ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
167

Много шума из ничего

Дата публикации: 12.07.2012
Дата последнего изменения: 17.03.2013
Цикл: Модель
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: J2;
Жанры: АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Примечания: Я ничего не понимаю в модельном бизнесе. Большая просьба, тем, кто понимает – не читать. АУ, отсюда дикий ООС, мат.
Саммари: Дженсен - владелец крупного модельного агентства. Джаред - начинающаяий модель. Джаред приходит наниматься на работу и Дженсен ему предлагает, что? Правильно – трахнуться. Короче, баянистый баян.Больше похоже на заявку с кинк-феста. Жаль, что такой не было, у меня было бы хоть какое-то оправдание. Между парнями разница в 10 лет.

Скачать txt-файл: Много шума из ничего
Глава 1

Джаред

Джаред поставил на это все. Как азартный игрок бросил на зеленую ткань сукна.

- Проходите, мистер Падалеки. Мистер Эклз ждет Вас.
Джаред вошел в кабинет размером с небольшое футбольное поле. Странная ассоциация. Как футбольное поле может быть небольшим? Они же все стандартные. Ну, значит с баскетбольную площадку.
Мужчина за столом такой же, как и на фотографиях в интернете. Да, Джаред прошерстил все, что смог найти. Конечно, он наивный дурак, но не до такой же степени.
- Здравствуйте, мистер Падалеки. Я прочел ваше резюме и решил, что вы, пожалуй, подойдете мне, если, разумеется, мы сойдемся в цене.
Последние слова мужчина произнес с улыбкой, которая их смягчила, делая почти шуткой.
Джаред не купился. Такие, как этот Эклз не шутят с такими, как Джаред.
- Мистер Эклз, для меня такая честь и удача, что вы обратили внимание на мое резюме и собираетесь дать мне шанс, что я готов рассмотреть любое ваше предложение.
- Так уж и любое?
Мужчина внимательно посмотрел в глаза Джареда, отчего вопрос сразу приобрел неприятный подтекст.
- Я предлагаю стандартный контракт сроком на два года. Так как ты пока совсем новичок, то я иду на риск и, следовательно, разумно будет подстраховаться. Так что первый год будешь получать двадцать процентов, но, в любом случае, эта сумма будет не меньше десяти тысяч в месяц. Это мои риски. Если я не смогу тебя хорошо продать, то должен буду выложить эту сумму из своего кармана. На второй год процент увеличивается до тридцати и, соответственно, пятнадцати тысяч в месяц. Как такие условия?
На первый взгляд условия были сказочные – десять тысяч. Такая сумма Джареду и не снилась, сейчас у него в кошельке лежала последняя сотня долларов, и это были все его деньги.
Но он все же решил уточнить
- А жилье?
- Жилье - это не моя проблема. Хочешь, снимай с кем-нибудь, хочешь, еще что придумай, главное, чтобы у меня был адрес, по которому тебя можно найти. Правда, пока ты больше меня заинтересован в том, чтобы не теряться. И потом, я же сказал, десять тысяч - это минимум. У меня не благотворительная организация, и я собираюсь всерьез заняться раскруткой твоей задницы.
Последнее предложение покоробило Джареда. Почему задницы? Он ведь будет моделью.
Но, может, это такой профессиональный сленг?
- Вот контракт. Прочитай.
Джаред подошел к столу и взял бумаги. Там было написано то же самое, что только что сказал ему мистер Эклз. По крайней мере, Джареду так показалось, он все равно не разбирался в юридических терминах, которыми так и пестрел документ. Джаред взял ручку и уже хотел поставить свою подпись, как мистер Эклз добавил:
- Подожди. Надо пройти небольшую проверку на профпригодность. Раздевайся.

Джаред решил, что, наверное, фотографии не достаточно убедили Эклза, может, он хочет вживую посмотреть на его фигуру. Что ж, здесь Джареду стыдиться было нечего, своим телом он всегда гордился и не стеснялся его демонстрировать. Это было еще одной причиной, почему он решил пойти в модельный бизнес.
Хотя, если бы на его портфолио, разосланное по всем более менее крупным модельным агентством, не пришел ответ от мистера Эклза, владельца известного «New persons», он, скорее всего, передумал бы и забил на эту свою мечту. Но чем больше он читал об этом человеке и находил информации о нем в интернете, тем больше убеждался, что вытянул счастливый билет. Мистер Эклз был очень влиятельным человеком в тесном мирке модельного бизнеса Нью-Йорка. Он специализировался на откапывании молодых талантов, чтобы дать им путевку в жизнь, конечно обдирая их по полной и наживаясь без стеснений, но те, кто попадали к нему в руки, без работы не оставались и делали себе имя. Иногда громкое. Иногда не очень. Но и даже став знаменитыми, модели редко уходили в другие агентства, и Джаред счел это хорошим признаком. Сомнения у него были, но мир модельного бизнеса очень замкнутый, посторонних в нем не жалуют, и внутренние дрязги так и остаются внутренними. Так что никаких настораживающих сведений он не нашел.
Джаред спокойно разделся под оценивающим взглядом Эклза.
- А чего боксеры оставил?
Вот это стало неожиданностью. Получается, он не шутил, когда говорил про задницу. Джаред не очень хотел сниматься «ню». Он знал, что через это проходят почти все начинающие, но ему казалось, что такое серьезное агентство не должно заниматься подобным. Так что Джаред немного замялся.
- Я, вообще-то, не собирался сниматься для порнографии.
- А кто говорит про «сниматься»?
- А тогда зачем?..
- Затем.
Внезапно до Джареда дошло. Его захлестнуло возмущение! Неужели, мистер Эклз вот так спокойно предлагает ему …ЭТО?
Скучным голосом, в кабинете, в который в любой момент может войти кто угодно, увидев его впервые десять минут назад. Он, правда, решил, что Джаред послушно раздвинет ноги или какую там позу предпочитает этот пидор и даст себя трахнуть только потому, что ему пообещали карьеру и десять тысяч в месяц?
- Я не собираюсь.
Джаред почувствовал, как против воли дрогнул голос, сердце забилось со скоростью сто сорок ударов в минуту, и от волнения стало немного потряхивать.
«Еще не хватало, чтобы этот чертов извращенец решил, что я его боюсь».
Однако, извращенец не стал настаивать, он спокойно вернулся за стол из-за которого встал, когда Джаред стал раздеваться.
- Тогда я, скорее всего, не смогу вам ничем помочь, мистер Падалеки.
Джаред стал лихорадочно одеваться. Такого унижения он не испытывал еще ни разу в своей жизни. Кое-как напялив на себя одежду, Джаред бросился из кабинета и услышал вдогонку:
- Если передумаешь, мое предложение остается в силе еще неделю.
- Не передумаю.
Джаред прошипел это сквозь зубы, не оборачиваясь и не глядя в лицо мистеру Эклзу.

Сотня долларов - это очень мало, когда ты живешь в большом городе, где чашка кофе стоит пять. Чад, одноклассник и приятель, у которого Джаред пока остановился, тоже перебивался еле-еле. Оказывается, Нью-Йорк совсем не земля обетованная для таких, как они - провинциалов, не имеющих образования или нормальной специальности.
Джаред походил еще по нескольким модельным агентствам города. Его портфолио с интересом разглядывали, но как только дело доходило до оформления контракта, и он называл свое имя, как интерес сразу пропадал, и ему вежливо давали от ворот поворот.
Уже ни на что особо не надеясь, а просто по привычке доводить до конца все задуманное, Джаред решил обойти все модельные агентства. И в одном совершенно занюханном заведении нетрезвый старик-еврей сказал ему:
- Молодой человек, вы зря ищете работу по этому профилю. Поверьте мне, старому человеку, свет клином не сошелся на модельном бизнесе, в мире еще много всего. Идите в разносчики пиццы или мусорщики. Вполне уважаемые и, поверьте, гораздо более чистые занятия, чем то, которым вы с таким упорством хотите заниматься. А сейчас вас даже на водительское удостоверение не каждый согласится сфотографировать.
- Почему?
- А то сами не знаете? В черном списке Вы, уважаемый.
Джаред и сам уже об этом догадывался, но все не хотел верить.

