ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1481

Крылатый и окрыленный

Дата публикации: 22.12.2015
Дата последнего изменения: 22.12.2015
Автор (переводчик): Вонг;
Бета: Би & Эдди
Пейринг: J2;
Жанры: крэк; сказка;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания: написано на третий тур крэк-феста, на заявку. К фику есть иллюстрация Imaridin: http://i068.radikal.ru/1310/d8/b8ea75b52962.jpg
Саммари: Джаред - дракон, и при том чертовски неудачливый. Он может похвастаться великолепной коллекцией золота, но при этом ему за достаточно долгое время существования так и не удалось поймать ни одной девственницы. То появляются внезапные свидетели, то девственницы попадаются не робкого десятка и дают отпор, то девственницы вовсе и не девственницы. Он уже в полном отчаянии, когда ему, наконец, везет - с Дженсеном.

***

Левое крыло ломит, а правое и вовсе занемело от долгого простоя. Джаред стонет от облегчения, когда расправляет крылья – размах в шестьдесят с лишним футов, а толку-то? Снизу доносится тонкий собачий вой – и остается далеко позади. Город спит. Глупый город, металл и камень, вечная вонь выхлопных газов и ни одной девственницы.

Нет, девственниц, понятное дело, хоть отбавляй, но, вероятно, в какой-то другой жизни Джаред чихнул огнем на целый завод зеркал и обрек себя лет на семьсот неудачи. Боже правый, три сотни прошло! Три сотни лет, он в самом расцвете сил и… да, ни одной девственницы.

Тяжеленный валун взбивает пыль облаками, когда Джаред откатывает его в сторону. На неровную стену пещеры падает уже человеческая тень.

Предки бы не одобрили, но Джаред привык к человеческому телу, а как не привыкнуть за половину жизни? Дракон ли он в самом деле или человек, которому снится, что он дракон? Иногда Джаред начинает сомневаться всерьез, и тогда он расправляет крылья и летит сюда, в дом, который давно перестал быть домом.

Золото тускло блестит под толстым слоем пыли, Джаред отворачивается и раздумывает, не вернуться ли в мягкую человеческую постель. Пустую и холодную.

Джаред согревает промерзшую землю длинным выдохом и, свернувшись большим чешуйчатым клубком, прячет морду под крылом.

***

У него ни черта не выходит. Сладкий нежный запах забивает ноздри, но, боже правый, Джаред порядочный дракон, и стайка школьниц, весело щебеча, беспрепятственно проходит мимо.

Рыжая – Джаред так долго к ней подбирался! – заморочила голову, запутала, обман раскрылся лишь в пещере. Пришлось возвращать Рыжую в город – не убивать же зазря. Досадно: несколько тысячелетий назад прекрасных, нетронутых девушек приносили едва ли не на блюдечке, а теперь? Вся чешуя отвалится, пока добудешь себе годную девственницу.

По правде сказать, Джареду не хочется никого похищать: люди забавные и такие чудные. Но другого пути домой нет. И потом, если он не пройдет тест на зрелость, то не видать ему ни своей драконицы, ни яйца, ни продолжения рода. И если последнее можно спихнуть на брата, то в одиночку состариться – ну никуда не годится.

– Джаред, кофе! – раздраженно говорит Большой Босс, и, судя по сведенным в нитку бровям, говорит не в первый раз. Пахнет от него паскудно: подлостью и двумя разными женщинами.

Место работы – охоты – опять неподходящее. Огромный офис, множество людей – и все не те. Когда-то Джаред работал охранником в школе и чуть умом не тронулся от волнующих запахов и собственной беспомощности. Ему нужна взрослая, готовая к репродукции девственница, но, похоже, с этим он на пару веков опоздал.

***

Веснушка появляется в тот день, когда Джаред принимает окончательное решение попытать счастья в другом месте. Веснушка не устраивается на работу, он приходит к отцу – Вежливому – приятному в общении начальнику отдела логистики. Веснушка ждет, пока Вежливый закончит совещание, а Джаред стоит рядом и никак не надышится. Веснушка пахнет медом и солнцем с едва уловимой горьковатой ноткой – нежно и правильно. И он – мальчик.

В самом деле мальчик: ему и двухсот лет не наберется. Хотя тонкий мускусный запах исключает ошибку: он готов. Да только… Джаред, осознав, отступает на шаг, сконфуженный, но потом соображает: никто не приносил себе мальчиков, но ведь никто и не запрещал. Лишь тогда Веснушка оборачивается, почуяв чужое присутствие, и вздрагивает всем телом от неожиданности.

