ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1567

Счастье из скорлупки

Дата публикации: 29.01.2016
Дата последнего изменения: 29.01.2016
Автор (переводчик): Lexie19;
Бета: Longway
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; сказка; флафф; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Саммари: С Дженсен-топ кинк-фест. Однажды под Хэллоуин Джаред нашел у себя под дверью корзинку с огромным яйцом, подумал, что кто-то из соседей пошутил, яйцо принял за страусиное, забрал и поставил корзинку куда-нибудь на комод. А на самом деле яйцо драконье (кто и как подкинул, на усмотрение автора) и за ним обязательно явится зеленоглазый папочка Дракон!
Глава 1

    — Джаред, не хочешь порадовать нас внучкой или внуком?
      — Джаред, хочу племяшку.
      — Джаред, не планируешь обзавестись собственными спиногрызами?


      — Да как вы достали! — проорал Джаред на стучавшие о черепную коробку голоса. Бокал в руках бармена треснул, когда тот с испугу сдавил его в ладонях. Тихо обматерив крикуна, он отложил в сторону полотенце и ушёл за шваброй. Джаред пьяным и грустным взглядом проводил того в подсобку и вздохнул. Он любил детей, любил возиться с ними, играть и нянчиться. Падалеки понимал, что нужно детям, а те понимали его. Он и подрабатывал время от времени, когда просили посидеть с соседской мелочью. Но зачем же так давить? Не хотел он сейчас обзаводиться собственными, он не готов, он слишком молод. С детьми придётся делиться мармеладом, которого всегда мало. С ними придётся делиться приставкой и вести себя, как подобает взрослому. А как же веселье? Как же беззаботная жизнь, когда можно бегать по дому голышом или постоянно выходить на мороз без шапки и в куртке нараспашку? Боже, да он даже за хомячком не уследил — тот сбежал от него на вторые сутки, не оставив даже прощальной записки. Снова горестно вздохнув, вспомнив пустующую клетку и распахнутую маленькую дверку, Падалеки похлопал по карманам и вытащил мятые деньги. Аккуратно расправив их на барной стойке под скептическим взглядом вернувшегося бармена и мельком взглянув на того исподлобья, достал ещё несколько бумажек и накинул сверху.
      — За разбитый бокал, — спустил ноги с подставки и медленно встал, думая мимоходом, что надо перед домом зайти в магазин и купить конфет. И мармелада. Точно, первым делом его.

      Сладостями поход в магазин не ограничился: молоко, хлопья на завтрак, мюсли и замороженная пицца. В его пакетах нет и намёка на готового создать ячейку общества мужчину. Скорее набор отбившегося от родительского крыла подростка. Джаред фыркнул на мысли и завернул к дому. С нетрезвого состояния он не то чтобы обратил внимание на неопознанный объект на крыльце, он с трудом подцепил пальцами ключи в заднем кармане джинс. После того как он с третьей попытки попасть в замок уронил таки связку на коврик, Джаред ударился лбом о дверь и простоял так несколько секунд. Никто не открыл. Наверное, потому что его ещё и кинули на днях, заявив, что «встречаться» не значит быть мамкой двухметрового ребёнка в возрасте. Обидно. Корзинку он задел рукой, когда промахнулся мимо ключей. Глупо моргнув, он наклонил голову набок, разглядывая это. Мысль, что родня дошла до того, что подкидывает ему под дверь младенцев, повеселила, а затем ужаснула. Джаред даже чуть протрезвел и скинул с корзинки тряпочку.
      — Что за шутки? — содержимое разумно промолчало. Нащупав ключи, Джаред наконец-то открыл дверь, подхватил пакеты в левую руку, корзинку — в правую и шагнул в тёмное нутро брошенного большого ребёнка. Поставив подкинутый подарок на тумбочку, решил разобраться с этим позже, не носиться же под праздник по улице с криками: «Кто потерял яйцо?!». Он слишком пьян для этого. Или не настолько пьян, как посмотреть.

      Разобрав пакеты, Падалеки посмотрел на часы, включил телевизор и уселся на диван. В отражении на дверце шкафчиков виднелась корзина, привлекая к себе внимание как лишний предмет в интерьере. Переключившись на какую-то программу, Джаред заставил себя не коситься на тумбочку. Мужик с экрана вещал о празднике и о том, как люди развлекаются в эту ночь. Разные весёлые программы в клубах, украшенные дворики жителей, радостные и разукрашенные дети. Дети... А у Джареда яйцо в корзине.
      — Может, выращу страуса?.. — пробормотал он и медленно завалился на диван, засыпая под бубнёж телевизора.

      Содержимое в корзинке шевельнулось, и из яйца постучали.

~*~*~*~*~


      — Где оно? — тон вопроса заставил волоски на загривке встать дыбом. — Я спрашиваю тебя, где? — Дженсен ткнул пальцем в пустую люльку и оголил клыки.
      — Ваше Превосходство, я... — хотелось перекинуться в дракона и дать дёру от разгневанного хозяина. В таком состоянии Эклз способен сделать из него мясной суп, и вопрос только в том, будет ли мясо человеческое или же драконье. Страшно. Дженсен, не дождавшись внятных объяснений, взревел и начал дрожать всем телом. Служка в последний момент успел отскочить в сторону, когда крыло рассекло воздух, а над его головой красноречиво загорелась занавеска. Пока паренёк судорожно тушил дорогую ткань, Дженсен приблизил к нему морду и дыхнул в затылок серым дымком. Служка замер и затаил дыхание. Прорычав что-то неразборчивое, Дженсен отстранился от перепуганного парня и, злобно постукивая хвостом, направился на выход.

      Что же это такое? За что ему такое количество придурков в окружении? Как можно было не углядеть за яйцом, оно же лежит себе спокойно, не бегает, даже не катается по полу! Оно просто лежит, и за ним надо было просто присматривать, потому что со дня на день скорлупу расколет его, Дженсена, детёныш. Где теперь искать, что делать? К бывшей даже обращаться не хочется, скинула ему на лапы дитё в скорлупке и улетела на поиски славы — дура. Эклз удивлён даже, что та вообще согласилась на беременность: «Я же растолстею, Дженсен», «В небе не примут с таким довеском, Дженсен», «Я хочу устроить карьеру!». Ну и попутного ей ветра, пока тот без камней. Сам разберётся, и вырастит достойного дракона тоже сам. Только найти его для начала надо, чёрт.

