ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1514

Без правил

Дата публикации: 30.12.2015
Дата последнего изменения: 30.12.2015
Автор (переводчик): Вонг;
Бета: Addie Dee
Пейринг: J2;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Примечания: написано на свитч фест, на заявку 1.51
Саммари: Типичный представитель «золотой молодежи», красавец и сердцеед Дженсен Эклз давно привык удовлетворять не только любые свои желания, но и прихоти. Наглый, самоуверенный, признанная звезда колледжа, он не может пожаловаться на недостаток внимания как со стороны женщин, так и со стороны мужчин. Но единственный, кого хочет Дженсен - это Джаред, замкнутый и неразговорчивый парень, младшекурсник, чемпион подпольных боев, который его совсем не замечает.

***

– Где Тину потерял?

Дженсен досадливо дернул плечом, отодвинул Дэннил с порога и прошел к дивану, не разуваясь. Плюхнулся со стоном наслаждения и закинул ноги на журнальный столик.

– Наверное, в клубе осталась. Или домой пошла. Я ей не нянька.

– Но вы же туда вместе пришли, – заметила Дэннил, запирая дверь. Уселась с Дженсеном рядом и точным пинком сбила его ноги со стола.

– Хочешь опять мне рассказать, какое я бесчувственное говно?

– Есть такое.

В знак протеста Дженсен сполз вниз по дивану, свесил задницу с края и картинно замотал головой.

– Дэ-э-эн. Отъебись, а? Я пьяный и хочу спать. Ты же знаешь, я никого не заставляю.

Постукивание лакированных коготков по полированной поверхности раздалось в ушах барабанным боем.

– Конечно, конечно, – с фальшивым пониманием покивала Дэннил. – Все сами несут тебе сердца на блюдечках.

– Ты снова делаешь из меня монстра.

– Я? Как можно. Ты и сам прекрасно справляешься.

– Ты такая злая, потому что я тебя не трахнул?

Дэннил на мгновение захлебнулась воздухом от возмущения, но затем взяла себя в руки, хоть по щекам и пополз предательский румянец. Дженсен знал – она хочет. Ну, или хотела, по крайней мере, пару лет назад в период бурной влюбленности. Почему они так и не переспали в первые недели знакомства, Дженсен не знал до сих пор, однако искренне радовался тому, что не испортил редкую настоящую дружбу еще до того, как она началась. Но порой Дэн переклинивало: то ли незакрытый гештальт давал о себе знать, то ли навязчивая идея сделать из Дженсена Эклза хорошего человека. Так или иначе, один-ноль в его пользу – пять секунд прошло, а Дэннил так и не нашлась, что ответить.

– По-твоему, я должен был нянчиться с ней весь вечер, а потом отвести домой и целомудренно поцеловать в щечку на ночь?

– Поздновато для целомудрия, учитывая ваше знакомство.

Дженсен не сдержал предательской ухмылки.

– Вот именно. Я ей свой член в рот не пихал, она сама взяла. Что мне было, извиниться и отнять?

– Был бы ты нормальным человеком…

– О, да брось. Что за крайности? На роль доброго самаритянина я никогда не претендовал. Что не делает меня чудовищем. Все очень просто, на самом деле, знаешь ли, бьют – беги, дают – бери.

Алкоголь замедлил реакцию, и Дженсен не успел увернуться: Дэннил слегка пнула его ступней, и Дженсен оказался на полу.

– Может, тебе и правда не помешала бы пара хороших тумаков. Знаешь, в Черепахе, говорят, проводят подпольные бои, сходил бы туда как-нибудь, вместо того чтобы очередную жертву разводить.

Дженсен решительно поднялся на ноги. Пришлось, правда, несколько секунд постоять на месте, чтобы унять головокружение, что несколько смазало эффект.

– Будешь меня доставать – перееду жить к Чаду, – буркнул он и позорно ретировался в свою комнату под ядовитый смех Дэннил. Уж она могла оценить смехотворность угрозы в полной мере.

Одежду Дженсен оставил горкой посреди комнаты, сил на большее не хватило. Плюхнулся на кровать в позе морской звезды и уставился в потолок. Сон, приди!

Куда там. Потолок медленно закружился каруселью, а в голове так же медленно закружились ассоциации, невольно вызванные Дэннил. Она знала про Черепаху, знала ведь? Дженсен не говорил, но Дэннил в некоторых случаях прекрасно обходилась и без слов.

Черепахой именовался корпус первокурсников, в котором когда-то обитала самая медлительная футбольная команда, не принесшая колледжу ни одной победы. «Черепахи» давным-давно получили дипломы, нарожали детей и боролись с облысением, а футбольные команды в этот корпус больше не селили, от греха подальше. Теперь Черепаху населяла разношерстная публика, состоящая в основном из первокурсников. И среди них был один. Тот, высокий. Джаред.

Дженсен застонал и перевернулся на живот, зарываясь носом в подушку.

Джа-а-ред. Тот, один, да. Тот самый. Неулыбчивый, со сбитыми костяшками, в неизменном капюшоне, надвинутом по самые брови. Тот самый, который скользнул невидящим взглядом по Дженсену и прошел мимо, проигнорировав полуулыбку-приглашение. Дженсен не привык, чтобы его игнорировали. Чтобы его не хотели. Обычно и приглашения не требовалось, он просто выбирал, и избранник – или избранница, как карты ложились, – был счастлив: танцем на вечеринке, обжиманиями в темном углу клуба, минетом или бурным незабываемым сексом на всю ночь. Дженсен, вопреки мнению Дэннил, никого не «кидал», и даже впоследствии не избегал таких случайных знакомых – те сами довольно быстро понимали, что им ничего не светит, и давали задний ход. Дженсен не создан для долгосрочных отношений, что тут поделаешь?

Дженсен предпринимал еще несколько попыток, довольно пассивных, будем честны: безуспешно пытался завязать разговор с Джаредом, искал профиль в фейсбуке, пробовал навести справки через знакомых… Глухо. Парень не оставлял следов, он будто не существовал, и Дженсену порой казалось, что тот и правда его персональная галлюцинация. А потом он встречал недоверчивый взгляд из-под тени капюшона и проваливался.

Возможно, парень был уродом. Не на лицо, очевидно, но может, под мешковатыми толстовками и широкими джинсами скрывалось нечто, что нормального человека не прельстило бы. Дженсен очень постарался в это поверить, но в какой-то момент любопытство пересилило, и он, одевшись точь-в-точь по моде Джареда, чтобы не отсвечивать, наведался в тот самый подпольный клуб.

Именно поэтому теперь, вместо того чтобы забыться благословенным сном, он видел перед закрытыми веками длинный жилистый торс, перевитые венами руки, короткий ежик волос с трогательным хохолком на затылке. Джаред преображался. Он двигался с хищной, звериной грацией, он не щадил противника, но отступал мгновенно, едва тот запрашивал пощады. Натягивал толстовку прямо на блестящее от пота тело и исчезал в толпе, растворялся, как не было. Ладно, Дженсен приходил не один раз, и что с того?

Сон в конце концов накрыл мутной, душной пеленой, но облегчения не принес.

Длинные пальцы ложились на губы, давили небрежно, и Дженсен слушался, впускал глубже. Скользил языком между ними, прихватывал ртом, слизывал соль и легкий, будто кровяной, металлический привкус. Джаред следил нечитаемым взглядом, вел влажными от слюны подушечками по подбородку Дженсена, слегка сдавливал горло, не угрозой – обещанием, и наклонялся, наклонялся к губам.

Дженсен потянулся навстречу, поцеловал воздух и проснулся.

***

– Что делаешь после занятий?

Девчонка с медово-рыжими волосами выглядела на противозаконные пятнадцать, хотя и сразу становилось ясно: внешность обманчива. Дженсен скользнул взглядом по легкому светлому платью, оценил целомудренный вырез, отметил нервно накручиваемую на палец прядь. Беззаботный тон явно дался девушке тяжелее, чем она пыталась показать.

