ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1674

Первый Рыцарь Ада, правая рука Люцифера

Дата публикации: 07.12.2016
Дата последнего изменения: 07.12.2016
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; мистика; нон-кон;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Предупреждения: Насилие, изнасилование
Примечания:

я все равно считаю, что тут есть ХЭ. ну да, там правильно сказали в коментах, фик не то, чтобы джаредотопный. не совсем об этом. о том, что дьявол сидит в нас самих, в каждом из нас. нужно только подобрать правильный ключик. исполнение на заявку (заявка в саммари)


Саммари:

заявка: Дженсен - душа, по ошибке попавшая в Ад. Джаред - чёрт с рогами и копытами. Можно нон-кон, а можно хёрт-комфорт и ХЭ. от автора: реалии ада - пытки, нон-кон, насилие, но это все вскользь, не графично AU по отношению к канону


Люк наверху открылся, освещая седьмой уровень слишком ярким красным светом. Джаред поморщился, и закричал:

– Чего копаетесь? Газ-то выветривается. Быстрее там!

Половину люка, загораживая неприятный режущий глаза свет загородила чья-то рогатая башка, и знакомый голос пророкотал:

– Не кипишуй, крот. Сейчас закроем форточку, не выветрится твой воображаемый газ.

Джаред приободрился:

– Вау, знакомые все люди! Ты же Морган, да? Джей Джей Морган, разделывальщик жареных тушек на третьем уровне? Быстро карьеру делаешь, молодец! А я тут, похоже, надолго застрял.

Джей Джей довольно рассмеялся:

– Никто лучше меня не крошил грешников, это верно. Тут ведь задача главная – чтобы раньше времени не отошел! Чтобы долго в памяти оставался. А кстати, чего тебя так долго на седьмом держат? Последний шаг остался до посвящения, и все тянут.

Джаред уныло вздохнул, разве так быстро расскажешь? Карьеру в аду делали по-всякому, не зазорно было и ближнего подставить, и свою жопу, и даже кого-нибудь по-настоящему убить, чтобы без воскрешения. Одно было общим – чем ниже уровень, тем почетнее служба, больше плюшек и послаблений всяких. И вот тут-то и крылась опасность. Тем, кто добирался до седьмого уровня, разрешалось выходить наверх, но чем чаще они туда вылезали, тем дальше от них становилась посвящение.

Это уже после посвящения в бывших людях отмирало все человеческое, даже память о прошлом, а пока… последнее испытание Джаред позорно проигрывал.

– Бюрократия, – буркнул Джаред недовольно, – суки страшные, замылили где-то мое повышение. То есть понижение. Ну, ты это, давай, скидывай груз-то. Чего там у нас нынче?

Морган засуетился наверху, подтащил что-то тяжелое к люку, крикнул:

– Посторонись!

Судя по звуку, пнул, и большой мешок с угрожающим свистом, разгоняясь, полетел вниз.
Шлепнулся с характерным треском ломающихся костей и стоном, Джаред посмотрел, как под мешком сразу образуется красное пятно и задрал голову вверх.

– Чего, один всего?

Морган охотно пояснил:

– Один нынче, но зато какой! Тебе понравится.

Морган задраил люк, и на седьмом уровне сразу установился приятный глазу полумрак. Темно-красным светились стеновые панели, пол был выложен черным камнем, в глубине которого, если долго смотреть – видны были шевелящиеся серые змеи с зубастыми распахнутыми пастями.

Джаред деловито развязал мешок и вытряхнул душу грешника на помост.

И сразу почуял неладное.

Присел, не веря себе, протянул руку к быстро регенерирующей на глазах душе, коснулся... Теплый, горячий даже, и как током шарахнуло, Джаред поскорее руку отдернул.

До что ж такое-то, а.

То ли новая проверка на вшивость, то ли впрямь чудом до седьмого уровня свалилась безгрешная душа.
Понятно, что Морган не разобрал, новичок, но другие-то, другие!

Какой бардак в аду творится, эдак и ангел свалится до прихожей Люцифера, и никто знать не будет.
Джаред еще раз коснулся руки гостя, и на этот раз не спешил прекратить действо. Приятно… Приятно было его трогать. Как мгновенно перенастроился, только что обжигало, а вот уже и приятно – тепло.

