ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1390

Не книжная история

Дата публикации: 27.11.2015
Дата последнего изменения: 27.11.2015
Автор (переводчик): Вонг;
Бета: Addie Dee
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: ПВП;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Примечания:

Примечание 1: написано на 6й тур кинк-феста, на заявку
Примечание 2: фик написан как оборотка к «Книжной истории», и заключается в абсолютно разных Джаредах =)


Глава

Надо же, Дженсен. Дже-енсен, что за имя дурацкое, разве это имя вообще? И гляньте-ка, хоть кто бы произнес с почтением «мистер Эклз», нет, заладили: Дженсен, Дженсен, будто он их лучший друг.

Ажиотаж вокруг раздражает, и пару дней Джаред усиленно игнорирует нового преподавателя основ творческой деятельности журналиста. Подумаешь, первый курс и на стулья в столовой реагирует не менее восторженно. Джаред так старательно пропускает мимо ушей все разговоры о новеньком, настолько небрежно пожимает плечами, когда речь заходит о нем, что на третий день вынужден признать: он всерьез заинтригован. К бездне любопытства примешивается доля ревности – Джаред не любит делиться вниманием окружающих; пусть он и не может быть единственным и безоговорочным лидером, но каждую новую выскочку, среди студентов ли, среди преподавателей – по умолчанию воспринимает в штыки. К счастью, именно сегодня Дженсен проводит у выпускного курса лекцию по инфографике и у Джареда есть шанс не рассыпаться на сотню маленьких нездорово заинтересованных Джаредиков.

– ...а он оказался полным придурком, – жалуется Мэлани с задней парты. – И руки у него потные.

– Я тебе говорила, что Майк безнадежен, – самодовольно хмыкает Лия. – В следующий раз будешь меня слушать.

– Да, детка, – оборачивается к ним Джаред. – Плюнь на Майка, давай лучше гулять со мной.

– С тобо-ой? – мгновенно переключается в модус кокетства Мэлани. – А куда ты предлагаешь гулять?

– Тебе понравится, – обещает Джаред. – Давай...

От доски доносится деликатное покашливание, очевидно долженствующее привлечь внимание. Первый курс явно излишне нежен со своим новым преподавателем – судя по тому, что тот не начинает действовать с порога огнем и мечом.

– Привет, – звучит оптимистичное. – Я мистер Эклз и я сегодня проведу у вас лекцию по инфографике. Можно просто Дженсен.

А потом он встречается взглядом с Джаредом, и тот моргает от неожиданности.

Вы шутите. Черт возьми, ха-а, да вы шутите!

У Джареда нюх на такие вещи, пресловутый радар – хотя сказать «гей-радар» было бы неверным, скорее – чутье на людей, которые согласны, которых можно, к которым можно. Джаред сечет это так же четко, как если бы на лбу у них было написано большое красное «да», и никогда не ошибается. Он не ошибся с Сэнди и не ошибся с Артуром, Дэн, Найджелом – список можно составить внушительный. Разве что... впрочем, Микки он тоже понял верно и вовремя дал деру.

Джаред осознанно не включается в лекцию – потом нагонит, если что, та же Дэн поможет. Он занят более интересным делом.

Неудивительно, что о Дженсене трещит весь Остинский университет, в нем что-то... м-м-м... загадка, черт возьми, иначе и не скажешь. Мягкие плавные движения рук, губ, мышц под ослепительно белой рубашкой – пиджак он снял через четверть часа после начала лекции: в аудитории жарко. Он слишком обаятелен и возмутительно красив для преподавателя, ему самое место на обложке журнала или в рекламе нижнего белья – если конечно, под рубашкой все так же недурно, как снаружи. С другой стороны, его харизма вряд ли сохранится на фотоснимке: притягательность и отстраненная вежливость, умение смотреть на студента так, будто он единственный в аудитории, и никого важнее нет не то что в группе – во всем Техасе. Такое не помещается в линзу объектива, хотя, вне всяких сомнений, камера Дженсена любит.