– Прости, – вскидывает руки Джаред. – Не хотел тебя напугать. – Ему никак не привыкнуть к приемлемому людьми личному пространству.

Веснушка смотрит недоверчиво, но страх постепенно уходит из глаз. Как получилось, что в этом сумасшедшем мире металла и камня он – правильный, нетронутый? «Увести его отсюда», – заполошно бьется в висках мысль. Только бы из здания выманить, а там Джаред свое не упустит.

– Я Джаред, – протягивает он руку и улыбается.

Веснушка окончательно расслабляется, принимает предложенную ладонь. Пальцы у него теплые, и Джареду хочется урчать и тереться об них.

– Дженсен.

– Ты отца ждешь?

Веснушка кивает и осторожно высвобождает руку.

Джаред понимает, к своему ужасу, что не помнит имени Вежливого: ему очень трудно запоминать человеческие имена.

– У тебя перерыв, что ли? – неожиданно помогает ему Веснушка. – Проводишь меня в кафетерий? Я там подожду, задолбался уже здесь стоять. Папа сказал, десять минут, а я целых полчаса…

Джаред не слушает. Он кивает с готовностью, улыбается, все время улыбается – на людей действует безотказно – и ведет Веснушку наружу.

– Разве нам надо на улицу? – удивляется Веснушка, но послушно следует за ним.

Волна воздуха, шагнуть ближе, шаг, другой, протянуть руки – и вот он. Теплый, снова напуганный, такой ароматный, в лапах. Миг, и тень от крыльев стелется по земле, дома становятся меньше и меньше, а Веснушка даже не вырывается, кажется, потеряв сознание от ужаса.

Джаред держит свою добычу бережно. Аккуратно опускает на землю возле пещеры, поспешно принимает человеческий облик, чтобы не пугать сильнее.

Веснушка в сознании, разве что окаменел от испуга. И молчит.

Молчит, когда Джаред неловко пытается начать разговор, молчит, когда Джаред приносит ему молоко и хлеб из соседнего городка. Джаред понимает: нужно время, и старается не давить. Просто продолжает возвращать обратно в пещеру, когда Веснушка пытается убежать, да исправно носит еду, которую тот упрямо отвергает.

На пятый день Веснушка ломается.

– Почему я? – спрашивает он зло и резко. – Что я такого сделал? – он отворачивается и, кажется, больше не обращается к Джареду. – Блин, да почему мне всегда не везет? На девчонок не встает, Марк натурал, отец презирает, а теперь еще и дракон. Господи. Чем я хуже других?

– Ты лучше! – искренне возражает Джаред. – Ты так вкусно пахнешь…

– О, потрясающе, – Веснушка закатывает глаза, но теперь Джаред снова чувствует запах страха. – Ты меня съешь?

– Съем? – поражается Джаред. – Веснушка, послушай…

– Я Дженсен.

– Джен-сен, – пробует Джаред на вкус сложное имя. – Послушай, Джен-сен, я не хочу тебя есть, я хочу тебя любить.

Дженсен молчит еще два дня, но пытается сбежать всего один раз, а затем принимает принесенные Джаредом фрукты.

На радостях облетев пещеру несколько раз высоко в небе, – он старается не мозолить Дженсену глаза в своем истинном обличии – Джаред осторожно садится рядом.

– Как так получилось? – спрашивает он, воодушевленный окончанием голодовки.

Дженсен слизывает апельсиновый сок с пальцев и недоуменно хмурится.

– Ты о чем?

Как о чем? Это же очевидно.

– Как получилось, что ты девственник? – терпеливо уточняет Джаред, и Дженсен заливается краской. Недоеденный апельсин он, к великому сожалению Джареда, откладывает в сторону.

– Я имею в виду, – торопливо добавляет Джаред, – у вас это такая редкость, я уже думал, не найду никогда, останусь без яйца и умру в одиночестве.

Вместо того, чтобы проявить ожидаемое сочувствие, Дженсен, все еще пунцовый, принимается хохотать.

– Ты хочешь, чтобы я тебе снес яйцо?

– Нет, конечно, – сердится на непонятливость Джаред. – Ты же не самка!

– А то, что я человек, тебя не смущает? Или тебе в школе не рассказывали про межвидовую несовместимость?

