ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1445

Интуиция Дженсена

Дата публикации: 12.12.2015
Дата последнего изменения: 12.12.2015
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: J2; Джаред / ОМП;
Жанры: АУ; ПВП; романс; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Предупреждения: ОМП
Примечания:

вдохновила вот эта гифка http://savepic.su/5480414.gif


Саммари:

Джеи - парни из криминального мира. соперники, конкуренты.
Немножко стеб, немножко романс, немножко пвп - совсем не врубающийся Дженсен и не умеющий показать свою заинтересованность Джаред.


Глава

***

У Джареда с Дженсеном было не так много точек пересечений в жизни. В их криминальном бизнесе мало специалистов такого уровня, и им, так уж получалось, делить было нечего – работы хватало обоим, и еще оставалось для всяких выскочек вроде Аарона Уэда, ДиДжей Куаллса и прочих неудачников.

Но Дженсен не являлся неудачником, о нет. Впрочем, Джаред тоже. Бывало, Джаред перехватывал у него прямо под носом особо ценный контракт, но времена, когда они делили территории как два крупных кошака прошли, оказалось, легче договориться, чем бесконечно выяснять, у кого длинней.

Теперь, когда случайно оказывались вместе в одном помещении, например, на закрытых боях, организованных не без помощи одного из них, или на такой же тайной вечеринке, где в качестве мебели и украшений использовались обнаженные рабы – они всегда подчеркнуто вежливо здоровались и отскакивали друг от друга как магниты с одинаковыми полюсами, или как хищники, обозначившие свои территории – пока ты на своей, мне похуй, что ты там делаешь, пока ты у меня в гостях – будь паинькой, пока ты ведешь себя прилично – я не нападу.

Но Дженсен чувствовал какой-то слабый, едва заметный дискомфорт, когда Джаред – а он чуял его, как хищник – находился поблизости. Было ощущение, что Джаред нарезает вокруг него круги, и эти круги все сужаются, ходит вокруг, осторожно, такой большой, бесшумный тигр, и, самое интересное, Дженсен не ощущал тревоги, как бывало в таких случаях, интуиция, его гребаная идеальная, никогда не подводившая интуиция молчала. Не враг – ладно, соперник – да, но они договорились.
И существующее положение, баланс сил Дженсена вполне устраивали, но Джаред все равно смутно беспокоил.

Джаред исчезал сразу, стоило Дженсену посмотреть на него прямо, приподняв одну бровь в скептичной гримасе, пропадал из виду, и Дженсен забывал о нем, пока снова не начинал ощущать нечто зудящее, как точку наведенной снайперской винтовки, начинал беспокойно оглядываться – и да, это снова был Джаред.

Дженсен не парился, выяснять – что нужно конкуренту – не хотелось, вернее, ну что может хотеться конкуренту? Понятно и так. А другие его интересы Дженсену были по барабану, хотя...

Приятно было глянуть на соперника в работе. Иногда им приходилось работать вместе, это когда клиент попадался особо привередливый, и требовал не сто, а двухсотпроцентной гарантии исполнения заказа – мне нужен самый лучший! Самые лучшие! Двое? Отлично, только сделайте так, чтобы Девиса никогда не нашли. Двойная, тройная оплата, умоляю. Чтобы никаких следов.

Джаред в работе был не такой пиздобол, каким показывался в их специфических компаниях – собранный, сосредоточенный, ни одного лишнего движения, в лице появлялась угрюмость, жесткость, и, что скрывать, Дженсену такой вариант Джареда нравился. Но ведь не скажешь – заткни пасть и сделай суровое лицо – на такого тебя у меня стоит, и вообще, не стоит смешивать бизнес и личное. В жизни у Дженсена хватало с кем перепихнуться, а длительные отношения опасны при такой работе. А Джаред – ну, Джаред.
Джаред при всем своем напускном балабольстве – никакого особого интереса к Дженсену не демонстрировал, даже полунамеком не показывал, ничего – ни-че-го. Так что, хуй с ним, с его широкими плечами, длинными идеальными ногами и аппетитной задницей, кто его знает, может, он агрессивный гомофоб.
Ох, ну ладно, да – Дженсен пытался раз копнуть, кого поебывает красивозадый Падалеки, но дело оказалось дохлым. Выяснить, даже с его многочисленными связями, ничего не удалось, а нарезание кругов вокруг него вышеозначенного Падалеки усилилось, но Дженсен продолжал оставаться слепым и глухим.

