ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1440

Магазинчик на задворках Вселенной

Дата публикации: 11.12.2015
Дата последнего изменения: 19.12.2015
Автор (переводчик): Rina22ru;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; романс; фантастика;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания: Фик написан под впечатлением Притчи об исполнении желаний (сайт ADME) http://www.adme.ru/svoboda-avtorskie-kolonki/pritcha-ob-ispolnenii-zhelanij-691455/
Саммари: В жизни успешного карьериста и руководителя юридического отдела Сити-банка Дженсена Эклза прочно обосновалось одиночество. Джаред Падалеки помогает деду в магазине, где продают всевозможные желания. Цена разная, но справедливая. И вот на пороге этого магазинчика появляется Дженсен. Знает ли он, что хочет? Сможет ли заплатить требуемую цену?

Скачать txt-файл: Магазинчик на задворках Вселенной
Глава

***
Руки: сжимают в объятиях, согревают озябшую душу…

- Дженсен...

Губы: м-м-м, тёплые, нежные…

- Мистер Эклз!

Какого хрена… Дженсен медленно выплывал из приятного сна. Шея затекла, на щеке отпечатался край папки, а изо рта... Это что, слюни? Вот чёрт!

- Эклз! - его дружески пихнули под рёбра и передвинули вместе с креслом. - Вставай, хорёк, зарядку делай!

- Алекс, заикой оставишь! - Дженсен наконец сообразил, где он, кто он, и что с ним. Он – руководитель юридического отдела Центрального отделения Сити-банка, задержался в своём кабинете, уже поздний вечер, а его угораздило уснуть носом в отчёт и увидеть сон. И даже успеть пустить слюни.

Алекс, их курьер, заменял сегодня уборщицу. Невысокий, с дредами, в драных джинсах и растянутой толстовке, он производил впечатление вечного подростка, но на самом деле был старше Дженсена. В банке трудился давно, был аккуратным и ответственным, хватался за любую возможность подзаработать и, что самое главное, являлся единственным человеком, с кем Дженсен Росс Эклз оставался самим собой. Согласитесь, это очень важно.

Дженсен потянулся, потёр щеки. Надо было просыпаться, финансовый отчет по ипотекам за прошлый год ещё не просмотрен, завтра слушание дела, и подготовиться необходимо. Хотя кого он обманывает… К суду он готов был дней десять назад. Ну хорошо, так и есть, ему не хочется идти домой. Там холодно, голодно и одиноко. А здесь он дождался Алекса и может просто поболтать. Совсем как раньше.

- Ты чего такой кислый? – Алекс уже вытер пыль на подоконниках, и теперь тщательно драил пол, руками, швабру он не признавал. – Уже все нормальные люди давно спят, а ты тут маринуешься.

Дженсен поизучал себя в зеркале, отметил синяки под глазами и унылый вид.

- Да так… Настроения нет. Ты на колёсах?

- Да! У меня выступление в «Зебре» после полуночи. Всё уберу и … О, давай тебя домой подброшу! Или айда со мной в клуб, мозги проветришь.

Алекс танцевал в шоу-группе своего брата. Посетители группу «Танцующий дроид» любили, администраторы клубов приглашали их с удовольствием.

- Домой подкинь, а в клуб не пойду. Нужно хоть немного поспать.

- Руководитель, ответь мне на вопрос. Только честно! Ты давно отдыхал? Отдыхал – это вовсе не спал, трахался или пил. Отдыхал – это танцевал в клубе, смотрел кино с друзьями, путешествовал или ходил пешком. Колись давай.

Давно ли он отдыхал? Дженсен пожал плечами. Алекс, грёбаный психолог, ткнул пальцем в наболевшее. Спал он мало. Потому что сны, где он не один, где он любим и необходим кому-то, выбивали почву из-под ног надолго. Лучше было не спать. Про «трахался» ему даже думать не хотелось. Когда становилось совсем тошно, он пытался завести знакомство. Шёл в бар, улыбался, включал нижний мозг и вскоре оказывался в койке с кем-нибудь симпатичным без комплексов. Но дальше одной-двух встреч дело не шло, его занятость или усталость, или вовсе чувство никчёмности таких отношений сводило на нет все старания. Чаще всего Дженсен придумывал себе дела, чтобы не продолжать эти встречи. Ещё было воскресное дрочево с бутылкой пива и видео от Cockyboys, напряжение снимало, но душу не лечило. Также ему предлагали налаживать с помощью секса отношения с другими отделами и отделениями Сити-банка, но его тошнило от одной мысли, что его будет лапать кто-то, пахнущий не так или не тем. Танцевать, ходить в кино или путешествовать - было не с кем. Уже лет шесть не с кем. А самое противное, что за эти шесть лет он стал расчётливым сухарём в дорогом костюме, который никогда не улыбается и ни во что не верит. Даже мысли сейчас холодные и без эмоций - отрывистые приказы для тела – «поесть», «спать», «работать», «лучше работать» и самая доминирующая – «ебись оно всё конём».