      Дженсен взлетел в ночное небо, чёрной тенью проносясь над крышами домов ещё не начавших гулять людей. Чёртов Хэллоуин. Будет вам огненный праздник с монстрами.

~*~*~*~*~


      В дверь настырно стучали, отдавая этими звуками прямо в голову. За пару часов проспаться не удалось, и на кой чёрт только пил столько, вопрос интересный, но риторический. Всё ещё с закрытыми глазами Джаред прошлёпал босыми ногами в кухню, подхватил миску с конфетами и направился к двери. Что-то в прихожей его насторожило, но спросонья, что именно не так, и не сообразил. Открыв дверь, молча высыпал в подставленные мешки сладости, попытался приветливо улыбнуться, но дети уже убежали, да и улыбка вышла, скажем так, хреновой. Ну и ладно. Посмотрев во двор, увидел кучу нечисти-попрошаек и закрыл дверь — ничего нового. Напрочь забыв про корзину, он вернулся к дивану и лёг с надеждой, что в дверь больше не постучат. Наивно, но почему бы и не помечтать? Тихий скрежет диванной обивки сначала показался глюком. Джаред перевернулся на спину и заложил руки за голову. Звук повторился, и снова тишина. Падалеки прислушивался, и вскоре вместо звука он почувствовал лёгкое давление на животе. Что-то поднималось выше по его телу, неуверенно шагая всё ближе и ближе к лицу. Джаред задышал ртом и, когда это что-то остановилось на груди, приоткрыл один глаз. Маленькое существо заметило это, раскрыло крохотные крылья в стороны, разинуло пасть и запищало громко, но, кажется, радостно. Джаред с перепугу замахнулся, чтобы сбить чудовище с себя, но это нечто встряхнулось и неловко пошатнулось, слабо удерживаясь на своих лапках. Руки замерли в воздухе — Падалеки не бьёт детей.
      — Чертовщина какая-то, — выдавил из горла он, и существо съёжилось у него на груди. — Эй, — он потянулся к нему и дотронулся кончиком пальца. Ребристая кожа, мокрая моська и всего лишь крохотный намёк на рожки. — Надо меньше пить, — отчего-то подумал вслух Джаред, поглаживая существо под подбородком. — Я чешу дракончика, — смешок вышел громким, и маленький детёныш отшатнулся. — Не бойся, милый глюк, — дракончик чихнул дымом, и Джаред подхватил его в ладони, разглядывая на свету. Возмущённое тарахтение существа Падалеки игнорировал, пока в дверь снова не постучали. С испугом он уставился на дракона. Дракон зеркалил его перепуганную морду и смотрел точно так же. Немая сцена. Стук повторился.
      — Слушай, если ты глюк, значит тебя и не увидит никто, кроме меня? — важный в данный момент вопрос. И что ты будешь делать, ему снова не ответили. Подойдя к двери, Падалеки спустил дракона на тумбочку и приоткрыл дверь.
      — Да? Чем могу быть полезен? — совершенно не измазанный красками, молодой человек стоял на пороге и в упор смотрел на Джареда. — Сэр?.. — человек повел носом, продолжая молчать, и именно в этот момент глюк решил напомнить о себе и с писком спланировал с тумбочки на плечо Падалеки. Ну, как на плечо, до него он не долетел, испуганно цепляясь за рукав рубашки и что-то постоянно вереща на своём драконьем. Джаред отпустил дверь, которую держал всё это время, и подхватил зверька рукой. Толчок в грудь отправил Падалеки на пол и заставил прижать к себе существо, неосознанно защищая от опасности.
      — Кто позволил тебе красть моё яйцо? — Джаред не заржал только от страха. — Отдай, — он потянул руки к дракончику.
      — Нет, — Падалеки отполз подальше и мотнул головой. Глаза незнакомца недобро сверкнули обещанием смерти.
      — Это мой детёныш, не твой. Верни, — Джаред рисковал сейчас довести этого типа до поджога его уютного гнёздышка, но отдавать он никого не собирался.
      — Твой, значит? Хреновый ты отец, раз от тебя даже яйца сбегают, — Падалеки понимал, что эта ночь переполнена бредом, драконами и хреновыми крылатыми отцами, но почему-то не спешил звонить в психушку. Да и кого тут из них двоих придётся забирать? Ладно он видит дракона, но считать себя его отцом...
      — Я по-хорошему прошу тебя, отдай ребёнка, — дракончик расправил крылья под руками, как будто закрывая грудь человека своим маленьким тельцем. Парень свёл брови к переносице, заметив, как детёныш защищает Джареда.
      — От меня защищаешь? — вопрос был для дракона, и тот что-то уверенно пропищал в ответ и фыркнул. — Но я же… — существо перебило его, раскрыло пасть и попыталось выдавить огонёк. Джаред наблюдал это с блестящими глазами. Это так чертовски мило.
      — Как тебя зовут, вор? — со вздохом спросил папаша-неудачник.
      — Джаред, и я не крал никаких яиц. Оно в корзинке лежало, у двери, — Падалеки с вызовом посмотрел в глаза напротив. — Откуда я знаю, может, ты сам его подкинул, а сейчас строишь из себя… — вокруг шеи аккуратно, видимо, чтобы дракончик не заподозрил неладного, сомкнулись пальцы и перекрыли кислород.
      — Джаред, тебе повезло, что мой ребёнок почему-то тебе симпатизирует, — пальцы сомкнулись настырнее и отпустили. — Меня зовут Дженсен, — представился он то ли Джареду, то ли дракону.
      — Нихрена не приятно познакомиться, Дженсен, — Падалеки сглотнул, когда Дженсен посмотрел на него своим, походу, фирменным взглядом я-злой-и-страшный-ррр. Дженсен опустил руку вниз, желая дотронуться до детёныша. Дракончик недоверчиво на него поглядел, но всё же позволил к себе прикоснуться, а затем и сам начал выкручиваться из джаредовых рук к ласкающему его Дженсену.
      — Ну наконец-то, — дракончик то ли курлыкнул, то ли мурлыкнул и боднул в ладонь отца. С папой же он уже подружился. Тот большой и лохматый был первым кого он увидел — значит папочка. — Ну что, готов лететь домой? — Джаред подорвался с места.
      — Ты его у меня не заберёшь.
      — Почему же? — в глазах смешинки. Козёл, а не дракон. Дракончик что-то тихо пробормотал на своём языке, и Джаред понял, что Дженсен сбит с толку.
      — Что-то сказал? Что ты хреновый отец, и он решил остаться со мной?
      — Считает тебя... — Джаред взглядом как бы подбадривает на продолжение, совсем не ожидая услышать, — …папой. Своим.
      — Вот тебе и внучок, Шерон, — после недолгого молчания выдавил Джаред и нервно усмехнулся.
      — Вообще-то это девочка.
      — Мама в любом случае будет удивлена, — Джаред замолчал, задумчиво комкая край рубашки. Дженсен в это время рассматривал человека с интересом. Обычный, как все, только гонора много, и успел в родственники записаться. Эклз бездумно покачивал в руках маленькое создание, даже не заметив, что дракончик уже начал посапывать, заснув в тёплых объятьях. Джаред посмотрел на этих двоих, вздохнул и подполз ближе. Взглянув на закрытые глаза и чуть шевелящиеся маленькие ноздри, он улыбнулся и поднял взгляд. Капитуляция мгновенная. Дженсен смотрел на него не моргая, затягивал, заколдовывал, заставлял покорно сделать всё, что он попросит. Джаред видит зарождающийся огонёк в середине расширенного зрачка, он становится всё больше, пока не окрашивает глаза в жёлтый с крапинками рыжего. Джареду жарко от этого огня, кожа горит, душно. Огонь приближается, собственным глазам становится больно оттого, что Джаред держит их открытыми, боясь моргнуть. Дженсен делает это первым. Хлопает ресницами и открывает уже обычные, самодовольные. Джаред хватает ртом воздух.
      — Не делай так больше, — прохрипел Падалеки. Его только что чуть не убили к чёртовой матери.
      — Теперь понимаешь? Ты не справишься с драконом, человек, — Дженсен встал на ноги, стараясь не потревожить сон дочки. Джаред умом понимал, что этот монстр прав, но ему так понравилось это существо. Да и не чужие типа, да? — Этого не должно было случиться. Ложись спать, Джаред. Ложись спать, и тебе приснится необычный сон, где ты увидишь настоящего дракона. Всего лишь приснится, Джаред, — усталость надавила на плечи. Так спать захотелось, что хоть падай на месте. Диван в поле его зрения показался островком спасения. Он добрался до него на ослабевших ногах, рухнул плашмя и заснул через несколько глубоких вдохов.

