ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1515

Убить дракона

Дата публикации: 30.12.2015
Дата последнего изменения: 30.12.2015
Автор (переводчик): Вонг;
Пейринг: J2;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: немножко крэк
Саммари: написано на третий тур Джаредотопного кинк-феста, на заявку Дракон!Джаред/Дженсен. Дженсен - охотник на драконов, пришел за Джаредом, но проиграл эту схватку

***

«Победа или смерть», – приговаривал отец, посмеиваясь, отбивая удары деревянного меча маленького Дженсена – тот едва до пояса доставал. «Победа или смерть», – завещал, пропитывая драгоценной кровью солому, с последним вздохом.

«Победа или смерть», – бьется в голове у Дженсена, катится каплями пота под кожаным доспехом. На нем ни кольчуги, ни лат, ему ни к чему тонны железа. Оно не спасет, если опалит огненная струя, если окутает жарким облаком, стоит замешкаться на мгновение.

Дженсен не собирается умирать.

Полуденное солнце клеит рубаху к телу, на губах – соль. Жаль, Восточное Озеро осталось далеко позади, у подножия Дъявольских гор, а встретится ли по пути источник Дженсену неизвестно. Никому не известно, никто не возвращался, кроме отца, а те недолгие два заката, пока не остыло дыхание на губах, ему не до рассказов было.

Дженсен вернется. Его рука не дрогнет, не подведет меч, его движения быстры и точны, а цель ясна. То, что начал отец, завершит сын, и пролитая кровь будет отомщена.

Когда апельсиновая корка солнца скрывается за горизонтом, а розовые мазки облаков растворяются в чернильно-синем, Дженсен останавливается на ночлег. Здесь нет чужаков – люди предпочитают держаться от проклятых мест подальше; нет волков или медведей, и умиротворяющую тишину не нарушает ни гомон голосов, ни хруст веток. Здесь некого опасаться, кроме чудовища, по чью несуществующую душу идет Дженсен.

Он продолжает свой путь с первыми рассветными лучами и ничто ему не преграда: ни крутые склоны, ни ветер, толкающий в спину, будто возмущенный наглостью безумца. С высотой становится прохладнее, но солнце все так же печет, вымачивает одежду солью.

Под конец второго дня во фляге не остается ни капли. Дженсен облизывает сухие губы, обветренная кожа царапает язык. Пора отдохнуть, но вдалеке смутно слышится журчание воды, и Дженсен выбирает риск. Чутье не подводит: триста шагов спустя колени подламываются перед источником. Прозрачная ледяная вода струится по камню, и Дженсен едва преодолевает порыв прижаться к нему губами. Подставляет флягу и лишь вода покрывает дно, жадно припадает к горлышку. От холода сводит зубы, от сладости поджимаются пальцы на ногах. Первая жажда утолена, и теперь, прижав флягу к мокрому камню, Дженсен терпеливо ждет. Тишина неуловимо меняет тональность до зловещей, враждебной. Дженсен близок к цели, и волосы у него на загривке встают дыбом, словно у хищника, почуявшего добычу.

Этой ночью он не смыкает глаз. Лишь под утро, когда небо начинает бледнеть, его смаривает чутким, тревожным сном. Который рассеивается, стоит облаку бросить тень на лицо.

Предвкушение оседает в животе жгучим комом, кипятит кровь. Дженсен одним прыжком оказывается на ногах, эфес надежно зажат в руке. Не облако бросает тень на землю – гигантские крылья. Золото чешуи может поспорить блеском со сталью меча, огненный шар вспыхивает в небе, накрывая едва ощутимой волной тепла, и Дженсен должен ненавидеть магическую тварь, но он ничего не может поделать с невольным восхищением. Хищник отдает дань хищнику.

Дракон словно знает, словно умеет предсказывать будущее – не подлетает близко. Он боится, восторженно думает Дженсен, потом понимает – он издевается. Красуется, выписывая в небе немыслимые фигуры с невероятной для такого, казалось бы, неповоротливого тела, грацией. Расцвечивает воздух струями огня, кольцами дыма, принимающими причудливые формы: вот лошадиная голова, вот человеческий след, вот... С губ Дженсена срывается возглас удивления, неверия. Это его дом, его крепость с вытянутыми башнями, в окружении холмов – ни с чем не спутать. Откуда он знает, дъявольское отродье?!