Неделя, которую дал ему Эклз на раздумья, подходила к концу, и Джаред прекрасно помнил про это. В голове словно отрывной календарь висел, и каждый день он отрывал листик, отлично зная, сколько их еще осталось. Этот чертов календарь и не давал ему пойти в официанты или разносчики уличной рекламы.
Когда деньги кончились совершенно, а на календаре остался один лист, Джаред уже все решил. Он ведь еще тогда, в первый же день, на все согласился, иначе не повесил бы у себя в башке этот календарь, а сел на автобус и вернулся домой. Ну, поругали бы, посмеялись бы над его наивностью, так от этого еще никто не умирал.
«Но и от того, что тебе мистер Эклз предложил, тоже не умирают». Поганый голосок в голове с каждым днем становился все громче. «Подумаешь, трахнут тебя! С парнями у тебя уже было. Правда, трахал ты, а не тебя, но так все когда-нибудь бывает в первый раз. Зато потом работа, деньги. И в глазах родителей и друзей не будешь выглядеть неудачником. А может, потом, чем черт не шутит, все и нормально пойдет. Этот Эклз просто так никому ничего не предлагает. Модели у него раскручиваются, бизнес на мази. Чего ты своей задницы пожалел? Можно подумать от нее убудет? Да и мужик он вполне ничего, симпатичный. Встретил бы такого в баре, может еще и сам бы приплатил, чтобы переспать, а тут, гляди-ка, гордость взыграла!»

Так что, ровно через неделю, Джаред прямо с утра пришел в знакомый офис. Тот же секретарь, который в прошлый раз, только услышав его фамилию, сразу же доложил шефу, на этот раз даже взгляда не отвел от компьютера. Нет, мельком он, конечно, на него глянул, но и только. Снова уставился на монитор. Джаред помялся немного, кашлянул в надежде привлечь к себе внимание, но безрезультатно.
-Э, я Джаред Падалеки.
- Я знаю, кто Вы. Мистер Эклз сейчас занят, я доложу о Вас, как только он освободится.
Джареду ничего не оставалось, как сесть в одно из кресел, стоящих в приемной и ждать.
Через час, а может и больше - ожидание всегда кажется более долгим, чем бывает в реальности - секретарь встал и зашел в кабинет, наверное, его вызвали. На голове у него была гарнитура, так что не удивительно, что Джаред ничего не слышал.
Когда парень вышел из кабинета, Джаред уже стоял наготове у стола.
- Мистер Эклз сейчас занят, но я доложил ему о вас. Вы можете подождать, когда он освободится.
Джаред прекрасно понял, что ему указывают его место.
Не захотел по-хорошему. Ну что ж, сейчас ты не в том положении, чтобы тебя уговаривали. Теперь уговаривать придется тебе.
Ждать и догонять - самые противные и нудные занятия на свете.
Джаред просидел в приемной весь день. Какие-то люди входили, уходили. Некоторые проводились в кабинет незамедлительно, другие, как и Джаред, сидели по часу и больше, но все рано или поздно оказывались принятыми. Часов через пять Джаред понял, что больше не в состоянии терпеть, ему совершенно необходимо было в туалет. Но уйти он тоже боялся, а вдруг именно в этот момент Эклз, наконец, вызовет его? Так что он вертелся в кресле и мучился, пока, видимо, секретарь не понял причину его нервозности и, наверное, меньше всего желая иметь дело с неприятными последствиями джаредового терпения, сказал:
- Мистер Падалеки, туалет прямо по коридору и налево.
Джаред воспринял это как разрешение отлучиться, и благодарно пробормотав:«Спасибо», кинулся к спасительному помещению.
И хотя от волнения у него ужасно пересохло в горле, пить он не рискнул. Чтобы еще раз не позориться.

Когда часы в приемной показали семь часов вечера, дверь кабинета распахнулась, выпуская мистера Эклза. Джаред вскочил, словно его можно было не заметить в приемной.
- До свидания, Стив.
- До свидания, мистер Эклз.
И он спокойно прошел мимо стоящего Джареда к выходу.
- Мистер Эклз, я прошу уделить мне несколько минут.
Эклз остановился.
- У меня рабочий день закончился. Так что, если вы по делам, то приходите завтра.
- Нет, у меня к вам личное дело.
Джаред чувствовал себя ужасно глупо и до невозможности стыдно.
Почему-то все это время ему казалось, что как только он согласится, то Эклз тут же завалит его на ближайшую горизонтальную поверхность, а дальше контракт, работа. Ему и в голову не приходило, что про него уже вполне могли забыть, сколько таких молодых идиотов каждый день проходит через этого Эклза, и наверняка среди них полно гораздо менее щепетильных. А то, что он тогда Джареду предложил, может, вообще было минутной прихотью.
Дженсен бросил на Падалеки оценивающий взгляд, и Джареду показалось, что его взвесили, измерили, и может быть, даже рентген сделали и группу крови определили.
- Хорошо. Раз личное, то и говорить о нем будем в неофициальной обстановке. Пошли.
И Эклз не оглядываясь, направился к выходу, даже не сомневаясь, что Джаред следует за ним.
На стоянке его уже ждал автомобиль с водителем, который держал открытой дверцу. Эклз кивнул и сел на заднее сиденье. Джаред потоптался, не зная, стоит ли ему садиться.
- Садись. Не знаю, как ты, а я хочу поужинать. Так что сначала поедим, а о делах после.

Ресторан был дорогой, хотя Джаред и не очень в этом разбирался, но тут особо понимать и не требовалось. Эклз, судя по всему, был постоянным посетителем, его тут же провели к свободному столику.
Официант протянул им шикарные, обтянутые кожей меню, но не стал уходить, наверное, Эклз не любил долго выбирать. Он мельком посмотрел в роскошную книжицу и произнес несколько слов, ни одно из которых Джаред не понял. Он заглянул в свое меню, но все названия были совершенно незнакомы и, хоть и написаны по-английски, казались просто подстрочником с какого-то другого языка. Впрочем, Джаред не собирался есть. Денег у него было только на автобус, доехать обратно к Чаду. Так что, когда официант склонился к нему в угодливом поклоне, собираясь записать заказ, Джаред сказал:
- Мне ничего не надо.
- Принеси ему то же самое, Том. В ваших названиях с непривычки не каждый разберется.
- Как вам будет угодно, мистер Эклз.
И исчез, будто его и не было.
- У меня нет денег, чтобы заплатить.
Джаред решил расставить все точки. Говорить это было стыдно, но лучше сейчас, чем когда придет время расплачиваться.
- Я в этом не сомневаюсь. Так о каком личном деле ты хотел со мной поговорить?
Все надежды Джареда, что удастся обойтись без объяснений, испарились. Конечно, этот подлец не собирался облегчать ему жизнь.
- Я обдумал ваше предложение насчет… насчет секса, - последнее слово Джаред постарался проглотить, - и решил принять его.
Он опустил глаза, чтобы не видеть лицо сидящего напротив мужчины - на нем, наверное, сейчас злорадство, все получилось по его.
- Хорошо. Тогда сейчас поужинаем и поедем ко мне.
Джаред вскинул голову. Как, к нему? А контракт? Если он его сейчас трахнет, то потом просто откажется и все. Наверное, его взгляд был слишком красноречив, потому что Дженсен презрительно скривил губы.
- Да не бойся, не собираюсь я тебя наебывать. Вот еще, нашелся… Впрочем, я не настаиваю, боишься или не доверяешь - свободен.
Джаред уже начал вставать, но тут к столу подошел официант, катя тележку с блюдами, и в нос ударил аппетитный запах. Учитывая, что он нормально не ел уже пару дней, а сегодня вообще весь день, Джаред понял, что уйти не сможет. Эклз, видимо, тоже это понял.
- Поешь. Все равно уже принесли.
Дважды уговаривать Джареда не пришлось. Он набросился на еду, с трудом заставляя себя соблюдать приличия. Эклз ел неторопясь, с интересом наблюдая за своим соседом.