«Ничего», – собирался ответить Дженсен. «Есть предложения?» – собирался спросить Дженсен.

Мимо проскользнула знакомая сгорбившаяся фигура. Джаред специально сутулился, но Дженсен слишком хорошо помнил многообещающий разворот плеч на ринге, где Джаред не пытался казаться меньше, незаметнее.

Черт, а вдруг парень попросту натурал?! Почему Дженсену раньше в голову не пришло?

– Я занят, – получилось у него вместо запланированного. – Извини, может, в другой раз.

Он догнал Джареда уже у дверей, легко тронул за плечо.

– Эй, привет.

Не убирая пальцев с дверной ручки, Джаред медленно обернулся. Вопросительно вздернул бровь. Язык у него сломается поздороваться, что ли?

– Чем занимаешься вечером? – почти слово в слово повторил Дженсен провальную попытку девчонки.

Блядство, первые фразы при знакомстве явно были не его коньком. В защиту Дженсена, ему обычно не предоставляли возможности попрактиковаться.

В глазах Джареда промелькнуло изумление, уголки губ едва заметно дрогнули. Невыносимо захотелось тронуть пальцем сухую, обветренную кожу. Дженсен невольно облизнул губы, впитал взглядом дернувшийся кадык Джареда и про себя вздохнул с облегчением.

Все-таки не натурал.

– Всяким.

Дженсен мысленно взвыл. Поблажек ему в этот раз не светило.

– Не хочешь вместе выпить?

Господи, это просто жалко. Повернись и уйди, приказал себе Дженсен. Поймай рыжую милашку в качестве утешительного приза, пока не поздно, и скажи, что планы поменялись. Проигрывать тоже надо уметь.

С другой стороны потянули дверь, и Джареду пришлось отпустить ручку. Он с неохотой отступил, освободив проход и шагнув к Дженсену.

– От звезды колледжа я ожидал большего, – хмыкнул Джаред. – Ты так со всеми знакомишься? Даже не представляясь?

– Я не знакомлюсь, – опрометчиво пожал плечами Дженсен. – Меня обычно уже знают. Но прости, и правда невежливо вышло. Я – Дженсен. – И он протянул руку.

От улыбки Джареда, хоть и мимолетной, и явно издевательской, потянуло в солнечном сплетении. Он аккуратно сомкнул пальцы вокруг ладони Дженсена, сжимая крепче и крепче, остановившись на волоске от того, как стало по-настоящему больно.

– Я тебя знаю, Дженсен. И твой послужной список тоже. Прости, не люблю вещи общего пользования. Удачи, звездочка.

***

– Повтори! – буйствовала Дэннил, дрожа от восторга.

– В третий раз: меня послали. – У Дженсена даже не было настроения на пикировку, что означало крайний упадок духа: в любое другое время он не упускал возможности. – Тебе всерьез это доставляет такое удовольствие?

– Ты даже не представляешь. Кто мой герой?

– Джаред. С первого курса.

Возможно, не стоило так легко раскрывать карты, но Дженсен списал на последствия потрясения. Последний раз ему отказывали… дайте-ка подумать, – никогда?

Дэннил перекинула ногу через Дженсена и без излишней грации уселась ему на бедра. Оперлась руками о грудь и пристально заглянула в глаза.

– Окей, Джаред. Не знаю такого. А ты что о нем знаешь?

Общих знакомых у них не было, поэтому Дженсен знал о нем лишь то, что выяснил сам. Например, что по утрам Джаред берет в кафетерии самый дешевый кофе и просит без пенки – чтобы побольше кофеина в кровь. Что он подрабатывает в «Галакси Хайленд» по вечерам – проверяет билеты на входе в кинозалы. Что на плече у него три шрама, будто кто-то решил поиграть в крестики-нолики ножом по живому и забыл закрыть сетку четвертой линией. Что он ни разу не проигрывал в подпольных схватках и редко когда пропускал удар. Что он не спит допоздна – свет в окне выдавал – и имеет дурную привычку обкусывать губы. Пару раз Дженсен видел его с сигаретой, но к заядлым курильщикам Джаред точно не относился.

Ответа Дэннил так и не дождалась.

– Ладно, вопрос полегче. Что тебе от него нужно? Перепихнуться разок? Два, три?

Дженсен открыл рот и закрыл. Он не знал. Ему хотелось выяснить, где Джаред научился драться. Кто нарисовал ему шрамы. Почему у Джареда нет профиля ни в одной известной Дженсену социальной сети, или под каким псевдонимом он там шифруется. Как он улыбается по-настоящему, если умеет.

О господи.

– Да ладно, – Дэннил прикусила губу.

– Ты в курсе, что разговариваешь сама с собой?

– О, детка, у тебя все на лице написано. Ты влип. Я могу тебя шантажировать! Десять штук баксов, и весь колледж не узнает о том, что Дженсен Эклз умеет чувствовать!

– Ты же знаешь, десять штук баксов не проблема.

– То есть ты подтверждаешь?

– Нет.

Дэннил торжествующе поерзала бедрами.

– Ты влип. Ставлю те самые десять штук, ты влип!

– Эй, – возмутился Дженсен. – Я, знаешь ли, и правда умею чувствовать. Своей нижней частью в том числе. Не хочется, чтобы ты меня неправильно поняла.

Дэннил скатилась с него и улеглась рядом, закинув руки за голову.

– Я подам идею Кэти, пусть напишет в новостном блоге. Дженсен Эклз и разбитое сердце!

– Почему я все еще это выслушиваю?

– Потому что ты хочешь получить своего Джареда. Хочешь ведь?

– И ты, конечно, думаешь, я не обойдусь без твоих ценных советов.

– Конечно, не обойдешься, – Дэннил обидно щелкнула его по носу. – Ты понятия не имеешь, как кого-то завоевывать. Ты привык, что все сами перед тобой падают и в штабеля укладываются.

Неприятно признавать, но она в очередной раз оказалась права.

– Ладно, – вздохнул Дженсен и перекатился на бок, подперев рукой голову. – Предложения?

***

В «Галакси Хайленд» Дженсен прежде никогда не заглядывал – кинотеатр считался среднего уровня, а до «Пурпурной короны» езды на машине было всего ничего. К приятному удивлению Дженсена, просторный холл выглядел вполне прилично, на довольно мягких на вид креслах не дрыхли бродяги, а девушка на кассе приятно улыбнулась. Что, впрочем, скорее следовало отнести к заслугам Дженсена, нежели кинотеатра.

– Привет, – включил он очарование на всю катушку. – Джаред сегодня работает?

– Джаред? Э-э… а, да, конечно. Он… А вы кто?

– Я… – Дженсен прикусил язык, лишь в последний момент сообразив заменить откровенную ложь более нейтральной. – Знакомый.

– Оу, – она явно засомневалась, но под обаянием Дженсеновой улыбки не устояла. – Он у третьего зала. Но сеанс заканчивается только через полчаса.

Отлично. Полчаса, когда Джаред никуда не сможет деться, и в течение которых Дженсену необходимо каким-то образом его заинтересовать. Ну, за исключением очевидного – постельные таланты Дженсена, к сожалению, Джареда явно мало привлекали.

Прикинув, что раньше, чем часа через три Джаред спать не ляжет, Дженсен заскочил в Сабвей неподалеку, взял два кофе – один без пенки и покрепче – и, повинуясь порыву, сэндвич, что посвежее на вид.

– А ты упрямый, – поприветствовал Дженсена Джаред. Ну, по крайней мере не проигнорировал, что Дженсен счел хорошим знаком.

Джаред сидел у закрытой двери кинозала на высоком стуле, устроив длинные ноги на перекладине. Под глазами его залегли тени, плечи устало опустились. Капюшон для разнообразия был откинут.

Дженсен слегка улыбнулся и протянул стаканчик кофе. Затем спохватился и протянул другой.

