ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
139

Лис и Охотничий Пёс

Дата публикации: 05.07.2012
Дата последнего изменения: 05.07.2012
Автор (переводчик): Тёмная нимфа;
Бета: Koshenka88
Пейринг: J2; Дженсен / Джаред; Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; оборотни, звери; романс; сказка;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Примечания: Фик написан в рамках Дисней-феста и является достаточно вольным ретейлингом мультфильма «Лис и Охотничий Пёс» Большое спасибо организаторам за этот сказочный фест! Спасибо Melancholy262, которая заманила меня туда. Спасибо Рэйвелл за великолепные иллюстрации к фику. Спасибо Котику, которая превратила мой поток бессознательного в читабельный текст. Спасибо current obsession, которая, несмотря на собственные проблемы, поддерживала меня в процессе – без неё ничего бы не было! Спасибо аниматорам компании Walt Disney за слэш в каноне. И огромное спасибо всем тем людям, которые – по непонятным для меня причинам - ждали этот текст и тыкали в меня палочкой.
Саммари: Дженсен и Джаред мутанты-«оборотни». Дженсен – Лис, Джаред – Охотничий Пёс. Смогут ли они быть вместе, если первый – добыча для второго.
Глава 1

 

Пролог
2011 год

 


В секретных правительственных лабораториях США стартовала программа по созданию «универсального солдата» путём скрещивания генов человека и различных животных. Перед учёными была поставлена цель вывести гибрид, обладавший набором определённых качеств, присущих четвероногим млекопитающим: повышенная выносливость, развитая интуиция, способность видеть в темноте, чуткий слух и нюх, преданность и покорность домашних питомцев.

За пятьдесят лет генетики создали в лабораториях десятки тысяч мутантов. Это были человекоподобные существа: некоторых из них было не отличить от людей, другие – обладали частями тела, присущими животным, например, хвостами. Многие мутанты были не жизнеспособны и вскоре умирали. Большинство из выживших не могли давать потомство. Но самым главным было то, что учёным так и не удалось вывести «универсальных солдат» - мутантов-убийц, слепо выполнявших приказы, поэтому в 2063 году было принято решение закрыть проект. Все мутанты подлежали уничтожению, но информация просочилась в прессу, вызвав огромный резонанс в обществе.

По всей стране вдали от населённых пунктов - чаще всего в лесах - стали создаваться специальные резервации, куда из лабораторий начали переселять мутантов. Им было строжайше запрещено покидать новые места обитания. Однако правительство не желало выделять достаточно средств на содержание резерваций, поэтому вскоре в них начали свирепствовать голод и болезни.

Первыми из резерваций стали сбегать мутанты, по внешнему виду ничем не отличавшиеся от людей, либо те, чьи отличия можно было легко скрыть под одеждой. За ними потянулись «оборотни» - мутанты, способные в мгновение ока перекидываться в животных. Большую часть времени они были вынуждены проводить в зверином обличие, добывая себе пропитание охотой.

В итоге за пару лет мутанты расселились практически по всем штатам. И тут обнаружилась интересная особенность: при спаривании с человеком они оказались способны воспроизводить потомство. Так начали появляться мутанты второго уровня. Правительство США усмотрело в этом факте опасность для населения страны и объявило охоту на «нелюдей». За каждого убитого мутанта выдавалось вознаграждение, однако гораздо выгоднее было продавать живых мутантов на чёрном рынке. Их приобретали цирки и зоопарки на утеху посетителям, состоятельные граждане в качестве домашней живой игрушки, а также закрытые элитарные клубы, клиенты которых ценили экзотические секс-услуги.

Истребление мутантов в резервациях было запрещено, но большинство охотников в погоне за наживой пренебрегали этим законом. Их профессия стала весьма прибыльной, вследствие чего появился спрос на усовершенствованные виды оружия и ловушки. В подпольных лабораториях стали выводить мутантов - псов для охоты на себе подобных.


Со стороны гор шла гроза: тёмно-серые низкие облака быстро надвигались на долину, шквалистые порывы ветра гнули до земли молодые деревца, слышались раскаты грома.

Старая Анна посмотрела в окно, покачала головой и пошла во двор снимать бельё с верёвок.

- Влажные ещё, - ворчала она, аккуратно сворачивая простыни. – Придётся досушивать. Не вовремя дождь собрался.

Сложив всё в старую плетёную корзину, Анна подхватила её и понесла в дом. По дороге, на всякий случай, заглянула в хлев: корова, помахивая хвостом, спокойно жевала траву, на жёрдочке, белея размытыми пятнами, дремали куры. Старая Анна плотно закрыла дверь, придавив её плечом, заперла на щеколду и поспешно направилась по дорожке к крыльцу.