Ах вот оно что. Джаред улыбается.

– Это ты на уроке истории плохо слушал.

– Я слушал хорошо, но вообще-то до прошлой недели был уверен, что драконов не существует.

Резонно.

– Я тоже до прошлой недели не знал, что ты существуешь, – понимающе кивает Джаред и придвигается ближе.

Дженсен замирает, цепляется за бревно, служащее им скамьей, и попадает рукой в апельсин. Яркие губы приоткрыты, а в глазах-то намешано! Чего там только нет: и страх, и любопытство, и тоска, и желание. Он хочет, понимает Джаред, но боится. Значит, рано.

Он со вздохом отодвигается назад.

– Прости, – говорит он. И добавляет порывисто: – Я не сделаю тебе плохо!

– За что ты извиняешься? – голос Дженсена так и сочится язвительностью. – За то, что похитил меня и держишь теперь здесь пленником?

– Ты не пленник, – удивляется Джаред. – Ты дома.

– Ага, только без двери на выход. Дракон, да ты шизанулся! Мой дом в городе, там, откуда ты меня украл.

– Я Джаред.

– Ты дракон.

– Тогда ты – Веснушка, – обижается Джаред и, не дожидаясь возражений, перекидывается.

Он летит вперед и вверх, не разбирая направления, до тех пор пока не успокаивается окончательно, а перепонки крыльев не леденеют. Люди глупые и не понимают, он знает по рассказам мамы, что самок не спрашивают, что они все сопротивляются поначалу и не осознают, как им повезло. Может, ему тоже стоит проявить твердость, может, поэтому он так долго и не мог найти подходящую девственницу. Потому что тюфяк.

Впрочем, Джаред предпочитает думать, что просто ждал Дженсена.

Дженсена он находит в полудюжине миль от пещеры, мокрого с ног до головы.

– Ты переплыл реку, – догадывается Джаред и внутри екает от ужаса: – Ты мог утонуть!

– Ты, дракон-дебил, – выстукивает зубами Дженсен. – Я не самка, я умею плавать!

Джаред не обращает внимания на оскорбление, слишком озабоченный целостью и сохранностью своей девственницы. Девственника.

***

В пещере он хорошо прогревает камень, прежде чем набросать на него соломы и уложить Дженсена. Но к ночи того бросает в жар, и Джареду ничего не остается, кроме как вернуться с ним в свой человеческий дом: для лечения людей пещера не приспособлена, а драконовскими методами Дженсена лечить не стоит.

На третий день жар спадает, Дженсен начинает бодро передвигаться по квартире и даже пробует дверной замок – конечно же, предусмотрительно запертый.

Кажется, он не особо расстраивается, но, возможно, из-под полуприкрытых ресниц Джареду просто плохо видно.

Дженсен осторожно садится на кровать рядом с Джаредом. Джаред чувствует все: и как прогибается матрас под нетяжелым весом, и как легко-легко касаются запястья пальцы. Чувствует на себе любопытный взгляд. В итоге он не выдерживает и медленно раскрывает глаза.

– Как ты узнал, – спрашивает Дженсен, – что я, ну… – Он заминается и продолжает выжидающим взглядом.

– Что ты девственник? Ты же пахнешь.

– Боже, – Дженсен трет лицо ладонью. – Приятно хоть?

– Божественно, – улыбается Джаред, и Дженсен снова вспыхивает.

– Хоть что-то хорошее.

– Отличное! Я думал уже, никогда тебя не найду.

– Меня?

Джаред решает не уточнять, что просто искал подходящую девственницу. В конце концов, тогда он просто не знал, что ищет Дженсена, хоть это и чистая правда. Рука Дженсена все еще опирается о кровать прямо возле руки Джареда, и достаточно лишь немного повернуть запястье, чтобы осторожно сомкнуть вокруг пальцы. Дженсен слегка вздрагивает, но остается на месте.

– Тебя.

– Я думал, драконам приносят в жертву девушек.

– Чаще всего, да.

– И что вы с ними делаете?

– Живем вместе долго и счастливо, – фыркает Джаред. И правда: Дженсен улыбается недоверчиво. Вот и как говорить ему прямым текстом?

– Так ты меня не отпустишь? – улыбка, впрочем, не касается глаз.

– Ты сам не захочешь уходить.

Дженсен едва заметно наклоняется ближе.

– Я хочу увидеться с семьей.

– Пока что – рано.

