ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1509

Club Orient

Дата публикации: 28.12.2015
Дата последнего изменения: 28.12.2015
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; ПВП; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания: это старый мой фик на какой-то из кинк-фестов
Саммари: нудистский пляж. вот этот: http://www.santour.ru/Caribs/hotel_club_orient.php

Джаред любил все красивое. Может быть, он должен был родиться совсем в другом месте, в другой семье, получить оксфордское образование, быть утонченным эстетом, носить дорогой костюм с белоснежными шелковыми сорочками и нюхать алые розы, от удовольствия прикрывая глаза. Но нет, его угораздило родиться в Техасе, в самой обычной фермерской семье, и если бы Джаред не сбежал из дома, то до сих пор пинал бы засохший навоз, мечтал о путешествиях и видел бы мир лишь на ярких рекламных проспектах.
Джаред сбежал однажды ночью, имея при себе две сотни баксов, полный глупой уверенности, что когда-нибудь покорит весь мир.
Сейчас, по истечении десяти лет, он мог сказать себе, что кое-чего добился, и главным образом этому способствовала его неутолимая тяга к красивому. К прекрасному. К самому лучшему.
Джаред покосился на безмятежно дрыхнувшего в соседнем кресле Дженсена, ухмыльнулся удовлетворенно и вновь погрузился в воспоминания.

Было нелегко, чего уж там. Было время, когда и жрать было нечего, и оставался только шаг до банального воровства, но ему сказочно повезло. Он встретил Дженсена.
Тогда Дженсен не был главой фирмы, тогда всем заправлял его отец, жесткий и упрямый Алан Эклз, но Дженсену удалось уговорить отца взять Джареда курьером. Десять лет – за это время Дженсен занял место отца, а Джаред стал его незаменимым помощником.

