ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1464

Из лап дракона

Дата публикации: 16.12.2015
Дата последнего изменения: 16.12.2015
Автор (переводчик): Rina22ru;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; романс; фэнтези; херт/комфорт;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Примечания: Автор мечтал сделать рейтелинг по мультсериалу «Охотники на драконов». Ничего не вышло. Не получилось из Джеев никого похожего на Гвиздо и Лиан Чу ;) Так что прошу любить и жаловать. Поэтому – мир из «Охотников на драконов», Джеи - сами по себе Джеи, остальные герои по образу жизни могут быть похожи на Дженелин, Зазу и Зорию. Дженсену – 26 лет, Джареду – 22 года. Бармаглот — крупное хищное животное, наделённое если не разумом, то умом и сообразительностью, авторства английского писателя Льюиса Кэрролла. Персонаж появился в одноимённом стихе из «Алисы в Зазеркалье», спасибо переводчикам.
Саммари: Кто любит сказки про принцев? Ну так вот, сказка. Джаред - потомственный охотник на драконов. Дженсен - принц. Принцев тоже иногда предают, и их надо спасать. Вот тут-то и появляется охотник.
Глава

Предисловие (для тех, кто не в курсе)

Материал из Википедии.
Мир охотников на драконов - это множества плывущих в воздухе отдельных и соединяемых мостами островов, архипелагов и осколков всевозможных размеров, каждый из которых имеет собственные систему гравитации, химический состав, скорость перемещения в пространстве и уникальные климатическую зону и рельеф. Народы, которые их населяют, различаются по этническим признакам и по уровню цивилизованности, но изъясняются на одном языке. Звёзды, луны, солнца и необжитые астероиды иногда находятся в зоне досягаемости для человека, но, судя по всему, совершенно не мешают ни населённым островам или планетоидам, ни друг другу - возможно, из-за гравитационных аномалий. Общий уровень развития человечества напоминает поздние средние века: монархия - преобладающая форма управления странами, грамотность развита слабо, и потому высоко ценится, одновременно с этим развивается множество наук. Для перемещения с острова на остров наряду с конным транспортом используются различные воздушные корабли - дирижабли, планеры, парусники с пропеллерной системой и т. п. Драконы, как правило, проявляют активность на необжитых территориях и ближе к сельским местностям, практически не появляясь в густонаселённых зонах. Так, дикие племена и обитатели деревень довольно часто нуждаются в защите от прожорливых чудовищ, в то время как многие жители больших городов даже не догадываются об их существовании.



Итак.

Потомственному охотнику на драконов Джареду Падалеки жилось неплохо. Таверна «Заоблачный край» пять лет назад стала ему домом, а её постоянные жители – семьёй, безо всякого преувеличения.

«Заоблачный край» был выстроен двадцать лет назад на самом большом острове из гряды Ветреных Островов и стоял ровнёхонько на середине пешего пути к городу. Здесь путники останавливались отдохнуть, поесть, переночевать или переждать ненастье, ведь очутиться на зыбких мостиках в дождь и ветер не улыбалось никому. Посетители надолго не задерживались, ночевали, ели и шли дальше в город или обратно в свои деревни.

Постоянно или почти постоянно в «Заоблачном краю» жили семеро.

Бобби Сингер.
Хозяин таверны, хмурый, добрый, бородатый и с золотыми руками. Занимался садом, огородом, разводил свиней и кур, отлично готовил и сдавал комнаты постояльцам. Воспитывал двух дочерей. Или думал, что воспитывал. Овдовел десять лет назад, с тех пор новой женой не обзавёлся.

Чарли.
Рыжее, мелкое и худенькое создание девяти лет. Джаред нашёл Чарли два года назад на пепелище одной деревни в Восточном краю. Деревню выжег Огнеплюй, и девочка чудом уцелела. Сидела на огромном камне на пригорке, сжимала в руках меч. Подняла на Джея замурзанную мордашку с полосками от слёз и молчала. Судя по тлеющим углям и развеянному ветром пеплу, всё произошло дня три назад. Джаред сгрёб её в охапку и улетел, пока дракон не надумал вернуться. Бобби тогда поставил ещё одну кровать в комнату к Арианне и считал с тех пор, что у него две дочери. Может быть, он уже пожалел раз двести, ведь Чарли – не подарок к празднику. Какая девчонка в девять лет мечтает стать охотником, вечно таскается со своим мечом и видит во сне, как отрубает голову говнюку-Огнеплюю? Вот-вот.

Джаред.
Джаред Тристан Падалеки, почти двух метров роста, двадцати двух лет от роду, владелец огромной секиры и летательного аппарата «Бармаглот» с двумя винтами и ветряной тягой. Хитрый, умный и упёртый охотник, по словам Бобби - сущий сукин сын, гроза драконов и гордость «Заоблачного края». Тут Джей всегда краснел, дико смущался и не знал куда деваться от пылких взглядов Мелани и Бетани.

Пять лет назад брат Джареда потерял руку в стычке с Невидимым драконом. Отец повесил замок на винт «Бармаглота» и заявил, что больше охотников в их семье не будет. В тот же вечер он разругался в пух и прах с дедом, убеждающим его не портить будущее Джареду. Ведь отличный охотник растёт, хитрости необычайной, лучше всех в Северных краях использует секиру в ближнем бою, и цены ему года через три не будет. После этого отец и поклялся выращивать капусту до скончания века. Джей всю ночь не спал, думал, что его мечты нафиг никому не нужны, ведь он только и умеет, что выслеживать драконов, махать секирой и летать на «Бармаглоте». Капуста в мечтах не фигурировала и представлялась сущим кошмаром. На рассвете к нему в окно влез дед и предложил дерзкий побег. Джаред стащил ключи от замка, быстро собрал вещи, отволок «Бармаглота» на край острова, взял деда с собой и в тот же вечер познакомился с Бобби и «Заоблачным краем».

Дед.
Старший Падалеки по прозвищу Дрессировщик. В своё время славился тем, что убивал только самых злобных драконов и драконов-людоедов, остальных всякими методами убеждал-заставлял покинуть населенные места и прекратить докучать местным жителям. Передал Джареду свои умения, сам учил Джея летать, драться и придумывать ловушки. За пять последних лет превратился из забияки в ворчуна, высох, состарился, почти перестал говорить, но иногда сражался с Джаредом на мечах. Сингер раскрыл в нём талант винодела, чему все рады были безмерно. Яблок своих как грязи, и вскоре яблочное вино из «Заоблачного края» было популярно даже на Ледяных Островах.

Мелани и Бетани Доусон.
Белокурые сёстры-близняшки. Помогали Бобби на кухне. Жили в «Заоблачном краю» с понедельника по пятницу, в пятницу вечером отправлялись домой по мостикам с острова на остров в свою деревню, что была в полутора часах ходьбы. Уже давно потеряли надежду заполучить Джареда в мужья.

