ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1398

Симукляр

Дата публикации: 30.11.2015
Дата последнего изменения: 30.11.2015
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; романс; фантастика;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Саммари:

Дженсену нравится Джаред. А Джаред влюблен в Дженсена, но они настолько разные, что понимание приходит далеко не сразу.


Глава

Им оставалось три года до конца задания, когда сломалась камера регенерации. Джаред не сразу об этом узнал, такой штукой пользуешься нечасто, просто полез как-то после неудачного спуска с горы - убрать синяки и порезы, и обнаружил, что через полчаса лежания под голубым сиянием ничего не изменилось. Немедленно пошел докладывать Дженсену, он в их паре был командир, но тот отреагировал вяло. Точнее, вообще никак - или как обычно - даже не оторвался от своих расчетов, и что-то промычал раздраженное - не отвлекай, пожалуйста. Я почти нашел формулу. Формулу... Вечно он что-то искал, с упорством и железной решимостью докопаться до сути любой проблемы - идеальный грасс. Холодный, пытливый, отстраненный, мозговой центр их ячейки, по какой-то извращенной насмешке природы был награжден внешностью лисса. В их строго иерархическом обществе Зарри-Эл лиссы могли добиться успеха на поприще искусства, развлечения, но ни один из них не смог бы стать грассом - тем, кто занимается отвлеченными науками, ученым, командиром в дальней экспедиции - совершенно точно не смог бы.

Сам Джаред принадлежал к уважаемой касте военных - криппам, и был доволен этим чрезвычайно. Все его деды прадеды, отец, брат, двоюродные братья служили в космофлоте ее величества Ади Эли, или в службах, близких к военной, и их, криппов, всегда можно было отличить из толпы - крупные, сильные, ловкие - ну и, не такие красавцы как лиссы, но тоже очень даже симпатичные. Его дружок, Чад - из касты торговцев ассиров - часто подтрунивал над Джаредом - ты самовлюбленный болван! Джаред, не обижайся, но я не встречал никого другого, кто был бы так доволен собой, впрочем, это свойственно всем криппам, ай, и за что ты мне отвесил подзатыльник?

Джаред, в общем, согласен был с Чадом, и не видел ничего дурного в том, чтобы жить в ладу с сами собой, пока однажды не отправился в пятилетнюю командировку на планету VVV в компании с грассом Дженсеном. Он знал, что это необходимое испытание - и для молодого ученого, и для него самого, пары, изредка тройки людей в такие экспедиции подбирались тщательно, и в дальнейшем, Джаред знал, некоторые созданные пары оставались добрыми друзьями, и поддерживали отношения, некоторые даже женились.

Джаред ожидал увидеть обычного сухопарого, невзрачного, очкастого грасса, но при первом официальном знакомстве понял - никакой рыжей растительностью на лице, очками, кепками и сгорбленными плечами не скрыть очевидного - грасс Дженсен разительно отличался от своих сослуживцев, сокастников. Дженсен был... не таким, не обычным грассом - во-первых - рост, почти как у него, профессионального военного! Плечи - широченные, лицо - правильное, глаза - яркие, большие, а вот руки - вернее кисти, те, действительно, относительно широких плеч и общей комплекции оказались не крупными - довольно изящными.

Со свойственной криппам прямотой Джаред при первой же встрече потребовал у Дженсена снять всю маскировку, на что услышал тихое, довольное хмыкание. При определенной доле фантазии это «кхе-кхе-кхе» с закрытым ртом можно было принять за смех, и ободренный, Джаред приступил к дальнейшему раскукливанию объекта.

Объект оказался покладистым, объяснил цинично, что ему проще ходить как есть, но он, собственно, беспокоился о самом Джареде, о его спокойствии. Джаред вообразил, что его приняли за сексуального маньяка, надулся, и заметил официально, что он «офицер в надцатом поколении, и держать себя в руках умеет».

На том их встреча была признана удачной, и вскоре начальство назначило дату начала экспедиции.

А Джаред - нет, он не пожалел о своем требовании, он жалел об одном - почему от матери лиссы Дженсену не передалась хоть малая часть открытости лиссов, их страстности, их... хм, поговаривали, но да - любви к плотским утехам? Где все это? Ну хоть что-нибудь, свойственное их натуре, должна же была передать Дженсену сказочно прекрасная, соблазнившая даже сухаря Алана Эклза его мать? Неужели только одну внешность?

