ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1580

Ковбойский романс

Дата публикации: 25.03.2016
Дата последнего изменения: 25.03.2016
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; ретейлинг; романс; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Предупреждения: текст не претендует на соответствие историческим фактам. Автор в угоду жанру смягчил гомофобные возз
Саммари: Джаред Падалеки был простым техасским парнем. Это значит — рост шесть футов четыре дюйма, пятнадцать стоунов веса, вихрастая башка с неровно отросшими лохмами, широкие плечи, длинные ноги и упрямство, из-за которого слово техасец давно стало нарицательным. А Дженсен был принцем.
Глава 1

Джаред Падалеки был простым техасским парнем. Это значит — рост шесть футов четыре дюйма, пятнадцать стоунов веса, вихрастая башка с неровно отросшими лохмами, широкие плечи, длинные ноги и упрямство, из-за которого слово техасец давно стало нарицательным.

А Дженсен был принцем.

Откуда в Техасе взяться принцу?

Нет, он не приехал из далекой старушки-Европы. Дженсен Эклз, сын Алана Эклза, так же родился в Техасе, как и Джаред Падалеки, вот только отцом у него был самый настоящий король. Король скота. Так по-простому техасцы именовали тех скотоводов, чьи стада рогатым морем голов заполняли просторные пастбища Среднего Запада. А значит, Дженсен Эклз — самый настоящий принц.

Белоснежная рубашка, темно-синие штаны для верховой езды, плотно обтягивающие чуть кривоватые ноги, до блеска начищенные сапоги. Да и кроме одежды тоже было на что посмотреть: пухлые губы, длинные ресницы, мелкие веснушки на лице и аккуратно постриженные русые волосы до плеч. Когда Джаред увидел Дженсена в первый раз, то решил, что какая-то девчонка переоделась в мужскую одежду.

— А это что еще за фифа?

Джаред недавно нанялся на работу к Эклзам и хозяйского сына увидел в первый раз. Но тут же получил подзатыльник от управляющего и обидный смех за спиной от остальных ковбоев. А парень, которого он принял за девчонку, повернулся и смерил его презрительным взглядом. И Джаред понял, что пропал. Отдал свое сердце высокомерному красавчику с пронзительно-зелеными, как трава весной, глазами.

Вечером Джаред заловил парня, когда тот выходил из дома, и, не разводя долгих разговоров, предложил встречаться. Дженсен ухмыльнулся, окинул Джареда оценивающим взглядом и без церемоний поволок на сеновал. А там быстро объяснил, что никакой он не фифа, несмотря на ресницы и губы. Дженсен оказался горячим наездником, и Джареду пришлось примерить на себя роль укрощенного жеребца. Впрочем, никаких обид. Когда пухлые губы впервые сомкнулись вокруг его члена, Джаред понял, что готов на все, лишь бы быть постоянным участником таких ночных родео. И плевать он хотел на насмешливые взгляды остальных ковбоев, если иногда по утрам не получалось сдержать страдальческой гримасы, забираясь в седло.

Дженсен стреножил его сердце с той же легкостью, с какой расправлялся с двухлетними бычками в загоне для клеймения.

Осенью Дженсен уезжал в город — он учился в университете — а Джаред скучал и сох от любви, поэтому вместо трех бутербродов с арахисовым маслом и беконом съедал только по два с половиной.

Дженсен приезжал на каникулы и тут же волок Джареда на их любимый сеновал, где долго и страстно доказывал, что тоже скучал.

И все шло прекрасно, пока однажды Грязный Гарри, прозванный так за то, что брехал языком, как старый шелудивый пес, залил в себя больше, чем следовало, старины Джека и принялся на весь бар орать песни. Отсутствие музыкальных талантов Гарри с энтузиазмом компенсировал громкостью исполнения. Завсегдатаи салуна «Потерянная подкова» давно привыкли к стрельбе, крикам и воплям, но даже они не могли долго выносить столь изощренное издевательство над своими ушами. Гарри вытолкали на улицу, а сердобольный Джаред решил помочь старику дойти до дома. А ни одно доброе дело, как известно, не остается безнаказанным.