Когда с ужином было покончено, Джаред уже забыл про свой порыв сбежать. Раз уж решил идти, то надо идти до конца, а то, как девчонка. Прекрасно понимал, на что идешь, и что поимеют тебя во всех смыслах, а не только в попу.
После ресторана они на той же самой машине доехали до дома, в котором жил Эклз и на лифте поднялись на последний этаж.
Кто бы сомневался. Конечно пентхаус!
Огромная квартира, современная и богатая до неприличия, до того, что хотелось сбежать из нее и никогда не возвращаться.
- Ванная там, в шкафчике найдешь все необходимое. Подготовься и иди в спальню. А мне надо еще немного поработать.
Джаред в очередной, стотысячный раз за этот день покраснел и проклял себя за все.
Но послушно пошел в ванную, нашел там спринцовку, новую, в упаковке.
«Какой предусмотрительный!»
Новый тюбик смазки и презервативы.
Приняв душ и сделав все, что нужно, Джаред прошел в спальню, к огромной кровати.
«Траходром!»
И вытянулся под одеялом. После всех переживаний сегодняшнего дня, после того, как он уже оказался в этой кровати, а значит, все мосты сожжены и отступать некуда, он расслабился. Сытный ужин и бокал вина тоже сыграли свою роль, Джаред не заметил, как уснул.

Разбудили его осторожные прикосновения.
Спальня освещалась только светом луны, льющимся из незашторенного окна.
Джаред проснулся и сразу вспомнил, зачем он здесь. Уж точно не для того, чтобы дрыхнуть.
Одеяла не было, и Эклз нависал над ним, неторопливо скользя губами по шее и ниже, к ключице, затем к соску.
Джаред на автомате, не думая, попытался обхватить его и подмять под себя. Не так-то просто избавиться от привычек. Но Эклз ему не позволил. Он легко освободился от захвата и прижал руки Джареда к кровати.
- Что, всегда сверху?
- Мистер Эклз, я со сна…
- Шшш… Какой еще мистер? Меня зовут Дженсен.
Подсознательно Джаред готовился к чему-то экстремальному. Ну, там, наручники, (пожалуйста, пожалуйста, только не садо-мазо!), дилдо на крайний случай. Иначе, зачем такому, как этот Эклз, чуть ли не шантажом затаскивать его в постель? Да ему и так снять парня - только свистнуть.

Дженсен ласкал Джареда долго и со вкусом, ни одно чувствительное место не осталось без внимания. Джаред возбудился зверски. Вообще-то, ему девятнадцать и длинная прелюдия – это, как бы, не то, о чем он всегда мечтал. Он уже собирался сообщить об этом Дженсену, но тот заткнул его рот поцелуем. Ну уж нет! В этом Джаред уступать не собирался, пусть сейчас его трахнут, но целоваться он будет так, как он хочет и умеет, а в том, что умеет, не сомневайтесь. Дженсен на мгновение замер, словно не мог поверить, но потом уступил, разрешая языку Джареда вести и делать со своим ртом все, что хочется. А хочется многого. Джаред и не знал раньше за собой такого, но ему хочется зацеловать, закусать эти пухлые губы, которые сегодня не раз презрительно кривились, говоря ему колкости, а сейчас в полной его власти, такие мягкие и податливые, и он может делать с ними все, что пожелает.
Но и Дженсен времени даром не теряет. Воспользовавшись тем, что Джаред так увлекся поцелуем, он осторожно начал поглаживать его между ягодиц, с каждым движением заходя все дальше и дальше. И вот уже его пальцы вовсю ласкают Джареда изнутри, безошибочно находя нужное место, от чего с губ Джареда срываются стоны, а тело само выгибается навстречу.
- Ты первый раз снизу?
Вопрос доходит, как сквозь вату, и нет сил отвечать, соображать тоже нет сил, так что Джаред просто стонет в ответ, но его понимают.
- Тогда встань на четвереньки. Так легче.
Все-таки эта сволочь поставила его раком!
Дженсен начинает медленно входить и, черт возьми, это больно! Чёрт, больно! Но что-то есть в этой боли, какое-то обещание будущего удовольствия. И Джареду хочется, чтобы Дженсен уже перестал осторожничать, а насадил его до конца.
Это как в жаркий летний день входить в холодную воду. Кто-то долго стоит по щиколотку, привыкая, Джаред же всегда бросается с разбегу. Десять секунд обжигающего холода, зато потом такой кайф! Дженсен, наверное, по полчаса собирается, прежде чем окунуться. Ну сколько можно! И Джаред резко подается назад.
Бляяяяядь!
- Рехнулся совсем! - шипит Дженсен.
Джаред мгновенно покрывается потом, но боль быстро уходит. Джаред чувствует, как Дженсен мелко дрожит, из последних сил сдерживая себя, чтобы не начать толкаться, вбиваться жестко и до упора. Джаред это знает, он сам не раз был на его месте, так что на секунду он даже восхищается его силой воли. Дженсен сначала просто качается, как-то странно, потом до Джареда доходит, что он ищет нужный угол. Ему хочется сказать: «Да, блядь, давай уже, и так, блядь, здорово!» Но тут Дженсен попадает куда нужно, и Джаред не то что говорить или думать, он даже дышать забывает.
Река оказывается глубокой, а течение стремительным, Джареда несет, и он понимает, что ему уже не выплыть. А ведь хотел только окунуться.

Утром Джаред проснулся от одуряющего аромата кофе. Выбравшись из кровати, он босиком прошлепал на кухню. Дженсен уже был там, одетый в рубашку и брюки, только пиджака не хватало, чтобы было полное ощущение, что они в кабинете.
- Я смотрю, ты любитель поспать.
- Мог бы и разбудить.
- Я тебе не будильник. Собирайся, у тебя пятнадцать минут. В ванной есть новая щетка.
Джаред быстро натянул одежду, ополоснул лицо.
«Новая щетка!» В шкафчике стояло три нераспечатанные зубные щетки.
На кухне он нашел чашку кофе и решил что это для него, потому что свой кофе Дженсен уже выпил.
Джаред еще раз с удовольствием произнес про себя: «Дженсен».

У подъезда уже опять ждала машина и шофер привычно держал открытой дверь. Если то, что мистер Эклз вышел из дома не один, и удивило мужчину, то он этого никак не показал.
«А с чего ты решил, что он должен удивиться. Наверняка, не ты первый, не ты последний. Интересно, он меня посадит в машину или самому придется до офиса добираться?»
Но у Эклза на этот счет никаких сомнений не было. Он, как и вчера, первым сел в автомобиль и недовольно бросил застопорившемуся Джареду:
- Что встал? Садись! Я и так уже из-за тебя опаздываю.
Почему это из-за меня? Мог бы и разбудить, если все так срочно!