Ветер, задувая под юбку, трепал на ней одежду, швырял в лицо выбившиеся из пучка пряди волос, подгонял в спину. Старая Анна почти добралась до дома, когда услышала мужские окрики, собачий лай и выстрелы, доносившиеся из перелеска, граничившего с её землёй. Она обернулась, но старческие глаза не могли ничего различить в вечерних сумерках. Однако, судя по удаляющимся звукам, охотники углублялись в лес.

- Не рановато ли для начала сезона охоты? - пробормотала Старая Анна и, нахмурившись, поджала губы.

В этот момент на землю упали первые тяжёлые капли, а затем дождь хлынул стеной, заглушая в своём мерном шуме все остальные звуки.

- Матерь Божия, - Старая Анна перекрестилась и поспешила укрыться в доме.

В гостиной она поставила корзину с бельём в угол, подкинула в камин несколько поленьев и села с шитьём в кресло-качалку. Толстая пушистая кошка тут же вспрыгнула к Старой Анне на колени, покрутилась, укладываясь, и замурлыкала, выпрашивая ласку.

- Ах ты лежебока, - укоризненно сказала Старая Анна. – Шла бы в подпол мышей гонять. А то только и знаешь заботу, что спать у камина.

В ответ кошка потёрлась мордой об её руку и замурчала ещё сильнее. А гром уже вовсю громыхал над крышей покосившегося домика Старой Анны. Ветер бился в стекло чердачного окна, шуршал черепицей и завывал в печной трубе. И вдруг среди всей это какофонии звуков Старая Анна расслышала жалобное скуление.

- Это ещё что такое? – удивилась она.

Скуление повторилось – уже чётче – и доносилось оно явно с крыльца.

Старая Анна, спихнув кошку с колен, пошла в коридор и распахнула входную дверь. Сначала она ничего не заметила, но потом из темноты ей под ноги клубком мокрой рыжей шерсти выкатился какой-то зверёныш, ткнулся мокрым носом в разношенные домашние туфли, да так и застыл, крупно вздрагивая и поскуливая.

- Боже пресвятые угодники! - воскликнула Старая Анна, присев на корточки. – Это же лисёнок. Ну, здравствуй, крошка, - она нерешительно провела рукой по впалому, ходящему ходуном боку. – А где же твоя мамочка?

Старая Анна осмотрелась по сторонам – вспышка молнии на пару секунд выхватила из темноты пустой двор – и осторожно взяла лисёнка на руки. Тот тут же забился от страха, задёргался, выворачиваясь, клацая зубами и норовя вцепиться ей в руку.

- Тише, тише, малыш, - зашептала Старая Анна. – Иди ко мне, я тебя не обижу. А ты, как я погляжу шустрый, - она осторожно завернула лисёнка в подол фартука и понесла его в дом, приговаривая. – Всё хорошо, всё хорошо. Я не оставлю тебя одного.

Старая Анна усадила найдёныша на стол, подхватила со спинки стула кухонное полотенце и принялась промакивать рыжую, слипшуюся от воды острыми иголочками шёрстку. Лисёнок больше не вырывался, не огрызался - терпел, лишь всё ещё жалобно подвывал на высокой тонкой ноте.

- Ты же голодный, наверно, - Старая Анна вытерла ему лапы и отложила полотенце в сторону. – Подожди, я сейчас молочка тебе принесу, парного, с вечернего удоя.

Она бегом направилась на кухню, где, порывшись в шкафу, отыскала большую стеклянную бутылку с соской. Сполоснув и нацедив туда молока из бидона, Старая Анна заспешила обратно в гостиную.

- Ну вот, сейчас ты поешь и поспишь, а утром мы подумаем, что с тобой де… Боженьки! - она застыла на пороге.

Бутылка выпала из её ослабевших рук, гулко ударившись о деревянный пол; из неё белёсой лужицей потекло молоко. Но Старая Анна не обратила на это никакого внимания: она во все глаза смотрела на письменный стол, где на её фартуке лежал пухлый розовый полугодовалый младенец и пытался ручками поймать свой собственный лисий хвост.

Старая Анна приблизилась к нему, протянула трясущуюся руку и неуверенно дотронулась кончиками пальцев до треугольного, покрытого нежной мягкой рыжей шерстью уха.

- Да ты мутант, - то ли выдохнула, то ли всхлипнула. – А по щекам веснушки рассыпаны! Это тебя, видать, при рождении ангелы целовали – благословляли.

Младенец извернулся, ловко схватил крохотными пальчиками указательный палец Старой Анны и потянул его в рот.