Джаред любил красивое, а еще он любил сладкое, и первое свое впечатление от Дженсена всегда сравнивал с впечатлениями ребенка, увидевшего особо большую и – определенно! – вкусную конфету. Она не может быть невкусной. Даже если фантик невзрачный и помятый, просто не может! Безошибочный нюх сладкоежки не подвел Джареда, и впервые увидев Дженсена без фантика, то есть раздетым, Джаред мысленно застонал и пожалел о существовании одежды – в принципе. Было бы просто здорово держать Дженсена всегда в таком виде – замечательно голым, расслабленным, довольным, с бесстыдно торчащей, круглой, как персик, аппетитной задницей, щекой на подушке, и с безмятежной ухмылкой на губах.
Остановись, мгновенье, ты прекрасно!
Однако, к великому сожалению Джареда, обладатель лучшей в мире задницы находился в состоянии «похуй на одежду» лишь первые двадцать минут после секса. Потом он начинал, не открывая глаз, шарить вокруг рукой, и совершал преступление против человечества, а конкретно – против Джареда, пряча красоту за всяческими предметами одежды или, на крайний случай, простынями, если еще не собирался вылезать из постели. Эстет внутри Джареда плакал кровавыми слезами, но перебороть то ли упрямство, то ли патологическую скромность своего партнера никак не мог. Ничего не помогало. Дженсен даже шорты не выносил, и если он был дома, непременно натягивал драные джинсы, футболку, еще какую-нибудь хрень на голову, напяливал зачем-то очки и, таким образом хорошенько спрятавшись, ходил, напевая и чувствуя себя совершенно комфортно. На работе, ясное дело, Джаред видел любимого шефа исключительно в тщательно выглаженных костюмах с идеально подходящими по цвету рубашками. Черт!
Джареду казалось, он знает причину, по которой его стеснительный партнер так старательно прячется.
Он не забыл еще, как выглядел Дженсен десять лет назад. Это же был ходячий оргазм, несмотря на мешковатый «фантик» – губы-то не спрячешь, да и глаза казались только больше за этими дурацкими страшными очками. Джаред предполагал, что Дженсену пришлось вытерпеть немало шуточек и похабных предложений, если он выбрал такой способ защиты.
Десять гребаных лет понадобилось Джареду, чтобы заставить Дженсена носить костюмы не на три размера больше, а ровно по фигуре.
Надо признать, особыми победами в деле раздевания Джаред похвастаться не мог, а меж тем странная фантазия, посетившая его так давно, крепко пустила корни в джаредовом мозгу, никак не отпускала и выглядела крайне заманчивой. Видеть Дженсена раздетым не три минуты, ну ладно, двадцать, после приятнейшего из занятий в мире, а желательно всегда. Круглосуточно. Все время. Ммммм…. Дикая идея. Но очень заманчивая.
Идея грызла мозг, не отпускала, крепла, и каждый раз, когда задница ни о чем не подозревающего Дженсена пряталась в складках простыни или под тугими боксерами, Джаред мысленно возвращался к своей Идее. Раздеть. Наподольше. Может быть, если Дженсен походит перед ним голым хотя бы сутки, эта дурацкая мания отпустит его?
Джаред понимал, что несколько зациклился на своей идее, но ведь Дженсен ему нисколько не помогал. Ну вот нисколечко.
На намеки и даже на прямые предложения, на нытье Дженсен не реагировал, отмахивался или откровенно смеялся.
Джаред в своих эротических фантазиях представлял, что они попали на необитаемый остров и вся одежда волшебным образом исчезла, он наслаждался этой фантазией минут пятнадцать, довольно улыбаясь, но потом в нем просыпался практик, и Джаред тупо начинал думать, что Дженсен обгорит, а это не дело, и что они будут есть, и если даже есть такой тур, то нечего и мечтать, что робинзонада Дженсену понравится, он и слушать не станет, даже если в хижине будет интернет, туалет и спутниковая антенна. Мда.
Но совсем недавно Джаред понял, что, кажется, сможет осуществить свою мечту.
Обычно они вместе выбирали место отдыха, обсуждали маршрут, в полюбившиеся места отправлялись снова и снова, но в это раз Дженсен был в такой бешеной запарке – кому, как не Джареду, это знать! – что предложил в этот раз выбрать место отпуска ему.
Пробормотал что-то про сюрприз и отрубился, едва донеся голову до подушки.
Джаред даже не огорчился в этот раз тому энтузиазму, с каким его любимый партнер отдавался работе. Его снедало нетерпение.
Он выскочил из кровати, бросился к ноутбуку и, ерзая от возбуждения, ждал, когда же загорится экран.
Несколько строчек в поиске, и вот оно – то, что надо. Club Orient.
Джаред, затаив дыхание, разглядывал фотографии с неестественно голубым морем, пальмами, белым песком, оранжевыми зонтиками и совершенно довольными отдыхающими.
Две недели этого рая – и он навсегда излечится от своей мании.
Может быть.
И вот они летят, и ночью будут на месте, и у Джареда дух захватывало от своей смелости.
Джаред старательно отгонял мысли о предстоящем разговоре. Он оттянет его, а там уж…
Джаред искренне надеялся, что Дженсена очарует место. Его оно очаровало сразу, просто по фотографиям. Там не может быть плохо, это уж точно.
И еще Джаред тихонько радовался, что вымотавшийся до предела Дженсен даже особо и не расспрашивал. Карибское? Вечное лето? У нас будет семейное шале? С патио? Говоришь, там мало людей? Отлично, то, что надо. Не буди, пока не приземлимся.