      В полной уверенности, что инцидент исчерпан, Дженсен вышел на улицу и слился с толпой веселящихся людей.

~*~*~*~*~


      С Хэллоуина прошло два месяца, а Джаред так до сих пор и не понял, что за скорлупа валялась не в его корзине, но на его тумбочке. Не мог же он спьяну сварить его и этой же ночью благополучно употребить в пищу? Нет, когда ты в сосиску — и уксус покажется сладким, но чтоб целое яйцо, да ещё и страусиное? Оно же размером с голову, его только варить два часа. Значит, у него был сообщник. Обзвонив всех знакомых и не очень, Падалеки получил в ответ только пожелания не пить в одиночку, это, знаете ли, плохо заканчивается. В общем, подозреваемых нет, но вот улики до сих пор хранились в чулане. Последовав советам, он всё же больше с того дня не выпивал. Уволился со старой работы, чтобы не видеть бывший повод для принятия градуса, и разослал свои резюме куда только можно, поэтому не удивился, когда ему позвонили и уточнили, он ли Джаред Падалеки и он ли сейчас находится в поисках работы.
      — Мистер Падалеки, у Вас в резюме сказано, что Вы работали с детьми дошкольного возраста.
      — Да, — он просто не уточнил, что это был соседский паренёк, родители которого умотали в командировку.
      — Не могли бы подъехать к нам на собеседование? Мы ищем нянечку, и Ваше резюме идеально подходит.
      — Да, но...
      — Замечательно. Подробности Вы получите электронным письмом. До встречи, Джаред, — не прошло и пары гудков из телефона, как звук из ноутбука оповестил о новом непрочитанном письме. Почему-то открывать его сразу Джаред не решился, чуя какой-то подвох. Его не спросили ни о рекомендации с прошлого места работы, ни о стаже работы, и характеристикой от прежнего работодателя не интересовались — ничего. Что за странный подход к поиску сотрудника, тем более когда работа связана с детьми. А если он маньяк, жрущий младенцев? Ну или просто маньяк, умеющий ладить с детьми.

      Джаред кликнул по уведомлению и начал вчитываться.
      — Обалдеть, — не сдержался он, когда увидел сумму в графе «Зарплата». Цифры были такие заманчивые и манящие, что хотелось без всяких прелюдий взять и согласиться. Собственно, а чего он теряет? Не будут же его заставлять подписывать документы под дулом пистолета. По крайней мере, он очень на это надеялся, переписывая адрес.

      Кстати об адресе. Когда на следующий день он вбивал его в навигатор, тот сначала упорно не находил места. Добившись от компьютера результата, Джаред думал, что всё-таки тот сломан. Чем дальше он ехал, тем меньше встречались дома, магазины и всё больше деревьев. Навигатор мстительно проговорил, что через несколько метров ему надо повернуть налево, создавая впечатление, что техника хотела завести его в самую глубь леса, чтобы он после выбирался оттуда на своих двух. Падалеки уже подумывал, чтобы развернуться и просто позвонить, извиниться и сказать, что ему неинтересно поступившее предложение.
      — Как в сказке — чем дальше, тем страшнее, — как будто почувствовав его сомнения, навигатор показал, что он почти на месте, а сквозь деревья стал виднеться огромный участок с особняком. И это в такой-то глуши. Неудивительно, таким людям действительно может быть глубоко по барабану на характеристику — будущие покойники могут и не быть квалифицированными сотрудниками, главное наличие наивности. Джаред даже задумался, что искать жертву таким нестандартным способом очень даже оригинально, когда подъехал к воротам, и те тут же распахнулись.