И тем сильнее оказалось для него потрясение, когда однажды вечерком, решившись прокатиться «по мальчикам, или там как пойдет, ну» сел в машину и обнаружил на заднем сидении своего заклятого дружка.

Дженсен не успел оправиться от потрясения, как в затылок ему уперся ствол, и мрачный голос посоветовал не дергаться, а ехать, куда скажут.
Дженсен не любил холодящего кожу прикосновения дула к затылку. Прямо скажем, не слишком приятное ощущение. Кляня свою предательскую интуицию, которая, сука, упорно молчала даже сейчас, Дженсен дисциплинированно завел тачку и поехал – куда сказали.

А сказали маршрут зловещий – за город, к заброшенному заводу, и пока ехали, Дженсен уныло размышлял, за что ему отказала самая нужная вещь на свете для наемного убийцы, ну хорошо, он немного сократил свою специализацию. Он не только убийца, он вообще специалист широкого профиля в криминальном мире, и как специалисту теперь жить – без такого важного инструмента, как интуиция? Все равно что ослепнуть художнику, оглохнуть музыканту, даже больше – он теперь чувствовал себя совершенно беззащитным.

Его крестный папа, ДДМ, говорил про интуицию наемного убийцы немного грубо, но метко, он называл это – чуять жопой засаду или другую какую беду, но Дженсену такое определение не нравилось. Он выбрал красивое слово «интуиция» и в голове именно так это жопочуянье и называл, потому что жопа, это, извините, фу. Ну да, он был немного снобом.

И вот это самое «был», в прошедшем времени, приближалось к Дженсену со скоростью его автомобиля – они вкатились в распахнутые ворота заброшенного цеха и Дженсен вздохнул. Ну что, вот и все.

Но Джаред почему-то не спешил нажать курок и испачкать кожаную обивку его дорогого автомобиля мозгами Дженсена. Возможно, он решил конкурента убрать не в салоне, что ж, тоже понятно. Надо же ему будет как-то выбираться отсюда – не такси же вызывать.
Джаред вышел из машины и слегка охрипшим голосом сказал:

– Эй, чего сидишь. Выходи.

– Мне и тут не дует, – огрызнулся Дженсен. Вот еще, облегчать кому бы то ни было задачу он не собирался. Особенно прохвосту Джареду.
Его предполагаемый убийца внезапно замялся, но потом распахнул его дверь и приставив пистолет к его голове, рыкнул:

– Выходи!

Дженсен снова вздохнул. До чего же обидно, когда рушатся иллюзии. А он-то думал, что...

На самом деле, не думал, но мелькала такая догадка – что Джареду он, хм, интересен. А говнюк, оказывается, просто примеривался, как бы его ловчее грохнуть. Интересно, у Джареда есть трупосжигательная печь? Потому что если есть, то его, Дженсена, сочтут сбежавшим, не выполнившим условия контракта, как раз на днях он взял аванс за перспективное дело, и очень бы не хотелось, чтобы из-за дурака Падалеки пострадала его репутация.

Надо бы это обсудить.

Дженсен кашлянул и обратился к конкуренту:

– Джаред, послушай, давай поговорим.

Джаред, явно рвавшийся отконвоировать куда-то вглубь лабиринта цехов, нетерпеливо спросил:

– Чего еще? Дженсен, давай после, а? Мне и так нелегко, я должен кое-что тебе показать.

Дженсен вмиг забыл о своей драгоценной репутации и приободрился. Может быть, его стерва-интуиция вовсе не померла и не предала его.


– Показать? Чего ты мне хочешь показать? – тут же прицепился он к Джареду.

Но Джаред как опомнился, и сумрачно глянув, ткнул его пистолетом в грудь:

– Иди вперед. Я буду подсказывать, куда свернуть.

Дженсен подавил вздох. И куда подевалась обычная, делавшая его таким безобидным болтливость Джареда? И так торкавший ранее суровый фейс теперь вовсе не радовал, а внушал беспокойство.

