ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1668

Вчера мы познакомились с Джаредом

Дата публикации: 05.12.2016
Дата последнего изменения: 05.12.2016
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: Дженсен / Джаред; ОМП / Джаред;
Жанры: АУ; омегаверс;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания: Пэйринг: Дженсен/Джаред, Джейсон/Джаред | исполнение на заявку (заявка в комментарии автора)
Саммари: Близнецам Эклзам ищут пару, одну на двоих (какова причина - на усмотрение автора) все тщетно, то одному, то другому брату предложенные омеги не по нраву. Но тут одному из Эклзов встречается Джаред (молодой омега лет 20-22, вот такой) Один из Эклзов рассказывает брату о красивом и молодом омеге, и они решают встречаться с ним по очереди. Джаред, естественно, влюбляется в Дженса, хотя и не знает про то, что встречался с двумя альфами. В итоге все выясняется на свадьбе (какова будет реакция Джары на усмотрение автора), очень хочется красиво описанную постельную сцену, ну и тройничок.

Роккик, маленький ухоженный омега из богатой семьи Ревзов цену себе знал, но очевидно было – близнецы ему нравятся. Настолько нравятся, что избалованный стервец терялся, тянулся то к одному, то к другому, улыбался, заигрывал, и чуть не плыл от запаха альф. На секс раскрутился сразу, будто только этого предложения и ждал. Растеряв всю свою самоуверенность, хныкал на члене Дженсена, судорожно вздыхал, охал, стонал жарко, и жадно облизывал головку члена Джейсона, а братья понимающе усмехаясь, переглядывались, и ебли ненасытного омежку во все щели. Уходили от него под утро, сытые, натрахавшиеся, укрыли бережно по плечи мягким пледом, поцеловали по очереди в бесстыже раскрытый рот, Роккик даже и не проснулся.

По прикидкам Джейсона – проснется омега не раньше полудня, прихорашиваться будет до позднего вечера, и если захочется повторить – найти его будет нетрудно в одном из ночных клубов города. Но судя по скучающему лицу брата – Роккик может появиться в их планах ну разве что на самый худой конец. Джейсон привык, что в их паре рулит Дженсен, и особо не возражал, ну разве что изредка взбрыкивал. Сейчас же был с братом солидарен. Роккик – не тот, кто им нужен. Так, на один раз. Может, сам Джейсон встретился бы с омежкой еще разочек, может даже месяц встречался, но Дженсен уже показал свою незаинтересованность. Джейсон тихонько вздохнул, удобнее устраиваясь на сидении, пока старший братец вел машину. Да... Он бы не искал так неистово совершенство. Он даже внутренне согласен был с однажды брошенным Дженсеном обвинением – ты такой нетребовательный. Тебе так легко угодить. Да, он не предъявлял слишком высоких требований партнерам-омегам. Что с них взять? Омеги же. Была бы морда смазливая, подставлял бы зад, исправно рожал детей и довольно. А Дженсен... вечно искал совершенство. Иногда Джейсон жалел, что согласно закону близнецы имели право только на одного омегу супруга, неважно, двое их, трое или вообще пятеро. Оставалось утешаться тем, что их хотя бы двое, не то, что, например, братья Горринги. Этих было четверо, они вечно ссорились из-за очередности, ревности, предпочтений, и найти настолько выносливого омегу им было труднее.

Они медленно катили по тихому утреннему городу домой, Джейсон почти задремал. Разбудил его резкий звук тормозов и прилетевшее в лицо лобовое стекло. Хорошенько стукнувшись, Джейсон минутку посидел приходя в себя, прежде чем понял, что дверь со стороны водителя распахнута, Дженсен, черт, придурок, кого-то сбил? И теперь, невидимый, ворковал с кем-то, судя по звуку, сидел на корточках около сбитой жертвы:

– Эй, парень, ты в порядке? Посмотри на меня. Малыш, ну же. Я ведь только чуть-чуть тебя задел. Ты не можешь... Черт!

– Я не... малыш.

Джейсон и сам не ожидал, что испытает такое облегчение. Слава богу, отвечает! Значит, не так все плохо! Хоть и говорит с трудом, но голос полон упрямства, интересно бы посмотреть на хозяина. Ему скоро представилась такая возможность. Дженсен выругался и крикнул:

– Джейсон! Помоги мне, он, кажется, вырубился. Быстрее!

