надевать деревянный макинтош, и не забывай об этом! Получил список? Хорошо, теперь быстро в магазин и сюда. Я не пила кофе с тех пор, как сам Господь Бог был мальчишкой! Да, – она посмотрела на Джареда. – Он очень симпатичный, тебе понравится… но тебе придется сложновато, – она хихикнула в трубку. – Дело не в возрасте, родной, дело в опыте.
Закончив разговор, она подмигнула Джареду и ушла в дом.
Парень стоял, запустив руку в волосы и неверяще качая головой. Он обернулся на смех Дафи.
– Я так понял, ее внук – гей? – она согласно кивнула, на что Джаред бросил: – Она ведь не собирается нас сводить, нет?
Дафи захохотала в голос.
– На твоем месте я бы больше волновалась об Иде, а не о Дженсене. И поверь, Дженсену не нужна бабушка, чтобы кого-то зацепить, он сам прекрасно с этим справляется.
Она вручила ему выбивалку и ухмыльнулась.
– Ну, начинай парень. Пусть все эти мышцы принесут пользу. А мне надо проверить, приняла ли Ида свои таблетки.
Джаред покачал головой и, улыбаясь, раскатал один ковер на протянутой проволоке.
Он чувствовал, что жизнь в Утопии ему предстоит интересная. Особенно если его будут развлекать его личные "Золотые девочки".*
– Эй, папочка! – позвала Ви с лестницы. – Твоя дочурка преподнесла маленький презентик. Так что разберись с этим, пока Элис не хлопнулась в обморок. 
Ее подстриженные бобом седые волосы всколыхнулись, когда она нарочитым жестом замахала перед носом ладонью.
Джаред застыл на мгновение, купаясь в звуке этого слова – папа. Он никогда не думал, что когда-нибудь это произойдет с ним. Попробовав его на языке, он понял – теперь это его любимое слово. Он бросил выбивалку и с улыбкой последовал за Ви на кухню. Его развеселило то, как Элис держала Дейзи на вытянутых руках, и с какой скоростью принялась их мыть, как только Джаред забрал у нее малышку. 
– Боже, Ду, – журил девочку Джаред, пока нес ее наверх. – Еще пара таких выходок, и ты распугаешь всех наших соседей.
Джаред поменял Дейзи подгузник и как раз переодевал в чистую одежду, но, заслышав звук подъезжающего грузовика, замер.
– Должно быть, это таинственный Дженсен, – сообщил он Дейзи, застегнул последнюю кнопку на джинсовом комбинезончике и поднял ее на руки. 
– Теперь-то вы, определенно пахнете получше, мисс Ду. Давайте спустимся вниз и посмотрим, кто там еще вас побалует, а?
Он поднял мешок с подгузником и стремительно спустился на кухню.
– Наконец прибыл наш кофе, Джаред, – Ида помахала ему рукой, подзывая. – Дженсен выгружает последние сумки из машины. На самом деле, он хороший мальчик. Всегда помогает своей бабушке. – Она посмотрела через плечо Джареда. – А вот и он. Джаред, это – мой внук, Дженсен. Дженсен, это – Джаред, наш новый сосед. – Она взяла Джареда под руку. – Разве я не говорила, что он симпатяжка?
– Ну, его задница действительно выглядит отлично, – произнес глубокий голос за спиной Джареда. – Про все остальное поверю тебе на слово, ба.
Джаред повернулся лицом к владельцу голоса и ощутил, как волосы на затылке встали дыбом. Потрясающий. Это было единственное, что мог придумать его мозг в данный момент. Ну, возможно, еще красивый. Это слово тоже возникло в голове. 
Джаред пытался не пялиться. Честно, он пытался.
Но, серьезно, он и не думал, что когда-либо в своей жизни видел настолько зеленые глаза и настолько длинные ресницы. Нос и щеки Дженсена были забрызганы веснушками, которые капельками сбегали вниз по шее, и исчезали за воротом его обтягивающей черной футболки. И вот как раз, когда Джаред решил, что оправился от этих убийственных глаз… его взгляд упал на рот Дженсена. Губы были полными, и Джаред готов был поспорить, что любая топ-модель все бы отдала за такие пухлые губки. Джаред облизнул свои вмиг высохшие губы, наблюдая, как Дженсен ставит сумку с продуктами на стол, и отчаянно стараясь не думать, как эти сочные губы покраснеют, когда сожмут в кольце его...
– Ты пожимать-то руку собираешься? Она не укусит, – протянул Дженсен, помахав ладонью перед Джаредом.
– Прости, – пробормотал Джаред и поднял руку для рукопожатия. И тут же выругался – в этой руке оказался мешок с грязным подгузником. Он швырнул его на столешницу, не заметив даже, как сморщила нос Даффи, и, вытерев ладонь о джинсы, схватил все еще протянутую к нему ладонь. 
– Привет, я Джаред. Спасибо, что продукты привез. Сожалею, что так рано тебя разбудили.
– Ничего, милый, – Дженсен улыбнулся, его теплые пальцы крепко сжали руку Джареда. – Знаешь старую поговорку – когда бабушка говорит вставать, то не следует жаловаться, что она разбудила тебя. Если не хочешь потом неделю страдать от того, что сесть не можешь, – его глаза озорно блеснули, когда он выпустил руку Джареда. – А я могу придумать причины для этого получше, чем поездка на базар.
Джаред вспыхнул и громко сглотнул. Он был уверен, что в этой тишине женщины с интересом наблюдали, как двое мужчин оценивали друг друга. Кашлянув, он кивнул, и постарался, чтобы голос прозвучал как обычно: 
– Да, с Идой шутки не пошутишь.
Он вздрогнул и резко выдохнул, когда почувствовал, как его зад сжали чьи-то пальцы.
– Какая жалость! – задумчиво сказала Ида и показала язык своему внуку, впившемуся в нее взглядом. – Ну, сегодня суббота, и я полагаю, что у тебя нет никаких важных дел, правда, славный мой?
– Дай-ка догадаюсь, – Дженсен вздохнул, скрещивая руки на груди и глядя на нее, приподняв бровь. – Теперь, видимо, есть. 
И когда она согласно кивнула, он довольно громко фыркнул в ее сторону и переключил свое внимание на Дейзи. Его зеленые глаза пристально рассматривали ее, и она улыбалась ему.
– И кто же вы, принцесса? – мягко обратился к ней Дженсен. – Можно? – глядя на Джареда и протягивая руки к Дейзи, спросил он.
Джаред кивнул, и Дженсен взял Дейзи на руки. Одной крепко ухватил ее под джинсовую попку, а указательный палец второй малышка сразу же сжала в своем кулачке. 
– Итак, не вы ли, самая симпатичная сударыня, какую я когда-либо видел? Уверен, вы своей улыбкой просто осветите Утопию, – он засмеялся, когда она ухватила его за ухо. – А еще у нас тут есть один такой Джорди Томасон, который просто обязан попасть под действие ваших чар. Но он немного моложе, вроде бы на несколько месяцев. Это даже совсем неплохо… – он понизил голос до театрального шепота. – Спросите у моей бабули.
Джаред наблюдал, как Дженсен общается с Дейзи с нежной улыбкой на губах. Реакция этого мужчины разительно отличалась от поведения Макса, словно это было в другой вселенной. Его сердце наполнилось теплотой, которая растеклась нежностью по всему телу, и он мысленно застонал. Ему не нужны осложнения. Разве после Макса он не зарекся иметь дело с мужчинами? Он просто хочет починить дом и обжиться тут с Дейзи. Ему не нужны эти красивые зеленые глаза и эти, блядь, мускулистые бедра, которыми, наверное, можно колоть грецкие орехи, сводя его с ума. Ему надо сосредоточиться, не надо ему никаких отвлекающих факторов!

– Я с огромным удовольствием смотрел бы на тебя влюбленными глазами весь день, принцесса, – мурлыкал тем временем Дженсен. – Но думаю, что бабуля нашла для меня и папы работу. Так, – он посмотрел на четырех женщин. – Чья очередь?
Ви подняла руки, и Дженсен, смеясь, вручил ей Дейзи. 
– ОК, с чего начнем?
– Джаред выбивает ковры, это тяжелая работа, так что как раз, – приказным тоном выдала Ида. – А ты можешь начинать с окон в гостиной. А потом, когда мы подметем и пропылесосим гостиную и столовую, можно и ковры обратно заносить.
Даффи огляделась.
– Кухня в порядке, чуток подкрасить только. Я осмотрела ставни, их можно починить или заменить. И некоторые доски на крыльце выглядят немного прохудившимися, – она кивнула Джареду. – Как только мы уберем и проветрим здесь, дом будет годным для жизни. Потом можешь сделать все, как ты захочешь.
Джаред осмотрел чистую теперь кухню и улыбнулся. 
– Даже не знаю, как вас благодарить, леди, за вашу помощь. За то, что спасли меня. Я хочу вернуть дому прежнее великолепие. Превратить его в красивое место, где Дейзи будет расти.
– В таком случае тебе потребуется плотник, – предположил Дженсен, осматривая комнату. – Двери можно обработать и зачистить, чтобы добраться до старого дерева, или можешь поставить новые. Пол на крыльце легко починить. 
– В городе есть плотник? Или мне придется ехать за ним?
– Есть один. Вот, – Дженсен достал из кармана ручку. – Бумага есть? Я дам его телефон. 
– Отлично, – ответил Джаред, его глаза радостно заблестели, когда он вынул старый конверт из рюкзака. – А он подойдет?
Дженсен метнул на Джареда пристальный взгляд, и выписал номер из своего телефона. 
– Да, он очень хорош, – сказал он тихо, и в его глазах вспыхнула дразнящая искорка, как только он заметил, что от этого двусмысленного комментария щеки Джареда вспыхнули. – Просто позвони ему, он приедет и составит смету.
– Спасибо, – Джаред кашлянул и, сложив конверт, спрятал в карман. – Ну, полагаю, мне стоит вернуться к битью... – Он вдруг начал заикаться при виде поднятой брови Дженсена. – Ковер... в саду. 
И чтобы не выставить себя еще большим дураком, он сбежал через черный ход под хохот четырех женщин.
Ида подошла к Дженсену и хлопнула его по заду. 
– Ты чего, хочешь бедного мальчика до смерти запугать? 
– Думаю, ты сама с этим прекрасно справляешься, ба, – и он склонился, чтобы запечатлеть поцелуй на ее морщинистой щеке. – Он здесь один? – как бы невзначай поинтересовался он, забирая миску воды и тряпки у Даффи. 
Дженсен обвел взглядом по очереди всех женщин и улыбнулся.
– Да ладно вам, вы же здесь уже больше часа! Не говорите мне, что ничего о нем не узнали, включая и размер его ноги. Не забывайте – я живу под пристальным наблюдением женского ока и знаю, как вы работаете.
Элис встала, подозвала Дженсена и, когда он наклонился к ней, отвесила ему ощутимую пощечину.
– Следи за своим языком, Дженсен Росс! Конечно, мы не знаем, его размер обуви… но узнаем после обеда. 
И она захихикала как старшеклассница, когда Дженсен приподнял ее на руках.
– Я знал, что могу на вас рассчитывать, – улыбнулся он. – Итак, расскажите мне все в десяти словах.
Элис принялась загибать пальцы. 
– Даллас, одинок, опекун Дейзи, сплошные мускулы, вежливый, симпатичный и гей.
– Прекрасная работа, в самую точку. 
Дженсен еще раз громко чмокнул ее в щеку, забрал миску с водой и ушел в гостиную, где должен был вымыть окна.
В гостиной Дженсен поставил миску на один из столиков и с улыбкой оглядел комнату. Он всегда любил этот дом. Был здесь много раз маленьким мальчиком с матерью Донной и бабушкой. Они ходили в гости к Пинкенштейнам, которые жили здесь на протяжении сорока лет. Но теперь в старом доме начиналась новая жизнь, и он с нетерпением ожидал увидеть дом отреставрированным и красивым – таким, каким он его помнил.
Кстати, о новой жизни. Невинный маленький вопрос Дженсена вообще-то не был таким уж невинным. Вообще Джареду не светила профессия грабителя – стадо слонов и то тише прошло бы по лесу, чем этот здоровяк вчера. Конечно, он и сам хорош – так размахивать фонариком! И плавая вчера ночью в озере, Дженсен точно знал, кто бы ни скрывался в кустах, он пришел из этого дома, потому что другого дома в пределах пяти миль не было. Это, кстати, было одной из причин, почему он так любил это озеро. Только в разгар лета там можно кого-нибудь встретить. Это было его личное место… куда он приходил подумать, расслабиться. Куда ходил помечтать.
Возя тряпкой по стеклу, он улыбнулся, увидев, кто появился в поле зрения. Джаред Пада-что-то-там был поразительным парнем. Он был выше его, что Дженсен счел довольно занятным, потому что обычно это он всегда был выше всех со своими шестью футами и одним дюймом. Миндалевидные глаза Джареда сияли великолепной смесью синего, зеленого и карего цветов, и Дженсен мог себе представить, какими темными они становятся на пике страсти. 
«Притормози, Эклз! – прошептал его внутренний голос. – Ты ни черта о нем не знаешь». 
Дженсен улыбнулся, когда вспомнил, как краснел и волновался Джаред на кухне. Это до жути интриговало. 
«Точно, – ответил сам себе Дженсен. – Но, тем интересней будет узнать».
*

К обеду дом преобразился. Кругом было чисто. Под присмотром Даффи и Иды, Дженсен с Джаредом в каждой комнате расставили мебель.
Радио-няня теперь висела на кроватке Дейзи, над которой были установлены полочки, где устроились ее мягкие игрушки – они будут охранять ее сон. 
Комод, наконец, собрали и наполнили ее одеждой. А пеленальный столик, что он купил перед самым отъездом из Далласа, со всеми нужными вещами, уложенными по полочкам, обосновался в углу комнаты.
Ванная просто заблестела, после того, как Ви заявила, что у вчерашнего грузчика, очевидно, понятие о чистоте совершенно отличается от ее собственного, и взялась за нее. Итогами Ви была больше чем просто удовлетворена – теперь Джаред в ванной комнате мог есть с пола, если он того вдруг пожелает.
Потом парни целый час, препираясь, подключали телевизор и настраивали DVD-плеер. И когда Джаред предложил сыграть в Guitar Hero, Дженсен на это заявил, что, видимо, Джаред любит проигрывать, потому что он, Дженсен, собирается надрать ему задницу. Джаред очень вежливо попросил Дженсена приготовиться к смерти. После четырех туров они сошлись на ничьей еще и потому, что в дверном проеме стояли четыре очень сердитые женщины со скрещенными на груди руками.
Осмотрев дом, Джаред широко улыбнулся. 
– Народ, я даже не знаю, смогу ли вас отблагодарить за это как следует! Правда, не знаю! Если бы я взялся за дело своими усилиями, на это ушла бы не одна неделя.
Даффи улыбнулась ему, просовывая руки в рукава своего кардигана. 
– Всегда пожалуйста, Джаред. Так, завтра после обедни я устраиваю барбекю. Вы с Дейзи должны приехать, там вы сможете познакомиться с остальными. Уже давно у нас в Утопии не было новых людей, и я очень рада, что это именно вы с Дейзи. – Она приподнялась на цыпочки и нежно чмокнула его в щеку. – Добро пожаловать домой.
Джаред усиленно моргал, чувствуя, как слезы собираются в уголках глаз, как у какой-то гигантской девчонки, пока женщины по очереди целовали его на прощание. Он даже хихикнул, когда губы Иды задержались немного дольше, чем положено для компанейского поцелуя, так что Элис пришлось ее оттягивать.
– Еще раз, большое вам спасибо! – крикнул он им вслед, стоя на крыльце с сонной Дейзи на руках. Все женщины уселись в грузовик Даффи.
– Ну, – Дженсен спустился по ступеням к своему грузовику. – Приятно было познакомиться, Джаред. Уверен, мы не раз еще столкнемся.
Джаред утвердительно кивнул, наблюдая, как Дженсен забирается в кабину и захлопывает дверь. – Спасибо тебе, чувак. Я, наверное, не смог бы сам собрать этот пеленальный столик без твоей неоценимой помощи.
Хмыкнув, Дженсен выставил локоть из окна и завел двигатель. Грузовик ожил, и зеленые глаза Дженсена остановились на ореховых Джареда.
– O, кстати, я серьезно имел в виду то, что сказал.
Джаред нахмурился, пытаясь вспомнить, что такого ему говорил Дженсен. 
– Ты про что? – все-таки спросил он.
Дженсен усмехнулся, его пухлые губы раздвинулись, показывая ряд белых зубов. 
– Тебе будет лучше видно, если ты присоединишься. 
Задорно подмигнув Джареду, он дал по газам, и вскоре грузовик исчез среди нависающих над дорогой деревьев.
«Ни хера себе!» – Джаред шумно вздохнул, провожая взглядом задние фары грузовичка, его рот открылся в удивлении, а сердце заметно ускорило темп.

 


* Отсылка к американскому телесериалу канала NBC The Golden Girls

 

 

Глава 3

 

Джаред перебирал в шкафу одежду Дейзи, пытаясь выбрать, что-нибудь для барбекю. Он разрывался между белым сарафанчиком английской вышивки со штанишками под стать, что Женевьев купила ей в подарок, и розовым комбинезончиком с вишенкой на нагруднике.
– Боже, Падалеки, – возмутился он наконец, и схватил своими длинными пальцами белое платье. – Раньше ты моментально принимал решения, чтобы заработать или потерять миллионы долларов, а теперь стоишь тут экаешь и мэкаешь, выбирая, что пойдет к лицу твоей семимесячной дочери! О, как пали сильные!
И вот Дейзи, купаная и одетая, лежит на полу у него в спальне, и радостно колотит кулачком висящих над ней животных. Сам Джаред быстро принял душ и замер перед собственным гардеробом. 
– Ну, что скажешь, Ду? Я выбрал тебе наряд, не хочешь мне помочь?
Дейзи фыркнула на него, чем вызвала улыбку, а когда залопотала с ним на своем детском языке, он громко рассмеялся и вытащил пару далеко не новых, но удобных джинсов и клетчатую синюю рубашку с коротким рукавом.
Надел боксеры и носки, натянул джинсы, и, сунув руки в рукава рубашки, подошел к окну.
Джаред медленно застегивал пуговицы и любовался видом из окна – пологие холмы и лес, который начинался сразу за его калиткой. Вздохнув, Джаред прикрыл глаза, и тут же перед внутренним взором промелькнула картинка – Дженсен, прекрасный и голый, стоит на валуне на краю водоема. Это были совсем уж лишние мысли, если он сегодня собирается увидеться с этим человеком. И, конечно же, он не признается, даже самому себе, что прошлой ночью долгое время простоял в ожидании прямо вот у этого окна, а потом изо всех сил боролся с желанием спуститься, когда все-таки заметил луч от фонарика Дженсена, шагающего к озеру. Чёрт возьми, нет! Джаред снова вздохнул и сел на кровать, чтобы надеть ботинки.
Джаред был с Максом в течение года, и он любил его, или, по крайней мере, так думал. Может он просто перепутал любовь с отличным сексом и дружескими отношениями? Несомненно, у Макса были свои чрезвычайно раздражающие привычки, но Джаред частенько просто не обращал на них внимания. У них обоих была очень ответственная работа, и, если посидеть и подумать, то, наверное, они не так уж много времени провели вместе за весь этот год. Это не то, чего требуют нормальные отношения. Но так было удобно им обоим.
Они удовлетворяли потребности друг друга, а когда ситуация изменилась, сделать правильный выбор оказалось не так уж трудно, как казалось на первый взгляд. И это его немного смутило, тем более, что он был практически готов просить Макса съехаться и жить вместе.
Он отнес Дейзи вниз и усадил ее в детский шезлонг в углу кухни, пока сам собирал ей сумку на целый день. Он уложил несколько баночек детского десерта и ложку, надеясь, что сможет ее уговорить хотя бы попробовать. До сих пор попытки добавить к ее молочному рациону твердой пищи терпели неудачу. Дейзи просто смотрела на него, как будто он свой пиджак задом наперед надел. Джаред оглядел еще раз кухню, молясь, что ничего не забыл. Сумку он тоже снова проверил – достаточно ли молока, подгузников и салфеток – и удовлетворенно застегнув ее, прихватил свои ключи.
– ОК, Ду, вперед. Мы едем в гости к нашим соседям, так что будь послушной девочкой. Мы же не хотим, чтобы они думали про нас, будто мы какие-то тупые горожане, так ведь? – Джаред пристегнул ее в автомобильном кресле, громко чмокнул в голые ножки, и только тогда сел за руль.
Включил навигатор и вбил адрес, который ему дала Даффи. Выезжая на дорогу, Джаред чувствовал, как у него немного сосет под ложечкой – видимо от волнения.
Встреча с соседями отчасти заставила его еще больше поверить, что все это реальность. Это – их дом, место, где Дейзи будет расти, место, где они будут жить вместе. Он усмехнулся, как маньяк, и, выезжая на грунтовку и спускаясь со своего холма, прибавил звук радио.
*
– Джаред! Вы приехали! Мы думали, что вы заблудились, дорогой! – Ида взволнованно махала ему усыпанной драгоценностями рукой.
– Хей, Ида! – поприветствовал он в ответ, закрывая машину и раскладывая коляску Дейзи. Только после того, как малышка была надежно пристегнута, а над ее головкой раскрыт симпатичный розовый капюшон, защищающий ее от солнца в безопасной тени, Джаред втолкнул коляску через калитку и проследовал за Идой на задний двор. 
– Ух ты! – выдохнул он. 
Перед его глазами предстал огромный участок земли, в дальнем конце находился загон с лошадьми, которые следили за всем процессом из-за ограды. Задний двор Даффи, если его можно так назвать, был полон людей, и Джаред решил, что, похоже, здесь собрался весь город. Он заметил у барбекюшницы пожилого человека в поварском колпаке и фартуке «Целуй меня быстро!». Здесь был также и огромный шатер со столами и стульями, заполненный, как предположил Джаред, его новыми соседями. У бассейна он нашел Ви. Она сидела на краю, лениво болтая ногами в воде.
– Не ожидал увидеть такое в маленьком городке? – улыбнулась Ида. – Наверное, думал, что мы будем все тут сидеть на крылечке и напевать диско-песенки?
Джаред вспыхнул. 
– Нет, конечно! Но и не ожидал, что попаду на ранчо Саутфорк.*
Звонкий смех Иды эхом разлетелся по двору. 
– Джаред, ты такой забавный! Я уже говорила тебе, как ты мне нравишься?
Женская ладонь сжала его предплечье и медленно поднялась по мускулистой руке, оглаживая бицепс.
– Ида! – на весь двор прогремел голос Даффи. – Ты, старая развратница, отпусти мальчика! Дай ему со всеми познакомиться.
Ида закатила глаза и рукой, которой трогала Джареда, пригладила свои волосы, кивая на Даффи и Элис возле барбекю. 
– Даффи, ты все веселье мне портила еще когда мы были шестилетками. У нас с Джаредом была личная беседа.
Даффи фыркнула и вручила Джареду открытую бутылку пива. 
– Кто бы сомневался. И что обсуждали? Сколько раз он отжимается лежа? 
– Надеюсь, раз сто восемьдесят, – произнес глубокий грудной голос.
Джаред отчаянно старался не покраснеть, когда Дженсен появился перед ним, и озорно взглянул на него своими невозможными зелеными глазами. 
– У меня сейчас просто нет ни времени, ни желания отжиматься. Я слишком занят с Дейзи, – он приподнял бровь, все-таки осмелившись посмотреть на Дженсена, и сделал глоток пива. – В моей жизни прямо сейчас лишние тяжести совсем ни к чему.
Даффи закашлялась, пытаясь не рассмеяться, заметив, как ехидно улыбнулся Дженсен на столь тонкий метафоричный намек Джареда. Она быстро подняла мегафон, лежащий рядом с барбекюшницей, и, прежде чем он смог что-нибудь съязвить в ответ, провозгласила: 
– Итак, у всех прошу минуточку внимания! – она подождала, пока болтовня и смех не утихнут и люди, собравшиеся вокруг, не обратят на нее свое внимание. – Хочу вам представить двух совсем новых жителей Утопии. Это Джаред Падалеки, – она положила руку на плечо Джареда и улыбнулась ему, – а этот красивый сверточек – его дочь, Дейзи. И прежде чем вы все начнете его спрашивать сами, Джаред из Далласа...
Речь Даффи прервала Элис, выхватив у нее из рук мегафон.
– Все девочки теперь просто обязаны обрыдаться, потому что, хоть он и не женат, но вы ему совсем неинтересны. Он – гей! 
Все это Элис радостно сообщила толпе, к вящему смущению Даффи. Затем повернулась к Джареду и улыбнулась. 
– Но ты не волнуйся, Джаред, у нас есть тут несколько таких же. Так что проблем не возникнет, если вдруг захочешь немного расслабиться.
– Мама! – зашипела на нее Даффи и выхватила мегафон, чтобы та не успела еще наговорить чего-нибудь. – Народ, я уверена, что вы с удовольствием присоединитесь ко мне и поднимите свои бокалы, чтобы поприветствовать Джареда и Дейзи в нашем городе, и пожелать им здесь долгой и счастливой жизни!
После такого представления Элис, Джаред пожалел, что не может просто вырыть себе нору и спрятаться там, однако все же поднял свое пиво вместе со всеми, и сердечно принял их приветственные пожелания. 
Раньше он считал, что все забавные истории о таких маленьких городках были банальным преувеличением, но теперь начинал думать, что в Утопии вряд ли ему удастся просто пукнуть и кто-нибудь об этом тут же не прознает.
Десять минут спустя, после сотни похлопываний по спине и стольких же поцелуев в щеку, Джаред стоял у микроволновки на кухне Даффи, разогревая бутылочку с молоком для Дейзи. И Дженсена он скорее унюхал, нежели услышал. Этот мускусный аромат его одеколона он узнал моментально.
– Ты уже звонил плотнику? – как бы невзначай поинтересовался Дженсен.
Джаред повернулся к мужчине и кивнул, скрещивая руки на груди и как можно небрежнее облокачиваясь на стол. 
– Я разговаривал с его помощником сегодня утром. Он завтра придет. Я сам пока не уверен, надо ли двери менять или просто их покрасить. 
«Будь дружелюбным, Падалеки. Просто будь с ним дружелюбным».
Дженсен пожал плечами и сделал большой глоток пива. 
– Зависит от того, хочешь ли ты вернуть дом в первоначальный вид или нет. Когда я играл там ребенком, помню, они были некрашенными. Но это твой дом, парень. Уверен, вы с ним все обсудите завтра.
– Ты его хорошо знаешь? – спросил Джаред, не совсем соображая, важно ли это вообще, но, как только произнес, понял – он хочет знать ответ. Джаред смотрел, как губы Дженсена складываются в эту раздражающую ухмылочку, которая, казалось, постоянно присутствовала на его лице.
– О, да. Я его отлично знаю, – многозначительно подмигнул Дженсен. – Он даст справедливую цену и сделает все хорошо. На него никогда еще не поступало жалоб.

Джаред в ответ закатил глаза. Затем открыл микроволновку и вынул бутылочку Дейзи. Чтобы проверить температуру, он капнул молоко себе на запястье.
– Черт! – прошипел он, обжегшись молоком, и тут же вздрогнул: – Ой! – его руку сжали сильные пальцы. – Ты чего... 
Дженсен проигнорировал возмущенные вскрики и потащил его к раковине.
– Под водой держи, – приказал он,
включая кран и подталкивая запястье Джареда под поток холодной воды. Он улыбнулся, услышав, как Джаред шипит сквозь сжатые зубы. Внимательно заглянув в ореховые глаза, которые сейчас находились так близко, поинтересовался: 
– Боже, кто из вас ребенок – ты или Дейзи? Ты встряхивал бутылку? 
Он снисходительно покачал головой, а Джаред смущенно наклонил голову. 
– Когда разогреваешь еду в микроволновой печи, то образуются горячие слои. А если надо проверить температуру, как это делаешь ты, то хорошо бы встряхнуть, чтобы горячие слои смешались с более прохладными.
– Господи, я же мог дать это Дейзи! – Джаред под загаром явно побледнел.
Дженсен выключил кран и нежно приложил кухонное полотенце к ожогу. Он рассмотрел красные пятна и мягко провел по ним пальцами. 
– Думаю, жить будешь, – заверил он Джареда.
– Точно? Такое чувство, что там все в огне, – пожаловался Джаред.
– Уверен. Я еще никогда не терял пациента.
– Бля, если я так обжегся, что было бы, начни Дейзи пить? – Джаред пристально смотрел на Дженсена.
Зеленые глаза смягчились, видя в глазах Джареда, ужас понимания того, что могло бы случиться. Он положил руку на плечо этого большого парня. 
– Эй, но ты же так не сделал. И твой рефлекс, проверять пищу на высокую температуру, доказывает, что этого не произойдет. Просто в следующий раз не забудь встряхнуть.
– Я ведь разогревал уже сто раз в микроволновке, и такого никогда не случалось! А ты откуда знаешь, что нужно делать? – Джаред спрашивал, а сам остервенело трусил бутылкой, прежде, чем снова проверить на не обожженном запястье.
– В таком маленьком городке, как наш, ты не пройдешь и пятидесяти ярдов, не натолкнувшись на ребенка, – быстро ответил Дженсен, снова поднося ко рту пиво и пожимая плечами. – И, если это тебя утешит, из того, что я видел - ты отлично справляешься, Джаред. Я понимаю, почему твой кузен выбрал тебя...
Джаред почувствовал, что его щеки снова вспыхнули, и внутри опять разливается теплая волна нежности в ответ на такой комплимент.
– Давай подождем лет восемнадцать, и поглядим, не поменяешь ли ты свое мнение, – хмыкнул Джаред. Он смотрел как Дженсен, закинув голову, захохотал, и наслаждался теплым густым смехом, который вырывался из груди этого невероятного парня. В отчаянии Джаред сглотнул и из последних сил попытался оторвать взгляд от двигающегося кадыка под загорелой кожей Дженсена, но оказался недостаточно быстр. Его взгляд перехватил отсмеявшийся Дженсен.
– Осторожней, Джаред, – растягивая слова, предупредил его Дженсен, и на губах снова появилась теперь слишком знакомая ухмылка. – В последний раз, с тем, кто смотрел на меня так, я исполнял жим лежа.
– Боже, в вашей семье, что, все любят двусмысленность? – раздраженно бросил Джаред, схватил бутылочку и поспешил на выход.
– Не, – парировал Дженсен, – мама любит недосказанность. 
Он смотрел вслед, как здоровяк большими шагами пересекает патио, берет Дейзи у Ви и садится рядом на стул. Да, Джаред Падалеки, огромный, как гора, мужик, краснеет как тринадцатилетняя девчонка! Губы Дженсена изогнулись в хитрой улыбке. Забавно.
Джаред улыбнулся Дейзи, устроил у себя на руках поудобней и предложил ей бутылку. Маленькие пальчики тут же плотно обхватили ее, губки сомкнулись вокруг соски, а розовые щечки втянулись, как только Дейзи с жадностью принялась сосать.
– Она – красавица, – раздался около него низкий голос.
Джаред увидел перед собой очень привлекательного, высокомерно улыбающегося парня с пронзительными голубыми глазами. В руках он держал тарелку с жареным мясом. 
– Спасибо. Я тоже так думаю, но боюсь, я немного предвзят.
– Нет. Я бы сказал, что ваше мнение верное, предвзятое оно или нет. Она определенно красива. И, привет, я – Том Уэллинг, местный доктор, – он протянул руку Джареду, а его губы растянулись шире, уже в приветственной улыбке. – Я один из тех, о которых так предусмотрительно и тонко тебе сообщила Элис.
Джаред засмеялся, пожимая руку Тома. 
– Приятно знать, что я не единственный в городе. Ну, знаешь, на случай вдруг мне понадобится... – он замялся, и хохотнул, когда Том закончил предложение:
– Легкая разгрузка, – и Том засмеялся вместе с Джаредом. – Здесь нас таких несколько, и я вижу, что ты уже познакомился с местным плохишом.
– С кем? – заинтересовался Джаред, рассматривая толпу.
– Золотой мальчик Иды. 
Том ответил низким шепотом, наклонившись поближе к Джареду так, чтобы только он мог услышать. 
– В каждом городе есть такой. Все что ему нужно – это пиво и новый парень. Несерьезные отношения, если ты понимаешь, что я имею в виду. Любит высматривать себе самых лучших.
Джаред насмешливо поднял бровь. 
– Я слышу притворное равнодушие? – усмехнулся он, вытирая молоко с подбородка Дейзи, и, сквозь опушенные ресницы, разглядывая Дженсена. 
У него сложилось конкретное впечатление, что Дженсен не из тех, кто дает задний ход. Этот парень имел хитрый ум и острый язык, но Джаред не ощущал в Дженсене хищника. Тот, кого интересует только он сам, не может смотреть на Дейзи так, как это делал Дженсен. – О, мой бог! Нет, конечно, нет, – Том расхохотался. – По крайней мере, не с моей стороны.
*
– На что смотришь?
Дженсен поглядел на стоящего рядом лучшего друга Кристиана Кейна и пожал плечами. 
– Так, ничего особенного. Просто наблюдаю, как добрый доктор, развлекает нашего нового соседа.
– В таком случае, разве тебе не полагается смотреть на доброго доктора, а не пускать слюни на нового соседа? – резко спросил Крис, отпивая ледяного пива. Он поправил свою ковбойскую шляпу на темных, средней длины волосах, и сузил голубые глаза, всматриваясь в своего друга.
– Заткнись! – кратко ответил Дженсен.
Оба мужчины смотрели, как Джаред не спускал с них взгляда все время, пока Том склонялся все ближе и бормотал ему что-то на ухо. Дженсен допил свое пиво в два больших глотка. 
– Сомневаюсь, что Уэллинг распинается о моих достоинствах, – протянул он лениво, хватая другую бутылку из соседнего ящика.
– Типа, ты ждал чего-то другого. Ты же знаешь, он никогда не примет тот факт, что Кристи сделала свой собственный выбор, а он не единственный, кто пострадал во всей этой чертовой истории. 
Крис успел заметить, как на краткое мгновение боль исказила лицо Дженсена, но затем раковина привычно захлопнулась. 
– Ну и, конечно, то, что ты его обламываешь раз за разом совсем не помогает. Как и то, что ты сам поддерживаешь мнение, будто трахаешь все, что движется.
Он наклонил голову и пристально посмотрел на человека, которого знал лучше, чем себя самого. 
– Но ты ведь хочешь, чтобы именно так все думали, да? Если никто не приблизится, то и боль не причинит.
Дженсен глотнул еще пива, и, не отводя глаз от Джареда и Тома, произнес:
– Как я уже сказал, Крис – закрой рот.
– Она милый ребенок, – мягко сказал Крис.
Дженсен раздраженно выдохнул и повернулся к своему лучшему другу.
– Ты закончил? Или мне придется дать тебе по роже.
В тоне Дженсена явно слышалось предупреждение, которое даже Крис не мог не услышать.
– Я закончил, – Крис поднял руки, сдаваясь. – Принеси мне лучше гамбургер. А то я не ел мяса, по крайней мере, полчаса, и у меня ломка. 
Он сделал вид, что не заметил, как Дженсен картинно закатил глаза, но все же двинулся сквозь толпу к мангалу.
Крис очень хотел, чтобы кто-то прорвался сквозь стены, которые его друг воздвиг вокруг себя. Поэтому-то он и оглянулся еще раз на новенького. Он разглядывал хохочущего здоровяка Джареда, и задумчиво хмурился, вспоминая, как Дженсен смотрел на их нового соседа. «Интересно, – подумал Крис про себя. – Может пора и мне познакомится с этим товарищем Пада-как-то-там-еще».
Крис пересек газон и подошел к тому месту, где Джаред сидел с Дейзи на руках и болтал с Томом.
– Всем привет! – поприветствовал он их. – Надеюсь, наш добрый доктор расписал тебе все местные сплетни в красках. – Он протянул руку Джареду, улыбаясь. – Я – Кристиан Кейн. Уверен, Том упомянул обо мне.
– Нет, до вас он еще не добрался, – сообщил ему Джаред, улыбаясь в ответ и неожиданно понимая для себя, что ему нравится этот нахальный парень с волнистыми волосами и холодными голубыми глазами. Джареду показалось, что перед ним самый натуральный ковбой и что Кристиану Кэйну для этого даже ковбойская шляпа необязательна.
– Я Джаред Падалеки. А вы один их тех гомосексуалистов, о которых Элис говорила?
Кристиан прыснул пивом.
– Боже, парень, не задавай таких вопросов мужику, когда у него полный рот пива!
– Простите, – хмуро извинился Джаред. – Не знал, что слово «гомосексуалист» такое обидное.
Кристиан засмеялся, вытирая лицо платком.
– Да, нет же, – он дружески хлопнул Джареда по плечу. – Просто не люблю проливать пиво. И я не один из тех гомосексуалов, – он подмигнул. – У моей жены есть, конечно, некие фантазии…
Его речь была прервана таким сильным шлепком по спине, что даже шляпа слетела с головы. 
– Закончишь это предложение, Кейн, и домой вернешься на четыре фунта легче и намного умнее, потому что я выбью из тебя всю эту дурь прямо сейчас!
Джаред так загоготал, что Дейзи пришлось шумно запротестовать, ведь Джаред затрясся всем телом, а ей это совсем не понравилось. 
– Прости, малышка. Твое молоко надо смешать, но не взбалтывать, – весело сказал своей дочурке Джаред, и усадил ее прямо. 
Он разглядывал красивую, миниатюрную брюнетку, появившуюся за спиной брутального ковбоя. Было забавно наблюдать, как эта маленькая женщина старалась вырваться из объятий Кейна.
– Попробую угадать... Вы – мадам Кейн, – сказал Джаред.
Она наклонилась и запечатлела сердечный поцелуй на его щеке. 
– Сомнительная честь быть таковой, но, да. Я - Сэнди Кэйн, а эта красавица, должно быть, Дейзи. Дженсен все мне рассказал об этой милашке.
– Боже, – простонал Крис, делая глоток пива, – ты попала, Дейзи. Я слышу протяжный звон яичников мадам К.
– А если мистер К не закроет свой глупый рот, – Сэнди забрала Дейзи на руки и отвечала мужу, сюсюкая с малышкой, – то ему придется проводить долгие, тихие ночи в компании с его правой рукой. Да, да, придется, именно так.
Заметив, как ее слова шокировали Джареда, она успокаивающе улыбнулась. 
– Не волнуйся, Джей, в этом возрасте главное не что говоришь, а каким тоном. 
Она обернулась через плечо на Криса и фыркнула. 
– Да, и вообще, не думаю, что возраст имеет значение.
Уголком глаза Джаред увидел, что к ним приближается Дженсен, держа в каждой руке по тарелке. Он нервно сглотнул, и очень постарался, чтобы никто не заметил по его лицу, как у него внутри растет нечто такое мягкое и пушистое, имя которому он отказывался давать. Ну, почему этот крайне раздражающий и сбивающий с толку пошляк так на него влияет? Прокашлявшись и вернувшись из своих размышлений, он повернулся к Тому, который вроде задал ему какой-то вопрос. 
– Что, прости? – и наклонил голову, чтобы сконцентрироваться на обращенных к нему словах.
– Я спросил, не хотел бы ты как-нибудь съездить в соседний город в кино. 
Повторяя свой вопрос чуть громче, Том смотрел на Дженсена.
– Да, было бы классно, – улыбнулся в ответ Джаред. – Как только устроюсь – позвоню.
– Вот возьми, – без каких-либо эмоций Дженсен сунул ему в руки тарелку, а вторую передал Кейну. – Я подумал, ты мог проголодаться. И, уверен, Сэнди не против поиграть с Дейзи чуть подольше, пока ты ешь.
– Конечно, не против! – воскликнула Сэнди. – Я даже хотела ее забрать на минутку. Тут есть один знакомый мальчишка, который с удовольствием познакомился бы с ней.
– Уж не Джорди ли Томасен? – приподнял бровь Джаред, глядя на Дженсена. Его губы растянулись в улыбке, когда парень подтвердил его догадку, и Джаред тут же впился зубами в принесенный бургер. Жуя, он смотрел вслед покидающей их компанию Сэнди с хихикающей Дейзи на руках.
– Ух, ты! Этот бургер просто фантастика! – простонал он, закрывая глаза, и по-настоящему наслаждаясь вкусом мяса. – Спасибо тебе, Дженсен! Я и понятия не имел, как голоден.
– Всегда пожалуйста, Джаред. Я предположил, что ты ничего не сможешь поесть, прикрываясь Дейзи, – Дженсен улыбнулся, поднимая пиво в подтверждение своих слов. – Я тебя не виню. Ба вон уже давно слюной исходит. 
– То-то, я подумал, чего это у меня шея так горит, – вставил Джаред, и помахал рукой Иде, по-прежнему сидящей у бассейна и не спускающей с него глаз.
– Это потому, что ты сидишь на одном месте, – сказал Том и откинулся на спинку стула. Он сощурил глаза и снисходительно обратился к Дженсену: 
– В клане Эклз всегда ищут кусочек послаще, не так ли, Дженни? 
У Джареда глаза на лоб полезли от удивления, когда он расслышал в голосе Тома ядовитый сарказм. Такой горький, что Джареду и в голову бы не пришло, что этот приятный в общении и добродушный парень был вообще на такое способен. Он заметил, как пальцы Дженсена напряглись, сжимая бутылку. Очевидно, что такое завуалированное оскорбление, направленное на них с бабушкой, ему пришлось совсем не по нраву. Хотя, зная то, что он успел узнать о Дженсене – того вряд ли сильно беспокоит, что Уэллинг говорит о нем лично. Однако, Джаред уже был прекрасно осведомлен, насколько обожают друг друга Ида и ее внук. Дженсен явно этого так не оставит. Да, он сам не был уверен, что сможет промолчать.
– Ну, ты еще не видел семейку Падалеки. Мою бабушку Роуз как-то застукали за интересным делом в садовом домике с нашим же семидесятипятилетним садовником Горацио. Так что я, вряд ли, кого-либо в чем-либо могу винить. 
Джаред произнес все это легко, опережая ответный выпад Дженсена. Однако, поднося к губам свой напиток, он пристально смотрел на него.
Тот также внимательно вглядывался Джареду в глаза какое-то время, и вот мимолетная улыбка и едва заметный кивок оказались единственными признаками, что он принял и оценил вмешательство Джареда. 
– Садовый домик, да? Это еще ничего. Бабуля и мистер Льюис из почтового отделения в прошлом месяце плескались нагишом на местном пляже. И стоит отметить, что наш шериф Пити Льюис, сын мистера Льюиса, до сих пор отходит от ареста собственного отца, – рассказал он в свою очередь, повернувшись спиной к Тому, тем самым показывая, что он не собирается отвечать на подколы.
– Мой мальчик развлекает тебя? – проревел Крис, обнимая Дженсена за шею. – Джаред, думаю, ты потерял свою Дейзи. Там целая орава женщин воркует над ней и уже тянут жребий – кто же заберет ее домой.
– Ну, мне точно достанется короткая спичка, – Джаред усмехнулся и посмотрел налево, туда, где должен был сидеть Том – его стул бы пуст.
– А куда Том ушел? Я не заметил даже.
Дженсен пожал плечами. 
– Уверен, что доктор Уэллинг не спешил петь мне дифирамбы, так что, давай и я также поступлю. 
Он допил свое пиво и больше не смотрел на Джареда. 
– Мне пора идти, – Дженсен взглянул на часы и пригладил пятерней свои волосы. – У меня вечером свидание. 
Вставая, он обнял Криса и поцеловал в макушку вернувшуюся с Дейзи Сэнди. 
– Приятно было тебя снова увидеть, Джаред, и, добро пожаловать в Утопию.
Наблюдая, как Дженсен идет к воротам, затем как они закрываются за ним, Джаред мучительно пытался проигнорировать, как сжалось внутри то самое неназванное нечто. «Боже, Джей, – выговаривал он себе. – Какая тебе разница, с кем у него свидание? Возьми, блядь, себя в руки! У тебя есть более важные дела!» 
– Эгей, Ду, – промурлыкал он, забирая Дейзи с рук Сэнди, и покачивая девочку на коленке. – Думаю, нам пора уже выдвигаться. А то кое-кто уже вон как устал.
– Она, правда, такая красавица, Джаред! – задумчиво сказала Сэнди. – Когда-нибудь она разобьет много сердец в этом городе. 
Сэнди откинулась назад, устраиваясь в кольце рук Криса, и улыбнулась. Проследив глазами, как Джаред прощается со всеми и вывозит со двора коляску с дочерью, она тяжело вздохнула, отчего объятия Криса стали крепче.
– Не плачь, родная, – тихо прошептал он ей на ухо.
– Ты видел, как он смотрел на эту симпатичную малышку? А как он смотрел на этого красивого отнюдь не малыша? – произнесла она. – Он так долго собирал себя по крупицам, Крис. Я не знаю, останется ли вообще от него хоть что-нибудь, если такое повторится.
Крис ткнулся носом в ее волосы и слегка нагнулся, чтобы поцеловать ее нежную щеку. 
– Я видел, малыш. Но он взрослый мужчина, и вовсе не поблагодарит нас, если мы вмешаемся. Мы просто должны быть рядом, если вдруг ему понадобимся. 
Покачивая жену в объятиях, Крис закрыл глаза и зарылся лицом в ее длинные темные волосы. 
– И просто надеяться, что этого не произойдет.