Ну вот не хотелось, вкусно пообедавши, любоваться на, допустим, разлагающиеся трупы. Нет, Дженсен не блевал с трупов, это в их профессии было бы еще хуже, чем отсутствие интуиции, но лишний раз смотреть на результаты своих трудов не хотелось. Трупы с молчаливым укором взирали на Дженсена, и будоражили совесть, и совести насрать было, что убитый мог быть отъявленным мерзавцем.
Пришли они скоро в какой-то закуток с занавешенным окном, и Джаред вдруг снова потерял свою уверенность, а Дженсен, оглядываясь, брюзгливо спросил:

– И что ты мне тут хотел показать?

Джаред притулился к косяку, и опустил оружие. Спросил мирно, и вот тут Дженсен насторожился, напрягся даже:

– Ты спрашивал про меня у Олли?

Его попытки выяснить что-то о личной жизни Джареда не остались незамеченными. Это, в какой-то степени, можно было назвать нарушением границ, которые они давно вычертили в своих отношениях. И это было чревато, как минимум, неприятностями.
Дженсен решил не отмазываться, и наивно хлопнул ресницами:

– Да. И что?

И не добавил – убьешь меня за это? Не договорил, потому что находился в невыигрышной ситуации. Приспичит – и убьет, зачем провоцировать еще сильнее.

Джаред смешался всего лишь на секунду, опустил взгляд, но тут же посмотрел пристально на Дженсена и тихо сказал:

– Мог бы спросить у меня.

Дженсен красноречиво промолчал – так не принято. Интересно, как бы это выглядело? Джаред, кого ты ебешь? Девочек или мальчиков? А может, ты предпочитаешь, чтобы тебя? А кто именно? И как? И блабла – чушь. Такое не спросишь, особенно в их хрупком перемирии.

– Хорошо, ладно. – Джаред как будто его услышал, и так же мирно-спокойно продолжал, ставя оружие на предохранитель и убирая его за пояс.

– Ты не спросил у меня, но я отвечу. Только прошу – не уходи никуда, если на самом деле хочешь узнать ответ.

И произнеся это непонятное, Джаред преспокойно вышел из каморки, и его шаги простучали по короткой лестнице вниз – раз-два-три, а Дженсен остался в одиночестве и недоумении. Что за?

И почему-то занавешено окно в цех, и так темно – Дженсен в раздражении дернул черную ткань и... замер в оцепенении.

В эту каморку они зашли со стороны узкого прохода, и Дженсен не видел, какую сцену приготовил ему Джаред в цехе, зато теперь мог полюбоваться ею со всем комфортом, можно было даже сказать, что Джаред устроил ему место в королевской ложе – все было как на ладони, и прямо перед носом, буквально в нескольких метрах.

Главное действующее лицо – Дженсен полагал, что оно и будет главным – висело сейчас распятое на веревках перед каморкой, и связано было так затейливо, что Дженсен поневоле заинтересовался.


Веревки многослойно перехватывали грудь обнаженного парня, и закрепляли сложными обвязками позади спины руки, а потом уходили куда-то вверх, под потолок. Другая веревка так же многослойно обхватывала правую ногу над коленом и закреплена была так, что голый парень стоял на одной ноге, а вторая подтянута была вверх и вбок, и он вынужден был находиться в какой-то нелепой, балетной позиции. Видно было, что стоял так давно, и уже утомился, и при виде подошедшего Джареда обрадовано встрепенулся и потянулся к нему, повиснув на веревках.

Дженсен выдохнул, стало вдруг тесно дышать, он дернул ворот, и смотрел вниз, как Джаред, сосредоточенный, подходит, и проводит рукой по плечам парня, оставляя на лице все такую же серьезную мину, говорит негромко, и динамики в каморке передают каждый его вздох и изменение тембра голоса:

– Здравствуй, Дженни. Хороший, сладкий мой, детка...

Джаред притянул к себе кажущегося по сравнению с ним маленького и хрупкого парня и поцеловал, и Дженсен отступил на шаг от окна. Он хотел бы уйти сейчас, но не мог, не мог оторваться от зрелища, устроенного ему так скрупулезно, так тщательно, даже динамики, сука, поставил! – все для него. И не только поэтому не мог уйти – он даже себе не хотел признаться, как его возбуждает это представление, и смутно похожий на кого-то мальчик, ему хоть есть восемнадцать?

И – черт, он же назвал его... как он его назвал?!