Монтерей.
Ручной дракон. Проживал в роще на окраине острова. Малыша Монти Джаред вытащил из горящего леса. Хрен знает, почему там возник пожар, может, взрослые драконы чего не поделили, может, охотники на драконов таким образом отомстили мамаше и подожгли её логово с детёнышами. Монти был мирным существом, охотился на Летающих вдали от своего острова. По совместительству служил сторожем и не подпускал близко чужих драконов. Вечером сидел со всеми у костра и иногда терпел Чарли с мечом, если у него было хорошее настроение.

Теперь о главном.

Джаред выправлял винт на лужайке за таверной. Неудачно приземлился, и винт перекосило. Ничего, пару ударов кувалдой, будет как новенький. Бобби распахнул окна на кухне, пришёл к нему покурить и помолчать. Из рощи раздалось рявканье Монтерея. Через несколько минут он тяжело опустился на лужайку, аккуратно держа Чарли зубами за куртку. Поставил её на землю, потом вздохнул и повернулся к Джареду спиной. В основании хвоста между двумя пластинами чешуи торчал меч. Джей ещё раз сказал спасибо проницательности Сингера и его наказу «Никогда и ни за что не точить этот грёбаный меч, пока не будет особого распоряжения».

- Бобби, ты опять плохо его спрятал, - Джаред выдернул меч из чешуи и похлопал Монтерея по спине. – Хороший Монти, ты же не обижаешься на Чарли, верно.

- Чарли, паршивка! – Сингер взял меч у Джея из рук. - Выпорю когда-нибудь!

- Мне надо учиться драться. Я хочу как Арианна! - Чарли спряталась за Джареда и показала Бобби язык.

- Да ты что? Хочешь выйти замуж за идиота и …

- Камиль – не идиот! – Джаред тут же пожалел, что встал на защиту мужа Арианны.

- Да у него даже имя идиотское! Взять в жёны самую лучшую девушку в этих краях и отпустить её!

- Зато она смелая… - это уже Чарли не выдержала.

Бобби поднял меч и заорал:

- Смелая! Ещё сильная и холод хорошо переносит. А как мне жить, если я каждый вечер, желая доброй ночи своей смелой дочери, не знаю где она? Спит в захудалой таверне на заплесневелых простынях, ночует под кустом в лесу или умирает на краю света с отъеденной ногой, - Сингер закашлялся, перехватил меч поудобнее и свирепо выдал: - Если хоть кто-то откроет сейчас рот, то все останутся без ужина.

Замахнулся на них мечом, сплюнул и пошагал прочь. Чарли топнула ногой и прошептала:

- Всё равно опять найду. Не умеешь ты прятать!

- Уймись, Чарли! – Джаред покачал головой. - Бобби считает тебя своей дочерью, а ты его разочаровываешь.

- Я вовсе его не очаровывала. Это он придумал, что я такая. Должна носить платья, вкусно готовить и вязать кружевные салфетки. Где он эти крючки берёт для вязания? Я их столько уже выбросила! И замуж я не пойду! Тут Арианна сдурила. Тьфу!

- Не плюйся.

- А вот и буду.

- И не он, а Бобби. Пойдём, поможешь мне винт на место поставить.

Чарли сразу перестала злиться и запрыгала рядом с Джаредом, стараясь от него не отставать.

- Джей, возьмёшь меня на ярмарку?

- Возьму. Мне как раз нужна помощь. Бобби просил купить муку, сахар и крупу, а я ни черта в этом не понимаю. Куплю опять старую муку, помнишь, как в прошлом году.

- Помню. Пф, съели же.

- Съели. Признайся - она была горькая и пахла ужасно.

- Ну и что!

- А то, что продукты должны быть отличными, иначе посетители будут недовольны и перестанут у нас есть. Не будет посетителей – не будет денег. Не будет денег – мы все умрём.

- Врёшь ты всё! Бобби из дрянной муки может приготовить такое, что все языки проглотят, - Чарли проглотила слюну. – Есть хочется… Ты не видел что на ужин?

- Видел. Рис с овощами и жареная печень. И ещё должен быть пирог с яблоками. Бетани проболталась.

- Ух ты! А ты купишь мне на ярмарке новую книгу? Про принца, его рыцарей и прекрасную принцессу. Я видела такую у бродячего торговца. Джа-а-аред, пожа-а-алуйста, - Чарли сделала брови домиком, заглядывая Джею в глаза.

- Зачем тебе книга про принцессу? Принцессы не воруют мечи и не дерутся с драконами. Они умеют играть на клавесине, пишут стихи и гуляют под зонтиком. Ну и салфетки. Кружевные, - Джареду под рёбра воткнулся острый кулачок.

- Ты глухой? Книга же про принца! Ведь если любовь, то принцу плевать, какая его принцесса - с мечом или с кружевами. Ты разве не знаешь об этом? – Чарли испытующе посмотрела на него и заключила: - Конечно, не знаешь. Ты и принцесс-то в жизни не видел. Один ветер в голове.

- У меня? – Джаред изо всех сил пытался не засмеяться.

- Ясно дело, не у меня! Я всегда знаю, чего хочу.

- И чего же ты хочешь?

- Вырасту, отрублю голову Огнеплюю, а там видно будет. Может, какой принц встретится…

Джей вернул винт на место, осмотрел корпус, парус, крутанул руль.

- Только не зли Бобби, а то не видать тебе книги как своих ушей. Я завтра улечу дней на пять. Вернусь к началу ярмарки. Возьми у Бобби список покупок, проверь, всё ли он вспомнил.

- Ладно… А ты про книгу не забудь.

- Забудешь тут. Идём ужинать, вон Бобби руками машет, - Джаред прихватил куртку с сиденья и поймал себя на мысли, что ему страшно хочется поскакать вприпрыжку следом за Чарли. Конечно, ветер в голове! И смех разбирал после слов Чарли о принцессах. Нужны ему эти принцессы…


***

Вечернее солнце раскрасило крышу «Заоблачного края» в тёплые цвета, когда «Бармаглот» вынырнул из облаков над островом. Джаред устал, хотел спать, но был доволен добычей и результатом своей работы. Еле доволок сумку с мясом до кладовой.

- Сердце, печень, два бедра и два куска грудки. Хорошая у тебя была охота, - Бобби осматривал мясо и складывал в яму на лёд. - Джаред, это точно можно есть?

- Точно. Это Травяной дракон, их мясо похоже на куриное и не ядовито. Можешь кусок Монтерею кинуть. Проверишь.

Бобби укоризненно посмотрел на Джареда:

- Травяной дракон? Ты был на Островах Высокой Травы? Там же логово Невидимого. Жить надоело?

Джей фыркнул:

- Вовсе нет. Я зелье сварил. Помнишь, Дед нашёл рецепт в какой-то книге, вроде отпугивает некоторых драконов. Я его три дня варил, по ночам помешивал. Распылял над логовом и окрестностями. Вроде подействовало. Похоже, Невидимый убрался куда подальше. Трава перед логовом не примята. Надо будет слетать, проверить. Завтра - на ярмарку с Чарли, а дня через два проверю.

Джаред поднял секиру, взял пропитавшуюся кровью дракона сумку.

- Бобби, я тебе ещё восемь золотых должен.