 

*
Кто-то где-то стучал. Джаред застонал и перевернулся, пряча голову под подушку.
Придурки из соседней квартиры повернулись на улучшении жилищных условий – вечно что-то куда-то прибивали. Боже, а ребенка-то они когда завели? Джаред дернул ногой и полусонно пробормотал: 
– Макс, скажи им заткнуться. 
Детский плач становился все громче и громче, и Джареда подкинуло с кровати. Ему потребовалось еще какое-то время, чтобы прийти в себя, и, наконец, проморгавшись, он вспомнил, что он не в квартире, и даже не в Далласе и, что Макс уж точно не спит рядом с ним.
– Иду, малышка! – он зевнул, отбросил одеяло и пересек коридор. Зайдя к Дейзи в комнату, он взял ее на руки, и, покачивая и поглаживая по голове, поцеловал в лобик. 
– Милая, все еще противный животик болит?
Он вздохнул, и на автопилоте спустился вниз на кухню. Дейзи всю ночь страдала от коликов и поэтому ему удалось поспать от силы часа три. И, наверное, из-за недосыпа у него теперь в голове стоял такой грохот. 
– Эй, есть кто дома?
– Блядь!
Джаред выругался – стук был не в его голове. Взглянул на часы, висящие над плитой - десять тридцать. Плотник!
Сунув Дейзи в рот соску, он прошел к двери. 
– Простите нас! Мы, вроде как, проспали.
Его глаза расширились, когда он рассмотрел человека стоящего на крыльце. 
– Дженсен? Извини, я думал это плотник.
Зеленые глаза Дженсена весело блеснули, и он махнул рукой на пояс с инструментами, висящий на его узких бедрах. 
– Я – плотник, – сообщил он. – Видишь, у меня есть пояс и все что нужно. 
Тут он нахмурился, пристально разглядывая усталое лицо Джареда и заплаканное – Дейзи. 
– Что случилось? Ты дерьмово выглядишь.
– Я думал, ты приехал, чтобы смотреть на дом, а не критиковать мою внешность, – огрызнулся хозяин дома. Дженсен удивленно поднял брови, и Джаред медленно покачал головой. – Прости, – проскрипел он устало. – Я не спал всю ночь и не хотел наезжать. Просто устал. 
Проведя рукой по волосам, он снова широко зевнул и успокаивающе погладил Дейзи по спине. 
– Она почти всю ночь мучилась коликами. Никак не могу успокоить ее.
Дженсен закрыл за собой входную дверь и, отцепив пояс с инструментами, положил его на стол в холле. – Дай-ка ее сюда, – произнес он, протягивая руки к Дейзи. Улыбнулся, когда она тоже потянулась к нему своими ручками, и забрал ее у Джареда.
– Джей, иди ложись спать, – мягко приказал Дженсен. – Ты же разваливаешься, чувак. Прямо спишь стоя. Я присмотрю за Дейзи, пока ты не выспишься.
– Я не могу тебе этого позволить, – Джаред покачал головой и протянул руки, чтобы забрать Дейзи обратно. – Я ее отец и должен справиться с ситуацией.
– Стоп! Кончай страдать, Падалеки, – прикрикнул на него Дженсен, отчего Дейзи подскочила у него на руках. – От тебя никакой пользы не будет, если ты свалишься без сил. Шагай наверх, сейчас же! 
Он поднял бровь с намеком, и злой огонек сверкнул в его глазах, когда пристальный взгляд прошелся по боксерам Джареда.
– Или ты хочешь, чтобы я сам тебя уложил в постельку?
Джаред посмотрел на Дейзи. Малышка уткнулась носом в шею Дженсена – о, нет, ради бога, он не завидует своему ребенку! – маленькие пальчики крепко держали парня за футболку, и он легонько покачивал ее. 
– Ты когда-нибудь останавливаешься? – раздраженно спросил Джаред, борясь с желанием прикрыть свою обнаженную грудь от такого пристального осмотра.
– Только, когда получаю то, что хочу, – голос у Дженсена прозвучал довольно хрипло, – а иногда, не получается и после этого.
Джаред сглотнул, ругнулся и прошел мимо него на лестницу. А то еще этот тающий шоколад в голосе Дженсена заставит его прекратить всяческое сопротивление и сдаться!
Он залез под одеяло, прикрыл голову подушкой, в попытке приглушить звуки рыдания Дейзи, и тяжело вздохнул.
Хотя он и не собирался удовлетворять самолюбие Дженсена и говорить это вслух, но пришлось признать – парень был прав. Он будет совершенно бесполезен как отец, если не отдохнет, и ему не надо ломать голову, как он выдержит целый день. 
Он убрал подушку и прислушался – плач Дейзи прекратился.
Джаред нахмурился и плюхнулся обратно в постель, обнимая подушку, которая была в руке. Надо потом спросить Дженсена, что за секрет он использует на его дочери.
*

Дженсен внизу мерил шагами открытую веранду, опоясывающую весь дом. У него на плече, уткнув личико в шею, лежала Дейзи, и он чувствовал ее нежное дыхание на своей коже. Вздохнув, он поцеловал ее в пухленькую щечку, и продолжил ходьбу, тихонько укачивая. Он ходил, легонько поглаживая ей спинку и напевая в ушко колыбельную. Дженсен помнил – чем прямее ее держать, тем малышке будет легче, а теплота его собственного тела поможет немного притупить ее боль. 
Он тихо фыркнул, когда услышал долгий усталый стон через открытое окно спальни Джареда.
Когда он увидел, в каком состоянии Джаред предстал перед ним в дверном проеме, такой потерянный, словно забыл собственное имя, все остальное стало неважно и по-другому он уже не мог поступить. Просто Дженсен знал, каково это – быть настолько измотанным, что, кажется, будто усталость просачивается в кости. Так изнуряет только бессонная от криков больного ребенка ночь. Глубоко вздохнув, Дженсен задвинул нежелательные и такие болезненные воспоминания обратно за двери своей памяти, накрепко закрыл их на ключ и вернулся к маленькой девочке на своих руках.
И пока он шагал туда-сюда по веранде и тихонько убаюкивал Дейзи, заодно проверял крепость досок в полу. По крайней мере, дюжина из них была абсолютно сгнившими, а из восьми деревянных колонн, соединяющих крышу и перила веранды, три следовало точно заменить. Остальные можно было просто ошкурить и покрасить. Мысленно проведя вычисления, плюсуя затраты времени и финансов, Дженсен понадеялся, что Джаред проснется в лучшем настроении, потому что работа выходила недешевой. По его профессиональному мнению, все стойки в перилах тоже требовалось заменить. Его передернуло от того, как выросла стоимость ремонта, а ведь он еще даже внутри дом не осмотрел должным образом!
Посмотрев на заснувшую у него на плече девочку, Дженсен задумался – сможет ли он уложить ее на диване так, чтобы она не проснулась. Как бы ему не нравилось это милое создание, устроившееся у него на руках, но ему действительно надо осмотреть остальное, пока они оба спят. Он хотел бы предоставить Джареду максимально подробную картину о состоянии дома. Аккуратно уложив Дейзи на расстеленном на диване одеяле, Дженсен задержал дыхание, убирая руки и ожидая плача. Однако, этого не случилось, девочка просто спокойно повернула головку набок. Дженсен навтыкал все имеющиеся подушки по сторонам от малышки, обеспечив ей безопасное ложе, и только после этого отошел от дивана, и в прихожей надел обратно пояс с инструментами. Достал свой блокнот и принялся составлять смету.
*
Потянувшись всем телом, Дженсен поглядел на свои часы и увидел, что уже прошло полтора часа с момента, как он уложил Дейзи на диване, а значит, Джаред спал уже больше двух часов. Он сунул блокнот в задний карман и, после очередной за последние 90 минут проверки Дейзи, прошел на кухню и открыл холодильник. Вытащил яйца, бекон, открытый пакет сосисок, понюхав которые, он признал их годными к употреблению. Поставил сковороду на огонь. Вскоре у него получились две полные тарелки еды, порция бобов, что он нашел в шкафу, и несколько тостов, найденных в хлебнице. Дженсен поставил все это на стол и налил кофе.
Взглянув еще раз на спящую Дейзи, Дженсен, уцепившись носком за задник, снял один за другим рабочие ботинки и в одних носках поднялся наверх. Тихо открыл дверь в спальню Джареда. От увиденного у него перехватило дыхание и возникла реальная угроза умереть от удушья. Джаред раскинулся на кровати лицом в подушку, и сбившееся покрывало собралось внизу так, что стала видна его задница. Дженсен провел рукой по лицу и сглотнул. Как будто этого было мало, чтобы заставить взрослого мужчину застонать, Джаред во сне, видимо много ворочался, отчего его боксеры настолько сползли, что открылась прекрасная ложбинка меж двух половинок такой великолепной задницы. Дженсен некоторое время просто пялился на крепкие мышцы, загорелую спину Джареда, на то, как волосы этого великолепного парня в полном беспорядке разметались вокруг его лица. Как завиток на его лбу шевелился от неглубокого дыхания. Дженсен чуть не заскулил от этой картины. Блядь, он ведь не железный!
«Соберись, Эклз!», – пробормотал он про себя и пересек комнату. Склонившись над кроватью, протянул руку и тронул Джареда плечо. 
– Джей, пора вставать, парень.
Джаред проворчал что-то и зарылся глубже в подушку.
– Не хочу, – пробормотал он в полусне.
Дженсен попробовал еще раз и потрусил посильнее за плечо. А так как он стоял в не очень удобной позе, склонившись над кроватью, то и сопротивляться у него не получилось, когда Джаред схватил его за запястье и бросил на кровать рядом с собой.
Дженсен едва успел сообразить, что только что произошло, как Джаред перекинул свою мускулистую руку через талию и тяжеленной ногой, закинутой на бедра, пригвоздил Дженсена к кровати.
– Черт, – только и успел прошипеть он, отчасти от удивления, отчасти от боли – Джаред словно тонну весил.
– Джаред. Джаред!
Дженсен подтолкнул парня плечом, но на Джареда это никак не подействовало, он и не шелохнулся.
При других обстоятельствах, Дженсен не побоялся признаться себе, он бы с огромным удовольствием пожелал бы быть придавленным к кровати Джаредом Падалеки, но внизу для них был накрыт стол и еще Дейзи лежала на диване. 
– Джаред, чувак, просыпайся, – с каждым словом он повышал голос, а когда Джаред потерся мускулистым бедром о его промежность, задушено взвизгнул. Это так не было похоже на то, как он себе представлял их первый раз. 
– Джаред, я серьезно, чувак, просыпайся. 
Карие глаза Джареда открылись, и он заморгал, медленно просыпаясь. Потом Дженсен увидел в этих выразительных глазах понимание того, где они находятся и что делают.
– Проснулся, хорошо, – протянул Дженсен, отчаянно стараясь удержать свой член на месте – тот страстно желал продолжить трение о бедро Джареда. 
– Я, типа, завтрак приготовил... ну, или поздний завтрак.
Джаред моргнул. Дженсен Эклз в его постели…Дженсен Эклз в его постели!
Облизнув опустить сухие после сна губы, Джаред резко спросил:
– Какого хрена ты делаешь в моей постели?

– Ты затащил меня к себе, когда я пытался тебя разбудить, – ответил Дженсен, снова подталкивая Джареда. – Так что, если отпустишь, то я свалю отсюда.
Джаред перекатился на спину подальше от Дженсена, нервно ероша свои волосы. 
– Я затащил тебя к себе? – спросил он недоверчиво.
Дженсен остановился у двери спальни и нахмурился.
– А как ты думаешь, что еще произошло? Ты, – он засмеялся, – считаешь, что меня одолела страсть к твоей миленькой крепкой попке до такой степени, что я приполз на нее попялиться, что ли? 
Рот Дженсена широко открылся, когда щеки Джареда заалели. 
– O мой бог, ты так и подумал! Ты реально подумал, что я залез к тебе в постель! Успокойся, Падалеки, мне уже отсосали разок за последние сутки, так что твое целомудрие в совершенной безопасности. 
Уголки губ Дженсена поднялись в ехидной улыбке, он развернулся и потопал вниз по лестнице.
– Блядь! – громко выругался Джаред и снова упал на подушки. Ну, какой же идиот! Парень сделал по-настоящему доброе дело, выручил его – нет, ему обязательно надо было сделать так, что он наверняка теперь чувствует себя последним мудаком!
«Молодец, бля, Падалеки!», – пробормотал он, выползая из кровати и хватая свои штаны. Накинул на себя черную майку, сунул ноги в кроссовки и спустился на кухню.
Джаред запнулся на половине шага, когда увидел накрытый для них завтрак. Дженсен сидел за столом и сердито грыз тост, гоняя сосиску по тарелке.
Усевшись на стул напротив, Джаред взял чашку уже чуть теплого кофе и с благодарностью глотнул. Он украдкой разглядывал Дженсена поверх края чашки. 
– Что ты имеешь против этой сосиски? – пустил он пробный шар, стараясь чтобы голос прозвучал добродушно.
Дженсен пихнул пойманный вилкой кусок сосиски в рот и откусил. 
– Она обвинила меня, что я залез к ней в постель, пока она спала, – сообщил он с сарказмом, и яростно выжал кетчуп на свой бекон.
Тяжело вздохнув, и очень стараясь не покраснеть, словно третьеклассник, Джаред поставил свою чашку на стол, взял из своей тарелки боб и кинул его в Дженсена. Проводил взглядом как он приземлился прямо в желток яичницы-глазуньи в тарелке напротив. И не мог не улыбнуться, наблюдая, как Дженсен, подняв голову, по очереди смотрел то на него, то на боб в своей яичнице.
– Извини... Ну, по крайней мере, это привлекло твое внимание, – и чтобы Дженсен снова не смог его проигнорировать, Джаред быстро продолжил. – Слушай, Дженсен, я сожалею. Мне правда жаль. Конечно же, я не думаю, что ты мог забраться ко мне в постель, пока я сплю. Просто это немного меня из колеи выбило, понимаешь. Проснулся, а тут ты в моей постели!
– Во-первых, я был не в постели, а на кровати. Во-вторых, именно ты придавил меня к ней, а не наоборот. 
Дженсен раздражено его отчитывал, а сам пытался не показывать насколько ошеломлен мыслью, что этот парень считает его способным вести себя как скотина.
– Хорошо, – согласился Джаред, поднимая руку. – Прошу прощения за то, что затянул тебя к себе на постель. Я был спросонья и мне жаль. Но, должен тебе сказать, чувак, оно того стоило, если после мне удалось попробовать такие вкусные яйца! – пробормотал он, набивая полный рот хваленой яичницей. – Что, черт возьми, ты с сделал с ними, если они у тебя такие вкусные?!
Дженсен не смог спрятать довольной улыбки, наблюдая, как Джаред в экстазе поедает свой завтрак. Здоровяк выглядел как восхищенный мальчишка и подпрыгивал от удовольствия.
– Семейный рецепт. Я могу тебе рассказать, но потом мне придется убить тебя. Или ба тебя убьет, – широко улыбаясь, признался Дженсен. – Хотя она точно захочет тебя сначала попытать, и не уверен, что тебе понравятся ее методы.
Рассмеявшись, Джаред откусил тост.
– Должен признаться, несмотря на тот факт, что она пугает меня до глубины души и что моя задница уже сине-зеленая от ее щипков, она все же самая крутая бабушка, которую мне довелось видеть. Вы с ней очень близки, правда?
Дженсен кивнул, с усердием собирая остатки кетчупа со своей тарелки последним кусочком тоста.
– Мама говорит, что мы с ба понравились друг другу еще в роддоме. С тех пор и не расставались.
Он расхохотался.
– Она устраивала мне незабываемые дни рождения – особенно, когда мне перевалило за пятнадцать. Мои друзья грозились обвешаться связками чеснока и вооружиться крестами, но это ее не сильно останавливало...
Его хохот прервало жалобное хныканье из гостиной. Дженсен взглянул на дверь кухни и встал.
– Я посмотрю, а ты заканчивай свой завтрак, – строго наказал он и вышел.
Увидев вернувшегося на кухню Дженсена, у Джареда сердце застряло где-то в горле. Парень так смотрел на Дейзи, которая удобно устроилась на его талии, что в его глазах явно читалось обожание. И с таким же с обожанием на него смотрела девочка. 
Джареда внезапно охватило ощущение, что Дженсен совсем не так прост, и только что он приоткрыл один из своих секретов, скрытых под маской нахала. Он видел это, вот прямо здесь, перед ним. Читая на лице Дженсена, смотрящего на маленькую девочку в своих руках, неприкрытую нежность и радость от общения с ней. 
– Итак, – Дженсен тем временем подошел к холодильнику, вытащил одну из заранее заготовленных бутылочек с кашей, и поместил ее в микроволновку. – Пока ты и Крошка Дейзи спали, я осмотрелся и составил для тебя смету. Какие новости тебе сообщить сначала – плохие или хреновые?
Джаред, нахмурившись, допивал свой кофе, но с интересом наблюдая за разворачивающейся перед ним картинкой. Дженсен, видимо, даже не замечал, насколько профессионально прикручивает соску к бутылочке, проверяет знакомым способом температуру смеси, в то же время не переставая говорить.
– Что? Разве не полагается после плохих сообщать хорошие новости? И почему у меня они вообще хреновые?
– Потому что, чувак, – Дженсен присел, поудобней устраивая Дейзи на руках, – твой дом практически разваливается.
Одной рукой он придерживал бутылочку у ротика Дейзи, второй взял чашку со своим холодным кофе и тут же недовольно скривился. Джаред молча отобрал у него чашку, поднялся, подошел к кофеварке и наполнил две чашки по-новой.
– Пожалуйста, скажи, что ты преувеличиваешь, просто потому, что получаешь удовольствие от моих страданий!
Он передал чашку Дженсену и снова присел напротив.

– Хорошо, – Дженсен улыбнулся. – Я преувеличиваю.
Но заметив, какое облегчение отразилось на лице Джареда, он показал на пальцах насколько – почти соединив большой и указательный.
– Вот настолько.
– Дерьмо, – в раздражении выдохнул Джаред и, опустив голову к столешнице, три раза стукнулся об нее лбом. – И сколько денег?
– Может ты сначала приляжешь?
– Просто скажи.
– Я могу позвать ба, чтобы она подержала тебя за руку. Смягчить удар, так сказать. Она даже может хлопнуть тебя по заду, если хорошо попросишь.
– Говори, – в голосе Джареда проскользнули предупреждающие нотки.
– Я не хотел бы…
– Дженсен! – предупреждение послышалось уже отчетливей. 
– Думаю, папочка готов, Дейз. Ну что, скажем ему, да? – протянул Дженсен, старательно сдерживая рвущийся наружу смех.
– Ду, не могла бы ты передать Дженсену, что, если он не назовет мне эту чертову цену прямо сейчас, то я проткну ему все колеса на грузовике и выкину на фиг его гель для волос!
Джаред высказал это резко, не отрывая взгляда от стола, но поднял голову, как только что-то коснулось его щеки. Это был вдвое сложенный листок. Закатив глаза, он развернул бумажку, и сквозь зубы пробормотал что-то насчет дерьма собачьего.
– Бляха-муха! – вскричал он так громко, что Дейзи от испуга с хлюпаньем выпустила соску изо рта. – Ты что собрался тут использовать? Золотые стойки, инкрустированные алмазами? – он вскочил и принялся вышагивать по кухне. – Ты же знаешь, что все это из дерева, так ведь? Черт, у меня тут целый лес под боком, спили там сколько надо! Ух, – он потрогал себя за лоб. – Что-то мне нехорошо. Дай-ка присяду.
– Ой, да заткнись ты, городская неженка, – легко парировал Дженсен, засовывая соску назад в ротик Дейзи. Он улыбался, глядя как большие карие глаза Дейзи следят за Джаредом, гарцующим по кухне. – Если хочешь, чтобы я использовал самый дешевый лес, какой смогу найти, тогда, вероятно, цена сократится наполовину. Однако, дешево – не значит хорошо. Ты спросил меня, хорош ли плотник, и я сказал – да, и я… Просто поверь мне, тебе не нужна эта дешевая дрянь, а если все-таки нужна, то тебе придется поехать в Сан-Антонио и нанять там кого-то другого, потому что я не поставлю свое имя под таким дерьмом. – Он провел своей загорелой рукой по волосам. – К тому же, это работа для двоих. Со мной работает Крис, так что и о его выгоде надо думать. А еще Сэнди приготовит обед, если ты купишь у Марти отличный окорок, что тоже не дешево... 
Он замолчал, улыбнувшись Джареду, который прожигал его взглядом. 
– Так что, так или иначе... Почему бы тебе не обдумать все и потом позвонить мне? 
Он встал, устроил Дейзи в ее шезлонге, и прошел в холл, где подобрал свой пояс с инструментами. 
– Мне пора идти. Я должен зайти к миссис Дженкинс, чтобы снова расширить откидную створку для кота.
– Расширить откидную створку для кота? – изумился Джаред, провожая Дженсена к входной двери.
Дженсен усмехнулся. 
– Ага. Она продолжает закармливать Снежка всякими сладостями, и чертов кот с каждым годом жиреет. 
Он вытащил ключи из кармана и забросил пояс с инструментами на плечо.
– Кстати, тебе и трубы не мешало бы проверить. Когда я был на крыше, то заметил, что в некоторых местах изоляция прорвалась, и у тебя может случиться протечка. Ночью у нас температура резко понижается, а ты ведь не хочешь проснуться утром в воде по колено? Если позвонишь Сэнди, она пригласит к тебе водопроводчика. К тому же, можно заполучить скидку – она его подруга.
– Спасибо, – неуверенно проговорил Джаред, продолжая пялиться на листок бумаги в своей руке. – Дженсен, гм… спасибо тебе за это утро… Знаешь, ну за то, что за Дейзи присмотрел и дал мне передохнуть.
Дженсен кивнул, а затем хитрая ухмылка снова растянула его губы. 
– Даже если я действительно залез к тебе в постель полежать рядом с твой невинной задницей, пока ты спал? 
Он просто дразнился, но щеки Джареда все равно залил жаркий румянец. Это было чертовски естественно. А также слишком, мать его, горячо! Ему или Дженсену во благо. И Дженсен не смог с собой справиться, резко приблизился к удивленному Джареду и оттеснял этого великана до тех пор, пока широкая спина Джареда не уперлась в стену дома.
– Тебе не о чем волноваться, Джей. Я никогда не полезу к тебе без приглашения. Так что, знаешь... – он медленно преодолел разделявшее их расстояние и поднял лицо так, что его губы оказались в миллиметре от губ Джареда. – И когда ты позовешь меня, поверь… тебе… сон в постели со мной тебе не грозит.
Глаза Джареда закрылись сразу, как только он ощутил дыхание Дженсена с оттенком крепкого кофе на своих губах.
Сердце бешено колотилось в груди и, по идее, существовал миллион причин, почему он должен оттолкнуть Дженсена от себя, однако сейчас он не мог думать ни об одной из них. Джаред просто позволил этому шоколадному голосу окутать его, как одеялом, и ждал, что Дженсен совсем сократит оставшееся между ними расстояние и, наконец, прижмется своими красивыми губами к его.
И тут он услышал. Рев отъезжающего грузовика Дженсена, и его густой гортанный смех.

 


* Отсылка к сериалу "Даллас" на канале CBS

 

 

Глава 4

 

Спина Джареда выгнулась дугой, как только губы Дженсена прикоснулись к его соску, и он крепко сжал в пальцах белые простыни.
– Джен... это так приятно, – простонал он низким голосом, а губы Дженсена продолжали атаковать его обнаженное тело, прокладывая себе дорогу вниз – к тому месту, где он нуждался в них больше всего.
– Ты такой красивый, Джей! – Дженсен хрипло шептал ему, неотрывно вглядываясь своими зелеными глазами в ореховые Джареда. – Я хочу попробовать на вкус каждый дюйм твоего тела. Заставить тебя стонать. Ощутить, как твоя кожа вибрирует от моего прикосновения. Я доставлю тебе такое удовольствие!
Джаред тонул в море ощущений. Он чувствовал губы и пальцы Дженсена везде. Казалось, не осталось ни дюйма кожи нетронутой этим красавцем, который сейчас выносил его на такую головокружительную вершину экстаза, которой раньше Джареду никогда не приходилось испытывать.
Вытянув руки над головой, Джаред схватился за спинку кровати, а когда губы Дженсена сомкнулись вокруг головки его члена, он инстинктивно толкнулся бедрами в темную жаркую влагу чужого рта.
– О боже! – стонал он, а спинка кровати стучала о стену в такт движениям его бедер. – Да... да... да... Он опустил руки, чтобы вцепиться в волосы Дженсена, но стук от спинки кровати продолжался.
И продолжался... и продолжался... и... Джаред открыл глаза, когда этот непрекращающийся стук, наконец, прорвался через его подсознание.
Кто-то барабанил в дверь. 
– Блядь! – прошипел Джаред, потянувшись к лежащему на тумбочке телефону. Он проспал звонок будильника, полностью погрузившись в сновидения о долбаном Дженсене Эклзе, и теперь у него стоит так, что порнозвезды обзавидуются. А чтобы усугубить положение, объект его ночных фантазий в настоящее время барабанил в дверь, чтобы начать свой первый рабочий день в его доме! Вскочив с кровати и надевая первые попавшиеся домашние штаны, Джаред отчаянно пытался думать о чем-либо совершенно несексуальном, чтобы хоть как-то сбить эрекцию, так заметно оттягивающую штаны в определенном месте.
Быстро оглядевшись в гостиной, он схватил парочку мягких игрушек, что лежали на столе, и, как он надеялся, небрежно держа их в руке, постарался прикрыть ими свое постыдное состояние. Прокашлялся, потянул за ручку тяжелую дубовую дверь, и выпалил, с приклеенной дружественной улыбкой на лице:
– Хэй! Прости, я проспал. 
Джаред вспыхнул в ответ на взгляд Дженсена, прогулявшийся по его голой груди и спустившийся вниз к мускулистым бедрам.
– Прости, старина, – протянул Дженсен, его зеленые глаза загорелись. – Я разбудил тебя в самый ответственный момент? 
И он метнул взгляд на промежность Джареда, прикрывшись своими длиннющими ресницами, но прекрасно знал, что его взгляд заметили, а еще знал, что оказался прав – если судить по заалевшим щекам Джареда.
– Что тебе снилось, Джей?
– Ты можешь хоть на минуту перестать изображать придурка? – зашипел на него Джаред, и у него все опало от ехидной ухмылки на лице Дженсена. 
– Где Крис?
Дженсен закатил глаза и прошел мимо Джареда на кухню, к кофейнику. 
– Он в пути. Очевидно, мисс Ду устроила небольшой концерт ночью, поэтому не жди, что он будет разговорчив.
Джаред нахмурился, бросая игрушки Дейзи на кухонный стол. Когда он принял решение, что именно Дженсен будет ремонтировать дом, его предупредили, что в течение первых нескольких дней будет много древесной пыли, так как они с Крисом будут шкурить и менять старое дерево. Сэнди же оказалась как никогда счастлива присмотреть за Дейзи в течение нескольких дней. Просто чтобы удостовериться, что малышка не дышит ничем вредным для здоровья.
– С ней все в порядке? Это снова колики? – спросил он с беспокойством.
Перед глазами всплыло лицо дочери, отчего он тут же забыл, что десять минут назад грезил о своем члене во рту другого мужчины. 
– Если будет так дальше продолжаться, я отвезу ее к Тому. Во всех книгах говорится, что к этому возрасту она уже должна перерасти это.
Дженсен открыл шкафчик, достал три чашки, нашел кофе и насыпал его в фильтр. 
– Я тоже так думаю. Крис сказал, что она часто просыпалась. Но не волнуйся, – успокоил он Джареда. – У Сэнди большой опыт по части кричащих младенцев. Дейзи находится в хороших руках.
– Знаю. Извини, – он провел рукой по волосам, – режим супер-папочки, наверное, включился. Я просто хочу быть уверен, что все делаю правильно.
Щелкнув выключателем на кофеварке, Дженсен выдвинул один из стульев за обеденным столом и, прежде чем усесться, вынул бумаги из заднего кармана. 
– Джаред, я тебе уже говорил – нет никакого правильного или неправильного способа быть родителем. Ты просто должен найти свой, самый лучший для тебя и Дейзи. Никто не собирается ставить тебе оценки за твои воспитательные навыки.
– Ты еще с моей мамой незнаком, – буркнул Джаред с сарказмом, присаживаясь напротив и закидывая руки за голову, отчего под загорелой кожей заиграли мускулы. 
– Что? – удивился он, когда заметил как, сузив глаза, на него смотрит Дженсен.
Подняв бровь, Дженсен посмотрел на разложенные на столе бумаги. 
– Ты бы лучше рубашку надел, Джей, – в его мягком тоне явно слышалось неприкрытое желание, – если только не желаешь, чтобы я тебя расстелил на этом столе вместо всех этих планов. 
Дженсен наблюдал, как жар поднимается от груди Джареда, ползет по шее и заливает щеки, как он старается взять себя в руки. От этого вида на его лице появилась дразнящая улыбка.
– Ты.... – пробормотал Джаред, вставая на ноги и неосознанно скрещивая руки на груди. 
Он видел ухмылку на лице Дженсена, но на этот раз отступать не собирался. «Давай-ка, посмотрим, как тебе такое понравится!», – подумал он, и, наклонившись над столом, накрыл ладонью руки Дженсена, спокойно лежащие на столе. 
– Я знаю, во что ты играешь, Эклз. С этими твоими большими зелеными глазами, мышцами, тягучим, словно тающий шоколад, деревенским акцентом.
Ты дразнишь, предлагаешь, атакуешь. Но... – он прищурился и откровенно разглядывал лицо Дженсена. – Когда надо, ты вряд ли подтвердишь свои слова делом.
– О, значит ты так думаешь? – протянул нежно Дженсен и вывернул ладонь так, что теперь его пальцы крепко держали Джареда.
И прежде чем Джаред смог сформулировать достойный ответ, мягкие, шикарные губы Дженсена прижались к его губам. Теплый, влажный язык настойчиво терся о его собственный, а сильные пальцы запутались в его волосах, притягивая голову, чтобы можно было всецело отдаться этой атаке. Джаред никогда не целовался так, чтобы каждая клеточка тела реагировала, но вот теперь попробовал. Даже пальцы ног поджались на холодной плитке кухонного пола. Он чувствовал Дженсена везде. Глубокий стон, который он не смог сдержать, эхом прокатился на тихой кухне, и Дженсен тут же прервал поцелуй, убрав руки с головы Джареда.
– Не дразни быка, Джаред, – протянул Дженсен, большим пальцем вытирая влагу со своей нижней губы, – может боднуть. 
Собрав со стола все планы, он вышел из комнаты, оставив Джареда по-прежнему склоненным над столом, с припухшими от поцелуя губами и ошалелым взглядом.
*
На улице Дженсен опустил борт своего грузовика и вытащил ящик с инструментами. На губах еще чувствовался привкус губ Джареда, и Дженсен покачал головой, как будто хотел избавиться от него. Он в сердцах бросил ящик на землю. Дженсен злился на себя, за то, что поддался на подначку Джареда как юный подросток. Он был слишком стар для таких игр и чем раньше Джаред-«я-хочу-это-сейчас-же!»-Падалеки вдолбит это в свою буйную головушку, тем лучше будет для них обоих. Дженсен хмурился, сердито скатывая и раскатывая планы в руках. «Да кем он себя возомнил?! – ворчал он про себя. – Открывает дверь полуголый и со стояком, затем еще и нагло лыбится! Что, черт его дери, еще он ожидал от меня?»
– Что за хрень с тобой случилась? – раздался сзади грубый и усталый голос Криса.
Обернувшись, Дженсен пожал плечами. Вытащил свою бейсболку из кармана, посмотрел на нее и сунул обратно. 
– Ничего. А ты долго сюда добирался.
– Отъебись, – Крис сплюнул. – Это не ты глаз не сомкнул всю ночь с Дейзи. Старик, у этой девочки не легкие, а меха.
Крис прищурил глаза и внимательно изучил лицо своего лучшего друга. 

– И не рассказывай мне тут про «ничего»! Я не видел тебя таким психованным со времен твоего первого поцелуя с Брэдом Петерсом за школьными трибунами.
– Не тупи, Кэйн. Ничего со мной не случилось, – парировал Дженсен, снова скатывая планы. – Это тебе кажется с недосыпа.
– Боже мой! – Крис затих, разглядывая Дженсена и переводя взгляд на открытую дверь дома. – Так вы? Ну, то есть, ты и он?
– Заткнись!
– Ты трахнул его? 
– Нет!
– Он поцеловал тебя? – лицо Криса просветлело. – Ты поцеловал его? Так ведь, да? Ты поцеловал его.
Дженсен развернулся к Крису и схватил своего друга за грудки. 
– Если не хочешь, чтобы твоя физиономия пообщалась с моим кулаком, – прорычал он, – то нахер сейчас же заткнись. Ты меня понял? 
Крис оценил состояние Дженсена и решил, что отступление самое верное решение в данной ситуации. Он заставит Сэнди вытянуть все подробности из Дженсена позже. Дженсен боялся его миниатюрной, но беспощадной жены. Черт, да он и сам ее боялся. 
– Эй, эй, не заводись! Я не говорил, что это плохо. Джаред хороший парень...
– Крис...
– Я не понимаю, почему ты вокруг него на цыпочках ходишь?! – Крис продолжал, не в силах заткнуться. – Он тебе нравится, ты ему, очевидно, тоже. Чего вы ждете? 
– Крис!
На этот раз имя сопровождалось солидным ударом в челюсть, отчего Крис оказался на земле, и снизу уставился на злого Дженсена.
– За что?! – все-таки спросил он недоверчиво, потирая челюсть.
– Я сказал тебе заткнуться. Теперь заткнись.
Крис медленно покачал головой и взял протянутую ему руку. 
– ОК, хорошо, я затыкаюсь. Не дай бог мне еще раз выразить мнение о твоей сомнительной личной жизни.
Он примирительно поднял руки. 
– Все, закрыли тему. Ну, а тут с чего начнем?
Обернувшись на скрип летней сеточной двери, он улыбнулся Джареду. 
– Хэй, парень. Готов ручки испачкать? 
Джаред слабо улыбнулся, сознательно избегая смотреть на Дженсена. 
– Я ведущий рекламщик, Крис. Не уверен, что каким-то образом смогу быть полезен в качестве плотника.
– Ну, три месяца назад ты не знал, каким образом можешь быть полезен в качестве отца, – сообщил Крис. – И у тебя очень даже неплохо получается, так что, вполне можешь и удивить сам себя. Здесь нет ничего сложного – всего лишь забивание гвоздей.
– Вот спасибо, – сказал Дженсен, давая подзатыльник Крису бумажным рулоном. – Когда будешь ныть мне вечером, как у тебя все болит, я тебе напомню, что это «всего лишь забивание гвоздей». 
Он зевнул, мельком глянул на Джареда, и сунул фонарь за пояс джинсов. 
– Прежде чем начнем, я поднимусь и осмотрю трубы.
Джаред озадаченно нахмурился. 
– Трубы? Я договорился, чтобы водопроводчик, друг Сэнди, приехал посмотреть на трубы.
– Это я.
Губы Дженсена растянулись в язвительной улыбке, и он протянул руку Джареду. 
– Доброго дня, «Водопроводные и кровельные работы Эклза» к вашим услугам, мистер Падалеки. Уверен, у нас сложатся прекрасные деловые отношения с вами.
– Ты еще и сантехник? – лицо Джареда красноречиво выражало весь спектр чувств по этому поводу.
– Это небольшой город, Джаред, – ответил Дженсен мягко, не в силах спрятать улыбку, а, заметив, как Джаред судорожно вздохнул, нарочно, идя в сторону дома, добил его: – Ты удивишься, сколько еще стрел у меня в запасе.
Крис смотрел на эту сценку с интересом, внимательно следя, как Джаред нервно прокашлялся и поспешил за Дженсеном в дом. Интересно, очень интересно. Его улыбка стала шире, он достал из своего кармана сотовый, и нажал быстрый набор.
– Хэй, малыш, – нежно произнес он в трубку, когда ему ответили. – Забудь, что я говорил раньше... Нам все-таки надо немного вмешаться.

 

 

Глава 5

 

– Козел, – пробормотал Джаред, поднимаясь вместе с Дженсеном наверх. Там он оттолкнул его и вошел к себе в спальню, хлопнув за собой дверью.
– Придурок, – прошипел ему в спину Дженсен, яростно дернув за веревку чердачного люка, который резко открылся и громко заскрипел от столь излишне жестокого обращения.
Джаред раздраженно кружил по своей спальне, нервно выдернул из шкафа джинсы и футболку и бросил их на кровать, не переставая бормотать себе под нос. Блядь, ну что вот он наделал? Он же решил, что будет избегать Дженсена Эклза, как чумы, и что он после этого делает? Смотрит грязные сны об этом парне – и не впервые – и все равно, берет и подстрекает Дженсена на поцелуй! Он медленно покачал головой. От этого не убежать – во всем сам виноват. Дженсен поступил вполне ожидаемо и вместо того, чтобы отступить, Джаред ломанулся вперед и вот поимел себе проблему. Он же точно знал, что сделает Дженсен. Да к черту все! Он знал это и хотел его! Хотел больше. Больше Дженсена.
Тяжело вздохнув, Джаред развалился на кровати и уставился в потолок. Расстроено вцепился в волосы. Расслышал шаги Дженсена на чердаке над головой и застонал. Что, черт возьми, ему теперь делать? Почему у него не стоит на того милого доктора? Он ведь очень даже симпатичен, хорошо образован, очевидно, что вращается в тех же кругах, что и Джаред, – во времена своей жизни в большом городе. Фактически он был идеален. Джаред опять вздохнул, услышав приглушенные ругательства на чердаке. Да он был идеален... только его глаза были не того цвета... он был слишком высок... слишком прилизан и слишком... «Слишком не Дженсен Эклз? – громко зашептал внутренний голос на ухо. – Oх, блядь, да заткнись ты...»
Слова Джареда моментально застряли в горле, как только потолок над ним заскрипел, прогнулся и непосредственно перед тем, как дерево совсем треснуло, он услышал, как Дженсен выматерился, а в следующее мгновение его 180 фунтов приземлились на пол в спальне Джареда.
– Ебать! – прохрипел Дженсен, лежа на полу и рассматривая созданную им самим дыру в потолке.
– Боже! – воскликнул Джаред, подскакивая с кровати и падая на пол рядом с Дженсеном. – Ты в порядке?
И его руки мгновенно принялись изучать тело Дженсена в поисках… ну, он не очень был уверен в том, что должен искать… но когда-то такое видел в сериале «Скорая помощь».
– Где болит? Не двигайся! Я вызову скорую.
– Скорую? – еле выдавил из себя Дженсен. Все болело. Даже волосы. – Не глупи, Тотошка, мы не в Канзасе. Я в порядке, просто помоги подняться.
– Что тут нахрен произошло? – Крис, задыхаясь, застыл в дверях.
– Джен, ты в порядке?
Крис, вслед за Джаредом, начал ощупывать тело Дженсена.
И вряд ли он больше Джареда знал, что искать.
– Может, прекратите меня лапать? – рассердился на них Дженсен, и попытался сам приподняться на локтях. – Просто помогите мне, блядь, встать!
Но тут же сдавленно охнул и упал на спину – его левый локоть не удержал веса.
– Блядь, а это больно, – придушенно засмеялся Дженсен.
Он позволил двум мужчинам поднять его и усадить на кровати Джареда.
– Эм-м, Джен. Я думаю, надо позвать Тома, – дрожащим голосом предложил Крис.
– Не валяй дурака, – зыркнул на побледневшего друга Дженсен. – Я не хочу, чтобы этот шарлатан зондировал меня. Он же найдет подходящее оправдание, чтобы устроить мне передозировку успокоительным.
– Ну, тебе придется смириться с этим, потому что пластырем тут явно не обойдешься, – нервно сообщил Джаред, уходя в ванную за аптечкой. Вернувшись, он присел перед Дженсеном на колени.
– Ну, вот, зачем ты так, Джаред. Ведь мог бы просто попросить. Нет, надо было пробивать доски в чердачном полу. Немножко экстремально, но я польщен, – Дженсен одарил его своей фирменной язвительной усмешкой.
– Слушай, ты что серьезно ничего не чувствуешь? – игнорируя подколки, Джаред покачал головой. – Думаю, с помощью повязки, – обратился он к Крису, – мы сможем стабилизировать руку до приезда Тома. Мой мобильник на столе. 
Дженсен наконец проследил за взглядом Джареда и его чуть не вырвало – левое плечо торчало, словно отдельная часть какого-то чужого тела. Рука безжизненно висела, а лопатка вывернулась под невообразимым углом.
– Мерзость какая! – пробормотал он, вздрогнув, когда Джаред коснулся левой руки. – Хорошо, теперь я почувствовал. Боже, что ты делаешь, Джей? Хочешь его выдернуть?
– Я думаю, можно сказать, что шок от падения прошел, – Крис сочувственно улыбнулся Джареду и положил сотовый на тумбочку. – Том будет минут через двадцать. Он сказал, похоже на вывих плеча – так что, до его приезда не стоит делать лишних телодвижений. Сказал, что придется дать ему лошадиную дозу морфина, чтобы вставить плечо на место.
– Видишь, – Дженсен заворчал, рвано дыша сквозь сжатые зубы. Боль исказила черты его загорелого лица. – Я же говорил. Передозировка. Ублюдок просто ждал удобного случая, чтобы убить меня... теперь он получит свой шанс.
– Что, черт возьми, у вас за разборки с ним? – как можно небрежнее спросил Джаред, но стоило произнести эти слова, как напряжение в воздухе стало еще ощутимее.
– Скажем так – я думаю, что он мудак, и это чувство взаимно, – ответил Дженсен, прикрыв глаза от боли, когда Джаред надел петлю бандажа ему на шею.
Джаред поднял глаза на Криса, но, заметив, как тот покачал головой, решил не задавать следующий вопрос. 
– Боже, прости, – забормотал он в ответ на шипение Дженсена. – Кажется, это все, что я могу сделать, пока сюда не приедет профессионал.
– Видишь, – улыбнулся Крис, взбивая подушки и устраивая Дженсена на них как можно аккуратнее, – я же говорил, что ты можешь где-нибудь да пригодиться.
– Ага, – тихо хмыкнул Джаред, закрывая аптечку и осматривая бледного и вспотевшего парня, лежащего на его кровати. – Вижу, у меня тоже есть несколько стрел в запасе.
*
К тому времени, как подъехал Том на своей стильной, серебристой Шеви Наварро, лицо Дженсена приобрело очень симпатичный оттенок серого, почти пепельного цвета, а Джаред вышагивал туда-сюда, словно всполошившийся папаша. Крис что-то бормотал себе под нос и отчаянно старался не смотреть на деформированное плечо Дженсена.
– Джаред?
Джаред рванул к двери спальни, когда голос Тома достиг второго этажа. 
– Мы здесь, Том!
Он с благодарностью сжал руку Тома, когда тот поднялся к ним. 
– Он сейчас почти не разговаривает, а зная Дженсена, я могу предположить, что это боль его доконала. Не могу представить, что еще может заставить его молчать.
– Я все еще тут, если ты не заметил, – Дженсен прохрипел, одним глазом наблюдая, как двое мужчин приближаются к кровати. – Привет, Том. Что собираешься вписать в графу «причина смерти»?
Том пожал плечами и открыл свою сумку, взял ампулу и принялся наполнять шприц. 
– Не думаю, что умрешь от того, что ты сволочная шалава, Эклз. Так что, вполне возможно проживешь достаточно долго, чтобы закончить ваше с бабулей соревнование «кто переебет больше». Хотя, учитывая, что для тебя выбор жертв в городе не так обширен, предполагаю, что она впереди на парочку членов.
– Toм! – шокировано прошипел Джаред, потрясенный такой злобной тирадой со стороны Тома.
– Ты блядский му... – Дженсен попытался подняться, когда слова Тома пробились сквозь туман боли, но тут же упал в обморок.
– Сожалею, – беспечно, будто оскорблял пожилых женщин каждый день, сказал Том, – гораздо лучше, если он побудет без сознания. 
Том подошел к кровати и посмотрел на Криса. 
– Стяни ему штаны пониже. Лучше и быстрее срабатывает, когда лекарство попадает прямо в мышцу. Ему лучше быть без сознания, когда будем вправлять – это очень неприятная процедура. 
Когда Крис занялся пуговицами и молнией на комбинезоне Дженсена, Том кивнул Джареду.
– Мне будет нужна твоя помощь, Джаред. Надо чтобы ты держал его, пока я буду вправлять плечо. Крис ляжет на ноги, чтобы он не дергался.
Джаред смотрел, не в силах оторвать взгляд от гладкого, загорелого бедра, которое Крис только что оголил. Он знал, что сейчас вообще-то неподходящее время, чтобы глазеть на Дженсена, но это был чисто медицинский интерес, так ведь? Он вздрогнул, услышав приглушенный стон Дженсена, когда Том четко вонзил иглу в большую бедренную мышцу и резко растер место укола, разгоняя морфий. Джаред подошел ближе к Тому. 
– Что я должен делать? – спросил он беспомощно.
– Можешь принести банное полотенце или простынь? Сверни из него длинную полосу, – 
отвечая, Том хирургическими ножницами разрезал футболку Дженсена и начал аккуратно прощупывать кривое плечо, оценивая состояние. – Крис, помоги мне положить его ровно.
Том снял бандаж и опустил левую руку Дженсена на постель. 

– Отлично, – сообщил он Джареду, который принес большое пляжное полотенце, свернутое жгутом. – Крис, ложись ему на ноги. Джаред, мы должны опоясать его этим полотенцем, протянув под левой рукой. 
Том кивнул и ободряюще улыбнулся Джареду, взгляд его голубых глаз оставался мягким, пока они переворачивали Дженсена в нужное положение. – Хорошо, просто отлично, Джаред. Так, теперь стяни эти два конца вместе и держи его на весу. Ты тянешь его на себя, я вытягиваю руку. Постараемся по-быстрому вернуть этого сукиного сына в нормальное состояние. Хорошо же он постарался, выламывая себе плечо. Впрочем, он никогда ничего не делает наполовину.
От Джареда не ускользнула насмешка в голосе Тома, и он снова задался вопросом, что же, черт подери, конкретно Дженсен сделал такого Тому, что заставил его так себя ненавидеть. Он следовал аккуратным командам Тома и то тянул, то ослаблял полотенце, в то время как Том медленно и осторожно вращал рукой Дженсена, пока не удовлетворился надлежащим положением.
– Итак, – сдувая свои черные локоны со лба, сообщил Том, – в сознании он или нет, он это все равно почувствует, так что я хочу, чтобы ты его крепко держал, Джаред, потому что, если он попытается сесть, плечо снова выскочит, и мы должны будем начать все заново. Готовы? – он взглянул сначала на Джареда и затем на Криса, дождался пока оба, глубоко вздохнув, кивнули в ответ. – Приподнимай его, Джаред. На счет три. Один, два, три!
Треск, с которым плечо Дженсена встало на место, эхом разлетелся по тихой комнате, и сразу же открылись нефритовые глаза Дженсена и раздался громкий, практически дикий вопль.
Как Том и предсказывал, автоматическая реакция тела Дженсена состояла в том, чтобы попытаться избежать боли, так что Джаред быстро придвинулся, одной рукой крепко придавил грудь Дженсена к кровати, а другой взял в захват шею, притягивая голову к своему плечу. 
– Ш-ш-ш-ш! Все хорошо… все кончено… ш-ш-ш… я держу тебя, – он убаюкивал его таким же образом, как это делал с Дейзи.
Дженсен боролся с ним в течение нескольких секунд. Его резкое удушливое дыхание, наконец, превратилось в размеренные и глубокие вздохи, опаляя голую кожу на руке Джареда.
И Джаред прижимал к себе раненого красавца, пока Том вкладывал поврежденную руку назад в бандаж и убирал следы своего визита обратно в медицинскую сумку. Он зашевелился только тогда, когда Том принялся укладывать вновь потерявшего сознание Дженсена обратно на подушки. 
– Что теперь? – спросил Джаред, стараясь не обращать внимания, как краска заливает его щеки под пристальным взглядом стальных голубых глаз Тома.
– Ну, – Том пожал плечами, – через пару дней он придет в норму. Ему будет больно, так что я оставил немного болеутоляющих. Но жить он будет, – он посмотрел на Криса. – Наверное, ему лучше остаться с тобой на несколько дней. Пока воспаление не успокоится, он должен носить бандаж.
Крис начал было согласно кивать, но тут вдруг отрицательно замотал головой. 
– He, не получится, – он сказал как-то резко, и чуть не стукнул сам себя за такую поспешность. – Ну, то есть, я хотел сказать, что мы Дейзи взяли к себе на несколько дней, ну понимаешь, на начало ремонта. Она уже там устроилась, и я не хотел бы ее беспокоить. 
Крис понимал, что его отмазка слегка надумана, видел это по недоуменным лицам Тома и Джареда. Но не стоит заглядывать дареному коню в зубы, правда? Он посмотрел на Джареда и вопросительно поднял брови. 
– Он может остаться здесь на несколько дней, ведь ты ж не против, Джей? Так мы и Дейзи не расстроим и Дженсен сможет приказы мне тут отдавать. Ему это понравится.
Крис заметил колебание в глазах Джареда и раздражение во взгляде Тома, поэтому, проглотив свою гордость, выдал Джареду свой фирменный взгляд, который обычно использовал на Сэнди, когда хотел забрать последний кусок пирога. И мысленно потряс кулаком в воздухе – своего он добился!
– Естественно, то есть, ну, конечно, – Джаред кивнул и пожал плечами. – В конце концов, сквозь мой потолок он провалился, так что это меньшее, что я могу сделать.
– Ну, в любом случае, он какое-то время будет вне игры, – согласился Том, взяв свою сумку и направившись к двери. – Проводишь до машины? – обратился он к Джареду. Едва кивнул Крису, и, сопровождаемый Джаредом, вышел из комнаты.
Когда их шаги затихли, Крис вытащил телефон и позвонил домой. Ликующим шепотом он сообщил Сэнди:
– Операция «Эклеки» началась.
*
– Спасибо за то, что так быстро приехал, Том, – Джаред улыбнулся, придерживая дверцу Наварро, пока Том усаживался за руль. – На минуту мне показалось, что он собрался его сам себе вправлять.
Он проигнорировал не очень добрый смех Тома и закрыл дверь машины. 
– Чего мне стоит ожидать? Я ведь не ахти какая сиделка.
Том завел двигатель и улыбнулся Джареду, высунув руку в окно. 
– От морфина он, наверное, будет немного не в себе, так что периодически будет отключаться. Во сне он разговаривает, а морфий усилит это, так что, должно быть интересно. Просто не давай поднимать ему плечо, – он сделал паузу, и его голубые глаза уставились на Джареда. – Послушай, Джаред. В соседнем городе будет показ фильмов Чаплина в пятницу вечером. Ты не хотел бы присоединиться ко мне за ужином?
Ну, если он так хочет дистанцироваться от Дженсена… «Это очень плохая идея, Джей!», – нашептывал ему на ухо внутренний голос, но он проигнорировал предупреждение и улыбнулся. 
– Было бы отлично. Я с удовольствием. 
Джаред ответил твердо, но его все же уколола вина, когда он заметил, как засияли глаза Тома от полученного согласия.
– Прекрасно, – улыбнулся ему Том и тронул машину с места. – Я заеду за тобой в шесть.
Джаред наблюдал, как машина удаляется и поднял руку на прощание, когда Наварро повернула от ворот к дороге. Он развернулся, поднялся на крыльцо да так и застыл, держась за дверную ручку, а потом резко обернувшись на дорогу.
Откуда, черт возьми, Тому известно, что Дженсен разговаривает во сне?
– Полагаю, остались мы вдвоем.
Джаред очнулся на звук голоса Криса за спиной и откашлялся. 
– А?
Крис кивнул на окно спальни Джареда. 
– Он в отключке, мой друг. Остались мы с тобой, так что нам и начинать эту вечеринку. Все будет хорошо, как я и говорил… не больше, чем забивание гвоздей.
– Конечно, – Джаред медленно покачал головой, – чего же тут сложного?
*
Чего тут сложного?! Четыре утомительных часа спустя недоуменно думал Джаред. Плечи горели, а поясница болела так, словно его солидно отпинали. Крис был каким-то тасманийским дьяволом в рабочем режиме! Казалось, что налетел ураган – с такой скоростью он выкрикивал приказы Джареду, таскал доски и разные материалы. Они вытащили все стойки из перил веранды. Затем подобрали, вырезали и прибили новые половицы на крыльце. По крайней мере, теперь Джаред был уверен, что им с Дейзи в ближайшее время не грозит провалиться под пол веранды.
Вообще-то это меньше всего его заботило в данный момент. Все что сейчас интересовало Джареда – это самая горячая, на грани терпения, ванна, и чтобы лежать в ней целые сутки. 
Он бы помахал вслед хихикающему Крису, когда тот забрался в свой грузовик и уехал, но Джаред просто уже не мог поднять руку, так что ограничился только кивком головы и едва смог удержаться от зевоты до того, как за ним закроется дверь. На кухне он сделал себе сэндвич, не уверенный, что смог бы съесть что-то кроме этого. У него даже челюсть болела! Должно быть из-за того, что он стискивал зубы каждый раз, когда какая-нибудь щепка вонзалась в различные части его тела.
Они с Крисом долго беседовали на тему ночных бдений Дейзи, и Джаред хмурился все сильнее и сильнее, по мере того, как Крис перечислял ему, сколько раз за ночь она просыпалась в слезах. Джаред тут же решил, что если она не успокоится в следующие несколько дней, то он отвезет ее к Тому. У него просто возникло такое чувство, словно что-то было явно неправильно, а усугублять ситуацию не стоило.
Выключив свет и держа тарелку в одной руке и ледяное пиво в другой, Джаред поднялся в ванную. Скинув полотенца со стула на пол, он подвинул стул к ванне и поставил на него еду и пиво. Наклонившись, включил краны, а распрямляясь, потянулся, и в тишине ванной комнаты эхом прокатился хруст его позвонков.
Джаред отмер, когда услышал ответный стон из своей спальни.