Пострадавшим оказался довольно рослый омега, молодой, тощий еще, но все равно тяжелый, а на лицо... Джейсон загляделся, пока Дженсен укладывал пострадавшего на заднее сидение. Говорить ничего не нужно было, они с Дженсеном понимали друг друга без слов. Переглянулись, Джейсон тихонько сказал:

– Ого.

Дженсен кивнул:

– Да.

И рванул с места. Колеса взвизгнули, они летели как сумасшедшие, и пока Дженсен гнал, Джейсон зачарованно разглядывал омегу. Теперь ему казалось, что Дженсен, его старший, всего-то на пять минут старше, но какая разница? Его старший брат был полностью, абсолютно прав. Если и есть на свете совершенство, такое вот корявое, патлатое, длинное, с детским неправильным лицом, то это вот оно, лежит, неловко свернувшись на заднем сидении их авто, и при одном взгляде на него перехватывает дыхание. Такого стоило искать.

Дженсен в больницу омегу втащил один, и велел Джейсону:

– Убирайся. Если что, я один отвечу, ты ни при чем, ты спал вообще.

Джейсон было заартачился:

– Но как же...

Дженсен шепотом рявкнул:

– Не тупи! Джей, если меня посадят, будешь присматривать за ним. Приходить... Нельзя его упускать. А если нас двоих закроют, и будут разбираться, кто сидел за рулем, и так далее, мы можем его потерять.

Джейсон со скрипом согласился, ушел, но извелся так, что лучше бы не уходил! Когда был уже на пределе, и схватил куртку, чтобы бежать назад, в больницу, пикнула смска, Дженсен как чуял, зараза: «Не паникуй. Все обошлось» Джейсон немедленно начал названивать, но братец скидывал звонки, чем неимоверно его злил, когда Джейсон снова был уже на грани, пришло новое сообщение: «Дж, не психуй. Джаред – его зовут Джаред! Нам подходит, да? Джаред не имеет к нам претензий. Полиция отстала, он переходил дорогу неполож. Я пока с ним. Провожу его домой, он уже в порядке. Не звони! Я сам»

Что – сам, позвонит или что? Но Джейсон послушался, размышляя – хорошо хоть в полицию брата не забрали! Немного успокоился, и принялся ждать.

***

Дженсен пришел поздним вечером, и выглядел так, что Джейсон выдохнул:

– Рассказывай!

Дженсен продолжал загадочно улыбаться. Никогда раньше таким не был, таким... расслабленным? Мягким. Довольным. Неожиданно пришло в голову самое точное определение – счастливым. Кольнула внезапная ревность, Джейсон спросил, и не смог скрыть предательской дрожи в голосе:

– Нашел свое совершенство?

Он не спросил: «А как же я?», но почувствовал необъяснимое одиночество, зябко повел плечами, но Дженсен будто очнулся, покачал головой:

– Наше, Джей. Наше совершенство. Он действительно... такой. Как будто по заказу.

И Джейсон мгновенно успокоился. Его не вычеркивали из расклада, ну да, было немного не по себе – столько лет они были главными друг у друга, теперь появился еще кто-то. Будет ли им так же хорошо и уютно, как прежде? Или омега разрушит их мир.

Утром Дженсен исчез, до того, как проснулся Джейсон, и вернулся поздно, и не успел Джейсон закатить скандал, братец потащил его в бар, затолкал в угол, и, поставив перед ним литровую кружку, велел:

– Пей.

А пока Джейсон пил, Дженсен рассказывал:

– ... боюсь спугнуть. Мы не можем его отпустить, понимаешь? Если я скажу ему сразу, что нас двое, он может просто отказаться встречаться, зная, что выходить ему придется за двоих. Я предлагаю встречаться с ним по очереди. Пока он не привыкнет... не полюбит. А потом... Да, я понимаю, не слишком-то честно. Но я просто не хочу его сейчас отпугнуть. Джейсон, согласен?

Джейсон уже давно успокоился, и сосредоточенно сосал свое пиво. Он даже немного стыдился своей ревности и того, что весь день считал себя кинутым, брошенным. На предложение согласился внутренне сразу – но сразу же и возникла куча вопросов:

– Но как? Нам же нужно будет знать, что делал каждый из нас во время свидания, что говорил. Чтобы он не заподозрил.

– Это разве проблема? – Дженсен тоже успокоился, не выглядел таким взвинченным. Кивнул бармену, чтобы тот принес еще пива. Выпил, поставил кружку на стол: – Есть ли что-нибудь, чего мы не знаем друг о друге?