– Тот не отравлен? – вскинул брови Джаред. – А ты почти перепутал.

Стакан он брать не спешил, словно и правда опасался, что Дженсен туда намешал какой-нибудь дряни.

– Тот с сахаром и сливками, – терпеливо объяснил Дженсен.

Джаред наконец недоверчиво принял оливковую ветвь, и Дженсен мысленно себе отсалютовал.

Впрочем, рано порадовался. Джаред не спросил, в честь чего угощение, не предложил убраться подальше. Молча сунул нос под пластиковую крышку, удовлетворенно хмыкнул и выхлебал все раньше, чем кофе Дженсена остыл достаточно, чтобы его пить. «Не дави», – попугаем повторяла в голове Дэннил, и Дженсен послушно молчал, ловя на кончике языка привычные, ничего не значащие фразы, стандартные вопросы, глуша нездоровое любопытство. Джаред запрокинул голову, уперевшись затылком в стену, и позволял находиться рядом – на данном этапе вполне себе прогресс. С такого расстояния Дженсен мог разглядеть родинки на щеке и подбородке, трещинки на нижней губе, тонкий, едва заметный порез от бритвы под челюстью. Длинной шеи с выступающим кадыком так и хотелось коснуться губами, и Дженсен сглотнул внезапно наполнившую рот слюну. Переступил с ноги на ногу, досадливо уткнулся взглядом в ворот футболки, скрывающий гладкую кожу. Затем поднял голову и неожиданно встретился с Джаредом глазами.

– Чего тебе? – беззлобно спросил Джаред. – Почему я? Тебе же проходу не дают, выбирай – не хочу.

– А ты…

– А я не хочу.

– У меня есть сэндвич, – вдруг вспомнил Дженсен. Запустил руку в рюкзак, выудил слегка помятую упаковку. – Остался, вот. С… э-э… с тунцом и кукурузой. Хочешь?

Судя по голодному взгляду, Джаред хотел. Судя по упрямо вздернутому подбородку, признавать не собирался.

– Ты меня пытаешься подкупить едой?

– Да черт, что с тобой не так? – не выдержал Дженсен. – Ты не допускаешь мысли, что можешь быть просто интересен как человек? А сэндвич это… это просто сэндвич!

– Не допускаю, – тихо буркнул Джаред, но все-таки принял протянутый сверток. Слава богу, у Дженсена уже рука устала.

– Проблемы с доверием?

– Ммхм.

Сеанс закончился, как раз когда Джаред, с наслаждением прикрыв глаза, дожевывал последний кусок. Еще минут двадцать прошло прежде, чем Джаред направился к выходу, не оборачиваясь на Дженсена. Он, похоже, так бы и удрал, ни слова не сказав. Зараза.

– Эй! Может, подвезти тебя?

Джаред крутанулся так резко, что Дженсен едва в него не врезался. Вместо того чтобы выплюнуть в лицо все, что у него имелось сказать, Джаред схватил Дженсена за руку и выволок на улицу. И там уже влепил в лоб:

– Мне не нужны подачки. Спасибо за кофе, за бутерброд и за внимание – очень лестно, правда. Но последнее, чего мне в жизни не хватает, так это издевки в виде золотого мальчика, который привык получать все по щелчку пальцев.

– Так дело в деньгах?

Дженсен скрестил руки на груди. При необходимости ему тоже упрямства было не занимать.

– Дело в тебе! В том, что у тебя есть время доставать тех, у кого этого времени нет!

Наверное, больших глупостей в жизни Дженсен не делал, но Джаред говорил с таким пылом, глаза его так сверкали, и смотрел он на Дженсена, а не сквозь – и Дженсен не выдержал. Качнулся вперед, поймал ладонью короткостриженый затылок, а губами – губы. На долю секунды Джаред замер, от шока, не иначе – Дженсен только коротко успел лизнуть нижнюю губу, и правда шершавую, истерзанную зубами – затем отпрянул. Не оттолкнул, как следовало ожидать, – Дженсен почти разочаровался.

– Не делай так больше, – от ярости голос Джареда сбился в шипение, пальцы сжались в кулаки.

– Хочешь меня ударить? Валяй, если от этого станет легче.

– Хочешь подраться? – усмехнулся Джаред. – Приходи в Черепаху. Или кишка тонка, золотой мальчик?

– Может, и не тонка. А что мне будет, если я приду?

– О, ты уже начал торговаться, почему я не удивлен? Будет красиво разукрашенная физиономия.

Джаред сгреб ворот дорогой рубашки в кулак и подтянул Дженсена так близко, что кончики их носов почти соприкоснулись. У Дженсена против воли перехватило дух, он судорожно втянул воздух – запах Джареда, терпкий, незнакомый, манящий.

– Хочешь свидания? Приходи на ринг. Не хочешь? Оставь. Меня. В покое.

От расстройства Дженсен катил за Джаредом до самой общаги, принуждая машину волочить колеса со скоростью пять миль в час.

***

В сыром помещении, под перекрестным огнем взглядов по коже бегали мурашки размером со слона. Тошнота неприятно подкатывала к горлу, грозя поставить на колени раньше времени. Драться Дженсен не умел и не любил – когда-то с братом они мутузили друг друга в шутку, но это не имело ничего общего с тем, что ему предстояло испытать на своей шкуре в самом скором будущем. В последнее время Дженсен бил все рекорды по принятию необдуманных решений.

Впрочем, выражение лица Джареда того стоило.

– Что ты творишь?! – шепнул он, затравленно озираясь, будто это его сейчас грозили размазать по полу тонким слоем. – Какого черта ты приперся?

– Ты мне назначил свидание. Было бы невежливо отказаться, – фальшиво ухмыльнулся Дженсен. Желудок подводило от страха.

– Ты псих. Т-ты ненормальный. Вали отсюда… Уходи, пожалуйста.

– Я уже здесь, – развел Дженсен руками.

Кто-то засвистел неодобрительно, из толпы послышались выкрики.

– Чего ждем?

– Начинайте уже!

– Всыпь ему, Джей!

– Давай, Джей, – вздернул подбородок Дженсен с решимостью самоубийцы. – Всыпь мне.

Джаред с досады рубанул кулаком воздух и принял стойку. Дженсен скопировал.

От первого удара он ушел по счастливой случайности – отшатнулся неловко и мазнул Джареда по ребрам. На этом удача закончилась. Джаред перехватил руку, вывернул неуловимым движением – Дженсен опомниться не успел, как плечо обожгло болью, а затем от встречи с кулаком из легких вышибло весь воздух. Дженсен попытался лягнуть назад, наугад, но промазал и тут же едва не треснулся лицом об пол, чудом успев подставить свободную руку.

– Сдавайся, – прохрипел Джаред сверху, выпустив и отступив на шаг.

Дженсен проморгал звезды из глаз и с трудом поднялся обратно на ноги. Упрямо помотал головой и вполне буквально подставил щеку под удар.

Что было потом, он помнил смутно. Сквозь непрекращающуюся боль, вспыхивающую очагами по всему телу, он отстраненно отмечал, что Джаред, вопреки привычке, бьет не в полную силу, тщательно выверяет, куда ударить. Что не сильно облегчало положение. Перед глазами плыло, во рту плескался мерзкий металлический привкус.

– Сдавайся! – отчаянно взмолился Джаред, вновь уложив Дженсена на лопатки и придавив коленом грудную клетку.

– А ты меня поцелуешь? – попытался улыбнуться Дженсен. Из уголка губ по подбородку побежала горячая струйка.

Джареда аж перекосило, и Дженсену достался еще один болезненный тычок под ребра.

– Ладно. Блядь, ладно. Сдавайся, черт бы тебя побрал!

Черных точек перед глазами все прибывало, и что случилось после того, как Дженсен поднял ладони, признавая поражение, он уже не увидел.

Очнулся он в незнакомом месте от обжигающего холода.