А ведь всё было по-другому. Раньше он мог думать весело, восторженно, яростно или задыхаясь от счастья: "вотжеохуетькакздорово", "эточтосейчасбыло", "бляяяяявотэтодааааа". Молодой, успешный юрист, место в Сити-банке, и вся жизнь впереди. А потом случился Джордан Рейн. Дженсен был счастлив и уверен в будущем. Отдавал всего себя работе и Джордану, наивно полагая, что все люди честны и желают другим добра. Но оказалось, что его голова и сердце были всего лишь ступеньками на пути Рейна к вершине. Его подмяли, использовали и выкинули. Но Железный Эклз выжил. Собрал волю в кулак, сжёг все чувства, нашёл способ отомстить и подняться по карьерной лестнице ещё выше, чем это удалось Джордану. Живи и радуйся. Но радоваться у Дженсена не получалось, а жить иногда просто не хотелось. Он разучился влюбляться. Превратился в робота, безукоризненно выполняющего свои обязанности. В последнее Рождество он хотел загадать желание, закрыл глаза, сосредоточился и ... уснул. Вот так. Не жизнь, а геометрическая прогрессия дерьма.

Он ходил за Алексом по этажу, выливал грязную воду из ведра, высыпал содержимое мусорных корзин в мешок и оттаивал понемногу. Алекс догадывался, что его болтовня является лекарством и рассказывал про близнецов, маму, собаку, свой старый байк. Дженсен пожимал плечами на вопрос "А не расплести ли мне дреды?", согласно кивал на "Интересно, будет ли зима снежная?", фыркал после "Влюбиться тебе надо". Когда вслед за Алексом Дженсен сбежал по лестнице, потому что лифты уже отключили, охранник проводил их тяжёлым взглядом.

- Вот зараза, сегодня Сойер дежурит. Завтра на всех этажах будут говорить, что я тебя трахаю, - Дженсен поймал шлем и нахмурился.

- Пусть завидуют, - Алекс подмигнул, байк содрогнулся и зарычал. - Можешь обнять меня сзади!

Дженсен наконец справился со шлемом, уселся и, вот придурок, попытался представить Алекса в своей постели. Ничего не вышло, и он с облегчением выдохнул. Действительно, пусть завидуют.

Прохладный ночной воздух благоухал тополями, дождём и выносил из головы тоскливые мысли. Тёмные улицы летели навстречу, огни ночного города мелькали, убаюкивали. От Алекса пахло спокойствием, едва слышно парфюмом и сигаретами. Вот так, закрыть глаза и ни о чём не думать. Нахуй всё, что мешает жить. Нахуй… Он, и правда, чуть не уснул. Даже расстроился, что уже приехали. Когда побрёл к подъезду, Алекс его окликнул:

- Дженсен, у тебя электронная почта не поменялась?

- Нет.

- Я из клуба приеду, тебе информацию кину. Посмотришь сначала, только потом вопросы. Ответь, если спать не будешь. Ну всё, я поехал.

- Давай.

Дженсен проводил взглядом байк до угла. Пора домой...

Квартиру Дженсен купил шесть лет назад, старую - уютную, общую с Джорданом - постарался забыть как страшный сон. Сбежал оттуда, покидав в сумку одежду. Новая квартира была безликая, с огромными оконными проёмами, бестолковыми комнатами и ужасной кухней. Каким образом он согласился стать её владельцем, до сих пор оставалось тайной. Видно, совсем было наплевать на условия проживания, хотелось спрятаться, заползти поглубже и сдохнуть.

Пожевав засохший сыр, сиротливо лежавший на полке в холодильнике, Дженсен уселся в кресло перед лэптопом - ждать письмо от Алекса. Конечно, задремал почти сразу, вздрогнул от мелодичного пиликанья: письмо, отправитель Алекс Фэлтон, во вложении - один файл. Дженсен открыл его, прочитал раз, другой и почесал затылок. Алекс решил рассказать ему сказку на сон грядущий? Тут же ожил Скайп, Алексу не терпелось ответить на вопросы. Только у Дженсена их не было. Хотя нет, один был: всё ли в порядке у Алекса с головой?