В кабинете Дженсен взял со стола бумаги и протянул их Джареду.
- На. Изучай. Подпиши там, где стоит галочка.
Джаред с досадой понял, что все документы были готовы еще вчера, и, значит, Дженсен нисколько не сомневался в его согласии.
Джаред хотел сразу подписать, в прошлый раз он довольно внимательно все прочитал, но зацепился взглядом за «… сроком на пять лет».
Он прекрасно помнил, что первый контракт был на два года, и начал читать сначала. Когда Джаред, дочитав, оторвал взгляд от бумаги и перевел его на Эклза, единственное желание, которое он испытывал, было ударить или лучше убить.
- Это называется, «не собираюсь тебя наебывать»?
- Тебя что-то не устраивает?
- Все! Это же просто добровольное рабство! Да еще на пять лет!
- Не нравится, не подписывай. Я никого насильно не тяну. После твоего прошлого фортеля я, естественно, должен был подстраховаться. Ты еще никто и звать тебя никак, а гонору, как у Наоми.
- А теперь, значит, поимел меня - и вообще под зад ногой?!
Джаред так расстроился, что забыл, с кем он разговаривает.
Дженсен зло рассмеялся:
- Хочешь компенсацию за ночь? Ну, и во сколько ты оцениваешь свои услуги?
От обиды, от того, что все хорошее, что было ночью, оказалось самообманом, в который он как дурак поверил, Джаред почувствовал, что его несет куда-то не туда, и зло выпалил:
- Тысячу!
- Ого! Не многовато ли? Ты и на сотню не наработал. Но раз заранее о цене не договаривались, так и быть, заплачу.
Дженсен достал бумажник и, небрежно вынув несколько купюр, бросил их на стол поверх контракта.
- А теперь либо подписывай, либо бери деньги и выметайся.
Джареду очень хотелось бросить деньги в лицо этой сволочи, разорвать контракт и гордо выйти из кабинета. Очень, очень хотелось.
Но он взял ручку, поставил свою подпись там, где была нарисована галочка, и, стараясь не смотреть на Эклза, словно его вдруг очень сильно заинтересовал вид за окном, спросил:
- Что дальше?
- А дальше работать. Стив проводит тебя в студию.
И, спокойно собрав деньги, засунул их обратно в бумажник.
- Советую тебе иногда сначала думать, а потом уж говорить. Не все такие добрые, как я.

Джаред выскочил из кабинета, весь красный от ярости и унижения.
Стив провел его на другой этаж и завел в полутемную студию. Первое, что бросалось в глаза, это огромная кровать, установленная прямо посреди помещения и обставленная со всех сторон юпитерами.
- Ну, наконец-то! Уже полдесятого, а у меня еще ни одного кадра не сделано! Если и дальше так пойдет, передайте мистеру Эклзу, что я за сроки не отвечаю. Ну, чего ты на меня уставился? Раздевайся! Тебя еще гримировать полчаса! Сэнди, помоги ему. Быстрее!
Джаред растерянно смотрел на сердитого фотографа. Он привык к более вежливому обхождению. Тут из-за ширмы вышла невысокая черноволосая девушка.
- Здравствуй, я Сэнди, а ты Джаред?
- Откуда ты знаешь?
- Мистер Эклз предупредил, что у нас новенький. Только я фамилию не запомнила.
- Да, ладно! Какая фамилия!
Сэнди была первым доброжелательным человеком, с которым Джаред встретился в этом агентстве. И он обрадовался, что, оказывается, и здесь есть нормальные люди.
- Быстрее! Что вы застряли? Сэнди, если через пять минут он не будет готов, то я за себя не отвечаю!
- Пошли! – Сэнди потянула Джареда за ширму. - Раздевайся!
Джаред быстро разделся, и ситуация с точностью повторилась, как неделю назад в кабинете у мистера Эклза. Сэнди тоже удивленно уставилась на джаредовы боксеры.
- Тебя не предупредили, что ли? Это же съемка «ню». Надо совсем раздеться.
Джаред, проклиная Эклза, свой идиотизм и весь мир заодно, выпутался из трусов.
Но Сэнди, не обращая никакого внимания на его смущение, начала быстро наносить тональное средство на тело. При этом она, не переставая, болтала, за что Джаред ей был сильно благодарен.
- Ты в первый раз что ли? Ничего, с этого почти все начинают. Перед камерой научишься не зажиматься. Да и актерствовать тут особо не надо. В этих снимках в основном не на выражение лица смотрят, а на то, что пониже. Ну и опыт приобретешь.
Джаред совершенно не хотел приобретать такой опыт, но контракт он подписал, а значит, сжег все пути назад. Неустойка за разрыв была миллион. Таких денег у Джареда не было, нет, и никогда не будет.
Быстро нанося краску, Сэнди кивнула на пах Джареда:
- Ты пока приготовься!
- В смысле?
- Маленький что ли? Ты как сниматься собираешься? – и, видя, что Джаред все равно не въезжает, немного смущаясь, объяснила: - Возбудиться тебе надо, – и быстро затараторила. – Ты на меня внимания не обращай, я уже привыкла. Сама себе удивляюсь. Пора в лесбиянки переквалифицироваться, раз на мужские члены смотрю и не реагирую. Хочешь, я пока выйду?
- Да, пожалуйста.
Сэнди выпорхнула за ширму, и Джаред услышал, как фотограф раздраженно начал выговаривать:
- Сколько еще? Долго он будет возиться?
- Дай ему немного придти в себя. Он в первый раз.
- Если я до конца недели этот заказ не выполню, то меня кастрируют и четвертуют, или наоборот. Мистер Эклз сам торопит, а подсовывает каких-то сосунков.
- Да ладно тебе. Стесняется немного, но все у него очень неплохо, а я его еще возбужденным не видела. Так что фотографии получатся - закачаешься!
- Конечно, фотографии ведь только от размера их причиндалов зависят! Я тут так, мимо проходил! Каждый дурак может на кнопку в камере нажимать!
- Эрик, ты самый лучший в мире фотограф, а те, кто это не понимают, сами идиоты.
Джаред слушал эту шутливую перепалку и пытался добиться от своего тела нужной реакции. И неожиданно для себя вспомнил сегодняшнюю ночь. Возбуждение накатило мгновенно.
«Да вот, мистер Эклз, буду дрочить на то, как вы своими блядскими губами делаете мне минет! И ничего вы мне за это не сделаете!»
- Ну что, готов? – Сэнди заглянула за ширму и, не удержавшись, присвистнула – Ого! Давай я его тоже немного подкрашу.

И день покатился. Очень скоро он перестал стесняться наготы. Сэнди периодически подходила, чтобы поправить грим, Эрик все время был всем недоволен, но Джаред понял, что это у него такой стиль общения: «Все дураки, я непонятый гений».
После трех часов съемок он устал так, как не уставал даже тогда, когда помогал дяде на ранчо. Постоянное поддержание возбуждения было делом непривычным, но с этим на удивление легко справлялся мистер Эклз. Стоило только Джареду представить свой член у него во рту – и никакой стимуляции не требовалось.

