ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1581

Сладкий

Дата публикации: 27.03.2016
Дата последнего изменения: 27.03.2016
Автор (переводчик): Кана Го;
Бета: Addie Dee
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; крэк; романс; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: PG
Размер: мини
Предупреждения: посттравматический синдром (в некотором роде), нецензурная лексика
Саммари: по мотивам читательской заявки: Джеи — попкорн. Дженсен — соленый и язвительный, Джаред — сладкий карамельный. Джаред по ошибке попадает в ведро с соленым попкорном, весь такой веселый и жизнерадостный, встречает замкнутого циничного Дженсена и прилагает все усилия, чтобы расшевелить буку, отпускает смешные комменты на фильм, Дженсен постепенно оттаивает.
Глава 1

— Фильм просто кошмарный!

— Ведерко-то какое тесное!

— Этот мудак справа хлюпает своей колой, как испорченный унитаз!

— А тот, что слева, шуршит пакетом, как пятнадцать пьяных ежиков!

— Почему тут так холодно? За что мы налоги платим?

Последнее утверждение звучало особенно странно в исполнении зернышка попкорна. Джаред скосил глаза на соседа по ведерку, который безостановочно брюзжал вот уже с четверть часа, и нахмурился.

— А-а-а-а! — не замедлил заорать тот. — Попкорн с глазами!

— А сам-то, — не впечатлился Джаред. — У тебя и рот есть.

Мама всегда учила его, что надо быть вежливым. Последовав ее совету, замечанием про рот Джаред пытался намекнуть соседу, что неплохо бы этот самый рот закрыть и желательно до конца сеанса.

То есть Джаред и сам любил поболтать. Понимаете, когда безвылазно сидишь в одном початке с тысячей братьев и сестер, сложно не перекинуться словечком то с одним, то с другим… то с пятьсот шестьдесят четвертым, хм, да. В общем, поболтать Джаред был не прочь, но он хотя бы не жаловался со скоростью пять предложений в секунду. Кстати, вспомнив о початке, он задумался, не мог ли ворчливый сосед оказаться в числе его родственников: в конце концов, когда их у тебя тысяча, кого-то можно и не заметить. Потом усомнился. Такого он бы заметил. Будь у них такой брат, до сбора урожая они бы не дожили, скукожились еще в процессе созревания. В страшных муках.

Если подумать по справедливости, сложно ожидать радуг, единорогов и веселого смеха в стакане, полном соленого попкорна. Когда жареную кукурузу солят, она как-то сразу куксится и теряет чувство юмора. Джаред же был сладким, облитым карамелью зернышком, которое к соленому попкорну попало по чистой случайности. Он сразу заметил, что соседи по ведерку жизнелюбием не блещут, но этот конкретный сосед даже на их фоне выглядел как-то уж совсем уныло.

— Жизнь — боль и тлен, — подтвердил его опасения сосед. — Мы все умрем.

Джаред пожал гипотетическими плечами. Печально, да, но какой еще судьбы можно ожидать, если ты — попкорн?

Впрочем, фильм, несмотря на вердикт унылого соседа, был такой увлекательный и смешной, что человек с ведерком больше хохотал, чем ел, так что наклевывалась неплохая возможность подольше полюбоваться миром за пределами чужой пищеварительной системы.

— В жизни нет черно-белых полос, — продолжал философствовать сосед.

— Ну да, — осторожно согласился Джаред. — Наше ведерко — красно-желтое.

Сосед злобно покосился на него, но не сдался:

— Точно. Красный — это пролитая кровь невинно убиенной кукурузы, а желтый… желтый… э-э-э…

— Если кто-то сильно испугался? — с готовностью предположил Джаред.

Сосед глянул на него так, что Джареду показалось, будто ему сейчас вцепятся в шею голыми руками. Хорошо, что у кукурузных зерен нет рук. Равно как и шеи, впрочем. Но на всякий случай он решил сменить тему и спросил:

— Как тебя зовут?

— Дженсен.

— Красивое имя, — вполне искренне похвалил Джаред.

— Спасибо, — буркнул Дженсен. — И что с того? Я ничтожество. Пустышка.

— Ты не пустышка, — утешил Джаред. — В тебе двадцать шесть элементов таблицы Менделеева.

— Я знаю. А толку? Все равно жизнь через одно место кончается.