- Ох, подожди, подожди, - засуетилась та. – Сейчас я тебя накормлю, только вначале запеленаю.

Старая Анна подхватила малыша и понесла в спальню, положила на кровать к самой стене и на всякий случай подпёрла сбоку подушкой, чтобы ненароком не упал на пол.

- А пеленать-то мне тебя и нечем, - покачала головой и принялась рыться в ящиках комода. – Хотя можно разрезать простыню, вот и будут тебе добрые пелёнки. Ну-ка, где мои большие ножницы?

Старая Анна, ловко орудуя ножницами, быстро раскроила хлопковую ткань на четыре части, взяла одну и расстелила её на кровати.

- Ты, пожалуйста, не дрыгайся, - положила младенца сверху, - я последний раз пеленала младшую сестру полвека назад, так что сноровку малость утратила.

Старая Анна принялась обворачивать материю вокруг малыша, спелёнывая крест-накрест, фиксируя отдельно ручки и ножки. Да только хвост никак не желал лежать спокойно, юлил из стороны в сторону, мешал, норовил вылезти наружу.

- Фух, - выдохнула Старая Анна, когда, наконец, закончила. – Аж вспотела вся с тобой, - она утёрла лоб тыльной стороной ладони и осторожно взяла живой свёрток на руки. – Вот теперь можно и покушать.

Старая Анна понесла младенца обратно в гостиную и, подобрав с пола бутылочку с молоком, уселась в кресло качалку.

- Давай-ка открывай ротик, - потыкала соской малышу в губы, а тот не заставил просить себя дважды: моментально втянул её в рот и принялся сосать с такой силой, что пухлые щёчки заходили ходуном.

- Эка ты оголодал, - жалостливо сказала Старая Анна и вздохнула: – Я ведь теперь должна буду в кратчайшие сроки сдать тебя в резервацию. Только знаешь, я этого не сделаю! У меня своих детей нет, муж умер ещё молодым, мне тебя сам Бог послал на старости лет в утешение, - она нежно погладила младенца по голове - по мягким каштановым в рыжину волосам. – Место тут тихое, уединённое, нас никто не потревожит. Ферма моя стоит на самом отшибе, почти в лесу. Сюда, бывает, за год ни единой души не добирается, лишь охотники изредка заглядывают воды напиться и передохнуть.

Малыш согласно заагукал, выпустив соску изо рта, и прикрыл глаза.

- Я назову тебя Дженсеном, - прошептала Старая Анна, покачиваясь в кресле-качалке, убаюкивая ребёнка. – Имя редкое, красивое. Оно принесёт тебе удачу, мой маленький лисёнок, - и она тихо запела колыбельную, слова которой помнила ещё с детства.

Дженсен, пригревшись, заснул быстро, зачмокал во сне губами, засопел крохотным носиком.

- Надо тебе соорудить кроватку, - Старая Анна встала и осторожно, стараясь не потревожить чуткий детский сон, опустила младенца на жалобно скрипнувший пружинами диван.

Она взяла корзину и вынула из неё бельё. Затем достала из шкафа моток прочной рогозовой верёвки, пошла в спальню и перекинула её через потолочный брус. Концы верёвки Старая Анна закрепила на ручках корзины, получив, таким образом, детскую люльку, на дно которой было постелено старое ватное одеяло и чистая тряпица.

Старая Анна принесла Дженсена и положила его в импровизированную кроватку - тот заворочался, устраиваясь удобнее, но не проснулся.

- Спи, мой сыночек, спи, мой маленький, - она нагнулась и поцеловала его в лоб. – Пусть Пресвятая Богородица и ангелы оберегают твой сон.

Старая Анна выключила свет, разделась, подошла к окну и прислушалась: ветер стих - гроза уходила на юг; со стороны просёлочной дороги доносился рёв двигателя старого автомобиля.

- Никак Томас из города возвращается, - пробормотала она, задёргивая шторы, и наощупь направилась к своей кровати.

Томас заглушил мотор своего старого пикапа, распахнул дверь, вывалился из машины и тут же поскользнулся в грязи.

- Твою же… - сплюнул он и крикнул: - Джефф, ты где есть? Опять дрыхнешь, тварь блохастая! – Томас с размаху двинул ногой по конуре, откуда через секунду показалась виноватая собачья морда с прижатыми к голове ушами.

- Да вылезай, не бойся, не трону, - расплылся в улыбке Томас. – Я сегодня добрый. Ты только посмотри, какой я сюрпризец тебе из города привёз, - он подошёл к кузову пикапа и достал оттуда мешок, внутри которого кто-то барахтался и скулил.

Джефф выполз из будки, закрутил хвостом, закрутился вокруг хозяина, заглядывая в глаза.