- Обед! Все, больше не могу. Жрать хочу, сил нет. Джаред, ты с нами?
Джаред тоже очень проголодался, но денег у него со вчерашнего дня не прибавилось. Он не знал, когда ему выплатят первую зарплату. Скорее всего, в конце недели, как это обычно и бывает, так что надо было пережить еще семь дней. Но ничего, вчера Дженсен его хоть ужином накормил, так что сегодняшний день он вполне в состоянии перетерпеть.
- Нет. Я вас тут подожду.
- Парень, тебе обязательно поесть надо, а то до вечера не выдержишь. Мне тут голодных обмороков еще не хватало.
- Я не голоден. У меня диета специальная.
-Какая, нафиг, диета? Тебе еще минимум фунтов десять можно спокойно набрать. Только выиграешь. Послушай профессионала.
- Правда, я не хочу. Идите.
- Ну, как хочешь.
Эрик с Сэнди ушли, а Джаред оделся и решил походить по этажу, найти хотя бы кулер с водой. Есть хотелось до бурчания в животе и, наверное, если выпить стаканов пять воды, может быть, удастся обмануть организм.
Он уже выходил, когда в студию вошел Стив.
- Мистер Эклз приказал передать вам.
И протянул ему белый конверт.
Джаред недоуменно взял его и раскрыл. В конверте лежало десять сотенных купюр. Пока Джаред пытался сообразить, что это может значить, секретарь уже ушел.
«Это аванс или те деньги, что он мне утром швырнул?» Джареду очень хотелось верить, что аванс, предоплата, подъемные, как угодно это назовите. Но только не то, о чем он сразу подумал.
«Нет! С чего бы? Он же сам сказал, что я на сотню не наработал. Просто аванс».
Но что бы это не означало, Джаред мог сходить поесть. И выйдя из здания, он направился к ближайшей закусочной.

Дженсен стоял около окна и смотрел на проходящих внизу людей.
- Я передал, сэр.
- Спасибо, Стив. Он что-нибудь сказал?
- Нет, сэр.
- После того, как закончит сниматься, пригласи мистера Падалеки зайти ко мне.
- Хорошо, сэр.
И Стив, как это и положено отлично вышколенному секретарю, неслышно закрыл за собой дверь, оставив мистера Эклза задумчиво созерцающим улицу.

- Все, на сегодня хватит! Не знаю, как вы, ребята, а я с ног валюсь, но скажу вам по секрету, сегодня мы были молодцы. Я, конечно, гений, но и вы не подкачали. Только, Джаред, завтра постарайся не опаздывать.
Эрик скинул на флэшку все, что наснимал за день и, попрощавшись, ушел, второй убежала Сэнди, на прощание чмокнув Джареда в щечку. Джаред остался один. Он неторопясь принял душ, смыл с себя грим. Совершенно не хотелось тащиться через полгорода в квартиру к Чаду, там был проходной двор, вечно полно народу. Обычно это не напрягало, но сегодня хотелось побыть одному и разобраться в событиях, которые произошли за последние два дня. Джаред не отказался бы переночевать в студии, а что? Кровать шикарная, правда, нет никакого одеяла, но не холодно, в одежде он и так не замерзнет. Пока Джаред на полном серьезе обдумывал эту возможность, в студию, как всегда бесшумно, зашел Стив.
- Мистер Падалеки, - Джаред вздрогнул от неожиданности, – Вас хочет видеть мистер Эклз.
Пойдемте, я провожу.
- Я и сам дорогу знаю. Сейчас приду.
Джареду казалось, он как собачка. Хозяин приказал, и вот он уже несется, виляя хвостом. Впрочем, все равно надо поблагодарить за аванс, так что:
«Давай, Джаред, беги! Постой на задних лапках, а то конфетку тебе дали, а облизать руку ты еще не успел».
- Добрый вечер, мистер Эклз.
- Как тебе работа? Нравится?
Джаред пытался найти в лице Эклза насмешку или злорадство, но ничего такого там не было, обычное вежливое любопытство, не ожидающее в ответ ничего, кроме: «Конечно! Всю жизнь о такой мечтал!»
Джаред уже хотел что-нибудь съязвить в ответ, но с удивлением понял, что работать с Эриком и Сэнди ему и правда понравилось. Оба были профессионалами, и очень быстро характер фотографий ушел на второй план, а удовольствие от слаженных, точных действий, и того, как хорошо им руководили и ненавязчиво объясняли маленькие хитрости его профессии, вышло на первый.
- Да, понравилось.
- Ну что ж, хорошо. Какие у тебя планы на вечер?
Джаред подумал, что рассказывать про свои планы на студийную кровать вряд ли стоит.
- Домой поеду, отсыпаться. Спасибо, кстати, за аванс. У меня сейчас с деньгами как раз напряг, так что очень пригодились.
- Я так и думал. Так значит, домой? Я предлагаю программу поинтересней.
Сейчас можно было развернуться и, громко хлопнув дверью, а еще лучше, вообще сорвав ее с петель, уйти. Но Джаред этого не сделал. Он молча стоял и смотрел на Дженсена, пока тому не надоело ждать ответа, и он обошел Падалеки и пошел к выходу, а Джаред послушно поплелся сзади.
«Ну что, Джаред, хозяин свистнул, и ты уже бежишь?
Нет, а что? Он же классно трахается. Чего выкаблучиваться-то? Да и вообще…»

Всю дорогу до дома Эклза, в машине, они не проронили ни слова. Также молча вошли в квартиру, и тут Дженсен буквально набросился на Джареда. Не говоря ни слова, они лихорадочно избавились от одежды, и Джареду казалось, что его трахнут прямо тут, прижав к входной двери, не заботясь о предосторожностях и не заморачиваясь подготовкой. Но каким-то чудом они все же добрались до спальни.
Все происходило почти в полном молчании. Нет, конечно, отдельные звуки произносились, вырывались, протискивались сквозь плотно сжатые губы, но и они казались лишними или даже преступными, словно, если они скажут друг другу хоть слово, то нарушат какой-то негласный договор, так что сразу все станет слишком сложно и уже нельзя будет бездумно отдаваться друг другу, надо будет говорить дальше, спрашивать, отвечать. А Джаред не знал, что спрашивать и что отвечать, поэтому лучше вот так. Молча, без света, словно занимаешься сексом с каким-то незнакомцем, снятым в подворотне, а не с собственным боссом.
Потом, обессиленные, они сидели на кухне все в том же конспиративном молчании и ели разогретую в микроволновке лазанью.
А потом снова спальня.
Джаред удивлялся, откуда у него только силы берутся.

Утром в машине Эклз, наконец, заговорил, не глядя на Джареда, а усиленно разглядывая улицу за окном, по которой ездил уже ни один год.
- Я могу высадить тебя, не доезжая. Решай сам, мне безразлично, а тебе будет сложно, если все будут в курсе наших отношений.
- А у нас есть отношения?
Дженсен не ответил. Джаред уже заметил эту особенность своего работодателя: он не отвечал на вопросы, которые считал риторическими или просто не считал достойными ответа.
Джаред как раз этот вопрос риторическим не считал, но это были его проблемы.
- Хорошо, высади. Я пешком прогуляюсь.

Сегодня он пришел на работу первым, не было еще не Эрика, не Сэнди. Так что, Джаред успел неспеша раздеться и покрасоваться перед зеркалом. На теле были видны следы ночных занятий. Тогда, в первый раз, Дженсен был аккуратным, даже ни одного засоса не оставил, сейчас же его тело просто кричало, что его оттрахали и весьма разнообразно. Джареду стало немного неудобно - он снимается в такой фотосессии, а тут столько следов.
«А пусть Эрик пойдет к Дженсену и устроит скандал, как я безответственно отношусь к работе. Интересно, как он будет выкручиваться?»
Первой прибежала Сэнди.
- Привет, я вижу, ты слишком прямолинейно воспринял слова Эрика, - начала она еще в дверях. – Он сам всегда минут на пять-десять опаздывает, так что …
В этот момент она увидела его целиком.
- Ничего себе! Ну у тебя и ночка была! Я уже от зависти помираю.
Сэнди еще раз пристально осмотрела его тело:
- Нет, что за невезуха, и ты гей! В этом бизнесе одни педики, извини, не обижайся. Эх, говорила мне мама, учись, девочка, на парикмахера, стричься и нормальные мужики ходят, а эти твои актеры, модели – никакого толку. Так в девках и помрешь.