Джаред ловит себя на том, что мысленно выискивает лучший кадр, и притворяться становится бессмысленно. Злость на возмутителя спокойствия никуда не делась, но она неумолимо перемешивается с желанием – тягучим, горячим, будоражащим.

Он старше всего на несколько лет – три, может, четыре, – но, приходится признать, отлично держится. Группа Джареда не разочаровывает – не дает спуска новому преподавателю: то и дело кто-то отвлекается, мешает лекции, пытается подколоть или грязно пошутить, но Дженсену пока удается все отбить с блеском, а то и изящно опустить очередного шутника.

Джаред раскачивается на стуле, откидываясь на заднюю парту в нарочито развязной позе. Дженсен в очередной раз мажет по нему взглядом. Не хочется давать волю мнительности, но, черт возьми, это действует как красная тряпка. Если бы взгляды были материальны, можно было бы уже писать жалобу на сексуальные домогательства.

– Мистер?.. – неожиданно обращается Дженсен прямо к нему. – Мне кажется, или вы не слушаете?

– Падалеки, можно просто Джаред, – подмигивает тот похабно и подтверждает: – Не слушаю.

– Позволите узнать почему?

– У вас лицо очень знакомое, я сосредоточиться не могу. Мне кажется, я вас где-то видел, – делится Джаред. – Вы случайно не снимались для гей-журналов?

По аудитории проходит волна одобрительных смешков.

– Пытаетесь вспомнить, не встречались ли мы на съемках? Нет, вряд ли, – ухмыляется Дженсен. – Это вне сферы моей деятельности. Но если тема вам неинтересна – вы свободны.

О, да это вызов. У Джареда от предвкушения поджимаются пальцы на ногах.

У них всего две лекции с Дженсеном – тот заменяет постоянного преподавателя – так что дедлайн предопределен, а внутри уже бурлит веселый азарт.

– Мне кажется, или ты пытаешься подцепить нового препода? – Усаживается на парту Джареда Дэннил. Тот машинально устраивает руки у нее на коленях.

– Ты против, детка?

– Я – нет, но он, кажется, да, – фыркает та. – У тебя какие-то уж очень грубые методы.

Ну, подумаешь, сорвал урок первому курсу. Всем вроде было весело, Дженсену в том числе. Джаред не виноват, что он видит, как Дженсену нравится его внимание, как ему хочется поддаться, повестись на провокацию, разрешить Джареду дожать до упора, но – чертова субординация.

Джаред, скорее всего, пошел бы на попятную, кадрить преподавателя – слишком даже для него, одна беда: Дженсен не воспринимается преподавателем. Он – цель. Он – соблазн. Он – добыча. Сильная, опасная, неуловимая – и тем более желанная.

– Я знаю, что делаю, – заявляет Джаред, хлопая Дэннил по коленке. – Он сам хочет, ты не представляешь как.

– Хочет, но молчит? – закатывает глаза та.

– Именно. Ты же знаешь, у меня чутье на такие вещи.

– А может, в этот раз оно дало сбой?

– Я тебя умоляю, – отмахивается Джаред. – Иди отсюда, женщина.

Дверь в аудиторию открывается, и Джареда осеняет.

– Хотя стой! – ловит он за запястье уже намеревающуюся уйти на свое место Дэннил. – Иди сюда.

– Эй! – пытается вырваться та, но не успевает: Джаред рывком притягивает ее к себе, а в следующий момент уже целует прямо перед носом Дженсена.

Умница Дэн хоть и возмущена до глубины души, поддерживает игру: не отталкивает Джареда, возвращает поцелуй, а затем развязно подмигивает, удаляясь за свою парту. Потом ему влетит, конечно, но это будет потом.