Блядь! Он почти забыл, что был в доме не один. Забыл, что у него на хлопковых простынях лежит 180 фунтовкрасоты. Джаред пересек коридор, но не смог сразу перешагнуть порог спальни. Да... парень был чертовски красив, просто дух захватывало от его бледной кожи на фоне темно-синего постельного белья. Одеяло сбилось на талии, полностью открывая шикарную, обнаженную, мускулистую грудь. Джаред, наклонив голову, изучал спящего красавца.
В расслабленном состоянии Дженсен был похож на молоденького ангела. Его длинные, темные ресницы оттеняли веснушки на щеках. Мягкие, нежные губы чуть раздвинулись. Его темно-русые волосы были в совершеннейшем беспорядке. В них по-прежнему оставались куски шпаклевки и краски – так же, как и на лбу. Вздохнув, Джаред подошел к кровати и протянул руку, чтобы кончиками пальцев осторожно очистить лоб Дженсена от хлопьев засохшей краски. Даже такой – грязный, раненный и в отключке, Дженсен был все-таки самым красивым мужчиной, на которого когда-либо падал взгляд Джареда.
Сильнейшее желание просто свернуться клубочком около Дженсена, охранять его сон, испугало Джареда больше, чем простое желание почувствовать это красивое тело вокруг себя или в себе. Он и раньше ощущал страсть, желание и притяжение, но он ни разу не думал, что когда-нибудь почувствует острую необходимость
утешить, защитить кого-то так, как этого ему захотелось, едва он различил темные тени, мелькнувшие в нефритовой зелени чужих глаз. Джаред убрал руку от лица Дженсена и вернулся в ванную, прихватив по дороге чистые штаны. Ради всего святого, у него же дочь! О ней надо думать! Последнее, чего ему надо было, – так это стать очередным трофеем на поясе Дженсена. Чем раньше он избавится от этого дурацкого увлечения, тем лучше.
После долгого отмокания в ванной, напряжение в мышцах Джареда ослабло, и, надевая штаны, он уже, не сдерживаясь, вовсю зевал. Добредя до спальни, он открыл комод, нашарил первую попавшуюся майку, вздыхая от приятного прикосновения мягкого хлопка, скользящего по коже. Он так устал. Ему ничего другого не хотелось – только упасть на подушки, натянуть оде... Бляха-муха, а ведь он не может этого сделать, когда Дженсен уже лежит в его большой мягкой кровати.
Джаред вытащил пару запасных подушек и одеяло из платяного шкафа. Вытянул из угла комнаты раскладушку, которую ему всучила Ви. Устроившись на этом, больше показушном, нежели удобном, предмете мебели, он еще раз проверил Дженсена, просто чтобы удостовериться, что раненый спит и ему удобно, и, наконец, закрыл глаза.
Через пару минут он уже спал.
*
– Останься… не уходи… пожалуйста!
Услышав голос Дженсена, Джаред открыл глаза. С губ спящего парня слетали незаконченные фразы и отдельные слова. 
– Джен? – позвал его сонный Джаред, приподнимаясь на локтях.
– Неправда… все ложь… не верь Тому.
Том? Джаред подумал, а затем, в удивлении приподняв брови, встал с раскладушки и склонился над Дженсеном, мягко поглаживая нахмуренный лоб.
– Ш-ш-ш-ш! – пробормотал он тихонько. 
Дженсен выглядел крайне подавленным, каждая черточка его лица выражала боль. Что такого наврал Том? И кому? 
– Все хорошо. Это просто сон. 
Он замолчал, когда Дженсен застонал во сне и замотал головой по подушке. 
– Тише, тише, – успокаивал его Джаред.
– Пожалуйста, не уходи. Джейми! 
Глаза Дженсена открылись, и когда его взгляд сосредоточился на лице Джареда, в полумраке комнаты стало видно, как он хмурится. 
– Что происходит? – Дженсен вздрогнул и прикусил губу от боли, которая пронзила больное плечо, едва он двинулся. – Ты что делаешь?
– Тебе сон снился, – промычал Джаред, отдергивая пальцы от Дженсена, как от огня. – Ты разговаривал и разбудил меня. Я не хотел, чтобы ты дергался и повредил плечо.
– Извини, – Дженсен вспыхнул, и понадеялся, что Джаред решит, что это от боли. – Который час? Сколько времени я валялся в отключке?
– Да почти весь день. Дать чего-нибудь попить? Ты не голоден? 
Дженсен покачал головой. 
– Попить – это хорошо, но есть я не хочу. От морфина меня немного мутит. 
Он осматривал комнату, пока Джаред пошел принести попить. Почему он здесь? Почему не дома? И сколько конкретно морфия закачал в него Том? Он чувствовал себя, как то печенье, что лежит, сохнет и ждет, когда же его выбросят. Снова устраиваясь на подушках, Дженсен здоровой рукой взял стакан с соком, что принес Джаред и выпил практически одним глотком всю ледяную жидкость. 
– Спасибо, старик, – хрипло поблагодарил он, и, откинув назад голову, ненадолго закрыл глаза.
– Итак, – он улыбнулся Джареду, который укладывался под одеялом на раскладушке. – Не то чтобы я был против, но почему я в твоей постели вместо своей собственной?
Джаред закатил глаза, кулаком ударил подушку, и улегся в созданную вмятину. 
– Том решил, что тебе нельзя оставаться одному. Понятное дело, пока морфин не выветрится, а Крис решил, что тревожить Дейзи теперь, когда она у них, не очень удачная идея. 
Он натянул одеяло до подбородка и совсем не изящно зевнул.
– К тому же, ты провалился сквозь мой потолок… ведь с моей стороны было бы не очень дружелюбно выкинуть тебя в таком состоянии, разве нет? – он снова зевнул. – Тебе еще что-нибудь надо? Ванная? Что-то еще?
– Нет, я в порядке, – ответил ему Дженсен, хотя и до зарезу хотел в туалет, но, ни за что не позволил бы Джареду помочь. Он подождет, пока здоровяк не заснет, а затем сам справится.
– Ладно, я спать тогда. Знаешь, теперь я испытываю уважение ко всем плотникам, – Джаред бормотал сквозь сон. – Крис – конкретный бригадир...
– Спокойной ночи, Джаред, и спасибо, – тихо произнес Дженсен, наблюдая игру света от лампы на очертаниях фигуры Джареда.
– Спокойной ночи, Джен, – пробормотал Джаред в ответ, и лоб прорезала небольшая морщина, когда он добавил: – Джен, а о чем наврал Том? И кто такой Джейми?
Он уже почти заснул, а Дженсен едва отошел от шока, моментально накрывшего его, как только услышал это имя из уст Джареда.
Дженсен лежал в полумраке и смотрел в никуда. Три года как он старался не произносить это имя вслух… но его подсознание, очевидно, сделало это за него, пока он спал. Иначе, откуда Джаред мог вообще узнать это имя и какое влияние оно имеет на него?
Дженсен зажмурился, прогоняя горькие слезы, и вздохнул, пытаясь выкинуть из памяти видения о карих глазах и красивой улыбке. Что наврал Том? О, было кое-что. Но не все там было неправдой… не все.

 

 

Глава 6

 

На следующее утро Крис подъехал к дому, вылез из своего грузовика и, только подойдя к крыльцу, услышал, как в доме ругаются. Однако, Кристиан все равно пристегнул свой пояс с инструментами, глубоко вдохнул и вошел в дом. Когда он поднялся по лестнице и прислонился к дверному косяку спальни, ему пришлось натурально закусить щеку, только чтобы не заржать от представшей перед ним картины.
Дженсен обвинял Джареда в том, что тот и отец-то даже не настоящий.
– Я не спорю, Эклз, – орал Джаред на лежащего под одеялом сердитого больного. – Том сказал, тебе пару дней нужен полный покой, так что, по крайней мере, до завтра ты не встанешь с этой кровати!
– Том… – презрительно повторил Дженсен. – Что этот козлина вообще понимает?
– Ну, думаю, буквы ДМ после имени чего-то да значат, так ведь?
– Ага, наверняка – Депрессивный Маньяк! – злость росла в Дженсене по мере того, как боль вновь охватывала его плечо, когда он пытался встать. – Я не буду валяться в кровати, пока ты там херишь всю работу, на которой потом будет стоять мое имя!
– Ты вчера весь день провалялся в постели, неблагодарный придурок!
– Я был без сознания! У меня, нахер, никакого выбора не было!
– Ёшкин кот! – в дверях широко улыбался Крис. – Ну чего бы вам просто не поцеловаться и на этом закончить? Вы как пожилые супруги. Вот бы Сэнди это увидела, она бы на седьмом небе своего своднического рая была!
– Отъебись! – хором крикнули на него спорщики.
Крис же просто вошел в комнату, встал рядом с Джаредом и уставился на злого и красного Дженсена.
– Слушай, никогда не думал, что стану голосом разума, но Джаред прав. Если ты сейчас не дашь зажить своему плечу, то выздоровление вообще затянется надолго. К тому же, – он поднял руку, останавливая попытавшегося открыть рот Джареда, – мы можем все-таки найти компромисс. Если мы посадим тебя на диван внизу и ты оттуда сможешь нами командовать, ты перестанешь сучиться?
– И ни хера я не сучусь! – Дженсен не обратил внимания на приподнятую бровь Джареда, и откинулся на подушки, раздраженно вздыхая. – Ладно, ладно, хорошо.
– А теперь, – продолжил Крис, но, заметив стальной блеск в глазах больного, осторожно сделал шаг назад, – извинись перед этим добрым человеком, который любезно открыл для тебя двери своего дома.
– Это еще за что? – Дженсен с открытым ртом уставился на своего лучшего друга.
– За то, что ты такой засранец, – взмахом руки он отмел все возражения Дженсена. – Я общаюсь с тобой двадцать пять лет, Эклз, и могу сказать без тени сомнения, что ты наихудший больной на всем белом свете. Уверен, он был той еще душкой, так ведь, Джей?
– Ну, техасского терпения ему явно не хватает, – хмыкнул Джаред.
Крис заржал в голос, закинув назад голову.
– Это еще что, – сквозь смех сказал он, – как-то в старших классах у него была высокая температура, но он ни за что не хотел пропустить выпускной, и закончилось тем, что он просто свалился в обморок прямо в миску с пуншем. Ты бы видел лицо Кристи! Она… – Крис резко остановился, зацепившись взглядом за Дженсена. – Ладно, давай-ка отведем нашего больного вниз, чтобы он оттуда мог командовать нами и ругать нашу хреновую работу.
Джаред нахмурился, заметив взгляд, которым обменялись два друга. Кем бы ни была эта Кристи, Дженсен явно не хотел, чтобы друг он ней болтал. Но он прикусил язык и молча нашел в шкафу чистые вещи для Дженсена и вышел из спальни, оставив их вдвоем.
На кухне он быстренько соорудил сэндвичей с беконом на троих. Он знал, что Крис все равно захочет есть, даже если дома Сэнди накормила его завтраком из трех блюд. Джаред раньше и не думал, что когда-нибудь повстречает человека меньше его по размерам, но такого же обжору.
Намазывая маслом хлеб, Джаред вспоминал события прошлой ночи. Кто этот Джейми? Да и кто такая Кристи? Бывший бойфренд и бывшая подружка? 
«А какое тебе дело, Падалеки? – тоненький внутренний голосок прошипел ему в ухо. – Ты же вроде как решил дистанцироваться, разве нет? Ты не желаешь быть очередным трофеем в череде побед Дженсена, и бла-бла-бла. Помнишь?» 
– Вкусно пахнет, – голос Криса вывел его из задумчивости. – Джен уже на диване. Надеюсь, ты не против, а то он заставил придвинуть диван к окну, чтобы он мог следить за нами, – на этом месте Крис картинно закатил глаза, и специально повысил голос. – Этот парень – просто старушка- надзирательница, даже хуже, чем его собственная бабуля.
И Кристиан широко улыбнулся, когда по этажу разнесся недовольный голос Дженсена.
– Если тебе не нравится со мной работать, Кейн, то найди себе других идиотов, готовых платить тебе за то, что ты их бесишь!
Джаред уложил вилкой бекон на хлеб и, разрезав на две половинки, подтолкнул тарелку к Кейну. После чего тихо обратился к нему, совершено игнорируя предупреждающий внутренний голос:
– Крис, а кто такой Джейми?
Рука Кристиана с сэндвичем замерла на полдороги ко рту. Он уставился на Джареда. Это явно не то, что он ожидал услышать от Падалеки.
– Что?
– Дженсен звал его прошлой ночью во сне, – просто пояснил Джаред, наливая кофе Крису.
– Что еще он говорил?
У Криса сердце грохотало в ушах от волнения, пока он ожидал ответа. Он и забыл, что Дженсен болтает во сне!
Джаред пожал плечами и положил две половинки сэндвича для Дженсена на другую тарелку.
– Бормотал что-то, вроде, про то, что Том все врет и умолял этого Джейми не уходить.
По напряженным плечам Криса Джаред сообразил, что лезет не в свое дело, но уже не мог отступить.
– Ну, так, кто он? Бывший Дженсена? Из-за этого парня они с Томом разбежались?
– Не лезь ты куда не просят, Джаред, – предупредил его Крис. – Это личное дело Дженсена и только Дженсена. Не суй свой нос.
У Джареда глаза расширились от такого ледяного тона. Он никогда еще не слышал, чтобы Крис говорил так серьезно. 
– Конечно, просто любопытно стало, – как можно спокойней согласился Джаред.
– Ну, ты в курсе что с любопытными происходит… – и Крис многозначительно оборвал фразу.
Затем он поставил пустую тарелку в мойку и сообщил:
– Так, я собираюсь вырезать еще несколько досок и закончить тот кусок на полу веранды. А ты, когда придешь, вытащишь оставшиеся старые стойки из перил и мы тогда все подготовим для завтрашней покраски. Новые перила и стойки у меня в грузовике уже лежат.
Джаред проводил взглядом Криса и вздохнул. Что же тут, мать их, происходит? Крис снова разговаривал нормальным тоном – значит тема, можно сказать, определенно закрыта. Его предупредили больше не задавать вопросов про этого таинственного Джейми. Это что, ревность? Он бы с радостью заткнул свой внутренний голос, лишь бы не признавать, что так и есть. Даже думать боялся, от чего же у него так скручивается болезненный комок в желудке – каждый раз, как он размышлял, насколько дорог и близок был этот Джейми Дженсену, раз тот просил его не уходить даже во сне. 
Отбросив столь нежелательные мысли, Джаред взял чашки с кофе для себя и Дженсена, поставил на них тарелки с сэндвичами и покинул кухню. Он осторожно прошел в гостиную и вдруг остановился на полдороги, не в силах отвести взгляд от дивана. Лучи солнца проникали в окно и зажигали золотом каждую прядку на голове Дженсена. Футболка с надписью Led Zeppelin, которую Джаред дал позаимствовал ему, плотно облегала мускулистую грудь, и его рельефные бицепсы впечатляюще бугрились под коротким рукавом. Проглотив готовый вырваться из груди судорожный вздох, Джаред поставил на придвинутый к дивану столик тарелку и чашку с завтраком для Дженсена.
– Вот, – быстро произнес он, – приготовил тебе завтрак. Ты же вчера ничего не ел. Думаю, из-за тошноты.
Джаред взял свою тарелку и устроился в кожаном кресле в противоположном конце комнаты.
– Спасибо, – сказал Дженсен, выглядывая тем временем в окно, где Крис сердито указывал пальцем по очереди то на него, то на Джареда. И когда друг показал ему кулак, Дженсен яростно покачал головой и ответил ему, подняв средний палец.
– М-м, Джей… 
Начал было он, но затем откусил сэндвич, тщательно прожевал, посмотрел на ожидающего Джареда, трагично вздохнул и только после этого продолжил:
– Слушай, ну, извини меня, ладно? Ненавижу чувствовать себя бесполезным, вот и сорвался. Я тебе благодарен за помощь и просто хочу извинится и… ну типа… спасибо.
– Ого, – не удержался от сарказма Джаред, – ты, как, в порядке? Может тебе еще таблеточек попить? А то как-то больно смотреть.
– Смешно, ага. А ты веселый парень, – не остался в долгу Дженсен, и на его губах вновь появилась фирменная усмешка. – Скажешь, что не следил за мной, пока я валялся в отключке? – он ощупал взглядом грудь Джареда. – Знаешь, тебе необязательно спать на той дебильной раскладушке. Я совсем не против поделиться местом на кровати…
– О, вот так уже лучше, – Джаред покачал головой и улыбнулся. – С каждой минутой ты все больше похож на самого себя.
И он, конечно же, покраснел от широкой улыбки, которой в ответ одарил Дженсен. Пришлось быстрей доедать свой сэндвич. 
Джаред прекрасно помнил, как эти мягкие губы прижимались к его губам, как плотно и всепоглощающе целовался Дженсен. В этот поцелуй втягивало, как в воронку, ничего не оставляя после себя.
Так что не дожидаясь, когда его внутренний голос выскажет свое мнение по этому поводу, Джаред подскочил, быстро кивнул Дженсену и, пригладив не совсем твердой рукой волосы, сказал:
– В общем, Крис ругаться будет, если я не пойду к нему, так что увидимся позже, – он не смог отказать себе в удовольствии добавить, остановившись в дверях: – И Дженсен, не будь занудой, позови, если тебе что-нибудь понадобится. Уверен, Крис уже видел твой член, так что…
*

 

– Ты так повредишь дерево! Удостоверься сначала, что доска плотно вошла, и что с по краям остался запас места, на случай если вдруг рассохнется или набухнет!
У Джареда волосы на затылке от злости встали, когда он услышал сквозь окно крики Дженсена. В который раз. Взглянув на Криса, спокойно держащего пневмо-молоток, пока он старательно прилаживал доски, Джаред прошипел сквозь зубы:
– Можно я его грохну? Я быстро! У меня есть пистолет наверху. Один меткий и безболезненный выстрел, а?
Кристиан засмеялся и выстрелил сразу три гвоздя в доску.
– Нет. Ты не можешь его убить – тебе еще трубы чинить, а он единственный сантехник на пятьдесят миль вокруг. К тому же, он слишком красив для трупа, – Крис улыбнулся Джареду, стоящему рядом на коленях. – И довольно молод. Я больше подхожу на эту роль.
– А можно я ему просто рот заклею? – с надеждой спросил Джаред. Как было бы славно, если бы Дженсен не смог орать!
За последние три часа Дженсен ядовито прокомментировал каждый долбанный гвоздь, забитый ребятами. То они неверно укладывают доски, то они портят текстуру дерева, то Джаред ни хрена не умеет держать пневмо-пистолет, то перила они ставят не на том уровне. Крис, надо отдать ему должное, очевидно привык к этому, так что просто пропускал все претензии мимо ушей. Джаред же уже был практически готов влететь в гостиную и сжать свои руки на красивой шее этого придурка, да и придушить его до смерти.
– Это что, мой внучок, треплет тебе тут нервы, да, красавчик?
Джаред поднял глаза и увидел Иду, стоящую на крыльце с корзиной для пикника в руках.
– Привет, – улыбнулся он ей, вставая и стряхивая пыль с ладоней. – Приятный сюрприз, Ида. Чем обязаны такому удовольствию? Принести что-нибудь выпить? В холодильнике есть холодный чай.
Ида махнула рукой и покачала отрицательно головой.
– Вы просто продолжайте делать, что вы там делали. Я знаю, какой занозой в заднице может стать мой милый Джей-Ар, если не в состоянии сам работать. Вот я и подумала – принесу-ка я вам ланч, да отвешу ему подзатыльника заодно.
Она широко улыбалась, разглядывая мускулы Джареда под белой майкой. И ее улыбка стала еще шире, когда она заметила, как от ее беззастенчивых разглядываний щеки Джареда залила краска. У самой двери женщина все-таки добавила:
– Джей-Ар в одном был прав, Джаред, – ты такой забавный.
И она хитро подмигнула ему. 
Джаред постарался проигнорировать веселое хмыканье Криса, и махнул Иде, приглашая в дом.
– Он в гостиной, – сказал Джаред, как ему казалось, обыденным тоном. Джаред чувствовал себя неловко – ему показалось, что с лица этой женщины, на него пристально смотрели зеленые глаза Дженсена.
– Ни слова! – прошипел он Крису, когда за Идой закрылась дверь. Крис же смотрел на него с каким-то странно ликующим выражением на лице, но Джаред решил просто не развивать тему, и взялся за следующую доску.
– Тебя и на пять минут нельзя оставить, да? –
говорила Ида, качая головой и ставя корзинку на пол гостиной. – Прям как в детстве – оставь тебя одного, и ты найдешь на свою задницу приключений!
Наклонившись, она нежно поцеловала Дженсена в лоб и взъерошила ему волосы.
– Привет, ба, – он поймал ее пальцы здоровой рукой и прижал к своим губам. – А ты что тут делаешь?
Ида пожала плечами и принялась выкладывать продукты из корзины на кофейный столик.
– Джолин, та что с почты, услышала от Морин, секретарши Тома. Так вот, Джолин позвонила Даффи, та позвонила твоей матери, а та позвонила мне и т.д и т.п. 
Она развернула на столе клетчатую синюю скатерть, быстро ровняя ее по краям.
– Ты же знаешь, в этом городке ничего не происходит незамеченным, малыш.
– Да уж, и не говори, – подтвердил он, подвинувшись на диване и вздрогнув от болезненных ощущений в плече. – Не успеешь чихнуть, как тебе каждый платочек предложит. 
Он наблюдал, как Ида расставляет пластиковые контейнеры на столе, и глаза его темнели. Дженсен знал, как люди живут в этом городе. Как жители могут осудить, посмеяться и выстроить свою теорию, невзирая на то, основаны ли слухи на чем-то или нет. В него-то уж точно не один палец тыкнули в те жуткие дни. И даже сейчас он знал нескольких, кто терпел его только ради Иды. Уверенных, что он один во всем виноват.
– Боже, ба, ты что, роту на ланч пригласила?
Ида отмахнулась от его возмущения.
– Кристиан жрет так, словно он в два раза больше, чем есть, а учитывая, что Джаред реально в два раза больше Кристиана, то я подумала, что и у него аппетит отменный. И всем известно, сколько моей пасты с морепродуктами ты можешь слопать за один присест.
Она открыла контейнеры и отложила крышки в корзину.
– К тому же, еще моя бабушка говаривала: лучше больше, чем меньше.
Осматривая заставленный едой стол, Дженсен согласно закивал.
– Так, зови ребят, пусть руки моют, а я схожу возьму холодного чая, о котором Джаред говорил.
Дженсен выглянул в окно и проорал, что ланч уже готов. Затем снова откинулся на подушки, которые Джаред настоятельно сунул ему под спину для удобства.
Дженсен не мог оторвать взгляда от мускулистой спины Джареда или же не заметить, как блестит загорелая кожа, когда Джаред потянулся, высоко задирая руки над головой. Просто невозможно было удержать резкий вздох, когда майка этого здоровяка задралась и приоткрыла полукружия его прелестной задницы. У него вмиг высохли губы, и, нервно вздохнув, он облизал их, как только представил себе, как водил бы рукой по этим выпуклостям. Зад у Джареда был что надо – твердые, крепкие ягодицы, которые Дженсену до одури захотелось подержать в руках. Хотелось прочувствовать нежность кожи под своими пальцами. Узнать как передвигаются мускулы под этой тугой плотью…
– Платок подать, родной? – на ухо вдруг прошептала Ида.
– А? – Дженсен с трудом перевел взгляд с Джареда на бабулю.
– Слюнки подтереть, – улыбнулась ему Ида, передавая стакан с холодным чаем и усаживаясь на стул. Она тихо хмыкнула, видя, как внук вдруг с огромным интересом принялся изучать содержимое своего стакана. Он на нее так и не посмотрел, даже когда парни, вымыв руки на кухне, вошли в гостиную.
– Садитесь, ребятки, – тут же приказала она и хлопнула Джареда по колену, когда он присел на соседний стул. Она передала ему тарелку с едой.
– Джаред, милый, мой тебе совет – хватай быстрей все, что тебе хочется, и держи покрепче, иначе все сожрет Кристиан.
– Ты же меня любишь, ба, на самом деле, – заявил Крис, схватив ножку курицы и, прежде чем откусить кусок, послал Иде воздушный поцелуй. – Кем бы ты любовалась если бы меня рядом не было? – продолжил он уже с набитым ртом.
– Манеры, Кристиан! – укоризненно глянула на него Ида. – Да и Джаред, я думаю, вполне может усладить мой взор.
И она рассмеялась, от того, как дернулся Джаред, едва она ущипнула его за бедро. У него чуть тарелка из рук не выпала.
– Ба, оставь бедного парня в покое, – весело сказал Дженсен. – Если он и дальше будет так краснеть, боюсь, у него голова взорвется, и тогда кто меня сегодня уложит в постельку?
Крис заржал в голос и хлопнул Джареда по плечу.
– Привыкай, Джей. У них это семейное. Их уже не остановить. Бабуля щиплет меня за зад с десятого класса, к такому привыкаешь. Потому что Джен щиплет и того дольше.
– Мечтай, Кейн, – все так же веселясь, ответил Дженсен, благодарно улыбаясь бабушке, которая накладывала ему в тарелку его любимую пасту с морепродуктами.
– Хотя, если мне вдруг захочется пощупать чего-нибудь обвисшего, то я тебе звякну.
Кристиан возмущенно швырнул в Дженсена обгрызенной куриной косточкой и ухмыльнулся, когда снаряд, ударившись в грудь друга, упал тому прямо в тарелку.
– И ничего у меня зад не обвисший, Эклз! Ты вообще должен быть чертовским везунчиком, чтобы пощупать этот прекрасный кусочек меня!
– Все-таки я предпочитаю задницы, что находятся повыше над землей, – парировал Дженсен и кинул кость обратно, попав четко в лоб Крису, и приподняв здоровую руку в победном жесте. – Мне нравится смотреть снизу вверх на своих мужчин, чтобы не разглядывать их перхоть ночь напролет.
– А как же Мэтт Брэндон? – недоверчиво спросил Крис. – Он ведь был таким коротышкой, что на его фоне карлик выглядел бы великаном. И никаких проблем с его задницей, которая, кстати почти до пола свисала, у тебя не было…
Дженсен похотливо подмигнул ему, проглотил немного пасты и ответил:
– Верно, но у него и член был соответствующий, так что одно другому не мешало.
– Прости, Джаред, – прихлебывая чай, произнесла Ида. – Прошу прощения за моих мальчиков, которым не достает знаний этикета. Ты, наверное, в Далласе привык к другому общению во время ланча.
Джаред замотал головой и захохотал, чрезвычайно довольный этой пикировкой между Крисом и Дженсеном. Ему нравилось, как расслаблены были плечи Дженсена, когда он подтрунивал над своим другом. Как легкая улыбка растягивала его шикарные губы и освещала его зеленые глаза. 
– Да что вы, если они порвут друг друга, то оставят меня, наконец, в покое, так что мне только польза, – серьезно сообщил он, выбирая уже четвертую куриную ножку и смачно откусывая кусок.
– Я утром заглядывала к Кристиану домой, навестила твою прекрасную дочурку, – улыбаясь, сообщила Ида и с радостью отметила, как загорелись глаза у Джареда, когда упомянули его дочь. – Она растет как на дрожжах, Джаред. Все больше становится похожа на своего папочку.
– Да, она определенно из семьи Падалеки, – мягко сказал Джаред. – Мама рассказывала, что в детстве мы с Майклом были просто копии друг друга, так что неудивительно, что Ду становится похожей на меня.
– У нее твоя улыбка, – сообщила Ида и потрепала его по щеке, и впервые в ее взгляде не было ни капли игривости. – Ты чудесно справляешься, мой милый мальчик. Мы все под впечатлением от того, как ты это делаешь. Быть отцом – нелегкая задача, а отцом-одиночкой – в сто раз сложнее, но я думаю, ты принял этот вызов с достоинством. – Она с любовью взглянула на Дженсена и добавила: – Просто наслаждайся каждым моментом. А то не успеешь моргнуть, а она уже вымахала выше тебя и стала дерзкой, как сто чертей. 
– Это когда это я был дерзким? – поинтересовался Дженсен, будто бы даже немного оскорбленный. – К тому же, ба, Джареду вовсе не грозит, что Дейзи вырастет выше его. Разве что она будет таскать с собой стремянку. Ну, то есть, – он нервно облизнулся губы, – он же реально огромный.
– Спасибо за ланч, Ида, – вздохнув, поблагодарил Джаред, сознательно игнорируя очередной каламбур Дженсена. – О, и вот еще что, Дженсен. Тебе придется самому укладываться спать, так как у меня вечером свидание.
– Свидание?
Джаред кивнул и встал, собирая пустые тарелки.
– С Томом, – и он не стал ожидать ответной реакции, просто вышел с тарелками на кухню.
«Посмотрим, как ты это проглотишь, Дженсен Эклз!», – злорадно думал Джаред, сгружая посуду в мойку. Вытерев руки, он вернулся в холл и, не дойдя нескольких шагов до гостиной, остановился, услышав, как Ида упомянула имя Тома. Он понимал, что подслушивать некрасиво, но ничего не мог с собой поделать. Вдруг он услышит хоть какие-то ответы на интересующие его вопросы?!
– Ты почему ему позволяешь идти на свидание с Томом?
– Это не мое дело, с кем он встречается, – коротко и твердо ответил Дженсен.
– Но Том?! Этот парень тебя всем сердцем ненавидит, Джей-Ар! Может тебе следует поговорить с мальчиком прежде, чем он услышит версию этого подонка?
– Нет. У Джареда своя жизнь, у меня – своя. И мне плевать, что там рассказывает обо мне Том Уэллинг. Он ничего нового уже не скажет, а я не могу указывать Джареду, во что ему верить.
– Джей-Ар, дай ты мальчику шанс узнать настоящего тебя. Разве это так плохо?
– Да.
Джаред нахмурился, услышав такой резкий ответ.
– Джей-Ар, ведь Том виноват, что ты потерял Джейми и я…
– Ба, не надо. Из-за меня Джейми нет рядом. Не все из сказанного Томом было ложью. Я тоже сыграл свою роль. Если бы я был честен с самого начала, он был бы здесь. Если бы я не поддался… Если бы не позволил Тому…
Джаред прикусил нижнюю губу и пожевал в задумчивости. У него сердце кровью обливалось от той безысходности, которая сквозила в голосе Дженсена, когда он даже не мог закончить предложения. Если бы он не поддался на что? Что ему не стоило позволять Тому? Что же такое случилось между этими двумя? Джаред вздохнул и тихо вернулся на кухню, где показательно загремел тарелками в мойке.
Если Дженсен не дает ему ответов, то может Том даст?

 

Глава 7

 

Бабушка составила ему компанию еще на пару часов, пока Джаред с Крисом работали. Она несколько раз пыталась снова завести разговор о Джейми, но внук обрывал все попытки. Он прекрасно знал, что случившееся задело не только его. Эта история повлияла на всю его семью и на весь город, однако он вовсе не собирался обсуждать ее. Три года он об этом ни с кем не говорил, и уж точно не станет этого делать сейчас. Только не ради этого Джареда-я-блядь-весь-такой-красавчик- Падалеки, так резко ворвавшегося в их жизнь! Джейми – его, и ничей больше!
Дженсен медленно обошел все крыльцо, когда Джаред и Крис закончили, и ему пришлось, не без сожаления, признать, что они неплохо поработали. Естественно, не столь хорошо, как бы он это сделал сам, но вполне приемлемо. Завтра они ошкурят пол и перила для последующего окрашивания. После начнутся работы по замене оконных рам. Он знал, что Джаред еще не уверен, в какой цвет хотел бы все выкрасить – темного или же светлого тона, поэтому и спросил Дженсена, каким тот помнил этот дом. Задумчиво улыбаясь, он рассказал, что дом восхищал именно своими деревянными изделиями. Что он мог часами наблюдать за Хэнком Пинкенштейном в его мастерской, которая раньше была позади дома, благоговея перед красивыми предметами мебели, которые старик создавал из простых квадратных брусков.
Дженсен рассказал Джареду, что когда стал постарше, Хэнк научил его работать с деревом; брать в руки деревянный брусок и, всматриваясь в него, чувствовать дерево пальцами, чтобы услышать, чем же оно хочет стать. В первый раз, когда он позволил Дженсену самостоятельно обстругать чурбачок, парень создал нечто из области абстрактного искусства, хотя должна была получиться фигура дерева. Но он никогда не чувствовал себя настолько оживленным. Ничто и никогда не приносило ему такого же удовлетворения от сделанной работы, как вдыхание новой жизни в маленький кусок дерева.
– Где твой бандаж? – войдя в гостиную, спросил Джаред несколько раздраженно.
Он только что проводил Криса, после того, как заставил его пообещать целовать Дейзи, пока она не заверещит, и обязательно напоследок еще чмокнуть ее в маленькие ножки. Так что у него еще есть час, чтобы приготовиться к приезду Тома.
Дженсен посмотрел на него с дивана, на котором валялся с телевизионным пультом в руке. Свежий вечерний бриз задувал в распахнутые окна; вокруг лампы, стоящей возле дивана, радостно жужжал мотылек.
– Что?
– Бандаж, Дженсен. Та штука, что должна фиксировать твое плечо.
Каждый раз, когда Джаред разговаривал с Дженсеном, то, наверное, слишком часто прижимал руки к бедрам, так что теперь он их поднял и скрестил на груди.
Дженсен пожал плечами и вернулся к телевизору.
– Шею мне натер, вот я его и снял.
– Ну же, чувак. Ты сегодня весь день сучился из-за того, что не можешь сам работать, так зачем же ты хочешь продлить лечение? – он покачал головой и окинул взглядом тело Дженсена. – Разве что, тебе хочется побыть под моим присмотром подольше.
Дженсен громко захохотал, и Джаред нахмурился.
– Что?
– Тебе следовало бы голос сделать на полтона ниже и облизать губы, чтобы они стали влажными, – сквозь смех заговорил Дженсен. – А то не тот эффект получается, когда у тебя рожа красная как помидор.
– Чувак, – Джаред в раздражении запустил руку себе в волосы, – ну, пожалуйста, надень его, хоть остаток дня поноси. Пожа-а-а-алуйста, – и Джаред пустил в ход тяжелую артиллерию: выпятил нижнюю губу и состроил «щенячьи» глазки.
– О, боже! – простонал Дженсен. – Вернись в свой секси-образ. Это же удар ниже пояса!
– Ну и как, срабатывает?
Дженсен отбросил пульт и потянулся за лежащим на подлокотнике бандажом, кряхтя и душераздирающе вздыхая.
– Ладно, ладно, только ты мне должен помочь.
Джаред широко улыбнулся и, расправив бандаж, надел его на локоть Дженсена. Подождал, пока больной уложит поудобней руку на животе, и, подтянув ремешок, накинул его на шею Дженсену. После тщательной проверки, плотно ли зафиксирована рука, Джаред отступил, чтобы рассмотреть дело рук своих.
– Умничка, – похвалил он больного и, игнорируя язык, что Дженсен показал ему, пошел к двери.
– Ты куда уходишь? – заворчал вслед ему Дженсен. – Мне скучно.
– Прости, старик, мне надо принять душ и одеться. Том подъедет через час.
Джаред, отвечая, подхватил край своей майки и стянул ее через голову, предоставив взгляду Дженсена загорелую кожу.
– В холодильнике есть паста, на случай если ты голоден.
– Ты не поешь со мной?
– Не-а. Том поведет меня на ужин перед сеансом, – крикнул Джаред через плечо, взбегая по ступеням наверх.
Дженсен вздохнул, откинулся на подушки и, вытянув ноги на журнальном столике, схватил пульт. На самом деле он совсем не интересовался тем, что идет по телевизору, просто бездумно скакал с канала на канал, отчаянно пытаясь избавиться от мыслей о предстоящем свидании Джареда.
Все как он и говорил бабуле – это не его дело!
«Но ты можешь сделать так, чтобы это было твоим делом, – нашептывал ему в ухо голосок. – Только скажи ему, что не хочешь, чтобы он уходил. Ты же знаешь, что ты его хочешь, и, как бы он не отрицал, он тоже тебя хочет. Спорим, он останется, если ты его попросишь?»
Дженсен сердито увеличил громкость, словно звук от телевизора сможет перекрыть всякие глупые предположения своего подсознания, и усиленно сконцентрировался на экране.

Сорок минут спустя в дверь постучали, и Джаред сверху крикнул Дженсену, чтобы тот открыл. Видеть самодовольную рожу Тома ему совсем не хотелось, но Дженсен все-таки пересек гостиную и открыл входную дверь.
– Toм, – произнес он сквозь зубы, и отодвинулся, давая гостю войти.
Черные волосы Тома в свете ламп отдавали синевой. Дженсена он удостоил всего лишь едва заметным кивком.
– Чувствуешь себя как дома, Эклз? – заметил он с сарказмом.
– Ты же меня знаешь, – сухо произнес Дженсен. – Я везде адаптируюсь.
– Мне ли не знать, – хмыкнул Том, проходя в гостиную и устраиваясь в одном из кресел. – Как твое плечо? Чисто профессиональный интерес, конечно же.
– Конечно. Порадую – болит, – Дженсен махнул рукой на кухню. – Налить что-нибудь? Джаред еще в душе.
– Роль добродушного хозяина тебе не идет, – ухмыльнулся Том.
– Как скажешь, чувак, – устало согласился Дженсен и плюхнулся на диван. – Я вообще-то и пальцем бы не пошевелил, если бы ты умирал от жажды. Просто хотел быть вежливым.
Том сквозь полуприкрытые ресницы, молча изучал Дженсена, снова бессмысленно переключающего каналы. Дженсен по-прежнему был чертовски сексуальным, все-таким же красивым, и он, черт возьми, все так же его хотел!
Он думал, что после того, что произошло три года назад, после того, как все препятствия были удалены, у них появится шанс. Он никогда даже мысли не допускал, что, после всех его усилий, после всего, на что он пошел, чтобы они остались вместе, Дженсен оттолкнет его.
Отвергнет, как будто он ничего не значил! Это причинило боль, и она была сильнее, чем он мог принять и теперь все, чего он хотел – это причинить Дженсену еще большую боль. Его губы приподнялись в жестокой улыбке, и он небрежно бросил:
– Завтра восемнадцатое. Его день рождения.
Внутри вспыхнула искра удовлетворения, когда он заметил напрягшиеся плечи Дженсена и минутную заминку при переключении каналов.
– Интересно, где он…
– Том, – предупредил резким тоном Дженсен.
– Что он делает. Вспоминает ли тебя…
– Предупреждаю, Уэллинг!
Дженсен стремительно встал с дивана, в тот же момент на лестнице послышались шаги Джареда.
– Привет, Том, – поздоровался Джаред и почувствовал, насколько атмосфера в комнате напряжена. Воздух буквально стал тяжелым.
– Готов?
– Конечно, – счастливо улыбался Том, разглядывая Джареда в узких джинсах и черной рубашке. – Выглядишь сногсшибательно.
– Спасибо, – ответил Джаред и, быстро поправив рукой волосы, поднял пиджак, взял ключи со стола. Повернулся к Дженсену и быстро проинструктировал:
– Я не буду слишком поздно. Не забудь – в холодильнике паста, и не снимай бандаж!
– Да, мамочка, – безразлично отмахнулся от них рукой Дженсен. – Хорошо проведи время. Обо мне не волнуйся. Уверен, Том развлечет тебя по-полной.
– Да, таков план, - сладко протянул Том и получая удовольствие от сузившихся глаз Дженсена, когда тот увидел, как Том прижал ладонь к заднице Джареда.
– Спокойной ночи, – последний раз кинув взгляд на Дженсена, сказал Джаред, и Том подтолкнул его к выходу.

Джаред улыбался Тому, сидящему напротив него за столом в итальянском ресторане. Они оба решили, раз уж им так интересно в обществе друг друга, не ходить в кино и остаться здесь. Они поедали самые разные вкусные блюда, которые официантка все приносила и приносила.
– Божественно, – бормотал с полным ртом курицы в соусе арабьята Джаред. – Это лучшее итальянское блюдо, которое мне довелось пробовать, ты был прав, – он улыбнулся Тому, заметив у того на щеке пятнышко соуса. – Ты хуже Дейзи.
Том засмеялся и салфеткой вытер рот.
– Извини, мои манеры оставляют желать лучшего. Я слишком долго жил в Хиксвилле, – он отпил вина из бокала. – Ну, так как тебе жизнь в Утопии?
– Честно? – поинтересовался Джаред и, дождавшись кивка, сказал: – Мне здесь нравится. Это как чудесный городок на открытке, о котором ты когда-то читал и всегда мечтал в нем жить. Впрочем, тот факт, что тут все про всех знают, немного напрягает, но если это та цена, которую надо заплатить для того, чтобы Дейзи выросла в таком прекрасном месте, то я более чем готов ее заплатить, –
он наколол на вилку макаронину и задумчиво прожевал. – Все в Утопии движется в своем собственном ритме. В Далласе все настолько быстро, что тебе просто приходится хвататься за что-то и крепко держаться, иначе окажешься в самом хвосте. Здесь никто никуда не спешит. Как будто легче дышать стало. Я понятно объяснил?
Том улыбнулся и кивнул.
– Просто отлично.
Джаред сделал большой глоток своего пива. Том – отличный парень. Простой, легкий в общении. Джаред получал удовольствие от вечера – даже большее, чем ожидал.
– Том? – наконец осмелился Джаред. – Можно тебя кое о чем спросить?
– Конечно, – Том, отломив кусочек чесночного хлеба, положил его в рот и слизал крошки с пальцев.
– Что такое между вами с Дженсеном?
Немигающий взгляд уперся в лицо Джареда. Ясно было, что он не ожидал этого вопроса.
– Мы друг друга не любим.
– Это я уже, вроде как, понял, – Джаред настаивал на подробностях. – Но почему? Я знаю, что это как-то связано с бывшим Дженсена…
Глаза Тома сузились, и он промокнул салфеткой губы.
– Бывшим?
– Ну да. Джейми.
Джаред сделал еще глоток пива.
Откинувшись на спинку стула, Том мысленно рассчитывал, как все это можно повернуть в свою пользу.
– Тебе следует спросить Дженсена.
Джаред невесело улыбнулся.
– Не думаю, что это хорошая идея. Мне мой нос и так нравится. Я подумал, может ты немного можешь просветить меня…
Том поразмышлял немного, видя любопытство в глазах Джареда. Ему явно нужны ответы. Что ж, он их ему даст. По-своему.
– Джейми уехал из города, после того, как мы с Дженсеном переспали. Это был глупый перепих по-пьяни. Но, видимо, Дженсен, питал ко мне чувства уже какое-то время и не смог оставить меня в покое.
Том тяжко вздохнул и покрутил бокал с вином.
– Это было все так неприглядно, пострадала репутация не только Дженсена, но и всего клана Эклз. Некоторые до сих пор считают, что Дженсену тоже надо было тогда уехать из города. Мне постоянно приходилось твердить ему, что между нами ничего нет, но он просто не желал принимать отказ. Он… Он принудил меня к сексу, после чего все это дерьмо и случилось. Джейми пришел домой невовремя и застукал нас. Ему пришлось буквально оттаскивать его от меня, пока он чего-нибудь похлеще не сотворил. А на следующий день Джейми уехал.
Он взглянул на Джареда грустными голубыми глазами.
– Дженсен никогда себя не простит за то, как он поступил с Джейми, а я никогда не прощу Дженсена за то, как он поступил со мной. Надеюсь, я дал ответ на твой вопрос.
Джаред слушал Тома и чувствовал, как в животе назревает неприятное чувство, и он не сказал бы, что оно по вине арабьяты. Хорошо, возможно Дженсен и Том спали вместе – он мог этому поверить. Возможно, этот таинственный Джейми их и застукал, после чего покинул город, – в это он тоже мог поверить. Но Дженсен, насилующий Тома? Да вообще кого бы то ни было? Тут что-то не сходилось. Ладно, да, Дженсен придурок, еще тот хрен с горы, но он же не насильник!
– Да, – Джаред сказал мягко, – да, вполне.