– Есть, – Джейсон и не пытался скрыть обиду, – например, вчера. И сегодня. Что ты делал?

Дженсен улыбнулся, точно так, как после первой встречи с Джаредом, мечтательно и нежно, уселся поудобнее, и начал:

– А вчера мы познакомились с Джаредом. Он шел и читал книгу, представляешь? Он так зачитался, что шагнул на проезжую часть, а я в последний момент успел затормозить. Он отделался ушибами и синяками, а в больнице, когда приехали полицейские, он меня защищал. Так пылко!

Дженсен снова улыбнулся, и Джейсон тоже – следом за ним.

***

Идя в первый раз на свидание ( а на самом деле уже в третий, но в первые два раза был Дженсен) Джейсон ужасно волновался. Но стоило позвонить в дверь, и попасть в дом, оказаться под колпаком пристального, приязненного внимания омеги, яркого, как солнце, улыбчивого, красивого, Джейсон немедленно успокоился, вся его тревога растаяла. Джаред был чудесный. Чудесный! Другого слова не подобрать, точно как сказал Дженсен – как по заказу. Как специально для них. Он развлекал Джейсона, рассказывал о себе, умел и слушать, а потом они долго и весело резались в рикрери, время пролетело так быстро! На крыльце они долго и нежно целовались, и у омеги был головокружительно приятный запах. Джейсон, возвращаясь домой, очень хорошо понимал Дженсена, и подозревал, что вид имеет точно такой же – восторженно-отрешенный.

При виде него Дженсен расхохотался, и Джейсону ничего не оставалось, как присоединиться к его смеху. Невозможно распирало от удовольствия.
Поцелуи, это конечно, хорошо. Но хотелось большего. Дженсен считал, что не нужно спешить, а вот Джаред, кажется, придерживался иного мнения. И первый раз у них случился с Джейсоном.

Джаред оказался девственником, признался в этом уже в постели, и Джейсон было чуть не сбежал, но Джаред держал крепко. Сильный был для омеги, впрочем, это нравилось и Дженсену и ему.

– Не уходи, – шептал Джаред взволнованно, сверкая в темноте широко распахнутыми глазами, держался крепко, как клещ, – такой странный... меняешься. Джей, ты такой, не пойму. То горишь как в огне, то шарахаешься, я же вижу, что нравлюсь тебе. А не берешь. Почему? Джей, Джей... Пожалуйста.

Выбрали с братом нейтральное для себя имя – Джей, но потом смеялись оба – и Джареда можно было звать так. Но переигрывать уж не стали – заигрались... Теперь Джейсон понимал это. Заигрались. Что же делать?

Джаред льнул к нему всем телом, а Джейсон разрывался от желания и ответственности – что скажет Дженсен? И зачем они так долго обманывают омегу, дошло уже до секса, а Дженсен все не хочет говорить омеге правду. Омега уже и сам вон говорит – странный. Еще бы не странный, как не притворяйся одним человеком – их двое, и привычки, и манеры, и мысли у них разные, Джаред подстраивался под одного, а потом выходило, что общался с другим, ожидал одних реакций, а получал другие. Господи, как не сбежал давно от такого странного альфы.

Джейсон сделал над собой героическое усилие, попытался отодвинуть от себя горячее, гибкое тело:

– Джаред, не будем спешить.

– Ты спятил?! Я теку уже, как тебя хочу, сколько можно. Я выбрал, я хочу, ну! Джей, пожалуйста.

Омега льнул, трепетал, поскуливал от обиды, и Джейсон сдался, не было никакой возможности уйти. Никак – не от Джареда. Не от такого, как он.
Чуть ли ни со вздохом облегчения Джаред принял его, девственно узкий сперва, болезненно и счастливо охал, потом уже томно стонал, двигался навстречу, крепко обхватывал длинными сильными ногами за талию – не отпускал, требовал – еще, еще, Джей. Они засыпали, утомленные, в объятиях друг друга, но при малейшем поползновении сойти с кровати Джаред даже во сне – хмурился, обнимал его крепче и недовольно, не открывая рта, протестующе мычал. Джейсон покорно замирал на месте, а под утро с ужасом и восторгом почуял запах течки. Чеееерт, вот черт.