      Сидеть в машине было глупо, вылезать как-то страшновато, но ситуация безвыходная. Постучав пальцами по рулю, Джаред заметил, что на крыльцо вышел одетый в костюм мужчина. Тот всматривался в машину, и Джаред больше не мог тянуть время.
      — Здравствуйте, Джаред. Мы Вас заждались, проходите в дом, пожалуйста.
      — Я ведь не представился, — он нервно улыбнулся, не торопясь переступать порог.
      — Мы выбрали именно Вас, — ответ не погладил по самолюбию, скорее добавил нервозности. — Проходите, — к удивлению Падалеки, на него не накинули в ту же секунду, как он зашел внутрь, мешок на голову. Светлое и просторное помещение, дорогая мебель и крови нигде не было видно, Джаред внимательно рассмотрел кристально чистые плиты на полу. Ему помогли снять куртку, разрешили не разуваться и сказали следовать в столовую. Падалеки чувствовал себя персонажем какой-то незнакомой сказки, конец которой неизвестен.
      — Чай, кофе?
      — А можно мне домой? — хотел спросить Джаред, но выбрал чай. Он чувствовал себя неуютно и каким-то лишним. Ну не вписывается он сюда, как не плюнь.
      — Меня зовут Тэд. А у Вас, наверное, много вопросов ко мне? — дружелюбно спросил мужчина, ставя чашку с блюдцем перед Джаредом. — Почему именно Вы. Высокая зарплата за несложную работу. Почему так далеко от города, — да-да-да, это и много других вопросов, наподобие «А трупы вы закапываете во дворе или всё же в лесу?», «А вы убьёте сразу или будете держать в своём склепе?», «А маме напоследок позвонить можно?».
      — Всё из-за дочери хозяина. Она требовала именно Вас, — Джаред решил продолжать молчать, ни к чему ему знать ответы на его незаданные вопросы. Мужчина и сам прекрасно умеет вести монолог. Тот и правда начал всё рассказывать, не дожидаясь никаких действий со стороны Падалеки.

      Оказалось, что ребёнок, которому и требовалась нянька, очень требовательна и капризна. Судя по словам Тэда, девчонка устроила целый скандал, чтобы к ней привели именно его. За что такая честь и что за маленький монстр? Джаред хотел спросить, а сколько, собственно, лет этому исчадию ада, но не успел. Дверь распахнулась, и Тэд, поклонившись, поприветствовал:
      — С возвращением, Ваше Превосходство, — Падалеки молча охренел и повернулся к превосходству. Не соврал мужик, точно оно самое. Красивый и молодой мужчина держал на руках маленькую девочку и пытался сделать из него кучку пепла. А чем так сходу не понравился-то? Смотрит, как будто Джаред у него в долг взял, до сих пор не вернул и пришёл за добавкой.
      — Здрасьте? — попытался он расположить к себе злого хозяина, но добился только того, что на его голос девочка повернулась и просияла как начищенный пятак. Хоть кому-то он понравился!
      — Папочка! — что? Это она этому хмурому чуваку, да?
      — Джастис, мы уже говорили об этом, — оно говорящее! Джаред натянул улыбку с настороженностью наблюдая, как девчонка начала вырываться. Как только она коснулась ножками пола, сорвалась с места и с разбегу запрыгнула на Джареда, который в последний момент успел встать и подхватить ребёнка. Недовольный хмырь тяжело вздохнул, наблюдая за этой картиной, и с силой провёл ладонью по лицу.
      — Я скучала, — доверительно сообщила Джастис на ухо Падалеки и обняла за шею крепко-крепко. Чуйка подсказывала, что Джаред не знает что-то очень важное из своей жизни.
      — Джей, — на своё имя откликнулись и Джаред, и Джастис. Падалеки начал подозревать, что с этого дня удивляться ему надо поменьше. Судя по тому, как сильно его сжимала девочка, его отсюда не отпустят до её совершеннолетия. Кстати об этом.
      — Не ты, Падалеки, я обращаюсь к своей дочери, — грубо, между прочим. — Милая, отпусти его шею, ты его задушишь. Ты хочешь его задушить? — Джареду показалась, что последний вопрос прозвучал с надеждой на обратное. Девчонка испуганно замотала головой и ослабила хватку. Слезать она не собиралась, на что, по всей видимости, рассчитывал её папаша.
      — Сколько тебе лет, Джастис?
      — Два месяца, — наверное, просто ещё не знает разницы, наивно решил Джаред.
      — Как мне к Вам обращаться, мистер? — поменьше злорадства в голосе, Джей. — Ваше Превосходство? — Джаред сомкнул губы, удерживая рвущийся наружу смешок. Хозяин скривил недовольную гримасу и побито посмотрел на дочь.
      — Дженсен, — поиграв в гляделки с Джастис, выдавил он. И именно в этот момент Падалеки окончательно понял, что у него есть непробиваемый бронежилет, защитник и страховка в лице мелкой.
      — Покажи няньке его комнату, Тэд, — нет, ну какой же свин. Дженсен подошёл ближе и потянулся за дочкой. У Джареда промелькнула мысль, что он уже видел когда-то подобный жест. Джастис зарычала, отчего Падалеки распахнул глаза в удивлении. Тянущиеся руки замерли в воздухе и сомкнулись в кулак.
      — За какие грехи ты мне, а, Падалеки? — Джареду даже стало его жаль, правда.
      — Джастис, я не уйду, правда, — девочка посмотрела на него, заглянула прямо в глаза, ища подвоха. Тихонько вздохнув, она расцепила руки и потянулась к Дженсену. Пока дочь не видит, тот посмотрел на него, вздернул бровь, и отвернулся. Джастис помахала ему и улыбнулась.