Сначала Гарри наотрез отказывался уходить, утверждая, что вернется и покажет этим скотам, кто лучше всех в их занюханном городке умеет петь, но потом утихомирился и позволил увести себя. Джаред особо не прислушивался, чего бормочет себе по нос несостоявшийся певец, но услышав свое имя, заинтересовался.

— …Глупый мальчишка, думает, что трахает принца, значит и сам принц. Консорт — вот ты кто, Джаред, и нечего было тащить меня из бара… Пьяные идиоты, никогда меня не слушают…

— Ну-ка постой, как ты меня назвал? Повтори! — Джаред уже совсем собрался накостылять старому пьянчуге, но Гарри пустился в объяснения:

— Неуч, консорт — это карта, которая не берет взяток. Можно трахать королеву, но так никогда и не стать королем, а всю жизнь болтаться непристегнутой лошадью. Так устроен мир. Никогда тебе не стать королем, Джаред. Старик Эклз этого не допустит.

Старый койот! И откуда только узнал?

Не то чтобы они с Дженсеном скрывались, но уж точно напоказ не выставлялись. Разъяснять Гарри, кто кого трахает, Джаред не стал, да и не это главное.

До этой минуты Джаред даже и не задумывался о разнице в их с Дженсеном положении. На ранчо все равны. И Дженсен, возвращаясь из города, закатывал рукава своей белоснежной рубашки, брал в руки лассо и помогал загонять бычков. А уж когда в Сан-Антонио случалась ярмарка, то тут и сам Алан Эклз присоединялся к работникам. Король-не король, главное, успевай поворачиваться.

Но слова болтливого пьяницы острой колючкой засели в сердце, не давая забыть, и когда в очередной приезд Дженсена тот по их обыкновению потащил его на сеновал, Джаред заартачился.

— Нет, подожди, Дженсен...

— Что значит — подожди? У меня сейчас сперма из ушей польется. Давай скорее, я соскучился.

— Я тоже, но давай сначала поговорим...

Вот только Дженсен вовсе не собирался терять время на пустые разговоры, поэтому просто заткнул болтливый падалечий рот поцелуем и повалил их обоих на свежее душистое сено, пытаясь добраться руками до обнаженной кожи. Сопротивляться в таком положении было крайне глупо, да и все мысли о разговорах быстро вылетели из головы, стоило Дженсену забраться рукой Джареду в штаны и сжать быстро наливающуюся твердостью плоть.

Какие уж тут беседы!

К сожалению — или к счастью — Дженсен соскучился так сильно, что одного раза ему оказалось недостаточно, да и двух — тоже. Он так заездил их обоих, что Джареду хватило сил только притянуть Дженсена к себе под бок и вырубиться, а когда он проснулся, солнце всходило над горизонтом. Дженсен убежал завтракать, на прощание пообещав продолжить «разговор» — на этом слове он многозначительно подвигал бровями — следующей ночью.

Джаред с хрустом потянулся — после бурной ночи его решимость выяснять отношения сильно поубавилась — и тоже отправился на кухню. Впереди ожидался длинный день: отбирали бычков для продажи.

К вечеру все ковбои валились с ног от усталости.

Дженсен помогал наравне со всеми, и его белоснежная рубашка очень быстро превратилась в пыльную серую тряпку, мало чем отличающуюся от одежды остальных загонщиков. Вечером они оба без сил разошлись каждый к себе: Джаред к ребятам — они жили в небольшом домике, а Дженсен ушел в дом, к отцу, где в честь его приезда устроили праздничный ужин.

Джаред остался один, с проклятым Гарри в голове, который сочувственно хлопал по плечу и пьяно твердил: «Никогда тебе не стать королем».

Не очень-то и хотелось, но как долго он еще не надоест Дженсену?