- Эй, чувак, ты не поверил! Я по растерянной роже вижу - думаешь, что у меня не все дома, - Алекс довольно лыбился в камеру.

- Угадал. Магазин желаний? Я плохо понимаю, зачем ты мне это прислал.

Алекс покачал головой.

- А тут и не надо ничего понимать. Просто поверь. Этот магазин действительно есть в том городе, на улице Крайняя в доме номер три. Ты нигде ничего больше про него не прочтёшь. И уж если ты про него узнал, значит, тебе решать, верить или нет. Я был там. В этом магазине можно купить всё, что душа пожелает. Только цены необычные. На самом деле очень странные цены, например, что можно приобрести за отказ от стабильности, готовность самостоятельно планировать свою жизнь, веру в собственные силы и разрешение себе работать там, где нравится, а не там, где надо.

Эклз пожал плечами.

- За такую цену можно купить любимую работу. Ты даже не подозревал об этом, верно? А я танцую - это моя любимая работа, - Алекс смотрел серьёзно. - Знаешь, почему я к тебе пристаю с этим? Плюнь на всё и возьми билет на самолёт. Даже если ничего не купишь, зато развеешься. Зелёный вон весь уже. Доброй ночи!

Алекс отключился, а Дженсен продолжал тупо пялиться в экран. И добавить нечего.

Всю следующую неделю Дженсен мусолил в голове слова Алекса: "Влюбиться тебе надо". Понимал, что его заледеневшее сердце сделать это не в состоянии. В пятницу выпросил пять дней отпуска и прямо из офиса уехал в аэропорт. Хорошо, что в шкафу лежали джинсы, футболка и смена белья, прошлый раз примчался из командировки и оставил всё в кабинете. Эклз сложил их в сумку, вызвал такси и успел на вечерний рейс. До нужного города путь не близкий - самолёт, автобус, и, если повезёт, завтра к обеду он будет на месте. Магазинчик на задворках Вселенной... Придумают же.

***

Джареда Падалеки разбудил телефонный звонок. Звонила Барбара, кто ещё может трезвонить в шесть утра.

- Джаред, дорогой, ты придёшь к часу?

- Хорошо, Ба. До двенадцати освобожусь и сразу к вам. Я помню, - Джаред потянулся, вставать не хотелось. Вчера в торговом зале погасла люстра, вечером обошлись торшером, и Джей сегодня должен заменить перегоревшие лампы.

Работа у Большого Джея была под стать его привычкам. С утра он развозил на велосипеде документы и почту между несколькими дочерними фирмами, если оставалось время, брал заказы на доставку пиццы, а после обеда помогал Тому в магазине. Том и Барбара - его дед и бабушка, он с детства звал их по именам. Сколько Джаред помнил себя, у них был этот магазин, надо признаться, достаточно странный и удивительный. Дед продавал желания. Джаред отдал бы многое, чтобы узнать, как это происходит. Том страшно не любил, когда Джей приставал с расспросами, ворчал, что придёт время, он сам узнает, а пока всё равно не поверит, поэтому приходилось наблюдать и размышлять. Когда приходил очередной посетитель, дед просил его положить руку на электронные весы, стоявшие на прилавке. Потом думал и негромко переговаривался с клиентом. И посетитель уходил довольный или расстроенный, в зависимости от того, удалось ли ему что-нибудь приобрести. Очередей в магазине отродясь не было, клиенты приходили, уходили, с покупкой или нет, а Джей, развесив уши, слушал, как Том сокрушается о том, что люди не знают, чего хотят. Иногда дед рассказывал, какую цену нужно заплатить за то или иное желание. Джаред запоминал и частенько задумывался, какое желание загадал бы сам. Но нужды не было, пока его всё устраивало. Характер у него был лёгкий, грустные события обходили стороной, а жизнь казалось прекрасной и замечательной.

Ровно в час дня он прикатил к магазину. Барбара распахнула дверь и тут же сморщилась.

- Джей Ти, что за наряд? Взрослые приличные люди не носят шорты в обтяжку! И эти полоски... Вместо ног – мышечный рельеф из справочника по анатомии.

Джаред запёр велосипед в прихожую, скинул кеды.