Дженсен делает вид, будто ничего не произошло. Вполне успешно, если не считать легкого румянца на щеках. Джаред так увлекается, разглядывая порозовевшие скулы, что ему начинает казаться... на них веснушки? Или ему не кажется?

Лекция крайне интересная: за ее время Джаред успевает в мечтах поцеловать Дженсена на глазах всего курса, услышать согласие в ответ на приглашение вместе поужинать и нафантазировать с дюжину поз, в которых хотел бы его отыметь.

Конечно, он не сидит при этом молча, уж он-то мастер делать несколько дел одновременно: вставляет свои пять копеек в каждую третью реплику Дженсена, закидывает ноги на парту, громко щелкает пузырями жвачки – под конец даже однокурсники начинают неодобрительно коситься в его сторону. Он и сам чувствует, что перегибает палку, но то, что горит в Дженсене – глубоко, тщательно спрятанное и все равно невыносимо яркое – отключает мозг напрочь.

– Джаред, задержись, пожалуйста, – произносит Дженсен низко, тягуче, вырывая его из сладких грез. Голос – как мед, текущий по стальному лезвию, и Джаред не отказался бы послушать, как он повышается на пару тонов, срывается в стон, в крик...

– С удовольствием, мистер Эклз, – широко улыбается Джаред.

Дверь закрывается за последним студентом, и Дженсен складывает руки на груди. Ладно, Джаред и не надеялся, что Дженсен набросится на него с поцелуями – ну разве что самую малость – но выслушивать нотации совершенно нет настроения.

– Что за представления, Джаред? – спрашивает Дженсен, склонив голову и присев на краешек учительского стола. – Я могу надеяться, что достаточно просто попросить тебя угомониться и заняться учебой, вместо того чтобы срывать мне лекции, или придется принять меры?

Меры. Расстегнуть бы его идеально выглаженную рубашку, сдернуть галстук, взлохматить волосы. Зацеловать яркие пухлые губы до красноты, чтобы заблестели влажно и пошло, а потом смять грубо, проверить – такие ли мягкие...

– Джаред? – хмурится Дженсен, не дождавшись ответа.

– Меры, – соглашается Джаред и делает шаг вперед.

Дженсен сужает глаза, линия челюсти становится резче.

– Джаред.

Имя в его исполнении звучит так, что хочется услышать снова и снова, а еще – прикоснуться, попробовать кожу на ощупь, гладить, мять, тискать. Запрет лишь подслащает желание.

Прежде чем мозг успевает отправить стоп-сигнал, Джаред протягивает руку и с нажимом проводит большим пальцем по сомкнутым губам.

– Ну, хватит! – Дженсен резко отдергивается, отбрасывает ладонь Джареда – точнее, пытается отбросить, потому что Джаред быстрее. Он перехватывает запястье Дженсена, заламывает его руку за спину и оказывается рядом, вплотную – обоняние щекочет свежими сладковатыми запахами одеколона, лосьона для бритья и еще чего-то, возбуждающе-незнакомого – Дженсена.

Поцелуй выходит жестким, грубым, Дженсен уворачивается и вырывается, но Джареду, взбудораженному собственной наглостью и близостью Дженсена, удается его скрутить в надежный захват.

Адреналин бьет в голову, Дженсен в руках – напряженный, твердый, сопротивляющийся. Только сопротивляется он не в полную силу. А даже если допустить, что он действительно не может вырваться – то почему бы ему не закричать? Во второй половине дня в университете полно народа, стоит Дженсену крикнуть, как тут же кто-нибудь вломится в кабинет.

– Ты хочешь, – шепчет Джаред, дурея от самой мысли. – Ну же, Дженсен, признайся, ты хочешь.

– Не хочу, – так же тихо шипит тот. – Я не могу... мы не должны... пусти немедленно.

– Тогда почему не кричишь? А? Если не хочешь? – Джаред делает паузу, чтобы обвести языком аккуратную ушную раковину. – Тебя обязательно спасли бы, – издевательски обещает он. – И есть от чего. Ты же не хочешь? Тогда кричи! Мать твою, кричи!