Проспал Дженсен до обеда, и то, что он увидел, ему понравилось. Джаред видел это по тем незначительным мелочам, какие замечают только давно живущие вместе люди – по походке, по блеску глаз, по дыханию, даже по запаху. Дженсен был явно доволен, спокоен, даже счастлив.
Джаред невольно вздохнул, когда, собираясь выйти, Дженсен напялил на себя тончайшие белые, но все-таки брюки, и скрипнул зубами, когда поверх майки Дженсен накинул на плечи абсолютно лишнюю при таком климате легкую куртку.
– Дженсен! – не утерпел Джаред. – Ты еще шарф не забудь. И теплые ботинки.
Дженсен окинул взглядом Джареда – тот стоял, прислонившись к косяку, в одних пестрых шортах и смотрел на него со скорбью.
– Нда? – Дженсен с сомнением посмотрел на куртку. – Думаешь, снять?
Джаред только мученически закатил глаза к потолку.
Дженсен некоторое время боролся с собой, но потом, видно, сообразив, что рядом с Джаредом он будет выглядеть нелепо, с явным сожалением бросил куртку на кровать.
– Ну ладно. Уговорил.

Но Джаред не подозревал размеры катастрофы, их поджидавшей, вернее, знал, но как-то думал, что Дженсен легче ее переживет. На пляже, где между шале значительные расстояния, было довольно пустынно, и близорукий Дженсен к фигурам, лежащим вдалеке, особо не приглядывался. Раздевшись, он забежал в море, и Джаред, позабыв обо всем, кинулся следом.
Проблема обозначилась, когда оголодавший Дженсен потребовал вести его в ресторан:
– Ты должен знать, где тут он, веди.
Джаред повел.
Надо ли говорить, что зрелище абсолютно голой пожилой пары в дверях ресторана ввело Дженсена в ступор.
Но Дженсен был очень воспитанный молодой человек, к тому же страшно голодный. Потому он не убил Джареда на месте. Он побледнел и недоуменные взгляды немцев вынес с вымученной улыбкой. Внутри его ждал еще один удар – ресторан был полон голых людей. Джареду, во всяком случае, так показалось с перепугу. На самом деле, там было три пары, и еще несколько загорелых и тоже обнаженных чертенят носилось между столиками с радостными визгами.
Дженсен покачнулся, хотел было юркнуть назад, но его не пустил загородивший проход Джаред, а навстречу им выплыла девушка, слава богу, в одежде – ну, если можно было назвать ею крохотный топик и микроскопическую юбочку.
Она принесла с собой в зал доброжелательную улыбку и умопомрачительный запах свежезажаренного мяса, и последнее удержало Дженсена от бегства. Официантка на хорошем английском предложила им присесть за столик. Дженсен немного отвлекся, заказывая еду, но стоило официантке отойти, Джаред на себе испытал всю силу его гнева.
– Джаред, сукин сын, куда ты, черт побери, меня завез?! Какого хуя?! Один раз, один-единственный раз я доверил тебе простейшее, элементарнейшее дело, и ты завез меня к каким-то гребаным извращенцам?!!
Дженсен произносил свою речь, низко нагнувшись над столиком, и со стороны могло показаться, что он просто дружелюбно советуется со своим спутником, что бы такое еще заказать.
– Чего ты молчишь?! Джаред, только не говори мне, что в этом ебучем раю с голыми соседями мы будем жить целых две недели!
Джаред немного разозлился. В самом деле, сколько можно им пренебрегать?! Его жизненными потребностями?! И что такого ужасного в голых соседях?! Для него они точно не представляли проблемы, потому что он сам, при хорошем раскладе, собирался пялиться только на Дженсена.
Он нагнулся тоже, теперь казалось, что они мило шепчутся.
– Это единственная твоя претензия? Чего ты раздуваешь скандал на ровном месте? Чем тебе, скажи на милость, помешали голые соседи? От нашего бунгало соседнее за полмили, море рядом, погода отличная, почти никого кругом, тебе же все понравилось! И пахнет тут вкусно, значит, еда хорошая! Ишь как завелся! Тебя бесит, что эти люди совершенно без комплексов, в отличие от тебя? Так это твои проблемы, Дженсен, не их.
Дженсен расширил глаза и откинулся на сидении, с немым изумлением разглядывая Джареда.
– Так я, по-твоему, с комплексами? – зловеще тихо уточнил он.
– С еще какими. Ты же ни дюйма кожи не обнажишь, так боишься, что кто-нибудь начнет показывать пальцем. Пойми уже, наконец, это смешно. И это жестоко по отношению ко мне!
– Жестоко? – ахнул Дженсен. – Так ты специально! Я-то думал, ты просто ошибся, а ты…
Дженсена так расстроил открывшийся факт, что он, позабыв о еде, вскочил и выбежал вон, опасаясь, что если останется там еще хоть на секунду, устроит безобразный скандал. Вполне возможно, с дракой.