Они и не разговаривали-то никогда особо, только трахались, как озабоченные кролики, а на остальное не оставалось ни времени, ни сил.

И еще одна мысль не давала покоя: а вдруг в городе у Дженсена тоже есть такой же Джаред?

Они ведь никогда не обещали хранить верность друг другу. Джареду никто, кроме Дженсена, был не нужен, и он с чего-то решил, что это работает в обе стороны. Да и ранчо выматывало так, что не до приключений, а у Дженсена там в университете наверняка все было с точностью до наоборот.

Эта подлая мысль драла сердце не хуже дикого кугуара, и Джаред очень старался выкинуть ее из головы, только получалось плохо.

Через неделю Дженсен уехал назад, в город, а поговорить у них так и не вышло.

Таратайку, увозившую его принца на вокзал, Джаред не провожал. Разве что взглядом. Дженсен не девушка, и от таких соплей только злился.

Джаред никогда не считал себя пустым мечтателем, техасец — он и в Нью-Йорке техасец, а Джаред был техасцем до мозга костей: практичным, знающим себе цену, не склонным к ненужным сантиментам. Если бы Грязный Гарри не раскрыл свою грязную пасть, то Джареду и в голову не пришло задуматься о каком-то там будущем, но теперь, когда мысль попала в его лохматую башку, выковырять ее оттуда не смог бы даже лучший коновал Далласа.

Три дня Джаред только и делал, что размышлял об их с Дженсеном отношениях, и результат его раздумий вылился в визит к управляющему с просьбой выдать расчёт. Только вместо того, чтобы без разговоров отдать заработанные доллары, управляющий принялся юлить, ссылаясь на то, что Джаред должен доработать сезон и только потом может уходить. Охренев от такой наглости, Джаред сгреб управляющего за жилетку и пару раз хорошенечко тряхнул, собираясь вытереть мошенником стену конюшни, но здравый смысл взял верх. Он хотел уволиться, а не сесть в тюрьму. Немного помятый управляющий просипел, что будь его воля, ноги Джареда не было бы не только на ранчо, но и во всем Техасе, но, к сожалению, решает не он.

— Хочешь получить свои деньги, иди к мистеру Эклзу и разговаривай с ним!

Пожав плечами, Джаред направился к конторе.

Непривычно было видеть Алана Эклза не с лассо в руках и верхом на лошади, а с очками на носу, восседающим за конторским столом и проверяющим бумаги. Джаред застыл у порога, почтительно стянув шляпу. Алана Джаред слегка побаивался, нрав у Короля был крутой, да иначе и быть не могло. Просто так королевства не создаются.

— Привет, Джаред. Чего застыл? Проходи.

— Я… решил… в общем, — под внимательным взглядом таких же зеленых, как у Дженсена, глаз, было слегка не по себе, — я увольняюсь.

— Почему?

Джаред почесал голову, врать не хотелось..

— Ммм…ну… что же мне, до конца жизни бычкам хвосты крутить? Так королем не станешь. — И чего к нему привязался этот "король"? Похоже, слова Грязного Гарри задели гораздо сильнее, чем Джаред сам себе признавался. — Я не то хотел сказать…

Но Эклз только расхохотался:

— Хочешь стать королем, сынок?

— А что, нельзя? — Джаред насупился — он не любил, когда над ним смеялись, если, конечно, это был не Дженсен. На Дженсена сердиться не получалось.

— Разумеется можно! И что же ты собрался делать, если не секрет, конечно?

— Секрет.

Про свой план Джаред никому рассказывать не собирался. Разве что Дженсену, но Дженсен был далеко.

— Хм… даже не знаю. Сейчас самый сезон, каждый человек на счету. Подожди до осенней ярмарки, а потом проваливай в короли. Если не передумаешь.

— Не передумаю. Если бы я хотел уволиться после ярмарки, тогда и пришел бы. А мне сейчас нужно.

— Какая разница: сейчас или осенью? Никуда от тебя твое королевство не денется. Подождет!