Джаред не думает, что делал бы, закричи Дженсен на самом деле. Это просто не вариант, потому что дыхание Дженсена сбито, глаза блестят ярче обычного, а еще...

– Ты просто врешь, – смеется Джаред нагло, прямо Дженсену в лицо. – Если закричишь – то сюда придут, правда? И увидят вот это, – Джаред чуть приподнимает Дженсена, напирая так, чтобы тот въехал задницей на стол, а Джаред – между его раздвинутых бедер, – и прижимается пахом к твердому как камень члену.

Дженсену некуда деваться: он пытается отклониться, но рука Джареда удерживает его в неудобном захвате. Физическая реакция сдает безжалостно, и пьянит сильнее любого алкоголя – не ошибся, не промахнулся, рискнул и сорвал джек-пот.

Джек-пот наконец перестает барахтаться в руках и шумно сопит, пока Джаред вылизывает его шею, прихватывает губами кожу, трется носом под ухом.

– Пахнешь вку-усно, – бормочет Джаред. – Облизал бы тебя всего, выебал языком, пальцами, как тебе больше нравится? Готов поспорить, тебе все нравится. У тебя на лице написано, по глазам видно, как тебе не хватает члена в заднице, пра-авда?

– Заткнись, – хрипит Дженсен, запрокинув голову, зажмурившись. Румянец стекает с щек по шее в вырез рубашки, и Джаред дергает галстук – как давно уже, с первой лекции, хотел.

Освобождает запястье Дженсена на пробу – и снова бинго: тот больше не пытается его оттолкнуть, тянется к пуговицам и приказывает, не глядя Джареду в глаза:

– Запри дверь.

Джаред с готовностью подчиняется – но только потому, что сам полностью согласен с этой необходимостью.

Он возвращается и усаживает Дженсена на стол удобнее, разводит ему ноги, гладит сквозь брюки бедра изнутри, трет член под слоями ткани – Дженсен позволяет все. Дженсен вцепляется пальцами в плечи Джареда и зажмуривается – и последнее Джареду не по душе.

– Смотри на меня, – говорит он. – Думаешь, только ты здесь можешь чему-то научить?

– Ты, – усмехается Дженсен, открывая глаза. – Ты маленький пафосный засранец.

– На которого у тебя стоит, – соглашается Джаред. – Так стоит, что больно, правда? Потому что у меня именно так, чувствуешь? – и прижимает руку Дженсена себе между ног.

– Меня могут уволить, если узнают, – говорит Дженсен, и это кажется сейчас таким маловажным и неправдоподобным, что смеются оба.

– Думаешь, узнают? – спрашивает Джаред, расстегивая сначала ремень Дженсена, а затем свой. – Думаешь, я не расскажу всем, что оттрахал нового препода, самого Дже-енсена Эклза, и что тот дал, и сам подставился, и так хотел, что аж тек, как настоящая сучка?

– Не расскажешь.

– Не расскажу. А дашь?

– Сволочь. Мелкая. Наглая. Ткнуть тебя носом в стену и выебать так, чтобы завтра на занятия прийти не смог.

– Обязательно, в следующий раз, – кивает Джаред, пользуясь тем, что Дженсен стек со стола, чтобы снять брюки, и разворачивая его спиной к себе. Мягко надавливает пятерней на поясницу, заставляя лечь грудью на деревянную поверхность, оттопырить задницу. Разводит Дженсену ноги и небрежно мажет кончиками пальцев по расселине. Тот дергается и глотает стон.

– Лежи так, – предупреждает Джаред, в несколько шагов допрыгивает до рюкзака и вытягивает из маленького внутреннего кармана смазку с презервативами. Стратегические припасы на всякий случай – а случаи бывают разные!