Джаред оторвался от губ скрученного в веревках парнишки, и бесцеремонно повернул его к себе задом, и сделал что-то с регулировкой веревок, парень теперь стоял, прогнувшись вперед.

Сказал, словно услышав мысленный вопрос Дженсена:

– А теперь посмотрим, насколько ты готов, Дженсен.

Дженсен дернулся как от пощечины, его словно током прошибло всплеском возбуждения, он тихо застонал, согнулся, и вцепился в подоконник побелевшими пальцами:

– Сука...

В штанах было тяжело, туго давили боксеры, нет, он не будет дрочить, ни за что, нет, и не смотреть вниз, не смотреть – но не смотреть было невозможно.

Джаред вытащил пробку, комментируя свои действия:

– Вынимаем пробку... Ты такой мокрый, растянутый, ты готов принять меня. Дженни, какой же ты сладкий, скажи, как ты хочешь меня, как мечтаешь быть заполненным, как хочешь выть на моем члене.

– Да, пожалуйста, – пролепетал «Дженни» бледными губами, Дженсен прохрипел:

– Убью.

Джаред вскинул голову, пересекся с Дженсеном взглядом, и дико улыбнулся. Деловито и быстро расстегнул штаны, вытащил уже колом стоящий член, и насадил одним движением на себя верткого, гибкого «Дженни».

Тот вскрикнул болезненно-страстно, зажмурил глаза, и вроде даже сделал бесполезную попытку отодвинуться, но Джаред одним быстрым движением закрыл мальчишке рот ладонью, а другой перехватил веревку над коленом мальчишки, притянул его к себе ближе и начал агрессивно вбиваться в него. Тело «Дженни» ходило ходуном под напором Джареда, он весь трепетал, трясся, дрожал, скоро весь покрылся потом, а Джаред как взбесившаяся секс-машина все таранил зад мальчишки, осыпая его грязными ласковыми словечками, и Дженсен не смог терпеть больше.

Он с коротким ругательством расстегнул ширинку, и запустил дрожащую руку внутрь. Джаред, сукин сын, как почувствовал, поднял снова голову – такой же взмокший, встрепанный, как его партнер – пересекся взглядом с Дженсеном и снова, гад, широко, дико ухмыльнулся.

– Ненавижу, – прохрипел Дженсен, обхватывая член и с невыразимым наслаждением дергая его, Джаред кивнул, как услышал, и обратился к «Дженни» не сводя глаз с Дженсена:

– Слаадкий, ну еще, давай еще немного, Дженсен, Джееенс, кончи для меня, детка, давай, я тебе помогу, – переместил обслюнявленную руку на член связанного, и сделал несколько резких движений, не переставая трахать его. «Дженни» закричал, выгнулся и, кажется, кончил – Дженсен не видел – он рухнул на колени в своей каморке, переживая оргазм.


Дженсен еще не отошел от выпившего его, внезапного, острого удовольствия, вяло размышлял, вытираясь салфетками и заправляясь, что сука Джаред какой-то ненормальный, даже про салфетки подумал, и надо ведь теперь что-то с этим всем делать? – когда Джаред осторожным котом на мягких лапах вернулся в каморку и застыл снова, как на часах – у дверей. И смотрел на него круглыми, настороженными, рысьими глазами, интересно, чего ждал?

Дженсен решил первым делом удовлетворить любопытство, а сложные вопросы будущего отложить на потом:

– Почему «Дженни»?

Джаред пожал одним плечом:

– Почему нет.

– Ты ведь знаешь...

– Угу. Я помню, что ты пристрелил Марка, когда он тебя так назвал.

– И?

– Какие проблемы, Дженсен? Я ведь не тебя так назвал.

– Но ты потом назвал его Дженсеном.

– Мы сейчас будем спорить, кто кого как называет в своих эротических фантазиях?

Дженсен с интересом посмотрел на Джареда. Поднялся с пола, и машинально отряхиваясь, уточнил:

– Я твоя эротическая фантазия.

– Типа того.

Дженсен посмотрел вниз, на устало висящего в веревках «Дженни» и заявил:

– Он даже не похож.

– Мастью в тебя.

– А где ты так научился вязать людей? Что это за способ такой, интересный?

– Шибари.