Душа открыла глаза и посмотрела Джареду в лицо.

– Привет, – сказал Джаред и глупо улыбнулся, – добро пожаловать в Ад! Седьмой уровень, сектор три.

– Джаред? – спросила душа неуверенно, но так пристально смотрела, так страшно, что Джареду расхотелось улыбаться.

Душа села, и оглядевшись без интереса, снова уставилась на Джареда.

– Джаред, – покорно кивнул Джаред.

– А я Дженсен. Ты должен помнить меня. Ты ведь помнишь меня?

Дженсен крепко держал его за руку и смотрел на него, и никак нельзя было отвернуться – и Джаред проваливался в его глаза со скоростью летящего поезда, падали со всех сторон на него воспоминания, маленькие и большие и целые куски жизни, и везде в них был Джаред, Джаред, Джаред. Не такой как сейчас, с рогами и копытами, огромный, большой – выше человека на две головы, а нормальный, высокий, но не такой огромный и страшный, он в этих воспоминаниях выглядел даже красивым…

Все-таки, это испытание, понял Джаред. Последнее его испытание, и если пройдет его – будет свободен, будет настоящим демоном.

Джаред поднялся, возвышаясь над таким маленьким сейчас человечком. Душа Дженсена светилась иначе, чем у грешников, выглядела цельной, светлой, сияющей. Нет, конечно, не бывает святых, и у этого человека были грешки, мелкие, как у всех – не позвонил родителям, прошел равнодушно мимо брошенного щенка, обидел кого-то, посмеялся над кем-то, забыл поздравить с днем рождения друга, господи, что? Это не то, из-за чего отправляют на седьмой уровень Ада, хватит для очищения одного ожидания в приемной архангела.

– Зачем ты здесь, Дженсен?

От холода в его голосе душа вздрогнула, но смотрела все так же пристально, прямо.

– Я за тобой.

Что? Какая наглая, самоуверенная душа. Джаред расхохотался громоподобно, отсмеявшись, сказал:

– Какой смешной. Отсюда нет выхода для таких, как я. Вернее, есть один. Но он тебе не понравится.

– Почему?

Джаред вздернул душу перед собой, она едва доставала ему до груди, и отчаянно задирала голову, чтобы снова заглянуть в глаза.

– Ты мой ключ на свободу, Дженсен. Только понятие свободы у нас немножко разное…


***

Тебе понравится – сказал Морган, бывший разделывальщик душ с третьего уровня. Тебе понравится.

Была большая разница между грешной душой, и невинной, и ровный, яркий, негромкий свет души Дженсена – завораживал. Он не менялся, не притухал, он горел и горел, как негасимый факел, ничто не брало ее, ни адский огонь, ни пытки, ни изощренные издевательства, ни насилие, его нельзя было ранить словом, поселить в душе отраву неверия, страха, безнадежности, он так быстро восстанавливался.

Не сравнить с порочными, тронутыми разложением душами, вот где не нужно было никаких усилий, они сами казнили себя – страхами, жадностью, ненавистью, трусостью. Их можно было победить одним словом лжи, одним намерением наказать – они уже плакали и просили пощады.

А Дженсен… Джаред невольно сравнивал его с водой, если кто пробовал резать и колоть воду – с таким же успехом он бы справился с этой непоколебимой душой.

Джаред постепенно приходил в отчаяние, эта душа мучила его – даже во сне, приходила, смотрела, шептала – вспомни, Джаред, вспомни.

Чего она хотела, что требовала? Джаред перетряс воспоминания души, но будто где-то было спрятано самое главное, а туда Джареду с его новой сущностью – не было хода.

– Скажи мне, – спрашивал он безнадежно распяленную на цепях окровавленную душу, – объясни. Зачем ты так сопротивляешься? Почему не сдаешься? Что так отчаянно сохраняешь?

– Тебя, – лепетала душа, и Джаред не понимал, не понимал, не понимал! И приходил в ярость, кромсал душу, резал, всаживал в нее свой огромный шипастый член, но не получал прежнего удовольствия от мучений души. Вернее даже сказать, никакого удовольствия не получал – он делал все через силу, как будто тяжкую провинность исполнял, и становилось все страшнее, все хуже.