Чтобы с первого раза, и сразу течка – это говорило о многом. Фактически, что они с Дженсеном на самом деле встретили идеально подходящего им омегу. Только вот омега не знал, что их двое. Надо ли говорить, что весь день превратился в сплошной секс-марафон, Джейсон изнемогал к вечеру, а Джаред был полон сил, ненасытен, бодр – неумолимо обвивал его своим длинным тонким, гибким телом как змея, шептал в губы – возьми меня, возьми, хочу, твой, а Джейсон внезапно понял, что спасение-то есть. С трудом отлучился в туалетную комнату, быстро позвонил:

–Дженсен, скорее. У него течка. Поменяемся, не могу больше.

Дженсен ругнулся в трубке, Джаред уже стучал в дверь, и не успел Джейсон выйти, был атакован – Джаред рухнул на колени перед ним – отсосу, подожди, дай, хочу!

Еще полчаса до приезда Дженсена показались Джейсону вечностью, но зато он придумал за это время способ, как им с братом поменяться. Привязал Джареда к кровати, закрыл ему глаза черной лентой, обещая сладкое, о, тебе понравится, Джаред. Сейчас так тебе будет хорошо, что ты, наконец, насытишься.

Дженсен приехал быстро, вошел через черный ход, прокрался в дом, одного взгляда ему хватило, чтобы все понять, начал быстро раздеваться, сделал Джейсону знак – уходи.

Джейсон вздохнул облегченно, но... как ни странно, уходить не хотелось. Он остался еще ненадолго, и пока одевался в вещи Дженсена, смотрел, как под сильным его телом изгибается призывно омега, трепещет, стонет сладострастно, и дрожит.

Спал, наверное, сутки, как пришел домой, и проснулся от звонка.

Оказалось, Дженсен. Разговор был короткий:

– Приезжай, смени меня.

– Сейчас, только поем. Голоден как черт.

– Хорошо. Только быстро.

Разговаривали отрывисто, коротко, как на войне, и торопливо бросая в себя куски мяса, запивая крепчайшим кофе, Джейсон приходил к пониманию, что в каком-то смысле жесткие правила насчет близнецов должны распространяться на всех альф без исключения. Благословение божье, что их двое, и могут друг друга сменить. Как же справляются другие?

Еще через сутки течка кончилась, и братья смогли перевести дух.

Осунувшиеся, слегка подзаросшие, но абсолютно довольные, сидели в баре и пили, глядя друг на друга. Каждый знал, о чем думал другой, но не спешили начинать разговор, изредка лениво перебрасываясь ничего не значащими словами.

– Было круто.

– В первый раз так попали, ага.

– Ну, надо же когда-то начинать.

– Охуенный. Он просто охуенный.

– Он, блядь, меня высосал насухо. Я думал, еще месяц не захочу трахаться. Но...

– Что?

– Хочу его снова. Он охуенный.

– Ага...

Джаред мог забеременеть, и оба об этом думали. И улыбались своим мыслям, переглядываясь, первым не выдержал Джейсон:

– Думаешь, он мог?..

Дженсен кивнул и отпил еще пива. Прикрыл глаза, и разулыбался, представляя Джареда с животом. Как он лежит, длинный, гибкий, в своей кровати, и спит безмятежно, приоткрыв зацелованные распухшие губы.

– И что?

Джейсон вынуждал брата заговорить первым.

Дженсен выпрямился на барном диванчике, и буднично сказал:

– Что, ну что. Надо выбрать кольцо. И обзвонить родственников.

– Я не о том, – Дженсен начал сердиться, – когда ты скажешь ему?

Дженсен не возразил – почему я? – он заявил неожиданное:

– Пусть он сперва даст согласие на брак. А потом... Я думаю, мы не скажем ему до самого конца. В мэрии уже будет поздно отмазываться, и он... он никуда не денется. Да?

Он вдруг так беззащитно-неуверенно посмотрел на Джейсона, что тот вмиг почувствовал себя старшим, впервые в их жизни.

– Ты так врезался в него? – потрясенно спросил он.

Он знал, что братец влюблен, влюблен с первой встречи, но чтобы так.

– Как будто ты нет, – вяло огрызнулся Дженсен.

–Ты боишься его потерять, – подытожил Джейсон.

Дженсен ничего не ответил. Джейсон вздохнул, и после долгих раздумий произнес:

– Я с тобой в любом случае. Ладно. Давай так.

И Дженсен ощутимо расслабился.