- Отстань, Джей. Меня твой дед от смерти спас, я ему по гроб жизни благодарен. Мясо таскаешь мешками, ещё какие-то деньги приплёл. Иди уже, мойся. А если тебе этот долг спать не даёт, купи Чарли книги и новую кофтёнку посимпатичнее. Совсем она у нас пацанка.

Джаред кивнул, нашёл глазами фигурку Чарли. Она ходила за Монтереем и методично наступала ему на хвост двумя ногами. Монти выдёргивал хвост, отходил на несколько шагов и терпел.

- Ага, она книгу просила. Про принца.

- Про принца? Хвала Господу! Глядишь, и вырастет в прекрасную жёнушку, а не в охотницу.

Пришлось промолчать. Не хотелось получить в лоб за комментарии об одной прекрасной жёнушке, удравшей от мужа.


***

На ярмарку вылетели рано. Нужно было добраться, пока не поднялся полуденный ветер, и занять место для «Бармаглота».

У Чарли разбежались глаза. Джаред еле уговорил её сначала купить всё по списку Бобби, иначе придётся толкаться в очередях. Чарли выбирала муку как взрослая: попросила щепотку на пробу, скатала тестяной шарик, прочитала все печати на мешке, потом только одобрила покупку. Благополучно купили сахар, крупу и растительное масло. Джей в мыслях пяткой перекрестился, что снова не опозорился. Перетаскал мешки в кабину, увязал, закрепил верёвками. Бутыли с маслом аккуратно составил под заднее сиденье. И они пошли за книгой.

Чарли рассматривала книги на прилавках с благоговейным восторгом, а Джаред рассматривал людей вокруг. Где ещё поглазеешь на народ. Люди были разные: бедные и богатые, степенные и заполошные, красивые и не очень, задумчивые и смешливые. Интересно… На ярмарке всякого насмотришься. Вот и сейчас группа всадников привлекла его внимание. У всех головные уборы с длинными перьями, белые рубахи из тонкой ткани, кружевные воротнички и манжеты, яркие, расшитые золотом жилеты. Длинные шёлковые плащи всадников стекали складками по крупам лошадей. Ехали медленно, толпа вокруг расступалась нехотя, косились на них, кое-кто ругался шёпотом, уж больно вид у всадников надменный. Хотя нет, не у всех. Один был моложе других, улыбался, рассматривал прилавки, спрашивал о чём-то торговцев, не обращал внимания на неодобрительные взгляды спутников. Шляпу держал в руке, длинные перья касались носка изящного сапога из дорогой кожи. Рубашка на груди расстёгнута, плащ накинут на одно плечо. Улыбка хорошая, открытая. Джаред поймал себя на желании подойти поближе и рассмотреть всадника. Пока смотрел на всадников, лошадей, на плащи и перья, потерял из виду Чарли. Обнаружил возле самого крайнего прилавка, пробрался к ней. Кажется, Чарли нашла то, что искала. Книга действительно была отличная. Рисунки сделаны с душой, принц прекрасен, а история интересная. Просили за книгу пять золотых. Джей отдал деньги без сожаления и повёл Чарли выбирать одежду. Тут она решила повредничать, сказала, что терпеть не может платья и блузки, но Джаред показал ей кофточку цвета топлёного молока, с поясом и карманами, попросил примерить. Торговка к месту расщебеталась про красивые волосы, и Чарли растаяла. Прижала сверток с покупками к животу и покрылась нежным румянцем. Джаред не мог сдержать улыбки. То-то же, убийца Огнеплюя…

Стали пробиваться сквозь толпу к «Бармаглоту». Джей сначала вёл Чарли за руку, чтобы не отставала, а потом и вовсе посадил на плечо. Двигались медленно. Торговля шла оживлённая, народ толпился старательно, солнце припекало, жарко. Джаред расстегнул куртку из драконьей кожи, усмехнулся, глянул на свои… хм… ботинки не ботинки, сапоги не сапоги: на толстенной подошве, чтобы выдержали марш-бросок по углям и пеплу, обожжённые и сбитые, давно потерявшие цвет и блеск. Перед глазами стояли изящные сапоги молодого всадника. У Джареда перчатки были из кожи в разы толще и грубее. А тут сапоги… Фантазия услужливо пригласила дальше: отвороты, украшенные орнаментом, трико для верховой езды с нашитым по внутренней стороне бедра плотным сукном, мелкие пуговицы на белой рубахе…

- Джаред, - шёпот Чарли резанул по ушам.

Реакция не подвела. Ещё немного, и врезался бы прямо в лошадиный бок - задумался. Всё тот же изящный сапог, покачивающий серебряное стремя. Джей поднял глаза. Небрежно расстёгнутый ворот, искусно сплетённая серебряная цепочка на шее и… Что там Чарли рассказывала про принцев? Насмешливый взгляд, невероятная улыбка, веснушки, и всего несколько мгновений, за которые Джареда мысленно раздели, разложили, и дальше со всеми вытекающими. Затем – закушенные губы, ох ты, лёгкий, едва заметный наклон головы и на миг прикрытые глаза в подтверждение – не ошибся, именно так и было. Всадник натянул поводья, подмигнул Джареду, вложил Чарли в ладонь большую разноцветную конфету на палочке, дотронулся кончиками пальцев до руки Джея и освободил дорогу. Чарли молчала минут десять. Изумлённо смотрела на конфету. Через десять минут конфета перекочевала в карман Джея, и Чарли торжественно пообещала, что поделится со всеми.

- И с Монти тоже.

Джаред рассеянно кивнул. Встреча на ярмарке выбила его из привычной колеи. Всю дорогу домой философские мысли не давали покоя. Бывает, людей с первой встречи на дух не переносишь, а к некоторым – словно притягивает. Встретил бы этого, в сапогах, на пустынной дороге – ни за что бы мимо не прошёл. А так - можно теперь забыть эти сапоги, глаза и улыбку. Слишком они разные люди, живут в своих мирах и больше не встретятся.


***

Джаред, пока носил мешки и бутыли в кладовую, в очередной раз свыкся с мыслью, что жизнь не исполняет все желания. За ужином Чарли положила перед собой дарёную конфету, съела свою порцию рагу, оглядела всех и провозгласила:

- А на ярмарке на Джареда принц глазел!

Джей подавился, легонько пнул Чарли под столом. Чарли не осталась в долгу, пнула его в ответ и продолжила:

- Самый настоящий принц! Красивы-ы-ый! Мне конфету подарил.

Мелани и Бетани надули губы. Дед закашлялся, отвернулся, плечи у него тряслись. Бобби дожевал, пихнул Деда локтем:

- Чего ржёшь? Похоже, мы с тобой внуков и правнуков так и не дождёмся. Принц, мать его! Слышал? Ну, хоть конфет наедимся...

Чарли аккуратно разломила конфету на восемь частей. Раздала всем по прозрачному карамельному кусочку. Карамель пахла яблоками и детством. На столе осталось лежать два кусочка.

- Один - для Монти, - Чарли пододвинула его к своей тарелке, - а другой ... для принца! Я не нарочно, так делить удобнее.