      За всё время этого странного знакомства Тэд не издавал ни звука, мечтая, что с этого дня в этом доме можно будет вздохнуть спокойно. Дочка хозяина добилась таки своего, а эти двое разберутся между собой сами — взрослые.

~*~*~*~*~


      Дети растут быстро. Драконы растут ещё быстрее, поэтому Дженсен взвыл волком уже после месяца со дня вылупления Джастис. Она подросла, научилась говорить, а потом и требовать. Он глубоко заблуждался в том, что случай останется в прошлом. Если он внушил Джареду, что тому всё привиделось, с дочерью такой фокус не прокатит. Она не хотела слушать, что парень не её отец. Даже не родственник и по определению быть им не может. Маленькая оторва закрывала уши и только громче требовала, чтобы папочка вернулся. Когда Эклз предпринял последнюю попытку и позвонил бывшей, Джастис первым же делом перекинулась в дракона, подпалила той волосы и с громким:
      — Это не папочка! — улетела во двор, засев на самом высоком дереве.
      — Я надеялась, что характером она пойдёт не в тебя, — проверяя состояние причёски со вздохом сказала она. — Как это вообще могло произойти? — знал бы Дженсен как. Он до сих пор так и не выяснил, кто выкрал яйцо и подкинул его человеку. Мистика какая-то.
      — Она никак не может угомониться. Не знаю, что делать, — тогда девушка и посоветовала выполнить то, что просит дочь. Она получит своё, наиграется, поймёт и пожелает убрать с глаз долой незнакомого парня. Эклз поверил и последовал совету.

      И теперь он пожинает плоды своего решения. Джаред уже бродит по своей комнате в его доме, Дженсен слышит, как тот бродит из угла в угол. Ладно, это не должно затянуться на долгое время. Джастис должна скоро принять правду и отпустить человека, иначе Эклз в какой-нибудь момент просто съест его или подхватит лапами и скинет с обрыва. Он отбирает всю любовь его дочки себе! Ему достаются только крики и слёзы, это несправедливо, в конце концов. И обидно до неконтролируемой трансформации. Зубы чешутся, как вцепиться хочется в этого Джареда.

      Перед сном он хотел как обычно зайти к дочери и пожелать ей спокойного сна. Прислушался к тишине дома и направился к ней в комнату. Аккуратно отворив дверь, он заранее улыбнулся и чуть не плюнулся огнём, когда обнаружил пустующую кровать — этого только не хватало для полного счастья. Дженсен с трудом удержался, чтобы не хлопнуть дверью, и развернулся в сторону соседней. За ней не доносилось ни звука, и Дженсен затаил дыхание. Ну точно, два мерно стучащих сердца. Он открыл дверь и замер в проёме, не зная, какие именно чувства вызывает представшая перед ним картина: Джастис почти полностью забралась на парня, оплетя его руками и ногами. Уткнулась носом в шею и спала, никак не отреагировав на его приход. Падалеки, обнимая его дочь, тоже спал, тихо похрапывая. Ну прям хоть на обложку журнала счастливой семьи, только Дженсена ещё рядом уложить, и они бы заработали приз зрительской симпатии. Он подошёл ближе к кровати, желая взять на руки дитё и отнести её в комнату. На его действия отреагировали тем, что одна притиснулась ближе, второй же обнял посильнее. Дженсен с завистью на них посмотрел, но всё же подцепил одеяло и накрыл обоих, ласково погладив напоследок по голове дочку. Та улыбнулась сквозь сон, и Эклз сдался. Если она так тянется к нему, пусть. Это пройдёт рано или поздно.

~*~*~*~*~


      Джаред впервые не мог вспомнить, что ему снилось. Кажется, это было что-то важное, как какое-то воспоминание, но сон ускользал с рассветом и забывался, как будто кто-то поставил невидимый блок. И так происходило уже не первую и не вторую ночь, проведённую в этом доме. Он успел познакомиться со слугами. Их было немного, Тэд был среди них кем-то вроде главного. Молоденький повар — Чад — постоянно странно на него косился и хотел заговорить, но всегда отвлекался на очередное задание и скрывался в своей кухне. Джастис приходила к нему ночью, просила сказку и поспать вместе с ней. Но даже не это ставило в тупик Джареда. Девчонка не звала его по имени, она с любовью произносила «папочка» и тащила его в игровую или во двор. Слуги отмалчивались на его вопросы, Джастис просто не понимала их смысл, а Дженсен при его появлении такую физиономию строил, что и спрашивать не хотелось. Хотелось другого, и это самое другое так некстати, так не нужно, что бесило неимоверно. Особенно раздражало, что по этой роже красивой видно, что не нужно в первую очередь ему. Попал, в общем, Джаред, по самые не балуй. Что ж, дерьмо случается.

