ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1435

Пальцеоблизывательное

Дата публикации: 10.12.2015
Дата последнего изменения: 10.12.2015
Автор (переводчик): Вонг;
Пейринг: J2;
Жанры: не-АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: --
Размер: мини
Примечания:

Муза: Би
Рейтинг: от Pg-13-и и старше выше
Размер: мини/драбблы
Кинк: облизывание пальцев


Саммари:

6 драбблов разной степени пошлости


Глава

Про пончики, 333 слова

Дверь трейлера хлопает, выбивая Джареда из состояния рассеянного оцепенения, какое часто накатывает в перерывах, в дни ударных выматывающих съемок.
Глаза у Дженсена темные, широкие – два зеленоватых озера-болотца. Траектория взгляда приводит Джареда к собственным рукам, выпачканным в белом – он пончик ел. Вкусный, сладкий пончик, весь в сахарной пудре. Кэти оставила, заботливая. Она вообще-то два оставила, и Джаред раздумывал недолго, не поделиться ли с Дженсеном, но решил, что тот не обидится – он к сладкому равнодушен.
Джаред так и замирает: протянув руку за салфеткой, и приоткрыв рот – собирался спросить, в чем дело.
Движение выходит плавное, змеиное: Дженсен перетекает между ног Джареду, упирается коленями в сидение кресла, перехватывает руку. Джаред что-то собирался спросить? Он бы сейчас и своего имени не вспомнил. Дженсен подносит его пальцы ко рту и слизывает сахарную пыль, тщательно, медленно, проходится языком от основания пальца к подушечке, и после повторяет тот же путь кольцом губ, упругим, влажным.
Джаред бессознательно тянется рукой к горлу Дженсена, обхватывает несильно, ловит низкую едва заметную вибрацию-урчание. Глаза у Дженсена плотно зажмурены, он сосет самозабвенно – как трахается: жадно, грязно, старательно, полностью отдаваясь моменту и Джареду.
– Господи, – выдыхает Джаред и ресницы Дженсена взлетают вверх. Зрачки его чернильно-черные, почти полностью поглотившие радужку – пустые.
Джаред отключается от реальности: откидывает голову назад и теряется: в ладони, где елозят жаркие губы, где горячий язык раскрашивает слюной линию жизни, изучает текстуру кожи. Дженсен возвращается обратно к пальцам и принимается сосать ритмично, точно как член, черт возьми, еще немного и (перерыв кончится) Джареду хватит, вот просто...
Мокрой ладони становится прохладно. Джаред с недовольным стоном фокусируется взглядом на Дженсене: лицо его горит, губы его – ох. О-ох.
– Что? Что не так? – бормочет Джаред, тычет руку Дженсену обратно, просительно.
Отмолчавшись, Дженсен поднимается на ноги. Диновы джинсы на нем темнеют мокрым пятном в паху и охуеть, боже, охуеть, Джаред сам готов кончить – цепной реакцией.
– Подожди, – говорит вместо него рациональный говнюк его губами. – Дженс, не выходи, я принесу тебе другие джинсы.
– А ты... – запоздало вспоминает тот о справедливости. Нa скулах его все еще пунцовеют пятна.
– А я съел два пончика, – признается Джаред.


Про жидкое мыло, 167 слов

Жидкое, белое на руках Джареда, вспенивается, исчезает, прогоняемое струей – мгновенно. Поздно: отпечаталось, въелось в сетчатку, срикошетило ассоциацией. Поздно: ведет, тащит, расцветает в голове ярко. Музыка смазывается из-за двери туалета, басами отдается в груди – бам-бам-бам под ключицами, вместе с сердцем. Белое на руках Джареда, горькое, чтобы обернул длинные пальцы, музыкальные, вокруг, стиснул, выжал до дна. Втянуть в рот, слизать дочиста, прикусить пальцы твердые, длинные, заслюнить, и губами потом, как кошка, тереться. Тормоза сорваны, в голове пусто, только музыкой – бам-бам-бам, и хочется, тянет из самого нутра жажда, желание неудержимое.
Во сне бывает, кажется: встаешь, идешь выключать свет, вдавливаешь палец в выключатель. Моргнешь – и свет горит еще, а ты на кровати до сих пор: все причудилось.
Дженсену представляется: два шага, запястье в руке узкое неожиданно, пальцы смыкаются вокруг кольцом, касаются друг друга. Пальцы на язык – твердые, мыльное эхо едва-едва, глаза Джареда – распахнутые, два провала, два выстрела.
Моргнул – и нет ничего, и Джаред, смеясь, машет растопыреной пятерней перед глазами, мол, чего ты, друг, завис, пьянь такая?
Поймать эту руку, сомкнуть пальцы...