Незнакомом – насколько Дженсен мог судить по потолку, простой люстре и форточке: больше, не поднимая головы и не шевелясь, рассмотреть не удалось. Скулу холодил пакет с какой-то замороженной гадостью. Все тело ныло, в висках мерзко пульсировало, и Дженсен даже представлять не хотел, каково будет попытаться сесть.

– Как ты? – спросил сбоку знакомый голос.

Дженсен скосил глаза, но ничего не увидел.

– Отлично, – просипел он. – Мне обещали поцелуй.

В ответ раздался мягкий смешок.

– У тебя не все дома, ты в курсе?

– Похоже на то.

– Извини, я не знал, где ты живешь, так что придется до завтра остаться у меня.

О, черт, похоже, Джаред нес его на руках, а Дженсен все пропустил. Хотя, скорее, его перекинули через плечо, как мешок с картошкой – так что, может, оно и к лучшему.

Дженсен осторожно повернул голову.

– Боюсь, мне еще пару недель придется остаться у тебя.

– Расслабься, ты в порядке. Синяки и ушибы, поболит пару дней, а потом только следы ненадолго останутся. Я тебя не калечил, хотя, может, и стоило – как у тебя дури хватило припереться? На голову пришибленный ты не по моей вине. – Джаред помялся, затем в поле зрения появилось его хмурое лицо с плохо замаскированным беспокойством. – Что-нибудь нужно?

– Пить. И отлить. И поцелуй – даже не думай, что я забыл.

Джаред закатил глаза, но ожидаемого раздражения Дженсен не заметил. Затем отошел, звякнула посуда, зажурчала вода. Вернулся, убрал ледяную примочку с лица Дженсена. Под голову втиснулась жесткая ладонь, а к губам прижался холодный стеклянный бок. Дженсен с наслаждением вжался затылком в поддерживающую руку и принялся жадно глотать воду; часть пролилась, побежала щекотными каплями по шее, в ворот футболки. Джаред, убедившись, что Дженсен напился, отставил стакан и неожиданно коснулся пальцем шеи, поймал сбежавшую каплю. Дженсен даже дыхание затаил.

К сожалению, Джаред быстро опомнился, убрал руку, поспешно опустил голову Дженсена обратно.

– Помочь встать? – неловко буркнул он.

– Пожалуй, да.

Ребра ныли, плечо мерзко гудело, и крутило в животе, но в целом Дженсен чувствовал себя куда лучше, чем ожидал. Похоже, Джаред и правда тщательно выверял удары, сдерживал силу. Мысль о том, что он не воспользовался шансом выбить из Дженсена все дерьмо, весьма приободрила.

Джаред подставил плечо, обхватил крепко вокруг талии, и Дженсен счастливо к нему привалился. К сожалению, путь до туалета по коридору оказался до обидного коротким. Чудесное тепло и рука вокруг талии исчезли.

– Дальше, надеюсь, справишься сам.

Дженсен проглотил похабный комментарий о том, что не отказался бы и от дальнейшей помощи, ограничился коротким искренним «спасибо». Правда, на совместный променад обратно до дивана надеялся зря – зато получил возможность рассмотреть обитель Джареда.

Комната роскошью не отличалась. Она вообще ничем не отличалась, Джаред и здесь не изменил привычкам. Строгая шеренга учебников на полке, рюкзак в углу, закрытый ноутбук на столе и полотенце на спинке стула – вот и все следы жильца. Ни фотографий, ни плакатов на стенах, ни даже грязных носков под стулом.

Санузел и кухню Джаред делил с соседями – общага, она общага и есть, – отдельная комната уже считалась большим плюсом. Дженсен бросил тоскливый взгляд в сторону компьютера, гадая, какие тайны он хранит, и поковылял к дивану.

– Уж что есть, – хмыкнули сзади. Дженсен вздрогнул от неожиданности и застонал – ребра тут же отомстили за резкое движение. – Некоторым приходится довольствоваться малым.

Дженсен неожиданно разозлился. Деньги явно были больной темой, и уши Джаредовой неприязни, что бы он ни говорил про «послужной список» Дженсена, отчасти росли оттуда.

– Слушай, я не виноват, что у меня богатые родители. И деньги, между прочим, не свалились им с неба, они не ограбили банк и не выиграли в лотерею.

– Ты, считай, выиграл, – возразил Джаред, хотя уверенности у него явно поубавилось.

– О, ну извини, я, видимо, должен гордо отказаться от их опеки и пойти убиваться билетером в занюханном кинотеатре. Эй, я понимаю, что для тебя это необходимость! Но в этом я тоже не виноват. Я бы вообще не поднимал эту тему, но тебя так явно жаба давит…

– Ничего меня не давит! Просто мы из разных категорий, и я не понимаю, почему тебе припекло снизойти до моей.

– Да мне вообще похуй на твои «категории»! – рассвирепел Дженсен. – Хочешь, пойдем в «Четыре сезона» и в прямом смысле просрем штуку баксов за вечер, хочешь, закажем пиццу и посмотрим «Бойцовский клуб» или что там тебе нравится. Мне пофиг! Главное…

Дженсен осекся, щеки вспыхнули. Он и так сказал слишком много, слишком открылся, а уязвимость в список любимых ощущений не входила.

– Главное что?

– Иди сюда и давай целоваться, – с грацией бегемота сменил тему Дженсен.

Похоже, не помогло: Джаред понял без слов. Лицо его смягчилось, он опустил скрещенные на груди руки и на удивление покорно приблизился.

– Мне не нравится «Бойцовский клуб», – сообщил он.

– Мне похуй.

Джаред рассмеялся. Оказалось, когда он улыбался, на щеках появлялись ямочки, глаза искрились, он весь преображался, превращаясь в беззаботного, веселого мальчишку. Улыбка уже стекла с его лица, как не бывало, а Дженсен все еще продолжал хлопать глазами. Джаред чуть нахмурился, окончательно становясь прежним собой, уперся кулаком в спинку дивана за Дженсеном, наклонился и быстро чмокнул в губы.

– Это еще что такое? – обалдел Дженсен.

– Как договаривались, – отрезал Джаред и начал отворачиваться, явно собираясь уходить.

Дженсен поймал его за руку.

– Нет, договаривались не так. Я ставил условие, ты его принял, так что теперь изволь выполнять по моим правилам.

Между бровей Джареда залегла складка, губы поджались в полоску. На мгновение Дженсену всерьез показалось, что ему сейчас прилетит в лицо очередной раз, но вместо этого Джаред лишь тяжело вздохнул.

– Чего тогда?

Дженсен осторожно улегся на спину, кряхтя, похлопал по дивану рядом. В неразобранном виде тот был узковат для двоих, и Джареду пришлось устроиться на боку, чтобы уместиться. Дженсен поддел его подбородок, привлекая ближе, заставляя почти улечься на себя. Джаред оперся о спинку дивана, чтобы не навалиться всем весом, но Дженсену хватило: прошило по всем нервным окончанием жаром, близостью. Джаред прижимался к боку, твердый, горячий, недовольный – такой Джаред, что дух захватывало. Дженсен подставил губы и прикрыл глаза, облегчая ему задачу.

– Ну, долго мне…

От осторожного легкого прикосновения по коже пошли мурашки. Дженсен медленно-медленно разомкнул губы, приглашая – но Джаред тормозил, пришлось самому. Мягко втолкнуться языком между раздвинутых губ, поддеть нежную внутреннюю сторону, скользнуть по кромке зубов. Джаред поддался, наконец, приоткрыл рот, и Дженсен, не удержавшись, застонал тихонько. Чего он не ожидал, так это резкой смены поведения Джареда. От прежних неуверенности и недовольства не осталось и следа, он слегка прикусил губу Дженсена, лизнул с нажимом, ворвался языком в рот, будто они снова вернулись на ринг, и следовало уложить Дженсена на лопатки и заставить молить о пощаде. Да только Дженсен уже лежал на лопатках – и сдавался, сдавался, признавал поражение и что угодно, лишь бы это не прекращалось. Раскрывался, тянулся навстречу, прихватывал зубами наглый язык, позволял ему творить, что вздумается: вылизывать рот изнутри, трогать небо, губы, дразнить, метить. Джаред теперь полулежал сверху, все синяки и ушибы протестовали разом, но Дженсен и дышать успевал с трудом, не то что обращать внимание на подобные пустяки. Одну ногу Джаред закинул на Дженсена, а пахом прижимался к бедру, и ох, блядь, да-а-а – Дженсен с восторгом ощущал, как там твердо, много и неравнодушно.