Дракону наскучивает игра. Он падает вниз камнем, Дженсен вскидывает меч, целясь меж пластин чешуи, в уязвимую шею. И не успевает. Мощный поток воздуха сбивает с ног, голова вспыхивает тупой болью, и опускается тьма.

В глазах мутно. Чернота расступается, из нее распускаются бутоны огня, будто парящие факелы. Зрение отказывается фокусироваться, и приходится долго моргать, прежде чем Дженсен убеждается: так и есть. Огненные шары, размером с кулак, висят в воздухе, освещая просторную пещеру. Стены уходят ввысь, тают в темноте – потолка не видно.

Дженсен пытается вспомнить, что произошло. Крылья перед мысленным взором вспыхивают золотом, мир уходит из-под ног, и... Дракон его не убил. Возможно, лишь затем, чтобы Дженсен позавидовал мертвым?

Он вскакивает на ноги и тут же теряет равновесие: голова взрывается тупой болью. Дженсен упирается расставленными ногами в землю и ждет, пока пройдет головокружение.

«Не надо резких движений».

Конечно же, Дженсен немедленно принимается крутиться на месте, пытаясь определить источник звука, но голос, похоже, звучит прямо в голове.

«Тебе нужно отдохнуть, Дженсен», – он обволакивает плотным коконом, опускает веки. Конечности тяжелеют, и Дженсен против воли валится обратно на мягкую солому. «Откуда ты знаешь мое имя?», – хочет спросить Дженсен. Хочет закричать: «Отпусти меня!» Разум остается ясен, но язык не слушается.

Неведомые силы! Дракон, кажется, читает мысли. Прежде чем сознание снова ускользает, Дженсен слышит:

«Зачем?» – насмешка в голосе теперь очевидна. – «Ты уже пришел, куда стремился. Ты больше никуда не спешишь».

В следующий раз Дженсен приходит в себя абсолютно здоровым. Он чувствует себя хорошо как никогда, ему не хочется ни есть, ни пить, голова не болит, и единственное желание овладевает им всецело. Рука инстинктивно опускается к бедру, но ловит воздух: меч исчез. Как бы Дженсен ни был уверен в своих силах, вряд ли он сможет задушить тварь голыми руками. Разочарование горчит на языке, но инстинкт самосохранения дает о себе знать: пора убираться отсюда.

Из пещеры несколько выходов, и Дженсен понятия не имеет, какой выбрать. Он идет наугад и попадает в лабиринт. Огненные шары издевательски подсвечивают дорогу, но неведомо сколько проплутав, Дженсен возвращается туда, откуда пришел. Он пробует другой путь – с тем же успехом. Только теперь, когда он возвращается, его ждут.

Дженсен замирает от неожиданности. Спиной к нему стоит мужчина, высокий и обнаженный. Услышав шаги Дженсена, он медленно оборачивается.

Мысли мечутся в голове, наслаиваются друг на друга. Что он делает здесь? Дженсен – не единственный пленник? Может, незнакомец ему поможет? Почему он смотрит так странно? И почему, во имя небес, он голый?

Чертовщина, не иначе – неизвестный и шагу ни сделал, а в следующий миг оказался вплотную. Смотрит с едва заметной улыбкой сверху вниз, сложив руки на груди, и глаза его отливают золотом.

Осознание пробивает с головы до пят. Дженсен отшатывается, точнее пытается сделать шаг назад, но за спиной будто мягкая стена вырастает, оставляя на месте.

Дракон протягивает руку, и Дженсен перехватывает его запястье.

– Не вздумай прикасаться ко мне, тварь!

Тот хмыкает. Говорит, не размыкая губ, так же, в голове:

«Джаред. Я Джаред».

– Ты чудовище.

«Как пожелаешь».

Под ладонью становится теплее, теплее, затем обжигающе горячо. Дженсен, вскрикнув, разжимает пальцы. Делает выпад, намереваясь ударить точно по болевой, но дракон – Джаред – уклоняется, едва заметно, ровно настолько, чтобы кулак Дженсена пронесся на волоске от цели. Отчаяние обволакивает вместе с осознанием: дракон неуязвим, но Дженсен все равно предпринимает пару попыток.

«Перестань», – говорит в голове Джаред, и Дженсен устало отворачивается, смирившись. Если он не в силах победить дракона даже в человеческом обличии, что уж говорить о его истинной форме?

– Ты меня убьешь?

«Зачем мне это, Дженсен?»

Как зачем? Драконы испокон веков убивали людей, люди испокон веков убивали драконов. Это все равно что спросить, зачем солнце встает на востоке.