За первые два года их совместной работы Джаред сумел убедиться только в одном - вся начинка красивого, как мечта, Дженсена - папина, он был грасс до мозга костей. Такой же занудливый, дотошный, упертый, казалось, вся его страсть ушла в науку, он мог не спать, не есть сутками, решая задачу, мог выносить Джареду мозг, заставляя делать его бесконечные пробы, гоняя его, как проклятого, но и себе не давал отдыху. Он мог смотреть на Джареда, сосредоточенно, круглыми глазами, покусывать свою прекрасную пухлую губу и посреди процесса ебли вдруг вцепиться Джареду в плечи, отталкивая его, заявить - подожди, я, кажется, понял! Точно, нужно икс джета два переместить в пробирку с солией, тогда все получится, нет, Джаред, отвали, потом дотрахаемся...

Да, Дженсен иногда позволял себе расслабиться в этом смысле. Но лучше бы этого не делал, потому что относился к процессу именно так - чтобы снять напряжение. Впервые когда Дженсен пришел к нему в каюту, разделся, и скользнул в постель - Джаред был потрясен и счастлив, но очень скоро понял, что его, Джареда, мужественность, красота и обаяние тут совершенно не при чем - Дженсен просто «сбрасывал напряжение». Сукин сын. Джаред терпел первые полгода, потом, в очередной раз после внезапного побега в процессе - о, подожди, я сейчас, я должен это записать! - психанул, и устроил Дженсену скандал, потребовал не использовать его больше для «своих нужд» - для этого есть симукляры, черт побери, а он живой!

Дженсен на это ему ответил примерно так же, как в день знакомства - я беспокоился о тебе. Если это приносит больше вреда - значит, прекращаем, и - хорошо, симукляры. Ты прав, так будет лучше. И радостно отвалил, снова погрузившись в какие-то свои расчеты.

В их лаборатории, спрятанной в горах, конечно же, было все - эти штуки между собой называли симуклярами, но в научном мире у них было длинное, невыговариваемое название. Выдуманный друг, в том числе и постельный - нацепив специальный шлем на голову, можно было познакомиться с ним - сперва он был безликий - никакой, потом обрел лицо - лицо Дженсена, конечно. Его голос, его фигуру, его улыбку, а потом даже перенял его характер и постельные привычки, но Джаред всегда знал - это не Дженсен. Ненастоящий. И симукляром не пользовался, во всяком случае так, как думал Дженсен.

Иногда, когда становилось невмоготу - он приходил в эту комнату, надевал шлем и просто смотрел на Дженсена - почти такого же, как в реальности. Не позволял себе прикасаться, не заставлял его говорить - говорить с симукляром это говорить с самим собой, и Джаред очень хорошо помнил истории о спятивших космопутешественниках, оказавшимися пленниками опасной игрушки - он просто смотрел.

И понимал, как же он безнадежно, глупо, безответно влюблен.

Симукляр улыбался, поправлял очки, смотрел через них на Джареда, и снова погружался в свой комп - почти совсем как настоящий Дженсен. Одно было отличие - настоящий Дженсен никогда не улыбался.

А потом случилась авария, Джаред как раз сидел в шлеме, тут вдруг что-то грохнуло, и потом еще, еще - Джаред сорвал шлем и кинулся в сторону лаборатории, бормоча в панике про себя - только не это, только не это, пожалуйста, нет. Пусть он останется жив!

Ему удалось потушить пожар, и даже спасти половину лаборатории, конечно, он сперва вынес Дженсена, но тот шептал - Джаред, Джаред, мне нужно туда, нет, столько работы, все пропало - Джаред вернулся. Сделал все, что смог, а потом отнес Дженсена в медицинский отсек и обработал его раны.

На самом деле Джаред обязан был немедленно связаться с центром, но Дженсен не позволил. Упрямый придурок кашлял и хрипло шептал - я должен... Я должен выполнить свое задание, Джаред, пожалуйста.

Все было бы проще, работай регенерационная камера - засунь туда Дженсена и через час будет как новенький, но камера сломалась.
С другой стороны Дженсен утверждал, что его ожоги не опасны, подумаешь, шрамы останутся, Джаред, давай не будем из-за пустячной аварии вызывать кавалерию.

Словом, Джаред поддался уговорам - и да, осознавал, что нарушает приказ. Он отчетливо представлял себе, как выяснится - а это обязательно выяснится - что он скрыл происшествие, и его карьера накроется медным тазом. Не выполнить приказ - в самой главной, проверочной работе, к которой он готовился всю предыдущую жизнь - это было сродни самоубийству.