- Ну-ну, спокойно, - усмехнулся Томас. – Думаешь, пожрать тебе притащил? Хрена с два. Гляди, - он развязал мешок и вытряхнул из него прямо в лужу щенка – тот взвыл, забарахтался в грязи, но, наконец, вскочил на лапы.

- Видал, - с гордостью сказал Томас, схватил щенка за шкирку, приподнял и ткнул Джеффу в нос. – Настоящий охотничий пёс. Оборотень. Я за него целое состояние отдал, но он того стоит, - Томас потряс щенка в воздухе. – Он пока сопливый щенок, но уже виден потенциал.

Джефф фыркнул и обижено отвернулся.

- Да ты не вороти морду, - пнул его под зад Томас. – Только глянь, какой: жилистый весь, грудастый, лапы широкие, мощные. А клыки! Ты видел, какие у него клыки? – он опустил щенка на землю, сжал в кулаке его морду и пальцами другой руки приподнял верхнюю губу, обнажая ряд белоснежных острых зубов.

Щенок закрутил головой, пытаясь вырваться, но Томас держал крепко.

- А ещё нёбо чёрное, - отпустил, наконец, - злющий будет, я тебе гарантирую. Мы во время первого же его охотничьего сезона сторицей окупим все вложения. Жаль только, что ждать долго. Ну, ничего. Я терпеливый, да и пока у меня есть ты, - Томас потрепал Джеффа по лохматой башке между ушами. – Надо ему имя придумать. Рычащее какое-нибудь. Говорят, от этого собаки свирепыми вырастают. Так, пусть с твоим созвучно будет. Джеффри… Джерри… нет, не то… Джар-р-ред. Точно, Джаред! Нравится?

Джефф согласно тявкнул.

- Вот и отлично, - Томас достал из кармана специальный эластичный ошейник, который не позволял мутанту задохнуться во время трансформаций, и надел его на шею щенку. А тот взял и перекинулся в младенца.

- Тфу, - отшатнулся Томас. – Мерзость. Хотя у этого выродка нет ни собачьих ушей, ни хвоста, ни шерсти, как у тебя, Джефф. И всё равно он отвратителен. Давай, забирай его к себе в конуру, будешь обучать всяким вашим звериным премудростям, да объясни хорошенько, чтобы не смел при мне перекидываться. Джаред будет тебе за место сына. Я слышал вы, твари, тоже мечтаете иметь детей, - он рассмеялся, развернулся и направился к дому. Уже у самого крыльца Томас остановился и хлопнул себя ладонью по лбу: - Совсем забыл тебе сказать, мы завтра уезжаем. Деверь сестры собирает отряд охотников для поездки в Северную Дакоту. Поговаривают, в тамошних лесах развелось много оборотней. Можно хорошо подзаработать. Да и что-то засиделись мы с тобой на одном месте, - он зевнул. – Так что готовься.

Джефф гавкнул, а затем носом подпихнул малыша под попу в сторону конуры, заскулил просяще. Тот послушно перекинулся обратно в щенка и поковылял по мокрой траве к его новому месту жительства.



Глава 2

Часть первая
Пятнадцать лет спустя

 


- Дженсен, сынок, ты где? – Старая Анна выглянула из хлева.

- Я тут, мам! - Дженсен показался из-за угла дома и направился к ней. – Ты что-то хотела?

- Да, - кивнула Старая Анна и, охнув, потёрла поясницу. - Корову я подоила, а ведро поднять не могу – опять в спину вступило, так что не согнуться, не разогнуться.

- Давай помогу, - Дженсен легко поднял ведро с молоком и понёс его в дом.

- Радикулит, будь он неладен, - ворчала Старая Анна, хромая следом за ним. - Видать, к грозе спина-то разболелась.

- На небе ни облачка, - усмехнулся Дженсен, поднимаясь на крыльцо.

- Значит, с гор придёт, оглянуться не успеешь, - уверенно сказала Старая Анна, распахивая перед Дженсеном дверь.

Они прошли на кухню, и Дженсен принялся переливать молоко из ведра в бидоны, загодя расставленные на столе Старой Анной.

- Спасибо, сынок, что бы я без тебя делала, - вздохнула та и, тяжело опустившись на стул, принялась промакивать лицо подолом фартука.

Дженсен подошёл к ней, встал на колени, обняв, ткнулся лбом в старческие морщинистые руки, прошептал:

- Совсем ты у меня старая стала.

Анна, нагнувшись, чмокнула его в макушку, сказала строго:

- Ты погоди мать-то хоронить. Я ещё на твоей свадьбе трепака спляшу, вот увидишь.