- Не ворчи, Ба. Это велосипедные шорты, удобно, ничего не мешает, когда педали крутишь. Полоски свет отражают, без них в темноте - никак.

Пара пустяков: притащить лестницу из чулана и вкрутить новые лампы. Джей уже управился с этим делом, когда дверной колокольчик возвестил о приходе нового посетителя. И хотя Том сразу же замахал на него руками, требуя, чтобы Джаред покинул торговый зал, Джей задержался возле приоткрытой двери. Ему было видно, как парень в шикарном костюме вздыхает и кладёт руку на весы. Как слушает, закусив губу, объяснения Тома и вытирает дрожащими пальцами испарину со лба. Как обречённо кивает, благодарит и направляется к выходу. И у Джареда заныло возле сердца, зацарапало в горле, словно это он сейчас думал о несбыточном желании.

Джаред еле дождался, пока посетитель закроет за собой дверь. Выскочил к деду:

- Дед, я знаю, что ты терпеть не можешь, когда я лезу, но скажи, что он хотел? - Джей вцепился в прилавок, аж костяшки на кулаках побелели.

Том вздрогнул, зашарил руками по столу, крякнул натужно и сказал:

- Что хотел? Что хотел... Ох, Джаред, смотри, он ключи оставил, наверное, от номера в гостинице. Догони, отдай, а то искать будет, расстроится.

Джаред почти выскочил за дверь, как дед остановил его:

- Хороший он человек, Джей. Только вот потерянный, что ли? Ладно, беги, а то он далеко уйдёт.

Ну конечно, на улице никого не было. Джаред вернулся, выволок велосипед и помчался в город.

А Дженсен вышел из магазина и сразу свернул в боковую улочку. В голове было пусто и почему-то спокойно. Словно кончилась боль, что грызла изнутри, сошла на нет, испарилась. Он вздохнул, содрал чёртов галстук и медленно, нога за ногу, поплёлся по тропинке. На краю города пахло свежестью и летом. Как раньше... Наплевав на новые брюки, Дженсен уселся в траву и смотрел, как на солнце наползают облака. Никуда не торопился... И ни о чём не жалел. Всё, перегорел. Надо же, не заметил, как лето наступило.

Он бы долго так просидел, но тут из улицы, откуда он вышел, вылетел велосипедист.

- Вы ключи оставили!

Дженсен поднялся, отряхнулся от сухих травинок. Лохматое совершенство в велосипедках и кедах грациозно споткнулся, спрыгивая на ходу с велика, чудом удержался на ногах и подлетел вплотную к Дженсену. Затем, не размышляя, схватил его руку в свою и вложил ключи. Эклз ошалело смотрел, как его личное пространство послано подальше, но его занимало вовсе не это обстоятельство, и не чужие ключи, которые ему вручили, а появление в его голове мыслей, теперь ему не свойственных. Их было две: "Велосипедкиматьих!" и "Апальцытопальцы". Парень понял ступор Эклза по-своему, руки убрал и отступил на полшага.

- Я уже к гостинице съездил. А вы... - скользнул взглядом по галстуку, закинутому на плечо, по рубашке, расстёгнутой до пупа. - А ты... сюда пошёл.

Дженсен спрятал ключи в карман, потом разберётся, вопросительно поднял брови. Лохматый смутился и замолчал. Эклз чертыхнулся про себя, проклял костюм и пижонские туфли.

- Дженсен Эклз.

- А?

- Так меня зовут, - Дженсен протянул руку. Парень встрепенулся, опять сграбастал её в обе свои ладони, сжал легонько, подержал.

- А я Джаред. П-пада... - тут он заглянул Дженсену в глаза, замер на мгновение, - ...леки. Это мой дед... там ... в магазине.

- Хороший у тебя дед, - Дженсен попытался забрать свою руку, но парень не отпускал, стоял, хлопал ресницами и старался не краснеть. Получалось плохо. Ёлки, на вид вроде не семнадцатилетний. В груди мелко завибрировало, стало расплываться тёплое и давно забытое.

- А я... Мне... - слова из головы повылетали напрочь, Дженсен дал себе мысленный пинок и выдавил первое пришедшее в голову, - где у вас тут можно горло промочить.

Фраза странная, да что там, дурацкая, но уж какая есть. Лохматый пришёл в себя, руку отпустил и тут же благополучно покраснел.