– Итак, – Джаред улыбнулся Тому, когда тот остановил машину перед домом. – Зайдешь на кофе?
– Не сегодня, – спокойно сказал Том, повернувшись к Джареду. – Я отлично провел время, Джаред. Я только жалею, что наш вечер был омрачен этой беседой об Эклзе.
Джаред отрицательно покачал головой и положил руку на кисть Тома.
– Ничего он не был омрачен. Я тоже прекрасно провел этот вечер с тобой.
Том поднял руку, запустил пальцы в шевелюру Джареда, притягивая его к себе.
– Я рад, – пробормотал он, и их губы встретились.
Джаред выдохнул в поцелуй. Губы Тома оказались теплыми и мягкими, на вкус как красное вино, которое он пил. Не самый плохой вообще-то поцелуй.
Но чего-то не хватало. Чего-то в губах, прижатых к его собственным, в пальцах, запутавшихся в его волосах, в том какой Том… не Дженсен?
Джаред отстранился, прерывая поцелуй и пожав пальцы Тома, попрощался:
– Спокойной ночи.
Стоя на крыльце, он проводил взглядом фары исчезнувшего за поворотом автомобиля и тяжело вздохнул. Он был на сто процентов уверен, что Том не сказал ему всей правды, и он точно не собирался пытать об этом парня, лежащего в его кровати наверху.
При мыслях о Дженсене, раскинувшемся на белых простынях, в желудке стало тепло, а член заинтересованно дернулся.
Тряхнув головой и расправив плечи, Джаред открыл дверь и закрыл за собой на замок.
На первом этаже было темно, и Джаред, подцепляя задники ботинок, скинул обувь и поднялся по лестнице, ступая как можно тише, не желая тревожить Дженсена, если вдруг тот уже спал. В спальне прикроватный ночник бросал тени по всей большой комнате, придавая ей теплый и уютный вид. Джаред улыбнулся при виде Дженсена, лежащего на подушках, его темно-русые волосы торчали во все стороны, а бандаж по-прежнему оставался на руке.
Дивгаясь как можно бесшумней, Джаред снял рубашку и кинул ее в корзину для белья. Он как раз расстегивал пуговицу на джинсах, как его окликнул Дженсен.
– Ты рано.
Дженсен уже сидел на краю кровати, зарывшись босыми пальцами в ковер на полу.
– Полдвенадцатого. Не так уж рано, – тихо возразил Джаред.
– А чего ты шепчешь? Я уже проснулся, – заметил Дженсен. – Как фильм?
– Мы не дошли до кино. Еда была настолько хороша, что мы остались в ресторане.
Джаред открыл верхний ящик комода и вынул пару чистых штанов.
– Ты поел?
– Да, – Дженсен не отрывал взгляда от движущихся под загорелой кожей мускулов, пока Джаред искал в ящиках себе майку для сна. – Я съел остатки бабулиной пасты с морепродуктами. Ну так… ты получил свои ответы?
– Что? – Джаред резко обернулся к нему.
– Да, ладно, тебе Джей. Уверен, Уэллинг не упустил возможности просветить тебя насчет меня-плохиша.
– Боже, ты такой нарцисс! У нас было о чем поговорить, кроме тебя.
Джаред немного рассердился от того, что Дженсен оказался прав. Он что, мысли читает? От этого кто хочешь с ума сойдет.
– Это, наверное, твое эго продавило потолок.
Джаред очень надеялся, что Дженсен не заметил, как он дернулся, когда обнаружил, что тот встал с кровати и осторожно приближался к нему, вторгаясь в его личное пространство.
– Ты что-то слишком напряжен, Джей, – произнес Дженсен, глядя на грудь Джареда. – Вечер закончился не так, как ожидалось? Ты разочарован? Кажется, есть немного…
– Иди ты на хуй, Эклз! Что с тобой такое? Ну, почему ты не можешь просто оставаться самим собой? Почему ты все время прикидываешься? Я же видел тебя, Дженсен. Того, которого ты прячешь от всех, играя роль. Меня больше не обманет твоя игра, Эклз.
– О, значит так?! – наружу вырывалась злость. Он весь вечер таращился на часы, представляя, что эти двое обсуждают, что они делают, чем занимаются друг с другом. У него дыхание спирало от одной мысли, что кто-то, а тем более Том, прикасается к Джареду.
– О, да. Я послушал его рассказ о вас, и знаешь, о чем я думал? Единственное, о чем я мог думать?
Дженсен пожал плечами и ухмыльнулся.
– О том, что ты был прав все это время, да? Что я именно такой говнюк, которым кажусь?
Джаред разозлился и почти прорычал:
– Я думал о том, что он мне рассказывает не про того Дженсена, которого я знаю. Толкует мне не о том парне, которого я видел с Дейзи, бабулей или с Крисом. Не про того, кого я увидел мельком…
– Ты ни хрена обо мне не знаешь! – горячо запротестовал Дженсен.
– Конечно я не знаю! – заорал в ответ Джаред. – Ты же мне ничего не говоришь! Откуда мне, блядь, знать, а? Ты, нахер, меня с ума сведешь! У меня башка кружится от мыслей, когда я пытаюсь угадать, чего же ты от меня хочешь!
– Чего я от тебя хочу?
Голос Дженсена угрожающе понизился, и он быстро приблизился, злой и жаждущий.
– Думаю, мы оба понимаем, чего я от тебя хочу, Джей…
– Чего? – Джаред подначил, глядя прямо в зеленые глаза. – Ты хочешь меня трахнуть, и все? Это все, чего ты хочешь?
– А чего же еще? – прошипел Дженсен сквозь зубы, не в состоянии оторвать взгляд от нежных губ Джареда.
– Меня, – выдохнул Джаред и соединил их губы.
Он ощутил судорожный вздох Дженсена, когда нежно покусывая его нижнюю губу, поддразнивал языком.
Отстранившись, Джаред рукой ухватил Дженсена за лицо и серьезно произнес:
– Никаких больше шуточек или игр. Только я и ты.
– Джей, – простонал Дженсен ему в лицо, здоровой рукой крепче прижимая Джареда за бедро к себе, – настоящий я тебе не понравлюсь...
Внимательно всмотревшись в глаза Дженсена, Джаред погладил его по гладкой щеке.
– А ты испытай меня.

– Я… Господи, Джей, – выдохнул Дженсен и, схватив длинные волосы в охапку, притянул его к себе и жарко поцеловал.
Ему не верилось, насколько их губы совпадают, как он ярко чувствует язык Джареда в их борьбе за первенство, как откликается каждая клеточка его тела на этот поцелуй. Он чувствовал Джареда всем телом.
Крепко обняв Джареда за талию здоровой рукой, он подталкивал его до самой кровати.
– Я так тебя хочу, – бормотал он Джареду прямо в рот, укладывая его на постель. – Ты меня с ума сводил. Никто еще так глубоко мне в душу не залазил, как ты, Джей. Я тебя хотел с самого первого взгляда.
Джаред улыбнулся, когда губы Дженсена опустились ему на грудь. Он резко вдохнул, когда ощутил эти губы на своем соске. Дженсен дразнил его, покусывая и зализывая языком нежную кожу, тем самым посылая волны удовольствия прямо в член.
– Я, наверное, отлично смотрелся в кухне, окруженный пожилыми леди, – хихикнул Джаред и тут же простонал, так как Дженсен принялся за второй сосок.
– Это был не первый раз, – пробормотал Дженсен, подняв голову и неотрывно глядя в потемневшие от страсти ореховые глаза. – Я видел тебя в окне, откуда ты следил за мной, когда я шел через лес к озеру. Ты стоял там, освещенный светом лампы, и, клянусь, у меня аж ноги ослабли, когда я тебя увидел.
Дженсен улыбнулся, и в этот раз улыбка была искренней.
– Джей…
Он зарычал, когда Джаред, подкидывая бедра, крепко прижался к его собственным.
– Даже не знаю, как у нас получится, – улыбаясь и кивая на больное плечо, бормотал Дженсен.
Выкрутившись из-под него, Джаред осторожно уложил его на подушки, и потянул завязки на штанах Дженсена.
– Думаю, у нас отлично все получится.
Наклонившись, он глубоко поцеловал Дженсена, и прошептал ему в губы:
– Позволь я сам.
Дженсен прикусил свою нижнюю губу, пока Джаред медленно снимал с него штаны, освободив, наконец, давно вставший и истекающий смазкой член. Он чуть не задохнулся от восторга, когда Джаред выскользнул из своей собственной одежды и встал у кровати, позволяя Дженсену в течение нескольких секунд насладится великолепной картиной своего стройного тела. Затем заполз сверху и взял пульсирующий член своими нежными губами.
– Ох, же ж блядь! – вскрикнул Дженсен, и здоровой рукой с силой сжал простыни. – Джаред, как хорошо! Как же, блядь, хорошо!
Он почти забыл, как дышать, потому что Джаред так умело делал минет, с таким знанием дела использовал зубы и язык попеременно, и так мастерски помогал себе рукой, обхватывая то, что не помещалось в глотке. У него искры из глаз посыпались, когда Джаред языком проник в щель на головке и собрав жемчужные капельки эякулята, размазал их по всему стволу. Его яйца поджались в предчувствии быстро приближающегося оргазма, и он схватил Джареда за волосы, отчаянно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха в свои легкие.
– Джей, остановись. Не хочу еще кончать... – судорожно шептал он, отталкивая голову Джареда.
Джаред выпустил член Дженсена с неприлично громким чмоком и подполз повыше, оседлав Дженсена. Наклонившись, он снова быстро и крепко поцеловал его и спросил:
– Было хорошо?
Дженсен улыбнулся в губы Джареду и кивнул.
– Слишком хорошо, – подтвердил он, и легонько прикусил нижнюю губу Джареда. – Давай, иди сюда. Теперь моя очередь пробовать тебя на вкус.
И заставив Джареда встать на колени у его головы, он приподнялся на здоровом локте, и, застонав, прижался щекой к темной, нежной коже члена.
– Охуеть, Джей, какой красивый!
Дженсен, покрывая поцелуями твердый, как камень, ствол, глубоко вдыхал мускусный аромат возбуждения. Он прервался, чтобы сцепится на секунду с Джаредом взглядом, а затем высунул кончик языка и покружил по головке, проник в щелочку и только после этого сомкнул на нем свои губы и всосал. От того как Джаред откинул в экстазе голову и его бедра непроизвольно толкнулись вперед, во влажный жар рта, Дженсен простонал прямо в его член.
– О Боже! – прошипел Джаред, закрывая глаза, не в силах смотреть, как эти шикарные губы скользят по его члену. Он понимал, что не смог бы долго продержаться, если бы смотрел, что вытворяет с ним этот парень и его рот. Ощущение Дженсена вокруг себя – этого было слишком много, и он едва сдерживался. Он раньше и не подозревал, что когда-нибудь почувствует нечто столь же мощное, как эта растекшаяся по венам расплавленная огненная страсть. Джаред практически мог слышать каждый свой нерв, вопящий от получаемого удовольствия.
– Джен! – он внезапно вскрикнул, и его оргазм, даже не потрудившись предупредить о своем приходе, просто накрыл его со всей силой. – Я сейчас кончу, – предупредил он, одной рукой ухватившись за спинку кровати, а вторую положив на голову Дженсену. – Джен! Я...
Джаред задохнулся, глубоко из его груди вырвался низкий стон, и он кончил в рот Дженсена, который проглотил каждую каплю пришедшую с каждым толчком, впитал в себя каждую волну оргазма до самого конца.
– Бляха-муха!
Он выдохнул и, ослабев, упал на кровать рядом с Дженсеном и смачно его поцеловал, дегустируя собственный вкус на чужих губах.
– Это было... Блядь, это было охуенно.
Он откатился на спину и пятерней откинул со лба взмокшие волосы.
– М-м-м... Джей, – тихонько позвал его Дженсен, целуя в плечо. – Мы еще не закончили.
– Нет? – Джаред повернулся к нему, приподняв бровь, но, как только пальцы Дженсена скользнули вниз, под яички и коснулись маленького отверстия, тут же издал тихий стон. – Ох, блядь!

Его бедра широко раскрылись, давая Дженсену лучший доступ. Протянув руку, Джаред нащупал ящик тумбочки и, пошуровав внутри, торжествующе вытащил смазку и презерватив. Он улыбнулся и намазал Дженсену пальцы лубрикантом. Дженсен покружил вокруг его ануса для начала, затем протолкнул один палец внутрь, остановившись на мгновение, когда мышцы сжались, воспротивившись вторжению.
Дженсен целовал Джареда, медленно шевеля пальцем внутри, пока не почувствовал, что мышцы поддаются. Затем он добавил второй палец, растягивая так мягко и тщательно, как только мог.
– Ты такой славный, такой узкий, готовый только для меня, – бормотал Дженсен, покусывая и зацеловывая шею Джареда, заметив, как его бедра начали толкаться навстречу пальцам, понимая, что партнер уже готов. – Я так хочу тебя! Хочу зарыться в тебе.
Дженсен кончиком пальца достал простату и улыбнулся в нежную медовую кожу, когда лежащий под ним Джаред сладостно вскрикнул.
– Я готов, Джен.
Джаред зашипел, когда Дженсен вынул пальцы, и подождал, пока он не перевернется на спину, прежде чем усесться верхом на стройных бедрах, подрачивая Дженсену до полной готовности. Он наблюдал потемневшим от возбуждения взором, за тем, как Дженсен разорвал упаковку презерватива и вручил Джареду, чтобы тот сам надел его. Джаред улыбнулся, ощущая, как подрагивает член в его руках, пока он раскатывал презерватив по всей длине и щедро смазывал лубрикантом.
– Хорошо?
Волосы падали ему на глаза, когда он смотрел вниз, в мутную зелень глаз Дженсена. И когда Дженсен согласно кивнул, Джаред откинулся назад, придержал рукой ствол, и, приподнявшись на коленях, медленно опустился на него. Он втянул воздух сквозь сжатые зубы, как только толстая головка проскользнула в него, растягивая.
– Охуеть! – прошептал он, кусая губу, принимая Дженсена глубоко, пока не вобрал его в себя полностью.
– Тебе хорошо? – прохрипел Дженсен, рукой убирая волосы с лица Джареда.
Джаред кивнул, и Дженсен впился пальцами в бедро своего великана.
– Готов?
Джаред прижал палец к губам Дженсена и легонько покрутил задницей, ощущая рваное дыхание Дженсена на пальцах.
– Ш-ш... я же сказал, позволь мне, –
нежно пожурил он и закинул руки назад, опираясь на бедра Дженсена, почти полностью поднимаясь с члена, и снова насаживаясь, хлопая кожей по коже. Он закричал, когда член Дженсена достал его простату, под закрытыми веками вспыхнули звезды, его пальцы напряглись, жестко хватая Дженсена за ноги в ответ на прозвучавший эхом крик любовника.
– Блядь, Джен...
– Такой узкий, Джей.
Дженсен стонал, зажмурившись от переполнявших его ощущений. Его словно смывало волнами желания от каждого шлепка бедер Джареда, поднимая высоко-высоко и затем сбрасывая вниз на скалы. Он и мечтать не мог, что когда-нибудь увидит что-нибудь лучше этой шикарной картины - бешено скачущий на нем Джаред, голова откинута, великолепное горло открыто, под загорелой кожей напряжены крепкие жилы. Они оба близки к краю.
Джаред так энергично подпрыгивал, что Дженсен почувствовал, как яйца напряглись и оргазм уже скрутился внизу живота. Протянув руку, он схватил почти опавший член Джареда и стал быстро и сильно дрочить, выворачивая запястье на подъеме, заставляя красавца-великана кричать при каждом толчке, каждый раз, когда они соприкасались телами в бешеном ритме.
– Господи, Джаред, я кончаю!
Завопил Дженсен и откинул голову на подушки, в то время как его охуенный оргазм горячим и сильным пульсом выливался в жаркий зад Джареда. После еще двух рывков рукой второй оргазм Джареда хлынул теплым потоком из него, намочив ему пальцы и живот. Дженсен застонал, чувствуя, как задница Джареда сжимается вокруг него в такт жаркой пульсации члена в руке.
– Ох, черт! – проскулил он, когда Джаред слез с его опавшего члена и рухнул рядом на кровать. Оба прерывисто дышали, восстанавливая дыхание.
– Охуеть, – прокомментировал тихо Джаред, и, подхватив с пола свои штаны, сначала вытер себя, потом повернулся к Дженсену, снял с него презерватив и протер ему живот и член. Бросил все на пол, решив, что убраться можно и потом.
– Именно это я и хотел сказать, – улыбнулся Дженсен, поворачивая голову и вглядываясь в карие глаза напротив. Его улыбка стала шире, когда Джаред обвился вокруг него своим великолепным длинным телом, перекинул свою тяжелую ногу через бедра Дженсена, а руку – через талию, и зарылся мягкой щекой ему в шею.
– Тебе так удобно, Падалеки? – поинтересовался Дженсен, ласково проводя пальцами вверх-вниз по спине Джареда.
Джаред сполз немного вниз и захватил за угол одеяло, натянул его на них, закутал обоих и вернулся в тепло объятий Дженсена.
– Вот теперь, да, – пробормотал он, впечатывая поцелуй в грудь Дженсена и подушечкой пальца, рисуя маленькие круги вокруг соска. – А тебе?
– На удивление, да. Несмотря на то, что ты по-настоящему горячий.
И Дженсен поцеловал Джареда в лоб.
– Что ж, спасибо. Готов спорить, ты это говоришь всем парням.
– Да нет же, идиот... Ты горячий, ну, жаркий, а не в смысле горячий, такой горячий.
Дженсен стукнул Джареда в плечо, как только почувствовал, как тот фыркает ему в шею, пытаясь сдержать рвущийся смех. – Ну ты понял. Да хватит уже.
Он глубоко вздохнул и продолжил поглаживать нежную кожу Джареда.
– Полагаю, ты не ожидал, что так закончится твоя встреча с Томом.
– Нет... Думаю, не ожидал, – Джаред ответил, поднимая голову, и целуя Дженсена в уголок рта. – Но я ни о чем не жалею. Все было превосходно.
– Он поцеловал тебя?
Дженсен не мог ответить на пристальный взгляд Джареда. Знал ведь, что его вопрос по-детски глупый.
– Да.
– Тебе понравилось?
– Джен…
– Понравилось?
Джаред вздохнул, облокотился на руку и принялся разглядывать Дженсена.
– Ладно, это было приятно. Приятно, но... – он затих.
– Но? – Дженсен надавил.
– Он – не ты.
И Джаред закатил глаза от самодовольной усмешки Дженсена.
– Успокойся, эгоист. Вижу, мне придется поумерить твой пыл, а то мы с твоим эго втроем в кровати не поместимся.
Пристальный взгляд Дженсена смягчился, и он глядя на парня нависающего над ним, поднял руку, очерчивая пальцем линию мягких губ.
– Ты и правда хочешь... ну, понимаешь?
– Джен, я не знаю, что это между нами, или во что может перерасти, – Джаред начал, пытаясь подыскать правильные слова, чтобы не дать Дженсену удрать после них за тридевять земель, – но я действительно знаю, что это заслуживает шанса. Мы заслуживаем шанс. – Даже после всего, что сказал тебе Том? – Дженсен говорил тихо, но лоб расчертила хмурая морщина. – Ты все еще хочешь быть со мной?
Джаред пожал плечами.
– Я уже сказал, что не поверил ему, когда он распинался о том, как ты пытался его изнасиловать. Слушай, – он нежно поцеловал Дженсена, прежде чем продолжить, – случается всякое. Я знаю, что ты чувствуешь себя виноватым, из-за того, что твой бывший узнал про вас с Томом.
– Мой бывший? – переспросил Дженсен, сбитый с толку.
– Джейми... – Джаред запнулся, не понимая, что такое вдруг затаилось в глазах Дженсена. – Джен? Ты мне не расскажешь? – он схватил Дженсена за подбородок, когда тот постарался отвернуться. – O, нет ты этого не сделаешь! Не отталкивай меня. Не теперь.
Вздох Дженсена прокатился эхом по комнате, когда он, наконец, встретил вопросительный взгляд Джареда, видя, с каким отчаянием тот ждет ответов. Он знал, что должен сказать ему правду. Особенно теперь. Но он понятия не имел, как отреагирует Джаред, когда узнает всю реальную историю.
Еще раз глубоко вздыхая, он переплел свои пальцы с пальцами Джареда.
– Джаред, Джейми не мой бывший.
– Нет? – Джаред хмурился, ожидая продолжения.
– Он мой сын.

 

 

Глава 8

 

Джаред сел на кровати и уставился на лежащего рядом Дженсена, открыв рот от изумления.
– Твой сын? – не поверил он. – Ничего не понимаю…
– Ну, как же: когда мужчина и женщина…
– Дженсен!
– Прости, – Дженсен помотал головой, – неуместная шутка.
Он тяжко вздохнул, поднялся и уселся в подушках в пол-оборота к Джареду.
– Ты устраивайся поудобней, рассказ будет долгий, – он тихо произнес, ковыряя пальцем простынь.
Джаред уселся напротив, скрестив перед собой ноги. Одеяло сбилось на коленях, открывая взору голое бедро.
– Ладно, я весь внимание, – спокойно сказал он и откинул волосы с лица.
– Думаю, следует начать с Кристи.
Дженсен рассказывал, подбирая слова и нервно теребя пальцами кончик выковырянной из простыни нитки.
– Я всегда знал, что я гей. При наступлении половой зрелости меня больше интересовала обтянутая узкими шортами задница Лукаса Мюррея, нежели сиськи Нэнси Тайлер. Так что я уже тогда знал, понимаешь? Но это маленький город, и старшее поколение не всегда было так же терпимо, как сейчас... да, черт возьми, и сейчас встречаются некоторые, по-прежнему считающие, что это отвратительное действо против бога и человека. 
Он вздохнул.
– Как…
Он приподнял руку, останавливая Джареда. 
– Давай оставим вопросы на потом? Если меня прерывать, то я совсем не уверен, что смогу все это рассказать. Я в течение трех лет практически не произносил его имя, так что, это немного сложновато... 
И когда Джаред кивнул, продолжил:
– Кристи была моим лучшим другом. Мы с ней стали по-настоящему близкими друзьями в последние два года школы, и я хотел рассказать ей, очень хотел. О том, как я запутался, что я больше не хотел скрываться, как мне просто хотелось быть самим собой и нахрен последствия. Но что-то всегда останавливало меня... – он говорил, вытягивая нитку. – Короче, как-то так получилось, что мы начали встречаться. Было ли это, потому что я попросту решил отрицать то, кем действительно был, или же от того, что я действительно хотел ее – не знаю. Даже сейчас я этого не знаю. Так вот, следуя истинному стилю выпускного вечера мы сняли номер в мотеле, где после танцев и занялись сексом. В тот момент, когда я вошел в нее, я понял, что не могу больше вести эту двойную жизнь. Что, больше нет сил отрицать правду и лгать самому себе и окружающим. 
На этом месте Дженсен откинул голову на спинку кровати и уставился в потолок, утонув в воспоминаниях.
– Я несколько недель собирался с силами, чтобы все ей рассказать. И тут она сама мне позвонила и сказала, что нам надо поговорить. Я решил, что – вот он, хороший шанс открыться. И только надеяться, что после этого она не возненавидит меня, – тихо продолжал он свой рассказ. – Но она меня огорошила нехило. Уже шесть недель беременности, сказала она. – он усмехнулся. – Не надо говорить, что это был наихудший момент, чтобы признаться ей в том, что я гей. Так что я сделал то, что обычно делают парни в маленьких городках, когда их восемнадцатилетняя подруга залетает, даже если ты сам восемнадцатилетний подросток. Я женился на ней.
Не могу передать, насколько моя семья была в восторге, хотя ее родители, конечно же, этот восторг совсем не разделяли. Но это был правильный поступок. К тому же я ее любил, по-своему, конечно, но любил. Просто не так, как она заслуживает. Так мы поженились, купили дом и ждали рождения ребенка.
Он посмотрел на Джареда с счастливой улыбкой и радостным блеском в глазах.
– Он был такой славный, Джей! Я хотел бы, чтобы ты его видел. У него с самого рождения были самые прекрасные зеленые глаза! От Кристи достались только темные волосы и подбородок, а в остальном он – просто моя копия. Это как смотреться в зеркало! Я часами наблюдал, как он спит у меня на руках, пересчитывал его пальчики на ручках и ножках, и представлял, какое будущее его ждет, когда он вырастет.
Дженсен улыбнулся смущенно.
– Наверное, это глупо звучит.
И тут он изумленно замер, когда Джаред взял его руку и нежно поцеловал пальцы. Он не произнес ни слова, просто переплел пальцы их рук, и ждал продолжения. Дженсен сомневался, что Джаред понял, как много это для него значило.
– Мы жили обычной женатой жизнью. Работа, дом, секс раз в неделю. Не очень-то приятно признаваться, но один раз в месяц я ездил в город, в поисках другого удовольствия, но она об этом не знала. Если бы я мог, то никогда не причинил бы ей такую боль. Я очень старался быть хорошим мужем, но, скажу тебе, иногда она так смотрела на меня, словно, все, что я делал, было недостаточно. Как будто, она знала, что есть что-то такое, разделяющее нас.
– И вот, когда Джейми было шесть лет, младший брат Кристи закончил медицинскую школу и вернулся в родной город, чтобы работать доктором. 
Он с сожалением улыбнулся Джареду, когда услышал, как тот судорожно вздохнул, и ослабил пальцы на руке, крепко сжимающей его, давая Джареду возможность отстраниться.
Но Джаред этого не сделал. Его пальцы, наоборот, еще крепче сжались на кисти Дженсена. 
– Том не скрывал свою ориентацию, и стоило ему бросить один взгляд на меня, как он все про меня понял. И более, чем ясно дал понять мне о своей заинтересованности. Это было лестно, а кому бы не было? Том – красивый, прекрасный собеседник, и с ним весело... ну ты в курсе, какой он. Им легко увлечься. Но я сказал ему, что не могу. Что я женат на его сестре. Что у нас был сын, дом, что мы – семья. И что я уже давно так живу и не могу их обидеть. Однако он, как ни странно, был из тех, кто не принимает отрицательных ответов. Постоянно создавал такие условия, чтобы мы оставались наедине. И снова подкатывал, а я снова говорил, что нам нельзя этого делать. Но он не слушал... 
Дженсен опять вздохнул и закрыл глаза, вспоминая.
– Однажды, Том появился в доме и зажал меня в углу. Он все повторял мне, как он меня хочет, как нам вместе будет хорошо, и что Кристи никогда не узнает, – Дженсен склонил голову, и стыд разлился по его щекам красными пятнами. – Не знаю, чем тот раз отличался от предыдущих… Я просто смотрел на него и в один долбанный момент вдруг подумал о себе. О том, чего я хочу, что мне лично надо и что лучше для меня. Он поцеловал меня, а я его не остановил. Так что, когда Кристи пришла домой, он стоял на коленях с моим членом во рту. Она забыла бумаги для дома, который тогда показывала и поэтому вернулась за ними... 
Дженсен почувствовал, как в глазах защипали, готовые выплеснуться слезы, так что ему пришлось усиленно проморгаться, чтобы остановить их.
– Я никогда не хотел ее обижать. Никогда. И знать, что я стал причиной такой глубокой боли в ее глазах, это было... 
Он замолчал, пытаясь найти правильные слова, но не находя их.
– Это выглядело так, словно все, чего она не понимала, встало на свои места. Хуже всего то, что она не плакала, не кричала, вообще не произнесла ни слова. Просто взяла свою папку и вышла из дома. Я выгнал Тома и звонил ей много раз, но она не отвечала. Джейми был в школе, так что, я подумал, ему там лучше. Я поехал к тому дому, который она, как предполагалось, показывала, но ее там не было, вместо нее послали кого-то другого. И я просто решил, что она поехала проветрится и что, потом заберет Джейми, приедет домой, и мы сможем все обсудить. Так что, я ждал их. Это случилось три года назад… и я все еще жду... 
Он посмотрел на Джареда и не смог удержать всхлипа, потому что увидел, как у парня напротив текут слезы. Слезы из-за него.
Джаред подполз к Дженсену, вытянулся рядом и нежно притянул его в свои объятия.
Он ничего не говорил, просто позволил парню с разбитым сердцем выпустить, давно сдерживаемые внутри рыдания. Так, обнимая Дженсена, он даже сам не замечал, как его собственные слезы смешивались с чужими. Джаред ощущал горе из-за потери Дженсена, отчаяние, из-за того, что он не мог устранить эту боль, гордость за то, что Дженсен доверял ему настолько, чтобы поделиться правдой. У него самого Дейзи была только несколько месяцев, и он даже представить не мог, что должен чувствовать Дженсен, будучи в течение шести лет преданным отцом, сына которого вдруг отняли.
Еще внутри зарождался гнев на Тома, угрожая накрыть его удушливой волной. Как он смеет болтать эту гнусную ложь?! Как он смеет выставлять Дженсена каким-то наглым выродком, только потому что его чувства остались безответны?!
Узнав всю историю, он не сомневался в том, что Том не только создал подобающую ситуацию, но также и позаботился, чтобы Кристи смогла войти в нужный момент. Он так хотел Дженсена, что ему было безразлично, пострадает ли от этого его собственная сестра.
Джаред держал Дженсена, до тех пор, пока его слезы не высохли, и только резкие сухие рыдания сотрясали тело, даже после того, как он заснул. Вздохнув, Джаред нежно провел пальцами по волосам Дженсена и поцеловал в лоб. 
– Так много боли, – шептал он, засыпая, в шею Дженсену, – я заберу ее, Джен. Я собираюсь сделать тебя счастливым, ты только позволь мне… Я обещаю.
*
Дженсен сморщил нос, когда лучик утреннего солнца, проскользнув сквозь щель в шторе, коснулся его глаз. Он еще не хотел просыпаться, впервые за очень долгое время он чувствовал себя полностью отдохнувшим, удовлетворенным и спокойным. Томно потянувшись, он заставил все-таки себя открыть глаза и лениво улыбнулся, глядя в сонные глаза напротив.
– Доброе утро, – поздоровался Джаред и, наклонившись, мягко прикусил мочку уха Дженсена.
Дженсен издал то ли смешок, то ли стон, и повернул голову так, чтобы дразнящие губы Джареда могли найти его собственные. Он втянул нижнюю губу Джареда в рот и, прежде чем просунуть язык глубже, провел им по нежной внутренней стороне. А ворвавшись внутрь, исследовал каждый бугорок и впадинку. Они рвано дышали друг другом и почти задохнулись, когда Дженсен разорвал поцелуй, и улыбнулся, проведя большим пальцем по скуле Джареда.
– Доброе утро.
– Ты хорошо спал? – спросил Джаред, пальцами медленно проводя по спине Дженсена вниз, укладывая пятерню на теплой половинке его голой задницы.

– М-м-м, кажется, я немного вымотан, – он ответил, прикрыв глаза, наслаждаясь приятными ощущениями от пальцев Джареда на спине. – Спасибо тебе.
– За что?
Джаред облокотился на локоть и посмотрел на внезапно заколебавшегося любовника.
Дженсен пожал плечами, не в силах ответить на пристальный взгляд Джареда. 
– За то, что не судишь. И не убегаешь. Не смотришь на меня так, как все остальные в этом городе, – он потер лицо ладонью. – Я так долго хранил это глубоко в себе, что выпустив, наконец, все наружу, мне стало легче.
– Он твой сын, Джен, – сказал мягко Джаред, прижимая его ближе к себе. – Тебе не надо держать память о нем взаперти, а если люди решают верить Тому, а не тебе, так не трать на таких свое время. 
Он остановился и поцеловал Дженсена.
– Так она что, вообще не давала о себе знать все эти три года?
Дженсен покачал головой. 
– Нет. Той ночью ее отец, появился на пороге и упаковал их вещи. Он не сказал мне, где они. Только выплюнул, что я никогда не увижу Джейми снова, и уехал. Перед этим он крепко вмазал мне и обвинил, что я разрушил жизнь его дочери. Что, разумеется, правда.
– Тебе в этом помогли, Джен, – жестко напомнил ему Джаред. Он поднял подбородок Дженсена и вгляделся в его глаза. – Я не говорю, что ты совсем не виноват, ты сам знаешь. Но ты был не один. Размышляя об этом вчера вечером и зная, как Том умеет превращать ситуацию на благо себе любимому, ты не думал, что это он сделал так, чтобы Кристи застукала вас?
– Уверен, что он именно так и поступил, – Дженсен кивнул, соглашаясь. – Не знаю, как он это провернул, но точно знаю – это он меня подставил. 
Он грустно усмехнулся. 
– А неделю спустя, он приехал ко мне с бутылкой вина и закуской, типа, извиняться. Надолго его не хватило, и он снова принялся подкатывать, увещевая, что теперь, когда Кристи и Джейми уехали, нет никаких причин, почему мы не можем быть вместе.
– Ты шутишь? – Джаред задохнулся от удивления.
Дженсен покачал головой и опустил глаза.
– Я не сдержался, – признался он тихо. – И отымел его, а потом вышвырнул вон. Не стоит и думать, что ему мало досталось. Отсюда и все его последующие обвинения – он был весь в синяках.
– Мне так жаль, Джен, – мягко произнес Джаред. – Боже, это звучит так по-дурацки, но мне правда очень жаль. Даже вообразить себе не могу, через что тебе пришлось пройти, и до сих пор приходится. Бля, Дейзи даже не родная мне дочь, а я уже не представляю, как буду без нее…
Он покачал головой и наконец задал вопрос, который не решился спросить вечером.
– Ты их пытался найти?
– Конечно! – Дженсен отодвинулся от Джареда и улегся на подушках. – Я связывался с каждым знакомым Кристи, с каждым ее родственником. Объездил полстраны, только чтобы убедиться, что они мне не врут. Я сутками торчал перед домом ее родителей, умоляя сказать мне, где она, но ничего не добился. Звонил в полицию, но мне заявили, что раз Джейми с матерью, то это не похищение. И никакой суд мне не поможет, потому что я не знаю, где они. 
Он тяжело вздохнул. 
– Я даже частного детектива нанял, но они словно сквозь землю провалились.
Проведя рукой по волосам, он вытер глаза и продолжил:
– Через полгода ее родители прислали бумаги о разводе. Я подумал, что если я освобожу ее, дам развод, она вернется, ну или, по крайней мере, даст знать, где она. Но все, что я получил – это извещение из суда, что я больше не женат.
Он снова запустил руку в волосы.
– Сегодня у него день рождения. Девять лет.
У Джареда сердце перевернулось от той грусти, что появилась в глазах Дженсена. Он крепко его обнял и принялся целовать его везде и всюду, отчаянно пытаясь поцелуями смыть слезы и эту боль.
– Теперь понятно почему ты так хорошо управляешься с Дейзи. У тебя есть опыт, – бормотал он, укутывая Дженсена своими длинными конечностями.
– Она такая красивая, Джей. Ты не представляешь, какой ты счастливчик, – Дженсен произносил эти слова прямо в шею Джареду. – Ба права – цени каждый миг. Не теряй ни секунды.
– Не буду, – пообещал Джаред.
Он протянул руку, и, зарывшись пальцами в волосы Дженсена, втянул его в глубокий поцелуй. Когда язык Дженсена проник ему в рот и принялся вылизывать небо, все нервные окончания Джареда завибрировали от возбуждения. 
– Джен, – хныкнул он, но не стал спорить, когда Дженсен снял с руки бандаж и отбросил его на пол. Руки Дженсена осторожно двигались по телу вверх-вниз, почти опускаясь туда, где их хотелось больше всего, и от этих прикосновений Джареда выгибало дугой над кроватью.
– Джен, пожалуйста, – умолял он, и его налитой член в боевой стойке прижимался к животу.
– Чего ты хочешь, красивый мой? – хрипло протянул Дженсен, игнорируя ноющую боль в плече – единственную помеху, мешающую ощутить это прекрасное тело под ним в полной мере, обеими руками. Он дразнящее покружил вокруг пупка, спустился ниже, проведя пальцем по линии волос, спускающихся к крепкому члену.
– Скажи мне, чего ты хочешь, – шептал он.
– Я хочу, чтобы мне выкололи глаза. 
Оба мужчины уставились на дверь, где стоял Крис, направив на них свой телефон.
– Уйди нахер, ты, деревенский извращенец! – заорал на него Дженсен, быстро натягивая одеяло, в попытке сохранить то, что осталось от скромности Джареда.
Широкая самодовольная ухмылка Криса практически осветила всю комнату. 
– Подожди, отдерни это одеяло чуток, Джен, чтобы я мог запечатлеть твою симпатичную попку. Я должен послать это Сэнди.
– Клянусь богом, я оторву нахуй твою тупую башку! – пригрозил Дженсен, бросая подушкой в Криса.
Крис победно вскрикнул, когда от этого действия одеяло немного съехало и задница оголилась, явно больше, чем того хотел бы Дженсен. 
– Ух, ты, Эклз, если соединить прыщики на твоей жопе, то получилась бы карта Техаса… Хорошо, хорошо, ухожу! – крикнул он, как только Дженсен схватился за тяжелый медный будильник на тумбочке. – Вам хватит пятнадцати минут, Джаред, ну, прежде чем начнем?
Он с такой скоростью выбежал из комнаты, под сердитым взглядом Дженсена, что его длинные волосы всколыхнулись, а с лестницы послышался громкий хохот.
– Ты, как, в порядке? – обратился Дженсен к Джареду, и, увидев, как тот, прикрыв руками лицо, сотрясается от смеха, заключил. – Вижу, что в порядке.
Джаред убрал руки и вытер слезы, выступившие на глазах от смеха.
– Интересно, как быстро заработает сарафанное радио, после того, как Сэнди получит эту фотку.
Дженсен закатил глаза, откинул одеяло и встал с постели.
– Прикалываешься? Ты так и не понял как все это работает в маленьких городках, да? Бой барабанов начался сразу же, как только твой язык проник ко мне в рот, – он улыбнулся и, наклонившись, запечатлел еще один поцелуй на этих желанных губах. – Давай, пора вставать. А то внизу Билли-Боб дожидается, будет потом уговаривать меня заплатить по двойному тарифу, потому что ему пришлось подержать доску, да еще и вбить в нее гвоздь.
– Не поможешь мне в душе? – Джаред прошептал с намеком, проползая по кровати на коленях, и обхватывая руками Дженсена за талию. – У нас есть пятнадцать минут...
Дженсен улыбнулся и поцеловал Джареда.
– Да, есть, – пробормотал он, млея от ощущения крепких рук на своей талии, цепких пальцев на своем теле. Как они помечали его. Обладали им.
– Парни!
Крис снова появился в дверном проеме, и, кажется, даже не обратил внимания на тот факт, что они оба голые и в объятиях друг друга.
Неохотно отрывая губы от Джареда, Дженсен прошипел сквозь зубы:
– Кейн!
– Одевайтесь! – приказал Крис дрожащим голосом. – Джаред, что-то случилось с Дейзи. Сэнди повезла ее к Тому.
Джаред в панике посмотрел на Дженсена.
– Джен… – и от страха еще крепче сгреб его в руках.
– Тише, тише, малыш, – успокаивал Дженсен, и, обернувшись к Крису, скомандовал: – Заводи грузовик. Скажи Дейзи, что папочка скоро будет.

 

Глава 9

 

Поездка в город заняла всего-то восемь минут, но для Джареда они показались восемью часами. Его мутило и по очереди окатывало волнами то вины, то паники. Что-то страшное случилось с Ду, а его не было рядом! «Она, наверное, так испугалась!», – думал он всю дорогу, сидя зажатым между Крисом и Дженсеном в кабине грузовика Кейна.
К тому времени, как они подъехали к больнице, Дженсен чувствовал, как Джаред уже дрожит всем телом, и как сквозь зубы прорывается его сдавленное дыхание. Дженсен быстро выпрыгнул на тротуар и вытянул Джареда из кабины за руку.
– Джей, – сурово произнес он, беря лицо Джареда в ладони, – соберись!
Он ловил взгляд Падалеки, пока не увидел, что его глаза прояснились. Джаред согласно кивнул.
– Ты просто… – Джаред прижал свои ладони к ладоням Дженсена на своем лице. – Ты не уходи никуда, ладно?
– Я тут, – заверил его Дженсен. – Я никуда не уйду.
Крис распахнул двери больницы, и оба мужчины прошли следом за ним внутрь. И все трое тут же обступили поспешившую им навстречу Сэнди.
– Что случилось? – испуганно глядя на Сэнди, спросил Джаред.
– Я просто подумала, что это снова колики, – вцепившись в Криса, отвечала Сэнди. – Она полночи не могла заснуть, вот я и подумала, что так и есть. А потом она выкинула бутылочку и у нее поднялась температура. Ее животик был такой твердый, Джей. Я просто не знала, что делать! Она плакала без остановки. Вот я ее и привезла к Тому, а потом позвонила Крису.
– Ты сделала все правильно, милая, – успокаивал и прижимал ее к себе Крис.
– Где она? – спросил Дженсен, а сам уже стремительно направлялся к стойке регистратуры. – Привет, Морин, – улыбаясь ей своей самой лучшей улыбкой, поздоровался он. – Мы можем увидеть Дейзи?
– Привет, Дженсен, – поправляя свою идеальную фиолетовую прическу, ответила Морин. – Она в смотровой с Томом. Я позвоню ему и скажу, что вы пришли.
Она взяла трубку и, нажав несколько кнопок, подождала, пока ответят.
– Том, тут отец Дейзи пришел. Да. Я скажу… ага… скорая будет через полчаса.
Положив трубку, она обратилась к собравшимся вокруг нее взволнованным людям:
– Том сказал – проходите.
– Что за скорая? – голос Джареда не слушался. – Джен, скорая?
Дженсен схватил крепче его за руку и потянул дальше по коридору по направлению к смотровому кабинету.
– Джей, прежде чем строить какие-либо предположения, давай сначала поговорим с Томом. Она же не сказала, что скорая для Ду.
Он очень надеялся, что голос у него звучит куда уверенней, чем он на самом деле себя чувствовал. Узел неприятных предчувствий, завязавшийся в животе, указывал вполне отчетливо – что-то там с девочкой совсем не в порядке.
Все четверо ввалились в смотровую. Том как раз впрыскивал лекарство в капельницу, вставленную в нежную маленькую ручку. Он поднял голову, как только все вошли, и тут же уставился на сцепленные руки Дженсена и Джареда. На какую-то секунду профессионализм покинул его, уступив место бурлящим чувствам. Не надо быть гением, чтобы понять, что происходит между этим двумя, и его губы почти растянула ехидная ухмылка, но затем врач вернулся и лицо его больше ничего не выражало, пока он вынимал шприц из катетера и выбрасывал его в корзину для использованного материала.
– Привет, ребята.
Том натянул одеяльце на животик Дейзи и легонько убрал с ее лобика прилипшие волосы. Затем кивнул и улыбнулся Джареду:
– Все нормально, Джаред, ты можешь к ней прикоснуться. Трубки в носу подают ей кислород, а в капельнице – физраствор. Знаю, выглядит ужасающе, но сейчас ей намного лучше, чем когда Сэнди ее привезла.
Джаред тут же оказался у кровати и, взяв маленькую ручку в ладони, принялся целовать ее пальчики.
– Она поправится? – нервно спросил он, не в силах оторвать взгляд от ее покрасневших и мокрых от слез щечек. Глазки у нее были закрыты, но боль терзала ее даже во сне. Она периодически страдальчески морщила лобик и ее нижняя губа начинала дрожать, пока лекарства, которые дал ей Том, не начали действовать.
Том задержался с ответом, и Джареду этого хватило, чтобы сердце упало в пятки.
– Я сделал рентген и, похоже, у нее острая кишечная непроходимость. Ты заметил какие-то изменения в ее стуле за последние несколько недель?
Джаред постарался вспомнить.
– Ну, да, часто бывало что подгузник был едва запачкан. Но я думал, что это просто запор, и давал ей разбавленный апельсиновый сок, как мне советовал педиатр.
Джаред был так благодарен, что все это время рука Дженсена оставалась на его плече.
– Я поступил неправильно? Боже, мне следовало раньше что-то сделать!
Том взял карточку Дейзи и что-то вписал в нее.
– Джаред, ты поступил так, как сделал бы любой другой родитель на Земле, – заверил он Джареда. – Если честно, если бы ты ее привел ко мне, я бы тебе то же самое посоветовал. Кишечную непроходимость трудно диагностировать, пока она не вызовет настоящую проблему, потому что у нее симптомы похожи на запор или на расстройство пищеварения.
Вернув карточку в кармашек на спинке кровати, Том потрогал лобик Дейзи.
– Температура понемногу спадает, что хорошо. Я вызвал скорую. Они отвезут ее в Мемориальную больницу Ювалда. Ее надо прооперировать, и, надеюсь, мы вовремя успели. Но больше узнаем после осмотра хирурга.
Крис обнял Сэнди за плечи и прижал к себе.
– Милая, давай съездим к Джареду и соберем вещи для Дейзи? Потом приедем к ним в больницу.
Он смотрел на нее, склонив голову и успокаивающе улыбаясь. Весь ее вид говорил, что он должен забрать ее отсюда, пока она окончательно не сломается. Сэнди была бледна, от ее медового загара не осталось и следа, а ее большие карие глаза опухли и покраснели от непрекращающихся слез.
– Я не оставлю ее, – прошипела она, глядя на Криса как на сумасшедшего.
Дженсен перехватил умоляющий взгляд Криса и, приблизившись к Сэнди, поцеловал ее в макушку.
– Крис прав, пирожок. Джареду и Дейзи понадобятся вещи, а ты знаешь, что она любит, – проговорил он мягко. – Если ты соберешь нам кое-какие вещи и привезешь их в больницу, то это будет здорово. Сейчас мы ничего не можем сделать, нам только остается ждать скорую.
Сэнди судорожно вздохнула и кивнула, соглашаясь.
– Ладно, хорошо, но ты мне тут же позвонишь, если что-то изменится!
Только после кивка Дженсена, она все-таки позволила Крису увести себя из кабинета, и у самой двери бросила последний беспокойный взгляд на Дейзи.
Джаред ни на секунду не отрывал взгляда от своей маленькой девочки и, когда сквозь сон она хныкнула от охватившей ее боли и между ресничек выкатилась чистая слезинка, его сердце, казалось, разорвалось на куски.
Она казалась такой крошечной на этом столе для осмотра с поднятыми перилами по бокам. Капельница, торчащая у неё из руки, выглядела угрожающе огромной по сравнению с миниатюрной ручкой. Свободной рукой она все порывалась дотянуться до своего носика, чтобы вытащить кислородную трубку.
– Как ты?
Дженсен подтянул ближе к Джареду стул и присел на него.
– Она выглядит совсем крошечной, Джен, – Джаред покачивал головой, все еще не веря, что это происходит с ними, и без остановки поглаживал большим пальцем ручку, крепко ухватившую его палец. – Я ничем не могу ей помочь и я в этом виноват.
Дженсен взглянул на Тома, тот ответил презрительным взглядом и вышел из кабинета. Какая врачебная тактичность, ишь ты, подумал Дженсен. Он поднял руку и заправил за ухо Джареду, выбившуюся прядь.
– Старик, Том же тебе сказал, что ты ничего плохого не сделал, по-другому вообще не мог поступить. Мы бы все равно в итоге оказались бы здесь. Так что, давай, прекращай винить во всем себя.
Он склонился к Джареду и нежно поцеловал его в висок.
– Я понимаю, что бы я ни сказал, ты все равно будешь винить себя. Это естественно, и говорит только о том, как повезло Дейзи, что у неё есть такой любящий папочка.