Джаред вскочил было тоже, но потом, тяжело вздохнув, сел и повесил голову. Вот дурак.
Надо было по-другому.
И как теперь быть?
Джаред уверен был, что, вернувшись в шале, обнаружит Дженсена собирающим чемоданы. И ему ничего не останется, как молча включиться в сборы – таким злым Дженсена Джаред не видел давно. Как глупо. Но без него Дженсен не улетит, и если он выработает стратегию правильно, может быть, Дженсен остынет, и…
От размышлений его отвлек мягкий голос с акцентом:
– Вы впервые здесь?
Джаред поднял голову: ровно напротив его глаз вздымалась мощная обнаженная грудь, а ее владелица по-матерински мягко улыбалась ему. Джаред поспешно отвел глаза от груди и честно выпалил:
– В первый. Хотел устроить другу сюрприз. Но он… не оценил, видите.
Тетка фыркнула и вдруг расхохоталась как девчонка.
Пожилой мужик, сидевший за соседним столиком и с интересом поглядывавший в их сторону, рассмеялся тоже.
– Да, приятель, ты попал. Ну ничего. Если не сбежит сразу, то ему понравится. Постарайся удержать его, хотя бы дня два. А потом и сам не захочет уезжать. Вот мы с Колином тут уже пятый раз, и точно не последний.
Джаред с тоской вздохнул:
– А как удержать?
Тетка уже отходя к своему столику, небрежно бросила через плечо:
– Это просто. Например, напейся, или притворись пьяным. Держу пари, никуда он тебя в таком виде не транспортирует и не бросит тоже.
Джаред поспешно сказал «спасибо» и задумался. А ведь может сработать! Один раз, а вот дальше придется импровизировать. Окрыленный надеждой, Джаред просидел в ресторане еще полтора часа и даже почти напился, а пока он там сидел, подружился со всеми, узнал, как кого зовут и после третьего коктейля его уже не смущали ни голые груди, ни прочие интересные обнаженные места, какая, в конце концов, разница! Жизнь хороша и удивительна!
В итоге он в знак солидарности с собравшимися сорвал свои разноцветные шорты и, размахивая ими, как флагом, оттанцевал совершенно безумный танец, и все бы хорошо, но мысль об обиженном и все ещё голодном Дженсене не покидала его.
Зная, что его вокруг подстерегают толпы обнажённых людей, Дженсен вряд ли высунет нос из бунгало, так что надо возвращаться.
Каким-то образом Джаред, наверное, успел о своих переживаниях рассказать новым друзьям, потому что вскоре обнаружил себя с кучей горячих, вкусно пахнущих контейнеров в руках на пороге ресторана, и ещё его ласково подпихивали в спину:
– Иди уже. Он ведь ждёт.
Хмель почти выветрился из него, когда он добрался до места.
Он ещё помялся на пороге бунгало, смутно вспоминая, в каком месте оставил шорты, когда дверь распахнулась и вовсе не злой, а очень расстроенный Дженсен спросил устало:
– Вернулся?
Увидев, что Джаред раздет, он вздохнул, покачал головой, отобрал коробки и, ни слова не говоря, удалился на кухню.
Джаред, терзаемый раскаяньем, юркнул поскорее в спальню за одеждой. Как-то все не так складывалось. Вроде бы, он вовсе не собирался раздеваться, он, наоборот, хотел раздеть Дженсена. А тут… Неудобно получилось: оставил Дженсена одного и в первый же вечер явился голый и пьяный.