Джаред смутился, но ему все равно было любопытно, как она так быстро определила, что он был с мужчиной.
- Сэнди, а как ты догадалась? Разве женщины засосов не оставляют?
- Оставляют, конечно, но вот чтобы вся задница… Извини, но я что-то сильно сомневаюсь.
Тут и Эрик ввалился и сразу с порога начал раздраженно кричать:
- Конечно, стоит мне немного задержаться, так никто работать не хочет. Джаред, почему ты еще не в гриме, Сэнди, хватит болтать или мы и сегодня ничего не успеем.
- Эрик, смотри, наш красавчик сегодня какой, мне это все замазать или используешь?
- Сегодня снимаем в одежде. Сэнди тащи рубашки, брюки. И поторапливайтесь!

Еще один день съемок пролетел незаметно. Джареду все больше нравилось то, чем он занимается, хотя он и безумно уставал от неподвижности в какой-нибудь совершенно невозможной позе или, наоборот, оттого, что Эрик бегал вокруг и кричал:
- Больше экспрессии, двигайся, черт побери, ты что, замороженная сосиска?! - и при этом беспрестанно щелкал фотоаппаратом. Джаред все равно был рад, что попал сюда. В обед он сходил с Сэнди и Эриком в бар, в котором они обычно обедали, а потом позвонил Чаду, чтобы объяснить свое отсутствие.
Судя по тому, как он с ним разговаривал, Чад не очень-то это самое отсутствие и заметил.

Съемки закончились, и Джаред не знал, что ему делать. То ли ехать домой, то ли идти к Дженсену в кабинет. То ли еще что. С утра ему вроде бы дали понять, что между ними что-то есть, но это что-то - не повод, чтобы об этом кричать на всех углах.
И тут у Джареда зазвонил телефон. Номер высветился незнакомый. Кроме Чада здесь у Джареда друзей не было, пара знакомых, но номер он никому не давал. Дженсену он его тоже не давал. Сейчас Джаред пожалел об этом, взять у того номер телефона ему тоже в голову не пришло. «Был бы сейчас у меня его номер, можно было смс-ку послать, не обязательно ведь разговаривать, и тогда бы я знал». Что знал?
Джареду совершенно не хотелось говорить с каким-нибудь малознакомым парнем или девушкой, у которых, непонятно как, мог оказаться его номер, но все же ответил:
- Да, слушаю.
- Джаред, это Дженсен. Какие у тебя планы на вечер?

Дженсен.

Зачем парни идут в модельный бизнес? Нет, вот вы мне скажите, зачем?
Ладно, девчонки - они с детства себя все непризнанными актрисами считают, и, раз уж с этим не получилось, так хоть на обложках журналов покрасоваться или в рекламе какой-нибудь душистой дряни сняться.
А зачем это нужно парням?
Что, с детства любили по сто раз на дню в разные шмотки переодеваться?
Или втихаря от мамы косметику тырили и перед зеркалом мазались?
Нет ведь! Наверняка, из тренажерных залов и спортзала не вылезали. Вон, фигуры какие! Загляденье. Чего им тут, медом, что ли, намазано. Ведь ничего хорошего в этой работе нет. Тяжелая, монотонная, скучная. Каждый день одно и то же. А зависть, интриги, да еще каждый считает, что раз ты без штанов в журнале красуешься, то и давать должен без разговоров.
Нет, ведь шлют и шлют эти свои портфолио.
Вот этот, например. Ну зачем тебе это все надо? Сразу же видно, маменькин сынок. Гордость и краса школы, девчонки в очередь. Сами из трусов выпрыгивают.

- Стив, посмотри мне этого Джареда Тристана Падалеки. Где снимался, когда. Короче, полное досье.
- Хорошо, сэр. К какому сроку?
- Вчера.

К какому сроку? Распускается, подлец. Стоит раз слабину дать - и все, сразу норовят на шею сесть.
Значит Джаред.
«Мистер Эклз, нам надоели эти мачо, нам нужен парень из соседнего двора, Чтобы мальчишки, которые будут пользоваться этими средствами, испытывали к нему доверие, а не соперничество. Наши психологи-консультанты рекомендовали сделать упор в этой рекламе на доверие».
Бла-бла-бла. Но, желание клиента – закон. Хотите соседа, будет вам сосед.

Ага, можем, если хотим. Если не хотим, то можем притвориться.
Так: родился, учился, снимался… детские пижамки, панамки-бейсболки, местные деликатесы… Ничего, парень не совсем дилетант.
«Предположительно, гей». Ну и зачем мне это знать? Заботливый, ты мой.

- Стив, пошли этому Падалеки приглашение. Пусть приедет на собеседование.

Поглядим. Вроде бы должен подойти или мне пора на свалку, и я нюх потерял. Хотя, кто этих придурков разберет, завтра другая цыпа под директора ляжет, с иным взглядом на рекламную компанию. Она, может, наоборот мачо предпочитает.
А что? Мачо все предпочитают, только признаваться не любят.

- Мистер Эклз, к вам мистер Падалеки.
- Давай!

О! Какие мы высокие! Что-то я не обратил на это внимания, старею.
Да, парень, либо фотографировал тебя полный дилетант, либо камера тебя не любит. Ну, насчет не любит, всегда можно поправить, надо только фотографа с руками найти.
Красавчик! И улыбка хорошая, задорная и искренняя, интересно, как долго он ее сможет сохранить? Пока у него есть эта улыбка, все остальное особого значения не имеет.
Вот нос немного подкачал, но это не беда. Как будто у всех носы римско-греческие.
«Мистер Эклз, почему у парня такой нос? Неужели, с этим ничего нельзя сделать?» Ты свой-то нос в зеркало видел?
Фигура неплохая, только худой. Это у баб сейчас модно, чтобы одни кости торчали, хотя, чего в этом хорошего? А у парня мускулатура нужна. Но это дело наживное. Дай бог здоровья тому, кто придумал стероиды. С ними из любого задохлика за пару месяцев Мистера Вселенная слепить можно.

- Мистер Эклз, для меня такая честь и удача, что вы обратили внимание на мое резюме и собираетесь дать мне шанс, что я готов рассмотреть любое ваше предложение.

Мальчик, кто ж так подставляется? Это ж просто в открытую. Ты мне еще минет за контракт предложи. Нет, я, конечно, не святой. Но, с другой стороны, если сам предлагает…
Читает!
Ты там хоть половину слов-то понимаешь? Там я-то не понимаю.
Думаешь, зачем у меня три юриста дурака валяют? Специально для таких, как ты, которые всякие идиотские контракты, которые им нехорошие дяди вроде меня подсовывают, подписывают. Ты скажи, что возьмешь и проконсультируешься со своим адвокатом. Конечно, никакого адвоката у тебя нет, так ты хоть в какую-нибудь захудалую контору сходи, где тебе за сотню любой идиот с юридическим образованием объяснит, как я тебя сейчас поимею. Нет, что ты! Какие юристы, мы и сами с усами…

- Подожди. Надо пройти небольшую проверку на профпригодность. Раздевайся.

Черт с ним, стыдно детей обманывать, не людоед же я, в конце концов. Если хорошо отсосет, то подпишу с ним нормальное соглашение.

- Я не собираюсь.

Упс! Это как понимать? Сам же предложил, а теперь в кусты?
Черт, дурацкая ситуация, давно я так не лажал…
Да, Эклз, мальчик оказывается фиялочка, а ты сел в лужу. Ну, теперь придется делать морду кирпичом и переть танком. Блин, неудобно получилось.
Не вернется он, а я прям расстроился!
Вроде там еще пара кандидатов было.