Джейсон украдкой вздохнул, но слишком хорошо знал брата – не переспоришь, бесполезно, все равно по-своему сделает. Знал, что рискованно, что Джаред может обидеться, но больше таких растерянных, беззащитных умоляющих глаз Дженсена видеть не хотел, ладно, пусть. Пусть будет, как он хочет.


***


Конечно же, Джаред забеременел. И предложение делать вытянул жребий Дженсен. Зато Джейсон выбирал кольцо, и очень горд был, что угодил, Джареду оно очень понравилось.

И конечно же, в мэрии вышел огромный скандал.

Едва только увидев, что вслед за одним женихом в брачную залу входит точно такой же другой, в точно таком же белоснежном костюме с приколотой красной розой Джаред переменился в лице, отбросил в сторону перчатки, которые нервно мял в руках, и нисколько не стесняясь служащих и родни, заорал:

– Так вооот в чем дело! Уроды, чуть с ума меня не свели! А я-то думаю, что, блядь, такое?! Чудится что ли мне? То у него один голос, то уже чуть-чуть другой! И запах, запах-то!! Различается, но так мало, что думал, это я спятил! Вы что, думаете, если омега, то идиот?! Я уже хотел лечиться! Я думал, как тебе... вам! Сказать, убивался, плакал, думал, испорчу жизнь, псих больной, а вы!!!

Джаред ухватил с ближайшей тумбы увесистый кувшин с цветами и запустил в женихов. Пока Джейсон стоял, весь в цветах, мокрый, рассматривая задумчиво испорченный костюм, Джаред гонялся за Дженсеном с криком:

– Это ты главный, я точно знаю! По твоим наглым глазам вижу! Это ты, все ты!! Негодяй, мерзавец, лгун!

–Джаред, тебе нельзя волноваться, – уговаривал Дженсен Джареда, прячась от летящего в него нового кувшина за мраморной колонной, а Джаред выл как сирена:

– Раньше надо было думать! О том, чтобы я не волновался!! Я извелся весь, ночей не спал! Надо было догадаться еще тогда, во время течки...

Джаред внезапно прервался, и Дженсен рискнул высунуться из-за колонны.

Джаред стоял посреди залы, прижав ладони к лицу, по углам жались гости и служащие, и Джаред выглядел таким трогательно несчастным, что Дженсен не выдержал и покинул свое убежище. Подошел к нему, и не решаясь прикоснуться, попросил:

– Прости меня. Прости, пожалуйста. Ты прав, это я... Джейсон все время хотел сказать, признаться тебе, но я не мог. Я так боялся тебя потерять.

Джейсон подошел и встал плечом к плечу с ним, Джаред убрал руки от покрасневшего лица и исподлобья смотрел на них, перебегая взглядом от одного к другому.

– Мы не хотели тебя обидеть, – подал голос Джейсон, и когда Джаред с негодованием посмотрел на него – состроил самую щенячью рожицу в мире.

Джаред покачал головой и уже без прежнего запала обвинил:

– Обманщики.

– Джаред, пожалуйста, – Дженсен полез во внутренний карман за кольцом, и Джаред точно понял его намерение. Он вздрогнул, болезненно искривился и отступил:

– Нет. Нет, нет. Говоришь, ты боялся потерять меня? Поздравляю, ты сделал именно это. Начинать семейную жизнь со лжи... нет.

Дженсен неверяще смотрел вслед уходящему Джареду, прошептал беспомощно:

– Джей...

Джейсон кинулся догонять омегу.

И конечно, у него ничего не получилось, Джаред крепко обиделся.

Джейсон не любил вспоминать эту ночь. Как они таскались из бара в бар, вернее он ходил за Дженсеном, а тот все не пьянел, разве что на белоснежном свадебном костюме появлялось все больше пятен, а потом Джейсон тащил совершенно невменяемого брата домой, и чутко сторожил его.
На утро Дженсен немного пришел в себя, но удар оказался сокрушительным. Настолько, что Дженсен выпал совсем из эмоциональной сферы жизни. На самом деле он ходил, пил, ел, работал, и все. Не улыбался, и почти не разговаривал, а Джейсон боялся оставить его, пока однажды Дженсен не послал его:

– Прекрати изображать наседку, Джей. Оставь меня в покое.

Легко сказать. Потерять сразу двоих, самых близких самых любимых людей – самое смешное они оба были, не умерли, но вели себя так, будто Джейсон не нужен им вовсе. Ни Дженсену, ни Джареду. Было страшно тяжело.