— Нет, мне нужно сейчас.

— Упрямый мул! После ярмарки я тебе больше заплачу.

— Мне не надо больше. Отдайте как договаривались.

— Я сказал — после ярмарки! Иди работать.

— Нехорошо так, нечестно. Когда нанимался, не было такого уговора.

— Какого еще уговора?

— Что не могу уйти, когда захочу.

— После ярмарки можешь валить на все четыре стороны.

— Мне сейчас надо.

— Да какая тебя муха укусила?!

— Надо. – Джаред упрямо выставил подбородок. Эклз, конечно, король, но Джаред тоже не в Луизиане родился.

— Ну и черт с тобой! Проваливай! Я скажу Брэду заплатить, но чтобы к вечеру духу твоего на ранчо не было, и если потом придешь проситься обратно, не возьму, так и знай! И собак велю спустить.

— Спасибо, мистер Эклз. Вы были хорошим хозяином. Дай вам бог здоровья.

Джаред вышел из конторы, провожаемый то ли проклятием, то ли пожеланием счастливого пути:

— Вот сучий потрох!

***


Забрав деньги, Джаред сел на коня и отправился в Сан-Антонио, а оттуда на поезде — до канадской границы.

О том, что в Канаде нашли золото, Джаред прочитал в газете, которую привез один из ковбоев из Сан-Антонио. Местная газетенка писала в основном о свадьбах и похоронах. С точки зрения жителя Сан-Антонио помолвка дочери пастора мисс Гризельды Вупс — самое важное событие года, с которым рядом не стояли ни выборы в сенат, ни уж тем более находка золота в какой-то там Канаде. Вот если бы в Сухом Озере нашли пару шиллингов, уроненных туда каким-нибудь зазевавшимся путешественником, то тогда бы об этом сообщили на первой странице. А про далекую Канаду и золотую лихорадку писали на самой последней странице в малюсенькой заметке под рубрикой «Хотите верьте, хотите нет».

Конечно Джаред не был настолько наивным, чтобы поверить, будто стоит прогуляться по реке Клондайк и набьешь полные карманы золотых самородков, но почему бы не попробовать? Что он теряет?

Через две недели изнурительного путешествия, потратив все деньги на закупку продовольствия и снаряжения, Джаред добрался до Доусона и оттуда отправился в поселок золотоискателей на Юконе. Сам процесс добычи золота оказался нудным, требующим адского терпения, ослиного упрямства и лошадиного здоровья. Наш техасский парень оказался на своем месте.

Очень скоро он научился на глаз отличать золотоносную породу от пустышки, с недоверием относиться к незнакомцам, случайно оказавшимся на участке, спать в полглаза с кольтом под подушкой и с ходу определять процент золота в руде, мельком взглянув на нее.

Джаред попал на самое начало Клондайской золотой лихорадки. Через месяц, когда известие о золотых самородках, валяющихся по берегам рек в Канаде, распространилось по всему миру, на Север хлынули тысячи авантюристов в надежде поймать за хвост капризную птицу удачи. Люди ехали не только со всей Америки, но и из Европы. Среди них попадались всякие: учителя и проповедники, искатели приключений и добропорядочные отцы семейства, клерки и бандиты. На реке царил закон Кольта. До Бога высоко, до шерифа далеко, и только он, родимый, всегда на поясе.

Дуракам и влюбленным помогает бог. Участок Джареда оказался до отказа набит желтеньким песком. Нет-нет да и попадались самородки.

К началу зимы он успел обжиться, обустроить маленькую хижину и запастись достаточным припасом, чтобы пережить суровую северную зиму, во время которой много хороших парней погибло от холода, волков и пойманной пули. На зиму большинство золотоискателей перебрались со своих участков в Доусон, где спускали золотой песок в игре и пьянках. Джаред предпочел подобным развлечениям общество своих собак.