- Стив, ты Патиссона и Сомерхолдера приглашал?
- Да, мистер Эклз, только с разницей в три дня. Вы хотели сначала на Падалеки посмотреть, а если…
- Сам знаю, что хотел! Перезвони, скажи, что обстоятельства изменились.
- Слушаюсь.
- И соедини меня с Розенбаумом.
- Соединяю.

- Майкл, привет! Узнал?.. Да-да, дела, ты в среду будешь?.. Ага, ну хорошо… Да ладно… Когда я тебя обставлял?.. Ну, это не считается!.. Да… Да… Слушай, у меня к тебе небольшое дело… В городе один паренек появился… Да... В общем, он мой... Ну, ты скажешь!.. Джаред Падалеки… Па-да-ле-ки... Да. Смешная… Ну, давай. Увидимся.

Уф! У меня сегодня день добрых дел.
Возвращайся-ка ты, Джаред Падалеки, в свое Сан-Антонио пасти бычков и сниматься в рекламе прихода Св.Франциска. В самый раз для тебя. А то ты со своей наивной доверчивостью в борделе закончишь.

- Мистер Эклз, к вам мистер Падалеки.
- Падалеки, Падалеки…
- Он на прошлой неделе приходил, вы собирались его на контракт для…
- Вспомнил я, у меня склероза пока нет. Так он же отказался. А сейчас что ему нужно?
- Говорит, что хочет вас видеть.
- Скажи, что занят.

Вот упрямый осел!
Сам виноват, кто тебя за язык тянул? Всегда последнее слово должно за тобой остаться? Вот и расхлебывай. Зачем ты ему насчет недели ляпнул? Идиот! Надо было сказать, минут десять. За десять-то минут никто не передумает.
И что мне теперь прикажете делать? Куда катится мир? С голоду он, что ли, помрет, если моделью не станет?
Сидит, небось, там весь из себя жертва в белом, а я маньяк и извращенец. И ведь не исправить уже ничего. Репутация, будь она неладна.
А может, посидит, посидит и уйдет? Как же, держи карман шире. Уйдет он. Пришел агнец на заклание. А я тут то ли ангел с ножом, то ли серый волк. В любом случае роль незавидная…
А те двое не подошли, хотя сразу понятно было, что не то.
«Слишком смазливые! Мы же говорили вам про свои требования».

- Стив, он ждет?
- Да, сэр.

А ты как думал?
Нет. Это тебе, брат, Техас: если что в голову втемяшил – хана, туши свет. И угораздило же меня влипнуть. А может ночевать в кабинете остаться? Или по пожарной лестнице. А что, не так уж и высоко. Сколько? Этажей двадцать. Всего-то! Ладно, хватит дурью маяться. Выхожу и, не замечая, прохожу мимо. Знать не знаю, ведать не ведаю, и вообще это тогда мой брат-близнец в кабинете был. А вы что, не знали, что у меня такой имеется? Вот и я не знал.

- Мистер Эклз, я прошу уделить мне несколько минут.

Нет, за каким он вскочил? Сидел бы себе тихонечко в кресле, мало ли куда я пошел.
Вот обязательно так смотреть? Похоже, что я младенцами по утрам завтракаю?
Идет? А ты как думал, и не надейся, что отмажешься.
Я жрать хочу, а как с таким есть. Он своей миной весь аппетит отбивает. Просто девственница, которую бросают в пасть тигра. Тигр, как вы понимаете, это я.

- Я обдумал ваше предложение насчет… насчет секса, и решил принять его.

Все! Пиздец! Вот нахрена, мне эти приключения?
Да-да, вставай и уходи. Конечно, я сволочь, попользуюсь и обману. Да включи ты мозги, наконец, нельзя же так, к первому встречному в постель нырять. Ты же обо мне ничего не знаешь.
Нет, куда там, ни за что не уйдет!
Голодный какой, он тут что, всю неделю не ел? И зачем таких мама с папой отпускают? Ты еще оближи тарелку. Господи, пацан совсем. Ладно, поехали играть комедию до конца.
Интересно, у меня встанет?

- Ванная там, в шкафчике найдешь все необходимое. Подготовься и иди в спальню. А мне надо еще немного поработать.

Пошел. Во-во давай, занимайся гигиеной. Безумству храбрых…
Может и выйдет из него толк, если, конечно, начнет свое упрямство правильно использовать и думать хоть иногда. Дать, что ли, парню еще один шанс. Он же не виноват, что ты в любом предложении секс видишь. У кого что болит, как говорится.

- Стив? Мне нужно, чтобы ты завтра срочно подготовил контракт с этим Падалеки. Нет, другой. Да, по форме два. Чтобы, когда утром я приехал, он уже лежал у меня на столе… Это меня не интересует. В кои-то веки пусть проснется пораньше и вспомнит за что я ему деньги плачу… Полностью юридически оформленный… Не успеет - может искать другое место… Да, вот так и передай.

- Эрик, добрый вечер. Ты мне завтра нужен… Надо срочно сделать фотосессию, о которой я неделю назад говорил… Да, есть у меня кандидатура… Мне интересно, кто на кого работает?.. Неужели? А то я уже сомневаться начал… Три дня… А мне плевать. Спокойной ночи!

Все гении, мать твою! Как деньги получать, так первые, а как поработать!..
Это у нас что? Это у нас бумажник. Да, я в курсе, что нехорошо по карманам шарить, но зато очень познавательно. «Джаред Тристан Падалеки, родился…, выданы…» Будем считать, что документы я у него проверил. Двадцатка. Почему-то мне кажется, что это все его накопления на сегодняшний день. Телефон. А вот это интересно. Кто тут? Чад, Сюзи, Бен. Негусто. Все номера местные, значит с родителями поругался и решил доказать всему миру, что уже взрослый. Возьму-ка я на всякий случай номер.
На какой, на какой? На всякий!
Исходящие. Ого, а он и правда упорный. Всех обзвонил. Может, зря я с Майклом влез. Глядишь, уже куда и пристроился бы. Благими намерениями, сам знаешь, куда дорога выстлана. Причем идешь ты туда, Эклз, семимильными шагами.
Вроде больше ничего интересного.

 

Спит. Умаялся, наверно, весь день представлять, какие ужасы я с ним делать буду. Пусть спит. Только попробую, правда ли у него губы такие мягкие, как кажется… ммм… и сладкие… и шея… Это гель или он сам так пахнет?.. Ого! Кажется, это меня сейчас поимеют. Ничего себе, фиялочка! Еще неизвестно кто тут девственница, а кто тигр… Это мы так целуемся ... Тогда, как же мы трахаемся?.. Кто больший идиот: кто идет домой неизвестно к кому или тот, кто ведет домой неизвестно кого?.. Кто здесь сомневался насчет встанет?..

Подъем, подъем! Кто придумал утро? Ответа не требуется, вопрос риторический.
Пойду, сварю себе кофе. Ну, что, Эклз, подведем кратенько итоги. А итоги, мой дорогой, неутешительные. Понравился он тебе. Да-да-да. И нефиг себе врать. Хватит того, что ты всем остальным врешь. По-нра-вил-ся. Так понятнее?
И что ты будешь с этим делать? А ничего.
А и правда, тебе ведь не впервой. Мало ли их таких, готовых на все, чтобы получить желаемое.
Интересно, а подошел бы он ко мне просто так. В баре, например, или меня только как приложение к контракту можно потерпеть?
Все, хватит сопли разводить. Вечно тебя с утра пораньше на философию тянет…
А вот и моя головная боль проснулась. Почему моя? Это откуда еще вылезло? Никакой он не моя, не мой и не моё.

- Это называется, «не собираюсь тебя наебывать»?