Он смотрел, как живо и ровно зарастает душа, расправляется, не сохраняя никаких шрамов, и в голове билось – проиграл, проиграл, ты, тупой говнюк, лузер, проиграл.

Потом возник другой голос. Робкий еще, тоненький. Лез комариным зудом в уши – кто проиграл? Не ты, Джаред. Демон – не ты.

Страшно становилось от таких мыслей, голосов, Джаред набрасывался на душу, в последней отчаянной надежде победить, но теперь его сомнения играли с ним злую шутку, как с черными душами – он становился слабее, а Дженсен – страшно было подходить к нему, он сиял так больно глазам. И казалось, его держат не цепи – а Джаред, из-за Джареда он не уходит, как он сказал? Я – за тобой.

– Отпусти меня, – говорил Джаред, но душа упрямо качала головой.

– Что там, Дженсен? – спрашивал Джаред, сидя в ногах закованной и подвешенной в воздух души, и медленно вытирая руки от крови.

Что там, наверху, ждет его, после сотен замученных душ?

Дженсен молчал, может быть, не должен был говорить, или Джареда не ждало там ничего хорошего.

– Я хочу знать, что ты хочешь, чтобы я вспомнил, – признался Джаред, но Дженсен лишь улыбался грустно.

***

Джаред не знал, как поступить, он так запутался. А однажды случилось невероятное – откинулась крышка люка в полу, и появилась рогатая башка – Джаред признал в нем личного помощника Люцифера, и похолодел. Что?..

– Чего смотришь? – недовольно сказал Шеппард, выбранил его: – Тупица. По мне так тебя пинком на третий второй уровень, а не поощрение. Давай, пошел за мной, быстро.

Не сразу сообразил – поощрение? Джаред не ожидал, взволновался, бегом побежал – в кабинет Главного Зла входил едва дыша, на цыпочках.

Люцифер встретил ухмылкой, пригласительно похлопал по широченному диванчику – садись, мол, рядом – неслыханная фамильярность! Честь!

Не помня себя от радости сел, Люцифер принялся расспрашивать о житье-бытье. Джаред отвечал осторожно.

– Значит, тяжелое у тебя нынче положение, Джаред, – подытожил сатана, махнул на протестующий джаредов жест, – знаю-знаю, тяжелое, почти безвыходное. Застрял ты, но я тебе помогу. Не в моих правилах, конечно, но я сам виноват, загнал в вилку. Победишь, если сам согласен пострадать. Согласен?
Радужка голубых глаз Люцифера пожелтела, прорезались в них звериные кошачьи зрачки. Люцифер ухмыльнулся широко, и Джаред покорно кивнул – да. Сердце упало, все внутри сжалось, и стало снова так страшно – и, вот ведь странность – не за себя.

Люцифер, чертов его величество Сатана оказался прав – Дженсен задергался сразу, как на его глазах начали распиливать на части Джареда.

– Нет, нет, нет! Пожалуйста, нет! Не трогайте его, я, лучше я, возьмите меня!

Люцифер лишь смеялся, и заливал в глотку Джареда кипящую смолу, забивал колья в живот, поджаривал, резал, кромсал – убивал снова и снова, пока измученная душа Дженсена не померкла, произнеся почти беззвучно:

– Да. Я буду твоим слугой, Сатана. Оставь его, я сделаю все, что ты захочешь.


***


На седьмом уровне в секторе три давно не пытают грешников.

Говорят, именно здесь переродился Первый Рыцарь Ада, ныне правая рука Люцифера.

Еще говорят, что наместник Сатаны на земле, Первый Рыцарь все еще держит при себе демона из третьего сектора, и раз в году, в день, когда он заново родился – он возвращается туда, ведя за собой огромного рогатого демона на поводке.

Говорят, крики их совокупления слышны даже в приемной Люцифера, но никому нет дела до того, как любит Первый Рыцарь член своего демона, как вопит на нем, потом что – у каждого свои слабости.



Сказали спасибо: 13

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388