– То есть потом…

– Потом, – соглашается Джаред и мягко тянет Дженсена на себя.

Тот подчиняется.

Инстинкты рвутся наружу, кожа чешется изнутри, так хочется взять свое, здесь и прямо сейчас, присвоить, заклеймить, обратить.

Черт поймет почему Джареда зациклило на добровольном согласии.

Он касается губ Дженсена осторожно и легко, в почти целомудренном поцелуе. Замирает и ждет. Долгие несколько секунд – и Дженсен раскрывается навстречу. На вкус он как и на запах: чистый, сладкий, не насытиться. Джаред сдерживается из последних сил, когда Дженсен, осмелев, углубляет поцелуй.

А затем он неожиданно перекидывает ногу через бедра Джареда. Все мысли сметает из головы лавиной, Джаред не осознает, что делает, а Дженсен уже лежит под ним, и узкие бедра под ладонями – горячие и обнаженные.

– Ты не боишься? – спрашивает Джаред, когда рассудок чуть проясняется.

– Хоть какая-то польза будет, – беспечно пожимает плечами Дженсен. – Думаешь, мне нравилось оставаться последней целкой города? – Джаред морщится от грубых слов. – Я просто боялся нарваться, и как-то не складывалось… с парнями. А девушки мне не нравятся.

– Ты тоже ждал меня, – переводит Джаред на свой язык.

– Ну, если тебе нравится так думать, – закатывает глаза Дженсен.

Джаред проводит ладонями по гладкой коже, от талии до груди, под футболку. Дженсен отзывается тихим вздохом, закрывает глаза. Отзывчивый, чувствительный, пьянящий. Джаред не удерживается: проводит носом от пупка выше, сам не замечает, как разрывает ткань, и утыкается лицом в ложбинку между ключиц, где запах ярче всего и чище.

Он мог бы взять Дженсена здесь и сейчас, тот согласен, тот готов.

– Ты изменишься, – с тяжелым сердцем произносит Джаред. Он знает, что Дженсен испугается и пойдет на попятный, глупый, но Джаред должен сказать. – Ты станешь, как я.

Дженсен под ним замирает.

– Ты отчасти останешься человеком, – торопится объяснить Джаред. – Но ты будешь жить дольше, и ты сможешь летать, и… – Он набирает в грудь воздуха и заканчивает спокойно, как и требует такой торжественный момент: – Я предлагаю тебе стать одним из нас.

Секунды идут, Дженсен молчит. Наконец он роняет с невеселым смешком:

– Я должен умереть на месте от счастья?

Вообще-то умирать не стоит, учитывая большие планы Джареда на Дженсена, но да, какие вообще сомнения, если выбирать между человеческой жизнью и драконьей? Глупые, глупые люди, ничего не понимают! Джаред усилием воли заставляет себя успокоиться.

– Если ты не согласишься, мне придется сделать это силой, – виновато отводит он глаза.

– Почему я? – зло выплевывает Дженсен и выкручивается из-под Джареда. Можно было бы его удержать, но Джаред позволяет ему отстраниться. – Найди себе кого-нибудь другого!

– Драконы выбирают пару на целую жизнь, – тихо говорит Джаред. – Я не хочу никого другого.

Дженсен тоже это чувствует, должен чувствовать.

– О, шикарно! Я польщен дальше некуда, – упрямится он, вместо того чтобы подчиниться инстинктам.

Джаред молча встает и уходит, оставив за собой дверь открытой.

Возможно, он ошибся, и тогда ему останется только один путь, намеченный с самого начала. Никто из старших не понял бы глупой прихоти получить согласие человека, и до Джареда постепенно доходит, что, скорее всего, Дженсен не оставит ему выбора. Но он хочет попробовать в последний раз.

Он следит за Дженсеном до самого дома и, хорошенько запомнив место, мается тревожным ожиданием. Ему не хочется действовать силой, но отказаться от Дженсена он не в силах. Позабыв об осторожности, Джаред слоняется неподалеку, даже не подумав о том, что Дженсен может обратиться в полицию. Он не станет. А даже если бы и попробовал, что Джареду людские решетки?

Пару раз Джаред встречается с Дженсеном на улице, но тот делает вид, что не заметил, и отводит взгляд.

Иногда, как сейчас, Джаред забывает о хрупкости человеческой оболочки. Погрузившись в свои мысли, он не замечает приближения грузовика и выпадает в реальность лишь от истеричного визга тормозов и заполошного гудка. А после его сбивает с ног, но не шестью тысячами футов железа, а легким и теплым телом, безошибочно узнаваемым по запаху.