Она завернула кусочек конфеты в салфетку и протянула Джею:

- Держи. Смотри, сам не ешь.

- Хорошо, Чарли.

Джаред взял салфетку, сложил в нагрудный карман, застегнул пуговицу. Таскайся теперь с этой конфетой. И не выбросишь и сам не съешь, пообещал же. Чарли побежала относить Монти его долю. Джаред вздохнул. Вот какого чёрта, теперь принца этого из головы не выкинешь. Едва задевал нагрудный карман, так видел перед собой... Пришлось старательно отгонять все видения. Бобби внимательно наблюдал за Джаредом, который молчал и смотрел в никуда.

- Джей!

- А?

- Ты собирался к логову Невидимого. Лети завтра, послезавтра шторм будет. Мои кости ныть начали после обеда, а они никогда не ошибаются.

Джаред кивнул. Действительно, полёт в шторм на "Бармаглоте" смерти подобен, порывы ветра иногда такие бывают, что разобьют о первый попавшийся остров, никто потом останки не соберёт.

- Завтра полечу. Спасибо твоим костям, Бобби, точнее барометра на свете не существует.

- Смотри, осторожнее там. Невидимый - та ещё тварь, хитрожопый что моя тёща.

- Ладно. Я только туда, разведаю и вечером назад.


***

Острова Высокой Травы - настоящий драконий рай. Там нет крупных поселений, деревеньки мостятся на пригорках и в перелесках, а все луга и низины - это владения драконов. Травяные драконы - самые безобидные. Похожи на гигантских дурных куриц, живут небольшими семьями, пасутся в траве. Портил репутацию спокойного архипелага остров Невидимого дракона. Невидимый жил там с незапамятных времён, охотился вдалеке от логова, иногда таскал себе дохлятину к порогу. В ближайших поселениях не пакостил, но на соседних с архипелагом островах воровал овец, иногда жрал коров прямо на пастбищах. Поговаривали, что и люди пропадали, но Джаред не верил. Брешут. Каждый из охотников на драконов считал своим долгом сразиться с Невидимым. Но не тут-то было. Дракон был очень хитрый и злопамятный. Прозвище своё получил за свойство чешуи преломлять и отражать солнечный свет, в результате чего его действительно трудно было увидеть на фоне облаков и в тени деревьев. Летал бесшумно, уходил из всех ловушек. Запоминал и выслеживал обидчиков. Мстил. Дрался, если только деваться было некуда.

Джей добрался до острова Невидимого часа в два пополудни, оставил "Бармаглота" на краю, развернул сразу, чтобы потом не возиться. Обходил остров около трёх часов, пытался найти свежие кучи помёта, места недавней лёжки с примятой травой, взрытую землю, сломанные деревья, обгоревшие ветки. Прислушивался, не раздастся ли громкое фырканье или рычание. Тишина прерывалась лишь щебетом птиц и кваканьем лягушек в небольшом болотце. Уже на подходе к логову Джаред заметил кое-что интересное. Высокая трава была примята, стебли переломаны, но не драконом. Сначала чётко были видны следы трёх людей, но потом третий куда-то делся. Ага, нет, не делся. На травяных стеблях - засохшие капельки крови. Третьего, наверное, несли, а когда устали, то просто волочили за руки за собой. Следы были утренние. Кровяные капли побурели, сломанные травинки начали засыхать. В одном месте Джей нашел след сапога, направленный носком в противоположную сторону. Сделали своё дело и ушли восвояси. Джаред вышел к логову, не скрываясь и ожидая сюрприза. И не ошибся. Драконом тут не пахло. Можно было рецепт зелья для отпугивания драконов на ярмарке продавать. Не появлялся Невидимый в своём логове с тех пор, как унюхал разбрызганное зелье. Интересно, чем оно для него смердело? Но вот те, кто привязал человека к дереву возле кучи веток и сухой травы, служившей Невидимому постелью, надеялись, что дракон скоро вернётся домой и проглотит ожидающий его лакомый кусочек. Гады.

Джаред бегом рванул к привязанному, сунул руку под подбородок. Пульс бился пунктиром, человек был без сознания, повис на верёвках. Изо рта стекала ниточка слюны пополам с кровью. Джей обхватил его лицо ладонями, поднял бессильно опущенную голову выше и обомлел. Незнакомец с ярмарки, тот самый, в сапогах. Точно, изящные сапоги, только грязные и потерявшие свою привлекательность. Трико на коленях разорвано, колени сбиты в кровь - волочили, не разбирая дороги. Рубаха почти без пуговиц, на запястьях, ключицах и рёбрах - синяки. На шее - ссадины, похоже, содрали серебряную цепочку. Джаред срезал верёвки, уложил обмякшее тело на траву. Достал фляжку, плеснул воду в ладонь, умыл. Спасённый дёрнулся, ресницы дрогнули, губы попытались улыбнуться:

- Ты... - на этот хрип ушли последние силы.

Напоить его Джаред так и не смог. Притащил к "Бармаглоту", веса даже не почувствовал, боялся, что живым не донесёт. Устроил на заднем сидении, укрыл своей курткой, привязал крест-накрест ремнями. Убедился, что дышит, только потом раскрутил винт.

Попутный ветер был очень кстати. На виражах трясло, ветер пытался вырвать парус и завалить "Бармаглота" на бок. Начинался шторм.

Их чуть не пронесло мимо "Заоблачного края". "Бармаглот" плюхнулся на пузо посредине луга, жалобно заскрипел и медленно опрокинулся на левое крыло. От дверей уже бежала Чарли. Примерно с половины дороги она начала прыгать и кричать:

- Джей спас принцессу! Принцессу!

Добежав, поправила себя: "Ой, принца! Ой, того самого принца!" и стала помогать расстёгивать ремни.

- Какие у него руки холодные-е-е...

Джаред проверил пульс. Живой... Подхватил на руки. Ничего, оклемается.

- Пока неси сюда. Осмотреть надо, что с ним, - Бобби убрал со стола в кухне оставшуюся после ужина посуду. - Это действительно тот самый?

- Да, - Джей аккуратно опустил безвольное тело на стол.

- Снимай с него одежду, - Бобби уже налил в миску тёплой воды, вытащил откуда-то мягкую губку. Прощупал голову, смыл с лица засохшую кровь, расстегнул оставшиеся пуговицы на рубахе, осмотрел грудную клетку, оттянул пальцами веки, дотронулся до лба. - Снимай сапоги, чего замер? И штаны тоже, Джаред.

Бобби вручил Джею губку, взялся заваривать какие-то листья.

- Похоже, напичкали его редкостной дрянью. Кости целые, голова в порядке, синяков немного, а вот отключка у него - на совесть. Промывай все ссадины, на коленях места живого нет. Попытаемся лекарством напоить. Ему проблеваться надо, чтобы всё зелье из него вышло, иначе… Да не стой ты столбом, охотник!