В голове раздается мягкий смешок.

«Значит, если тебя попытаются убить в твоем же доме, ты покорно позволишь перерезать себе горло?»

Дженсен хмурится. Он рос с мыслью, что однажды сможет защитить свой город, однажды станет героем. Повесит на шею кулон с живительной кровью и сделает рубашку из драконьей чешуи – легче хлопка, прочнее любой брони. «Убей дракона», – учили легенды. «Убей дракона», – завещал отец. Не хочет ли сказать Джаред, что он – всего лишь жертва? Он врет. Он губит скот, поджигает деревни. Никто не возвращался с Дъявольских гор. Дженсена передергивает.

– Уйди из моих мыслей, – выплевывает он. – Ты не можешь говорить нормально?

«Могу».

Дженсен ждет так долго, что от неподвижности затекает спина, и, повернувшись, чувствует себя полным дурнем: Джареда и след простыл.

Время тянется вечность. Дженсен не видит неба, и тьма логова проникает под кожу, огненные светильники не помогают ее разогнать. Джаред не приходит, лишь на большом валуне взамен стола то и дело возникают фрукты, печеная картошка и даже целый восхитительно прожареный кролик. Дженсен не брезгует пищей, ему нужны силы, но не может отогнать мысль – Джаред готовил еду своим дыханием? Дженсен не может решить, как к этому относиться.

Возможно, проходит лишь пару закатов, а может быть, целая дюжина, прежде чем Джаред появляется снова. Дженсена будит его пристальный взгляд: глаза дракона горят так, что Дженсен не удивился бы, обнаружив на коже настоящие ожоги.

Лицо Джареда близко-близко. То ли освещение играет со зрением злые шутки, то ли зрачки его и вправду вертикальные, словно кошачьи. Он обнажен, как и раньше, и кожа его, гладкая и абсолютно безволосая, отливает золотом. Радужка глаз – золотисто-зеленая, золото путается в длинных, темных волосах, и Дженсен понимает, как ошибся, решив в первый раз, что это – человеческое обличье. Джаред совсем не похож на человека.

– Отпусти меня, – просит он, зачем-то шепотом.

– Я тебя не держу, – говорит Джаред, по-настоящему говорит, не мысленно, и губы его забавно двигаются, будто с непривычки. Дженсен не может оторвать глаз. – Ты не хочешь уходить.

– Вздор, – хмурится Дженсен. – Ты меня держишь магией.

– Я – магия, – уголки губ Джареда вздрагивают, и растягиваются в улыбку, пугающую и завораживающую одновременно. – Ни один человек не уйдет от дракона по своей воле.

– Потому что мертвецы не ходят.

Джаред склоняет голову набок.

– Что заставляет тебя думать, будто дракона достоин любой человек?

«А всех недостойных ты убиваешь», – хочет сказать Дженсен, но обмануться не получается: он уже понимает сам, что не все однозначно с ним, с драконом-Джаредом, золотистым не-человеком.

– А я, значит, достоин?

– Я расскажу тебе, – шепчет Джаред одновременно и вслух, и в голове, и наклоняется, близко-близко, и дыхание его пахнет костром. – Я расскажу, кто ты и кто я, тебе многое предстоит узнать, и когда-нибудь ты поймешь, глупый прекрасный че-ло-век, что только один достоин, и он – счастливец...

«И он – ты», – договаривает Джаред у Дженсена в голове, и целует.

Его поцелуй как огонь, но не снаружи – внутри. Дженсен вспыхивает, горят щеки, тяжело и жарко в паху, и Джаред окутывает собой со всех сторон. Это магия, темная, злая магия, иначе как Дженсен может чувствовать широкие горячие ладони под кожанными штанами на бедрах, под рубахой на груди – если он не раздет даже, а руки Джареда – вот они, целомудренно лежат на плечах.

Дыхания не хватает, и хочется пить, и хочется еще этих волшебных губ. Дженсену страшно: он словно сходит с ума. Он пришел убить чудовище, а оно говорит ему: «Оставайся со мной», и немыслимо – Дженсен хочет остаться.

– Значит, только один, – хрипло повторяет он. – И ты – вы – ждете этого «одного»?

Джаред медленно прикрывает веки, прячет кошачьи-драконьи зрачки, соглашается. В груди становится холодно и пусто от одной мысли, но Дженсен упрямо спрашивает:

– А если бы я не пришел?

– Драконы живут долго.

– Вы обречены на одиночество.