Дженсена в кухоньке уже не было. Разогрев принесённое, тот расположился в гостиной и ел прямо из контейнеров, мрачно глядя в бубнящий телевизор. На Джареда он демонстративно не обращал никакого внимания.
Джаред уже увидел в спальне полусобранные чемоданы и от комментариев решил пока воздержаться, надеясь, что сытый Дженсен подобреет и не будет его убивать.

Полчаса прошло в напряжённом молчании, наконец, Дженсен тщательно вытер рот и пальцы салфеткой, со вздохом откинулся на диване и почти мирно сказал:
– Ну?
И посмотрел вопросительно на Джареда. Почти без гнева.
Джаред удивлённо хлопнул ресницами и отважился спросить:
– Чего «ну»?
Дженсен поднял бровь, пожевал губу и вздохнул, смиряясь с врождённым идиотизмом партнёра.
– И что мы будем делать?
Джаред пожал плечами, теряясь в догадках. Неужели Дженсен передумал уезжать, если спрашивает, что делать? А не просто говорит – все, уезжаем. Хм, очень, очень любопытно.
– Отдыхать? – снова рискнул Джаред.
И изобразил предельную честность на лице.
Дженсену результат не понравился, он поморщился, потом озабоченно понюхал воздух и скривился:
– Джаред, что ты пил?! Это невозможно, ужас какой.
Джаред зашевелился, обиженный, собираясь встать и гордо уйти, но Дженсен его остановил:
– Подожди. Мы ещё не поговорили. Так что мы теперь по твоей милости будем делать, Джаред? Не увиливай и не строй мне тут рожи, я просто хочу знать, как ты себе это представляешь – нашу жизнь здесь.
– Так ты решил остаться? – прямо спросил Джаред и затаил дыхание.
Дженсен покосился на пустые коробки, облизнулся и неопределённо протянул:
– Ну…
Джаред не удержал улыбки. Против хорошей кухни, особенно редкой на курортах, Дженсен никогда не мог устоять.
Увидев его улыбку, Дженсен сказал сердито:
– Я ещё не решил. Просто глупо будет лететь обратно, в дождь и слякоть, а найти что-то подходящее так быстро, я не уверен, что получится, и не надо так ухмыляться!
Джаред постарался собрать лицо, но никак не получалось. Оно само разъезжалось в глупую и счастливую улыбку, и на горизонте снова замаячила Идея, вернее, уже снова казалось, что вот-вот, оно, желание, исполнится.
Дженсен некоторое время наблюдал за его попытками сохранить серьёзность, и поневоле его взгляд смягчался, и на губы легла мягкая улыбка. Совсем другим тоном Дженсен сказал, чуть хрипло, так, что у Джареда все встрепенулось внутри и побежали по спине мурашки предчувствия.
– Джей. Прости, но… я правильно понял? Тебе бы хотелось, чтобы мы ходили вот так, как они? В ресторане, везде?
Джаред шумно вздохнул и загоревшимися глазами посмотрел на Дженсена.
Дженсен от такого откровенного, горячего, раздевающего взгляда опустил глаза и прикусил губу, скрывая улыбку.
– Я… Ты знаешь, я не уверен, что у меня получится… сразу. Но я попробую. Хорошо?
Джаред, не думая больше, придвинулся к Дженсену, в приливе чувств обнял его и принялся целовать. Как, ну как он мог усомниться? Его Дженсен самый лучший, самый умный, самый понимающий. Он не оттолкнул бы его, Дженсен знает, самое главное - они любят друг друга. С остальным можно как-то разобраться.
А мечты – мечты надо исполнять по мере сил, чтобы они не превращались в навязчивые идеи. Вот.