Про бассейн, 164 слова

Разваливается нагло, сдергивает мокрые шорты на щиколотку и подхватывает под колено. Задирает высоко, выставляется – бес-стыд-ный.
– Возьми в рот, – придерживает большим пальцем член, твердый уже, блестящий. Джаред весь блестит: плечами, грудью, лицом. В волосках на ногах и ниже пупка капли запутались бриллиантами. Хочется собрать их губами, все, жадно, накопить во рту, чтобы ничего не пропало.
Блики от поверхности бассейна раскрашивают кожу Джареда всеми оттенками синего, превращая его в инопланетное, танцуют причудливо бликами.
– Дже-енсен, – ноет Джаред, гундосит в нос противно, знает же: Дженсена раздражает. Дженсен и бухается раздраженно, натягивается ртом глубоко сразу – Джаред не успевает убрать руки. Дженсен ловит враз с членом большой палец, замирает, раздумывая. Джаред неожиданно давит наверх, подцепляя, снимая Дженсена, решая за него, и – ладно, так хочешь, значит?
Дженсен упоенно делает минет пальцу, Джаред хныкает, взбрыкивает бедрами, мнет член другой рукой, просит беззвучно.
– Кончи, кончи так, – невнятно бормочет Дженсен, не выпуская пальца изо рта, придерживая зубами, словно отнять могут. – Для меня, хороший, – беззастенчиво пользуется своей властью.
Дженсен знает, для него – все что угодно.


Как руки мыли, 264 слова

На усталого Джареда алкоголь действует усыпляюще. Одна банка пива и веки его тяжелеют, голова то и дело норовит упасть на грудь.
– Пойдем, – тянет его за рукав Дженсен, поднявшись на ноги. – Пойдем, эй. Большая мягкая кровать, подушка, одеяло, м-м-м. Джаред, ну?
– Ммхм, – соглашается Джаред, скользит по полу ногами бестолково. Наконец мотает головой коротко, стряхивая сонную дымку, и опирается растопыренной ладонью прямо в тарелку с остатками чипсов. Удивленно разглядывает прилипшие к пальцам крошки:
– Помыть надо, – как маленький.
– Пойдем помоем, – терпеливо соглашается Дженсен.
Дожидается, когда Джаред наконец обретет равновесие на своих двух, и осторожно ведет его в ванную, следя, чтобы тот не встретился ненароком с незамеченной вертикальной поверхностью. От такого Джареда лопаются внутри пузырьки нежности, затапливают невыразимым до горла так, что изо рта рискует политься глупыми, банальными признаниями. Порой думается малодушно: может Джаред и не вспомнит позже, такой полумертвый, но все равно стремно. Дженсен предпочитает сомкнуть губы плотнее, утаивая.
Возле раковины он становится позади Джареда, тот приваливается спиной назад тяжело, тепло. Запрокинуть голову на плечо Дженсену неудобно – недостаточно высоко – и он спит, как слоны спят, стоя. Дженсен намыливает большие ладони осторожно: словами не говорит – так хоть руками скажет. Тщательно размазывает пену между пальцами – дли-и-инными – смывает долго, чтобы не скользило.
На губах Джареда – рассеянная мягкая улыбка, он притирается к груди Дженсена, едва не мурлычет. Большой дикий кот, прирученный.
Сознание Дженсена пропускает отрезок времени. У пальцев Джареда вкус воды – жизненноважно стало попробовать, а вдруг остались частички соли на коже?
– Я обычно просто полотенцем вытираю, – подсказывает Джаред, и Дженсен в отместку толкается в упругую задницу бедрами.
Джаред, не раскрывая глаз, нащупывает свободной рукой руку Дженсена, подносит ко рту – зеркалит.
Приручивший.