Джаред засуетился. Стянул сапоги, потом отмыть надо, вроде целые. Штаны снял, покосился на Бобби, помешивающего отвар, трусы трогать не стал. Смыл губкой пыль и кровь с рук, принялся отмывать колени. Лежащий застонал. Бобби налил отвар в чашку, сунул в руки Чарли:

- Постуди, горячо слишком.

Чарли послушно начала дуть на горячее питье. Дед тоже встал рядом, разглядывал распростёртого на столе.

- Породистый, - это слово от Деда могло означать всё что угодно - красивый, придурковатый и даже независимый.

- Кажется, в себя приходит, - Бобби взял у Чарли чашку. - Джей, поднимай его, поить будем.

Влили в слабо сопротивляющееся и мотающее головой тело почти всё лекарство. Смазали ссадины мазью из аптечки Деда.

- Неси его в мезонин. Там комната давно уже пустует, как раз для его высочества подойдёт. Чарли, дуй вперёд, двери откроешь. Возьми таз с собой. Дед, ты воду чистую налей, умывать ещё придётся. Весёлая ночка нам предстоит.

Чарли, мелькая босыми пятками, понеслась по лестнице наверх. Дед поспешил следом, нёс миску с чистой водой. Джаред вздохнул. Ладно, ночь пережить, там видно будет. Поднял доверчиво прильнувшего к нему незнакомца, перехватил поудобнее. Лестница узкая, как бы головой его не приложить на повороте. Номер в мезонине был с двуспальной кроватью. Пустовал почти всегда. Постояльцы - народ экономный, редко кто раскошеливался на вид из огромных окон и широченную кровать.

Ночь растянулась на долгие часы. Видно, неизвестное зелье было забористым и опасным для жизни. Сначала Породистый блевал. Потом тяжело дышал и закатывал глаза. Джаред сходил за Бобби. Тот посмотрел, посчитал пульс, велел растереть спиртом. Потом все немного поспали. Минут десять. Затем бедного морозило. Он дрожал, стучал зубами и умолял его не оставлять. Джей плюнул на приличия, залез к нему под одеяло. Обнял со спины, прижался, подставил ноги под ледяные ступни. Согрел. Несчастный перестал трястись, попросил чаю. Пока Джей кипятил чай, заваривал и поил, стало светать. Спать легли почти на восходе солнца. Джаред вымотался. К себе не пошёл, побоялся вернуться к бездыханному телу. Отключился сразу же, краем сознания отметив ладонь, скользнувшую ему на грудь.

Утром... Да каким утром, похоже, внизу уже подавали обед, а Джаред был разбужен настойчивыми объятиями. Его наглым образом лапали везде и целовали в шею. В задницу упиралось подтверждение, что незнакомец очухался полностью. Джей полежал немного, подумал, а не развернуться ли и не облапать в ответ. Тут чужая ладонь нырнула в трусы, а в ухо ему мурлыкнули:

- Ух ты како-ой! Ладный, отзывчивый... Не ошибся я. У нас было что-нибудь, м? Я нажрался, аж ничего не помню.

Джаред усмехнулся. Похоже, ничего - это мягко сказано. Он развернулся, внимательно осмотрел улыбающееся лицо на соседней подушке. Глаза нормальные, слюни не текут, чуть припухшие после сна губы и никаких признаков сумасшествия.

- Кто ты?

Солнечная улыбка потихоньку гасла. Джаред задал ещё вопрос:

- Как тебя зовут?

- Дженсен. Кажется...

- А меня - Джаред. И почему кажется?

- Потому что я действительно нихрена не помню...

- Меня же помнишь.

- Тебя помню. Ты мне сразу понравился. Я подумал: "Охотник, наверное". Куртка из драконьей кожи. У тебя девочка на плече сидела, с рыжими волосами. Я... её конфетой угостил, да?

- Да. А потом?

- Потом я за вами ехал, проводил почти до края острова. Отличный у тебя этот... на котором летают.

- "Бармаглот". У него корпус из костей и кожи Стального дракона. Лёгкий и непродуваемый. А потом?

- Вот потом... ничего не помню. Было страшно и... тошно. А ты меня нашёл. Я дико радовался, когда твоё лицо увидел. И держался за тебя. Помню, что изо всех сил держался…

- А как ночью хотел помереть, помнишь?

Дженсен виновато посопел:

- Нет. Прости. Я, когда проснулся, сразу понял, что ты рядом. И всё хорошо. Но... всё не так, верно?

Джаред рассказал. Про встречу на ярмарке, про всадников, про дорогую одежду и сапоги, про свои мысли. Дженсен мрачнел с каждым словом. После рассказа об острове Невидимого он сел на краю кровати, спрятал лицо в ладонях.

- Что теперь делать? Значит, от меня свои же... избавились?

- Почему избавились? Может, тебя похитили! Напоили чем-то и умыкнули. Есть разбойники, отморозки всякие. Или... Или не знаю. Не будем пока голову ломать. Посиди здесь, я тебе одежду подберу. Твоя вся грязная и рваная.

Натянув штаны, Джаред босиком пошлёпал в свою комнату. Взял пару рубашек, достал парадные брюки, не давать же такому гостю свои повседневные, хоть и чистые штаны с растянутыми коленками. Вот обувь трудно подобрать, да у Джея и нет лишней. Пришлось идти к Деду. Тот сразу понял, что от него требуется, вытащил из шкафа приличные ботинки, подумал немного, потянул с верхней полки новые штаны из тонкой, отличной выделки кожи.

- Думал, в гроб меня в них положите. Ему нужнее, держи.

Достал куртку, такую же, как у Джареда, только поменьше. Хитро улыбнулся, махнул рукой, выудил из стопки "для гроба" новые трусы.

Когда Джаред вернулся в мезонин, Дженсен стоял возле открытого окна в его рубашке. Руками обнял себя за плечи, смотрел на рощу, возле которой дремал на солнышке Монти. Чарли сидела, привалившись к его боку, и читала книгу.

- Выбирай, - Джей сгрузил одежду на кровать, - что подойдёт - всё твоё.

- А моя одежда? Может, в карманах что завалялось - записка или... - Дженсен потрогал шею, провёл пальцами по ссадине на ключице. – Я цепочку помню, мамин подарок, серебряное плетение. Сорвали?

Джаред кивнул.

- Надевай штаны, пойдём, карманы вывернем. Вчера не до этого было. Рубашку можешь себе оставить, я другую возьму.

Дженсену подошли все вещи Деда. Штаны даже подворачивать не пришлось. Джаред едва сдержал улыбку, когда увидел, с каким восторгом Дженсен смотрит на куртку.

- Из кожи дракона, как у настоящих охотников! Да я всю жизнь об этом мечтал. Это я помню.

- Ты куртку здесь оставь. У Бобби на кухне всегда бак с горячей водой наготове, я утром беру ведро воды и иду за сарай мыться. В доме тоже можно, есть комната в подвале с водостоком, но лето же, трава зелёная, солнышко…

Джаред смущённо умолк. Нашёл кому предлагать омовение на природе. Да в богатых домах шикарные ванны, с мраморными полами, с чистейшей водой и душистой пеной. Джей махнул рукой и стал оправдываться:

- Я понимаю, что у нас тут всё неустроенно, и тебе…

- Но мыло-то есть? – то ли Дженсен радовался жизни на полную катушку, то ли все ванны и пены тоже благополучно забыл.