На следующее утро Дженсен уже не был так благодушно настроен.
Он даже на пляж пошёл и загорал в плавках, а Джаред, помня, как быстро Дженсен обгорает, не забывал ему мазать спину, и скоро притащил оранжевый зонтик, и, не слушая слабых возражений, закрыл его от солнца.
На обед Дженсен шёл, заметно волнуясь, и – прогресс! – отправился на него в одних шортах, и встречен был, к невольной ревности Джареда, одобрительным гулом.
Джаред вскоре понял, что все нудисты с удовольствием наблюдают за новичками, с доброжелательным и нескрываемым интересом. В их глазах так и застыл весёлый вопрос: когда же Снежная Королева оттает? Когда скинет последнюю деталь туалета?
Джаред надеялся, что это не будет в последний день отпуска, нет, только не это, пожалуйста.

На следующий день Дженсен, к тайной радости Джареда, спокойно ходил по бунгало в одних трусах и в ресторане вёл себя поспокойнее, уже не сидел как с проглоченной палкой, а мило улыбался на шутки и не отводил так поспешно глаза.
Джаред глазам не верил но, похоже, общение, даже столь эпизодичное, с отдыхающими имело на Дженсена потрясающе эффективное влияние. В плане раздевания.

На третий день Дженсен отважился пойти на пляж в одном полотенце, обёрнутом вокруг бёдер. Издать триумфальный вопль Джареду не позволила элементарная осторожность, мало ли, спугнёт ещё. Но в душе его пели райские птички, и он чуть не скакал от радости, забегая то перед Дженсеном, то справа, то слева, а тот чуть смущённо улыбался и этой улыбкой сводил Джареда с ума.
Дженсен украдкой оглянулся и, убедившись, что до ближайших соседей по пляжу не меньше четверти мили, решительно сдёрнул с себя полотенце и расположился на разложенном шезлонге – о, убийство! – сверкая белизной своей незагорелой задницы.
Джаред подумал было, что от полноты чувств его хватит удар, но как-то пронесло. Джаред сидел на своём шезлонге и любовался прекрасным видом, восхитительной линией спины Дженсена, переходящей в… хм, да. Отвести взгляд от этой красоты не представлялось возможным.
Он даже чуть не забыл смазать все это великолепие, но Дженсен сам напомнил ему о его обязанности. Поднял голову, сказал чуть капризно:
– Ну?
– Сейчас-сейчас, – засуетился Джаред, предвкушая и невольно возбуждаясь, выдавил на пальцы солнцезащитный крем и, опустившись на колени возле шезлонга Дженсена, пробормотал зачаровано:
– Сейчас… я… эмх… это. Надо смазать, да. А то сгорит.
Дженсен неразборчиво хрюкнул, и Джаред, опасаясь насмешек, благоговейно опустил руки на упругую, крепкую, неприлично белую задницу своего любимого бойфренда.
Джаред испытал такое острое удовольствие, пальцы чуть не свело от охренительно приятного ощущения гладкости кожи – как будто, блядь, в первый раз, как будто не он каждую ночь собственнически мял и сжимал её, как будто не он заставлял Дженсена вот так хрипло прерывисто и охуительно возбуждающе вскрикивать, вздыхать, стонать.
– Джаред? Джей, ты что делаешь?
Голос Дженсена донёсся до Джареда как будто издалека, и с такими интонациями, с таким придыханием, что Джаред снова, совершенно инстинктивно раздвинул ягодицы и принялся весьма недвусмысленно мазать кремом Дженсена там, куда при здравом размышлении, никакие солнечные лучи бы никогда не проникли.
Дженсен изогнулся, опершись на локти, и смотрел на Джареда потемневшими глазами, тяжело дыша, и Джареда снова тряхнуло, как током, и болезненно заныло в паху.
– Джен, – прохрипел Джаред, придвигаясь ближе, – я хочу…
Дженсен с коротким истерическим смешком повалился назад, на шезлонг, выдохнул, противореча своим словам каждым своим движением:
– Ты с ума сошел… не смей.
Джаред наклонился над ним, поцеловал в висок, шепнул:
– Но ты же хочешь, я вижу.
Дженсен закрыл глаза, пробормотал тихо:
– Но тут люди.
– Они далеко, Джен.
– Нет, Джей. – Дженсен сделал последнюю попытку, открыл мутные глаза, быстро облизнул губы, заставив Джареда задохнуться от вожделения.
Джаред продолжал ласково гладить Дженсена по спине, так, как только он умел, так что видно было, как постепенно утекал в нирвану Дженсен, не имея сил сопротивляться умелым рукам.
– Ох, Джей, что ты со мной делаешь.
Дженсен совсем растёкся лужицей, постанывая от удовольствия, а Джаред торжествующе улыбнулся и, не прекращая одной рукой разминать и гладить Дженсена, другой быстро расстелил рядом с шезлонгом брошенное полотенце.
Джаред даже в угаре неожиданно накрывшего возбуждения не забывал о природной стеснительности Дженсена и сделал все возможное, чтобы его любимый не беспокоился о чужих взглядах.
– Сползай сюда, – еле выговорил он, и Дженсен, сориентировавшись, плюхнулся на полотенце, посмотрел сквозь ножки шезлонга и хмыкнул. Джаред молча бросил на шезлонг своё полотенце, и закрыл обзор.
– Так лучше, – одобрительно сказал Дженсен, и притянул к себе Джареда, буквально уложил на себя, чуть не с рычанием впился ему в губы, обхватил его сильными руками, и Джаред с облегчением отпустил себя, так же ожесточённо вжимаясь, втискиваясь в Дженсена, будто норовя его раздавить. Скоро уже им обоим стало ни до чего: ни до отлетевшего шезлонга, ни до полотенец, – и Джареду, и, что самое главное, Дженсену, было уже совершенно наплевать, видит их кто-то или нет. До того это оказалось здорово, что все остальное, в том числе и заинтересованные происходящим соседи по пляжу казались сущими пустяками.
Потому что рай, он бывает и на земле, и хуй его знает, как оно там, на небе, может, там ещё и хуже. А здесь точно здорово, и плевать, что песчинки впиваются в колени и скрипят на зубах, и все вокруг, сука, в белом горячем песке, и Джаред никогда, никогда не сможет забыть этот песок и пляж, и крепкое горячее тело, в которое он с силой вбивался и смотрел, не отрываясь, на то, как Дженсен судорожно, рефлекторно хватался за песок, и его безбожно красивые длинные пальцы погружались в этот песок, пытаясь найти опору.
Джаред, чувствуя, что вот-вот кончит, выдохнул хрипло:
– Джен!
И тут же Дженсен в ответ сжал его так, что Джаред застонал, и обессилено, содрогаясь, распластался на Дженсене, и решил, что сейчас сдохнет, вот прям сейчас. От счастья.
Но счастье долгим не бывает, как известно, Дженсен недолго терпел и скоро попытался его сбросить, бурча:
– Слезай давай, раздавишь.
Джаред с удивлением понял, что, несмотря на все их резкие движения, полотенце все-таки осталось под Дженсеном, и, судя по довольному виду последнего, тот ни в каких дополнительных ласках не нуждался.
– Дженсен, – валясь рядом с Дженсеном на песок, удивлённо-счастливо выдохнул Джаред. – Тебе понравилось?
Дженсен лениво поднял голову, посмотрел в сторону оживившихся соседей по пляжу – те поднялись с мест и, глядя в их направлении, о чем-то оживлённо переговаривались.
– Надеюсь, у них нет камеры с увеличением, – сказал Дженсен, но в голосе его не чувствовалось серьёзной озабоченности. Впрочем, в первые двадцать минут после секса мало что могло озаботить Дженсена, а Джаред всерьёз задумался о наличии камеры у не в меру любопытных соседей. И о методах, какие придётся применить, чтобы изъять компромат. Размышления Джареда прервал зевок, и Дженсен добавил, переворачиваясь на спину:
– Иначе ролик на Ютубе с нашим гей-порно займёт первое место в хит-параде «Как я провёл отпуск». Джаред, я надеюсь, ты займёшься этим.



Сказали спасибо: 39

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411