- Ну, в этом я даже не сомневаюсь, - рассмеялся Дженсен и вскочил на ноги. – Я пойду?

- Погоди, присядь, - Старая Анна, нахмурившись, в раздражении постучала пальцами по столешнице, - разговор есть серьёзный.

Дженсен послушно опустился на стул напротив и навострил уши. Старая Анна помолчала и начала со вздохом:

- Знаю, тебе это не понравится, но, боюсь, для тебя теперь опасно покидать территорию фермы.

- Что? – в удивлении приподнял брови Дженсен. – Почему?

Старая Анна успокаивающе положила свою ладонь на его, чуть сжала пальцы, приободряя, и продолжила:

- На прошлой неделе вернулся наш сосед, охотник Томас.

- И что? – в раздражении передёрнул плечами Дженсен.

- А то, что он охотится на таких, как ты, - терпеливо пояснила Старая Анна. – Его не было пятнадцать лет, и я уж думала, он отдал Богу душу, молилась за него. Но Томас жив, здоров, вернулся и уже сегодня утром ходил в лес - ставил капканы.

- Ну и что? - упрямо буркнул Дженсен. - Теперь из-за какого-то охотника ты хочешь запереть меня в четырёх стенах?

- Ты не понимаешь, - в отчаянии воскликнула Старая Анна, - Томас не «какой-то» охотник. Он злой, нехороший человек, готовый за деньги родную мать продать. Если Томас во время охоты убивает мутантов, то это верх проявления сострадания с его стороны, потому что, в противном случае, он сдаёт их перекупщикам живого товара, и никто уже не знает, какая судьба их ждёт.

Дженсен помолчал, нервно водя хвостом из стороны в сторону.

- То есть, мне теперь и в резервацию ходить нельзя, - подытожил он.

- Да, - кивнула Старая Анна.

- Но это нечестно! – сжал кулаки Дженсен. – А как же Крис и Джошуа? Они будут ждать меня, будут волноваться и, конечно же, решат прийти узнать, что случилось. Вдруг Томас их поймает! Мне надо срочно предупредить Криса.

- Никого ты предупреждать не пойдёшь, - строго сказала Старая Анна. – Так и быть, завтра я отвезу тебя в резервацию на машине, а сегодня сиди дома и носа не кажи на улицу.

- Ладно, - Дженсен, насупившись, встал и поплёлся в свою комнату.

- Дженс, - Старая Анна поймала его за руку, развернула, заставив посмотреть себе в глаза. – Мне эта ситуация нравится не больше твоего, но, пойми, у меня никого нет, кроме тебя, и, если с тобой, что случится, я не переживу этого.

- Знаю, - кивнул Дженсен. – Не переживай за меня, всё будет в порядке.

Он зашёл в свою комнату, плотно прикрыл за собой дверь и со злостью пнул ножку кровати – легче не стало, наоборот, вдобавок ко всему добавилась ещё и тупая боль в ушибленном большом пальце. Отсиживаться дома Дженсен, естественно не собирался, поэтому он дождался, когда Старая Анна задремала в кресле-качалке, быстро разделся и, перекинувшись в Лиса, выскочил в настежь распахнутое окно.

Дженсен покружил по двору, принюхиваясь, шумно втягивая носом воздух, убеждаясь, что ему точно не грозит опасность. Затем он направился в сторону ограды, поднырнул под нижнюю перекладину и затрусил по еле различимой в высокой траве дорожке в сторону соседского дома.

По дороге Дженсен думал о том, что было бы здорово, если бы у этого загадочного кровожадного охотника Томаса оказался сын или дочь. Тогда бы они подружились и общались каждый день, и Дженсену не было бы так одиноко. Конечно, у него были верные друзья в резервации, но бегать туда часто было слишком утомительно даже для Лиса.

Старый, покосившийся от времени дом Томаса, стоявший на пригорке, был виден издалека. Дженсен, прикрываясь густым кустарником, подобрался к самому забору - полусгнивший, с выломанными местами досками, он напоминал щербатый рот старухи. Стараясь держаться так, чтобы ветер дул на него, Дженсен обошёл по периметру почти всю ограду, присматриваясь, поводя чёрным носом из стороны в сторону. Пахло разным: машинным маслом - от автомобиля, резко железом и порохом, а ещё чем-то съестным - из дома, удушающе плесенью, гнилью и кровью - из деревянной пристройки, псиной и опасностью – со двора. Но, к сожалению, запах человека принадлежал только самому Томасу.