Весна и лето прошли в тяжелом труде, но чем ближе подходило время открытия традиционной ярмарки в Сан-Антонио, тем тоскливее было бродить по колено в холодной воде, до искр в глазах всматриваясь в промываемый речной ил в поисках крупиц золота. Прошел год, как Джаред не видел Дженсена, и он очень-очень соскучился. Писать писем Джаред не любил, да зимой все равно почтовая служба не действовала, а в сезон никто в здравом уме не ушел бы с участка в город. Каждый день на счету, да и любителей занять чужую территорию в отсутствие хозяина предостаточно. Разбирайся потом с непрошеными гостями! Джаред понятия не имел, что сейчас поделывает его зеленоглазый принц. Сердце терзали сомнения: может, красавчик уже и забыл про него. Нашел себе другого "бычка" и теперь точно так же стреноживает на сеновале. От таких мыслей хотелось выть, но Джаред упрямо сжимал зубы: он дал себе слово, что вернется, только если сможет стать с Дженсеном рядом, пусть не ровней, но уж точно не консортом.

***


Все королевства с чего-то начинаются. Джаред Падалеки решил начать с небольшого ранчо, расположенного в сорока милях от Сан-Антонио, и трехсот голов сэссекских бычков. Самые лучшие полугодовалые бычки этой породы паслись на пастбищах мистера Эклза, и Джаред намеревался их купить.

В этом году на ярмарке в Сан-Антонио королевство Эклзов представлял наследный принц.

Джаред уже знал, что Дженсен закончил университет и вернулся на ранчо помогать отцу и учиться управлению своими владениями.

— Мистер Падалеки? Это вы хотели приобрести у нас три сотни голов?

За прошедший год Дженсен сильно изменился. Теперь-то уж никто не спутал бы его с девушкой. Короткий ежик волос, жесткая складка около губ и только ресницы по-прежнему оставались самыми длинными в Техасе, а губы — самыми желанными. Джаред, как и в их первую встречу, утонул в зеленых глазах, в которых не мелькнуло и искры узнавания.

— Да, хотел.

— К сожалению, мы всех продали.

— А как же эти красавцы? — За деревянным забором кораля, около которого они стояли, нервно мыча, топталось не меньше четырех сотен бычков.

— Для вас, мистер Падалеки, у нас ничего нет.

— Да что ты заладил: Падалеки, Падалеки! Это же я — Джаред! Не узнаешь, что ли?

— А некого узнавать. Как выяснилось, я никогда Джареда и не знал.

— Ты дуешься на меня, да?

— Дуюсь?! — напускное равнодушие вмиг слетело с Дженсена и он начал орать, ничуть не заботясь о толпах народа вокруг. — Исчезаешь на год, ничего не сказав, а я, значит, дуюсь?! Да я в бешенстве! Где тебя носило?!

— Я был в Канаде. – Ярость очень шла его принцу, и Джаред облегченно перевел дыхание: значит, не забыл.

— В Канаде? Зачем?

— Мыл золото.

— Хочешь сказать, что сбежал от меня из-за золотой лихорадки?

— Не от тебя, а из-за тебя… Дженс, ты пойми. Я не мог так. Ты — принц, а я даже и на консорта не тянул, если честно.

— Падалеки, ты задрал меня своим принцем! Почему свалил не предупредив?

— Я не знал, как сказать... и потом — помнишь? — я хотел поговорить, а тебе все время было некогда.

— То есть, я еще и во всем виноват?!

— Нет, не ты. Но так вышло…Зато теперь, видишь, я покупаю бычков у твоего отца.

— Дурак! — Дженсен развернулся и пошел прочь. Растерянный Джаред побежал следом, все еще надеясь объясниться. Какого черта! Сколько можно обращаться с ним, словно с приставучей собачонкой! Но Дженсен, после того, как Джаред схватил его за плечи и попытался остановить, двинул кулаком в челюсть:

— Отъебись от меня, Падалеки!

Удар прошел по касательной, Джаред успел отклониться, только подбородок слегка задело, но переговоры зашли в тупик. Наверное, надо было все же написать хоть одно треклятое письмо.