- Конечно! Знаешь, какое мыло Бетани варит? С розовыми лепестками! И ещё белое, с запахом жасмина. И…

- Да мне - хоть синее. Колени отмыть надо. Волосы грязные, даже пальцами прочесать не могу. Польёшь? Только мне одного ведра мало будет.

- Ещё принесём, у Бобби плита махом воду кипятит, - Джаред был готов болтать всякую ерунду про разноцветное мыло, плиту и солнышко, лишь бы Дженсен не хмурился. - Пойдём? – Джаред как был босой, так и направился к двери. Дженсен тоже скинул ботинки.

- А полотенце?

- Внизу возьмём.

Одежда Дженсена сохла на верёвках на заднем дворе. Мелани показала то, что вытащила из карманов. Пара монет, кусок бечёвки, зелёный гладкий камешек, два кусочка сахара. Дженсен повертел в пальцах камешек, объяснил, что сахар для лошади.

- И всё? Мелани, больше ничего не было? – Джаред с надеждой смотрел на девушку.

- Ещё платок был. Вон там с краю сохнет. На нём имя золотом вышито.

- Какое? – это оба сказали хором.

- «Дженсен».

- Я же говорил, - Дженсен светился ярче солнца за окнами.

- И фамилия – «Эклз». Да сами прочитайте, не отвлекайте меня. Вы дрыхли полдня, а мне надо на стол накрывать. Мы вас обедать ждали. Быстро мыться, не то все с голоду помрут.

Мыться вдвоём было весело. И удобно. А ещё Джаред, пока поливал, выяснил, что у Дженсена плечи что надо, ложбинки на пояснице по обе стороны от позвоночника, ямочки над лопатками и веснушки даже на заднице. Пришлось повернуться к нему спиной, быстро выплеснуть на себя полведра воды и закутаться в полотенце, а потом стоять и медитировать на Монти, заходящего на посадку над рощей.

За обедом Джей представил Дженсену всех обитателей «Заоблачного края», коротко рассказал о его самочувствии и потере памяти. Близнецы щебетали и проводили обстрел пылкими взглядами. Джаред фыркал в чашку, глядя на сидевшего рядом и покрывающегося красными пятнами Дженсена. Чарли болтала ногами, мило улыбалась, размахивая ложкой и рассуждая о жизни принцев. Бобби вёл себя как обычно, но Дженсену было не по себе от его долгих внимательных взглядов. После веского замечания Деда: "Надо его по башке стукнуть, сразу всё вспомнит", Дженсен придвинулся к Джареду почти вплотную, коснулся его коленом и плечом, облегчённо вздохнул и только тогда смог поесть. Джей показал оторопевшим близнецам язык, за что и получил мокрым полотенцем по шее.

После обеда собрали совещание. Рано или поздно память к Дженсену вернётся, а пока нужно было выяснить все обстоятельства его исчезновения. После его пропажи уже два дня прошло, столица в семи часах полёта, а ни глашатаев со срочными новостями о розыске, ни дирижаблей с королевскими ищейками.

- Может, ты не принц? Может, высокородный гость из провинции, которого решили скормить дракону, чтобы не путался под ногами и не претендовал на наследство? – Бобби, как всегда, резал правду-матку в глаза. – Ничего про наследство и приглашение в столицу не помнишь?

Дженсен помотал головой. Бобби подумал ещё немного, пошептался с Дедом и постановил:

- В город не соваться. На «Бармаглоте» можете летать, но только на малонаселённые острова и архипелаги. Если кто любопытный спросит, что за новый у нас жилец, всем отвечать, что мой племянник с Ледяных Островов. Будет жить у нас до Рождества. Дженсен, в общий зал не ходи - мало ли болтунов у нас бывает. Всем всё ясно?

Все ответили утвердительно. Чарли стала убирать со стола посуду. Дед взялся мыть бутыли, освободившиеся из-под вина. Близнецы занялись подготовкой к ужину. Бобби поманил Дженсена и Джареда поближе.

- Вы должны выяснить, что умеет это тело, - Бобби ткнул пальцем Дженсену в грудь.

Тот вздрогнул, посмотрел на Джареда и стремительно покраснел.

- Не о том думаешь, ваше высочество, - Джаред видел, что глаза Бобби смеются, Дженсен кивнул и уставился в пол. - Чем быстрее тело вспомнит свои навыки, тем быстрее пробудится память. Джаред, займи его. Всё что угодно – секира, метание ножей, бои на мечах или...

Тут Бобби удивленно проводил взглядом Чарли, которая вдруг сорвалась с места и затопала вверх по лестнице.

- … рукопашная схватка. Ясно, что он дома не картошку чистил. Книгу пусть вслух почитает, тоже неплохо мозг тренирует. Что ещё? Может, ему рисовать захочется или гирю поднимать. Воды мне натаскаете. К вечеру чтобы падал. Ясно?

Не успели они сказать: «Ясно», как Чарли прибежала обратно с мечом в руке. Покосившись на Бобби, уже приготовившегося орать, она протянула меч Дженсену:

- Это тебе. От меня его всё равно прячут. Потом вернёшь. Бери, пока Бобби не орёт.

- Спасибо, - Дженсен перехватил рукоять, оглядел клинок. – Хорошая ковка, великолепно отцентрован.

- Чарли! – похоже, Бобби передумал ругаться. - У тебя чутьё, как у ищейки. Тебя же в доме не было, когда я его прятал.

- Я же говорила, что ты прятать не умеешь: кладовка, сундук, ящик на чердаке и больше никаких вариантов. Фантазия как у Монти.

Бобби усмехнулся:

- Вот хитрющая девка! Джаред, пока не точи его, а то покалечите друг друга.

Весь оставшийся день Джаред выматывал Дженсена. В итоге выяснили следующее:

- отжимался и подтягивался Дженсен отлично, но Джаред выгрыз победу, отжавшись на семь раз больше;

- с секирой справлялся едва ли не лучше Джея, ловко использовал удар плашмя и подсечку рукояткой и чуть не пришиб Джареда его собственным оружием;

- ножи, посланные его уверенной рукой, втыкались в деревянный щит словно по проведенной заранее линии, ни одного промаха;

- в бою на мечах Дженсен не уступил Джареду, оба были взмыленные и злые, потому что одному прищемило пальцы щитом, а другому клинок задел скулу, благо, что тупой;

- в рукопашной отмутузили друг друга на славу, злость испарилась. Дед прибежал поболеть за Джея, но когда они начали ржать и без сил растянулись на траве, махнул на них рукой;

- вслух Дженсен читал бегло, буквы помнил все, тут провалов в памяти не было;

- водонос из него получился терпеливый, близнецы на радостях перестирали все скатерти и выкупали праздничный сервиз.