- Да хоть где! В баре или ... Можно в клуб пойти. Там группа классная сегодня выступает. У тебя есть что другое надеть? - да уж, строгий костюм здесь явно был не к месту.

- Джинсы.

- Сойдёт, как раз успеем к началу.

Джаред подхватил с земли брошенный велосипед и, болтая ни о чём, пошёл рядом с Эклзом к гостинице. Тот косился и молчал, но улыбался очень хорошо и смешно размахивал зажатым в кулаке галстуком.

До концерта они успели зайти в гостиницу, потом купили Дженсену кроссовки, оставили велосипед у Джареда дома и там же перекусили. Дженсен разговаривал мало, но слушал внимательно, пару раз задумывался и не отвечал, иногда смотрел на Джея дольше, чем следовало, и Падалеки бестолково краснел, терял нить разговора. В какой-то момент Джареду показалось, что Эклз сорвал в себе предохранители, стал ... самим собой, да, точно, так и есть. И это здорово.

Концерт был слишком громкий, приходилось орать друг другу в ухо все свои впечатления. Дженсен иногда касался губами уха Джареда, тот ёжился, и они не знали - это виски или кровь стучит в ушах.

***

Дженсен проснулся, уткнувшись носом в чьё-то плечо. Вздохнул, обозначив своё пробуждение, с удовольствием почувствовал теплый след чужой ладони на своём бедре, будто кто-то только что убрал руку. Лежащий рядом отодвинулся, но всё равно оставался очень близко.

- Спать больше негде: у меня только этот диван. До гостиницы далеко, на полу - не айс, одеяло - в единственном экземпляре. Мне ночью показалось, что ты не против, - Джаред с улыбкой наблюдал, как Эклз пытается открыть один глаз.

- Ммм, - Дженсен утвердительно помычал. - А мы не… ну…

- Не-е-е. Мы оба были не в форме.

Пока Дженсен переваривал честный ответ, Джаред стал рассказывать дальше:

- С тобой весело. Ты танцуешь - просто чума, - Джей разулыбался уже совсем неприлично, - и я теперь жалею, что по своей вине не увидел лучший стриптиз на свете. Мне пришлось стащить тебя с шеста, чтобы исключить слюнотечение у остальных.

У Дженсена глаза снова закрывались помимо его желания.

- Мне кажется, я тысячу лет не спал. Можно, я тут… Не помешаю?

- Можно. Мне по делам надо будет, но ты спи, - и добавил еле слышно, - только не уходи, ладно...

И вдруг стало темно и тихо, будто выключили сознание. Дженсен спал, спал и спал, выныривая иногда из снов и снова падая куда-то. Ему опять снились чьи-то руки, но такие сны уже не мучали, а заставляли замирать в ожидании большего.

Очнулся он от лёгких прикосновений пальцами и, кажется, вот же ж... м-м-м, губами к плечам и лопаткам.

- Вот это ты спать! Есть хочешь?

Дженсен угукнул:

- Прости, устал за неделю ужасно. Есть хочу. И ... всё хочу.

Пока Джей колдовал на кухне, Дженсен плескался в душе. Украдкой, словно Джаред мог увидеть, перенюхал все бутылочки с шампунями и гелями, безошибочно нашёл тот, которым пахло от Джея вчера, но пользоваться им не стал. Констатировал стояк от одного только запаха. Переключил кран на холодную. Отпустило.

Хотя мясо подгорело, а спагетти умудрились слипнуться, присутствие Джареда на соседнем стуле компенсировало всё многократно.

Потом смотрели кино. Дженсен совсем не помнил как это: сидеть рядом, соприкасаясь плечами и коленями, таскать чипсы из одной пачки, сталкиваясь пальцами, прихлёбывать ледяное пиво из бутылки. Но пиво было забыто и согревалось понемногу, а Дженсен ловил себя на мысли, что боковое зрение у него вовсе не развито, и ему не видно ничего, кроме обтянутых джинсами коленок Джареда.

Тут Джаред привлёк его к себе и поцеловал так, что Дженсен охнул и поспешил расстегнуть враз ставшую тесной ширинку. Джей отстранился и стал оправдываться, что они - взрослые люди, и раз уж Дженсен не свалил рано утром, согласился надеть домашние шорты Джареда и запихал в стиралку джинсы, то уходить он и не собирается, так чего тянуть этого... кота за... Тут он замолчал, потому что целоваться и разговаривать одновременно невозможно. Одежда сама собой оказалась на полу, а Дженсена минут через десять трясло от возбуждения.