Дженсен расстроено сел на траву и потёр нос лапой. Он собрался было уже отправиться в обратный путь, когда из конуры, стоявшей во дворе под высокими раскидистыми деревьями, послышался звонкий лай, и оттуда вывалился молодой кобель. Он запрыгал, закружил перед крыльцом дома, увидел белую бабочку и погнался за ней, смешно клацая зубами. Следом за ним, потягиваясь и широко зевая, показался старый, матёрый пёс со всклокоченной на загривке шерстью. Первый начал, играя, набрасываться на него, несильно прихватывать за уши, приглашая поиграть, но старик никак не прореагировал – улёгся в нагретую солнцем пыль, положил морду на передние лапы и прикрыл глаза.

Дженсен с улыбкой наблюдал за тем, как молодой кобель, ничуть не огорчённый полным игнорированием со стороны своего старшего собрата, принялся юлой крутиться вокруг своей оси, пытаясь поймать тонкий хвост. Когда ему, наконец, удалось это осуществить, он рухнул на землю, запутавшись в собственных, кажется, чересчур длинных лапах.

Дженсен фыркнул, и тут ему в голову пришла замечательная мысль подружиться с этим неуклюжим и шумным представителем лучших друзей человека. Старый пёс внушал опасение, но молодой и весёлый, ещё по-щенячьи неловкий, понравился Дженсену сразу. К тому же, в случае опасности, всегда можно было перекинуться.

Дженсен радостно подпрыгнул и отправился воплощать задуманное в жизнь. Он спрятался в кустах, так чтобы ветер мог доносить его запах до собак, и принялся активно тереться о колючие ветки, оставляя на них крохотные рыжие шерстинки. Увидев, как молодой кобель поднял голову, принюхиваясь, Дженсен выбрался из кустов и затрусил по дорожке в перелесок, стараясь оставить как можно больше следов. Он добежал до старого поваленного ствола, полого внутри, юркнул в него и затаился в ожидании.

 

Джаред, задрав морду, с жадностью втягивал в себя воздух. Он вставал на задние лапы, пытаясь понюхать как можно выше, чтобы пыль не перебивала неизвестный, но очень соблазнительный запах, который ему принёс ветер со стороны леса.

- Эй, Джей, что ты там учуял? – недовольно проворчал Джефф, приоткрыв один глаз и с интересом наблюдая за нелепыми акробатическими номерами Джареда.

- Какой-то новый запах, - Джаред покрутился на месте, точно определяя направление. – Только никак не пойму, чем это так здорово пахнет.

- Ну-ка, - Джефф приподнялся на передние лапы и поводил носом из стороны в сторону. – Всё понятно: хозяин готовит кашу с салом.

- Нет, - буркнул Джаред, - кашу я бы сразу узнал, за кого ты меня принимаешь! Тут другое.

- Эх, сынок, - покачал головой Джефф, - тебе ещё учиться и учиться распознавать запахи, - он развернулся и полез в конуру. – Брось ты эту затею, давай лучше поспим в прохладце до обеда, - Джефф широко зевнул.

Но Джаред уже точно определил, что запах доносился из кустов, росших прямо за оградой – их было хорошо видно, так как именно в этом месте в заборе не хватало двух досок. Любопытство взяло верх, и Джаред, держа нос по ветру, направился туда.

- Эй, ты куда это собрался? – высунул из конуры морду Джефф.

- Хочу понять, чем это всё-таки пахнет, - пробормотал Джаред, принюхиваясь, стараясь не потерять странный запах среди остальных.

- Учти, Джей, хозяин не любит, когда ты куда-то уходишь, - недовольно проворчал Джефф.

- Не беспокойся, - вильнул хвостом Джаред. – Я не потеряюсь – вернусь по собственным следам и обернуться успею до обеда, так что хозяин ничего не узнает. Не скучай на привязи!

- Да уж, - задумчиво проговорил Джефф ему вслед, грустно глядя на цепь, которой он был прикован к конуре, - ну и молодёжь пошла. Современным юнцам лапу в пасть не клади, - он вздохнул и принялся выкусывать блох из бока.

А Джаред тем временем уже выбрался за забор и сунул нос в кусты – соблазнительный запах, действительно, шёл оттуда. Пахло густо, и Джаред с удовольствием обнюхал каждую веточку, подмечая на них рыжие волоски, но их обладателя так и не заметил. Зато на песчаной дорожке, которая вела в перелесок, обнаружились отпечатки лап - круглые, похожие на собачеи. Джаред уткнул нос в землю и отправился по следам загадочного рыжего зверя.