За ужином Дженсен совсем не смущался. Даже когда Дед сказал, что он вовсе не фиялка и принц что надо. Только хмыкнул и коснулся Джареда коленом. У обоих закрывались глаза, но тарелки опустели в рекордное время.

Мылись уже в темноте. Джаред подумал: "Хорошо, что ни черта не видно". Можно было просто мыться, а не старательно отворачиваться от сверкающего голой задницей Дженсена. Тот фыркал рядом, обстоятельно намыливался, плескал на себя из ведра и даже что-то насвистывал.

- Хорошая мелодия, - Джареду показалось, что он узнал песню.

- Это марш кавалеристов. Я её на сигнальном горне могу сыграть, помню, представляешь! Жаль, у вас лошадей нет.

- Зато у нас дракон есть. Можешь на нём поскакать, - Джаред еле успел зажмуриться, как ему в нос прилетел кусок мыла. – Шучу я. Не обижайся. Придётся теперь мыло в темноте искать.

- Завтра найдём. А я и не обижаюсь. Это я так, соскучился. У меня дома конь есть, Гордый зовут. Никого, кроме меня, к себе не подпускает. Как он сейчас там?

- Ого! Уже про коня вспомнил. И мелодию! Действует лечение Бобби.

- Хорошо бы. Только я, правда, с ног уже падаю. Кажется, прислонюсь к стеночке и вырублюсь.

- Идём, ваше высочество, доведу тебя до подушки. А то заснёшь на лестнице.

В комнате Дженсен бросил одежду в кресло и повалился на кровать. Джаред задул свечу и уже взялся за ручку двери, чтобы идти к себе.

- Джей, не уходи. Кровать большая.

Джаред еле слышно выдохнул. Уходить не хотелось. Навязываться тоже. Дженсен повозился, заворачиваясь в простынь, сказал еле слышно:

- Я ведь не такой, ну, чтоб с первым встречным. Я, когда тебя увидел рядом в постели утром, знаешь, как обрадовался. Ничего в голове, кроме тебя, нет, и почти не страшно.

Один - правильный - Джаред Падалеки уже шёл по ступенькам вниз в свою комнату. Другой - сомневающийся и на ослабевших ногах - робко теребил пуговицу на рубашке и молчал.

- Я твои мысли слышу, слишком они громкие. Ты думаешь: «Вот богатенький, без ума, без памяти, очнётся, улыбнётся и свалит к себе в красивую и сытую жизнь». Можешь думать и делать так, как захочешь. Но, Джей, я... Когда смотрел на тебя, как ты с "Бармаглотом" возишься, там, на ярмарке, знаешь, о чём думал? Думал, вот всё бы отдал, чтобы помочь тебе раскрутить винт и улететь вместе с вами. Хоть куда. Так вот, похоже, я и отдал. Выходит, Бог или кто там на небесах, исполняет наши желания. Не так, как хотелось, но исполняет. И я не жалею ни о чём. Ты так и будешь до утра стоять? - Дженсен кинул в него подушкой.

Через минуту самый лучший человек с фамилией Эклз был стиснут в объятиях, через две минуты его вытряхнули из простыни, прижали спиной к горячему животу и жарко выдохнули ему в плечо, а через три минуты он бессовестно уснул.

Следующую неделю Дженсен просто был счастлив. Его мечта "улететь хоть куда" сбылась на следующий день. "Бармаглот" уносил их на пустынные острова Солнечных Озёр или ещё дальше, за архипелаг Разноцветных Камней, на маленький остров Пяти Водопадов. Они целовались до опухших губ, до сладких судорог и нехватки кислорода в радиусе ста миль вокруг. Любили друг друга на брошенных в траву куртках. Джаред сначала вручил ему себя, решил так и не сомневался, а потом взял себе всего Дженсена. Всего, с удивлённо поднятыми бровями, распахнутыми глазами, зацелованными губами, со вздёрнутым подбородком и едва слышными стонами.


***

Летней ясной ночью звёзды всегда ближе, три Луны прячутся за соседними островами, и мир вокруг становится яснее и теряет цвета.

- Дженсен, ты... убей меня за это, только завтра, ладно, - Джаред едва мог шептать, выдыхая слова, оглаживая грудь Дженсена, словно во сне наблюдая, как тот приподнимается на его члене вверх, чуть сжимая ногами бёдра Джареда, и опускается вниз. - Пожалуйста, заложи руки за голову...

- Я... не смогу... так, - Дженсен пытался улыбнуться, но губы не слушались, а глаза... Даже светлой ночью это видно, глаза - сумасшедшие, и Джаред задохнулся, будто весь воздух вокруг них вдруг превратился в кипяток.

Он видел у Дженсена все признаки приближающего оргазма: участившееся дыхание, искривлённые губы, приоткрывшийся рот, дрожащие пальцы, сжимающие куртку по обе стороны от головы Джареда.

- Я придержу, - поймал руку, легко поцеловал кончики пальцев.

Джей с нажимом провёл ладонями от тазовых косточек до подмышек, вслед за поднимающимися руками, задел твёрдые горошины сосков. Дженсен неловко выпрямился, тихо охнул, насаживаясь до предела и теряя равновесие. Джаред подхватил, замер, любуясь.

- Ты бы себя видел… Ты…

Дженсен, высоко подняв локти, выгнулся, заёрзал у него на бёдрах:

- Двигайся, Джей! – голос Дженсена сорвался на стон. – Распял меня, о-о-о, давай!

Джаред толкнулся, приподнял Дженсена за бока и снова толкнулся, чуть глубже и чуть сильнее. Всего несколько таких движений, и Дженсен кончил, обмякая в его руках, забрызгивая свой живот и его грудь белёсым и мутным. И Джей сорвался следом, чувствуя, как его член мягко пульсирует внутри, в такт бешеному биению сердца.


***

Тёплыми летними ночами они варили зелье для отпугивания драконов. Помешивали по очереди и смеялись, что гоняют драконов по кругу с острова на остров. Может, так и было, но никто пока не жаловался. Жители отдалённых островков, напуганные драконом, пожирающим их овец или таскающего телят, благодарили и честно платили за услуги. Одного особо нахального и, по всей видимости, страдающего нарушением обоняния Шипохвоста пришлось загнать в яму-ловушку на колья и добить ударом в основание черепа. Джаред весь вымазался в крови, а Дженсен чуть не рехнулся, пока не отмыл его в ближайшем ручье и не убедился, что кровь действительно драконья.

- Я с тобой чокнусь!

- А я говорил, что со мной всё в порядке, - Джаред отстирывал в ручье штаны и косился на Дженсена, сидевшего на берегу.

- Может, ты бредил от потери крови.

- Дженсен, не злись. У нас ещё один дракон на острове Весны, и если ты будешь всегда так реагировать, то я тебя отвезу к Бобби.

- Ещё чего!

- Вот так-то лучше. Что на тебя нашло?

- Просто… я представил, что потерял тебя, и…

- Ладно, я же не лез к нему в пасть. У меня очень развит инстинкт самосохранения. Ну что, сохнем и летим? Или тут переночуем?