– Привет, Дженсен, – улыбается Джаред.

– Смотри куда прешь, дракон, – шипит тот, вскакивая на ноги. – А если бы меня не оказалось рядом?

– Но ты оказался.

Теперь остается только ждать.

Дни текут мучительно медленно, но Джаред спокоен. Чтобы скоротать время, он летает до изнеможения, а после спит трое суток кряду. Просыпается он голодный, как… дракон. Рядом сидит Дженсен, не говорит ничего, просто смотрит, и взгляд его красноречивее любых слов. Он тянется рукой к ремню Джареда, но тот мягко перехватывает его кисть.

– Не здесь.

– Даже не вздумай тягать меня в лапах, дракон, – предупреждает Дженсен.

На заброшенном пустыре Джаред послушно расстилается по земле перед Дженсеном, подставляет уязвимую шею. Камни и мелкий мусор неприятно впиваются в тонкие перепонки крыльев, но Джаред терпеливо ждет, пока Дженсен неловко вскарабкается ему на спину.

Кажется, Джаред в жизни так быстро не летал.

Возле пещеры Джаред уже собирается перекинуться, но Дженсен останавливает:

– Подожди.

Джаред ждет. Дженсен обходит его, трогает пальцами серебристую чешую, когти, крылья. Ладони его такие маленькие, такие слабые по сравнению с мощным телом Джареда, но от каждого прикосновения расходятся волны тепла, и Джаред не может, никак не может больше терпеть.

Линии взглядов выравниваются, Джаред до сих пор выше Дженсена, но теперь лишь на несколько дюймов. Дженсен сам шагает к нему, сам обхватывает шею руками, льнет всем телом. Он пахнет возбуждением и желанием – запах, которого Джаред не добился бы никакой силой – и да, ожидание того стоило.

Закатное солнце обласкивает Дженсена золотом, и Джаред трется лицом об его плечи, слизывает яркий, восхитительный запах, трогает, метит собой. Дженсен отзывается довольными стонами, он весь розовый от смущения, но позволяет снять с себя одежду, разворачивать, раскрывать, рассматривать. Джаред вылизывает его везде, в самых укромных уголках, а после, перевернув на живот, вжимается пахом – где сводит от желания – в поясницу и прикусывает кожу на загривке.

– Джа-ар-ред, – выстанывает Дженсен, и, кажется, Джареда выворачивает оргазмом наизнанку.

– Так быстро? – подначивает Дженсен, но в голосе его нет насмешки.

– Не переживай, меня надолго хватит – я столько ждал, – утешает его Джаред.

– Меня, – уточняет Дженсен. Он прекрасно знает ответ, но Джаред понимает, как важно ему услышать подтверждение снова.

– Тебя, – говорит он.

– Хочу тебя видеть, – просит Дженсен.

Собрав пальцами свою сперму с гладкой кожи, Джаред дает ему развернуться, целует в губы. Он готовит его долго-долго, растягивает тугие мышцы по своему же семени, проникает глубже и глубже, пока Дженсен не сбивается в горячечный шепот:

– Пожалуйста, давай, давай уже, я хочу!

Оказавшись внутри, Джаред будто забывает себя. Не остается ничего, кроме Дженсена, кроме его рук и губ, кроме плотной, горячей тесноты вокруг и хриплого, громкого дыхания.

– Больно, Джаред, – кривится Дженсен, но Джаред не в силах остановиться.

– Прости… прости, – повторяет он как заведенный и очень старается замедлиться, смягчить толчки вопреки желаниям тела, помноженным на инстинкты.

Кажется, получается: Дженсен наконец расслабляется под ним, закрывает глаза, уходя в ощущения, и мир оплавляется серебром по краям, пока Джаред выливается глубоко внутрь Дженсена.

Солнце давно зашло, но кожа Дженсена все еще горит золотом, когда он содрогается в руках Джареда, пачкая их животы теплой влагой.

***

Воздух после ночной грозы пахнет весной, сочной и свежей. Деревья тянутся к небу и ноздри щекочет сладкой пыльцой. Путь неблизкий, даже для шестидесятифутового размаха крыльев, но Джаред больше никуда не торопится.

По земле, далеко внизу, бок о бок скользят две крылатые тени.



Сказали спасибо: 62

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411