Бычков пришлось покупать у Джима Бивера. Той же породы, но каждый весил на десять фунтов меньше.

На ранчо Джаред вернулся в растрепанных чувствах. Отступать он не собирался, техасец как никак. Плохо, что Дженсен тоже техасец.

Загоняя купленных бычков в кораль, Джаред усиленно размышлял над планом возвращения своего принца обратно. Мысль о похищении пришлось откинуть сразу, хотя и с сожалением. Но ссориться с Аланом совсем не входило в планы, а это неизбежно случится, пусть они и помирятся с Дженсеном. Да и за киндэпинг в Техасе по прежнему наказывали веревкой на шею. Доказывай потом шерифу и его ребятам, что и в мыслях не держал ничего дурного, а только хотел потолковать с упрямым кхм... в общем, с упрямцем.

— Хорошие ребята... Жаль, мистер Эклз отказался вам своих продавать. Небось готовятся к свадьбе, не до бычков...

— К какой еще свадьбе? — Болтуна Уэйда Джаред нанял погонщиком неделю назад — одному все равно не справиться, без работников не обойтись.

— Так младший Эклз и мисс Харрис уже, считай, три месяца как объявили о помолвке. Настоящая леди, все завидуют молодому мистеру. На последнем родео она чуть не обошла МакСкила, а он уже лет пять никому не уступал. С лассо управляется не хуже ковбоя. Стреножила Эклза, как бычка... Ха-ха!

Дальше Джаред уже не слушал.

Так вот значит как! Пока он рисковал жизнью в проклятой Канаде, Дженсен уже нашел ему замену! Мерзавец! Подлый изменщик! Джаред за весь год даже не взглянул ни на кого, а он!.. Еще строил из себя оскорбленную добродетель! Конечно мисс Харрис завидная партия, единственная наследница старика Харриса. По количеству скота он мало чем уступал Эклзам. Королевский брак, блядь!

Джаред не помнил, как оказался в седле и направил коня в сторону ранчо Эклзов. Все угрозы Алана вылетели из головы — он должен немедленно увидеть Дженсена! Пусть его принц сам все скажет, в глаза!

На ранчо Джаред влетел на взмыленном жеребце — всю дорогу бедняге пришлось мчаться галопом. Дженсен разговаривал с одним из работников и, увидев въехавшего во двор всадника, сначала дружелюбно заулыбался. Неудивительно: в покрывающей Джареда с ног до головы пыли было сложно узнать даже родного отца, не говоря уж о позабытом любовнике. Но его улыбка мигом сменилось яростью, стоило Джареду спешиться.

Значит, все же помнит — самодовольно мелькнуло в башке.

Дженсен налетел ураганом, схватил за ворот рубашки, дернул сначала на себя, будто собирался целоваться, но тут же толкнул в грудь с такой силой, что Джаред отлетел на несколько шагов и удачно уперся спиной в стену сарая. Дженсен тут же подскочил вплотную, прижал — не вырваться. От него ощутимо пахло конским потом, а сам он, разгорячённый, злой, с потемневшими от гнева глазами, с румянцем на скулах и лицом, забрызганным веснушками, казалось, шагнул из горячих снов, что терзали Джареда с того момента, как он покинул ранчо Эклзов. Время взбрыкнуло игривой кобылой и открутило назад прошедший год. В штанах моментально стало тесно.

— Зачем ты явился, Падалеки? — Дженсен шипел рассерженным камышовым котом.

— Поздравить со свадьбой, — Джаред некстати вспомнил, что вообще-то он здесь пострадавшая сторона и приехал облить изменщика презрением.

— С какой еще свадьбой? Не заговаривай мне зубы! — Похоже, Дженсен и сам не замечал, что с каждым словом Джареда все теснее прижимался к широкой груди бывшего любовника.

— Ну как же, королевская свадьба! Принц и принцесса! Весь Сан-Антонио ликует и веселится.