«Мама моя кукуруза, папа мой маис, — взмолился Джаред, — опылите меня обратно!» А вслух проговорил:

— Ну… Обидно, конечно. Но когда ты — еда, оно так обычно и бывает.

— Я про попкорн-автомат, дурачок, — фыркнул Дженсен.

— А, понял, — догадался Джаред. — У тебя постнагревательный синдром. То-то я смотрю, какой-то ты пригоревший. Сколько циклов за плечами?

— Четыре, — неохотно отозвался Дженсен. — Меня три раза забыли выгрузить из кастрюли, представляешь? И четыре раза солили.

— Ого, — только и сказал Джаред.

Несколько минут они молча слушали фильм. Джаред сдерживал смех: хохотать рядом с соседом с таким сложным прошлым было как-то неловко. Тем более их человек принялся за еду, и следовало, по идее, задуматься о Матери-Земле и вечности. Честно говоря, прослушивание фильма представлялось куда более интересным занятием.

Несколько раз пальцы мелькнули совсем близко, но тут под аккомпанемент взрыва хохота ведерко сильно встряхнуло, и Джаред провалился в самый низ.

— Здравствуй, днище, — послышался совсем рядом мрачный голос.

Со смесью раздражения, обреченности и облегчения Джаред понял, что ворчливый сосед провалился вниз вместе с ним. Дженсен, конечно, был отпетым пессимистом, но чем-то он Джареду понравился: не то оригинальной формой, не то оранжевыми крапинками…

— Не пялься на меня, — заявил Дженсен.

— Ты мне нравишься, — признался Джаред.

И покраснел. Точнее, покраснел бы, будь он не лопающейся кукурузой, а, скажем, земляничной. Но земляничной кукурузой он не был, поэтому покраснел мысленно.

— Мне очень приятно, — неожиданно вежливо отозвался Дженсен. — Нет, правда, чувак, очень приятно. И если бы не попкорн-автомат…

— Но жизнь не кончается попкорн-автоматом! — возразил Джаред. — Ты жив. Даже после четырех циклов и четверной дозы соли!

— Пока, — уточнил Дженсен. — Но посмотри, где я? На дне! Ниже падать уже некуда!

И тут снизу постучали.

А потом еще раз. А потом раздался громовой хохот и снизу стукнуло так сильно, что немногочисленный оставшийся попкорн фонтанчиком вылетел из ведерка и рассыпался по ковру под сиденьями.

Еще в полете Джаред потерял сознание, а очнулся от того, что Дженсен подтащил его к брошенному стаканчику с недопитой колой и теперь обрызгивал липкими коричневыми каплями.

— Хорош, — пробормотал Джаред. — Я и так сладкий. Сам бы лучше искупался.

— Тебя-то как зовут? — проигнорировав его совет, спросил Дженсен.

— Джаред.

— Мы теперь отбросы общества, Джаред, — Дженсен кивнул на пыль, песок и конфетные фантики. — Что ты на это скажешь?

Тут бы не сказать, а врезать. Или рот заткнуть. Можно даже поцелуем.

— А вот и скажу, — Джаред устроился поудобнее. — Скоро фильм закончится. Нас сметет уборщик и вынесет на помойку. А в мусоре нас найдут птицы. И унесут на родину, в Мексику. Там мы прорастем, и новые кукурузные початки будут наливаться под жарким южным солнцем…

— Какие еще початки? — перебил Дженсен. — Ты жареный. А я так и вообще пережаренный.

— Мечтать не вредно, — отмахнулся Джаред. — Кстати, ты в курсе, что мы лежим под задними рядами?

— И что?

— А то, что раньше люди ходили в кино, чтобы в темноте хватать друг друга за коленки и целоваться. А теперь только дуют газировку и едят попкорн.

— И что? — как сломанная пластинка, повторил Дженсен.

— А то, что если люди в кино дурью страдают, так пусть хоть попкорн делом займется, — выпалил Джаред и без дальнейших разговоров прижал Дженсена к ножке кресла.

Пускай они не попадут на родину предков и не дадут жизнь новому кукурузному полю, но лежать в темном кинотеатре, слушать фильмы и целоваться…

Чем не мечта?

И кстати, несмотря на четверную дозу соли, Дженсен все равно на вкус оказался — сладкий.

 

КОНЕЦ



Сказали спасибо: 28

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

29.03.2016 Автор: catyuta

Это шедеврально!  Ниже падать уже некуда:-)  Спасибо, очень понравилось!

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408