Дженсен пристально уставился на Джареда, как, оказывается, он мало о нем знает. Что это за хрень такая, шибари?
Кажется, он спросил это вслух, потому что Джаред приблизился на один шаг, но в крошечной каморке казалось, будто он стоит к Дженсену впритык:

– Хочешь попробовать? – мягко спросил, вкрадчиво. Подкрадывающийся кошак.

Дженсен представил себя связанным, обнаженным, зафиксированным в предельно доступной позе, и кровь бросилась ему в лицо и... не только в лицо.

Невозможно, дико – нельзя никак, при его работе, при его жизни – такая степень доверия невероятна и... чем более недоступна, тем более притягательно-возбуждающе выглядит.

– Нет, – сказал Дженсен, пытаясь выглядеть возмущенным, – нет, ни за что. Разве что наоборот – я тебя свяжу... что?

Случилось что-то, раз, и Джаред придвинулся еще ближе, и что-то переменилось в воздухе, и совсем невозможно стало дышать. Джаред ответил быстро, не задумываясь, и глаза его загорелись голодным блеском:

– Нет проблем. Я научу тебя. Ты свяжешь меня, и... сделаешь со мной... что ты хочешь со мной сделать?

Дженсен отскочил в сторону от Джареда, стряхнул с себя морок и повысил голос:

– Так, я не понял. Ты предложение мне делаешь?

Джаред, снова становясь нормальным, ну насколько это было возможно в их мире – согласился:

– Типа того. Ты против?

Дженсен посмотрел вниз – на «Дженни» и испытал приступ раздражения. Ну кто, в самом деле, так делает предложения? Нет, оно конечно, было горячо, и очень в лоб – тупой бы не понял, но что-то в этом было неправильное. Дженсен убедил себя, что это не ревность, но почему-то спросил:

– Как, ты говоришь, зовут этого парня?

Джаред понимающе заулыбался и замотал головой:

– Нет, Дженсен. Не говорил, и не скажу.

– Нда?

Дженсен пристально разглядывал юношу с интересом наемного убийцы, но тут, тут бы он сработал бесплатно. Просто в собственных интересах. Джаред прекрасно понял ход его мыслей, и взмолился:

– Дженсен, не надо. Он всего лишь нанятая шлюха, и потом, он ведь был до наших отношений, верно? Ты собираешься убивать всех, кого я когда-либо трахал?

Дженсен слегка оторвался от своих кровожадных размышлений, в словах Джареда был определенный смысл – но что-то он больно горячо заступается за эту «шлюху», хм, надо бы его проверить, стоп. Что-то такое Джаред там сказал про их отношения?

– Что ты сказал?

Джаред все понял верно, и потащил его от окна, подальше, увещевая:

– Ну да, отношения. Будем считать, что наши отношения перешли на новую ступень, я не хочу больше тебя убить, и знаешь, это довольно-таки кардинальные изменения. Я так долго хотел тебя убить.

Дженсену очень поняты были такие желания, он даже почувствовал нечто вроде сочувствия к Джареду, и поощрил его:

– Ну-ну!

Мол, дальше.

И Джаред понес дальше:

– А потом я увидел что ты, хм, ты...

– Ну, что я?

Джаред сглотнул, и произнес тише:

– Не знаю. Но я больше не хотел тебя убить. Я просто хотел тебя.

Дженсен оглянулся назад, от дверей каморки парня в веревках было уже не видно, но Дженсен хорошо его запомнил, и, ладно, Джаред может говорить что угодно, но свое Дженсен защищать умел.

– Ладно, – сказал он, прикидывая, с какого борделя начнет, – ладно. Разберемся. А с этим что, так и оставишь?

– Позвоню, его заберут, – отмахнулся Джаред, и спросил дрогнувшим голосом, – так ты не против?

Дженсен хмыкнул, и невпопад ответил:

– И все-таки, она меня не подвела.

– Кто? – не понял Джаред.

– Неважно, – Дженсен в первый раз за длинный вечер улыбнулся и сказал, – совсем неважно.

Ну, не то, чтобы совсем ерунда, но Джареду не хотелось это объяснять. Приятно знать, что его прекрасная интуиция вовсе не дала сбой. А мальчика этого... он оставит в покое, до первого тревожного звоночка. А пока, в самом деле, чего загоняться.


конец



Сказали спасибо: 31

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1366