А потом это осознал и Джаред, и все исчезло в миг, словно не было.

***

Дженсен боялся, спугнул. Боялся, Джаред теперь не просто игнорировать – откровенно избегать будет. Убедившись утром, что Дженсен в состоянии передвигаться, Джаред его выпроводил, не взглянув в глаза и не предложив ни кофе, ни зубной щетки. Впрочем, не факт, что у него имелись лишние.

Оказалось, все в пределах нормы. Промаявшись пару дней в неведении и отказавшись от нескольких верных шансов на секс, Дженсен пошел встречать Джареда после работы. Джаред покорно встретился, не выгнал и даже признал кивком наличие Дженсена рядом.

– Подвезти? – повторил попытку Дженсен, морально настраиваясь на отказ, но усилия пропали даром.

– Давай, – неожиданно согласился Джаред. Привычно натянул капюшон по самые брови и теперь смешно задирал голову, чтобы видеть из-под него, будто без того был недостаточно высоким. – Только не домой.

– А куда?

– Куда-нибудь.

Окей, с «куда-нибудь» проблем у Дженсена не было. Конечно, к себе – не вариант, Джаред явно не то имел в виду, да и делать дома нечего: они придут – там Дэн сидит. Кормить Джареда – тот опять на дыбы встанет, себе дороже. Хорошо, что у Дженсена имелся козырь в рукаве на все случаи жизни.

Джаред не спросил о пункте назначения, похоже, ему и впрямь все равно было. Вот и славно: не хотелось ни портить сюрприз, ни изображать мудацкий загадочный вид.

Они зашли с черного хода, отель оттуда выглядел далеко не так привлекательно, как с фасада, и вопросов не вызвал. Знакомой дорогой миновав ресепшн, Дженсен срезал прямиком к лифтам и затащил Джареда в удачно подоспевшую пустую кабину. Цифры на табло меланхолично вели отсчет, и весь путь до пятнадцатого этажа Дженсен старательно держал себя в руках, усмиряя желание прижать Джареда к стене, проехаться всем телом по телу, ткнуться губами куда-нибудь под ухо…

Дверь поддалась, даже не скрипнув, открывая проход на крышу. В неразговорчивости Джареда были свои преимущества – очень не хотелось признаваться, что отель принадлежит отцу – а может, Джаред и сам догадался. Дженсен, не оборачиваясь, направился к любимому месту, откуда открывался вид на город, и уселся на бортик, ожидая реакции. Джаред спустя пару мгновений опустился рядом и кивнул.

– Красиво.

Дженсен выдохнул, только сейчас сообразив, что задерживал дыхание.

– Всех сюда водишь?

А может, поторопился.

– Нет, не всех.

– Неужто только меня? – хмыкнул Джаред, однозначно давая понять, что положительного ответа не допускает.

– Нет, не только. – Врать не было смысла.

Джаред снова кивнул, будто мысленно поставил галку. Интересно, Дженсен прошел проверку?

– Жалко, пива нет, – сообщил Джаред, помолчав.

– Я побоялся предлагать.

Джаред едва заметно ухмыльнулся.

– А то и в морду получить можно за такие предложения, да?

– С тобой – вполне. Ты полон сюрпризов.

– Приятно слышать.

– Приятно, что тебе приятно.

Джаред хмыкнул, то ли одобрительно, то ли недоверчиво. Замолк надолго, но тишина не тяготила, нарушать ее не хотелось. Даллас простирался до горизонта морем мерцающих огней, и Дженсен бездумно пялился, пока не засек движение боковым зрением. Джаред подвинулся к нему, и Дженсен застыл, боясь шелохнуться. Сокращающееся расстояние ощущалось почти физически, и все равно теплое прикосновение к шее застигло врасплох. Дженсен вздрогнул всем телом, прикрыл глаза. Тепло и чуть щекотно, как разом окунуться в горячую ванну. Джаред зарылся носом в изгиб шеи и шумно вдохнул. Улыбка против воли потянула уголки губ в стороны.

– Ты меня нюхаешь?

Джаред отрицательно повозил носом по коже из стороны в сторону. Затем медленно провел напряженным кончиком языка до мочки уха, и… и все. Так и оставил Дженсена с бешено колотящимся сердцем и полутвердым членом в штанах – будто узнал, что хотел, и большего ему не требовалось. Опрокинуть бы его на голый бетон, сдернуть дурацкие широкие штаны и – ох, даже не решить, что сперва. Попробовать на вкус, вылизать везде, чтобы смущенно отворачивался и сводил ноги, а потом просил еще. Потрогать изнутри пальцами – наверняка будет невозможно тугим – языком, членом. Или надеться сверху – Дженсен до сих пор помнил, как ощущалась бедром длинная толстая линия члена. Хотелось его в себя, в рот, в задницу, в кулак. Смотреть, как выплескиваются прозрачно-белые нити, пока сам Дженсен выливается внутрь.

Молодец, Дженсен, сиди теперь с отчаянно твердым членом, пока Джаред как ни в чем не бывало любуется городом.

Дженсен не понимал. С девчонками было проще: они предсказуемо все делали наоборот, предугадать их желания ничего не стоило. С парнями было проще: им обычно кроме секса ничего не требовалось, что Дженсена более чем устраивало.

Внезапное озарение завело в тупик.

В этот раз Дженсену хотелось не просто секса.

Но ведь Джаред наверняка думал именно так. Дженсен покосился на сгорбившуюся рядом фигуру. А может, и не думал – иначе вряд ли бы сидел здесь, с ним, верно? Дженсен скользнул взглядом по острому носу, торчащему из-под капюшона, плотно сомкнутым губам, сглотнул невольно. Будь рядом кто угодно другой, Дженсен уже подцепил бы пальцем этот упрямый подбородок, притянул к себе и целовал жарко и уверенно – уверенный в том, что его не оттолкнут. Нечестно: Джаред мог себе позволить безнаказанно нюхать Дженсена, а Дженсену только и оставалось, что беспомощно пялиться. Черт, да Джаред мог разложить Дженсена прямо здесь, на голом бетоне под звездами, и Дженсен разрешил бы – что угодно.

Пристальное внимание Дженсена сложно было не заметить, но Джаред не сказал ничего. Смотри, руками не трогай. А хотелось ведь, так, что кончики пальцев покалывало. Оставалось надеяться, что Джареду самому взбредет в голову еще что-нибудь непредсказуемое – положить руку на пах Дженсена, поставить засос на шее, дать себе отсосать. Рассказать о себе что-нибудь.

Не взбрело.

– Что с тобой случилось? – спросил Дженсен в машине на пути назад.

Джаред приподнял бровь, открыл рот, видимо, собираясь узнать, что конкретно интересовало Дженсена, но передумал. Помолчал пару миль, а потом ответил коротко, без доли ожидаемой шутки:

– Тяжелое детство.

Продолжать разговор, понятное дело, было некуда. Они домолчали до Джаредовой общаги, и только уже захлопнув дверцу машины, Джаред обронил тихое:

– Спасибо.

За что он благодарил – за крышу конкретно, или прогулку в целом, или за то, что Дженсен не доебывался вопросами, или за все вместе – Дженсен не знал.

Но, видимо, что-то он сделал правильно.