— Если бы ты знал, Падалеки, как ты меня заебал своими комплексами! А знаешь, я даже рад, что ты купил ранчо. С удовольствием полюбуюсь на то, как ты им будешь управлять!

— Надеешься, что разорюсь?

— Надеюсь, что у тебя наконец-то мозги на место встанут. Добро пожаловать в короли! Кушай, не подавись! — Дженсен резко отстранился, и Джаред понял, что его снова собрались кинуть.

Ну уж нет!

— Опять сбегаешь? На этот раз не выйдет! Мы поговорим, хочешь ты этого или нет.

Джаред рванул Дженсена на себя и они поменялись местами: теперь уже Дженсен прижимался спиной к стене сарая, а Джаред держал его. На миг Дженсен растерялся — не ожидал от послушного любовника такой прыти? — но тут же опять нацепил на лицо маску высокомерного ублюдка. Ух и хорошо же она у него получалась! Джаред про себя это выражение так и называл: принцесса-Дженни. Вслух, конечно, никогда бы не произнес, зубы дороги.

— Ну, говори.

— Дженсен, прекращай сучить. Да, уехал, не попрощался. А ты много со мной прощался, когда в свой университет сваливал? Ты же крутой техасец. Сопли для девушек. У меня свои тараканы, у тебя свои. Оба идиоты.

Очень хотелось впиться поцелуем в упрямо поджатые губы. Дженсен хмурился, но не перебивал. Может, хоть раз выйдет объясниться и выяснить, что между ними происходит? Правда, член в штанах усиленно намекал послать все разговоры к черту и заняться делом. Вот всегда он все портил.

— Ты правда женишься на Харрис?

— Нет, неправда. – У Джареда рот против воли разъехался в глупейшей улыбке, и Дженсен тут же мстительно добавил: – Я еще не сошел с ума — жениться на девушке, которая владеет лассо лучше меня. И вообще… Почему так долго?

Вот же, койот ему в печень, засранец! Джаред чуть с ума не сошел от переживаний, а оказывается, его просто хотели проучить! Ну держись, принц! Джаред наклонился и почти уже совсем дотронулся до соблазнительных губ, как в спину неприятно уткнулось что-то тяжелое и круглое.

— Джаред Падалеки, какого дьявола ты явился сюда? Я же ясно сказал, что спущу собак, если увижу твою наглую морду на своем ранчо, — голос Алана Эклза трудно было бы спутать с чьим-то другим. А упирающийся между лопаток предмет, скорее всего, был любимой винтовкой старика, из которой он, по слухам, на спор со ста шагов попадал в серебряный доллар. Впрочем, сейчас в подобной меткости вряд ли имелась нужда.

— Сэр, простите, вы же обещали спустить собак, а сами целитесь из ружья.

— Ты, случаем, не в адвокаты подался? Больно умный. Живо отвечай на вопрос!

— Вы же не будете в меня стрелять? Тут ваш сын, он тоже пострадает.

— Папа, прекрати!

— А ты не лезь! Так вот, значит, почему ты отказал Харрис. А я-то, старый дурак, гадал! Предпочитаешь бычков телочкам.

— Папа!..

— Что папа?! А ну оба марш в дом! Устроили представление перед всем ранчо. Вы бы еще на ярмарке выясняли отношения! Ни стыда, ни совести!

То, что упиралось в спину, убралось, и Джаред вздохнул с облегчением. За год в Канаде он несколько раз смотрел в направленное на себя дуло, попривык, да и вряд ли старик Эклз стал бы в него стрелять у всех на глазах, но кто знает, что на уме у отца, неожиданно обнаружившего, что его единственный наследник предпочитает … бычков.

Джаред с опаской развернулся, но Алан уже направился к дому – только винтовка угрожающе покачивалась на левом плече. Дженсен тут же выскочил вперед:

— Молчи и со всем соглашайся. Говорить буду я. Прорвемся. Раз сразу не убил, есть надежда, что согласится.