Про имя, 152 слова

Джареду невероятно идет его имя.

Длинное «а-а» можно тянуть долго, пересыпать в «ах», захлебываться – как Джаред сейчас. От его бесстыдства поджимается мошонка и руками приходится в стул под собой вцепиться. «Смотри, но не трогай», - так и сказал, похабно, как в дешевых фильмах, только – ни грамма кокетства, только – по-честному, наизнанку. Пальцы исчезают между губ, длинные – раз, и до костяшек, и глаза блаженные. Улыбается широко, не вынимая:
- Твои представляю, Джен.
И снова, как лакомство.

«Ред» - красный, яркий, страстный, стремительный. Огонь, жар, жизнь. Джаред пропитан жизнью, пышет жаром, даже вот так на расстоянии – чудится, конечно чудится, слишком знакомое на коже.
Пальцы исчезают между ягодиц, ноги раскинуты широко – смотри, смотри хорошенько – вены вздуваются на предплечье напряжением. Другой рукой поглаживал член рассеянно, а теперь в рот потянул, самозабвенно.
- Можешь так, - Дженсен спрашивает, просит, требует – сам не знает.
Джаред растягивается улыбкой вокруг пальцев, растягивает себя пальцами, вставляет глубоко, содрогается.

И «Джей» - одинаковое.


Про микрофон, 287 слов

– Я же не мог явиться на интервью, не приняв душ, – заигрывает с залом Джаред, а рука, рука его, неуемная, ходит вверх-вниз по тонкой ножке микрофона, неосознанно, что ж ты творишь, безмозглый?
– Конечно, – подхватывает Дженсен на автопилоте. – Но ты каждый раз там часами торчишь. Что можно так долго там делать?
Будто не знает, что. Пальцы Джареда касаются друг друга кольцом, большой и указательный, вверх – медленно. Замирают. Вниз – длинно. Дженсен смотрит и отворачивается, отдергивает, отклеивает взгляд, и все равно прикипает заново.
В зале душно, Джаред мокрый наверняка, Дженсен не может посмотреть незаметно, но знает хорошо, как блестит ложбинка в треугольном глубоком вырезе, и лоб у корней волос, и выше губы, где шершаво и колко над нежной гладкостью.
Зал взрывается смехом, а перед глазами стоят круглые костяшки крепкие, змеятся вены на предплечье. Дженсен переступает с ноги на ногу, неудобно, жарко, тесно, и хочется, хо-очется. Все еще саднит и жжет между ног с утра, а жажда, неуемная, накатывает по новой, жадность бездонная, ненасытная.
Он едва дожидается вечера, когда вдвоем останутся, когда дверь щелкнет замком. Не дает Джареду и слова сказать: вместе с ритуальным вздохом облегчения уже оказывается вплотную, приникает ртом к ямке на шее между косточек, где солоно. После хватает широкую ладонь – мое, мое, наконец-таки! – и сует в рот, как ребенок любимую игрушку. У пальцев вкус соли и кожи – (удивительно прям, – комментирует в голове ехидно) – и Джареда. Тот тянет восхищенное «о-о-о», и тянется к ремню свободной рукой, примитивный.
– Прям сразу? – подкалывает насмешливо.
Дженсен раздраженно затыкает широкий рот ладонью. Джаред ловит намек, ловит на язык, вылизывает, закрыв глаза.
Усталость отступает, затихает в голове шум: смех, визгливые вскрики, разноголосый смех. Только соль во рту знакомая, и влага на ладони – все, что нужно, все, что правильно.
И делиться, наконец, ни с кем не нужно.



Сказали спасибо: 31

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407