А у мальчика, оказывается, есть зубки.
Нет, но почему, стоит хоть чуть-чуть по-хорошему, сразу норовят на шею сесть и ножки свесить?
Что тебе там не понравилось? Ты же ни черта не смыслишь в этом! С этой бумажкой у тебя через пять лет вилла на берегу океана и «ягуар» в гараже будут, если мы, конечно, постараемся.
Откуда опять это «мы»?
Если я постараюсь, а ты будешь пахать, как проклятый.
Ой-ёй, какие мы обидчивые! Мне тут еще истерик не доставало. Слава богу, хватило, все-таки, мозгов не устраивать больше демонстраций.
Ребенок, честное слово! Да иди ты уже. Не собираюсь я ничего аннулировать.

- Эрик, как договаривались. Снимаешь как порно, но двадцать снимков мне нужно нормальных… И весь материал мне потом отдашь. Надеюсь, ты меня понял - весь!

Ну, вроде бы, с одной проблемой разобрался. Не хотелось бы просрать этот контракт. Тьфу, тьфу.
Правда, появилась другая. И еще неизвестно, что хуже.

- Мистер Эклз, мисс Коэн. Соединять?
- Соединяй, конечно!.. Лорен, дорогая, добрый день!.. Только о нем и думаю… Ты не справедлива, но я не обижаюсь… Я нашел того, кто вам нужен. В понедельник все будет… Когда я тебя подводил?.. Да знаю я всех моргановских ребят, ничего подходящего вы там не найдете… Конечно!.. Всего доброго!

Стерва!
Обязательно надо мне про Моргана напомнить. Ну нет, этот контракт он не получит. Завтра Эрик сделает фотографии, и он, считай, у меня в кармане, на этот раз верняк, промашки не будет. Теперь главное, чтобы Лорен до понедельника продержалась в постели у босса, а потом никуда они не денутся.

- Стив, поймай мне Эрика во время перерыва.
- Я могу сейчас его вызвать.
- Сейчас мне его вызывать не надо! Пусть работает.

- Эрик, как он тебе? Будет толк?
- Ну ты нахал, я с ним и полдня не поработал, даже еще снимков не видел. Откуда я знаю.
- Да не скромничай, у тебя глаз-ватерпас. Колись.
- Я за свои слова привык отвечать, обнадежу тебя, а может он на фотографиях не получится. Сам знаешь, как бывает. Так что потерпи до завтра. И еще. Это конечно не мое дело, но заплатил бы ты парню какой-нибудь аванс. У него сейчас с деньгами, наверняка, полная жопа. Обедать с нами не пошел, а у самого живот так бурчит, что даже болтовню Сэнди заглушает.
- Хорошо, я подумаю.
- А чего ты его опустить решил. Парень вроде и так нормальный. За каким этот спектакль с порнографией понадобился?
- Ничего, немного гонор сбить всегда полезно.

Наверное, и правда можно было обойтись. Но ведь сам виноват, зачем было устраивать эту истерику в кабинете утром?
А насчет аванса Эрик прав; и как я сам не подумал, видел же, сколько у него денег в бумажнике. И завтраком не покормил, что ему этот кофе. Не все же с утра на еду смотреть не могут. Растет еще, наверняка, аппетит как у гризли.

- Стив, у тебя конверт есть?
- Разумеется, сэр.
- Неси.

- Положи эти деньги в конверт и отнеси мистеру Падалеки, если спросит, скажи, что аванс.

Надеюсь, тут ему мозгов хватит не выпендриваться. Голодных обмороков мне только в агентстве не хватало. Представляю статьи в «жёлтой прессе»: «Мистер Эклз держит своих моделей не только в ежовых рукавицах, но и в черном теле. По достоверным сведениям, поступившим к нам из пункта неотложной скорой помощи, стало известно, что юный мистер Падалеки, чье лицо вскоре должно стать лицом новой линии косметических средств известной фирмы****, упал в голодный обморок во время съемок. Раньше такие случаи фиксировались только среди девушек-моделей, но, по-видимому, мода на анорексичное телосложение докатилась и до мужчин. Доколе…»

- Я передал, сэр.
- Спасибо, Стив. Он что-нибудь сказал?
- Нет, сэр.
- После того, как закончит сниматься, пригласи мистера Падалеки зайти ко мне.
- Хорошо, сэр.

Это что было? Да, да, вот это, «пригласи мистера Падалеки зайти ко мне». На кой ляд тебе понадобилось, чтобы он заходил? Эклз, я сейчас с кем разговариваю?
С самим собой, что явственно говорит о наличии у тебя расстройства психики.
Ну чего, должен же я узнать как у него рабочий день прошел? И вообще.

- Как тебе работа? Нравится?
- Да, понравилось.
- Ну что ж, хорошо. Какие у тебя планы на вечер?

Сейчас он мне по морде съездит и будет прав. Ну что поделать, если я идиот. Отвык уже от нормальных людей, всем что-то от меня нужно. Давай попробуем с тобой сначала. Просто ты меня снял в баре или даже лучше не снял, а так: познакомились, выпили, захотелось продолжения. А?

- Я предлагаю программу поинтересней.

За то, что я в машине сдержался, меня надо медалью наградить, а вот за то, что я в лифте на него не набросился - за это орден и занесение в списки почетных граждан Америки.
А вот теперь все, на большее я претендовать в любом случае никогда не собирался.
И зачем тебе столько одежды? Лето же на дворе.
Ну ладно, трахаться в лифте не надо было, а что раздеться-то мешало?
Умная мысля, она всегда опосля приходит.
На кой черт мне такая большая квартира? Это ж никуда не добраться, я тут что, в бейсбол играть собирался?
И где эта дурацкая спальня? А зачем она вообще? А затем, что там смазка и презервативы.
Умные люди это в карманах носят, но кто тут умный?
… Нееет! Не сейчас! Мне, конечно, не шестнадцать, но что-то мне подсказывает, что если ты это сделаешь еще раз, я кончу прямо в трусы, а в моем возрасте это уже не только неприлично, но и неестественно… А черт, ладно, давай, хрен с ними со штанами и с приличиями…
Не хочешь так? Ты думаешь, я хочу? Только меня здесь никто не спрашивает… Хорошо, хорошо… Блядь, это же больно!... Зато действенно.
Да, все тут: смазка, презики. Это тебе, это мне… Да похуй, без разницы. Давай, сначала ты. Мне все равно долго не продержаться… Дааа!... Поосторожней!... Чего ты там такое отрастил? … Чёрт, чёрт, блядь…..
…Я умер, вытек, сдулся… Здесь еще есть живые?.. Откуда?.. Разве после таких катаклизмов можно шевелиться?.. У меня нет сил… Ты ненасытное животное, а я человек… Дайте мне спокойно полежать, не надо меня трогать… Разве что тут… И там…И да, блядь, зачем же в рот?.. Нет, нет, это я не тебе… Конечно продолжать!.. Ммм, что? Теперь моя очередь?.. Парень, тебе кто-нибудь говорил про восстановительный период? Восстановительный – от слова встал…. А, у меня уже?.. Это еще что за намеки? Что значит, я все сам? А ну, быстро мордой в подушку! Сам он!.. И не надо так лыбиться. Где тюбик?..
…Джаред, уйди!.. Ты уволен!.. Вызовите полицию, спасателей… Кто-нибудь, уберите от меня этого маньяка… Да не останавливайся ты, нашел время слушаться...

Я сижу и тупо пялюсь на свой сотовый. Это номер Джареда. Я набрал его полчаса назад и все никак не могу собраться с духом и нажать на кнопку вызова.

 

Конец.



Сказали спасибо: 240

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: . ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v w а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 6 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1463