Джейсон приходил к омеге, и через некоторое время Джаред начал пускать его в дом, но вел себя Джаред еще хуже, чем Дженсен. Беременный стал абсолютно невыносим, то плакал, то обвинял, то требовал чего-то, и Джейсон вставал и шел, добывая клубнику зимой, или непременно клетчатые пеленки, которые нужны вот сейчас-сейчас, плевать, что малыш родится еще нескоро.

Эти несколько адских месяцев безлюбья измотали Джейсона вконец, может, от усталости, может, просто от невнимательности – занесло на повороте, и – все. Темнота. Произошло все так быстро, что он даже не успел ничего понять.

Приходя в себя, услышал тихий разговор, и голоса показались страшно знакомыми. Но то, что они говорили, что они вообще разговаривали между собой было так нереально, что Джейсон решил – глюки, и совершенно спокойно слушал прелюбопытный глюк, рожденный воспаленным сознанием.

– Если он... если с ним что-то серьезное... Я никогда себе не прощу. Дурак я, скотина, сволочь.

– Это я виноват. Я все время его донимал, срывал на нем зло. Господи, что же будет-то?!

– Он всегда был против этого обмана. Джаред, я должен был прийти и извиниться. И просить прощения, пока ты не простишь, но я лелеял свою боль, и плевал на чужую. Джейсон... он оказался старше и умнее. А я...

– А я его все время обвинял... Я так виноват.

– Это я виноват, один я. Ты вообще ни при чем.

–Ты бы слышал, что я говорил ему.

– А я изводил его своим молчанием...

Пока воображаемые Дженсен и Джаред спорили, чья вина больше, Джейсон преисполнился к себе жалостью. Надо же, а ведь и впрямь. Все, как они говорят. Джейсон всхлипнул, и тут же почувствовал, что кто-то хватает его за руки.

Изумившись, Джейсон открыл глаза – над ним склонялись встревоженные Дженсен и Джаред.

Почти хором они спросили:

– Джейсон?! Как ты себя чувствуешь?!

Его обнимало тепло и внимание, и любовь, он так соскучился по ним, так устал жить в пустоте. Губы сами начали расплываться в улыбке, и он неразборчиво произнес:

– Вы здееесь. Отлично. Я чувствую себя просто отлично.

Дженсен и Джаред смущенно переглянулись, и Дженсен состроив невозмутимо-суровую рожу хотел было что-то сказать, но Джейсон перебил его. Он снова уплывал в наркотический дурман, но даже оттуда пожаловался:

– Не надо, Дженсен, не смотри так. Не говори, что это ничего не значит. Я устал. Устал уже нас сводить, давайте вместе. Пожалуйста.

В лице Дженсена что-то дрогнуло, и он сказал с усилием:

– Да. Да, Джей. Хорошо.

Джаред вдруг склонился над Джейсоном и прошептал, обдавая дыханием:

– Мы будем вместе стараться, ты только не уходи. Слышишь?

Джейсон слышал, хотя в глазах стремительно темнело. Он даже успел сказать

– Да.

эпилог

Течка – необязательное условие для продолжительной и жаркой ебли, братья выяснили это очень скоро. Беременные омеги тоже очень охочи до секса, и, боже, как хорошо, что альф было двое на одного неутомимого, прекрасного, и такого сладкого омегу. Джаред буквально наслаждался вниманием и неусыпной заботой, которой окружили его братья, он просто таял в руках, и мурчал, как довольный кот, верти его, крути, главное, не оставлять без внимания. Куда девались все капризы и претензии, цвел и пах, круглел пузом, но тело, руки-ноги, лицо, оставалось худым, подтянутым, и эта ненасытная жажда любви. И нет, братья не жаловались.

После выписки Джейсона и торопливой свадьбы они очень быстро сплелись, сладились, сложились в один клубок, где чьи руки-ноги, нервы, губы, не разобрать, каждый чувствовал друг друга, как себя. И перед самыми родами первым проснулся Дженсен, разбудил брата, успел сказать:

– Сейчас начнется.

А потом застонал низко Джаред, и понеслось – крики, скорая, бешеная езда в ночи, роддом, и долгое, долгое ожидание. А потом вышел медбрат, и, улыбаясь, спросил:

– Кто тут папаша? Сегодня ночью омегу привезли.

– Я, – хором откликнулись братья, вскочив с кресел.

– Хм, – сказал медбрат, и улыбнулся еще шире, – поздравляю. У вас двойня.



Сказали спасибо: 34

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1358