Джаред потянулся за ласковой рукой Дженсена и вздохнул. Он прекрасно сознавал, что все слова его друга правильные и что любой родитель на его месте именно так себя бы и вел. Но легче от этого понимания не становилось. Ему станет легче, только когда Дейзи снова будет в безопасности и в его руках.
– Я хотел бы поменяться с ней местами, понимаешь? Разве не это моя работа – забирать ее боль? Сделать так, чтобы эта боль испарилась?
– Иногда, – согласился с ним Дженсен, прикрывая одеялком приоткрывшиеся ножки Дейзи. – Но иногда, когда ты не в силах что-либо сделать, твоя работа заключается именно в том, что ты сейчас делаешь – держать ее за руку, говорить, как сильно ты ещё любишь и что ты рядом.
Джаред повернулся, заглянул глубоко в зеленые глаза напротив и тихо улыбнулся.
– Спасибо тебе, что остался. Я не знаю, что бы делал без тебя.
Подавшись вперёд, Дженсен быстро и нежно прикоснулся губами к губам Джареда.
– Где же мне еще быть как не здесь?
– Па-па-па.
Оба широко раскрытыми глазами уставились на едва пришедшую в себя малышку, боясь, что ослышались. Но вот ее большие карие глазенки распахнулись и, сонно моргая, она сфокусировала взгляд на лице своего отца, и они снова услышали ее лепет:
– Па-па-па.
– Привет, милая, – Джаред нежно прошептал, наклоняясь к ней так, чтобы она могла почувствовать его тепло и запах. – Папочка с тобой, – шептал он ей, целуя пальчики, и ловя поверх кровати взгляд Дженсена. Так похоже на Дейзи – выбрать такой эмоциональный момент, чтобы произнести свои первые слова и именно «па-па». Словно она даже без сознания знала, что он рядом и звала его.
Он нахмурился, когда она потянула к нему ручку с капельницей.
– Все хорошо, крошка, лежи тихонько, – успокаивающе произнёс он. Дейзи тут же захныкала, ясно давая понять, что хочет к папе на руки. Он улыбнулся с благодарностью, когда Дженсен встал со своего стула, опустил с их стороны перила, аккуратно подвинул Дейзи, освобождая возле неё место, и обошел кровать.
– Иди, Джей, – кивнул он Джареду, – она успокоится, как только почувствует тебя.
Он осторожно придерживал лобик вертящейся малышки, пока Джаред устраивался рядом с ней. Джаред нежно уложил свою большую лапу на ещё надутый животик, желая и надеясь, что, ощутив отца возле себя, малышка успокоится и снова заснет.
Улыбаясь, Дженсен наблюдал, как Дейзи повернула к нему личико и, успокоенная дыханием и нежными прикосновениями своего папочки, потихоньку снова заснула.
Он все никак не мог поверить, что Джаред сомневался в своих родительских способностях. Ведь обожание, светившееся в глазах Дейзи каждый раз, как она смотрела на отца, было видно невооруженным глазом.
Джаред был прекрасным родителем, и наблюдать, как эти двое взаимодействуют между собой, было сплошным удовольствием.
Он тяжело вздохнул, вспоминая аналогичную ситуацию несколько лет назад, когда он был до смерти напуган приступом менингита у Джейми. Вид его малыша на больничной койке, совершенно ослабевшего и такого безжизненного, с миллионом трубок торчащих, казалось, отовсюду из его маленького тельца, разорвал его сердце на куски. Он помнил эту полнейшую беспомощность, которую он чувствовал тогда, поэтому и понимал через что приходится сейчас проходить Джареду. Перегнувшись над кроватью, он медленно провел рукой по густым волосам Джареда, понимая, что эти действия успокаивают друга, судя по тому, как он потянулся к ласкающей руке.
– Скорая прибыла, – сказал Том, широко открывая дверь и входя в комнату в сопровождении двух дюжих медиков. Он взглянул на Джареда, лежащего на кровати рядом с Дейзи, отметил руку Дженсена в волосах Джареда и снова чуть не потерял самообладание, но проглотил готовое сорваться с языка язвительное замечание. Он взял карточку Дейзи и вручил ее медработникам.
– Парни, вот ее карта, а это – Джаред Падалеки, ее отец, и его... – тут Том не смог сдержать насмешку в голосе, – друг. 
Он не потрудился представить Дженсена по имени, но это было и не важно.
– Ты едешь с нами? – Джаред спросил Тома, осторожно соскальзывая с кровати, чтобы не разбудить Дейзи.
– Не могу, – ответил Том, улыбаясь с сожалением. – У меня тут полная клиника. Но как только закончу здесь, то приеду в Ювальд проведать ее. Хирург – мой друг, Джаред, поэтому, пожалуйста, не волнуйся, она находится в надежных руках.
Джаред подошел к Тому, а медики тем временем уложили Дейзи на носилки, перепроверили трубки, чтобы те не перепутались, снова тщательно укрыли ее и пристегнули ремнями. 
– Спасибо, Том, правда. Я не знаю, что произошло бы, если бы ты не понял, что это. Поэтому, спасибо. 
Он поднял руки и притянул Тома в краткое объятие, быстро похлопав по спине и отпустив, прежде чем Том смог бы обнять его в ответ. Даже в его нынешнем беспокойном состоянии, он четко сознавал, как Том поступил с Дженсеном и это ему ни в коем случае не нравилось.
– Это моя работа, – Том пожал плечами и вручил Джареду сумку с одеждой, в которой привезли Дейзи. – Я проведаю ее позже.
С этими словами он покинул комнату.
На улице парни подождали, пока медики загрузили носилки в скорую и указали, где они могут присесть. Дженсен отчаянно хотел просто заскочить в машину и крепко обнять Джареда, потому что видел, что его гигант на грани срыва, он чувствовал это по напряженным волнам, которые тот испускал вокруг себя. Но в то же время, возникшее чувство между ними было внове для них обоих, и Дженсен не желал делать то, что, возможно, от него не ждут.
– Гм, Джей? Может хочешь, чтобы я привез что-нибудь из дома?
– Что?
Голова Джареда сделала поворот почти в сто восемьдесят градусов, когда он уставился на Дженсена, словно тот вдруг принялся нести какую-то чушь.
– Ты, что, не едешь?
Дженсен пожал плечами и выдавил глупую улыбку.
– Я не знаю, хочешь ли ты, чтобы я был рядом…Я не хотел давить... – и он трогательно замолчал.
Тогда Джаред просто взял его за руку и втащил за собой в машину.
– Ты сказал, что никуда не уйдешь. 
Джаред безапелляционно заявил ему, но глаз ни на секунду не отрывал от носилок, которые медики втащили внутрь, и машина тронулась.
– Ты мне нужен сейчас, но… – он прервался и посмотрел прямо Дженсену в глаза. – Но если ты считаешь, что это слишком после одной ночи… Я пойму… Вовсе не хочу заставлять…
Его слова были прерваны поцелуем, и он с явным облегчением выдохнул в губы любовника.
– Что бы это ни было, но началось все это задолго до сегодняшней ночи, Джей, – Дженсен сказал это с печальной полуулыбкой и поцеловал Джареда еще раз, перед тем как оглянуться на ребенка на носилках. – Не знаю... – Он пожал плечами, и его веснушчатые щеки залились краской смущения. – Думаю, что часть меня вроде как чувствует, что она и моя тоже.
Джаред не отвечал. Накатившие на него эмоции почти ошеломили его своей силой. Вот он! Это был тот самый Дженсен, и как жаль, что все другие его не видят. Дженсен, который, как он всегда знал, был там. Тот, у которого огромное доброе и любящее сердце, сокрытое за многослойными масками и пошлыми двусмысленностями, потому что это, как сам Дженсен думал, – то, чего все от него ожидали. Городской плохиш. Джаред мог честно заявить, что никогда не встречал никого похожего на Дженсена Эклза. И, конечно же, он даже не мог себе представить Макса, сопереживающего ему в таких обстоятельствах.
Ему вспомнился тот раз, когда он поскользнулся и наступил на битое стекло. Порез оказался глубоким, и его требовалось зашить. Макс тогда просто высадил его возле больницы и уехал на работу, и Джареду потом пришлось вызывать Женевьев с просьбой забрать его домой. Макс никогда не оказывал никакой поддержки. Его реакция на Дейзи была именно той, какую и должен был ожидать от него Джаред. Ведь, судя по всему, у его бывшего парня эмоциональный уровень был ровно как у земляничной ватрушки.
Джаред тоже понятия не имел, что такое происходило между ними, но что он точно знал – так то, что здесь и сейчас рядом с собой он не хотел бы видеть никого другого. Никого иного, только этого красивого парня, на которого можно облокотиться и длинные теплые пальцы которого, переплетаясь с пальцами Джареда, помогали ему таким нужным, простым прикосновением.
Остальная часть поездки к Мемориальной больнице Ювальда прошла в тишине. Изредка тишина прерывалась жалобными всхлипами Дейзи, когда она морщила личико от боли, беспокоящей ее сквозь туман легких успокоительных, которые Том вколол ей перед поездкой. Этот тихий плач эхом разносился по салону. И каждый раз, Джаред успокаивал ее, мягко проводя указательным пальцем по ее наморщенному лобику и вниз по крошечному носику. Это ритмичное, поглаживающее движение помогало ей снова окунуться в сон.
Когда они прибыли, команда медсестер и врачей ждала их на входе. Они немедленно повезли Дейзи в одну сторону, а Джареда и Дженсена направили в другую – в небольшую комнату для ожидания рядом со стойкой регистратора.
– Я хочу пойти с ней! – требовал Джаред, и его тон его голоса повышался с каждым словом. – Куда вы ее везете?
Он услышал плач Дейзи, и этот звук разорвал его сердце. 
– Что происходит? – настойчиво спрашивал он у медсестры, которая вела их в комнату.
– Джаред, не так ли? – спросила она, и посмотрела на него добрыми и понимающими голубыми глазами, рукой указывая на диван. – Нам надо осмотреть Дейзи. Хирурга уже вызвали, и он сейчас с ней. Я знаю, что это все очень страшно и что вы хотите быть рядом, но мы должны выполнить нашу работу – узнать, как лучше всего ей помочь. 
Она говорила нежным, но твердым голосом и когда Дженсену удалось усадить Джареда на диван, склонилась к нему.
– Я буду сообщать вам новости на каждой стадии, хорошо? Меня зовут Кирст, и я постараюсь, чтобы вы были в курсе обо всем, что с ней происходит. Поэтому, вы оба просто подождете несколько минут, пока ее осмотрят, а я после вернусь и сообщу, каков будет следующий шаг. Хорошо?
– Спасибо, Кирст, – сказал Дженсен, его пальцы все еще сжимали руку Джареда. – Мы благодарны вам.
– Без проблем, для этого я здесь. И не волнуйтесь – она находится в хороших руках, – заверила их Кирст с улыбкой и вышла.
– Боже, я сойду с ума, – выдохнул Джаред в отчаянии. – Я не выдержу этого ожидания.
– Джей, это всего лишь десять минут.
Дженсен попытался успокоить его, но, судя
по взгляду, что Джаред бросил на него, ему это не очень удалось.
– Как насчет чая? – предложил тогда он и подошел к стоящему в углу комнаты автомату. 
– Нет, я не буду, – отказался Джаред, нервно дергая коленом в ожидании новостей.
Дженсен снова пересек комнату, и присел на корточки перед Джаредом. Поднял руки и ласково взял лицо Джареда в ладони, пристально глядя ему в глаза. 
– Джей. С ней все будет хорошо.
– Откуда тебе знать? – напуганный Джаред буквально шипел. – Ты не можешь этого знать.
– Могу. 
Дженсен ответил и уверенно закивал. 
– Я тебе разве не говорил, что семья Эклз происходит из породы ясновидцев. Я сам, конечно, больше человек дела… но бабуля говорит, что у меня есть дар.
Губы Джареда невольно растянулись в улыбке, и он понял, что именно этого и добивался его друг, но все равно продолжил тему. 
– О, правда? У тебя, значит, есть дар? Какой? Как любое невинное заявление превратить в сексуальный намек?
– В точку, – улыбнулся Дженсен, – это всего лишь одно из моих дарований. В общем, вижу, ты Фома неверующий, и мне надо убедить тебя в том, что я знаю, о чем говорю.
– Ладно, – протянул Джаред, – ну и что ты видишь?
Дженсен закрыл глаза ненадолго и затем улыбнулся, открывая их и пристально смотря на Джареда.
– Я вижу, что ты встретил высокого, красивого незнакомца, который принесет много интересного в ваши с ним отношения. Он хорошо работает руками, и кажется, я вижу, на нем какой-то специальный пояс… полагаю, он умеет создавать разные вещи. Я также думаю, что он сведет тебя с ума на больше, чем один раз… и в спальне и вне ее. Подожди, подожди… Вижу, как он укладывает тебя
на большую кровать в белых простынях… кровать в простынях, а не вы с ним, – он проигнорировал фырканье Джареда и продолжил: – И еще я вижу дверь, и я вижу девочку… возможно одиннадцати или двенадцати лет… она стоит в дверном проеме и говорит что-то… не могу разобрать.
– Что же она говорит, экстрасенс ты мой? – улыбнулся Джаред.
– Она говорит: «Фу-у, какая мерзость, вы что, не можете подождать, пока я уйду гулять?» 
Дженсен ответил, отлично имитируя голос подростка.
Джаред тихо засмеялся и наклонился вперед, чтобы прижаться лбом ко лбу Дженсена.
– Ты такой придурок, – пробормотал он, благодарный за то, что Дженсен разрядил напряженную атмосферу.
– Тебе следует послушать, что видит бабуля, – заговорщически подмигнул ему Дженсен.
– О, мой бог, нет! – Джаред притворно испугался. – Увидеть хотя бы половину видений твоей бабушки означает остаться психически травмированным на всю жизнь. 
Он обнял Дженсена за шею и мягко поцеловал его. 
– Спасибо тебе, за то, что ты здесь.

– Мистер Падалеки?
Парни отстранились друг от друга и встали, в ожидании глядя на невысокую, приятно улыбающуюся женщину в дверях.
– Да? – испуганно спросил Джаред, его сердце снова заскакало в груди, и он ухватился за руку Дженсена.
– Меня зовут Клэр Хемсворт, – она улыбнулась им и пожала обоим руки. – Детский хирург. Я буду оперировать Дейзи. Давайте присядем, и я расскажу вам о предстоящей операции.
– С ней все будет в порядке, доктор Хемсворт? – поинтересовался Дженсен, усаживая друга на диван и присаживаясь рядом.
Она махнула на него рукой, и снова улыбнулась.
– Прошу, зовите меня Клэр. Незачем разводить церемонии, когда дело касается детей.
Она присела на кофейный столик перед ними и уперлась руками в колени.
– У Дейзи непроходимость в тонкой кишке. Я сделала ультразвук, взяла кровь на анализ и увеличила ее дозу успокоительного. Ее, очевидно, мучили сильнейшие боли, но, будем надеяться, сейчас нам удалось с этим справиться. 
Женщина провела рукой по своим длинным тёмным волосам и продолжила:
– Операция продолжается около четырёх часов, младенцев трудней оперировать, ведь все такое маленькое, но я вас уверяю – я не раз уже проводила такие операции. Хотелось бы начать как можно скорее. Во время ультразвука я не заметила омертвевшей ткани, значит резать саму кишку нет надобности.
– Господи боже! – прошептал вмиг побледневший Джаред, и еще крепче сжал ладонь Дженсена.
Клэр наклонилась вперёд и успокаивающе прикоснулась к его коленке.
– Я больше узнаю, как только увижу все поближе, Джаред. Но время сейчас наш враг. Если будем продолжать блокировать воспаление, то кишечник отомрет, а это чревато осложнениями, типа сепсиса и тому подобного. 
Она взглянула на вошедшую Кирст. Девушка держала в руках планшет с какими-то бланками.
– Нужно чтобы вы, как отец, прочли эти документы и подписали их. Тогда я смогу начать операцию.
– Ду, – едва слышно произнес Джаред, удивляясь, почему, чем внимательней он всматривается в эти бумаги, тем меньше понимает, что в них написано?
– Что, простите?
– Я ее так называю – Ду.
– Ей подходит, – улыбнулась Клэр.
– Где? – пробормотал Джаред, держа ручку наготове и сквозь слёзы пытаясь рассмотреть расплывающееся перед глазами лицо Дженсена. Он подписал там, куда направил его ручку Дженсен, и был очень благодарен другу за то, что тот сообразил забрать планшет из его внезапно онемевших пальцев и передать медсестре.
– Кирст будет сообщать вам все новости, – Клэр поднялась и добродушно потрепала Джареда по плечу. – Я к вам выйду сразу, как закончу, и Дейзи отвезут в палату интенсивной терапии. Не беспокойтесь, Джаред, Дженсен, у меня маленькие руки, но дело своё они знают.
– Он сможет увидеть дочь до того, как вы заберете ее? – Дженсен пристально посмотрел на Клэр.
Ясно поняв, что этот мужчина не из тех, кто принимает ответ «нет», Клэр кивнула.
– Конечно, только давайте мы сначала проведем все полагающиеся приготовления, а потом Кирст позовет вас, и вы сможете взглянуть на неё.
– Спасибо, – поблагодарил Дженсен.
Когда женщины вышли, он обнял Джареда за плечи.
– Уже недолго осталось, – успокаивал он парня, зарывшись в его длинные волосы. – Потом мы сможем забрать ее домой... То есть ты, – он смущенно покраснел, – сможешь забрать ее домой.
– В первый раз ты правильно сказал, – прошептал, уткнувшись в шею Дженсена, Джаред. Он глубоко вдохнул уже знакомый запах друга и подумал о том, сможет ли он когда-нибудь отблагодарить его в полной мере за то, что тот сейчас рядом.
– Ну, что тут? – раздался высокий взволнованный голос Сэнди, и они с Крисом ворвались в помещение. – Ее уже забрали? – она взглянула на Дженсена, заламывая руки. – Я получила твоё сообщение в машине.
Дженсен покачал головой.
– Ее ещё подготавливают. Потом Джареда позовут, чтобы он взглянул на неё перед операцией.
Сэнди протянула руку к Крису и подхватила спортивную сумку, что он ей подал.
– Я тут собрала ее ползунки и одеяльце, она любит перед сном играть с этикеткой, – ее блестящие глаза встретились с глазами Джареда. – Что я тебе рассказываю? Ты же это знаешь, – она робко улыбнулась, и Джаред улыбнулся ей в ответ. – Я взяла ее бутылочки, и подгузники, и все необходимое, и еще мы заехали в аптеку и взяли там готового детского питания, ну, если она вдруг проголодается. Привезла кое-что из одежды и тебе, Джей. Ты ведь здесь можешь остаться на несколько дней.
– Спасибо, милая, – тихо сказал Джаред, пожимая протянутую руку. – За все. За то, что быстро ее к Тому отвезла, когда поняла что ей плохо. Я буду благодарен тебе по гроб жизни, ты знаешь это.
Сэнди присела к нему на колени и, обняв за шею, поцеловала в щеку.
– Хотела бы я поменяться с ней местами.
– Я тоже.
– Джаред? – тихо позвала его Кирст, заглянув в комнату. – Все готово.
Дженсен сжал пальцы Джареда и спокойно кивнул. 
– Иди, я буду ждать тебя здесь. 
Он улыбнулся и подтолкнул его с дивана, а когда Джаред встал, сжал пальцами его бедро в напутственном жесте. Как бы он ни любил Дейзи, и как бы ни желал тоже ее повидать, но это был момент только для отца, так что Джаред должен был пройти через это сам.
Идя следом за Кирст по коридору, Джаред засунул дрожащие руки глубоко в карманы, надеясь хоть так унять охватившую его дрожь.
Это было немного странно, как будто он прощался с Дейзи или что-то вроде того. От такой мысли у него холодок пробежал по спине. Он остановился и глубоко вздохнул, когда Кирст толкнула двойные двери в конце коридора и подержала их открытыми, пропуская его. Дейзи лежала на каталке, рядом стояла медсестра и держала ее за руку. Джаред сглотнул и приблизился к дочери.
– Привет, малышка, – нежно произнес он, улыбаясь, когда ее большие карие глаза сонно приоткрылись, а губы изогнулись в полуулыбке при звуке его голоса. Склонившись, он прижал губы к ее гладкому лобику и тихо прошептал: – Не волнуйся, моя хорошая, когда ты проснешься, эта противная боль из твоего животика уйдет, и мы сможем пойти домой. Так что не бойся, я рядом, хорошо?
– Па-па, – пролепетала девочка, и сон снова ее накрыл.
– Да, малышка, ты права – папочка здесь, папочка рядом.
Джаред поцеловал ее еще раз, и Кирст отвела его обратно в комнату отдыха, пообещав сообщить новости, как только выдастся возможность. Она также напомнила ему, что сама операция продлится три-четыре часа, и что Клэр подойдет к нему, как только Дейзи уложат в интенсивной терапии.
Поблагодарив ее, Джаред развернулся и, быстро пройдя мимо приемной, направился прямо к выходу. Это было слишком. Он не мог дышать. Он просто был не в состоянии вдохнуть достаточно воздуха в легкие. «Предполагалось, что ты будешь заботиться о ней!» – в голове крутилась эта единственная мысль. И это была правда: он должен был заботиться о ней, беречь свою маленькую девочку! А он не знал, мог ли. Джаред, спотыкаясь на ослабевших ногах, пересек больничную парковку и без сил плюхнулся на скамью под небольшим деревцем. Его руки сжимались и разжимались в кулаки, пока он пытался успокоить дыхание. В горле случился какой-то спазм и голова закружилась. Как он позволил такому случиться? Почему не показал ее Тому раньше? Джаред уронил голову на руки и принялся раскачиваться взад-вперед, причитая: 
– О Боже, о Боже, о Боже.
Но тут он почувствовал давление теплых пальцев на шее, которые медленно и нежно массировали напряженные мышцы. При звуке такого знакомого мягкого техасского протяжного акцента, он, наконец, смог отпустить весь страх и отчаяние, которые сжимали его сердце с момента утреннего звонка, и его тело сотрясли рыдания, стоило ему только спрятаться в уюте теплых рук человека рядом.
– Ну, все, все, крепыш. Я с тобой, я тут.

*
Спустя три часа, сорок две минуты и шестнадцать стаканчиков мерзкого кофе из автомата, Джаред резко прервал свое хождение по комнате. Вошла доктор. Джаред дрожащей рукой пригладил волосы и отметил сильную усталость на лице маленькой женщины.
Клэр Хемсворт улыбнулась и, подняв руки, взяла его лицо в свои маленькие ладошки.
– Все прошло хорошо, Джаред. Омертвения тканей не случилось, так что кишку мы не трогали, а это просто превосходно, лучше, чем я надеялась.
Она улыбнулась всем собравшимся в комнате. В ожидании новостей о малышке здесь собралась небольшая толпа – к ним пришли ещё четыре пожилые леди. В душе потеплело от взгляда на такую группу поддержки этого большого, но такого ранимого парня.
– Она отлично перенесла анестезию и сейчас уже в палате интенсивной терапии. Я подержу ее на обезболивающем еще сутки, просто чтобы тело адаптировалось, а потом я ее вам принесу. Кирст сейчас отведет вас, и вы сможете взглянуть на нее, и я позже проверю ее состояние...
Последние слова Клэр затерялись в груди Джареда, потому что он раскинул руки и изо всех сил прижал ее к себе. Дженсену пришлось напомнить ему, что доктору вообще-то дышать тоже надо.
– Простите, – глупо улыбаясь, пробормотал Джаред. – Огромное вам спасибо, доктор! Правда, спасибо! Я не знаю, что ещё можно сказать.
Она, улыбаясь, легонько махнула рукой.
– Пожалуйста, Джаред. Я позже подойду.
И она вышла.
– Я же тебе говорил! – тихо сказал Дженсен и обнял Джареда за талию, в то время как гигант смял его в своих медвежьих объятиях.
– О, да, мой предсказатель, – улыбался ему Джаред. Он понимал, что выглядит как сумасшедший, но просто не мог перестать улыбаться. Она в порядке! Она поправится!
– А эта малышка сделана из крепкой стали, – заявила Элси, а по комнате разошелся вздох облегчения. – Это все воздух Утопии.
– Точно отмечено, ма, – улыбнулась Даффи, глазами показывая Иде на обнимающихся парней. Ее улыбка расширилась, когда Ида кивнула ей в ответ, и она откинулась на спинку своего стула. Дженсен – хороший парень. Те, кто знал его близко, были осведомлены, чья на самом деле была вина в том, что случилось с Кристи и Джейми. Мальчик сделал плохой выбор, это верно, но он не заслужил того яда, который вылили на него члены их сообщества, и все еще продолжали иногда выплевывать. Уже давно пора было найти ему кого-нибудь с достаточно большим сердцем, чтобы ужиться с ним. 
– Ты чего тут разревелась? – повернулась она к Ви, которая громко сморкалась в свой носовой платок.
– В такие моменты люди всегда плачут, – Ви серьезно сказала, промокая глаза отдельным платочком.
– Какие люди?
– Люди в кино про настоящую жизнь, – легко пояснила Ви, как будто говорила с маленьким ребенком. – Когда операция проходит успешно, а в комнате отдыха сидят и ждут ее окончания родные и близкие. Они всегда плачут после сцены, когда доктор поговорит с ними. Даже если новости хорошие, они все равно плачут.
Все повернулись посмотреть на нее, и в комнате настала такая тишина, что можно было услышать, как муха жужжит. Момент, конечно, был разрушен загадочным ответом Элси. 
– Тебе следует поговорить с Терезой из салона. Когда она укладывает твои волосы, у нее температура серьезно подскакивает.
Комната взорвалась смехом, и все принялись обниматься. Дженсен, старался не отстраняться слишком далеко от Джареда. Тяжелый камень, что давил на грудь весь день, исчез в тот момент, когда Клэр сообщила им хорошие новости. Теперь все, что он хотел сделать, – это увидеть Дейзи и отвезти Джареда домой, где, укутав его в своих объятиях, заснуть.
– Джаред?
Джаред повернулся к открытой двери и солнечно улыбнулся Кирст. 
– Я могу ее повидать? – он взволнованно спросил и чуть не завизжал, как большая девчонка, когда темноволосая женщина кивнула. Он захватил пальцы Дженсена в крепком пожатии, и, не говоря ни слова, потащил своего парня за собой.
Они последовали за Кирст в палату интенсивной терапии, где Дейзи лежала на каталке в углу. Кирст подтолкнула их к ребенку и объяснила, какую капельницу сейчас поставили малышке. Еще она сказала, что все так и останется, по крайней мере, до завтрашнего дня, тогда Клэр начнет приводить ее в сознание. Волноваться тут не о чем, это совершенно стандартная процедура и дает Дейзи побольше времени для выздоровления. 
– Здесь она пробудет приблизительно час, только чтобы проконтролировать ее показатели и сохранять в тепле, – продолжила Кирст успокаивающе, – потом мы переведем ее в детскую палату.
– Как долго она должна будет оставаться в больнице? – спросил негромко Дженсен, одной рукой держа Джареда, и пальцами другой осторожно поглаживая крошечную ручку Дейзи.
– Спросите доктора Хемсворт, – ответила она, и, жестом пригласив их к кровати девочки, прошла в другой конец комнаты к только что прибывшему пациенту.
– Она выглядит такой крошечной, – бормотал Джаред, нежно поглаживая своими длинными пальцами волосы Дейзи. – Даже не знаю, что бы я делал, если бы с ней что-нибудь случилось.
– Она в порядке, Джей, – успокоил его Дженсен, потираясь щекой о плечо Джареда. – Я сказал же, что все будет хорошо.
– Ого, какая миленькая сцена. Я удивлен, что ты вообще помнишь, как изображать хорошего отца, Эклз. 
Голос Тома превращал каждое слово в холодную сосульку.
Джаред почувствовал, как напрягся Дженсен и как неотрывно следил за высоким мужчиной, который обошел каталку Дейзи и, взяв ее историю, пролистал бумаги и затем потрогал лобик девочки. 
– Температура намного лучше и, судя по записям Клэр, лучше и быть не могло. Я так рад, что ткани кишки не надо было удалять. Это вызвало бы дальнейшие осложнения, но сейчас она уже в порядке. 
Том улыбнулся Джареду, даже не потрудившись посмотреть на Дженсена.
– Спасибо, Том, – Джаред тихо поблагодарил его, продолжая поглаживать волосы Дейзи, но еще крепче сжимая пальцы Дженсена и отводя их сцепленные руки себе за спину, тем самым заставив Дженсена встать ближе. 
– Мы благодарны за все, что вы с Клэр сделали для нас, – он повернул голову и поцеловал Дженсена в висок, – так ведь?
Дженсен попытался воздержаться от улыбки, которая изогнула его губы от такой явной собственнической демонстрации Джареда, но не особенно справился, когда заметил, как помертвел взгляд Тома.
– Да, крепыш, несомненно, мы благодарны.
Глаза Тома сузились, он заметил, как переглядываются эти двое, и как Дженсен акцентировал это «мы». То, как Дженсен склонился к Джареду и потерся лицом о плечо этого здоровяка; как их бедра тесно прижаты друг к другу... В нем вспыхнула искра ревности, разгорающаяся внутри, как пожар, и планшет с историей лечения Дейзи резко полетел назад в держатель на кровати. Он знал, что Дженсен будет думать, что он ревнует, потому что хочет Джареда, но только сам Том знал, что единственный, кого он действительно когда-либо хотел, и будет когда-либо хотеть – был Дженсен. Отказ причинил ему боль, особенно после всего того, на что ему пришлось пойти, чтобы они могли быть вместе. До сих пор это было адски больно, но видеть, как рука Джареда так показательно обвивается вокруг такой желанной талии, заставила забурлить его кровь. «Так ты думаешь, у тебя есть шанс быть счастливым, да? – думал Том, – Я могу стереть эту самодовольную ухмылочку с твоего лица за секунду, всего несколькими меткими словами».
Верхняя губа Тома приподнялась в насмешке, и он пристально осмотрел обоих парней с головы до пят.
– Как мило – прямо счастливое семейное воссоединение. Жаль, ты не смог так сделать со своей собственной семьей, – он склонил голову на бок, и ядовито продолжил: – Все эти высокопарные показушные выступления для двух практически незнакомых людей, а своему сыночку даже поздравительную открытку не послал.
–Заткни пасть, – прорычал Дженсен и впился взглядом в Тома с явным предупреждением на лице.
– Разве много от тебя требуется, Эклз? Поместить открытку в конверт и отправить его? Я помог бы, если ты вдруг не помнишь, как пишется его имя.
– Предупреждаю тебя, Уэллинг!
– А то, что? Ударишь меня? Снова? – Том насмехался, скрестив руки и нагло разглядывая Дженсена. – А, подожди, ты не послал ему открытку, потому что не знаешь, где они... – он сделал паузу и драматически вздохнул, подготавливая для своей финальной фразы. – Не волнуйся, я знаю.

 

 

Глава 10

 

Единственный звук, который Дженсен мог сейчас слышать, был шумом крови крови в ушах. Сердце в груди заходилось в бешеной скачке, и дышать было нечем; казалось, что из легких выкачали весь воздух и вместо него залили цемент. Голос Джареда слышался словно издалека, глаза застилала красная пелена, сквозь которую пробивалась ехидная ухмылка Тома.
Этот ублюдок знал, где они!
– Как давно? – Дженсен все-таки заставил себя процедить сквозь до боли сжатые зубы. Том видел борьбу разных чувств на лице Дженсена и отчаянно желал и обнять его крепко-крепко, поцелуями стирая боль, которую он же и нанес, и в то же время воткнуть нож поглубже в раненое сердце. Его собственное колебание длилось ровно до того момента, пока Джаред не обнял, поддерживая, Дженсена за талию. Так что он вонзил свой нож еще глубже.
– Всегда.
Дженсен услышал резкий вздох Джареда, почувствовал, как его длинные пальцы напряглись, но все это ощущалось словно издалека.
– Ты все время знал, где они? – прошипел он полным боли голосом.
– Джен…
– Ты все время знал, где находится мой сын? – он перестал обращать внимание на Джареда и, не отрываясь, смотрел на Тома. – Ты видел, как я их ищу… как горюю… как я раз за разом терпел неудачи в своих поисках, и ты все это время знал, где они?
Он задохнулся, выпутал пальцы из ладони Джареда и шагнул к Тому.
– До этого момента я и не представлял, как же ты меня ненавидишь. Как ты мог… – он замолчал, и сделал еще шаг. 
– Джен, не надо, не здесь… – дальнейшие слова застряли у Джареда в горле, потому что Дженсен развернулся на каблуках и вышел в двустворчатые двери. Джаред повернулся к человеку, стоящему у кровати дочери, и выражение на его лице ясно дало понять, что он намерен сделать то, что хотел сделать Дженсен. Этот взгляд начисто стер наглую ухмылку с лица Тома.
– В свое время я встречал злых, сволочных манипуляторов, но ты – это что-то, – выплюнул он в лицо Тому, глядя на него холодными, вмиг потемневшими от злости ореховыми глазами. – Разрушить брак – это одно, но специально держать его вдали от сына? Ты, может, и хороший доктор, Том, но ты самый премерзкий тип, которого мне, к сожалению, пришлось повстречать. Если бы мы не стояли у больничной койки моей дочери, я бы тебе врезал за все, что ты с ним сотворил.
Джаред приблизился к нему, и его губы растянулись в угрожающей улыбке.
– Но, знаешь… мы ведь не всегда будем в больнице и я не всегда буду чтить правила хорошего тона, которым меня учила мама. Теперь свали отсюда.
– Я тебя предупреждал, Джаред! – затараторил Том. – Но ты меня не послушал. Ты подпал под обаяние этого красавчика. Я понимаю, сам был на твоем месте. Втюрился по уши. А потом, как только он получит то, что хочет, он выкинет тебя как вчерашнюю газету. Он и с тобой так поступит!
Джаред ощутил, как кипевшая в нем злость достигла наивысшей точки, и он, обойдя каталку, встал спиной к дочери и лицом к врачу. И не вспомнив даже о хороших манерах, которые так старательно вкладывала в него мама, он поднял сжатый кулак и замахнулся. Со злобным рыком он врезал – костяшки с удовлетворительным звуком соприкоснулись с челюстью Тома, и от этого мощного удара тот свалился на пол. Джаред наклонился над ним и, схватив за грудки, гневно прошипел:
– Не могу поверить, что ты по-прежнему несешь всю эту грязную чушь. Все кончено, Том. Оставь свои лживые сказки безмозглым идиотам. Знаешь, что мне сейчас вот интересно? Если ты был в курсе, где они, что же ты врал тогда Кристи, чтобы они держались отсюда подальше?
И, заметив, как в холодных голубых глазах Тома промелькнул страх, Джаред почувствовал маленький триумф. Он понял, что задел его за живое.
– Ты мне противен, – выплюнул он. – Свою собственную сестру… 
Поставив Тома на ноги, он толкнул его к двери. 
– Ты – жалкое подобие человека. Ты так его хотел, пытался заполучить его любыми способами, не заботясь о том, кому при этом ты причиняешь боль. И когда все равно проиграл, натравил всех, кого только мог, против него, ты по-прежнему один. Так вот теперь послушай, – с большим трудом Джаред старался говорить спокойно, – ты никогда его не получишь... потому что он мой, понял? Ты даже дышать с ним одним воздухом недостоин. И если я когда-нибудь увижу, что ты снова вокруг него увиваешься, то, клянусь, ты пожалеешь, что на свет родился!
Тяжело дыша, он хлопнул дверью перед лицом Тома и на дрожащих ногах вернулся к кровати дочери. Склонившись, он поцеловал ее мягкую, немного покрасневшую щеку и нежно прошептал:
– Спи, моя крошка. Папа скоро вернется.
Когда он открыл дверь комнаты отдыха, Ида и Крис немедленно вскочили на ноги. 
– Что случилось? – взволнованно спросил Крис. – С Дейзи все хорошо? Дженсен пронесся мимо, словно собрался кого-то грохнуть.
Джаред дрожащей рукой поправил волосы. 
– Кто-то может остаться с Ду? Чтобы она не была одна, когда проснется?
– Лучше расскажи мне, что происходит, и расскажи мне все сейчас же, парень, – Ида, спросила сквозь зубы, прожигая Джареда зелеными глазами. – Что там произошло?
– Том знает, где Джейми.
– Вот же блядский выродок! – громко выругался Крис, сбрасывая с себя руки, ухватившейся за него, Сэнди.
– Ну-ка, сядь, Кристиан, – непререкаемым тоном сказала Даффи, встав на ноги и положив руку на плечо Иды. Ей не обязательно было смотреть, чтобы знать, что Кристиан сделал именно так, как ему было сказано. 
– Мы побудем с ней, Джаред. Возьми мою машину, – она вложила ключи ему в ладонь и сжала его пальцы. – Найди нашего мальчика и удостоверься, что он не наделает глупостей.
– Крис, – настоятельно спросил Джаред, – куда он пойдет?
– Озеро за твоим домом, – Крис ответил без колебаний. – Будь осторожен, Джей. Он наверняка на взводе и готов взорваться. Не хотелось бы, чтобы ты попал под горячую руку.
– Спасибо, я справлюсь. 
Джаред умчался из комнаты.
– Кристиан? – Ида была довольно спокойна. Когда он повернулся к ней лицом, ее губы приподнялись в безрадостной улыбке. – Я успокаивала своего внука, когда он рыдал, и сидела с ним ночами, когда он вертелся с боку на бок, не в силах спокойно спать. И я не лезла в это дело, как он мне и сказал. Но думаю, сейчас самое время нам с тобой побеседовать с мистером Уэллингом, как думаешь?

Джаред затормозил перед домом, выключил двигатель, и, хлопнув дверью, сразу же рванул в лес. Его вела единственная мысль – добраться до Дженсена. Он даже представить себе не мог, что творится в голове его друга. Отчаяние, должно быть, полностью захватило его. Ветки больно царапали по лицу, пока он мчался по тропе, но Джаред просто отмахивался от них. Он, наконец, выбежал на поляну, рвано дыша, и ему пришлось остановиться, уперев руки в колени, в попытке унять бешено бьющееся сердце.
Только когда он понял, что сможет говорить, он посмотрел на Дженсена, сидящего на мягкой траве, согнув колени и опираясь сзади на руки. Он спокойно и пристально вглядывался неподвижную поверхность водоема.
Наверное, это было не самое подходящее время для лиричных отступлений, но когда Джаред увидел, как солнце золотит его пряди, как освещает одну половину лица, оставляя при этом вторую в тени... он был в который раз поражен тем, насколько же красив Дженсен. Как он был красив внешне, так же он был красив и внутри, хотя все время пытался скрыть это от окружающих. Скрыть ту красоту, которая, как Джаред знал, жила в нем.
Он сбросил свои кроссовки и пошел по траве, чувствуя голыми ступнями росу. Присев рядом, в зеркальном отображении Дженсена, принял ту же позу. Он, как и Крис, ожидал, что Дженсен разбушуется, ведь в нем, наверняка, кипел гнев – но тот выглядел каким-то побежденным и очень усталым.
– Я его раньше приводил сюда, – тихо заговорил Дженсен, не отрывая пристального взгляда от воды, как будто видел, своего сына, весело шлепающего по кромке озерца. – Он был еще мал, но уже был таким упертым. Никогда не сдавался, просто продолжал корпеть, пока не получал то, чего хотел.
– Звучит очень похоже на его папу, – мягко вставил Джаред.
– Я ни за что на свете не хотел их обидеть, – Дженсен закрыл глаза и сердито смахнул выбежавшую из-под ресниц слезу. – Я хотел любить ее так, как положено. Дать им жизнь, которую они заслуживали. Но я был слаб и глуп, и это стоило мне того единственного хорошего, что я в своей жизни сделал.
– Дженсен, – Джаред потянулся, и, взяв его лицо в ладони, заглянул в глаза. – Да, ты поддался искушению... искушению, которое было явно подстроено и давно задумано Томом Уэллингом, в целях заполучить то, чего он так яростно желал. Тебя. Ты никогда не хотел причинить Кристи боль, но он даже не задумался об этом. Он увидел тебя, захотел тебя и охотился за тобой. И плевал на то, что, тем самым разобьет сердце своей собственной сестре. И я обещаю тебе, что, даже если это последнее, что я сделаю – мы найдем их. Мы исправим всю ту ложь, что он наговорил, и ты получишь своего мальчика назад. 
Он оставлял легкие поцелуи на щеках Дженсена, слизывая горькие слезы кончиком языка.
– Обещаю. Обещаю. Обещаю.
Он повторял это без остановки много раз, притягивая и крепко прижимая Дженсена к себе.
Дженсен подался к Джареду и аккуратно уложил его на траву, пальцами зарываясь в мягкие пряди волнистых волос. 
– Ты вообще настоящий? – бормотал он, освобождая одну руку, и медленно прослеживая пальцами восхитительные родинки, рассеянные вокруг носа и на щеках Джареда. – Как ты это делаешь? Ты проник мне под кожу в тот момент, когда посмотрел на меня из окна своей спальни. Знаешь, я ведь слышал, как ты с треском перся через лес, хотя уверен, что сам ты думал, будто крадешься незаметно. – Он едва улыбнулся, заметив, как Джаред надул губы. – Я ощущал твой взгляд всей кожей, стоя на том валуне и готовясь нырнуть, и я слышал как сбилось твое дыхание... вот точно так же, как сейчас. С того самого момента ты сделал трещину в моей цементной стене, за которой я похоронил свое сердце. И я мог поклясться, что ты не сделаешь этого... не войдешь в воду... Я бы тебя просто трахнул тогда и пошел дальше... но, кажется, я уже не могу уйти.
– А ты и не уйдешь, – Джаред простонал ему в губы, сжимая ладонью заднюю часть шеи Дженсена, пальцами лаская напряженную и нагретую солнцем кожу. – Я не позволю. И не рыпайся, Эклз, тебе уже ничего не остается, кроме как смириться и дальше идти по жизни вместе со мной.
– Джей... 
Имя застыло на губах Дженсена, так как Джаред прижал к ним палец.
– Не надо... не сейчас, – прошептал он, медленно притягивая Дженсена на себя, и сокращая разрыв между их губами. – Сегодня эмоции у всех нас зашкаливают, и если такое сказать... это будет... Я не хочу, чтобы возникали малейшие сомнения относительно глубины чувств. Достаточно на данный момент знать, что я весь в твоих руках, а ты – в моих.
– Уж будь уверен, все так и есть, – протянул, соглашаясь, Дженсен и, опустив голову, соединил их губы, дразня языком темный, жаркий и, с готовностью предлагаемый, рот. Он вздохнул в поцелуй и растаял в объятиях Джареда... Хорошо, хорошо, может, «растаял» – слишком сильное слово... у него же, в конце концов, были яйца. Но именно, так все ощущалось. Чувствовать Падалеки вокруг себя... это было правильно... это было безопасно... и как-то так, словно он был на своем месте.
Неохотно разрывая поцелуй, он улыбнулся и поднялся на ноги, протягивая руку Джареду. 
– Пошли, дылда. Давай-ка вернемся к Крошке Дейзи, прежде чем она проснется. Мне жутко хочется увидеть, как она снова улыбается.

 

– Уэллинг! – позвал Крис, шагая с Идой по больничному коридору.
Том остановился и обернулся, глядя на них, складывая губы в саркастическую усмешку.
– Я вообще-то не в настроении терпеть твое пещерное поведение, Кейн, – его взгляд перескочил на Иду, – а для тебя, бабуля, разве я не слишком стар?
Крис рыкнул и звук усилился, прокатившись по кафельным стенам коридора.
– Следи за базаром, ты! – И он схватил в кулак воротник Тома. – Ба, сказала, чтобы я тебя не бил, но вижу кто-то уже постарался. Это мой друг, да? – Крис засек, как краска разлилась по лицу Тома, и широко улыбнулся. – Джаред… неплохо для городского-то парня. Давай, двигай, нам надо немного поболтать, дорогуша.
У Тома выбора не осталось – Крис закинул руку ему на шею, и, крепко зажав его в захвате, заставил пригнуться и потащил в комнату отдыха, словно нашкодившего школьника.
– Отъебись от меня, ты, деревенщина! – Том зашипел и попытался вскочить с пластикового стула, на который его толкнули.
– Сиди и не отсвечивай, мальчик, – приказал Крис, вставая рядом со своей женой.
Осмотрев комнату – четырех, спокойно сидящих леди, Иду, устроившуюся напротив, он ехидно улыбнулся.
– Вам что, новенького захотелось или еще чего? Или свой котел оставили дома?
Ида очень быстро для своего возраста приблизилась к нему и хлестанула ладонью по щеке, на которой тут же налилась красная отметина от ее маленькой ладони.
– Веди себя прилично, парень! – тихо произнесла она, таким мелодичным голосом, что от него все занервничали еще больше. – А теперь… Я так понимаю, у тебя есть кое-какая информация о моем правнуке, так что будь добр…
– Ничего я вам не скажу, – фыркнул Том. – Думаешь, я позволю твоему внучку-шлюшке и его такой же прибабахнутой бабуле испортить моего племянника?! Я так не думаю. Ему будет лучше без этого жалкого подобия на отца…
– Очень жаль, – вздохнула Ида, оглянувшись через плечо на кивнувшую ей Даффи. – Тогда, думаю, самое время тебе обновлять резюме.
– Ты это о чем?
– Утопия – маленький городок, и Эклзы живут тут уже сотни лет, – принялась рассказывать Ида. – Так что, можно сказать, мы имеем в городе кое-какое влияние. Видишь ли, говорят, что здесь, в Ювальде, есть один отличный доктор, и для некоторых наших горожан до него всего ничего ехать-то. Уверена, что они не будут возражать прокатиться чуть дальше твоей клиники… особенно когда узнают твою маленькую тайну.
– Что еще за тайну? – бравада понемногу слетала с Тома.
– Да, ладно тебе, Том, нечего тебе тут выпендриваться. Особенно перед нами. Мы просто хотим, чтобы ты стал… Как сейчас молодежь называет это, Даффи?
– Кажется, они зовут это «быть чистым», Ида, дорогая, – вдумчиво ответила Даффи.
– Чистым? – буквально пискнул Том.
– Ну, понимаешь… – Ида понизила голос до драматического шепота, – наркотики.
Она ощутила, как огонек удовлетворения проскочил глубоко в душе, когда увидела страх на лице молодого врача. 
– Конечно же, я не о нас говорю, мы-то понимаем, что это зависимость. Но, вполне возможно, что людям не очень понравится лечиться у врача, который большую часть времени «улетает» туда, где воздушные змеи живут. Видишь ли, их может волновать не случилось бы какой-нибудь врачебной ошибки ненароком. И, да, это же будет не твоя вина, вовсе нет, у тебя же проблема. Уверена, власти будут к тебе снисходительны.
– Вы блефуете, – испуганно пролепетал Том, – вы никогда не сделаете этого…
Ида наклонилась к нему так близко, что их лица оказались в паре миллиметров друг от друга. И в этот раз в ее голосе четко слышалась угроза:
– А ты испытай меня. 
Затем она потрепала его по щеке и сказала уже своим самым приятным голосом с южным акцентом:
– Так почему бы тебе не рассказать мне то, что я хочу знать, и тогда обещаю не рушить твою карьеру и просто позволить тебе уехать из города… Хотя, надо признать, давненько у нас тут никого не вымазывали в смоле и перьях.