      Всё выяснилось случайно. Они сидели с Джей-Джей на крыльце, жевали один на двоих мармелад, принесённый Дженсеном, и болтали ни о чём.
      — Почему ты не летаешь? — Джаред улыбнулся очередному детскому вопросу.
      — Потому что люди не летают, Джас.
      — Но почему? Я же умею, — она смотрела на него серьёзно. — Хочешь, покажу? — взгляд предвкушающе загорелся, а вот Джаред занервничал. — Не бойся, меня папа хорошо научил, — она резво подскочила с места и сбежала по ступенькам. Джаред даже не успел сказать что-либо, как мелкая сосредоточилась и зажмурила глаза. Надо было всё-таки не брать из рук Дженсена этот чёртов мармелад, кажется, он вызывает серьёзные галлюцинации. Но ведь и девчонка тоже ела его вместе с ним! Как завороженный, он смотрел, как на его глазах маленькая Джастис превращается. Меняется всем существом, приобретая нечеловеческое обличье. Через какие-то несколько секунд перед Падалеки стоял невысокий и счастливый... дракон. Джаред подпрыгнул на месте, делая шаг назад, врезаясь во что-то. Что-то заговорило человеческим голосом со знакомой интонацией:
      — Не расстраивай её, Падалеки, — Дженсен стоял позади него, положив руку на плечо, удерживая тем самым на месте. А Джаред вспомнил всё разом. Корзинку, яйцо, самый дебильный разговор в его жизни и глаза Эклза, горящие настоящим пламенем. Джастис переступила с лапы на лапу и подошла ближе. Сказала что-то непонятное и наклонила к нему голову, чтобы поймать лбом его ладонь.
      — Не стой столбом, папочка. Ребёнок ласки просит, ну, — Дженсен опустил руку к его пояснице и ткнул пальцем. Джаред отмер и провёл рукой от носа до самых рожек. Джастис уткнулась ему в живот и радостно что-то проговорила.
      — А почему она такая большая уже? — тихо спросил Джаред, на что Эклз хмыкнул, подходя ещё ближе.
      — Задал самый непопулярный вопрос из всех, — дракон отстранился, посмотрел на них задумчиво и неожиданно сильно толкнул Джареда лбом. Дженсену пришлось обхватить его поперёк живота.
      — Джастис, так нельзя, — она посмотрела на него, склонив голову набок и расправила крылья.
      — Что она хочет? — чуть повернув голову к Дженсену, шепотом спросил Джей. Дракон прикрыл крылом глаза и прокурлыкал что-то серьёзное и внушающее доверие.
      — Хочет как в сказке, — Джаред всё равно не понял. А сейчас разве не как в ней самой? — Боже, какой ты глупый. Угораздило же всех нас, — Дженсен развернул к себе Падалеки и поцеловал. В губы! Вот прям взял и поцеловал! Джаред чуть не прикусил с испугу свой язык, а Дженсен через секунду отстранился с громким чмоком и обернулся на дочь. Та приспустила на время крыло, но тут же подняла его обратно, как будто, как и обещала, не подглядывала.
      — Она знает только про поцелуи или?..
      — Джаред, она растёт быстро, но не настолько. Можешь уже открывать глаза, — Джаред послушался и быстро отвернулся от лица Дженсена, наблюдая довольную Джас. Драконья мордаха улыбалась, Падалеки был в этом уверен. Обе драконьих морды, к слову.

      Они стояли всё на том же крыльце, наблюдая, как маленький дракон игриво выполняет пируэты в воздухе. Джаред пугался подобного, Дженсен же стоял гордый, как индюк.
      — Знаешь, — Эклз улыбнулся, — у нас могут возникнуть некоторые трудности, если Джей-Джей...
      — Что, Джей-Джей? — как будто сейчас у них этих трудностей не было, в самом деле.
      — Если она захочет братика или сестрёнку, — Эклз усмехнулся, глядя на действительно испуганного Джареда и расхохотался.
      — Я же не могу? Или могу?.. — на полном серьёзе засомневался тот, и Дженсен согнулся пополам, привлекая внимание даже беззаботно играющей в небе дочки.
      — Выдыхай, Падалеки. Не можешь, — выдавил он и, после того как услышал облегчённый выдох, выпрямился, и с лукавой улыбкой добавил: — Ну, это маловероятно, — Джаред пискнул и ухватился за живот, как будто защищаясь. Что значит маловероятно?

 

Маловероятный эпилог

      Дженсен и не думал, что станет всё так сложно. На самом деле он и сам был не уверен в своём ответе на вопрос Джареда, вот и сболтнул то, что сболтнул. И боже упаси! Не хотел он пугать парня, не хотел в ту же секунду взять его и вот забеременеть. Э, оплодотворить? В общем, сделать ребёнка. Ну вот в мыслях не было, честное слово. Просто хотел, это да, грешен, было желание, есть желание. Только попробуй донеси эту светлую мысль до испуганного Джареда. Главное, шарахается от него, а сам изводит постоянно. То ли издевается и охренел в корень, то ли не понимает, что близок к нападению.

      Эклз решает этот ребус вот уже неделю. Семь дней нянь его дочери ходит по лезвию ножа, как заправский самоубийца. Дженсен чувствует себя маньяком-вуайеристом, который вот-вот готов сделать шаг на новый уровень и стать просто маньяком, которому наблюдать порядком надоело. Дженсен честно пытался быть галантным и не лезть к Падалеки под любой удобный повод. Это, между прочим, не способствует благодушному настроению, да и по здоровью бьёт неслабо. Дженсен стал чаще заводиться, а выплеснуть это некуда, чего уж говорить, что не на кого. Он стал плохо контролировать обращения и тем самым навёл большой урон своей спальне, когда в самый пиковый момент перекинулся в дракона на собственной кровати. В итоге: кровать на выкид, тумбочки по бокам и их содержимое туда же. И крылья болели, кстати. У него кожа нежная на перепонках!
      Он грустно сидел на разворошенной кровати и махал покалеченными крыльями в воздухе, и в голову настырно постучала мысль, что хватит терпеть столь хамское поведение к магическому существу. Где это видано, чтобы человечишка — неуклюжий, большой и, ладно, сексуальный — издевался над Драконом. Да это позор на всю родовую ветвь! Кстати, о ветви.