Дженсен так просил. Он никогда раньше ничего подобного не делал, а теперь хватал его своими перебинтованными руками за одежду, глаза лихорадочно блестели, морда вся перебинтованная и из под нее хриплый шепот - Джаред, нет. Дай мне совсем немного времени - это очень, очень важно. Я на пороге очень важного открытия, пожалуйста, Джаред!

Наверное, Джаред заразился от своего ненормального напарника безумием, потому что в этот же вечер на неожиданном сеансе связи с полковником Морганом совершенно спокойно докладывал - все хорошо, сэр. Все абсолютно нормально.

Вечером, сидя возле обколотого обезболивающим и снотворным Дженсена Джаред уныло размышлял, чем будет заниматься после того, как его выпнут в отставку сразу после завершения экспедиции. Выращивать орхидеи, как сестрица? Или в торговцы, как Чад? Или подумать обо всем этом потом, когда все закончится, когда Дженсен будет далеко, а не травить себя картинами будущего разоблачения.

Едва очнувшись, Дженсен первым делом взволнованно спросил, не мчится ли на выручку кавалерия - получив отрицательный ответ успокоился и развел бурную деятельность.

У него пострадали лицо и руки, но ходить-то он мог, и везде тыкал - сделай это. Возьми то, включи компьютер, напиши это, да, еще вот это запиши, теперь дай я, ах, черт... Никак. Хорошо, тогда ты. Будь внимателен...

Лабораторию Джаред быстро починил, работы у него прибавилось - он стал руками Дженсена, а потом, когда сняли бинты - еще какое-то время Джаред набивал информацию сам, и все делал сам, даже кормил-раздевал-мыл Дженсена.

После того как все на Дженсене более менее зажило - жизнь вернулась на круги своя, почти все - разве что симукляр у Джареда обзавелся такими же шрамами, как и у Дженсена. Лицо, руки, грудь - Джаред постарался, чтобы каждый шрам был на месте, тогда иллюзия - что это как бы настоящий Дженсен - превращалась почти в реальность.

Время текло, после аварии прошло уже полгода, когда Джаред стал замечать, что с Дженсеном - нет, не то, чтобы что-то серьезное, но просто он так неотрывно следил за ним, что замечал всякую малость.

Дженсен будто стал замкнутее. Задумчивее. Иногда пальцы его зависали над клавиатурой, будто он забывал, что хотел напечатать, иногда Джаред ловил на себе его темный, нечитаемый взгляд - тоже непривычный, не как прежде, скользящий сверху, прозрачный, незамечающий - а именно в упор, тяжелый и темный.

Джаред ежился под этим взглядом, и вопросительно вздергивал брови, мол, что-то надо? Дженсен молча отводил взгляд, недовольно хмурился, но на расспросы не отвечал.

Джаред пытался понять, что же хочет Дженсен? Может, хочет поговорить, просто не решается, не знает как - и надо просто выждать подходящий момент? Договорившись сам с собою, что как-нибудь прижмет Дженсена к стенке и все выяснит, Джаред успокоился, и напрасно. Дженсен все решил в своей манере настырного ученого, и Джаред оказался застигнутым врасплох, когда его симукляр заговорил.

Это было так внезапно, что Джаред чуть с кресла не слетел - вдобавок симукляр нагло избавился от всех шрамов, сиял гладкой кожей и глазами, постукивал деловито ручкой по столу, точь в точь такому, как у настоящего Дженсена и словно был в нетерпении.

– Джаред, - сказал он голосом Дженсена, - нам нужно поговорить.

– Дже... Дженсен?! Как ты пролез в симукляр??!

Джаред не знал, чего в нем было больше - возмущения - пролезли в его личное, сокровенное, в его голову, в личную жизнь, наконец! - или восхищения - вот сукин сын, настоящий грасс!

– Успокойся, Джаред, - Дженсен покачал головой, - наверняка ты сейчас думаешь, что я читаю твои мысли, или еще как-то нарушаю твое личное пространство - это не так, я просто подключился к этой... примитивной машинке, чтобы поговорить с тобой.

– А так нельзя было поговорить? - огрызнулся Джаред, морщась от неправильности этого симуклярного видения. Неправильно, неправильно! Не такой! Хоть и говорит голосом Дженсена.

Дженсен недоуменно нахмурился.

– Джаред, что... Я хотел как лучше.

– Ты всегда хочешь как лучше, а получается говно! – рявкнул Джаред.