***

То, что Дженсен поначалу оптимистично принял за прогресс, таковым не являлось. Джаред позволял себя преследовать, иначе не назовешь, но больше не предпринимал попыток приблизиться, держал на расстоянии вытянутой руки. Если поначалу – тогда, на крыше – он будто колебался, не определившись, хочется ему Дженсена или нет, то теперь, похоже, он решил однозначно. Захлопнулся и закрылся, отвечал на вопросы односложно, первый не заговаривал, хотя Дженсен предоставлял массу возможностей, и оставалось лишь принять очевидное. Принять и отпустить.

Отпустить Дженсен морально не созрел, вместо этого нашел с тоски рыжую милашку и пригласил на секс. То есть на коктейль, но дорога из бара до постели оказалась до скучного коротка. Да и девчонка была не фонтан – слишком нежная, слишком слабая, слишком покорная, слишком… не Джаред.

– Ты опять за старое? – пожурила Дэннил, но как-то нехарактерно мягко.

Они валялись на шезлонгах у колледжского бассейна, Дэннил в ярком купальнике и солнечных очках олицетворяла обложку журнала. Дженсен подумывал купить ей шейк в высоком бокале, для полноты картины. Сам он олицетворял ленивую медузу, стремительно розовеющую под беспощадными солнечными лучами.

– Ты о чем?

– С Джаредом не сложилось, так ты быстренько вернулся на протоптанную тропку?

– Почему не сложилось, еще не вечер, – покривил сердцем Дженсен.

– М-м-м. Ты мазался?

– У-у.

– Будешь, как змея, сбрасывать шкуру.

– Угу.

Все равно Джаред не увидит.

Дэннил раздраженно вздохнула и выудила тюбик из недр обширной пляжной сумки.

– Вставай, – скомандовала она. – Иди сюда.

– Лень.

Рыкнув, Дэннил бесцеремонно уселась ему на колени, плюхнула на грудь жирную белую кляксу и принялась размазывать, бурча под нос о безответственных дурных мальчишках.

Не хотелось признавать, что он почти сдался. Но от невозможности расшифровать Джареда у Дженсена опускались руки. Джаред не подавал сигналов, не оставлял ни малейших зацепок – настаивать или оставить в покое? Дженсен ему нравится, или он его терпит? Судя по тому, что Джаред с трудом глядел в его сторону, а если и глядел, то вскользь и насквозь…

Дженсен моргнул, осознавая, кто смотрит прямо на него через редкие прутья ограды.

Взгляд Джареда жег кожу не хуже солнечных лучей, темный, тяжелый, тягучий. Дженсен едва не вскочил, забыв, что Дэннил сидит сверху, и тут же осознал, как они выглядят со стороны. Взгляд подхлестывал, подзадоривал, будоражил кровь. Дэннил, увлеченная своим занятием, ничего не заметила, а Дженсену в голову пришла прекрасная мысль. Он подцепил пластмассовое колечко между чашечек лифчика Дэннил и потянул к себе. Дэннил вытаращила глаза, но прежде чем ей выдалась возможность испортить представление, Дженсен шепнул:

– Подыграй.

И коснулся ее губ губами. Заскользил сухо, без языка, провел по гладкому бедру рукой – той, что со стороны Джареда. Пронаблюдать за его реакцией он не мог, но когда отпустил дрожащую от возмущения – а может, и не только – Дэннил, Джареда за оградой уже не было.

Дженсена трясло до вечера. Тревогой, предвкушением и возбуждением, и ни холодный душ, ни быстрая, жесткая дрочка не помогли. Джаред сегодня не работал, своего номера он Дженсену не дал, и оставалось лишь одно.

Дженсен загадал, чтобы в морду прилетело не сильно больно, и решительно вдавил кнопку звонка. Секунды потекли мучительно медленно, во рту пересохло.

Впрочем, с чего Джареду так реагировать? Глупая попытка Дженсена вызвать ревность не имела ни малейшего смысла: невозможно ревновать того, кто тебе безразличен. Или даже хуже – Джаред мог решить, что у Дженсена есть девушка. И с того дна, куда опустился бы Дженсен в его глазах, было уже не выплыть.

Замок оглушительно щелкнул в тишине, дверь приоткрылась. Поднять голову было страшно, поэтому первыми Дженсен увидел ноги. Длинные босые ступни с поджатыми от холодного пола пальцами. Джаред молчал, и выбора не оставалось, кроме как пройтись взглядом по вытертым обрезанным джинсам, растянутой футболке, нырнуть в ямку между ключиц, обогнуть чуть шершавый на вид подбородок… Дженсен наконец дошел до глаз и едва не поперхнулся воздухом.

Их выражение словно не поменялось с утра: все так же пригвождал к месту жгучий, тяжелый взгляд. Дженсен, может, и не слишком хорошо изучил одного конкретного Джареда, но не распознать этот голод – желание – не мог: слишком часто доводилось видеть подобное в чужих глазах. Джаред медленно отступил назад, давая возможность пройти, давая еще один шанс. Он все понял правильно насчет Дэннил, умный мальчик. Правда, решил ли он сделать исключение на один раз или окончательно снял оборону – дьявол разберет.

Дженсен перешагнул порог, захлопнул дверь на ощупь и метнулся вперед, уже почти ощущая грудью твердую горячую грудь, предвкушая, как притиснет Джареда к стене и, и…

Так и вышло – только наоборот. Джаред с легкостью увернулся и в мгновение ока поменял их местами, прижал Дженсена к стене, да так, что весь воздух из легких вышиб. Дженсен ухватился за каменные плечи и со стоном подался вперед, проезжаясь грудью по груди. Между ног втиснулось колено, по бокам с нажимом прошлись нетерпеливые ладони. Дженсен дорвался до губ Джареда и пропал, ушел с головой в желанные вкус и запах, чувствуя, будто вот-вот захлебнется, и не в силах притормозить. Запустил руки под вытертый хлопок, огладил рельефную грудь, попытался избавиться от мешающей одежды, но не вышло – Джаред ни на миг от него не отрывался, мял, гладил, касался с таким отчаянием, будто не он воротил нос от Дженсена все это время.

Губы немели под напором, но оторваться не хватало воли. Джаред отстранился первым. Расстояние в ладонь – а Дженсена захлестнуло паникой, что тот снова передумает, оттолкнет, сбежит – хотя, постойте, куда ему бежать из собственной комнаты? – значит, вышвырнет Дженсена пинком под зад. Дженсен инстинктивно схватился за футболку Джареда, сгреб в кулаки ткань, но тот лишь мягко усмехнулся и обернул ладонями запястья.

– У меня нет ничего, – сказал он без тени ожидаемого смущения. – Я не…

– Я – да, – выдохнул Дженсен. От Джареда следовало ожидать чего угодно, излишняя предусмотрительность вполне могла все испортить, но нет. Похоже, Джаред определился со своими желаниями.

Диван оказался разложен, почти погребенный под кучей вещей – очевидно, до прихода Дженсена затевалась то ли стирка, то ли генеральная уборка. Джаред просто скинул одежду на пол одним махом и опрокинул Дженсена на спину. Нежность явно была не его коньком, не то чтобы Дженсен возражал. В паху горело и ныло, и когда Джаред сдернул штаны Дженсена до колен, оставалось лишь зарыдать от облегчения, от ощущения сбывшейся мечты.

– В кармане, – булькнул Дженсен, пока не отшибло умение соображать. – В заднем кармане…

Потому что потом Джаред облизал два пальца, приставил их ко входу, не церемонясь, одновременно накрыл ртом член – и способность связно мыслить Дженсену отказала. Анус обожгло болью – слишком сухо, слишком давно Дженсен никому не позволял так, да и сейчас думал, по-другому будет. Джаред быстро сообразил, нашарил в кармане Дженсена одноразовый пакетик смазки и презерватив. Хрустнула обертка, и миг спустя пальцы вернулись, скользкие и настойчивые. «Осторожнее» так и не слетело с языка Дженсена, блокированное мыслью: он хочет. Хочет всю боль и наслаждение, которые Джаред готов ему дать. Хочет чувствовать его каждой клеткой, каждым нервом и желательно на протяжение всей следующей недели.