Дженсен стонет и жадно насаживается на пальцы, Дженсен изворачивается, пытаясь поймать губами губы Джареда, когда тот ложится на него животом, Дженсен извивается и рычит недовольно, когда Джаред отстраняется, чтобы натянуть презерватив. Джаред не удерживается и быстро проводит языком между ягодиц. Полный рот смазки, ошизенно. Дженсен всхлипывает и вздрагивает всем телом, но у Джареда уже крыша едет, он и без того слишком долго ждал.

– Потом, – обещает он, направляя себя внутрь, раскрывая головкой плотно сжатые мышцы. – Потом, обязательно, я тебя оттрахаю языком, так, что кончишь только от него, потом, все что хочешь, только... только сейчас... Ах, черт, да!

– Че-ерт, – вторит ему Дженсен, прогибаясь в пояснице, насаживаясь еще сильнее, хотя некуда уже – Джаред вошел до конца, растянул собой, заполнил до предела. – Джаред, господи, двигайся, черт бы тебя...

Джаред выходит почти полностью, крепко сжимает пальцами бедра Дженсена. Держит его так на члене, раскрытым на одной головке, пустым внутри и не дает насадиться.

– Проси, – приказывает он, пытаясь считать про себя, пытаясь отвлечься, хотя без шансов – долго ему никак не протянуть, не с Дженсеном, не с этой стихией.

– Если ты не заткнешься, – очень спокойно говорит Дженсен, – то отправишься в коридор. Без штанов. С разбитым носом.

– Тебя же уволят! – притворно ужасается Джаред, но слушается, понимая – Дженсен не пустит дальше, не сейчас, не когда он и так сдал все позиции, раскрылся настолько сильно, насколько сам наверняка от себя не ожидал.

Джаред двигается быстрыми короткими толчками, стискивает бока Дженсена, бедра, царапает живот, соски, выжимая из Дженсена стоны, вздохи, всхлипы. За стеной шумят голоса и раздаются шаги, пару раз ручку двери дергает, но Джаред едва фиксирует это в сознании. Запах Дженсена, вкус Дженсена – на шее, под линией роста волос, где сейчас липко и солоно от испарины, звучание – заполняют собой все, не оставляя ни капли прочему миру, и Джаред с готовностью падает, растворяется, выплескивается в него до конца, без остатка.

Он приходит в себя от того, что Дженсен резко его отпихивает и разворачивается лицом, злым и недовольным. Джаред бухается на колени и накрывает ртом бордовую пульсирующую головку, надевается до самого горла, едва не давясь. Дженсен ахает, запускает пальцы в его волосы и вжимает голову себе в пах, трахая в рот грубо, не жалея, не заботясь.

Джаред сглатывает горьковатую жидкость, смаргивает выступившие в уголках глаз слезы и выпрямляется в полный рост. Ухмыляясь, вытирает губы тыльной стороной ладони и целует Дженсена, передавая ему его же вкус.

Зрачки у Дженсена расширены, рот блестит мокро, волосы встрепаны. Смятая рубашка распахнута на груди, брюки болтаются где-то вокруг щиколоток. Неожиданно ярко вспыхивают два противоположных желания: наговорить пошлостей, чтобы покраснел еще сильнее, и извиниться. Джаред нервно переступает с ноги на ногу и тем самым выдает себя.

– Одевайся, – произносит Дженсен, принимаясь застегивать рубашку. – И пошли.

В животе у Джареда начинает неприятно ныть.

– Куда?

Одевшись полностью, Дженсен смотрит на него несколько секунд с нечитаемым выражением лица. Затем расплывается в незнакомой, непривычно похабной ухмылке, отодвигает Джареда с дороги и направляется к двери, показательно прокручивая на пальце выуженные из кармана ключи от машины.

– Штаны застегни, – бросает он, обернувшись. – Ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь заинтересовался, что за дополнительный урок я тебе собираюсь дать?



Сказали спасибо: 71

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407