      Дженсен успокоился, задумчиво поскрёб когтем бок и перекинулся в человека. Нацепив на себя брюки и пнув ножку от кровати, он вышел из комнаты, направившись на первый этаж. Возле камина, на шкуре некогда обитателя леса за его особняком, сидели Джаред и Джастис. Падалеки читал вслух очередную книгу, а маленькая Эклз сидела у его ног, уложив голову на бедро. Падалеки читал вдумчиво, меняя голос по ходу сюжета и неосознанно гладил Джас по волосам. Дженсена прошибло этим с головы до пят. Это выглядело мило, по-семейному и, к стыду Эклза, возбуждающе. Ну вот бывает так, ну бы-ва-ет. Дженсен дёрнул головой, и начал медленно подкрадываться к няню с дочкой. Внутри шептали инстинкты, подстёгивали на действия, а Дженсен просто перестал сопротивляться. Джаред запнулся на середине предложения и выпрямился в струнку, когда Эклз подполз неслышно сзади и обнял со спины, уткнувшись носом под волосы.
      — Ты чего? — сглотнув, вопросительно прошептал Падалеки, нервно загибая край страницы.
      — Я? Я просто, — Дженсен придвинулся ближе и выглянул из-за плеча Джареда. Дочка с улыбкой смотрела на него, немного прищурившись.
      — Папочка, я спать хочу, дочитаем завтра? — Джаред посмотрел вниз почти умоляюще. Джастис зевнула широко и поднялась с импровизированной подушки. Потянулась к Джареду, поцеловала в щёку и улыбнулась Дженсену, который сверкнул глазами и обнял в ответ на улыбку сразу обоих.
      — Джастис, — Падалеки потянулся вслед за ней, но руки на животе сомкнулись сильнее, когда девочка отошла от них и направилась в свою комнату. Стоило только хлопнуть двери на втором этаже, как Джареда перевернули, уложили на лопатки и оседлали.
      — Ну привет, папочка, — Джаред решил, что без боя не сдастся, замахнулся и отважно послал эту ящерицу по матушке прямо в губы. Падалеки вцепился в короткий ёжик на макушке Дженсена и потянул назад. Эклз только заурчал от его действий, чёртов мазохист.
      — Джаред, — он оторвался от губ, просовывая руки под спину. — Джаред, ей богу, сожру тебя. Хватит хвостом вертеть, как самка пугливая, Джар-р-ред, — он подхватил Падалеки и потянул на себя, проезжаясь мимолётом задницей по паху «самки». Падалеки за подобные слова готов был крылья ему оторвать, а хвост в жопу засунуть — это он самка?! То есть вот по определению, да?
      — Самка, мистер Эклз? — Джаред подкинул бёдра, доказывая обратное. Дракон зажмурился и улыбнулся.
      — О да, строптивая самочка, — нарывается на кастрацию или хук по морде, подумал Падалеки и сжал через брюки яйца Дженсена, добиваясь тем самым мгновенной реакции. Джаред не знал, то ли кнопка там у Эклза, то ли сжал сильно, но тот зарычал, что даже уши заложило и сорвался.

      При всём желании отбиться от монстра у Джареда не получится, поэтому он просто пытался отползти, когда его вновь развернули, содрали рубашку и поставили в коленнолоктевую.
      — Дженсен, крылатая ты тварь! Хоть презерватив надень, Превосходство озабоченное! — рот ему закрыли ладонью, продолжая возиться сзади и пристраиваться к бережно охраняемой ценности.
      — Попытка отползти карается залётом, — пригрозили на ухо и отлипли от спины. Джаред глянул через плечо, наблюдая, как Эклз роется в ящиках уже без штанов. Склонил голову сильнее, присматриваясь к оружию массового поражения, и прикрыл глаза, молясь, чтобы заряжено было холостыми. Дженсен издал странный звук, хлопнул ящиком и снова накрыл собой, швырнув под нос ленту спасительных квадратиков. Дженсен целовал в лопатки, тёрся членом о задницу, притягивал рукой ближе к себе и ворчал как зверь, вызывая мурашки в теле. А Джаред не камень! Если бы не маловероятно, ещё неизвестно, кто от кого бегал бы по всему особняку. Дженсен спускался вниз, вёл губами по позвоночнику, и Джаред прогибался сильнее, стараясь не сравнивать себя с кошкой в течке, и чуть не замяукал, когда его укусили в левую половинку. Член дёрнулся, заставляя пережать его у основания, чтобы не опозориться. Дженсен дотронулся большим пальцем колечка мышц, развёл половинки в стороны и провёл языком, выбивая тем самым из головы Джареда всех тараканов-параноиков. Да не залетит он, не бывает такого, он физиологически не способен. Заскулил и подался к Дженсену, выпрашивая ещё. Дракон закусил губу, надавил на вход пальцем и снова припал губами. Почувствовал движение Падалеки и перехватил руку у члена, запрещая шевелиться. Дырка пульсировала вокруг языка, хотелось заполнить её собой: своим членом, спермой. Картинка живая такая, что Дженсен толкнулся глубже как мог, придвинул Джареда на себя и зарычал, посылая звуком вибрацию по всему телу. Оторвался с неохотой, снова перевернул Джея на спину и навис сверху, проталкивая сначала один, затем второй палец. Джаред жмурился, мотал головой и облизывал губы, что-то шепча не переставая. Открыл глаза резко, посмотрел, прожигая взглядом, и Дженсен убрал пальцы, приставляя член ко входу и надавливая головкой, не отрывая взгляда от Падалеки. Подхватил под колени и придвинул ещё ближе к себе, входя до упора и замирая в одном положении. Джаред выдохнул, опёрся о локти и притянул к себе Дженсена за шею для поцелуя. Мышцы сжались вокруг члена, и Дженсен прервал поцелуй, чтобы хватануть ртом воздух. Мир сузился до одного клочка помещения, мысли — до одного человека, инстинкты заорали в голове: «Твой, мой, наконец-то, да!»

      Джареда возили по шкуре как куклу. Вбивались мощно, вырывали стоны, взрывали вселенную за вселенной перед глазами. Хотелось кричать в голос, насадиться самому, чтобы ещё сильнее, ещё глубже, по-животному, не щадя. Дженсен двигался на такой нужной скорости, так правильно, так идеально. Вперёд, провозя их обоих по полу; вкруговую, заставляя сжиматься сильнее; назад, желая вернуть обратно, вдавливая пятками в поясницу. Джаред кончил не прикоснувшись к себе, открыл рот в безмолвном крике, хватаясь за Дженсена пальцами и сжимая всей силой. Дженсен взвыл тихо, тараня тесноту вокруг члена, вцепился зубами в губу Джареда и кончил, дрожа всем телом, грозя от сильных эмоций перекинуться в ту же секунду в дракона. Руки ослабли, и он упал на Джареда, придавливая к чёртовой шкуре и блаженно прикрывая глаза.
      — Монстры. Ты, — выдавил из себя Падалеки, думая, что в комнату он согласен попасть только на руках: сил никаких не осталось. Дженсен кивнул слабо и чуть приподнял голову, заглядывая в глаза любовника.
      — Я сегодня у тебя ночую, — вспомнив про кровать, оповестил Эклз. Джаред только кивнул, согласный в данный момент на всё что угодно. Разве что не на...
      — Хорошо, что всё-таки перестраховались, — Дженсен кивнул и мельком взглянул поверх головы Джареда на как-то позабывшиеся в жажде презервативы и хмыкнул:
      — Ага. Перестраховались. Хорошо, — выдавил из себя самую обнадёживающую улыбку и понадеялся мимолётом, что Джаред не сможет лишить ребёнка родного отца. Хотя бы Джастис, он вроде как привязался к ней.
      — Спать хочу. Неси в кровать, — быстро однако адаптируется парень. Дженсен удивлённо на него посмотрел, но Падалеки был явно в шаге от того, чтобы заснуть прямо здесь и сейчас. Прямо на шкуре и прямо с членом внутри. Вот ведь утрахал.