Член снова погрузился в восхитительное влажное тепло, Джаред согнул пальцы внутри, и Дженсена подбросило на диване. Свободной рукой Джаред подергал рубашку Дженсена, молча веля раздеться, и Дженсен поспешно послушался. Лежал теперь перед Джаредом абсолютно голый и даже возмутиться не мог, что тот и футболки не снял. Джаред выпустил член Дженсена изо рта и сел на пятки, не прекращая работать рукой. Дженсена давно ничего не смущало в сексе и тем более в своем теле, но сейчас, под взглядом Джареда, по щекам горячо поползла краска. Лицо Джареда разгладилось, вечно сжатые в полоску губы приоткрылись, словно маска спала. Джаред смотрел на Дженсена, как на немыслимо дорогой, желанный подарок, трахал глазами, не двигаясь – только пальцы неумолимо ходили внутри, растягивая. Боль постепенно исчезала, член вздрагивал и сочился смазкой, и Дженсен не выдержал:

– Хватит! Давай, пожалуйста, мне нормально, давай уже, не могу…

Джаред, скотина, так и не разделся, приспустил джинсы на бедра, раскатал презерватив по всей длине и вогнал до упора. В глазах вспыхнули звезды. Дженсен невольно зажался, делая себе хуже, впился ногтями в плечи Джареда.

– Слишком? – сипло выдохнул Джаред. – Сам напросился.

– Я же не знал, ах! Не знал… а-ай… что у тебя, как у коня.

Джаред фыркнул и поддал бедрами.

– Не ври. Ты просто не рассчитывал, что тебя трахать будут.

Три мучительно долгих толчка – наружу, почти полностью, и внутрь, до упора – прежде чем Дженсену удалось сформулировать наиболее мягкую ложь.

– Я об этом не думал.

– Я же сказал, не врать!

Яйца с силой шлепнули о ягодицы Дженсена, глаза заслезились. Задница горела огнем, мучительно сладкое ощущение переливалось от боли к наслаждению и обратно.

– Жалеешь теперь? – шепнул Джаред.

Нет. О-о, нет, что угодно – но Дженсен не жалел.

– Нет, – честно помотал головой он и заткнул ртом ядовитый рот. Подмахнул бедрами, встречая очередной толчок, и в этот раз угол поменялся, головка плотно проехалась по чувствительному месту внутри, и Дженсена как током прошило. Джаред почувствовал, видимо, куснул в ответ за губу и улегся сверху всем весом, не давая шелохнуться – только бедра ходили в бешеном темпе. Член Дженсена терся о пресс Джареда сквозь тонкий слой ткани, сердце бешено колотилось, отдаваясь в висках, в кончиках пальцев, и Джаред, Джаред был везде: губами на губах, щеках, ресницах. Всем телом сверху, как одеялом – твердым, жарким, тяжелым одеялом. Внутри, распирая до предела, безжалостно вбиваясь в эпицентр удовольствия, неумолимо подталкивая к грани. Дженсен сцепил руки за шеей Джареда, скрестил ноги в лодыжках на мокрой от пота пояснице и вжался членом сильнее, ощущая каждое сокращение мышц. И, кажется, закричал, выплескиваясь, но не поручился бы – оргазм оглушил, прошелся взрывной волной от головы до пят и оставил совершенно бессильным и безмозглым. Но тихий прерывистый вздох Джареда, перед тем, как он замер и содрогнулся всем телом, Дженсен все-таки уловил.

***

В отличие от первого, второе пробуждение в комнате Джареда оказалось не в пример приятнее. Мышцы сыто гудели, и Дженсен поначалу решил, что продрых до утра, пока не сообразил, что за окном темно, а комнату освещает слабый свет ночника.

Джареда рядом не было.

Что ж, смыться по-тихому после секса Дженсен и сам умел, правда, обычно он не оставлял свою одноразовую пассию у себя в постели. Зато однозначный указатель на дверь, вполне в духе Джареда. Дженсен не без труда слез с дивана и заозирался, пытаясь прикинуть, где искать свою одежду среди окружающего хаоса.

Ключ яростно зазвенел в замке, дверь распахнулась и на пол бухнулся пакет.

– Проснулся? – застиг врасплох Джаред.

Находиться обнаженным перед полностью одетым Джаредом, похоже, входило в привычку.

– Я еды принес. Не все ж тебе меня кормить.

«Я не голоден», – собирался сказать Дженсен, но в животе предательски заурчало.

– Поможешь найти одежду? Тут… – Дженсен выразительно обвел рукой живописный бардак.

– Зачем? – удивился Джаред. – Ходи так.

И улыбнулся.

Дженсен забыл, о чем спрашивал.

Они все-таки отправились на поиски: трусы с джинсами нашлись, а рубашка сгинула под завалами. Потом ели странную китайскую дрянь, о происхождении которой Дженсен старался не думать. Джаред разговаривал с набитым ртом, шутил даже и забывал отводить взгляд. Будто внутренний узел распустился, а может, отсутствие капюшона так сказывалось. Джаред даже позволил остаться на ночь, правда, сам, к разочарованию Дженсена, не присоединился. Сказал, нужно доделать курсовую, а Дженсен его отвлек, вот и пусть спит в одиночку.

Дженсен уже засыпал, когда Джаред невыразительно сказал в монитор, не оборачиваясь:

– Я победил на ринге не того, кого надо.

– Что? – смысла сказанного Дженсен не осознал.

– Ты спрашивал, что со мной случилось.

– Это было два месяца назад.

– Ну, мне захотелось ответить.

– О… Ладно. А дальше?

– А дальше мой хороший друг струсил. Прогнулся под плохих парней и поджег мой дом по их приказу.

– Чего-о?! Вот черт… А?..

– Да. Если ты это хочешь спросить, никто не погиб, – Джаред обернулся резко, уставился, не мигая, и без перехода влепил в лоб: – Ты получил, что хотел?

Ответ на вопрос или лучший трах в жизни? Дженсен не решился уточнять. Он сел, помотал головой, стряхивая сонную дымку.

– Слушай, мне жаль – жаль, что у тебя так сложилось. Но я тебя не предавал и дом не поджигал. И если ты думаешь, что мне просто не с кем было перепихнуться, то…

– То?

Джаред требовал слишком многого. Дженсен собрался с духом, втянул воздух и припечатал:

– Это не так.

Джаред разглядывал его еще долгие полминуты.

– Ладно. Спасибо. Спи.

– И тебе спокойной ночи, – буркнул Дженсен. Вот уж не за что.

– Я скоро приду, – подсластил пилюлю Джаред.

Дженсен его не дождался.

Проснулся он хорошо выспавшимся и потным: Джаред грел так, что мог отопить весь Техас, не то что одного завалящего Дженсена. В поле зрения попал будильник, и Дженсен подскочил как ошпаренный, судорожно соображая, во сколько у него занятия. Он успел добежать до ванной, почистить зубы пальцем, вернуться и схватиться за джинсы, и только тогда до него дошло, что он может успеть максимум на последние десять минут урока, и вообще – в честь вчерашних событий можно и пропустить.

Джаред наблюдал за ним сквозь едва приоткрытые веки.

– Что это было? – поинтересовался он, когда Дженсен вернулся в постель, забрался под одеяло обратно и прижался грудью к спине. Наконец-то голой – хоть спать Джаред пошел без одежды. Дженсен повел рукой вдоль бока и… ох. Совсем без одежды.

– Ничего.

– Опоздал?

– Угу.

– Я плохо на тебя влияю, – хмыкнул Джаред.

– Ага-а. А то до тебя я был пай-мальчиком.

– Ты что-о-о… что делаешь?

Дженсен легко-легко гладил Джареда между ягодиц, одновременно теребя зубами кожу на шее, под кромкой коротких волос.

– Ш-ш-ш, – выдохнул он Джареду под ухо, и тот смешно вздернул плечо, пытаясь закрыться от щекотки.