Дорожка петляла между деревьями, то исчезая в высокой осоке, то появляясь вновь, пока, наконец, не вывела Джареда на небольшую, залитую солнечным светом полянку, посреди, которой лежал старый ствол. На нём кто-то сидел – Джаред не мог разглядеть, потому что солнце било ему в глаза, аккурат из-за спины лесного жителя. Впрочем, у Джареда было дело и поважнее, поэтому он сосредоточился на следе, спрятавшемся от него в полом стволе. Джаред залез внутрь, обнюхивая мох и деревянные стены, и в этот момент с противоположной стороны возникла рыже-белая морда с чёрными глазами-бусинками и треугольными острыми ушами.

- Ты чего тут нюхаешь? – поинтересовалась морда.

Джаред покосился на неё и гордо сказал.

- Я нашёл след.

- Чей след? – поинтересовалась морда.

- Я ещё не знаю, - Джаред осторожно приблизился к неизвестному зверю, втягивая носом воздух, и радостно вильнул хвостом: - Вообще-то он твой.

- Как интересно, - ухмыльнулась морда и исчезла.

Джаред выбрался наружу, сел, задрав голову вверх, и протяжно завыл.

Рыжий зверь странно уставился на него, соскочил со ствола на землю, обошёл Джареда по кругу, рассматривая, и спросил:

- Ты чего воешь?

Джаред замолчал, недоумённо глядя на глупого зверя, и ответил:

- Нам так положено, когда мы находим то, что искали.

- А, - кивнул тот, наморщил нос и представился. – Меня Дженсеном зовут. Я Лис.

- Джаред, - ответил Джаред. – Я Охотничий Пёс. Гончая, - добавил он с гордостью.

Они внимательно рассматривали друг друга, изучая. Джаред никогда до этого не видел лисиц, но, конечно же, был наслышан о них от Джеффа. Дженсен-Лис оказался пушистым, рыжим в белых подпалинах, размером чуть меньше Джареда. Опасным он не выглядел, да и настроен был явно дружелюбно, поэтому Джаред уверенно шагнул к нему и ткнулся носом в грудь, обнюхивая.

- Щекотно, - хихикнул Дженсен и отскочил в сторону.

Джаред задорно гавкнул и набросился на него, заваливая в высокую траву, а затем высунул длинный язык и лизнул Дженсена в глаз.

- Фу, - запротестовал Дженсен, замотал головой, хотя вырываться не спешил.- Слезь с меня, слюнявое животное.

- Не-а, - довольно протянул Джаред и начал вылизывать ему всю морду целиком.

- Прекрати, - пискнул Дженсен и, изловчившись, прихватил его за длинное болтавшееся ухо.

- Ах, так ты драться надумал! – Джаред соскочил с Дженсена и принялся носиться вокруг него кругами, шутливо нападая. – Вот я тебе сейчас покажу!

- Догони сначала, - усмехнулся Дженсен, перевернулся со спины на лапы и понёсся по перелеску.

Джаред бежал следом, не отставая, громко лая и несильно прикусывая Дженсена за кончик хвоста.

- Ладно, ладно, ты меня осалил, - Дженсен затормозил у старой берёзы и развернулся. – Теперь я вожу. Убегай.

Джаред не заставил просить себя дважды: со всех лап бросился в обратном направлении.

Когда они вернулись на поляну, то оба, запыхавшись, тяжело дышали.

- Надо придумать какую-то более спокойную игру, - хрипло сказал Дженсен.

- Давай в прятки, - предложил Джаред. – Ты будешь прятаться, а я буду находить тебя по следу.

- Идёт, - подпрыгнул Дженсен. – Тогда закрывай глаза и считай до десяти.

Джаред подошёл к бревну, уткнулся в него лбом, да ещё и лапой глаза прикрыл.

- Один, два, три, - он покосился в сторону Дженсена.

- Не подглядывай, Джей, - строго сказал тот, - так не честно.

- Ладно, - Джаред пристыжённо отвернулся обратно.

- Давай считай сначала, - скомандовал Дженсен и, судя по раздавшемуся приглушённому шороху, скрылся в кустах.

- … девять, десять, - пробормотал Джаред и резко развернулся всем корпусом.

Он припал носом к земле – на этот раз искать было гораздо проще, потому что запах стал знакомым, родным – и отправился на поиски Дженсена. Тот обнаружился за корявым стволом высоченной ели, от которого раздражающе остро пахло хвоей и смолой.

- Нашёл, - Джаред не удержался и громко чихнул. – Давай ещё раз, - предложил он, но в этот момент раздался громкий свист. – Ой, это хозяин, - Джаред припал к земле и поджал хвост. - Я совсем забыл о времени – вот мне влетит.

- Прости, - огорчился Дженсен.

- Да ладно, - вильнул хвостом Джаред. – Мне пора. Было приятно познакомиться, Дженс.