      Быстро запульнув ладонью ленту презервативов под диван, Эклз вышел из Джареда, поднялся и подхватил вымотанную сексом самочку. Дженсену нравилось называть так Падалеки. Хотя бы мысленно он же может себе это позволить? Вот и хорошо. Надо бы ещё вытереть Джея. Так, просто.

      И всё-таки интересно, Джаред сможет подарить ему парочку драконов? Дженсен был бы счастлив такой совместимости.

~*~*~*~*~


      Сегодня у прислуги был выходной; в особняке тихо и малолюдно. Джаред и чета драконов-Эклзов находились на кухне и готовили пирог. Джаред сам настоял, Джас радостно поддержала, ну а Дженсен любил наблюдать. Дочка возилась в муке, подавала Джареду нужные ингредиенты и сверкала на Дженсена улыбкой на перемазанном личике. Падалеки старательно месил в миске тесто, рассказывая о важности сего момента.
      — Будет плохо, если останутся комочки, — настоятельно говорил он, Джас кивала усердно и окунала палец в месиво под неодобрительный взгляд Падалеки.

      Пирог отправился в духовку, измотанные повара с чувством выполненного долга расселись по табуретам и болтали ни о чём. Эклз почему-то предчувствовал неладное. Смотрел на этих двух, слушал улыбаясь, а сам весь подобрался в готовности защищаться. Не иначе как он обладает великим даром предвидения.

      — Папочка, ты такой классный! — маленькая Эклз слезла с табурета, в порыве любви обняла Падалеки и зарылась лицом в футболку. Постояла так немного, притихла, прислушалась. Джаред улыбался, гладил девочку по голове и влюблённо смотрел на Эклза.
      — Ух ты! — прошептали куда-то в пупок Джареду. Она посмотрела на парня снизу вверх и заблестела глазами. — Он хочет кушать, — невинные глаза смотрели в душу, Джаред пока ещё улыбался, не догоняя. Дженсен округлил глаза и медленно начал сползать с табурета, намереваясь по-тихому скрыться. Предчувствие неладного перестало быть предчувствием.
      — Он? — Джаред непонимающе посмотрел на Джас и перевёл взгляд на Дженсена. Тот замер и улыбнулся уже где-то рядом с проёмом двери. — Кто хочет кушать? — голос дрогнул, сердце в подозрении бухнуло у горла.
      — Он, — действительно, что за глупые вопросы? Он и он. Джастис положила ладошку на живот Джареда и снова прислушалась. — Хочет мюсли, — у Падалеки медленно решалось в голове уравнение, но когда ответ наконец получился, Дженсен был уже в гостиной. Беги, Форест, беги.
      — Милая, присмотри за пирогом, хорошо? — таким голосом Джаред не разговаривал ни с кем и никогда. Сладко, с милой улыбкой, с осознанием пиздеца глобального масштаба.
      — Конечно, папочка, — Джастис кивнула с серьёзным лицом и поставила табурет напротив плиты, чтобы следить внимательно за готовкой. Джаред сломанным роботом дёрнулся на «папочку» и двинулся вслед будущего покойника.

      — Дженсен!
      — Меня нет дома! — донеслось сверху, и Падалеки сорвался с места. Сволочь! Гад! Как он мог, скотина с недержанием!
      — Я сварю из тебя суп, озабоченная. Крылатая. Ящерица, — Джаред сжал кулаки и вбежал по лестнице вверх. Остановился на последней ступени и двинулся по коридору. Чисто интуитивно выбрал последнюю комнату, открыл дверь и оскалился. Дженсен пытался влезть в шкаф. Безуспешно. Какая жалость.
      — Маловероятно, говоришь? — Дженсен вынырнул из шкафа, метнувшись в сторону кровати. Падалеки решительно зашагал в его сторону. — Перестраховались, ага, хорошо, говоришь? — он хрустнул пальцами, а Эклз запрыгнул на кровать, перемахивая на другую сторону.
      — Джаред, тебе волноваться нельзя, — ой не те слова подобрал. Совсем не те. Он выставил перед собой руки и невинно хлопнул глазами.
      — Я спокоен! — Джаред прыгнул на кровать, преодолел метр до края и поскользнулся. Дженсен чуть не заработал инфаркт, подлетел обратно и успел поймать Падалеки на лету, обеспечивая ему мягкое приземление. Джареда спасение не подкупило, и он просто начал бить сволочь куда попадётся. Эклз уворачивался, потом подловил момент и вцепился в парня руками и ногами, притягивая к себе и лишая возможности махаться. Тот матерился ему в шею, дергался в руках и обещал муки ада. Когда монолог начал повторяться сначала, но чуть тише, Дженсен потёрся щекой о щёку Джареда и поцеловал в висок.
      — Эклз, ты хоть понимаешь, сука такая, что натворил?.. — Джаред выдохся и перестал вырываться.
      — Понимаю, Джей. Сотворил чудо, — он гладил успокаивающе по спине. — Если смог, значит организм приспособится, не переживай. Я помогу, тише, — Джаред приподнялся. — Хорошая моя, само…
      — Ненавижу! — незамедлительно отреагировал парень. — Господи, как же ненавижу. Самец херов, да иди ты, знаешь… — продолжение адреса было неразборчиво, Дженсен переспросит потом. Только зацелует Джареда и спросит.


Сказали спасибо: 66

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1410