Дженсен откинулся в кресле и сложил руки на груди, вызывая своим искаженным видом нечто вроде зубной боли у Джареда - он даже издал скулящий, непристойный звук, и сам рассердился на себя.

Дженсен холодно заговорил:

– Благодаря тебе я закончил очень важную работу, настолько важную, что мы можем прямо сейчас, до срока, покинуть станцию, и тебя никто не будет наказывать за нарушение приказа, наоборот - ты сразу получишь звание.

Джаред вспыхнул сразу, огнем - ах, и это он знает! И все рассчитал, и прикинул, и рвется скорее отсюда, так уж ему надоело общество тупого солдафона, которого он так сейчас благородно утешает и обещает награды. Но - надо послушать, что еще скажет, не для благодарности же пролез к нему в башку.

– Что еще?

Дженсен встал и приблизился к нему. Симукляр ничего подобного не делал, и оттого иллюзорный Дженсен с чистым лицом и ясным взглядом вызывал какую-то непреодолимую ярость, неправильную - Джаред еле сдерживался, чтобы не вцепиться в него, и даже Дженсен это понял. Он остановился в двух шагах и спросил с ноткой незнакомой раньше растерянности:

– Да что такое? Почему ты кипишь от злости?

– Потому что ты ненастоящий.

Выпалил прежде, чем сам понял, а Дженсен поднял руку к лицу и коснулся щеки, губ, не спуская глаз с Джареда. Умный был всегда, и теперь его понимание, так ярко отразившееся в глазах заставило Джареда вздрогнуть.

– Ты... Ты, значит, в симукляре представлял меня... таким, как есть? Как сейчас?

– Да.

Дженсен шагнул к нему, все так же сосредоточенно, внимательно на него глядя - его образ сдвинулся, появились шрамы, красные, грубые, наверное, страшные, но Джаред вцепился в них взглядом как за соломинку, и его уже не отвращала внешность Дженсена. Он сам потянулся к Дженсену - поднял руку, осторожно коснулся лица, и выдыхал - да, это он, его Дженсен, настоящий, ну, почти настоящий - и от облегчения улыбался.

– Почему?

Вопрос был непонятный, Джаред пожал плечами продолжая гладить, ласкать лицо Дженсена - боже, как давно он не касался его, его всего бы взять, зацеловать, прижать к себе, залюбить, что он там еще спрашивает?

– Разве тебе не противно? Я хотел как лучше.

– Ты всегда хочешь как лучше, а получается как у грасса, - ворчливо заметил Джаред. Гладить Дженсена было восхитительно приятно, ругаться уже не хотелось.

– Я и есть грасс. - Дженсен закрыл глаза и подставил шею, словно не замечая, что ведет себя немножко не как грасс, Джаред немедленно его уличил:

– Наполовину. И лучшее в тебе - от матери - и мне еще предстоит его раскопать, всегда об этом мечтал.

– Ты не ответил. Тебе не противно? Я же... обезображен. Урод.

– Разве? По мне ты всегда был урод, но потихоньку исправляешься.

– Джаред.

В голосе Дженсена была столько неожиданного горя, отчаяния, что Джаред испугался, поскорее схватил его в объятия, прижал к себе, и поглаживая по спине, принялся уговаривать:

– Прости, я не думал, что у тебя все так серьезно с этим. Ты красивый, красивый, правда, эй, не надо вырываться! Ну ладно, тогда так - я не замечаю шрамы, или нет - замечаю, но они... Они это ты, я в тебе все приму, ты... Ну, это ты. Я вот недавно злился - потому что ты был ненастоящий тут, в симукляре. Прилизанный такой, аж треснуть хотелось, а теперь - настоящий. Я не знаю, как тебе еще... Ты меня устраиваешь, понял?! Такой, какой есть!

Дженсен тихонько выбрался из его объятий, и смотрел исподлобья, будто хотел что-то сказать, и опять не решался - это было снова так непривычно. Всегда все знающий, что нужно делать Дженсен теперь мялся, и мучился, и Джаред терпеливо ждал.

– Тогда, может... вернемся в реальность? И продолжим там?

Джаред оглянулся вокруг - мир в симукляре рвался и плавился по углам комнаты, стол, за которым сидел Дженсен давно исчез, и Дженсен тоже начал расплываться, сияло посреди рушащегося хаоса желтое кресло с подставкой для ног, и до него нужно было добраться, чтобы снять шлем.

– Да, - сказал он, - конечно.

Продолжим в реальности, что бы там Дженсен не предлагал - просто разговор, или что-то большее.



Сказали спасибо: 49

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408