- Нет уж, Джей, тут кровищей воняет до блевотины! Я даже сохнуть не хочу. Но не лететь же тебе в мокрых штанах. Пойдём на солнышко. И что там за дракон на этом острове?

- Оу, тебе понравится, - Джаред выкрутил штаны и пошёл к «Бармаглоту». Если разложить их на сиденьях, то солнце высушит всё за час. – Знаешь, как таких драконов Дед зовёт? «Бесплатный билет в цирк». Сам дракон не опасен, но его феромоны вызывают у людей безудержный смех.

- Как это?

- В прямом смысле. Тело дракона, его дерьмо, моча, слюни выделяют в воздух феромоны. Если человеку подышать этой адской смесью хотя бы минут десять, то всё – час дикого ржача ему обеспечен. У жителей той деревни есть поле рядом с его логовом. Земля там плодородная, склон южный, только они устали работать на этом поле и ржать до колик.

- И как мы его?

- Сначала зелье разбрызгаем, а там посмотрим. Если у него вечно заложенный нос, то придётся другой план придумать.

На острове Весны как раз не было ветра. Зелье распылили быстро, ночевать их пустили в дом старосты. Утром взяли оружие и пошли в лес искать дракона. Джаред положил в карман плотные маски.

- Это ещё зачем?

- Как начнём смеяться, значит, дракон недалеко.

- Или свежая куча дерьма.

- Или она. Наденем маски и займёмся планом Б, - Джей перехватил секиру и пошёл по тропинке к дальнему полю.

- И каков план Б?

- Выроем ловушку.

Они углубились в лес на дальней стороне поля. Джаред шагал осторожно, прислушиваясь к звукам и косясь на Дженсена. Тот шёл следом, озирался, но пока вёл себя спокойно. Но хихикать первым начал Джаред. Сначала тихо, едва слышно, потом громче, потом икал, шмыгал носом и ругался на Дженсена, почему тот лезет ему в карманы, хватает за задницу и натягивает на лицо какую-то хрень. Дженсен притиснул его к себе и держал, пока Джей не перестал вздрагивать и нести всякую чушь про смешные пуговицы, стрёмные секиры и прикольного Дженсена в маске. Слава богу, это оказался не дракон, а уже подсохшая лужа мочи в глубоком драконьем следе. Они лазили по кустам ещё часа два, а потом с чистой совестью взяли у старосты деньги и улетели домой.


***

Дженсен быстро втянулся. Вспомнил из своей прежней жизни не так уж и много, но не переживал. Ему нравилось так жить. С улыбчивым Джаредом, обитателями «Заоблачного края», полётами, драконами, далёкими островами, ветром в лицо и нежными ночами.

Однажды… Ведь всё неожиданное случается однажды, верно?

Так вот, однажды они возились с корпусом «Бармаглота», подтягивали разошедшиеся швы. Монти отирался рядом, наскучило ему сидеть в роще. Ходил вокруг, катал свой мячик, который ему сшил Дед ещё в те времена, когда Монтерей был маленьким и глупым. И случайно, да-да, совсем случайно задел хвостом винт. Винт хрупнул, покачался и упал. Одна из лопастей попала точно Дженсену по затылку. Дженсен присел, схватился за голову и рухнул без сознания. Джей чуть не пришиб Монти. Но у Монтерея реакция была отличная, поэтому он тут же удрал. Дженсен пришёл в себя быстро, закряхтел, сел и уставился на Джареда.

- Я вспомнил, Джей! Я - герцог Дженсен Росс Эклз с Островов Закатного Пламени Западного Архипелага, Рыцарь Семи Ветров, сын принца и один из наследников ублюдского столичного престола. И если ты, Джаред, ещё раз подумаешь, что я теперь точно свалю, я убью тебя прямо сейчас!

Это он выдал скороговоркой, держась за набухающую на затылке шишку и хватая Джареда за рукав.

- Ты мысли умеешь читать? – Джей обалдело смотрел на мотающего головой Дженсена.

- Да у тебя всё на лице написано огромными красными буквами.

За ужином, после того, как Джаред представил всем герцога Эклза, над столом повисла тишина. Бобби был невозмутим, как всегда. Близнецы вытаращили глаза и отложили ложки. Чарли открыла рот и забыла его закрыть. Положение спас Дед. Он наставительно поднял палец и выдал:

- Давно я тебе говорил, Джей: "Стукни его по башке!". Вечно ты меня не слушаешь!

Когда все вытерли выступившие от смеха слёзы, Чарли сказала:

- Джей, а ты конфету отдал?

- Какую конфету?

- Я тебе долю Дженсена в салфетку положила. Помнишь?

Джаред вытащил из нагрудного кармана салфетку. Кусочек карамели вынес все приключения и был торжественно отдан в руки герцога. Герцог прослезился и полез обниматься.

А дальше...

Конечно, никто не стал предъявлять претензии королевскому двору. Только Дед ворчал, что если оседлать Монти и зарядить гарпун, который валяется в сарае, большой железной стрелой, то победа будет за ними.

"Бармаглот" унёс Дженсена домой. Как оказалось, королевский глашатай вернул родителям Дженсена окровавленную цепочку с известием о похищении их сына из покоев неизвестными разбойниками. Точно такая же цепочка украсила шею Джареда, как он ни отнекивался. Дженсен подписал все документы о том, что до конца своей жизни не будет претендовать на престол.

Вот и наша сказка закончилась. Или?

***

В начале августа наступает яблочная пора. Всё вокруг теперь пахнет яблоками. Сидеть ночью вдвоём на подоконнике и грызть первые яблоки, наблюдая августовские звездопады, что может быть лучше?

- Дженсен, смотри, какое яблоко. Это гордость Бобби, сорт "Жар-птица". Самые вкусные. И самые ранние.

- Джей, ты их сутками грызёшь. Весь пропах яблоками, насквозь... И кожа, и волосы, и… м-м-м…

- Ты опять?

- Я должен убедиться, что это не сон!

- Что не сон?

- Что я здесь, а не в столице, в душных покоях.

- Пф, естественно, не сон.

- Докажи.

- Докажу. Съешь сначала яблоко. Вот послушный какой… Правда, вкусно?

- Нет.

- А зачем тогда ешь?

- Но ты же не отвяжешься. Самое огромное выбрал.

Несколько минут тишина прерывается звуками надкусывания сочной мякоти яблок и торопливого жевания.

- Всё, съел. Иди сюда, яблочная душа. Теперь ещё и сладкий. Ты специально соком вымазался?

- Нет. Вытереться не успел. Яблоко сочное… А ты… ммх … даже доесть не… м-м-м… не даёшь, а-а-ах, я сейчас… умф… выпаду из окна…

- Не выпадешь, я держу. Вот это доказательство!

- Тише, ваша светлость. Герцог Эклз, контролируйте себя, шёпотом надо разговаривать. Что вы там за доказательство нашли? Оу, это… Перестаньте за него хвататься, мне идти неудобно. Всё, можешь падать, кровать прямо по курсу. Дженсен!

- М?

- Как я жил без тебя так долго?



Сказали спасибо: 48

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1366