Джаред наобнимался, вылизал ему живот, взялся любоваться "самым красивым на свете членом", и Дженсену пришлось пригрозить, что он кончит прямо сейчас. Потом Джей поставил Эклза в коленно-локтевую, и, когда тот взвыл от первого пальца, хоть и с обилием смазки, Джаред остановился, смущенно пробормотал:

- Прости, ты ... ни разу?

Дженсен фыркнул:

- Шесть лет - упёртым топом, - и застонал от особо удачного движения пальца внутри, - не давал никому ни то чтобы вставить, даже дотронуться. Так исторически сложилось.

Джаред ладонью прошёлся по лопаткам, прижался щекой к спине, задышал тепло, разгоняя мурашки:

- А сейчас почему?

- Хорошо уговариваешь. Убедительно, - Дженсен опять глухо застонал, утыкаясь в подушку.

Джаред хозяйничал там языком и пальцами, своими длинными пальцами, и у Дженсена под веками замелькали белёсые мухи. Он выдрался из объятий, улёгся животом на подушку, расслабился, раскрылся, чуть не умер, почуяв почти нежные попытки проникнуть. Почти, потому что Джей точно боялся сделать ему больно. Хотелось извернуться, уложить Джареда, оседлать, заставить стонать и дышать через раз, но Эклз мычал в подушку, ноги разъезжались, а сердце билось в горле. И кончил, едва Джей смог свободно двигаться, едва заныло сладко внутри, и Джаред сорвался следом, не вынес - к чёрту выдержку, дёрнулся и захрипел, прижимая к себе.

Когда Дженсен заснул, а Джаред лежал и разглядывал его при свете ночника, то случилось нечто, заставившее Большого Джея очуметь окончательно. Внезапно у него в голове зажглось световое табло примерно такого содержания:

Желание: принадлежать без остатка единственному/любимому человеку.
Цена: безграничное доверие, готовность снова остаться в одиночестве в случае ошибки (вероятность ошибки 87 %).
Требуется для оплаты: личных средств достаточно.

Оставшуюся часть ночи Джаред разрывался между желаниями рвануть к деду сломя голову и оберегать сон Дженсена. Спать он не мог. Некогда было.

Утром, поручив Дженсену приготовление завтрака и наврав про срочный заказ, он помчался в магазин. Летел через перекрестки, как ужаленный. Бросил велосипед посредине улицы. Дед что-то искал на полке в подсобке.

- То-о-ом!

- Ну чего вопишь как потерпевший. Что стряслось? - дед смотрел из-под очков спокойно и строго.

- Тебе не надо весов, они для покупателей. Ты знаешь все их желания, цены и способность заплатить, только взглянув на них.

Том снял очки:

- Так и есть. Ты кофе будешь? Барбара булочки испекла.

- Давай. С изюмом?

- А как же! Пойдём на кухню.

У деда был невозмутимый вид, и Джаред тоже стал успокаиваться. Булочки таяли во рту, а кофе вносил ясность в мысли.

Том дождался, пока Джей управится с булочками:

- Так, а теперь хорошо подумай и скажи, сколько раз в жизни у тебя возникало непреодолимое желание спросить меня о том, что хотел покупатель?

- Мне даже думать не надо, кроме позавчера - ни разу. Это плохо?

- Это хорошо, просто замечательно, - Том вздохнул. – Ты позавчера задал стандартный вопрос, по которому мы узнаём пробуждающегося Продавца желаний. Поздравляю, Джаред, ты влюбился. Только так просыпается наша Сущность. Это он? Тот парень, которому ты побежал отдавать ключи?

- Его Дженсен зовут.

Дед кивнул и продолжил:

- Поначалу тебе будут открываться только его желания. С каждым днём ты будешь видеть больше и больше, заглядывать глубже и глубже, и это на самом деле тяжело и трудно. Совсем скоро ты будешь видеть желания других людей и научишься отключать эту способность. Пока не думай об этом, всё придёт со временем. Просто живи. Быть Продавцом желаний не легко, но интересно. У тебя есть время всему научиться, помогу, чем смогу, - тут дед приосанился, - и здорово я про ключи придумал? Не забудьте вернуть.

- Ладно. Дженсен сразу понял, что ключи не его. Один я как дурак носился, - Джаред обиженно посопел.