Дженсен ожидал, его осадят. Ожидал в любой момент встретить колкий прищуренный взгляд и дать задний ход. Пробовал границы: здесь можно? А здесь? А стянуть одеяло полностью и нагло разглядывать, впитывать широкий разлет плеч, рельеф груди, плоский живот с трогательной дорожкой волос к паху, крупный налитый член? Поцеловать складку бедра, лизнуть поджатую мошонку? Раздвинуть длинные ноги, уложить себе на плечи и скользнуть ниже?

Джаред позволял – все. Комкал в руках простыню, вздрагивал, дышал хрипло, но не пытался мешать. Вел себя досадно тихо, кусал губы, глотал стоны. Только когда Дженсен ввинтил в него напряженный язык, Джаред не сдержал вскрика, и звук осел прямиком у Дженсена в паху. Дженсен дразняще лизнул от копчика до мошонки и снова толкнулся языком внутрь. Джаред тихо охнул.

– Хочу тебя слышать, – шепнул Дженсен, не отрывая губ от влажно блестящей дырки. Положил руку на член Джареда, не стискивая, не лаская, просто ощущая, как тот вздрагивает под ладонью, отзываясь на прикосновения языка.

– Ты вообще очень… очень… а-ах...

Джаред потерял мысль, пришлось ему помочь:

– Очень что?

– Очень много хочешь.

– И много получаю! – поучительно поднял палец Дженсен. Затем облизал его и вставил в Джареда вместо языка.

Джаред взвился над диваном и больно заехал пяткой между лопаток.

– Эй, не дергайся, покалечишь же!

Джаред пристыженно застыл, но Дженсен все равно снял с плеч его ноги от греха подальше и перевернул Джареда на живот. Потянул за бедра назад, принуждая встать на колени, и жадно приник ртом к выставленной напоказ дырке. Джаред зарылся лицом в подушку и делал вид, что его нет, только уши алели да бедра от напряжения дрожали. Дженсен сжал собственный член у основания – безумно хотелось внутрь, в жаркую тесноту, но в Джареда даже палец входил с трудом. В голову Дженсена закрались подозрения, и он, погладив порозовевшее отверстие напоследок, наклонился к пылающему уху:

– А ты случайно не…

– О боже. Нет, я уже раньше ебался в жопу, можем продолжить?

Внутри остро кольнуло ревностью.

– Как грубо.

– Зато ты нежничаешь.

– Хочу и буду, – пробормотал Дженсен. Несмотря на резкость Джареда, на его броню и скрытность, отвечать тем же не хотелось. Хотелось развернуть его из шелухи, прикормить и пригреть, чтобы мурлыкал, как большой сытый кот. У каждого, в конце концов, свои методы.

Дженсен запустил руку под диван, где заприметил вчерашний пакетик смазки на пути из ванной. Осталось там всего ничего – но все же лучше, чем совсем ничего. Джаред ругался сквозь зубы, вертел задницей, пытаясь уйти от ласкающей руки, приказывал продолжать, уверял, что готов… Дженсен не слушал. Только когда Джаред угомонился, а три пальца хоть и с трудом, но проскользнули в него до костяшек, Дженсен решил, пора. Приставил головку к блестящему покрасневшему входу, надавил слегка. Джаред вывернулся из-под него и, не дав Дженсену возможности возмутиться, попросил:

– Не так. Хочу тебя видеть.

Прозвучало словно признание, Дженсен позорно размяк и позволил уложить себя на спину. Джаред завозился сверху, перекинул ногу через бедра Дженсена и, придерживая его член, попытался опуститься сверху.

– Эй, куда ты… Стой! Больно будет!

– Да что ты, – нервно усмехнулся Джаред.

Дженсен отнял член, надавил Джареду между лопаток, укладывая на себя. Скользнул головкой по расселине вверх-вниз, задевая дырку и чувствуя каждый раз, как Джаред напрягается всем телом. «Ебался он в жопу», как же, видать, ежедневно и по два раза.

Дженсен раскрывал его медленно-медленно. Под коленями скапливался пот и бежал по ляжкам щекотными каплями, а Джаред смотрел в глаза, не мигая, и, кажется, даже дышал на раз через два. Когда Дженсен наконец усадил его на себя до упора, хотелось рыдать. Яйца сводило, все тело надрывно звенело желанием двигаться, брать, вбиваться. Джаред поерзал бедрами осторожно, повел вкруговую, выдохнул. Дженсен подхватил его под ягодицы, чуть приподнял, не снимая с члена, и мягко подбросил бедра. Чуть поменял угол – и снова, и снова, до тех пор пока глаза Джареда не распахнулись еще шире, а с губ не сорвался неожиданно громкий стон. Неожиданный и для Джареда, судя по тому, как он поспешно стиснул зубы. Впрочем, протяжные горловые звуки, пока Дженсен безжалостно тыкался в то же место, у него сдерживать не получалось. Дженсен аккуратно надавил пятерней на грудь Джареда, усаживая его вертикально, погладил напряженный живот, обнял ладонью гордо торчащий вверх ствол. Джаред запрокинул голову и откинулся дальше назад, выгибаясь, оперся на матрас между ног. Пунцовая головка завораживающе мелькала в кулаке Дженсена, Джаред мелко-мелко ездил на нем вперед-назад, и оргазм неумолимо подкатывал девятым валом.

– Давай, Джаред, – Дженсен сжал кулак крепче, ускорил темп. – Давай, хороший, я не смогу долго… Такой узкий, такой сладкий…

– Боже, замолчи, – Джаред даже зажмурился, и Дженсен воодушевленно продолжил – заодно получалось отвлечься, выиграть себе еще пару минут.

– Красивый. Охренеть, какой красивый, когда вот так сидишь на мне. Принимаешь до конца, жадный, нетерпеливый, трахаешь мой кулак. Можно кончить от одного вида… А внутри – ох, Джаред, какой ты внутри, это просто… просто… Ах блядь!

Пока он трепался, Джаред завел руку за спину, прогнулся в пояснице и вогнал палец в Дженсена. Ему наверняка было чертовски неудобно в такой позе, но пара движений в такт толчкам – и все, тянуть стало нечего. Дженсена размело в пыль, он захлебнулся криком, судорожно вбиваясь в Джареда на пике ощущений, почти себя не контролируя. Он, похоже, забыл про член в кулаке, потому что Джаред накрыл его руку своей, провел несколько раз вверх-вниз и залил живот Дженсена спермой, сжимаясь вокруг его члена нежной пульсацией.

Спустя небольшую вечность, когда вернулась способность дышать и мыслить, Дженсен перевернулся на бок и подпер рукой голову.

– Ты меня не прогонишь?

Джаред лежал с закрытыми глазами, только грудная клетка все еще тяжело вздымалась и опадала. Он поначалу никак не отреагировал на вопрос, Дженсен даже засомневался, не заснул ли.

– А ты сам не уйдешь?

Дженсен не знал.

– Я не хочу уходить, – честно признался он.

– В холодильнике еды нет и не будет, – предупредил Джаред, не открывая глаз.

– Я знаю, где ее достать, – хмыкнул Дженсен.

– Я буду иногда побитый и не в состоянии пошевелиться.

– Ничего, я большой мальчик и могу все сделать сам.

– Я не люблю делиться.

Дженсен подписывал себе приговор. Но не было ничего естественнее, чем ответить:

– Тебе не придется.

Джаред, наконец, взглянул на Дженсена, и в глубине его глаз плескалось удивление. Недоверие и – что-то еще. Что-то хорошее.

– Почему ты так долго от меня прятался? – не удержался Дженсен. Раз уж они дошли до уровня откровений.

Джаред отвернулся, уставился на кучу вещей на полу, словно искал ответ среди них.

– Я не знал, чего хочу, – сказал в итоге.

– А теперь?

– А теперь знаю.



Сказали спасибо: 124

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: . ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S t v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1444