Джаред заруливал на больничную парковку, и у него глаза от удивления на лоб полезли, когда мимо них как ураган пронесся Том.
– Слава богу, он свалил, – произнес Джаред, паркуясь перед входом.
– Если честно, мне пофиг, – ответил Дженсен, отстегивая ремень безопасности. – Сейчас самое главное – это Дейзи.
Он подождал, пока Джаред закроет машину Даффи, потом соединил их ладони и зашагал рядом с ним. 
– Спасибо тебе, – не замедляя шага, негромко произнес он. – За то, что не поверил лжи, за то, что посчитал меня достойным борьбы, – он первым открыл двери больницы и придержал их для Джареда.
– Не сентиментальничай, Эклз, – улыбнулся Джаред. – Ты и сам можешь за себя постоять.
– Не буду, если ты этого не захочешь, – засмеялся Дженсен в ответ, и потерся рукой о затянутое джинсой бедро Джареда.
– Бабушка? – воскликнул он, как только они вошли в комнату отдыха и, отпустив ладонь Джареда, подлетел к Иде, бухнулся на колени. 
Она сидела, обнявшись с Даффи, и плакала. 
– Что случилось? Что он натворил? Клянусь, ба, я…
– Я в порядке, – заверила его Ида, позволяя своему внуку крепко себя обнять. – Это слезы счастья, малыш.
Она легонько оттолкнула его от себя, и он откинулся на пятки. Тогда Ида протянула ему сложенную бумажку.
– Что это? – спросил он, с недоумением на лице, читая адрес.
– Они здесь, – и слезы снова покатились по ее щекам.

 

 

Глава 11

 

Джаред тихонько напевал, прижавшись губами к мягким волосикам Дейзи, и улыбнулся, когда она наконец сдалась, не в силах больше держать глазки открытыми. Не спеша поднявшись наверх, он подошел к ее кроватке, нежно поцеловал в лобик и, уложив, аккуратно прикрыл одеяльцем. Он знал – будь здесь Дженсен, он закатил бы глаза от таких нежностей, но Джаред ничего не мог с собой поделать, так как после возвращения из больницы, он просто не мог отпускать ее с рук более чем на пять минут.
Ее щечки теперь были здорового розового цвета, от прогулок на свежем воздухе – то есть многочасовых исследований растительной жизни на газоне перед домом. Личико больше не полыхало от боли – к нему вернулась его маленькая игрунья. А когда она в первый раз выпила свое молочко без плача, и после не срыгнула ни капли! Джаред никогда не сможет выразить свое счастье словами. А незабываемый момент, когда она с красным от натуги личиком и довольным кряхтением, выдавила из себя первую безболезненную порцию какашек! Джаред был настолько взбудоражен, что махал ее грязным подгузником прямо перед лицом Криса, рискуя быть пристукнутым молотком, который тот как раз держал в руках. Еще он много времени проводил просто разглядывая ее, пока она спала. Дошло до того, что он сам подскакивал по ночам два или три раза, только чтобы убедиться, что она спит; стоял у кроватки и наблюдал, как ритмично поднимается и опускается ее крошечная грудь. Наконец-то, она дома.
Включив ее ночник, Джаред тихо вернулся к двери и выключил верхний свет, мягко закрыл за собой дверь, крепко сжимая в руке трубку радионяни. Спускаясь вниз, он взглянул на свои часы. Теперь, когда он остался один, и Дейзи не занимала его внимание, он уже ничего не мог противопоставить заползшему в сердце беспокойству. Дженсен сказал, что вернется домой к обеду. Джаред попытался было убедить друга переночевать в отеле и вернуться завтра, но Дженсен настоял на возвращении. Он сказал, что как бы ни прошел этот день, он знал наверняка, что хотел бы закончить его в объятиях Джареда.
Услышав такие слова, Джареду ничего не оставалось, как только поцеловать Дженсена и молча смотреть, как он уезжает в своем грузовике. Он старательно пытался отогнать от себя воспоминание того, как обычно такой уверенный в себе Дженсен, сидел, нервно ухватившись за руль, а в его невозможных зеленых глазах плескался страх, и плечи его опустились, словно он уже проиграл эту битву.
Этим утром Дженсен отправился в поездку на два с половиной часа – в Сан-Антонио увидеться с Кристи. И с тех пор, как он уехал, в животе у Джареда взволнованно порхали бабочки. Ладно... большие такие бабочки, которые легко прошли бы кастинг на роль шершней.
По настоянию Дженсена он был рядом с ним, когда тот звонил по телефону, данному Томом, и говорил с Кристи впервые за три года. Он твердо держал Дженсена за руку, когда она ответила на звонок, и молча ждал, улавливая суть разговора из ответов Дженсена. Тогда же, сразу после разговора, после того, как она сказала Дженсену, что ей нужно все обдумать и что она ему сама перезвонит, он прижал его к плечу и обвил своими длинными руками, утешая. Кристи заставила его ждать два дня, и, позвонив, сказала, что он мог бы приехать к ним домой.
Так что сегодня утром Дженсен уехал, пообещав быть к обеду и помахав рукой на прощание. Джареду ничего не оставалось делать, как просто ждать.
*

– Джей, малыш, просыпайся!
Тихий и нежный голос звал его, вытаскивая из сна или где он там находился, лежа на подлокотнике дивана и пуская слюни.
– Эй, – сонно пробормотал он, с трудом разлепив один глаз и вглядываясь в нависшего над ним тенью Дженсена, – который час?
– Поздно уже, – вздохнув, Дженсен прилег рядом, зацепившись ногой за Джареда, чтобы не свалиться. – Извини, не успел к обеду.
Зевнув, Джаред помотал головой и уткнулся в шею Дженсена, где нашел ровно бьющийся пульс и нежно поцеловал.
– Ничего страшного. Я понял, что если ты задержишься, значит все хорошо, и просто решил дождаться тебя. Ты голоден?
– Нет, поел у Кристи.
Поднявшись на локте, Джаред подмял под себя Дженсена и уставился на него.
– Правда? – с восторгом он наблюдал, как улыбка Дженсена становится все шире и шире. – Тебе лучше начать свой рассказ, Эклз. Я весь день проволновался, так что рассказывай.
– Ладно, ладно, лосяра, – засмеялся Дженсен и толкнул его в плечо. – А мы можем продолжить в постели? Я больше двух часов провел за рулем, и мне определенно нужно что-то помягче этих диванных пружин.
Закатив глаза, Джаред поднялся и протянул другу руку.
– Как ты можешь? Это лучшее вложение моих пятнадцати долларов. Я люблю этот диван, он такой колониальный.
– Он чудовищный.
– Кончай издеваться и тащи свою задницу наверх, – и Джаред направил Дженсена в коридор. – Я тут умираю от любопытства!
Улыбка не сходила с лица Дженсена всю дорогу, пока Джаред толкал его по лестнице и дальше в спальню. И совсем был не против, когда Джаред аккуратно его раздел и укутал в одеяло, как Дейзи. Подождав, пока любовник сам разденется и уляжется рядом, Дженсен устроился на подушке поудобней и закинул руки за голову.
– Ну? – Джаред, подперев рукой голову, пристально смотрел на Дженсена и нетерпеливо требовал продолжения. – Я слушаю.
– Хорошо, – начал Дженсен, и его взгляд затуманился. Он снова переживал прошедший день.
*
Дженсен припарковался через улицу от небольшого одноэтажного домика, и выключил двигатель. Спина у него невыносимо болела после двух с половиной часов за рулем, он чертовски перенервничал и плюс ко всему жутко хотел отлить. В двадцати ярдах от него находился его сын и это его просто приморозило к месту. Ему пришлось несколько раз вдохнуть и выдохнуть, чтобы успокоить разбушевавшееся сердце, и только затем он вылез из грузовика. Неизвестно сколько он еще простоял у двери с поднятой к звонку рукой, но ему казалось, что прошло несколько минут, пока он, нервно сглотнув, не вытащил мобильный. Набрав номер, он переступил с ноги на ногу, ожидая ответа.
– Алло?
– Я у двери.
– Хорошо.
– Не могу позвонить в звонок.
– Конечно, можешь! Просто подними руку и нажми! Легче не бывает.
– Меня мутит. Я мечтал об этом моменте так давно и вот, наконец, когда я здесь, я боюсь облевать ей ноги.
– Ничего подобного не случится. Это естественно так нервничать. Она, наверное, не меньше твоего напугана. Кто знает, какого дерьма ей напел Том. Просто нажми на звонок.
– А что если она передумала?
– Дженсен, нажми на звонок.
– Может мне стоит приехать в другой раз...
– Нажми уже, на этот чертов звонок!
– Ок, я нажал.
– Отлично. Теперь клади трубку.
– Спасибо тебе, ба.
Тяжелая дубовая дверь открылась, и у Дженсена перехватило дыхание. Она совсем не изменилась. Разве что поменяла цвет волос и немного похудела, но в основном осталась такой же, какой он ее помнил. Ее яркие голубые глаза смотрели на него из-под кудрей, обрамляющих лицо, и медленно наполнялись слезами.
– Привет, – пробормотал он. А что еще сказать после трех лет вдали друг от друга?
Она ничего не ответила, а просто шагнула к нему, обняла за шею и спрятала лицо у него на груди. Отступив, нежно провела пальцем по щеке и поцеловала его.
– Привет. Так и будешь стоять в дверях весь день?
«Она тебя поцеловала?» – прервал поток слов Джаред, не сдержавшись.
«Ага, – ответил Дженсен и удивленно расширил глаза, когда заметил, как заалели щеки Джареда. – Да, ладно тебе. Это был поцелуй из серии 'привет, я по тебе скучала, мне так жаль, как твои дела'».
Джаред сделал вид, что не заметил подколки Дженсена, и сердито зажал его коричневый сосок между большим и указательным пальцем.
«Заткнись, я просто спросил. Продолжай свой рассказ».
Дженсен прошел за Кристи в гостиную, присел на предложенный диван и согласился выпить кофе.
– Дом действительно хороший, Крис. Ты отлично справилась.
– У меня не было выбора, – ответила она и прикусила губу, словно хотела бы не говорить этих слов. – Это оказалось сложнее, чем я думала. Извини.
– Ты за что извиняешься? Боже, да ведь это не ты должна извиняться! Это я должен на коленях вымаливать твое прощение, – Дженсен говорил тихо, дрожащей рукой проводя по своим волосам. – И я прошу твоего прощения. Я так обо всем сожалею.
Через какое-то время, когда у них обоих в руках были кружки с кофе, Кристи сделала глоток и взглянула прямо в глаза Дженсену.
– Ладно, я слышала версию Тома о случившемся. Теперь твоя очередь.
Глубоко вздохнув, он начал свой рассказ. Про то, как Том с самого начала понял все об ориентации Дженсена и как дал ему понять, что хочет его. Не ожидая, что она ему поверит – но Дженсен должен был это сказать – он заверил ее, что снова и снова отказывал Тому. О том, как сильно он любил ее и Джейми, и что никогда сознательно не причинил бы им боли. О том, что у него нет никакого оправдания, почему тот день отличался от других и зачем он сделал то, что сделал. О том, что он не мог винить во всем только Тома – он сам был также виновен.
Он все время повторял ей, что никогда не прекращал их поиски. Что он даже нанял частного детектива, но и ему это не удалось. Что не было ни дня за прошлые три года, когда он не думал бы о них. Когда он не сожалел бы обо всей той боли, что он им причинил.
Кристи медленно кивнула, отставила кружку с кофе и откинулась на спинку стула.
– Ты знал об этом, когда женился на мне? – спросила она.
– Да.
– Ты когда-нибудь изменял мне с кем-то, кроме моего брата?
Дженсен уловил, как она попыталась скрыть боль в голосе, но не вполне у нее это получилось.
– Я никогда не занимался сексом ни с кем, кроме тебя, но... – он сделал паузу, – я ходил в клуб пару раз и экспериментировал...
– Ты когда-нибудь любил меня? – прошептала она отрывисто.
– Да, – сказал он твердо, вставая перед ней на колени и беря ее руки в свои ладони. – Любил. Честно, я любил тебя.
– Только недостаточно.
– Не так, как ты того заслуживаешь. Мне так жаль, мне очень, очень жаль, симпатяжка, – пробормотал он мягко; использовать прозвище, которое он придумал ей еще в детстве, по-прежнему было легко. – Я, правда, хотел быть тебе хорошим мужем. Ты и не знаешь, сколько раз я лежал с открытыми глазами в постели рядом с тобой и проклинал себя за свои неправильные чувства. Я должен был с самого начала поступить как надо и рассказать все тебе. Но я был трусом, думал, что смогу затолкать чувства куда подальше, и они, в конце концов, исчезнут...
Он замолчал и просто смотрел на ее маленькие пальцы, зажатые в его ладонях.
– И тут приехал мой младший брат, – ухмыльнулась она. – Я знала, что он захочет тебя. Кто бы не захотел – ты красивый, а Том всегда хотел то, что было моим. Я думаю, в глубине души, я всегда знала, что есть некая часть тебя, до которой мне никогда не добраться.
Она мягко улыбнулась и взяла в ладони его лицо.
– Знаешь, он позвонил мне в тот день. Сказал, что я оставила какой-то файл на кухонном столе, и он подумал, что это могло бы быть важно.
– Я догадывался, что было слишком много совпадений. Ты пришла в самый подходящий момент...
– Он очень хорошо умеет сделать так, что всем будет казаться, как будто он и не виноват ни в чем. Всегда был в этом мастером. И мне очень жаль. Я ведь знала тебя лучше, чем он. Я не должна была верить в его ложь и в его вывернутую версию правды.
Она нежно погладила большим пальцем его по скуле.
– Полагаю, я позволила той боли затопить меня, и к тому же, он сказал, что ты даже не пытался нас искать... И, что ты пригласил его жить вместе в нашем доме...

 

– Что?! – Дженсен недоверчиво вскрикнул. – Кристи, такого никогда не было. Он приехал ко мне и сказал, что теперь нам ничего не мешает, и никто не стоит у нас на пути, и я сорвался, отметелил его немного. Но я никогда не просил его жить вместе! И никогда не прекращал поиски вас обоих! Вы с Джейми были моей семьей! Я не мог найти вас, они не говорили мне, где вы! Я только три дня назад узнал, где вы, и то, только потому что он сам выболтал, когда приревновал меня к Джею...
Он пристально посмотрел на нее.
– Хм-м... Джей это...
– Я знаю, кто такой Джей, Дженсен, – Кристи сказала иронично. – Том не тратил время впустую, сообщая мне новости. Просто ответь мне на один вопрос.
– Что угодно.
– Ты с ним счастлив?
– Он такой огромный, всегда прет напролом, разнося все на своем пути, и он не пожалел времени, чтобы рассмотреть за всей этой грязью... ну и... увидеть меня, – Дженсен говорил, нежно улыбаясь. – И он такой красивый, и у него такая улыбка, она освещает комнату, и... – он замолк, поскольку заметил, как Кристи приподняла удивленно бровь. – Прости... Ты, вероятно, не хочешь все это выслушивать.
К его удивлению Кристи улыбнулась.
– И в моей жизни тоже есть кое-кто, Джен. Я, конечно же, рада, что у тебя есть тот, кто делает тебя счастливым. Хотела бы я быть тем человеком, который заставляет тебя так мечтательно улыбаться, а твои глаза – так завороженно блестеть, но не судьба. И я рада, что ты не один.
– Что ты сказала Джейми? – спросил он, и замер, ожидая ответ.
– А что я могла сказать ему, Джен? – раздраженно ответила она. – Сказала, что мы не будем больше жить вместе. Но я практически уже исчерпала все варианты отмазок, почему ты не связываешься с нами, или почему ты не приезжаешь на дни рождения и Рождество, – она подняла руку, останавливая его оправдания. – Теперь-то, понятно почему. Но последние дни были для него самыми трудными. Я попыталась объяснить, как могла, но он все равно очень зол. Он злится на Тома, на тебя, черт, он даже на меня злится из-за того, что я вообще поверила Тому. Он был не самым послушным ребенком в последние сорок восемь часов.
– Боже, – вздохнул Дженсен, – он, должно быть, ненавидит меня.
– Конечно же, он не ненавидит тебя! Если бы он не любил тебя, то он бы и не сердился так сильно, – Кристи твердо заверила его.
– Сейчас он на футбольной тренировке, – она помолчала. – Я ломала голову, как бы все устроить. Но думаю, что тебе стоит быть здесь, когда он вернется домой.
– Правда? Ты уверена? – Дженсен откинулся назад на пятки, и на лице явственно проступило облегчение и предвкушение от встречи. Он понятия не имел, как Джейми отреагирует, когда увидит отца, но он был готов принять что угодно, любое обвинение, какое сын швырнет ему в лицо, только чтобы снова увидеть это любимое личико.
Джаред наклонился над Дженсеном и, мягко прикоснувшись к его губам, долго и нежно целовал, а потом отпустил и просто улыбнулся.
«Это за что?»
«Просто так, – ответил Джаред. – И как долго вам пришлось ждать?»
Дженсен провел рукой по лицу и придвинулся ближе к своему парню, зацепившись ногой за мускулистую голень.
«Это были самые долгие сорок пять минут в моей жизни. Я понятия не имел, чем все это закончится. Мне оставалось только надеяться, что я справлюсь при любом раскладе – плохо или хорошо он меня примет».
– Мам! Я забил два гола, веришь? Ты же знаешь, как хорошо держит ворота Пити, но я забил ему два мяча!
Дженсен встал, когда они услышали, как входная дверь захлопнулась за обладателем такого взволнованного голоса, и его плечи вмиг окаменели от напряжения, а живот скрутило от страха. Он шумно выдохнул сквозь сжатые губы, когда его сын влетел в гостиную в поисках матери. Он смотрел, как мальчик замер, с расширенными глазами и открытым ртом, уставившись на Дженсена, соображая, кто стоит перед ним. Он не произнес ни слова, просто стоял и ждал первого шага Джейми. И ожидал он совсем другого.
Джейми медленно подошел к отцу, остановился перед ним, пристально смотря в зеленые глаза – зеркальное отражение своих собственных. И вот тогда он замахнулся и ударил кулаком Дженсена в живот, так сильно, как только позволило его небольшое тело.
– Это тебе за то, что не звонил мне, – сказал Джейми, снова размахнулся и врезал в мускулистый отцовский живот.
– Это – за мои дни рождения.
Еще удар.
– Это – за Рождество.
Еще один, и с каждым разом удар был больнее предыдущего.
– Это – за то, что заставил маму плакать.
Еще удар.
– Это – за то, что заставил плакать меня.
Слезы потекли по его щекам, и Джейми замахнулся для заключительного удара, но промазал и вместо этого обвил руками талию отца.
– И вот тебе за то, что не был там сегодня, когда я забил два гола Пити Херману, который возомнил себя лучшим вратарем во всем штате.
Маленькое тело мальчика впечаталось в Дженсена, и сын уткнулся лицом в живот своего отца.
– Я скучал по тебе, папа, я так скучал, – всхлипывал он без остановки.
Рухнув на колени, Дженсен обвил Джейми сильными руками и крепко прижал к себе.
Он вдохнул запах сына, знакомый и теплый, и немедленно почувствовал, как из-под ресниц потекли собственные слезы.
– Я тоже по тебе скучал, – успокаивал он его, ловя пристальный взгляд Кристи над головой сына, и благодарно улыбаясь. – Я тоже по тебе скучал.
*
– Потом мы говорили, и говорили, и говорили. Кристи была права, он действительно злился. Но я думаю, мы сделали первый шаг, – Дженсен сказал тихо, улыбаясь Джареду. – Он сам спросил, останусь ли я на обед, и перед отъездом мы с ним решили, что я буду звонить пару раз в неделю. Я сказал ему, что мы можем видеться, когда он захочет. Не хотелось бы его напрягать, так что все на его условиях.
Он вздохнул довольно и провел пальцами по ключице Джареда.
– Он так вырос, Джей. Когда они уехали, он был просто малышом, а сейчас такой высокий. Полагаю, это он в меня пошел, и похож он на меня как две капли воды. Как будто в зеркало смотрю. И он обожает футбол, и ... – Дженсен запнулся, приподнял бровь, заметив глупую улыбку на лице Джареда. – Что?
– Я люблю тебя, – ответил ему Джаред, и его глупая улыбка стала еще шире. – Никогда не видел тебя таким взволнованным и таким чертовски счастливым и я просто.... люблю тебя. Я знаю, что это не очень-то подходящее время для признаний, но я не могу больше сдерживаться. Люблю того парня, который – я всегда знал это – живет там, внутри, и который сейчас здесь, смотрит мне в глаза. И никакие ухмылки или двусмысленности и прочие колкости не скроют его от меня. Вот он, прямо здесь, прямо сейчас в моих руках и он снова в порядке. И я люблю его, даже если он смотрит на меня, как будто я совсем чокнулся.
– Я так смотрю на тебя, потому что ты чокнутый и есть, – Дженсен возразил ему весело, запустив пальцы в волны мягких волос. – Ты товарищ с прибабахом, но я тебя тоже люблю... так сильно, что едва могу дышать, когда тебя нет рядом. И, черт подери, просто поцелуй меня, пока я тут не начал петь дифирамбы твоим мягким волосам, и пока мои яйца от желания не взорвались.
– Скажи это еще раз, – попросил Джаред, и, опустив голову, прижался к губам Дженсена.
– Я люблю тебя, – пробормотал Дженсен прямо ему в губы.
– Еще раз.
Поцелуи спустились к горлу Дженсена и дальше к ключице.
– Я люблю тебя.
– Еще...

– Джаред, заткнись уже нахрен, – Дженсен простонал, и, прихватив Джареда за локоны, впился в его рот, куда немедленно впустили его неугомонный язык.
Дженсен умело перекатил любимого великана под себя, и застонал от прикосновения к своему бедру твердой, горячей и нежной плоти. Его язык исследовал каждый знакомый бугорок и впадинку во рту Джареда. Затем, отстранившись, он всмотрелся в затуманенные страстью карие глаза, и, проведя по высоким скулам кончиками пальцев, просунул указательный палец в зазывно приоткрытые мягкие губы. И, ощутив, как теплый язык Джареда окружил его и всосал глубже, из горла Дженсена вырвалось почти дикое рычание.
– Блядь, Джей, – тут же проскулил он, толкаясь своим бедрами в бедра Джареда, их члены идеально притерлись друг к другу, посылая искры наслаждения по всем нервным окончаниям.
Выпустив палец Дженсена изо рта, Джаред пробежал рукой вдоль позвоночника и вцепился в голые ягодицы с такой силой, что просто вжал любовника в себя.
– Ну, так... Ты будешь меня разглядывать или все-таки трахнешь поскорее?
Изогнув бровь, Дженсен оценивающе посмотрел на него и, сунув руку между их телами, обхватил ладонью истекающий смазкой член Джареда.
– Откроешь мне свою прекрасную задницу, чтобы я видел все, что делаю? – попросил он хрипло. Он был уверен, что его сердце буквально пропустило удар, когда Джаред медленно перевернулся и встал на четвереньки. – Мать твою, ты такой красивый, Джей.
Дженсен потянулся к тумбочке, нашарил там презерватив и смазку, быстро намазал себе пальцы и скользнул ими в Джареда. Свой член он плотно перехватил у самого основания, чтобы не кончить раньше времени от звуков, которые издавал под ним Джаред, откликаясь на ритмичные движения пальцев в своей заднице. Дженсен зубами разорвал упаковку презерватива, быстро раскатал его по члену и пристроился между бедрами Джареда. У него перехватило дыхание от вида собственного члена исчезающего внутри подрагивающего парня под ним. Поглаживая мускулистые, такие чувствительные к ласкам, бедра, он вошел на всю длину во влажную и жаркую темноту.
Как бы по-девчачьи это ни прозвучало, но он никогда не чувствовал себя более живым чем, когда он был в Джареде. Чувство приятия и любви, которые источал этот человек, принявший его в своем сердце, было всепоглощающим. Он ощущал себя таким свободным, когда Джаред был в его руках, что никогда не хотел бы его из них выпускать.
– Боже, Джей, – взвыл он, слушая, как тот выстанывает его имя каждый раз, когда член погружается в него и выносит за грань наслаждения.
– Джен... сильнее, сильнее, – умолял его Джаред, рукой схватившись за свой член, жестко надрачивая себе в такт бешеным толчкам Дженсена.
– Люблю тебя... ох, черт... люблю тебя... – и он задохнулся от накрывшего его оргазма, выстрелившего сквозь пальцы теплой сильной струей. – О, боже мой.
– Блядь, да, да, да!
Дженсен тоже сбился с ритма, так как и его настиг оргазм, прошедший через него и пульсирующей струей вылившийся в Джареда. Его пальцы так крепко сжимали бедра Джареда, что на них остались яркие отпечатки.
Он медленно вышел и, дотянувшись до недавно сброшенной футболки, кинул ее Джареду и упал на кровать рядом с ним. Быстро справившись с презервативом, пока Джаред вытирался, он натянул на них покрывало и, забросив руку на талию, притянул Джареда поближе и потерся щекой о его руку.
– Ух... Мне, наверное, всегда будет тебя мало, – тихо сообщил он, позевывая.
– Мне тоже, – Джаред ответил, улыбаясь и потягиваясь, все еще слыша отголоски оргазма в уставших мышцах. – Я тоже, наверное, никогда не смогу насытиться тобой.
Оба парня обвились друг вокруг друга и медленно заснули, убаюканные послеоргазменной негой и ни один из них не услышал жужжание виброзвонка телефона Джареда, что лежал на тумбочке. А если бы услышали, то прочли бы сообщение, которое высветилось на экране:
«Падалеки, позвони мне. Я хочу сделать тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Крипке».

 

Глава 12

 

– Па-па! Па-па!
Джаред разлепил один глаз, когда голос Дейзи все-таки прорвался к нему сквозь покрывало, в которое он уютно закутался. Он какое-то время понаблюдал за тем, как зеленые точки на трубке радионяни сменяются на красные – по мере того, как дочь нетерпеливо взывала к своему отцу. Перевернувшись на спину, он вяло потянулся и босой ногой коснулся чужой ступни. Довольная улыбка растянула губы – он уже привык просыпаться рядом с Дженсеном.
– ПА-ПА!
Позевывая, Джаред откинул покрывало, спустил ноги с кровати и подхватил свои домашние штаны, так бесцеремонно скинутые на пол этой ночью. Утро было необычно прохладное, так что сначала он достал пайту из комода, и только затем пошел к Дейзи.
– Доброе утро, мисс! 
Улыбаясь, он достал ее из кроватки.
– Ты сегодня как никогда рано проснулась. Давай-ка, приготовим завтрак, пока Дженсен еще спит.
– Дженсен уже не спит, – за спиной у них раздался сонный голос. – Доброе утро, Крошка Дейзи, – протянул он ласково и, обняв Джареда, придвинулся поближе, чтобы поцеловать нежную детскую щечку. – Но Дженсен бы спал, если бы твой папочка умел двигаться тихо.
– Прости, – произнес Джаред. – Попробовал бы ты быть таким великаном и при этом бесшумно передвигаться.
– Ну, можно с уверенностью сказать, что карьера партизана у тебя была бы очень кратковременной, крепыш, – Дженсен нежно улыбнулся, быстро поцеловал Джареда и кивнул на выход. – Пойдем, сделаем тот завтрак, о котором ты тут упоминал. Я, походу, нагулял себе аппетит.
– Придурок.
– Йети.
– Ден.
Оба парня уставились на маленькую девочку, которая спокойно наматывала на свои пальчики волосы Джареда.
– Она… да?
– Кажется, да.
– Ух, ты! – Дженсен замолчал, а потом звонко чмокнул Дейзи еще раз. – Ты моя умница! Думаю, тебе положено за это что-нибудь особенное…
Джаред усмехнулся и тоже с шумом поцеловал свою дочурку.
– О, теперь вижу, как ты ее разбалуешь, – весело сказал он.
– Иди ты, – улыбнулся ему в ответ Дженсен, подталкивая его на лестницу. – Разве я тебе не говорил – делай то, что говорю, а не то, что делаю?
– Скорее снег пойдет в июле, – хмыкнул в ответ Джаред и осторожно спустился по ступеням с дочкой на руках. Не замечая громкого смеха за спиной, он усадил девочку на ее высокий стульчик и, сунув ей в ручки мягкую игрушечную книжку, принялся готовить ей завтрак.
Зазвенел телефон, и Дженсен выпрямился, выныривая из недр холодильника. Мелодия песни Eye of the Tiger заполнила кухню на полную, стоило ему вынуть телефон из кармана. 
Джаред усмехнулся, взбалтывая бутылочку для Дейзи.
– Ни за что бы не подумал, что ты фанат Survivor.
– Заткнись, – буркнул Дженсен. – Крис решил, что это весело, а я теперь не знаю, как сменить мелодию.
Открыв крышку, он поднес телефон к уху, одновременно показывая язык Джареду и улыбаясь.
– Алло!
Его улыбка стала еще шире.
– Джейми, привет, приятель, как дела?
Он ликующее толкнул Джареда в плечо и радостно сплясал по кухне. Дженсен совсем не ожидал услышать Джейми так скоро.
Думал, что мальчику понадобится время, чтобы осознать повторное появление отца в своей жизни.
– Реально, так приятно слышать тебя, дружище!
Джаред устроился на одном из стульев и принялся кормить Дейзи, то и дело поглядывая на друга с улыбкой. Он никогда не видел, чтобы лицо Дженсена так светилось – даже когда он смотрел на Дейзи. Словно он что-то скрывал от нее, не хотел отдавать всего себя ей, потому что тогда бы не мог отдать свою любовь сыну. Но сейчас, глядя на такого возбужденно беседующего и будто сияющего изнутри Дженсена, он понял, что теперь он открылся им весь, без остатка.
Джаред почувствовал это еще вчера, когда они занимались любовью. Он видел тот накал чувств, который накрыл Дженсена, через его поцелуи, прикосновения, через то, как горели его глаза при взгляде на Джареда. Теперь он знал точно – Дженсен ничего не скрывает.
– Было бы отлично, дружище. Если ты уверен, то я с удовольствием.
Дженсен разговаривал и глазами следил за передвижениями Джареда по кухне.
– Да ты что, на самолете? Сам? – тут на лбу появилась хмурая морщинка. – Хорошо, парень, я знаю – тебе уже девять, и ты не маленький, но ты точно не хочешь, чтобы я за тобой приехал? Ладно, ладно, так ты прилетаешь в аэропорт "Риэл"? А мне можно тебя оттуда подвезти или ты уже такой взрослый, что сам поведешь?
Он шутил с сыном и записывал информацию о прилете на бумаге, что подал ему Джаред.
– Увидимся в субботу, дружище. Теперь не дашь трубочку маме, а? Да, ладно, увидимся там.
Его широкая улыбка сейчас могла бы конкурировать с давно запатентованной улыбкой «двойных ямочек» Падалеки, когда он смотрел на Джареда, ожидая ответа Кристи.
– Привет.
– Он серьезно решил? – Дженсен просто не мог уменьшить волнение в своем голосе. – А ты уверена?
– Ты достаточно потерял из-за моей семьи, Джен… мы все потеряли. У него занятия в школе кончаются в четверг, так что он решил, что ты не будешь против, если первую неделю каникул он проведет с тобой и Джаредом.
– А ты не против этого, ну понимаешь… я и…
– Не оскорбляй меня, Джен. Конечно, он познакомится с Джаредом. Я это понимаю и принимаю. Джаред теперь неотъемлемая часть твоей жизни, и Джейми это знает, как и я. Просто проследи, чтобы он чистил зубы и читал молитвы. Мы с Питером заберем его на следующей неделе. Мы собираемся в поход, после того, как он побудет у тебя.
– Крис, ты и представить не можешь, как много это для меня значит! – на последней фразе тихий голос Дженсена совсем дрогнул, и он был очень рад почувствовать руку Джареда на плече. Он еще какое-то время поговорил с Кристи и, положив трубку, все никак не мог прийти в себя от того, что его сын приезжает к нему на целую неделю.
– Ни хрена себе! – выдохнул он и отпил кофе, любезно поданный Джаредом. – Он приедет погостить.

Джаред ласково улыбнулся и поцеловал его.
– Я так рад за тебя, милый.
– Э нет, – Дженсен покачал головой и ткнул пальцем в Джареда. – Возьми свои слова назад, сейчас же.
– Что такое? – Джаред нахмурился, не понимая. – Ты не хочешь, чтобы я за тебя радовался?
– Не это, а…. – Дженсена передернуло, – а то слово на «м».
– Милый?
– Ага, прекрати так говорить, – Дженсен поежился. – Ты не можешь называть взрослого мужчину «милый»... гей он или нет!
Он поднял свой пояс с инструментами, висевший на спинке стула, и пристегнул на талии. 
– Мы в Техасе, сынок! Я же настоящий мужик, ради Бога. У меня есть инструменты, молоток и отвертки, у меня есть топор в моем грузовике, черт подери! Ничего более мужественней не найдешь. Бля, да я даже забираюсь на крыши и лазаю в подвалы, – он снова ткнул в Джареда пальцем. – Забери свои слова назад, Падалеки, или у тебя будут серьезные проблемы...
Джаред громко заржал, прижимая руки к груди, отчего Дейзи подскочила на своем стульчике и выронила бутылку. 
– Ого, успокойся уже, мистер Мускул, – Джаред по-прежнему хохотал, – даю слово, что никогда не буду использовать слово на «м», обращаясь к тебе. Я буду тебя называть... – он замолчал, якобы задумавшись, его губы, растянулись в дразнящей улыбке, – ... хороший мой, или коротышка, или, может быть, малыш...
Он вскрикнул, завидев, что Дженсен приближается к нему с угрожающей усмешкой на лице, и, обогнув
кухонный стол, и едва избежав захвата Дженсена, выбежал из кухни в гостиную. Уворачиваясь от мебели и протянутых рук несущегося за ним Дженсена, он рванул вверх по лестнице к спальне.
Достигнув двери спальни, он ворвался внутрь и попытался ее закрыть, но был сбит с ног тяжелым телом Дженсена и упал прямо на кровать. Он завизжал, как девчонка, стараясь увернуться от щекочущих его бока и живот пальцев, лишающих его воздуха и заставляющих его извиваться всем телом. 
– Дяденька, дяденька! – умолял он сквозь смех, а затем поднял ноги и обхватил Дженсена вокруг талии, надеясь отвлечь от этой пытки.
– А это был впечатляющий визг, Падалеки. – Дженсен усмехнулся, целуя горло Джареда. – Ты был женщиной в прошлой жизни?
– Замолчите лучше, товарищ слесарь, – Джаред парировал, хихикая, обвивая руками шею любимого и неистово целуя. Он громко простонал, когда его телефон завибрировал на тумбочке, сигнализируя о новом сообщении. Пришлось отпустить губы Дженсена.
Нахмурившись, Джаред просмотрел сообщение, после чего отстранил Дженсена и сел на кровати, еще раз перечитывая смс.
«Давай, Падалеки, прекращай изображать неприступность и позвони мне! Крипке». 
Изображать неприступность? Ничего не понимая, Джаред просмотрел предыдущие сообщения.
– Ого, – пробормотал, вставая на ноги и недоуменно глядя на Дженсена, лежащего на кровати. – Не могу поверить, это сообщение от Крипке. Он хочет, чтобы я позвонил ему. Очевидно, решил сделать мне такое предложение, что я не смогу отказаться.
И он вышел из спальни, шлепая босыми ногами по деревянному полу, чтобы вернуться вниз к Дейзи.
Дженсен приподнялся на локтях и уставился на дверь спальни. Сообщение от Крипке? Джаред рассказал ему все о той компании, где он работал прежде чем приехать в Утопию, и они там все казались ему сволочными подонками. Богатыми, влиятельными козлами. «Подонками, которые платили ему, чтобы он мог заниматься тем, о чем мечтал», – нашептывал ему в ухо внутренний голос. Помотав головой, прогоняя мысли и отчаянно пытаясь не замечать нечто, очень похожее на страх, узлом завязывающееся у него в груди, Дженсен поднялся с кровати и направился в кухню. Уже у кухонной двери он услышал голос Джареда, разговаривающего по телефону, и, хотя он знал, что не должен – не похоже, что Джаред будет от него что-то скрывать, – но он остановился, чтобы послушать.
Джаред стоял спиной к двери, и, разговаривая, смотрел в окно. Услышав, что он говорит, узел в груди Дженсена напрягся еще больше.
– Итак, вы говорите, что желаете не просто моего возвращения, Эрик. Но и желаете дать мне должность главы отдела. И, что я вернусь не в свой кабинет, а в большой угловой офис с видом на парк. И вы готовы удвоить мою зарплату, предложить мне ежемесячную премию и, в довершение ко всему, хотите создать ясли для сотрудников с детьми?
Дженсен чувствовал, как волоски на его руках встают дыбом от волнения в голосе Джареда, когда тот договаривался о поездке в Даллас на следующей неделе, чтобы обсудить вопрос лично. Движение, когда Джаред переступал с ноги на ногу, уже стало знакомым для Дженсена. Он так делал, когда был действительно чем-то увлечен, и, ведь это очевидно, он был сейчас очень взволнован предложением, что сделал ему Крипке. 
«А почему бы ему не быть? Ты и правда думаешь, что он захочет остаться в таком захолустном городишке как Утопия, когда может вернуться в большой город к себе подобным, а не торчать здесь с кучкой деревенщин? Да, ладно, посмотри правде в глаза! Что ты можешь предложить ему стоящего?» Дженсен тяжело сглотнул. «Ты ведь просто сломленный простой плотник из ниоткуда. Все, что ты можешь предложить – что когда-либо мог – это твоя внешность и немного весьма сомнительного шарма.
Ты бы сам бросил все ради себя?»
И когда голосок внутри промолчал, ответ сам собой прозвенел в ушах:
«Вряд ли».

 

Глава 13

 

Джаред широко улыбнулся вошедшему на кухню Дженсену.
– Ты точно не хочешь, чтобы мы поехали с тобой в аэропорт?
– Думаю, лучше я поеду один. Не стоит его сразу шокировать новыми лицами. Понимаешь, о чем я? – ответил Дженсен и в десятый раз за десять минут взъерошил свои волосы. Нервно закусив нижнюю губу, он напряженно застыл, едва Джаред обнял его сзади.
– Все будет отлично, не паникуй, – низким голосом произнес он Дженсену на ухо. – Ты привезешь его из аэропорта, мы с Дейзи с ним познакомимся, и всю следующую неделю все вместе будем его баловать, – он тихонько хихикнул. – Давай признаем – как только наша шайка ведьм заполучит его, он тут вряд ли будет часто показываться, так что тебе следует наверстать все за первые пару дней.
– И ты не забудь, у тебя еще встреча с Крипке, – Дженсен как мог заставил себя говорить обыденным тоном. Он повернулся и также обнял Джареда за талию, уткнувшись носом ему в волосы.
– Не забуду, не волнуйся. Вообще-то жду-не дождусь этой встречи, – с энтузиазмом продолжил Джаред. – Мне жутко интересно, что же там он мне еще предложит. Я бы соврал, если бы сказал, что не люблю деньги. 
Джаред поцеловал уже заросшую щеку своего парня, и выпустил его из кольца своих рук.
– В любом случае, это будет только во вторник. А мне больше сейчас интересно сделать отдых Джейми незабываемым.
Он весело улыбался, нагибаясь над стульчиком и беря Дейзи на руки. 
– Плюс ко всему, в пятницу здесь состоится наша первая ярмарка, и с двумя детишками это будет вдвойне весело.
– Двумя детишками? – Дженсен с любовью смотрел на веселящегося верзилу. – Ты уверен, что не против, если мы останемся у тебя здесь? Просто у меня в доме только одна комната…
Его слова были прерваны поцелуем, после чего Джаред вышел из кухни.
– Будем считать, что никто не против, – крикнул он ему вслед и в двадцатый раз посмотрел на часы. Он уже двадцать минут назад должен был выехать за Джейми, но кто тут следит за временем?
Может Джаред и прав. Нет смысла волноваться о том, что еще не случилось. И то, что Крипке сделал предложение Джареду, вовсе еще не значит, что Джаред его примет… так ведь?
– Думаю, мы с Дейзи смотаемся в город. Надо кое-чего прикупить из продуктов.
Джаред вернулся в кухню, держа в руках бумажник.
Дженсен вытащил свой и вынул несколько банкнот.
– Вот, возьми, – протянул он их Джареду.
Тот отрицательно мотнул головой, на что Дженсен хмуро заметил:
– Джей, ладно тебе. Еды у тебя достаточно, чтобы армию прокормить, но если хочешь еще пополнить запасы, то в этот раз я внесу свой вклад.
– Иди ты, – спокойно ответил Джаред, надевая курточку на дочь. – Как ты балуешь всякими вкусностями мою дочь, так ничего, а как я хочу побаловать твоего сына, так уже нельзя?
Накинув куртку, он хмыкнул, когда Дженсен привычно поднял на руки уже одетую Дейзи.
Подхватив и повесив на плечо ее сумку, Джаред вынул ключи из кармана.
– Пошли, Ду.
Он протянул руки, и Дейзи потянулась к нему. 
– Не психуй, все будет хорошо, – и он снова нежно поцеловал Дженсена в губы. – Мы будем ждать вас двоих дома.
Легкий вздох вырвался из его губ, когда Дженсен притянул его к себе и крепко поцеловал, углубившись в нежный, чувственный и теплый танец языков. Джаред отвечал со всей страстью, ну, насколько это получалось, учитывая, что Дейзи одной рукой вцепилась ему в волосы, а другой тянула Дженсена за ухо.
– Все, все, все, – засмеялся Дженсен, разрывая поцелуй и отняв пальчики девочки от своего уха, громко чмокнул ее в ладошку. – Прекращаем все эти телячьи нежности. Не давай папочке тратить много денег, Крошка Дейзи. Увидимся позже.

Он стоял на крыльце и смотрел, как Джаред усаживает ее на детском сидении и сам садиться за руль. Он помахал им вслед рукой и недоуменно нахмурился, когда машина остановилась на самом выезде.
– Что такое? – взволновано крикнул он.
– Я тебя люблю! – проорал ему в открытое окно Джаред, широко улыбаясь.
Медленно покачивая головой, с такой же улыбкой на лице, Дженсен засмеялся.
– Я тебя тоже люблю, глупыш!
Он тяжело вздохнул, когда задние фары джипа исчезли из вида, изо всех сил не обращая внимания, что внутри все крепче завязывается узел неприятных предчувствий.
– Я тебя тоже... – пробормотал он снова. 
*
– А я говорил тебе, что они мне разрешили войти к пилоту? 
Дженсен легко рассмеялся и поддразнил: 
– Нет, кажется, этого ты еще не говорил.
– Ну, па-ап! – Джейми в восторге закатил глаза. – Это было так круто! Ты бы видел! Точно бы обалдел.
– Вот и хорошо, что меня там не было. Я когда обалделый, такой страшный.
Дженсен веселился, поворачивая направо к дому Джареда. 
– Всех девчонок бы перепугали. Нам обоим было бы стыдно.
– Мы приехали? – Джейми заинтересованно вытягивал голову, пытаясь рассмотреть, что там за деревьями и кустами. – А они дома?
Дженсен объехал внедорожник Джареда и, припарковавшись, заглушил мотор. Он обернулся к Джейми и согласно кивнул.
– Да. Это дом Джареда и Дейзи, и мы у них останемся.
Он нервно пожевал нижнюю губу.
– Джейми, приятель, если по какой-то… по любой причине тебе это не по нраву, пожалуйста, скажи об этом сейчас. Мы можем остановиться и у бабушки с дедушкой или у нашей бабули. Ты же их всех помнишь?
– Конечно, помню.
Джейми поднял рюкзак, лежащий у него в ногах.
– Пап, – начал он спокойно, прижимая к себе рюкзак, как щит. – Мама мне все объяснила, и у меня с этим все нормально, честно. Это как у них с Питером, только Джаред – парень, но он тебя любит, так же как Питер любит маму.
Он медленно повернул голову к отцу и вопросительно заглянул ему в глаза.
– А ты его любишь?
– Очень, – твердо ответил Дженсен, вышел из машины и протянул руку сыну.
– Значит только это и важно, – серьезно заявил Джейми, и в его тоне было слышно настоящее понимание и принятие этого факта. И тут же продолжил: – Мы можем уже войти? Я так хочу в туалет!
Дженсен еле сдержался, чтобы не засмеяться.
– Конечно, приятель, пойдем.
В душе разлилось тепло, едва он почувствовал, как маленькая ладошка скользнула ему в руку по дороге к крыльцу. Со стороны он, наверное, выглядит сейчас, словно идиот, с такой-то широкой лыбой. Ему срочно надо расслабиться, а то напугает еще ребенка такой дурацкой рожей. Он постучал, и в ожидании пока Джаред откроет им, нервно переступал с ноги на ногу. Черт, а вот Джейми стоял спокойный как удав. Папаша явно нервничал гораздо сильнее собственного сына. И ничего он не мог с собой поделать, сердце радостно ухнуло куда-то вниз, когда услышал голос Джареда из-за двери.
– Вот они и дома, Ду.
Джаред распахнул двери, придерживая дочку на руках, и озарил всех приветливой улыбкой.
– Привет, входите, входите!
Он пропустил Дженсена с мальчиком в дом и закрыл дверь. Затем проследовал за ними в гостиную и протянул Джейми руку.
– Я знаю, что он Дженсен, так что ты, должно быть, Джейми.
– Ага, я Джейми, – подтвердила маленькая копия Дженсена, и его ладошка исчезла в огромной лапе Джареда. – Очень приятно познакомиться, Джаред. Мама сказала, что мне именно так надо говорить. Это вежливо.
– Да, твоя мама права, – согласился Джаред, – и ты отлично справился. Мне тоже очень приятно с тобой познакомиться. И еще мы очень рады что ты побудешь с нами. Так ведь, Ду?