Дед усмехнулся:

- Без труда, как говорится… Я для тебя же старался. И вот ещё что нужно тебе знать, Джаред. Нет никакой гарантии, что эта любовь будет взаимной. Многие из нас остаются одинокими до конца жизни. Так бывает.

Ну вот и она, ложка дёгтя. Джаред вздохнул. Получилось, как дед всегда говорил: время пришло, и он узнал.

Назад Джей ехал как во сне. Вот так, живёшь себе, живёшь, и одним прекрасным утром узнаёшь, что ты волшебник. Ни с чем не сравнимые ощущения. В итоге ехал домой, а почему-то очутился на работе, развёз почту и попал в родную прихожую только часов в одиннадцать.

Квартира встретила запахом жареных тостов и ... тишиной. Уехал! Джаред снял кеды, прокрался в комнату. Постель была аккуратно сложена в шкаф, его шорты, которые он выдал Дженсену, лежали на подушке. На кухню Джей даже не пошёл, прислонился к стене в коридоре и сполз по ней на пол. Вот и всё. И зачем ему теперь суперспособность? Дженсена можно понять. Он держится за свою должность, он умён и успешен, а кто такой Джаред? Так, очередное симпатичное приключение. Хреново-то как...

Когда в замке загремел ключ, у Джареда ослабели ноги. Он смотрел на вошедшего Дженсена снизу вверх и обмирал от счастья.

- Ты чего? - Эклз сбросил кроссовки, поставил банку кофе на комод. - Думал, что я сбежал?

Джаред кивнул и вымучил кривую улыбку.

- У тебя кофе кончился, - Дженсен присел на корточки, тоже улыбнулся, - а без кофе жизни нет. И на кухне лежит записка специально для тебя. Поднимайся! Омлет любишь?

Джей кое-как распрямился и пожал плечами.

- Я всё люблю. Только мне сначала в душ надо.

Эклз стянул футболку, кинул её в комнату и, расстёгивая джинсы, заявил:

- Мне тоже. Я и так слишком много в жизни пропустил.

И Большой Джей тут же оказался прижатым к стене. Какой, нафиг, омлет?! А Дженсен не спешил. Заставляя хватать ртом воздух между поцелуями, Эклз поведал, что скучал по нему всю жизнь, что никого так не хотел и будет нежен как никогда. Освобождал Джареда от одежды, выглаживая ладонями, обжигал дыханием. Под душем вылил на Джея тот самый гель и, раздувая ноздри, смывал, мял спину, ягодицы, плечи, сходил с ума от близости тел. Сорвался на стон, когда Джаред скользнул вниз и накрыл губами его член. Выдержал совсем недолго, запротестовал, рывком поставил Джея на ноги, завернул в полотенце и почти унёс в комнату. Одним движением Дженсен уронил его на диван, коленом раздвигая ноги, навис сверху, срывающимся от волнения голосом спросил, можно ли ему всё сделать так, как он считает нужным. Джаред выразил согласие мычанием в порывистый поцелуй и захлебнулся горячими мысленными картинками. Он ещё и спрашивает? Дженсен, видно, решил измучить Джея как следует. Уселся между его ног, залил свои пальцы смазкой и почему-то шёпотом попросил не дрочить. Если будет совсем невмоготу, то пусть Джаред не обижается, придётся ему держать руки. Подтянул поближе, толкнулся сразу двумя пальцами, разминая, массируя, проникая внутрь незаметно и неумолимо. Внимательно глядя на Джея, точно нашёл нужную точку, стал проезжать по ней, надавливая с необходимым усилием так, что Джаред через минуту таких движений внутрь-наружу стал подмахивать. Сам еле держался, кусал губы, но не останавливался. Ещё через пару минут Джей стал истекать смазкой, её было много, откуда столько, ему хотелось дотронуться до себя, но Эклз, как и обещал, сложил ему руки на животе и придавил запястья ладонью. Когда Джаред начал ёрзать, хрипло дышать и ругаться, что он сейчас кончит, а потом будет пытать Эклза сам, Дженсен заменил пальцы членом, точно попадая в то же место, раз за разом заставляя Джея стонать и насаживаться. Джаред потерял чувство реальности и кончил, не выплёскиваясь, а истекая спермой, бесконечно, немыслимо, словно его выдаивали, он тёк и тёк, дыша ртом. Дженсен отпустил его руки, довёл себя до разрядки, вбиваясь сильно, резко, застонал и без сил упёрся лбом Джареду в грудь.

Большой Джей пришёл в себя и просипел:

- Охренифигительно. Ты случайно не с Марса, там все так трахаются?