– Мы обречены на взаимность.

Дженсен хочет возразить, но не может. Все тело пульсирует желанием, к Джареду тянет, словно мотылька на свет, и если цена – сгореть, то он готов.

Кожа под ладонями будто живой огонь, если только огонь может не обжигать. Его хочется чувствовать всем телом, и Дженсен мучительно долго выкручивается из кожаных доспехов, рубахи, штанов – завязки запутываются, и Джаред помогает: опускается на колени, перекусывает тонкие шнурки. Дженсену хочется проверить, действительно ли его зубы остры как лезвия, но Джаред так и остается, на коленях. Укладывает Дженсена на спину, и не понять, как у него выходит поддерживать под спину широкой ладонью, и одновременно гладить плечи, и целовать шею, и обволакивать жаркой влагой истекающий соком член. Дженсен стонет, и всхлипывает, и тянется навстречу, Джаред везде, но в то же время его мало, недостаточно, и хочется почувствовать изнутри, раствориться в нем полностью.

«Ты идеален», – шелестит в голове, взрывается золотыми искрами. Джаред приподнимается, накрывает Дженсена собой, будто одеялом, и между ягодиц становится влажно, и много, и твердо. Тело сопротивляется, но поддается вторжению, и от острого, до боли, удовольствия, хочется кричать. И Дженсен кричит.

«Ты прекрасен», – разносится эхом по каждой клеточке, дрожит на кончиках пальцев, отзывается невыносимым удовольствием. С каждым движением Джареда внутри разгорается тепло, огонь течет по венам мучительно-сладко. От Джареда пахнет солнцем и дымом, Дженсен вдыхает до головокружения – или, может, голова идет кругом от того, как невыносимо хорошо чувствовать его в себе, каждой клеткой, каждым нервом, самой сутью.

Джаред ложится вперед грудью, стискивает пальцами бедра и вонзается до предела, дрожит мелко. Дженсен подается вперед и вверх, втираясь в твердый живот, ловит рот Джареда губами и касается языком кромки зубов. Странно, но они не режут, как лезвия. Джаред стонет в поцелуй и в тот же миг содрогается глубоко внутри. Дженсену кажется, его затапливает жидкой лавой, и словно отголоском накрывает снаружи. Мир рассыпается золотом, рассеивается в дым, и на маленькую бесконечность Дженсен будто растворяется в Джареде, глядя на мир сквозь вертикальные щели зрачков.

Он приходит в себя, и насколько велико было удовольствие, настолько же сильный страх накрывает душной волной.

– Это не я, – с усилием выговаривает он. – Это не моя воля.

Джаред долго смотрит на него, глаза так близко, что трудно сфокусировать взгляд. Затем делает странное: лижет шею длинно, от ключиц до самого подбородка. Жмурится, словно ему необычайно вкусно, легко поднимается на ноги и направляется прочь.

– Дай мне выбор! – кричит Дженсен в золотистую спину.

Оставаться взаперти невмоготу, и тем хуже, что даже двери нет, чтобы в нее ломиться. Дженсен бросается в один из выходов, но, пробежав несколько шагов, вынужден остановиться и зажмуриться: слишком ярок дневной свет.

«Ты хотел увидеть небо», – звучит в голове Джаред.

Глаза все еще слезятся, медленно привыкая, и Дженсен жадно подставляет лицо свету. И лишь спустя некоторое время осознает: лучи не греют – отражаясь от чешуи, сияют ярче солнца. Он никуда не уйдет.

Лучше бы умереть, зло думает Дженсен. Лучше смерть, чем мнимая свобода, на расстоянии вытянутой руки – смотри, но не трогай.

Пещера расположена на краю обрыва, в сотне шагов до пропасти. Дженсен идет, не глядя вверх, опасаясь, что вновь опутают, заморочат чары, что снова магия пересилит волю. Зажмурившись, он делает последний шаг, в пустоту – и скатывается по гладкому крылу на широкую спину.

Джаред оставляет Дженсена там, где забрал: у источника, и Дженсен долго сидит, оглушенный свободой, не понимая, что теперь делать и куда идти. Меч он находит в зарослях ежевики – тот тускло блестит, отражая солнце, напоминая об ином блеске. Дженсен оставляет горы за спиной, делает шаг к спуску и останавливается. Затем поворачивается и принимается решительно карабкаться вверх.

Джареда нет, и нет магии, и, значит, все желания Дженсена – только его.



Сказали спасибо: 53

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407