– Ден, – пролепетала малышка в ответ.
– Видишь, она говорит, что тоже очень рада, – улыбнулся Джаред.
Джейми поймал одну ручку девочки.
– Привет, Дейзи. Я – Джейми. Наверное, я теперь твой старший брат. Что даже круто, я раньше никогда не был старшим братом. Думаю, мне это понравится.
Он весело засмеялся, когда малышка потянула его пальцы себе в рот.
– Кажется, ей тоже это нравится, – улыбнулся он обоим мужчинам.
Дженсен потрепал сына по голове и рискнул все-таки посмотреть на своего большого любимого неженку, зная, что тот, наверное, уже прячет слезы, и не ошибся.
– Ты прав, парень. А теперь пойдем и отнесем твои вещи наверх, в твою комнату.
– Я буду с тобой спать? – спросил Джейми, подхватывая свой рюкзак.
Прокашлявшись и ощутив, как краска заливает щеки, Дженсен отрицательно покачал головой.
– Эм-м, нет. Я сплю с Джаредом, но твоя спальня рядом, возле комнаты Дейзи. Нормально? – и Дженсен вопросительно глянул на Джареда, будто интересуясь – ничего, что он мальчику сказал о том, что они спят вместе?
– Конечно, – Джейми пожал своими маленькими плечами. – Просто мне иногда сны всякие снятся, но все нормально, если рядом будет Дейзи, и вы тоже.
И снова в его тоне звучало такое серьезное понимание. Словно и не задается он вопросом, хороши или плохи такие отличные от других отношения. Как будто, если они любят друг друга, то естественно спят вместе.
Джаред улыбнулся и нежно прижал ладонь к пятой точке своего любовника.
– Почему бы тебе с Дейзи не отвести Джейми в его комнату, а я пока займусь ужином? – и потом он обратился к мальчику: – Спорим, ты голоден. Если я правильно все помню, то еда в самолетах не ахти какая.
– Орешки вкусные, – улыбнулся Джейми. – Но больше я ничего не ел. Леди сказала, что это курица, но это не было похоже ни на какую курицу. А еще потом я расскажу тебе, как я был в кабине пилота.
– Чувак! Серьезно? – воскликнул Джаред, и его глаза округлились, когда Джейми кинул ему. – Это же классно! Я прям тебе завидую. Ну, иди давай, распаковывайся, и я все хочу услышать за ужином.
Позже вечером, лежа в подушках и читая свою книгу, Джаред поверх нее с улыбкой наблюдал, как Дженсен входит в спальню. С тех пор как все легли спать, он вставал проверить сына уже в третий раз.
– Ну, что он все еще спит? – поддразнил Джаред и тут же скривился, потому что холодные ноги Дженсена тут же прижались к его нагретому телу.
– Замолчи лучше, а то я расскажу, как кое-кто ставит будильник, чтобы ночью бегать проведывать одну прелестную девчушку.
Дженсен откинулся на подушки, глубоко вздохнул и закинул руки за голову.
– Просто не могу на него насмотреться. Мне мерещится, что, если я войду, а его там нет, и в то же время, думаю, если не проверю, то вдруг его там и правда нет.
Он поднял голову и посмотрел на Джареда. Его лоб расчертила глубокая морщина.
– Ты понимаешь, о чем я?
– Прекрасно понимаю, сказал тот, кто ставит будильник, чтобы ночью бегать проведывать одну прелестную девчушку.
Джаред закрыл книгу и отложил ее на прикроватную тумбочку.
– Бедный ребенок выжат как лимон. Это волнительное путешествие на самолете, потом еще твое вождение, наверняка, подняло ему давление, ой, и еще с Дейзи набегался за вечер. Плюс он болтал без остановки, как только вошел в двери. Так что думаю, вполне серьезно можно считать, что парень на сегодня выбыл из игры, дорогой. Они оба выбыли. У Дейзи глаза слипались, когда она еще кашу свою ела.
– Знаю, – произнес Дженсен и повернувшись на бок, лег лицом к Джареду. – Они так хорошо подружились. Он такой ласковый с ней, так разговаривает, словно она его понимает. Прикольно за этим наблюдать.
Джаред легонько погладил руку Дженсена.
– Было весело, особенно, когда она ворчала на него, пока он объяснял ей, какой динозавр который. И не постесняюсь сказать тебе, когда он представился ей как старший брат, я воспринял это довольно эмоционально.
– Я заметил, глупыш ты мой, – сказал Дженсен, убирая челку с родных карих глаз. – Чувак, ты смотришь слишком много Опры. От этого ты становишься чересчур мягким.
– Иди ты. Я нравлюсь тебе мягким, и не отрицай, – и Джаред показал ему язык.
– Вообще-то, ты мне нравишься твердым, – Дженсен сказал угрожающе, подминая здоровяка под себя. Его зеленые глаза сверкали мистически в приглушенном освещении ночника. – По-настоящему твердым.
– Эту реплику ты явно не у Опры позаимствовал, – выдохнул Джаред и закрыл глаза, с удовольствием ощущая, как устраивается между его бедер Дженсен и как его затвердевший член рвется на свободу из белья.
– Ш-ш-ш, – выдохнул ему в шею Дженсен. – Я занят. 
И он принялся выцеловывать горло своего парня.
– Папа?
У Дженсена из легких весь воздух вылетел, когда Джаред резко оттолкнул его и сел в кровати.
– Эй, приятель, что такое?
Он вскочил с кровати и подошел к стоящему в дверях мальчишке.
– Я услышал шум, – ответил Джейми, сонно оглядывая комнату. – Пришел посмотреть что это.
Джаред взглянул на Дженсена и улыбнулся.
– Хочешь спать с нами?
– Я не маленький, – Джейми усиленно хотел казаться смелым.
– Я знаю, – тихо ответил Джаред. – Но понимаешь, дом старый, и иногда он кряхтит по ночам, и знаю, что это немножко страшно, я и сам боюсь, как и твой папа. Хотя он никогда не признается, – и Джаред хитро подмигнул при этих словах. – Так что, не хотелось бы тебе показаться боягузом, но мне было бы спокойней, если бы ты остался с нами. Согласен?
После минуты раздумий Джейми кивнул и взял Джареда за руку.
– Хорошо, но только сегодня и только из-за вас.
– Спасибо, приятель, – Дженсен улыбался, наблюдая, как Джейми устраивается посредине кровати. Затем он сам лег и прикрыл их всех троих одеялом.
Он вздохнул, когда Джейми уткнулся ему в плечо, и в полумраке комнаты, куда свет теперь попадал только из приоткрытой двери в коридор, перехватил взгляд Джареда.
– Я люблю тебя, – прошептал он и, вытянув руку над сыном, сплел свои пальцы с пальцами Джареда.
– Я люблю тебя, – прошептал ему в ответ Джаред, и его улыбка еще чуть-чуть осветила комнату.
– Фу, – пробормотал между ними Джейми, но не заметил, как оба мужчины одновременно хихикнули, потому что снова заснул.

 

Глава 14

 

Дженсену было жарко, по-настоящему так жарко. Приоткрыв один глаз, он не мог сдержать улыбки, когда понял почему. В какой-то момент во сне Джейми переместился, и Дженсен теперь лежал между ним и Джаредом. И они оба, казалось, производили столько тепла, что можно было бы всю зиму обогревать большую семью. Джаред прижимался к его спине, закинув на него одну ногу и крепко обнимая рукой за талию. Джейми спал нижней половиной на кровати, а верхней удобно устроился на Дженсене, уложив тоненькую, но горячую, как батарея, руку на горло отцу. 
Осторожно повернув голову сначала к Джареду, потом к Джейми, вглядываясь в их лица, Дженсен размышлял, что он никогда в жизни еще не чувствовал такого дискомфорта, но и не был настолько счастлив.
– Прекрати пялится на него, а то парнишка заработает комплекс, – прошептал Джаред, уютно уткнувшись носом между лопаток у Дженсена. – Спи давай.
– Не могу, – прохрипел Дженсен тихо. – Я задыхаюсь. Вы меня оба просто убиваете. Наверное, пота с меня натекло фунтов десять.
– Ш-ш, тут люди спят, – пробормотал Джаред в нежную кожу своего любимого, – задыхайся потише.
Дженсен фыркнул и толкнулся в Джареда.
– Поднимись и выпусти меня, дылда. Пойду завтрак готовить. А ты можешь снова заснуть. 
Дженсен шипел, толкаясь спиной в человека-гору, лежащего рядом. 
– Джей, ну же. Он завернулся вокруг меня, я не хочу его будить.
– Бог мой, это словно спать с Ворчуном, – пожаловался шепотом Джаред, вытаскивая себя из кровати, чтобы позволить Дженсену вылезти. За окном послышался звук остановившегося у дома автомобиля, и Джаред нехотя потащился к окну. 
Поправочка – там было два автомобиля и грузовик. 
– Лучше тебе заварить кофейник побольше – у нас гости. У этих леди должно быть какое-то шестое чувство.
– Вот черт, – прошипел Дженсен, надевая штаны и футболку. – Как бы я не обожал свою бабулю, мне все-таки хотелось, чтобы он несколько дней побыл со мной, они ж его затискают и затаскают.
– Ладно тебе, Джен, – успокоил его Джаред. Он тихо открыл комод, вытащил пару своих (-) домашних штанов и футболку и быстро оделся. – Они тоже его тогда потеряли. Ты не можешь их винить в том, что они ждут-не дождутся, чтобы снова с ним увидеться.
– Я знаю, знаю, – вздохнул Дженсен, принимая поцелуй, который Джаред подарил ему. – Наверное, это эгоистично, что я хотел побыть с ним немного подольше.
– Он всегда будет с тобой, родной.
Джаред улыбнулся и накинул на Джейми одеяло.
– Пойдем-ка посмотрим, сможем ли мы удержать эту толпу, пока он не проснется.
Джаред добрался до входной двери как раз вовремя – Элси собралась уже было барабанить в нее. 
– Привет, народ, – сказал он, прижимая палец к губам. – Дети еще спят. Заходите, сейчас позавтракаем.
Он улыбнулся нежно, наблюдая как Элси, Ида, Даффи и Вайолет прошли мимо него на кухню, а за ними подтянулись и Крис с Сэнди.
– Прости, старик, – Крис зевнул, рукой поправляя свои длинные темные волосы, – не смог их остановить.
– Не переживай, – усмехнулся Джаред, закрывая за ними дверь. – Я бы тоже не стал им перечить.
– Я все слышу! – с кухни послышался окрик Даффи. – Кости может и ослабели, но слух у меня кристально чистый! 
– Жаль, что не моча. Наверное, это все из-за виски, – добавила Элси, и Джаред захохотал во все горло.
– Элси, ты такая вредная, но никогда не меняйся, пожалуйста! – и он поцеловал ее в морщинистую щеку.
– Я уже слишком стара, чтобы меняться, мой мальчик, – потрепала она его по голове, словно он мальчишка какой-то. – Черт возьми, да я и белье-то не могу толком поменять.
– Эм-м, – задумалась Вайолет, потирая пальцем кончик носа. – Думаешь, это Альцгеймер? – спросила она у Даффи с неприкрытым беспокойством в голосе. 
– Не смеши меня, Ви, – закатила глаза та. – Это приступ жадности, от того что ты ей покупаешь всего по одной паре.
Джаред прыснул только что отпитым кофе, который ему сунул в руки Дженсен. Он стоял, откашливаясь и пытаясь отряхнуть обрызганную футболку. Хохоча, Дженсен хлопал его по спине, одновременно с укором качая головой на Даффи.
– Предупреждать же надо, Даффи. Джаред еще не совсем привык к твоему языку.
– Моему языку? – Даффи угрожающе сузила глаза. – А я вот помню, как ты частенько получал от меня оплеухи, Дженсен Росс! Да я подзатыльниками тебя научила больше, чем кто-либо еще! 
– Потому что в него разум надо было вбивать, – вставил весело Крис. – А вот я был примерным учеником.
Даффи подняла удивленно брови и указала на Криса ножом, которым намазывала маслом горячие тосты. 
– Не заставляйте меня вспоминать вехи вашей школьной карьеры, мистер Кейн. У меня есть такие истории, – она постучала себя по лбу, – что твоя симпатичная жена раньше времени поседеет.
Крис покраснел и опустил взгляд на свой кофе, сцепив пальцы вокруг чашки. 
– Простите, мадам, – тихо произнес он, и это очень удивило Джареда.
– Я не боюсь поседеть, – улыбнулся Джаред, коротко целуя Дженсена в губы, когда тот подал ему другую чашку с кофе. – Расскажи мне, Даффи! Очень хотелось бы послушать истории про маленького Кристиана.
– Ну-ка, прикрой свой рот, сынок, – буркнул Крис, бросая чайную ложку в Джареда. – Иначе тебя будет волновать не цвет волос, а цвет твоей задницы, когда я отпинаю тебя! 
– Ха-ха-ха, – захихикала Элси, – он же в четыре раза больше тебя, подлиза. Я бы заплатила за место в первом ряду, чтобы поглядеть на этот бой.
– Я принесла подливку, – тем временем заметила Ида, улыбаясь Дженсену, когда он вручил ей тарелку с яичницей и беконом.

– Я сделала твои любимые сэндвичи с арахисовым маслом и бананами, – вставила Ви, подмигивая Кристиану. – Все еще любишь срезать корочки? 
– Хорошо, хорошо, хватит уже, – возмутился Крис. – И нет, я уже не люблю срезанные корочки. 
Он быстро стрельнул глазами на Сэнди, которая просто улыбнулась и жестом показала, что закрывает рот на замок.
– Пап? А можно нам с Дейзи хлопьев?
Все присутствующие на кухне уставились на маленького мальчика в пижаме и с маленькой девочкой на руках, которая радостно копошилась в его волосах своими пухленькими пальчиками.
– У вас же есть хлопья? – спросил Джейми и опустил Дейзи на пол. Он улыбнулся, когда она немедленно поползла к Джареду. – Я люблю Coco puffs*.
– Coco puffs? – мягко заметила Ида, стараясь говорить спокойно, однако ее рука до боли вцепилась в Даффи. – Я думала, что Wheaties* были твоими любимыми.
Джейми закатил глаза и подавил зевок. 
– Ба, это было, когда я был еще маленьким, – терпеливым тоном, каким обычно молодежь говорит со стариками, сказал он. – Все у нас в классе теперь едят Coco puffs.
– Ага, ясно, – кивнула серьезно Ида. – Ну что ж, ты его слышал, Дженсен. Дай этим бедным детям хлопьев, не то они помрут от голода.
– Да, мадам, – согласился Дженсен. И проходя к шкафчикам, чмокнул Джареда в щечку. Достал глубокую тарелку и пачку хлопьев. – Хотя, думаю, Дейзи будет лучше поесть овсянки с тостом, правильно, Джейми?
– Конечно, – сказал мальчик и присел на стул возле Кристиана. – Дейзи еще малышка, пап, ей нельзя кушать шоколадные шарики.
Он посмотрел на крепкого мужчину рядом и широко улыбнулся.
– Привет, дядя Крис!
И он поднял свой кулачок, стукаясь с лапой Кристиана в приветственном жесте.
Взглянув на лицо Криса и слезы в глазах Сэнди, Джаред предположил, что для них это был какой-то особенный ритуал, и тот факт, что Джейми за три года не забыл его, заставил обычно грубого мужчину отвернуться и даже от избытка чувств прокашляться.
Джейми улыбнулся Дженсену и жадно набросился на хлопья, поставленные перед ним отцом. 
– Ба, я кажется у тебя забыл Губера, – сообщил он с полным ртом шоколадной вкуснятины.
Ида кивнула, быстро взглянув на Дженсена, который в этот момент усиленно разглядывал что-то за окном.
– Да, малыш, оставил. И он тебя ждет.
– Классно! – Джейми продолжая жевать, глубокомысленно заметил. – Думаю, я уже слишком большой, чтобы с ним играть, но, наверное, я просто поставлю его в своей комнате на полку. Да, так будет правильно. Потому что я уже не маленький ребенок, и мне он не нужен, но было бы хорошо просто смотреть на него, когда захочу... 
И он замолчал, видимо что-то обдумывая, и просто кивнул сам себе, продолжая есть.
– Отлично звучит, Джейми, – Даффи ему мягко улыбнулась, отпила кофе, провожая взглядом выскочившего в заднюю дверь Дженсена. Она подтолкнула Иду и смотрела, как та проследовала на улицу вслед за внуком.
– Родной? – нежно позвала его Ида, одной рукой обнимая Дженсена, а второй вытирая слезы, текущие по его щекам.
– Как будто он был у тебя на прошлой неделе, понимаешь? Я думаю, что Губер был последней ниточкой, – плакал он, вспоминая маленькую коричневую обезьянку, которая каждую ночь спала с Джейми в первые шесть лет его жизни. Обезьянку, которая сидела на кровати в комнате Джейми в доме Иды. В комнате, которую она никогда никому не позволяла трогать, потому что хотела, чтобы там все оставалось на своих местах до момента, когда он вернется домой. 
– Что он думал, когда они уехали, а, ба? Когда он не видел нас, когда я не приезжал к нему?
– Ш-ш, милый, – успокаивала его она, – ты же не хочешь, чтобы он тебя видел таким расстроенным? Он прекрасно знает, что это не по твоей вине, что ты всегда искал его. Он это знает.
– Бабушка права, пап, – раздался тихий голосок позади них. Взрослые обернулись и увидели стоящего в дверях Джейми, который неотрывно смотрел на своего отца зелеными глазами.
– Я знаю, что ты нас бы нашел. Но я все равно хотел поехать искать тебя на автобусе, когда мне исполнилось бы тринадцать. Так что не расстраивайся.
Дженсен нагнулся и поднял Джейми высоко над собой.
– Поехал бы, да? – ласково поддразнил он, уткнувшись носом тоненькую шею сына. – Сам? Вот это мой мальчик! Все такой же упертый.
– Я не знаю, что это означает, – Джейми крепко обнял отца за плечи. – Но мама точно также меня называет.
Так, обнимая сына, Дженсен успокоился и широко улыбнулся, заглядывая в родные зеленые глаза.
– Хорошо, ребенок, а чем бы ты хотел сегодня заняться?
– А можно мы на озеро сходим? – воодушевился Джейми. – Только чтобы в этот раз шериф бабулю не забирал.
Дженсен громко рассмеялся, а бабушка игриво шлепнула Джейми и пробормотала что-то о том, что маленькие дети слышат много лишнего. 
– Думаю, это отличная идея!

– Ты точно уверен, что Дейзи не надо отвезти к Сэнди? – спрашивал Джаред уже в десятый раз за утро.
И закатывая глаза, Дженсен уже в десятый раз отрицательно махал головой.
– Да, и прекрати уже спрашивать. Мы втроем справимся. У нас весь день распланирован: сначала в парк сходим, потом за покупками прокатимся в город, – спокойно перечислял Дженсен, откусывая тост. – Просто езжай по своим делам и не волнуйся за нас. У меня ведь есть кое-какой опыт с младенцами, знаешь ли.
Последние несколько дней пролетели деятельно: Джейми повторно и весьма активно знакомился с Утопией и ее жителями, а также немало времени проводил вместе Джаредом и Дженсеном. Но сегодня был вторник, шесть утра, и Дженсен выполз из кровати так рано из-за того, что Джареду надо было ехать в семь тридцать в аэропорт, и он хотел с ним попрощаться. Но если Джаред спросит еще раз о том, справится ли он один с двумя детьми, то уж лучше он вернется в уютное тепло под одеяло.
Джаред повернул кухонный стул, на котором сидел Дженсен и оседлал его мускулистые бедра.
– Я тут подумал. Мне, наверное, придется остаться на ужин с Жен, так что домой я доберусь очень поздно. Ты не против?
Просунув руки под майку Джареда, Дженсен ласкал теплую кожу, и улыбка осветила его лицо, когда с губ Джареда сорвался рваный вдох. 
– Конечно, не против. Повеселись там. Ты заслужил отдых, и я уверен, что вам есть о чем поболтать. Вы же проговорили вчера всего-то полтора часа вместо обычных двух, – ухмылялся Дженсен, целуя и языком вылизывая еще теплую со сна шею Джареда. – Когда ты там говоришь тебе надо ехать?
– Перестань, – простонал Джаред, не замечая дразнящие нотки в голосе Дженсена. И в противовес своей просьбе, его руки вцепились еще крепче в широкие плечи любовника. – Я не хочу сидеть в самолете со стояком, а то бортпроводница будет думать, что это из-за нее...
– Тогда разве не лучше ли мне помочь тебе с этой проблемкой до отъезда?
Дженсен хихикнул, а его пальцы, скользнув по животу Джареда, дразняще затрепетали на границе пояса домашних штанов Джареда.
– Дети еще целую вечность будут спать, так почему бы нам не опробовать тот отвратительный диванчик? 
Он оттянул бретельку майки и принялся выцеловывать дорожку по ключице Джареда.
– Джен, – хрипло протянул Джаред. – Не думаю, что я добрался бы до дивана, я хочу тебя прямо здесь и сейчас.
Он ладонью погладил шею Дженсена и затем, вцепившись в короткие волосы, оттянул его голову назад и жарко впился губами в жаждущий рот. 
– Боже, Падалеки! – Дженсен улыбнулся и, сминая мягкие, теплые губы, впустил свой язык во влажный жар чужого рта. – Ты в курсе, как ты меня заводишь? Я просто не могу тобой насытиться.
Его улыбка расширилась, когда в ответ Джаред встал и закрыл кухонную дверь, а потом приспустил штаны и улегся на стол.
– Ты так и будешь весь день болтать, мастер? – поддразнил он, через плечо взглянул на него из-под челки и медленно облизал губы.
Дженсен сомневался, что Джаред понимал, насколько же он сейчас бесподобно красив! Его карие глаза горели страстью, а взъерошенные волосы падали на лицо. Он встал и подошел к Джареду и, прижавшись крепко стоящим членом к его великолепной заднице, подтянулся и втянул Джаред в мокрый, грязный поцелуй. Он любил чувствовать губы Джареда на своих, ему нравилось, что они обалденно друг другу подходили, словно только и были созданы для того, чтобы целовать друг друга. Он медленно растягивал Джареда, перемежая подготовку смачными поцелуями, чувствуя, что мышцы остались эластичными еще с последнего раза сегодняшней ночью, когда они вознесли друг друга на невиданные высоты оргазма, кувыркаясь на огромной кровати наверху. В такие моменты он вряд ли мог бы определить, где кончается он и начинается Джаред. Нащупав презерватив в ящике с полотенцами, где они специально их хранили, он раскатал его по своему пульсирующему члену и прижал головку ко входу, вжимаясь в бедра Джареда и медленно проталкиваясь в самую глубину. Он закрыл глаза, и из его горла вырвался низкий рев от накативших волной разнообразных эмоций.

Двигаться внутри Джареда для него было каждый раз как будто впервые, словно все внове и так захватывающе, что не хватало воздуха; и в то же время он чувствовал себя так, словно каждый раз возвращался домой. 
Просто не было слов, чтобы описать, как он себя чувствовал, соединяясь с этим великолепным парнем.
– Блядь, Дженсен, – молил Джаред, ухватившись за край стола, изо всех сил стараясь удержаться на месте. – Да, да, малыш, давай, вот так хорошо, не останавливайся, пожалуйста, не останавливайся. 
А когда пальцы Дженсена сомкнулись вокруг его члена и начали безжалостно двигаться вверх-вниз, неуклонно подталкивая его все ближе и ближе к краю, и с каждым толчком в простату звезды вспыхивали в его закрытых глазах, он протяжно выкрикнул: 
– Я сейчас кончу!
– Сейчас, сейчас, малыш, – Дженсен прохрипел в шею Джареда, и почувствовал, как сжалась жаркая дырочка вокруг него, как напряженно запульсировал оргазм под его пальцами. Он не прекращал поглаживать член Джареда, даже когда его руку омыла теплая сперма. 
– Ох, блядь, Джей!
Дженсен толкнулся, раз, другой и замер, ощущая, как горячая струя наполняет презерватив. Он упал на влажную от пота спину любовника, резко вздыхая через полуоткрытый рот.
– Ни хера себе! – выдохнул Джаред и зашипел, когда Дженсен отлепился от него. – Ты специально так сделал, чтобы я ни о чем, кроме тебя, не мог думать весь день! – заявил он, вставая на ноги.
Дженсен рассмеялся, избавился от презерватива, затем намочил чистое полотенце под краном с горячей водой и сначала обтер Джареда, а потом и пол, внимательно осматриваясь, чтобы не осталось ни пятнышка. Обнял Джареда за талию, потянулся и громко чмокнул его. 
– О, это все что требуется? Горячий трах на кухне? – подразнил он. – Я и так знал, что ты весь день будешь думать только обо мне.
– Хватит прикалываться, ты моя горячая штучка, – Джаред показал ему язык, и натянул обратно штаны. – Мне надо в душ и собраться еще. Я уже должен быть в машине через сорок минут!
Дженсен откинулся на спинку стула и, глотнув свой кофе, улыбаясь, слушал, как Джаред поднимается по лестнице. Он вздохнул, проводя рукой по волосам.
Жизнь до Джареда была пуста – просто ряд прикроватных тумбочек без эмоций, только ради разрядки. Теперь, даже при том, что они были вместе относительно короткий срок, он едва мог вспомнить, на что была похожа его прежняя жизнь, да и вовсе не имел желания вспоминать. Однако теперь он все никак не мог избавиться от этого грызущего чувства нехороших перемен.

* марки хлопьев для завтрака.

 

Глава 15

 

– Привет, привет! – Джаред широко улыбнулся открывшей двери Женевьев. Маленькая женщина тут же повисла на нем.
– Ну, с тобой вроде все в порядке, девочка моя, – крепко обнимая, Джаред выдохнул ей в волосы.
– Ты тоже ничего, – ответила она и, ухватив его обеими руками за лицо, звонко чмокнула в щеку. Звук в пустом коридоре получился оглушительный. 
– Ты что, еще больше стал? Не думала, что это возможно. Чем там Дженсен тебя кормит? Нет, подожди, – и она прижала ладошку к его губам, – не говори. Не хочу знать, что Дженсен кладет тебе в рот.
Все еще пребывая в его объятиях, она оглядела коридор.
– Кстати, о птичках, а где он сам и моя малышка? Ты что, их не привез?
Джаред покачал головой, опустил ее на пол, и они вошли в квартиру.
– Нет. Я ему предлагал, но Дженсен остался дома с детьми. Это для него шанс побыть с ними наедине, да и меня отвлекать не хотел. 
Он плюхнулся на стул и благодарно улыбнулся Жен, когда она подала ему свежесваренный кофе.
– Я так рад тебя видеть! Я скучал.
– Я тоже, большая неженка, – она улыбалась, сидя напротив него. – Так ты готов к большому разговору?
– Честно? – Джаред откинулся на спинку стула и отхлебнул кофе. – Я понятия не имею, что я здесь делаю. Потому ли, что мне реально интересно, что они могут предложить, или же все из–за моего неуемного любопытства. Понимаешь?
Он взглянул на нее с интересом. 
– И ты совсем не знаешь, что они собираются мне предложить?
Жен отрицательно мотнула головой, и он тяжко вздохнул.
– Крипке говорил про двойную оплату, ясли и ежемесячную премию.
Заметив, как она опустила глаза на свой кофе, избегая его взгляда, Джаред прищурился.
– Ты что–то знаешь, да, маленькая ведьма? Что такое?
– Слушай, – вздохнула Женевьев, – все, что мне известно – это что Кроуфорд завалил проект, Джей. Он не справился с командой, захотел себе все почести, воровал идеи и тому подобное. Но что скажут Крипке и Гэмбл тебе сегодня? Не знаю, друг. 
И удвоение зарплаты, и ясли для Дейзи, плюс здоровенная ежемесячная премия должны подогреть твой интерес. Меня, например, это, безусловно, заинтересовало бы.
– Наверное, – Джаред пожал плечами, откинувшись назад на стуле. – Поживем, увидим. 
Он вытянул свои длинные ноги и толкнул Женевьев в колено. 
– С кем тут переспать, чтобы меня завтраком покормили? 
Он засмеялся, удачно увернулся от подзатыльника и принялся рассматривать ее жилище. 
*
– Не, подожди, я не уверен. 
Джейми говорил это уже в третий раз и в задумчивости подпирал щеку изнутри языком, как он всегда делал, когда концентрировался. 
– Джейми, чувак, – Дженсен закатил глаза и одними губами прошептал официантке извинения, тоже уже в третий раз. – Эми заканчивает в пять по вторникам, а уже почти одиннадцать тридцать, так что, уверен, она оценит, если ты сможешь все–таки в следующие пять с половиной часов выбрать себе мороженое.
– Па–апа! – Джейми в ответ тоже закатил глаза. – Это же важно! Нельзя просто так смешивать три разных сорта.
Эми понимающе кивнула скептически настроенному Дженсену. 
– Ребенок прав, Джен. Выбор мороженого – это целая наука, мой друг. Я вынуждена согласиться с Джейми в этом пункте. Но, – она толкнула Джейми локтем в плечо, – если ты хочешь мое профессиональное мнение, то выбери «Персиковый пирог», «Банановую выдумку» и «Малиновый вихрь». С такой комбинацией не ошибешься. 
Она пожала плечами, когда Джейми внимательно посмотрел на нее. 
– Просто совет.
Джейми детально изучал меню еще несколько минут, затем закрыл и вернул Эми.
– «Персиковый пирог», «Банановую выдумку» и «Малиновый вихрь», пожалуйста, Эми.
Хмыкнув в ответ на сердитое фырканье Дженсена, Эми взяла меню и кивнула. 
– Великолепный выбор, юный Эклз, три шарика будут сей момент. 
– Спорим, Дейзи захочет попробовать кусочек моего «Малинового вихря», так ведь, а? – Джейми спросил маленькую девочку, сидящую на высоком стуле с краю стола. – Пап, ванильное – это тоска зеленая, тебе бы не понравилось.
– На, – заявила Дейзи, грохоча ложкой по столику на своем высоком стульчике.
– Ух ты, она вроде сказала «нет», – воскликнул Джейми. – Я научил ее новым словам.
Дженсен нежно улыбнулся ему.
– Научил. Уверен, Джей будет в восторге от того, что ты научил ее именно этому слову.
– Джейми?
Дженсен замер, услышав голос Тома за спиной. Он видел, как Джейми поднял глаза на своего дядю, и тут же опустил их, не сказав ни слова. Дженсен поднялся и прошептал сыну:
– Я сейчас.
Грубо схватив Тома за локоть, он потащил его прочь из кафе.
– Ты что, блядь, себе думаешь? Не приближайся к моему сыну!
Дженсен выплевывал слова в лицо Тому, а его зеленые глаза метали молнии.
– Он мой племянник, и у меня есть все права разговаривать с ним, – ответил Том и осторожно отступил на шаг назад.
– После того, что ты сделал? С ним? С нами! Твой поезд ушел, Уэллинг. Если я увижу тебя рядом с сыном, я тебе задницу на британский флаг порву, понял?
Дженсен каждое слово отпечатывал указательным пальцем прямо по грудной клетке Уэллинга, словно желал, чтобы его слова дошли до этого козла.
– А где же твой симпатичный парнишка? – тут же скрестив руки на груди, язвительным тоном поинтересовался Том. – Ах да, он же в Даллас уехал на важную встречу. Знаешь же, как деревенские любят потрепаться, особенно в приемной у доктора. Так что, Эклз, – осмелел он, – как думаешь, сколько ему понадобится времени, чтобы схватить вещички и рвануть на первый же рейс из этой сраной дыры, чтобы вернуться к цивилизации? Пять, десять минут?
– Заткнись ты, уебок! Ты понятия не имеешь, о чем говоришь! – прошипел Дженсен с явной угрозой и в голосе, и в самой позе.

– А что? – Том даже удивленно поднял брови. – Ты же не думаешь, что он здесь останется? Зачем ему это? Из–за тебя, что ли?
И он рассмеялся холодным, злым смехом.
– Боже, ты так и думал! Ты что, и правда, думаешь, что достаточно хорош для него? Что он похерит свою жизнь, оставшись тут с тобой? Боже мой, у тебя реально безразмерное эго. Из–за тебя? Жалкого, сломленного, бесполезного? Давалки, которая зарабатывает на жизнь расширением кошачьих лазов и прибиванием половиц на самых задних задах. Да, ради Бога, очнись ты уже! Погляди, в какой навозной куче ты живешь, Эклз! Джаред смотает отсюда удочки при первой же возможности, и все, что тебе от него останется – это воспоминания.
– Заткнись…
– И вот еще о чем подумай, – не стал его слушать Том. – У меня есть друг, который постоянно меня зовет к себе в клинику, где там она? Дай–ка вспомнить. Ах, да, – его улыбка стала совсем злой, – в Далласе. И кто знает, может быть, будучи на своем месте, Джаред поймет, что именно я был тем, кто должен быть рядом. А я уверен, что всегда найду способ согреть его долгими зимними но…
Том не закончил предложения, так как кулак Дженсена отлично вписался в челюсть доктора. Раздался глухой звук удара плоти о плоть, в тишине пустынной улицы отразившийся громким эхом. Том шлепнулся на задницу прямо на тротуаре и испуганно посмотрел на стоящего над ним Дженсена.
– Вижу, ты все равно меня не понял, – усмехнулся Дженсен и, не оглядываясь, вернулся в кафе.
– Ты ему двинул? – не донеся до рта свою «Банановую выдумку», спросил Джейми. 
Дженсен покраснел и нервно провел рукой по волосам.
– Джейми…
– Пап, ты ему двинул? – повторил мальчик и вопросительно приподнял брови.
– Да, – вынужден был признать Дженсен.
– Класс!
*
– Так, так, так, блудный сын вернулся.
Чейз Кроуфорд как раз наполнял стакан водой из кулера, когда из лифта вышел Джаред.
– Чейз, – кивком поприветствовал его Падалеки. – Сказал бы я, что рад тебя видеть…
– Но мы оба знаем, что это будет ложь, – с сарказмом подхватил собеседник.
– Приятно слышать, что кое–что здесь не меняется. Ты по–прежнему обходительный мудила. А теперь прошу простить, но у меня назначена встреча. Кажется, тут кое-кто не умеет с коллективом уживаться.
И Джаред прошел мимо открывшего рот Чейза к кабинету Эрика.
– Привет, Рита, – улыбаясь, он раскрыл объятия вставшей при его появлении секретарше Эрика. Прижав крепко к себе, он легко поцеловал ее в макушку и развернул, оглядывая.
– Отлично выглядишь, милая, – одобрительно кивнул Джаред.
– Ой, да ладно, – и она, шутя, толкнула его, но заметно покраснела от полученного комплимента.
– Как там твоя прелестная девчушка? – вернувшись за свой стол, спросила она.
– Отлично, спасибо. Правда, все хорошо. А как Фрэд? – поинтересовался он, вспоминая ее мужа. – Все еще работает на износ?
– Нет, – она весело улыбнулась. – Ты не поверишь, он пошел на компромисс. Я пораньше ухожу на пенсию, а он сокращает свои рабочие часы. – Она покачала головой. – Мне не хватало тебя, Джей. Не сказала бы, что мистера Кроуфорда интересовала моя личная жизнь.
– Мистера Кроуфорда?
Рита картинно закатила глаза, оглянулась и, понизив голос до минимума, прошептала:
– Он не любит, когда мы, простые батраки, называем его по имени. Видимо, мы находимся на недостаточно высокой ступени эволюции для него. Им не следовало отпускать тебя.
– Ах ты, старая подлиза, – засмеялся Джаред. – Мне подождать? – Он кивнул на мягкие кресла у стены.
Рита отрицательно покачала головой и кивнула на дверь кабинета Эрика.
– Нет, мастер Йода просил сообщить сразу же, как ты придешь.
Внезапно она застыла, глядя Джареду за спину.
Джаред проследил за ее взглядом и нервно кашлянул в кулак, когда столкнулся с голубыми глазами Сэры Гэмбл. 
– Упс, – пробормотал он.
Сера хихикнула и приложила палец к губам. 
– Не беспокойтесь, Рита, – прошептала она секретарше. – Кто, как вы думаете, первым дал ему прозвище? 
Она задорно подмигнула женщине и осторожно посмотрела на Джареда. 
– Мне можно тебя обнять? Или после нашей последней встречи ты предпочел бы дать мне пинка под зад?
Она потянулась к Джареду, и он вместо ответа притянул ее в свои объятия. 
– Приятно видеть тебя, Джей. Я не была уверена, что ты приедешь. Но рада, что ты здесь.
– Рита, Джаред уже пришел?
Лишенный эмоций голос Эрика раздался из стоящего на столе Риты интеркома.
– Только что, мистер Крипке, – ответила Рита. – Мисс Гэмбл сейчас приведет его.
Она улыбнулась Джареду напоследок, и он закрыл дверь, войдя в кабинет вместе с Сэрой.
– Джаред! – Эрик встал со своего места и встретил его посередине комнаты, сердечно пожимая ему руку. – Выглядишь прекрасно! Деревенский воздух и отцовство явно идут тебе на пользу!
– Так и есть, – Джаред ответил, возвращая рукопожатие. – Как дела, Эрик?
– Хорошо, все хорошо. Присаживайся, прошу тебя. Кофе? Или без участия в крысиных гонках ты смягчился и теперь пьешь только чай?
Эрик добродушно пошутил, снова усаживаясь на свое большое кожаное кресло за столом.
– Кофе будет отлично, – Джаред ответил, устроившись на одном из роскошных стульев, стоящих перед столом, и закинул ногу на колено.
Эрик распорядился через интерком о кофе, откинулся на спинку кресла и сцепил перед собой пальцы.
– Полагаю, начнем с главного. Джаред, нам тебя не хватало. Ты был нашим самым умным и самым лучшим сотрудником, и мы совершили глупость, позволив тебе уйти. Мы отчасти были застигнуты врасплох, когда появилась Дейзи, и я предполагаю, что мы также сильно поспешили и не дали тебе шанса доказать, что ее присутствие никак не отразится на твоей работе. Приняли несколько опрометчивых решений, о чем искренне сожалеем. – Он глубоко вздохнул. – Я пытаюсь сказать то же, что и по телефону – мы хотим, чтобы ты вернулся, и готовы сделать довольно щедрое предложение, чтобы убедить тебя согласиться.

– Серьезно? – тихо сказал Джаред. – А это не потому ли, что Чейз просрал проект Паттерсона, и вы хотите, чтобы я разгребал все это дерьмо?
Ничего кроме вмиг покрасневших щек Эрика и легкого нервного вздоха Сэры за спиной не подтверждало его слов, но он знал, что Женевьев оказалась права. Он наблюдал, как Эрик, казалось, съежился перед ним, и сузил глаза, когда его бывший босс подался вперед и положил локти на стол.
– Послушай, Джей. У меня безвыходное положение. Паттерсон ставит под угрозу контракт с клиентом, а это может нам стоить сотни тысяч долларов. – Он умоляюще сложил ладони. – Они лично просили тебя! Сказали, что если ты будешь руководить проектом, то они останутся с нами. Что скажешь, приятель? Вернешься? Джаред скрестил руки и пристально смотрел то на Сэру, то на Эрика, внутри все трепетало. В голове все вертелась мысль о том, как хорошо бы вернуться в старую жизнь, начать все с того самого места, на котором закончил, а может и даже взобраться повыше. 
Сглотнув, он облизнул пересохшие губы и произнес:
– Я вас слушаю.
*
Через несколько мгновений после того как лучи от фар проникли сквозь шторы и отбросили тени на стене, Дженсен услышал, что внедорожник затормозил у крыльца. Он сидел на самом краю дивана и нервно ждал, когда Джаред откроет входную дверь. Все было готово к встрече.
– Эй, – Джаред ввалился в комнату. – Необязательно было меня дожидаться.
Он нахмурился, когда отметил напряженность в позе Дженсена, как тот сгорбил плечи и крепко сжал руки и как избегал смотреть Джареду в глаза. И тут его взгляд упал на чемодан на полу гостиной. 
– Что это, Джен?
Дрожащей рукой Дженсен провел по волосам, встал и, наконец, посмотрел прямо в глаза любимому. 
– Я съезжаю. Джейми уже у бабули.
– Съезжаешь? Я не понимаю...
Джаред замолчал, не в состоянии последовательно мыслить.
– У меня не получается.
– Что не получается?
Джаред шагнул к Дженсену и удивленно замер, когда тот отступил.
– Мы? 
Дженсен кивнул, и Джаред резко побледнел.
– Но почему?
– Прости, – сказал Дженсен и подумал, что если он не скажет все быстро, то никогда не сможет собраться с силами и повторить. – Просто, наверное, неподходящее время. Я сейчас не могу поддерживать отношения. Мне теперь надо заботиться о Джейми. Надо сконцентрировать все внимание на нем. И ни на что другое или кого–то другого просто не будет времени.
Каждое слово, что слетало с его губ, обжигало как капля кислоты. Но он все делал правильно. Том только подтвердил то, что он всегда в душе подозревал. Джареду тут не место, а ему не место там, в мире Джареда. Отношения на расстоянии обречены на провал, так что лучше покончить со всем сейчас, пока боль еще терпима.
Джаред чувствовал себя так, словно ему дали под дых и воздуха для дыхания совсем не осталось. Какое–то время он не мог ни дышать, ни сообразить, что же его любовник говорил ему.
– Тебе жаль? – наконец просипел он, вложив в голос все чувства, обуревавшие его. Взглядом впившись в лицо Дженсена, Джаред понял в итоге что происходит – Дженсен уходит от него.
– Я ничего не понимаю! Еще утром все было прекрасно и хорошо, но я приезжаю через несколько часов – и все кончено? Что же, блядь, случилось? Ты что, получил предложение поинтересней, пока меня не было? – под конец Джаред уже зло кричал.
– Джей…
– Нет! – Джаред поднял руку, прерывая Дженсена. – Не стоит делать больнее. – Он запустил руку в волосы. – Голова кругом идет, Джен. Понятия не имею, что тут, бляха–муха, происходит. Мы этим утром занимались любовью! И ты хочешь мне сказать, что ты все это планировал, пока трахал меня? Ты хочешь сказать мне, что не любишь меня?
И он не сдержался и буквально заскулил, когда Дженсен так и не поднял глаз, а его веснушчатые щеки покраснели.
– Нет… – еле пробормотал Дженсен, и ему показалось, что сердце выскочило из груди, упало на пол и забилось в предсмертных конвульсиях.
– Я тебе не верю.
– Прости, – тихо повторил Дженсен, подавляя подступающую тошноту и ощущая физическую боль от острого взгляда ореховых глаз напротив. Он подхватил чемодан и двинулся к выходу. Проходя мимо парня, который фактически являлся любовью всей его жизни, Дженсен вдохнул родной и знакомый запах и чуть не сдался. Практически готов был крикнуть «Иди ты на хуй!» и закутаться в его огромных руках, укрыться за его широкими плечами и умолять о прощении. Почти.
– Когда устроишься в Далласе, ты поймешь, что этим я тебе только сделал лучше, – тихо произнес Дженсен, заставляя собственные ноги двигаться к выходу и закрывая двери за собой.
Джаред не знал, как на ватных ногах добрался до дивана. Схватив подушку, он прижал ее к животу, словно пытаясь ослабить обосновавшуюся там боль, и он совсем не был уверен, что эта боль когда–либо уйдет. Он так и сидел там, даже когда звук отъезжающего грузовика Дженсена растаял в ночи. Бессмысленно глядя перед собой, он прокручивал в голове все события сегодняшнего дня, выискивая тот момент, когда все полетело к чертям. И проигрывая последние слова Дженсена, непонимающе нахмурился. 
«Когда устроишься в Далласе, ты поймешь, что этим я тебе только сделал лучше».
– Но я не еду в Даллас!

 

 

Глава 16

 

Ида стояла у мойки и выглядывала в окно на лужайку своего сада. Там на колесе, заменяющем качели, сидел Дженсен. Это колесо висело уже там с незапамятных временен, привязанное к могучей ветке дуба, накрывающего своей тенью летний домик.
Он сидел там с четырех утра. Ида точно знала время, так как он проскрипел половицами мимо ее спальни, спустившись вниз, и разбудил ее. Она видела в свое окно, как он бездумно топчет босыми ногами сочную траву, в то время как солнце едва окрашивает горизонт оранжевым восходом. Вздыхая, она дождалась, когда он устроится на колесе-качелях, закутавшись в одеяло, и вернулась в постель. Она понимала, что сейчас идти к нему нет смысла, ему сейчас не до этого.
Он забросил к ней Джейми вчера днем, и единственное объяснение, которое ей было дано, – так это то, что он не позволит Джареду портить себе жизнь из–за него. Еще сказал, что если оставить решение за Джаредом, то он останется, как бы не хотел все бросить и уехать отсюда. Так что Дженсен принял решение за него. Разрывая их отношения четко и бесповоротно, чтобы у Джареда не оставалось никаких причин торчать в этой задрипаной дыре.
Она тогда отвела Джейми в гостиную, сунула ему в руки пульт от телевизора и попыталась поговорить с Дженсеном. Но он так на нее посмотрел, что одного этого взгляда оказалось достаточно, чтобы промолчать. 
Она знала такое его состояние, помнила эти напряженные плечи – он принял решение, и ничего уже не заставит изменить его.
– Ба, а есть еще тосты? – подал голос сидящий за столом Джейми.
Ида глубоко вздохнула, с трудом отвела взгляд от окна и обернулась к мальчику с широкой улыбкой на лице.
– Еще тостов? Конечно, милый. Хочешь один с ореховым маслом?
– Да, пожалуйста.
И Джейми снова отвлекся на развернутый перед ним комикс.
Сунув в тостер хлеб, Ида посмотрела на вошедшего через заднюю дверь Дженсена. Ступая босыми ногами, он оставлял на полу за собой свежесорванные травинки.
– Доброе утро, – тихо произнес он, а когда взглянул на нее из–под своих пушистых ресниц, у Иды сердце сжалось – он всю ночь проплакал. Не надо быть гением, чтобы это понять. Глаза у него были припухшими и покрасневшими, а боль в них читалась просто невероятная.
– Хочешь яичницу? – стараясь не выдать голосом собственные переживания, просто спросила Ида.
Дженсен кивнул и улыбнулся, здороваясь с Джейми.
– Я только сначала в душ схожу, – хриплым голосом сообщил он им.
– Подожду, когда ты спустишься, – ответила женщина и тут же отвернулась, не в силах смотреть на печальное лицо внука. Его горе внушало одной ее половине сграбастать родного мальчика в объятия и стереть поцелуями следы слез на его щеках, а другая половина желала надавать этому непутевому парню тумаков, чтобы он не был таким долбанным… наивным дураком!
– А папа все еще грустит? – спросил так же тихо Джейми, когда бабушка поставила перед ним банку с ореховым маслом и положила тост на тарелку.
Глядя на мальчика, Ида непроизвольно сжала губы в тонкую линию. Его огромные зеленые глаза излучали такую же беспросветную грусть, что и у его отца, но, черт подери все на свете, если она позволит упрямому Дженсену сделать больно этому мальчишке! Не сейчас, когда они только что вернули его!
– Да, родной мой, – сказала она успокаивающе, потрепав его по макушке. – Но бабушка все исправит. Кушай, золотко, тосты, а мне нужно сделать парочку звонков.
*
Джаред сидел у себя на заднем дворе и потягивал холодную содовую, безразлично наблюдая, как капли холодного конденсата стекали по стенкам стакана, оставляя за собой извилистые дорожки.
– Па–па–па–па, – весело заливалась Дейзи, подползая к его стулу и хватаясь за штанину, поднялась на нестойкие еще ножки. Она широко улыбалась ему и продолжала гордо взывать:
– Па–па–па–па!
Довольно метко она сунула в рот цветочек маргаритки, который держала в руке, и принялась его жевать со счастливым выражением на прекрасном личике.
Нежно улыбнувшись, Джаред наклонился к ней, аккуратно пальцем выудил цветок из ротика и стряхнул на землю, к великому неудовольствию девочки.
– Цветочки не кушают, шалунишка моя, – ласково сказал он ей и хмыкнул, заметив ее взгляд, в котором явно читалось все, что она думает о его поведении.
Потом Дейзи отпустила его штанину, плюхнулась на землю и снова поползла дальше, задорно виляя попкой в подгузнике. Вот если бы она еще и сумела выдать грандиозный пук, то это был бы шикарный уход.
Утреннее солнышко ласково пригревало, и воздух вокруг был наполнен жужжанием различных насекомых, порхающих с цветка на цветок. Это мог бы быть великолепный летний день. Но, увы, он таким не был. Уже два дня прошло с тех пор, как Дженсен выкинул свой фортель и ушел из этого дома, а также – и из его жизни.
В первые сутки он едва мог собрать себя по частям. И шевелился он только ради Дейзи – кормил и менял ей подгузники. Однако сам даже не мог думать о еде. Первый день был днем боли и горечи потери. Того, что у них было, что могло бы быть и чего точно не будет. На вторые сутки он по-прежнему действовал на автомате – следил, чтобы у дочери было все что надо, но и сам смог, наконец, позволить себе попить. Хоть это и был всего лишь стакан содовой, но Джаред все равно считал, что это уже достижение. Второй день начался так же, как и первый – в большой кровати без обнимающего его Дженсена и с жутчайшим ощущением болезненной потери в каждой клеточке тела. Но также второй день был наполнен еще и злостью, разраставшейся внутри с каждой прошедшей минутой. Как только он мысленно вспоминал сказанные любимым слова.