Даже смеяться сил не было. Потом Джаред смотрел на Дженсена, как тот разглядывает потолок, устроив абсолютно собственническим образом руку у Джея на животе, поглаживает его кончиками пальцев. И тут же, словно в ответ на неторопливые и довольные мысли, в голове проявилось:

Желание: остаться на этом диване навсегда.
Цена: готовность к смене работы, образа жизни и рода деятельности, отказ от высокооплачиваемой должности, готовность к переезду.
Требуется для оплаты: Внимание! Недостаточно: отказ от высокооплачиваемой должности - 56 %, готовность к переезду - 12 %.

Джаред не смог удержаться. Улёгся поудобнее, подпёр голову рукой и сказал:

- Так оставайся!

Дженсен закашлялся, удивленно уставился на Джея:

- Ты что, мысли читаешь?

Джаред взялся объяснять. Сначала осторожничал, боялся напугать и оттолкнуть, потом заметил, что Эклз воспринимает объяснения правильно и с интересом, рассказал про деда, про свой дебют в этом нелёгком деле, с запинками и вздохами – про свои чувства, и повторил на это раз тверже и решительнее:

- Я хочу, чтобы ты остался.

Дженсен ответил ему не сразу. Сел на краешек дивана, отвернулся, напряженно о чём-то думал. Джаред ждал, теряя присутствие духа. И дождался:

- Мне нужно уехать. Я должен многое сделать. Просто так всё бросить не получится. Есть незаконченные процессы, и надо подумать, где я смогу работать. Надо что-то решить с квартирой. Я приеду, я… - и поднял на Джея глаза. Там плескалась совершенно отчаянная и безграничная радость.

Дженсен придавил его своим весом, прикусил подставленную для поцелуев шею, принял серьёзный вид и пристально стал смотреть Джею в глаза, с близкого расстояния, сверля его взглядом. И вот он, чудесный бонус Сущности Продавца желаний, вспыхнуло ярко в сознании Джареда, зажгло около сердца, отозвалось внизу живота:

Желание: хочу тебя.
Цена: люблю.
Требуется для оплаты: личных средств достаточно.

Джаред зажмурился, обнял Дженсена, не оторвать, вцепился до боли в пальцах, застонал, выгнулся навстречу. Странное чувство, будто ему прямо в кровь плеснули счастье, оно заискрилось, заиграло пузырьками радости, осветило тёплыми лучиками все уголки души.

Следующей ночью, окончательно сведя с ума Джареда и пообещав приезжать хотя бы раз в месяц, Дженсен уехал.

Через две недели они перестали говорить по Скайпу, потому что Дженсен засыпал, слушая болтовню Большого Джея.

Через месяц Дженсен не смог приехать из-за того, что перенесли судебный процесс.

Через два месяца Джаред затосковал. Ничего не мог с собой поделать. Старался вести себя как обычно, но деда не проведёшь. Однажды, когда Джей уныло сидел на крыльце, Том подошёл, постоял рядом, похлопал его по плечу:

- Он вернется, Джей Ти. Ты знаешь, за каким желанием он приехал? Я скажу. Думаю, тебе станет легче. Дженсен хотел влюбиться. Ему не хватало самого главного - разрешить себе быть счастливым. И мне кажется, что он получил это разрешение.

Через два дня Эклз прилетел сам, вытрахал из головы все тоскливые мысли, привёз известие о том, что сдал экзамен на допуск к частной юридической практике. Предъявил красивую табличку на входную дверь "Дженсен Росс Эклз, юрист. Частная практика". Снял офис на центральной улице, оплатив аренду за полгода вперёд. Обратно уехал на следующий день, потому что сделка по продаже квартиры была назначена на пятницу.

Ещё через три недели прикатил на новом трайке, забил шкаф своими костюмами и остался навсегда.

Прошло полгода

- Дженсен, не должен преуспевающий юрист носить обтягивающие шорты! Я Джей Ти всё время ругаю, и ты туда же!

- Ба, не ворчи, это велосипедные шорты, удобно педали крутить - ничего не мешает. О, булочки! С изюмом?

- Вы руки мыли? Ну-ка марш оба, и не толкайтесь, умывальник уроните! Том, чай будешь пить?

А на двери магазина ветер трепал объявление: «Если твое желание не исполняется — оно еще не оплачено».



Сказали спасибо: 61

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: . ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v w а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 6 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1463