— На что?

Но Дженсен не стал отвечать, а молча потащил растерянного Джареда за собой.
Джаред хотел сказать, что ему все равно, главное, чтобы согласился Дженсен, теперь у него хватит денег на двоих, пусть в короли ему не выбиться, но организовать королевскую жизнь своему принцу он сумеет. Но Дженсен крепко сжимал руку и тащил Джареда за собой, не давая возможности наговорить подобных глупостей.

А Джаред и не спорил — точно подметил старый хрыч, бычок он и есть.

Они снова оказались в знакомом кабинете. Алан Эклз повесил винтовку на стену — интересно откуда она у него, семейная реликвия с Гражданской войны? — и прошел за свой огромный письменный стол.

— Пап, представляю тебе нашего нового партнера — Джареда Падалеки.

— Партнера?

— Да. Мистер Падалеки приобрел ранчо «Хромая лошадь», а ты сам знаешь, что к нему прилагается сотня акров пойменных лугов, которые будут нам очень кстати. В свою очередь, мы предоставим мистеру Падалеки пять сотен бычков сэссекской породы в счет арендной платы. Но это еще не все. Мистер Падалеки собирается стать одним из соучредителем банка «Эклз и Ко», для этого он внесет в качестве пая сто тысяч фунтов…

— Ты с ума сошел! Откуда у меня такие деньги?! — Джаред даже поперхнулся от неожиданности.

— А сколько есть?

— Тысяч двадцать, не больше...

— Значит двадцать. Мы заключим договор о партнерстве и объединим наши капиталы. Ты же сам недавно сетовал, что нужно организовать товарищество для постройки железной дороги от Сан-Антонио до побережья. Вот и начнем.

— Дженсен… — Джаред слушал, как Дженсен вдохновенно врет о его капиталах и диву давался. — Ну ты что, я же… Блядь! — Джаред взвыл, потому что Дженсен со всей силы наступил ему на ногу.

— Ой, прости, не заметил. Так вот, дальше…

— Заткнись, — Алан смотрел как-то странно. От старшего Эклза Джаред ожидал чего угодно, но только не этого сочувственного взгляда. — Наобещаешь золотые горы, как потом будешь расхлебывать? Не думаю, что Падалеки за год разбогател, как граф Монте-Кристо.

— А это еще кто? Да не толкайся, у меня сейчас дырка в боку будет.

— Роман один французский недавно читал… Дженсен, ты хорошо подумал?

— Хорошо. — Дженсен смотрел серьезно, и Джаред неожиданно понял, что больше никогда не назовет Дженсена принцем.

— Тогда скройтесь с глаз. Да, Джаред, завтра я пришлю к тебе своего адвоката, составим договор о партнерстве. И насчет банка я тоже запомнил, а про железнодорожную компанию…

— Пап! Мы год не виделись! Не сейчас же!

— Проваливайте, пока не передумал. Но завтра…

Что будет завтра, Джаред не услышал, Дженсен вытащил его из кабинета и не останавливаясь поволок во двор.

— Вот старый пройдоха. Никогда своего не упустит.

— Дженс, я не понял, это что сейчас было?

— Что было? Тебя только что приняли в королевскую семью.

— Консортом? — И откуда у него все время лезет этот проклятый консорт? Только поклялся больше не называть Дженсена принцем и снова... хоть сам себе язык отрезай! И Джаред зачастил: – Прости, дурак, ляпнул не подумав. Это я от неожиданности. То морду бьешь, то от отца защищаешь так, будто тебе не все равно.

— А с чего ты решил, что мне все равно?

— Ну так… ты же сам… — Джаред понял, что окончательно запутался.

— Пошли-ка лучше на сеновал, там у нас с тобой лучше получается.

— Опять не хочешь разговаривать?

— Сейчас нет. Сейчас хочу на сеновал, а потом поговорим. У нас с тобой черт знает сколько лет впереди, наговоримся.



Сказали спасибо: 58

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411