За кого, черт подери, Дженсен его принимает? Он-то сам считал, что у них крепкие отношения! Что они вместе и что ничего нет такого, о чем они не могли бы поговорить! Что один всегда поддержит другого. Но очевидно он ошибался. Потому что Дженсен сам решил, что ничего не выйдет и ушел нахрен от него без каких–либо объяснений!
Ну, так и нахуй все! Если это упрямый дурак желает оставаться один – и пусть! У него есть Дейзи, и он не позволит какому–то деревенскому плохишу испоганить все то, чего они тут достигли! Он понимал, что должен прислушаться к своим инстинктам и держаться как можно дальше от Дженсена Эклза. Ну, так это не составит никакого труда! Без проблем.
Услышав звук подъезжающей машины и увидев, кто приехал, у Джареда глаза округлились от неожиданности.
– Мама? Папа? – удивленно воскликнул Джаред, вставая и подходя к родителям. – Вы что здесь делаете? Чего вы не предупредили меня, что приедете?
Широко раскинув руки, он обнял сразу обоих родителей и поцеловал каждого по очереди, с удовольствием вдыхая давно забытый родной запах.
– Пф-ф, я и не думала, что мне нужно разрешение, чтобы навестить своего ребенка, – насмешливо ответила Шерри Падалеки, выпутываясь из кольца рук своего сына. Она заметила подползающую к ним Дейзи и широко улыбнулась.
– А вот и она!
– Эм-м, мам, она мой ребенок, это я – твой ребенок, – улыбнулся Джаред, наблюдая, как Шерри подхватила малышку на руки и закружила.
– Не цепляйся к словам, Джей-Ти, ты прекрасно понимаешь, о чем я, – отмахнулась от его слов мама, даже не глядя на него, всецело поглощенная расцеловыванием нежных щечек Дейзи.
– Снимаю шляпу, папа, – ухмыльнулся Джаред отцу, хлопая его по плечу по дороге к дому. – Ты гораздо смелее, чем я.
Джерри, смеясь, в ответ шлепнул сына по заднице.
– Не дразни маму, – строго сказал он, но, наклонившись, прошептал в ухо: – Просто плыви по течению, сын, и со всем соглашайся. Вот так я и протянул тридцать лет.
На кухне родители уселись за стол, а Джаред приготовил всем кофе. И пока он передвигался туда–сюда по кухне, он чувствовал, как мать не сводит с него глаз.
– Мам, твои лазерные лучи скоро пронзят меня насквозь, – пожаловался Джаред, накладывая сахар в чашку папе.
– Следи за словами! – Шерри автоматически прикрикнула на сына и посмотрела на мужа. – Мы тут подумали остаться на пару дней. Отдохнуть немного на природе.
Она говорила это обыденным тоном, но Джаред знал ее лучше, чем она думала.
– Было бы прекрасно. Вы же знаете, как мы с Дейзи вам рады.
– Мы надеялись, наконец–то, познакомиться с Дженсеном, – добавила она и отметила, как напряглись плечи сына при упоминании этого имени.
– Это будет проблематично, мам, – прочистив горло, сказал Джаред, отчаянно надеясь, что в его голосе не слышно той горечи, которую он ощущал. – Мы с Дженсеном больше не вместе.
– Что случилось? – тихо спросила мама, не замечая предостерегающего взгляда Джерри.
Поставив чашки с кофе перед ними, Джаред забрал дочку из рук Шерри, посадил ее на стульчик и дал малышке печенье и воду в бутылочке–невыливайке. Потом присел сам, сделал глоток кофе, согревая заледеневшие внутренности горячим напитком.
– Если честно, то я не знаю, мама. Дженсен сам все решил.
– Ты говорил с ним?
– Нет, – Джаред покачал головой. – Мам, можно мы о чем-нибудь другом поговорим, а? Пожалуйста.
– Но…
– Шерри, – предостерег ее Джерри, но тут же ласково улыбнулся ей, понимая, что в ней заговорил материнский инстинкт. Он обратился к сыну только после того, как его жена принялась пить кофе.
– Так, мы пока ехали сюда, видели рекламу завтрашней ярмарки. Надо бы сходить.
– Эм-м, пап, не знаю, – засомневался Джаред. – Что-то мне не очень хочется.
– Ерунда, – отмахнулся Джерри и, наклонившись, нежно прихватил своей огромной лапой маленькую девочку за подбородок. – Нет лучшего способа провести летний день, чем сходить со своей внучкой на ярмарку.
– Вот и договорились, значит. Так и поступим. А теперь, будь хорошим мальчиком, Джей-Ти, принеси наши вещи из машины и оставь их в нашей комнате.
Она прикусила губу, когда заметила, как ее красавец–сын, тяжело вздыхая, встал со стула и поплелся на улицу, всем своим видом походя на обиженного подростка. Посмотрев на сидящего напротив мужа, она тоже тяжело вздохнула.
– Ида была права – настало время взрослым вмешаться.
*
– Но, папа, я хочу пойти! Можно мы пойдем?
Дженсен нервно взъерошил свои волосы и огляделся вокруг, сталкиваясь взглядом с двумя парами зеленых глаз, одной парой синих и еще парой карих. И у всех было одинаково просительное выражение. Хотя Джейми, конечно же, полностью затмил жалкую попытку Криса состроить «щенячьи глазки». 
– Джейми, – начал Дженсен, присев перед сыном на корточки. – Мне сейчас совсем не хочется видеть многочисленную толпу людей. Почему бы тебе не сходить с дядей Крисом, тетей Сэнди и бабушкой?
Вы прекрасно проведете время.
– О, да ради бога! – От двери раздался ворчливый возглас. – Дженсен Росс, надевай свою куртку и ботинки сейчас же! Мы идем на ярмарку и никаких гвоздей! – Даффи предупреждающе пригрозила пальцем собравшемуся было протестовать Дженсену. – Ни слова!
– Ну, давай, красавчик, – улыбалась ему Элси, цепляя его за руку и хитро подмигивая. – Мы пойдем с тобой как бы на свидание. И если тебе повезет, я позволю полапать меня на чертовом колесе.
Дженсен вздохнул, плечи его опустились под таким напором.
– Ладно, Джейми. Но пойди надень кепку, сегодня жарко, и я не хочу, чтобы ты заработал солнечный удар.
У него совсем не было настроения таскаться по Джекменскому полю под многочисленными пристальными взглядами всех, кто в курсе за его жизнь. И уж тем более у него не было никакого желания столкнуться с Уэллингом или же, упаси боже, с Джаредом. От одной этой мысли желудок скрутило узлом. Он не выходил от бабушки два дня и, понятное дело, не был еще уверен, что в силах лицезреть горечь обвинения на лице Джареда или самодовольное высокомерие Тома. Но, очевидно, выбора у него не было.
*
– Ты только посмотри на эти необычные баночки с чатни*! – ворковала Шерри, таская Джареда от одного прилавка с разными изделиями к другому. – Я хочу взять с собой несколько.
– Мам, – Джареда это немного сбило с толку. – Ты же даже не любишь чатни…
– Ой, успокойся, Джаред. Это же моя первая настоящая сельская ярмарка, и я собираюсь тут купить каждого товара по штучке, а то и по две. Так что замолчи и не мешай матери наслаждаться праздником. – Предупредила сына Шерри и тут же радостно добавила: – Ты только посмотри на эти славные миниатюрные этикетки!
И она, раскрыв кошелек, оплатила две баночки, которые тут же сунула в корзинку в коляске Дейзи.
– Джей!
Джаред замер столбом, услышав голос Джейми, но набрав полную грудь воздуха и натянув на лицо, как ему казалось, милую улыбку, обернулся на звук спешащих к нему шагов.
– Привет, дружище!
Джаред поприветствовал мальчика раскрытой ладонью и тот хлопнул по ней своей ладошкой.
– Классная кепка! – добавил он и опустил козырек ему почти на нос. – Так даже лучше, – поддразнил он мальчишку.
– Ну, Дже-ей! – Джейми приблизился и обнял великана. – А мы тут на ярмарке уже, наверное, целую вечность! И я уже съел два хот-дога, гамбургер, курицу на палочке и еще пончик!

– Боже правый! Я впечатлен, – с ноткой неподдельного страха сказал Джаред. – Не тошнит или еще есть место для сладкой ваты?
– Определенно в скором будущем туда еще и печенье попадет.
Джаред поднял взгляд и наткнулся на еще одни зеленые глаза. От этого тягучего акцента внутренности так и скрутило, словно в животе включили режим стирки на максимальных оборотах.
– Приятно было увидеться, Джейми, – Джаред поцеловал мальчика в макушку. – Повеселись на ярмарке.
– И где твои манеры, Джей-Ти? – его мать, оттолкнув сына, протянула руку Дженсену. – Ты, я думаю, и есть Дженсен, а этот сорванец – твой сын Джейми. Меня зовут Шерри, я мама Джареда, а это мой муж Джерри.
Дженсен покраснел и пожал ей руку.
– Рад знакомству, мистер и миссис Падалеки. Я не знал, что вы приедете.
– Откуда тебе...? – зло бросил Джаред и, не обращая внимания на взгляд матери, отвернулся к прилавку с ненавистными баночками чатни.
– Мы решились в последнюю минуту, – пояснила Шерри. – Просто захотелось уехать загород. Услышали, вот, что тут происходит много всякого интересного.
– Эй, мой мальчик! – крикнула Элси, когда вся банда, вместе с Крисом и Сэнди, подошла к ним.
Она подставила щеку, и Джаред поцеловал ее. Своей маленькой рукой она нежно погладила его по щеке и, пытливо заглядывая в ореховые глаза, спросила:
– Как тут поживает мой будущий второй муж?
Джаред улыбнулся, кажется, впервые за эти дни по–настоящему.
– Я отлично, а как поживает моя будущая первая жена?
Элси пожала плечами и ухватила Дженсена за руку.
– Вот, гуляю тут с новым бойфрендом. – Она заговорщически подмигнула Джареду. – Пообещала ему, что если он будет хорошо себя вести, то разрешу ему полапать меня на чертовом колесе.
Дженсен задохнулся от смущения, а Элси захохотала и ущипнула его за задницу.
– А если уж ему совсем повезет, то мы покатаемся в тоннеле любви!
И она широко улыбнулась Джерри, который стоял с коляской и смеялся в голос.
– Ух, а это у нас кто? Привет, я Элси. А ты, должно быть, муж номер три.
– Она мне нравится! – Джерри, смеясь, поцеловал Элси руку. – Если ты не против, Дженсен, то я украду твою девушку и сам ее покатаю в тоннеле любви.
– Ни в коем случае! – Дженсен сказал, а сам еле смог оторвать взгляд от профиля Джареда. – Но будьте осторожны, Джерри, она любит руки распускать.
Все, о чем он сейчас мог думать, – это как протянуть руку и убрать растрепавшуюся челку с любимых глаз. Сделать что-то, что поможет стереть эту боль с его лица. Как же он себя ненавидел за то, что стал причиной этой горечи в глазах. 
– Итак, если мы тут все собрались, то можем и погулять вместе. Нам самим не помешает сделать кружок на чертовом колесе, Шерри. – Громко заявила Ида, беря под руку Шерри.
– Мама…
– Прекрасная идея! – подхватила та и двинулась вперед под ручку с Идой, возглавив всю остальную банду.
– Пойдемте, Джаред, Джерри, не тормозите, – крикнула она своим мужчинам через плечо.
Джаред искоса взглянул на Дженсена и виновато пожал плечами.
– Извини, – пробормотал он, изо всех сил впиваясь пальцами в ручку коляски. – Потом придумаю что-нибудь, чтобы отмазаться.
– Из-за меня не надо, Джаред, – с тихой грустью произнес Дженсен.
– Ты-то тут причем? – немного насмешливо отозвался Джаред и зашагал вслед за отцом и Элси.
Дженсен тяжело вздохнул и потер лицо ладонью. Вот именно поэтому он не хотел сюда идти. Разве недостаточно он причинил боли этому парню? Не надо было ему здесь появляться!
– Эй, сынок, – раздался рядом спокойный голос Криса, и его рука легла Дженсену на спину. – Хочешь пива?
Дженсен безрадостно рассмеялся и признался:
– Ты себе даже и представить не можешь, как я хочу.
Он обернулся к Крису, единственному человеку, которому он более-менее внятно объяснил причины своего поступка и с которого взял клятву молчать и никому не говорить об этом, даже своей жене. Нетвердой рукой он взъерошил себе волосы.
– Я просто хочу поддержать его, понимаешь? Сказать ему, как я сожалею, что я не хотел его так сильно обидеть. Поцеловать его так, чтобы боль ушла.
– Так действуй! – убеждал его Крис, понимая, как сильно они оба сейчас страдают. Однако Крис также понимал и то, что Дженсен считал свои действия правильными.
– Не могу, Крис, – он покачал головой. – Если я так поступлю, то он останется и всю жизнь будет сожалеть об этом.
– Да откуда тебе, черт подери, известно, что он будет сожалеть? – Крис решительно остановился и повернул Дженсена к себе лицом. – Что именно он сказал о той встрече?
Дженсен покраснел.
– Джен? Он же тебе что-то рассказывал, да?
Неуверенно пожав плечами, Дженсен переступил с ноги на ногу.
– Вообще-то я его не выслушал.
Крис с силой сгреб Дженсена за грудки, глядя ему прямо в глаза.
– Что? Этого ты мне как раз и не сказал, взбесившийся ты идиот! – Крис явно расстроился. – То есть, ты хочешь сказать, что он не успел войти в дом, как ты ушел от него? Даже не выслушав ничего о том, что там было?
Он отпустил Дженсена и устало провел рукой по своим длинным волосам.
– Черт тебя подери, парень! Я тебя люблю, конечно, но ты даже представить себе не можешь, как я хочу тебе сейчас врезать!
– Встань в очередь, – буркнул Дженсен и проследовал за небольшой толпой вглубь ярмарки.
*
Первый час ушел на поедание сахарной ваты, глазированных яблок, многочисленных хот-догов и литров содовой.
Второй потратили на три поездки на мини-горках, шесть кругов на карусельных лошадках, четыре посещения Дома с привидениями и одну прогулку по тоннелю любви для Элси и Джерри. Все это происходило вперемешку со стрельбой в тире, где отстреливали бедных уточек ради больших плюшевых мишек и всяких шариков-сувениров, положенных на такой ярмарке. К тому времени, как они добрались до колеса обозрения, Джейми едва держался на ногах, но все равно настаивал, что продержится до последнего и сможет понаблюдать закат с вершины колеса.
Дженсен улыбнулся и ласково потрепал Джейми по голове. Наступал вечер, и лучи заходящего солнца озаряли окружающие поля; огни аттракционов переливались всеми цветами в наступающих сумерках, расцвечивая все вокруг. Он согласился покататься с ним на колесе, снисходительно улыбнувшись своим мыслям – малыш заснет раньше, чем они доберутся до верхней точки, так что закат он все равно вряд ли увидит, но Дженсен просто не мог отказать этим зеленым глазам. К сожалению.
– Я хочу, чтобы Джей тоже поехал с нами! – Джейми твердо заявил, по очереди оглядывая то одного парня, то другого. – Мы втроем поедем.
– Джейми… – начал было нерешительно Джаред.
Он совсем не хотел расстраивать мальчика, но тот просил о таких вещах, которые делают с семьей, а они ведь больше не семья. Не было никакого смысла тешить ребенка надеждой.
– Ну, пожалуйста, Джей, – заныл Джейми. – Мы же решили это еще в субботу, когда я приехал. Что мы втроем поедем на чертовом колесе смотреть закат. Ты обещал! – Он обернулся к отцу. – Вы оба обещали!
Джаред ощутил на себе взгляды всех собравшихся и краем глаза заметил, как Дженсен тоже нервничает и теребит край своей футболки.
«И что, ты струсишь? – прошептал ему внутренний голос. – Ты хочешь, чтобы Эклз подумал, будто у тебя не хватит нервов посидеть с ним в одной кабинке?» 
– Ты прав, Джейми. Извини, – Джаред выпрямился и погладил мальчика по голове. – Я обещал, а я свои обещания держу. Мое слово – кремень.
– Это что еще, нафиг, значит?! – возмутился Дженсен. – Я никаких обещаний не нарушал!
– Вряд ли сейчас подходящее время это выяснять, Эклз. 
Джаред взял за руку Джейми и встал в очередь на колесо обозрения.
– Идешь? Или боишься облажаться и завизжать как девчонка, когда мы будем наверху?
Дженсен проигнорировал смешки окружающих – особенно громко хмыкала его собственная бабушка – и, прищурив глаза, вразвалочку подошел к Джареду и Джейми. 
– Давай проверим, – протянул он и встал в расслабленной позе, сунув большие пальцы в задние карманы своих джинсов.
– Уж проверю, – елейным голосом согласился с ним Джаред. – Ты же сам не можешь с этим справиться, да? Не поэтому ли ты решил с ходу взяться за дело? – каждое слово Джареда буквально сочилось сарказмом. 
– Эм-м, парни, ваши билеты?
Парни покраснели и вместе с Джейми протянули свои билеты. В первую же кабинку они усаживались один за другим. И как только работник опустил поручень и принялся закреплять замки, Джейми вдруг заголосил:
– Подождите! Я хочу в туалет!

– Потерпеть не можешь? – спросил его Дженсен, нехотя глядя над головой сына на сидящего напротив Джареда. – Если сейчас пойдешь в туалет, то пропустишь закат.
Джейми нетерпеливо заерзал и кивнул работнику, держащему поручень, сразу, как только тот подмигнул стоящей неподалеку Иде. К счастью, ни один из двух мужчин в кабинке не увидел ответный кивок Иды.
– Нет, не могу, пап. Я описаюсь!
– Ладно, ладно, не паникуй, я отведу тебя! 
Поручень поднялся, и Джейми выскочил обратно на площадку.
– Эй, парень, ты что делаешь? – крикнул Дженсен, когда работник аттракциона толкнул его обратно на сиденье, защелкнул его поручни и нажал красную кнопку, включая колесо.
– Что тут, блядь, происходит? – заорал Джаред, когда понял, что кабинки начали движение. – Почему больше никого не пускают? Это ты задумал? – обернулся он к Дженсену.
– Ничего я не делал! – крикнул в ответ Дженсен и перегнулся через поручень, отчего кабинка зашаталась.
– Прекрати, а то мы вывалимся! – Джаред крепко вцепился в закрепленный поручень.
– Не говори глупостей! Это ведь защитный поручень, – фыркнул Дженсен и, перегнувшись еще дальше, так как их кабинка уже поднялась высоко, сердито гаркнул вниз: – Ида Розмари Бартон Эклз! Что ты вытворяешь?!
Ида, взяв у рабочего мегафон, приложила его к губам, и несколько прохожих остановились, чтобы послушать, что же она скажет.
– Не ори на меня, Красавчик Дженсен Росс Эклз! Тебя это тоже касается, Джаред Тристан Падалеки! Теперь вы меня выслушаете, и слушайте внимательно! Вы оба – пара слишком упрямых ослов, и мы не желаем сидеть сложа руки и смотреть, как вы гробите самое прекрасное, что может произойти с вами в жизни.
– Я ничего не гробил…
– Кажется, Ида еще не закончила, молодой человек! – Шерри крикнула в мегафон и тут же обратилась снова к Иде: – Продолжай, дорогая, у тебя прекрасно получается.
– Благодарю покорно, Шерри. В общем, у вас там есть десять минут, чтобы поговорить и разобраться во всех ваших чертовых непонятках! Так что кончайте придуриваться и решайте уже все поскорее, потому что мне нечем расплатиться с Вилли Морганом, чтобы зафрахтовать это чертово колесо больше чем на десять минут. 
Она весело подмигнула молодому парнишке–рабочему и засмеялась, когда он покраснел в ответ.
– Так, я все сказала. Очередь за вами. Все – конец связи. 
– Блядь, не могу в это поверить! – выдохнул Дженсен и откинулся на сиденье.
– С чего бы это, – буркнул Джаред. – Это же твоя бабушка. – Он нервно осмотрелся. – Она же не собирается нас оставить на самом верху?
– Как ты и сказал, почему нет, это ж моя бабушка.
Джаред тяжко вздохнул, провел рукой по волосам и негромко вскрикнул, когда конструкция скрипнула, клацнула, и кабинка остановилась, слегка покачиваясь на вечернем ветру. Он взглянул на каменное лицо Дженсена и, сощурив глаза, насмешливо произнес:
– А ты дерьмово выглядишь. Пустился во все тяжкие, да?
– Плохо спал, – просто ответил Дженсен, рассматривая дальние поля.
– Мне полагается тебя пожалеть?
– А тебе хочется? Ты и сам выглядишь не лучше.
– Козел!
– Тугодум!
– Почему? – тихо спросил Джаред.
– Что почему? Почему ты тугодум? – Дженсен понимал, что его попытка пошутить была неудачной. Но он не знал даже, почему он оказался здесь. А вот напряженные плечи Джареда служили прекрасным ответом.
– Послушай, Джей. Так будет лучше. Со временем ты сам поймешь…
– Когда вернусь в Даллас? – Джаред повернулся на сиденье к нему лицом.
– Именно, – подтвердил Дженсен. Он протянул руку, намереваясь положить ее на бедро любовнику, но остановился. – Когда ты там устроишься, ты найдешь кого-нибудь другого и забудешь то время, что провел в этом захолустье. Кого-то, кто сможет дать тебе больше, чем я.
–Хм-м-м, – задумался Джаред, пристально глядя в родные зеленые глаза. – Наверное, ты прав. Когда я вернусь в Даллас… Но позволь задать тебе один вопрос.
– Конечно, – тут же ободряюще кивнул Дженсен.
– Какого хрена ты решил, что я уеду в Даллас?
Дженсен пожал плечами, и в его глазах мелькнуло сомнение.
– Ну…у тебя была встреча, и Крипке собирался тебе предложить… предложение, от которого ты не отказался бы… – и он смущенно замолк.
Всматриваясь в самую глубину этих любимых зеленых глаз, у Джареда в мозгах словно лампочка зажглась, и ее свет рассеял туман, окутывающий его разум вот уже двое суток. Ну, конечно же!
– Ага, давай-ка посмотрим, все ли я правильно понял. – Начал Джаред, постукивая пальцами по своему бедру. – Значит, в ту минуту, когда Крипке дозвонился до меня, и я согласился с ним встретиться для рассмотрения его предложений, ты автоматически решил, что я на все соглашусь, соберу свои вещички в сумку, суну ее вместе с Дейзи в машину и скажу на прощание тебе и всей Утопии поцеловать меня в мой волосатый зад?
– Я хотел бы, чтобы ты его принял, – Дженсен раздраженно взъерошил свои волосы. – Там твое место! В той быстрой жизни, которой здесь не найдешь! Ты же скучаешь за всем этим ажиотажам и напряжениям дедлайна и контрактов, признайся. Я же вижу.
– Конечно я скучаю, я и не отрицал этого никогда. Еще я скучаю по моей учительнице из третьего класса, миссис Вайн. Но я же не собираюсь мчаться к ней, чтобы посидеть на задней парте, глядя с тоской на ее декольте. Ни слова! – тут же сказал он, заметив, как брови Дженсена поползли вверх. – Сделай вид, что ты этого не слышал.
– Джей, здесь тебе не место, – вздохнул Дженсен. – Все, что ты тут в Утопии будешь делать, – это гулять, жизнь здесь движется едва ли на скорости спортивной ходьбы. Ты спятишь тут. Если останешься… – он замолчал и опустил взгляд на свои сцепленные руки.
– То что?
– Однажды ты проснешься, посмотришь на меня и поймешь, что променял всю свою жизнь на меня, а я не стою этого. Я попросту не выдержу, если ты будешь сожалеть об этом. – Его голос задрожал от избытка эмоций.
– Сожалеть о чем? – тихо спросил Джаред. – О том, что выбрал тебя? О том, что люблю тебя?
И он тяжело вздохнул, получив в ответ согласный кивок. Пока он переваривал все сказанное, его пальцы стучали по бедру все быстрей и напряженней.
– Хорошо, – твердо произнес он и взял руки Дженсена в свои ладони, тем самым заставив того смотреть себе в глаза. – Вот как бабуля сказала – теперь слушай внимательно. Не знаю, то ли тебя в детстве уронили или это во время многочисленных минетов у тебя мозги через член высосали…
– Чего?
Снизу до них донесся возглас Иды в мегафон:
– Дженсен Росс, Джаред еще не закончил!
– Спасибо, ба! – крикнул в сторону Джаред и продолжил, крепче сжимая пальцы Дженсена. – Я только хочу сказать, что ты самый тупой деревенщина, которого мне доводилось встречать. Да ты, вообще–то, совершеннейший чудик. Тут на ярмарке наверняка нашлось бы для тебя место. Я скажу тебе, что ты можешь мне предложить, ты, чудила! Себя! Твой смех, твою непомерную доброту, невероятное терпение, твою любовь к малышке Дейзи и твое мастерство, это же видно по твоему поясу с инструментами. Что еще? Ах, да. Твое великолепное тело и эти твои выкрутасы с языком, от которых мне крышу сносит, и я уверен, что ты мне не все показал. Но главное – это твое сердце. Никто никогда не давал мне почувствовать себя настолько любимым, как это делаешь ты, Джен. И никого и никогда мне не хотелось любить в ответ в десять раз сильнее. Даже если ты кидаешь мокрые полотенца на пол, а кофе пьешь такой крепкий, что можно подавиться. Так что даже простое предположение, будто я пожалею, что люблю тебя, вызывает во мне желание выкинуть тебя из этой кабинки нахрен! 
Он широко улыбнулся.
– О, и еще для протокола, прежде чем ты выкинешь какую-нибудь глупость типа расставания со мной. Я ни сейчас, ни когда бы то ни было не собираюсь переезжать в Даллас!

Он задумчиво покачал головой.
– Ну, разве что пару раз в месяц на стратегические совещания… 
– Стратегические совещания? – эхом повторил Дженсен, кивая на каждое слово, сказанное Джаредом.
– Ага, – Джаред тряхнул головой, и темные волосы упали ему на глаза. – Крипке захотел меня обратно. Чейз к чертям собачьим запорол большой проект, и Паттерсон пригрозил, что уйдет в другое агентство, если я не возьмусь руководить командой. Он мне все предлагал, вплоть до своего первенца, лишь бы я согласился, но я сказал «нет». 
И еще сказал, что я счастлив как никогда, влюблен и живу в прекраснейшем месте на Земле и что у меня совсем нет желания возвращаться на эти крысиные гонки. Но… – и он поиграл бровями, весело глядя на внимательно слушающего Дженсена. – Я сказал, что не прочь найти компромисс. Если он меня возьмет на работу, а я буду работать из дома, связываться с командой через конференц-звонки и приезжать в город не чаще двух раз в месяц. Но чтобы все мои часы были полностью учтены. И по ночам я работать не буду, если только при самой крайней необходимости, и выходные остаются полностью неприкосновенными. И что я согласен получать обещанную двойную зарплату и возглавить отдел. Спасибо большое. – И последние слова он уже произносил на выдохе и довольной улыбкой на губах. – Он чуть руку мне не сломал, пожимая.
– Серьезно? – Дженсен, не веря, смотрел на него, открыв рот. – Ты не уезжаешь?
– Нет, дурачина ты этакая! – Джаред подтвердил, поднимая руку и стирая слезы, медленно текущие по веснушчатым щекам Дженсена. 
– Ты узнал бы это еще тогда, если бы позволил мне открыть рот, когда я вернулся, вместо того, чтобы жечь себя на костре как гребаная Жанна Д'Арк!
– Боже мой, – Дженсен наконец задышал и взял в ладони лицо Джареда. – Я такой тупой... Какой же я идиот!
– О да, это я и имел в виду во фразе про высасывание мозга через член. 
Джаред положил руку на затылок любимому и придвинул его лицо ближе.
– Я люблю тебя, – нежно выдохнул он в пухлые губы. – Но никогда так больше не поступай со мной.
Дженсен обнял его за плечи.
– Я люблю тебя и обещаю никогда так не делать. Мое слово – кремень.
И не обращая внимания на то, как любимый закатил глаза, и на реплики с земли, он прижался губами к губам Джареда, слизывая готовую сорваться с этого ядовитого язычка шуточку. Руками он зарылся в волосах Джареда и спиной чувствовал тепло его рук и как с силой сжались пальцы, когда кабинка дрогнула и повезла их обратно на землю.
– Вижу, наше время кончилось, – усмехнулся он, торопливо поправляя футболку, внезапно вспомнив, что внизу их ждали родители Джареда и его сын.
– Никогда, мой мастер, – улыбнулся ему Джаред. – Ты теперь застрял со мной. 
Дженсен вылез из кабинки и протянул руку, чтобы помочь Джареду, но сначала склонив к нему голову и прошептав в эти прекрасные губы:
– Давай проверим.

 

Эпилог

 

Джаред в который раз проверял содержимое портфеля Дейзи. Он был уверен – что-то обязательно забыл, просто еще не понял что.
– Ох, блядь! – выругался он, ударившись о ножку стула, и заметался по кухне.
– Что ты делаешь? 
В дверях стоял Дженсен.
– Я, конечно, совсем не против таких вот импровизированных танцев.
– Перестань ржать и иди лучше помоги, – и Джаред плюхнулся на стул, потирая ударенный палец, скривившись от боли.
Дженсен проглотил готовый вырваться смешок и, усевшись напротив Джареда, положил его ногу себе на колено. Однако улыбнуться все же пришлось – Джаред расслабленно закрыл глаза, наслаждаясь теплыми прикосновениями его пальцев к ступне.
– Так хорошо? – спросил Дженсен, низким голосом.
– М-м-м, слишком даже. А где Дейзи? – открыл Джаред один глаз, чтобы убедиться что на кухне они одни.
– Она по телефону с Джейми разговаривает.
Дженсен принялся поглаживать выступающую косточку ступни.
– Старший брат хочет пожелать ей удачи в такой особый день. 
Он поглядел в наполненные слезами карие глаза и слегка сжал палец на ноге Джареда. 
– Ну, Господи, какая же ты девчонка. Прояви хоть твердость характера, ты же из Техаса!
– Заткнись, – фыркнул Джаред громко и тыкнул Дженсена в живот свободной ногой. – Ты меня не обманешь, мастер. С виду ты такой непрошибаемый, но я знаю, в душе ты плачешь. Не смотри так на меня и не говори, что не хочешь сгрести ее в объятия и никогда никуда не отпускать. Ты ведь всегда надеялся, что это день не наступит!
– Я никогда так не драматизировал, – парировал Дженсен. – Вижу, что парня можно вытащить из города, но город вывести из парня невозможно.
– Повторяю – заткнись.
– Перестаньте, я не хочу больше братиков, – раздался нежный голосок от двери. – Но сестричка – это хорошо.
Большие карие глаза внимательно осмотрели отцов, и затем девочка тряхнула своими светлыми локонами.
– Пока она не будет трогать мои вещи, конечно. А можно мне устроить вечеринку с ночевкой, а пап, как думаешь?
Дженсен хмыкнул и сбросил ногу Джареда с колена. Первым делом он подумал – не стоит ли поговорить с Дейзи о том, что у нее вряд ли будут еще братишки или сестренки, и что она останется главной в семье навсегда. А еще важнее даже было бы сказать ей, что от массажа ступней дети вообще-то не рождаются.
– Ночевки – это классная идея, Крошка Дейзи, – согласился Дженсен, расставляя руки и помогая ей взобраться к нему на колени. – Но, может, тебе в свой первый день в школе подумать об уроках сначала, а потом уже составлять распорядок своей внешкольной жизни? 
Джаред умилялся, глядя на озадаченное личико девочки. Ему было так хорошо рядом с этими людьми, ставшими для него самыми важными в жизни. Хоть сегодня день и был немного окрашен грустью – но вполне естественной грустью, как заверила его Ида – он все равно не мог до сих пор поверить, что ему посчастливилось иметь такую семью. Никак он не мог осознать, что прошедшие четыре года пролетели так быстро, что и моргнуть не успел. 
На протяжении этих лет случались и горести и радости, но они прошли через все вместе. Банда потеряла двух своих членов – Элси ушла во сне два года назад, а Ви восемь месяцев назад уступила пневмонии – ее маленькое тело не справилось с болезнью. Ида и Даффи, теперь еще крепче сдружились, и по-прежнему устраивали свои воскресные партии в бридж, с неизменными стаканами холодного чая с алкоголем для ушедших, но незабытых подруг.
У них с Дженсеном тоже случались взлеты и падения, главным образом из-за уверенности его партнера в том, что однажды он все-таки пожалеет, что не вернулся в Даллас и бросил там свою карьеру. Дженсен просто был уверен, что он недостаточно хорош для него. Такие моменты часто сопровождались криками, руганью и зашибенным примирительным сексом. Джаред, в общем-то, не отрицал тот факт, что иногда он, может быть, специально провоцировал такие ссоры, хотя Дженсен и пытался убедить его, что совсем необязательно нарываться на драку, чтобы получить горячий секс – стоит ведь только попросить. И часто в таких случаях Джаред с членом Дженсена во рту, бормотал, что так было бы неинтересно, и вообще он занят, а мама его учила не разговаривать с полным ртом.
– Ты куда улетел? – выдернул его из мыслей тихий вопрос Дженсена, а его длинные пальцы легонько убрали упавшую на глаза челку в сторону.
– Ты чего, папа? – Дейзи радостно похлопала ладошкой по щеке Дженсена. – Он же на стуле все время сидел!
И она живо слезла с одних колен и тут же взгромоздилась на второго папу и крепко обняла его за шею.
– Уже пора идти, папочка?
– Скоро. Ты только надень свое пальтишко и шапочку и возьми портфель. И вот тогда мы пойдем.
Он втянул носом ее детский запах, который перебивал и дынный аромат геля для душа, и клубничный шампунь, и даже, если Джаред не ошибся, он услышал нотки туалетной воды «Хана Монтана», которые прислала ей на Рождество Женевьев.
– Я подумала, – сказала она, извиваясь в его руках и взяв своими крошечными ладошками папино лицо. – Если тебе станет одиноко, я могу прийти домой на ланч. Если ты хочешь.
Джаред улыбнулся и поцеловал ее в нос, зная, что ее предложение было больше для него, чем для нее самой – его дочь была в курсе, какой неженка скрывался внутри ее мускулистого великана папы Падалеки. 
– Посмотрим, как я себя буду чувствовать, но уверен, что справлюсь, – все же поблагодарил он дочь.
– Не волнуйся, ребенок, – Дженсен успокоил ее и поднял ее портфель. – Я буду обедать с папой, и не дам ему загрустить.
Дейзи сморщила носик, соскользнула с коленей Джареда, и снова пристально осмотрела обоих отцов. 
– Вы будете целоваться?
Дженсен рассмеялся и потянул ее за косичку. 
– Может быть, мисси. А тебе-то что?
– Ничего, – она пожала плечами, просовывая руки в рукава своего пальто. – Это хорошо, что я буду в школе, если будете тут целоваться.
– Вот класс – еще нет и пяти, а от обнимающихся родителей ее уже тошнит. 
Дженсен улыбался, наблюдая, как подпрыгивают светлые косички на ее голове, пока она носилась по кухне. – Ее надо подготовить до того, как начнутся уроки сексуального воспитания.
– Они же так не сделают, правда? – испуганно заглядывая ему в лицо, спросил Джаред.
– Нет, Джей, до старшей школы не сделают. Они не преподают сексуальное образование в детском саду, дурачина.
– Я готова! Давайте уже, папы! Я не хочу опоздать в мой первый день в школе, – вопила Дейзи. Девчушка так и вибрировала вся от перевозбуждения. – Поехали уже!
– Хорошо, хорошо! – согласно кивнул Джаред и подхватил ключи со стола. – Поехали.
– Ты же тоже едешь, пап? – спросила Дейзи Дженсена по дороге к джипу; тот кивнул, открывая дверцу своей машины.
– Конечно еду, Крошка Дейзи. Мне сегодня надо на работу, поэтому я на своем грузовике, но мы встретимся в школе. – Он, (-) пристегнул ремни безопасности на сидении Дейзи у Джареда в джипе, поцеловал ее в светлые волосы. – Ты же не думаешь, что я пропущу такой важный день?
Через пятнадцать минут Джаред притормозил у школы, следом подъехал и Дженсен. Он обернулся назад, где на сидении Диснеевской принцессы сидела его малышка.
– Мы приехали. Готова? – спросил он свою дочь, а у самого от нервов желудок в узелок скрутился.
– А ты? – в открытом окне раздался глубокий родной голос. Он покраснел, а Дженсен рассмеялся. Пробормотав что-то неразборчиво, Джаред вылез из автомобиля.
А когда закрыл дверцу, толкнул Дженсена и прошептал ему в самое ухо:
– Помолчи лучше, а то я расскажу одну интересную историю, услышанную от ба, про то, как кое-кто разревелся, как девчонка, и отлеживался в школьном медпункте в первый день Джейми.
Дженсен слегка побледнел и кивнул, рукой изображая закрытую молнию на губах. Он отошел, давая Джареду обойти машину к заднему сидению, где сидела Дейзи. О, да, ему предстоял серьезный разговор с бабушкой! Ее не закрывающийся рот, все еще доставляет ему неприятности. Но вернувшись из своих мыслей, он улыбнулся Дейзи, держащей отца за руку… или это отец вцепился в руку своей дочери? Так сразу и не скажешь. Дейзи выглядела такой повзрослевшей в школьной форме, но в то же время была такой крошкой, что у Дженсена в глазах защипало, когда его любимые зашагали к нему. Однако от самодовольного выражения на лице Джареда он закатил глаза, и, протянув руку малышке, зашагал с ними к зданию школы.
*

– Джаред, ты еще здесь?
Джаред провел рукой по лицу и вздохнул, поправил наушник и придвинул микрофон ближе к губам. 
– Да, извини, Эрик. Что ты сказал?
– Я сказал, что МакДональд хочет встретиться, чтобы еще раз обсудить сценарии рекламных роликов. Понятия не имею, что там у них засвербило в заднице, но Сэра считает, что это наверняка из-за того, что дочь МакДональда положила на тебя глаз.
И босс захихикал.
– Уверен, что ты не сделал ничего, чтобы переубедить ее, – покачал головой Джаред.
– Эй, это хорошо для бизнеса, – воскликнул Эрик, и Джаред, игнорируя радость работодателя, быстро открыл окно своего календаря на экране стоящего перед ним монитора. – Ладно, я могу в пятницу на следующей неделе, но утром, я не собираюсь пахать в ночь на выходные.
– Я знаю, знаю, – пробурчал Эрик. – Я все устрою и пришлю по электронке детали. Хорошо, Джей, состыкуемся позже.
– До встречи.
Джаред нажал на кнопку на телефоне, лежащем возле клавиатуры, заканчивая разговор. Положил наушники на стол, откинулся на спинку кожаного кресла и оглядел свой кабинет. 
Стены были покрыты рекламной раскадровкой вперемешку с плакатами от кампаний, которые он провел за прошедшие четыре года, и с закорючками, которые нарисовала Дейзи. На большом столе из красного дерева стояли фотографии: Дейзи и Джейми вместе, они всей семьей вчетвером и его любимая – где они вдвоем с Дженсеном. Их фотографировал Джейми на озере, когда приезжал на каникулы прошлым летом. Дженсен на тринадцатый день рождения купил сыну его первый цифровой фотоаппарат, и подросток уже становился вполне опытным фотографом. Он поймал момент, когда свет падал так, что брызги искрились на солнце, когда они с Дженсеном дурачились в воде. Джейми нажал на спуск в то мгновение, когда Дженсен притянул Джареда для поцелуя, на их лицах светились полные любви улыбки. Плюс, на этой фотке у Дженсена по голой груди стекали ручейки кристальной воды, и это была еще одна причина, почему он любил именно это фото.
Две теплые ладони погладили его по плечам и нырнули под застегнутую на все пуговицы рубашку. Джаред замер.
– Дженсен?
– А ты ждал кого-то другого? – шоколад в любимом голосе растаял прямо ему в ухо.
– Сегодня четверг? – выдохнул Джаред, закусывая нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть, когда нежные пальцы сжали его соски.
– Нет, сегодня понедельник, – шептал Дженсен и, целуя его челюсти, щекотал отросшей щетиной.
– Тогда – нет, – произнес Джаред, откидывая голову назад и давая больший доступ к своей шее.
– Смешно, – промурлыкал Дженсен и крутанул кресло так, что Джаред оказался к нему лицом, а он тут же влез к нему на мускулистые бедра. – Я подумал, что ты на ланч захочешь чего-нибудь питательного.
Он наклонился вперед и вжался в теплые, мягкие губы, проскальзывая языком в такой знакомый, чувственный и жаркий рот.
– Питательного? – выдохнул Джаред прямо в сводящие с ума губы, сжимая пальцами шикарные, затянутые в джинсу, ягодицы любовника. – Например, чего?
– Меня, – Дженсен, быстро расправлялся с пуговицами на рубашке, скрывающей от него великолепную мощную красоту мускулистой груди. 
– А если еще и шоколадный пирог впридачу, то ты просто сделаешь мой день. – Сказал Джаред, прервал исступленное расстегивание своей рубашки, чтобы стянуть футболку с Дженсена и отбросить ее на пол.
Следом на пол полетела и рубашка с плеч Джареда. Дженсен обвил руками его шею и облизнулся. 
– Джаред, хватит болтать, – пробормотал он, снова атакуя манящий рот любимого.
– Блядь, – Дженсен разорвал мокрый и горячий поцелуй и потерся своим каменным стояком о партнера, откидываясь назад, чтобы позволить влажным поцелуям пролиться дождем по его голой груди. – Четыре года, малыш. 
Он улыбнулся, запутывая пальцы в мягких волнах шоколадных волос, придерживая Джареда за голову, пока тот вылизывал его сосок.
– Четыре года, а ты стал еще красивее, чем когда я тебя впервые увидел.
– Тебе действительно надо купить новое зеркало, мой мастер, – Джаред сообщил ему, просовывая ладони под джинсы и крепче стискивая ягодицы. 
– Без белья? Ты ходил на работу без белья? – он усмехнулся, двигая пальцем вдоль расщелины. – Надеюсь, твой пояс не расстегнулся там ненароком? А то миссис Уоллинг испытала бы самые острые ощущения за последние тридцать лет.
– Ну, сейчас я собираюсь дать тебе испытать самые острые ощущения за прошедшие двадцать четыре часа, если, конечно, ты заткнешься на время, пока твой член будет у меня во рту. 
И он громко застонал, когда почувствовал, как палец Джареда ощутимо надавил на входное отверстие.
– Боже, когда ты так делаешь, я почти желаю быть снизу. – Он блеснул зелеными глазами, соскользнул с коленей Джареда и стянул, практически танцуя, с себя джинсы. – Почти снизу. 
Потянул и поставил Джареда на ноги, меняясь с ним местами так, что теперь он сидел на кожаном кресле, а промежность Джареда оказалась на уровне его глаз. К тому времени, когда он помог Джареду вышагнуть из штанов, его рот уже давно наполнился слюной от вожделения. Впившись пальцами в крепкие бедра, он уткнулся носом в аккуратные завитки в паху Джареда, вдыхая мускусный аромат и чувствуя бархатистую кожу члена своей щекой. Его великан где-то наверху жалобно простонал, и он улыбнулся, а затем широко лизнул по всей длине горячую плоть, и языком покружил по пульсирующей головке.
Жадно вбирая в рот член Джареда, он сжимал обе половинки великолепной задницы, венчающей такие шикарные мускулистые бедра, и задал такой ритм, что эта гора мышц захныкала, как маленькая девочка. Скользнув указательным пальцем в рот, смачивая его слюной вместе с членом, он сунул его между ягодиц, медленно нащупывая упругую мышцу сладкой дырочки. Нажал на отверстие посильней и застонал вокруг плоти во рту, когда услышал вскрик Джареда и ощутил как горячая, солоноватая струя самой сущности его любимого толчками пролилась на его вкусовые рецепторы. Быстро сглатывая, он высасывал оргазм Джареда, не прекращая толчки пальцем в одном ритме с губами, скользящими вверх-вниз по обмякшему члену. Пока чужие ладони не легли ему на голову, убеждая остановиться.

– Блядь, Джен, как же хорошо! – Джаред пробормотал бессвязно, едва успев перевести дух, а Дженсен уже ухватил его за бедра, перевернул и усадил на свой твердый член, жаждущий его. 
– Боже ты мой!
Джаред ощутил жжение из-за недостатка смазки, но ему было плевать, потому что Дженсен наполнил его полностью, до самого нутра, и Джаред до конца вобрал его в себя, плотно шлепаясь на бедра любовника.
– Черт! Черт! Черт! – выкрикивал он при каждом толчке, судорожно ухватившись за подлокотники, помогая себе скакать на Дженсене, чтобы тот мог посильнее вбиваться в его зад. Они перестали пользоваться презервативами через год их отношений, после того, как оба удостоверились в своем здоровье. Оба мужчины были уверены, что посторонних никогда не будет, они считали это истинным актом близости.
Дженсен закрыл глаза, пальцы решительно вонзились в бедра Джареда – наверняка потом останутся отметины на теле. Как всегда, внутри Джареда он чувствовал себя, словно впервые вошел в него.
И когда горячие мышцы, окружавшие его член, резко сократились, он ощутил, как собственные яйца поджались и после пары толчков взорвались. Он кончал долго и горячо.
– Джей, Джей, Джей, – он все повторял его имя и, изнеможенный сильнейшим оргазмом, уже без всякого ритма подбрасывал Джареда на своих бедрах, спрятав лицо в его взмокших волосах. Джаред же просто обессилено уронил голову ему на плечо. 
– Ох, мать твою! – выдохнул он, наконец, и заставил Джареда подняться.
Потянувшись, взял салфетки со стола, вытер сначала Джареда, потом и себя. И стоило ему только подвинуться на кресле, как Джаред обнял его со спины и легко поцеловал, отчего Дженсен замурлыкал.
– Десерт будешь? – спросил он, чувствуя себя вялым и сонным.
– Я вполне сыт, – хмыкнул Джаред, кончиком пальца теребя напряженный сосок.
– А жаль, – протянул Дженсен, – потому что по дороге домой я заехал в кафе… А Эми как раз приготовила свой шоколадный тортик…
Джаред облокотился на кресло и внимательно всмотрелся в зеленые глаза.
– Вот как так? Я каждый раз в тебя влюбляюсь по-новой!
– Девчонка! – зевнул Дженсен. – Ты придумал, что готовить на ужин?
Он встал, порылся в своей сумке, достал из нее два пластиковых контейнера для еды, две вилки и сунул одну порцию Джареду, усаживаясь рядом.
– Думаю, что-нибудь попроще, ведь нас сегодня будет много, – ответил Джаред и, откусив кусок торта, оставил шоколадный поцелуй на губах Дженсена.
– Благодарю. Люблю, когда ты исполняешь все мои продовольственные пожелания, – улыбаясь, Дженсен толкнул его плечом в плечо. – Ну, так что насчет сегодня?
– Курица, пюре и овощи. И я позаботился чтобы морковки Сэнди хватило. 
Джаред продолжал есть торт.
– Крис сказал, что это единственное, что она сейчас ест. Он уже переживает, что ребенок родится оранжевым.
– Крис переживает, даже когда она неровно дышит, – улыбнулся Дженсен.
Сэнди с Крисом пытались завести ребенка уже два года, и вот когда оба уже решились на ЭКО, она тут же залетела самостоятельно. Крис теперь хлопал крыльями вокруг нее как самая настоящая курица-наседка. Они ждали прибавления в декабре, так что Сэнди пугала мужа, что если он не прекратит над ней кудахтать, то она собственноручно отрежет ему яйца маникюрными ножницами. И Крис отступил.
– Ладно, – Дженсен поднялся. Поставил свою коробку на стол, наклонился, чтобы чмокнуть Джареда в улыбающийся и измазанный в шоколаде рот и принялся одеваться. Сначала штаны, потом рубашка.
– Мне надо вернуться и доделать начатый утром сайдинг, так что встретимся в три в школе. Потом я тебе помогу с ужином.
Джаред кивнул счастливо, все еще наслаждаясь каждой крошкой пирога, который принес ему Дженсен. У них на ужин сегодня придут родители Дженсена, Ида, Даффи, Крис и Сэнди, которые все желали знать, как прошел первый день Дейзи в школе. А как только Даффи предложила испечь свой знаменитый яблочный пирог, Джареда нетрудно было убедить, что ужин на девять человек – это хорошая идея.
– О, мастер, – улыбаясь во весь рот, Джаред наблюдал, как Дженсен застегивает на талии свой пояс с инструментами, – еще в силах мне помогать?
Натянув кепку, Дженсен распахнул дверь, на выходе обернулся и задорно подмигнул Джареду.
– Я же говорил – давай проверим.


Конец.

 

 

 



Сказали спасибо: 55

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388