- И мне, - Дженсен подошёл и неуверенно лизнул его в ухо. – А можно я завтра забегу за тобой, и мы опять поиграем в прятки?

- Конечно, - Джаред закрутил хвостом с удвоенной силой, - хозяин с самого утра в город по делам уедет, так что нам никто не помешает. Ну, тогда до завтра, Дженс.

- До завтра, Джей, - отозвался тот и скрылся среди молодых деревьев – только рыжий хвост мелькнул.

Джаред посмотрел ему вслед и припустил домой.


Дженсен добрался до фермы без приключений. Он вернулся тем же путём, что и сбежал: поднырнул под нижнюю перекладину ограды, прокрался сзади дома к своему окну и ловко запрыгнул внутрь.

- Явился! – Старая Анна сидела на кровати, скрестив руки на груди, и гневно смотрела на Дженсена. – И где, позвольте узнать, молодой человек, вы пропадали всё это время? – она говорила тихо, не повышая голоса, но по звенящим интонациям сразу становилось понятно, что предстоящий разговор Дженсену не сулил ничего хорошего.

Дженсен припал на все четыре лапы, распластавшись животом по полу, и прижал уши, жалобно глядя на Старую Анну.

- Так, ну-ка завязывай со своими фокусами, - возмутилась та. – Давай оборачивайся в человека, тогда и поговорим, - она отвернулась в сторону.

Дженсен вздохнул, перекинулся и принялся споро натягивать на себя джинсы.

- Я готов, мам, - сказал он, когда оделся полностью.

Старая Анна посмотрела на него и устало сказала:

- Дженс, я же просила тебя не отлучаться с фермы!

- А я и не отлучался, - запальчиво ответил Дженсен. – Я просто играл во дворе, утомился и выбрался за ограду, где прилёг в тени кустарника отдохнуть.

- А в кровати тебе уже не отдыхается? – поджала губы Старая Анна.

- Да я на минуточку всего прилёг, - продолжил врать Дженсен, - как заснул – не помню. Видимо, на солнцепёке разморило.

- Я тебя битый час звала. Неужели, не слышал?

- Нет, - покачал головой Дженсен.

- Был Лисом и ничего не слышал? – недоверчиво переспросила Старая Анна.

- Нет, - Дженсен посмотрел на неё честными глазами, а затем со всей присущей ему хитростью переключил внимание Старой Анны на другую проблему: - Знаешь, мам, я практически не сплю по ночам в последнее время: мне душно и муторно, а то вдруг, наоборот, в озноб бросает. Ворочаюсь в кровати с боку на бок до самого рассвета, и меня будто тянет куда-то, - он подсел к Старой Анне, обнял её и положил голову ей на плечо. – Что со мной происходит, мам?

- Ох, - всплеснула та руками, - это ты взрослеешь, сынок. Твой организм сейчас меняется, гормоны бушуют – ничего страшного. Ну, во всяком случае, у… - Старая Анна запнулась.

- Людей, - подсказал Дженсен, - так бывает, да?

- Я не это хотела сказать, - смутилась Старая Анна.

- Брось, мам, - нахмурился Дженсен, - я давно уже не маленький лисёнок, я не верю в Зубную Фею и Санта-Клауса и прекрасно знаю, что я мутант, тварь поганая, животное, а не человек, - в подтверждение своих слов он поводил хвостом перед Старой Анной из стороны в сторону.

- Не смей так говорить! – она резко повернулась к нему, и глаза её горели от возмущения. – Ты человек, а не животное, Дженсен. Кто мы – определяется нашими поступками, а не наличием или отсутствием хвоста. Всегда будь добрым, честным, открытым и отзывчивым мальчиком, и люди будут воспринимать тебя, как равного.

- Если только раньше не пристрелят, - пробормотал Дженсен.

- Так, - Старая Анна решительно поднялась на ноги, - прочь плохие мысли. Пойдём-ка лучше ужинать.

Сидя за столом и рассеяно ковыряя вилкой жареную картошку с луком, Дженсен думал о Джареде. У Дженсена никогда не было собаки – Старая Анна их отчего-то недолюбливала, несмотря на то, что вполне логично было бы держать сторожевого пса на ферме, расположенной в столь безлюдном месте. Дженсен, как и большинство мальчишек, на протяжении длительного периода времени грезил о собственной собаке, но его мечтам так и не суждено было осуществиться.

У Старой Анны всегда были кошки, раскормленные и обленившиеся, не желавшие гоняться даже за привязанной к нитке бумажкой, что уж говорить об играх с Лисом. Коровы и куры тоже плохо подходили на роль друзей.

Когда Дженсену исполнилось двенадцать лет, Старая Анна впервые отвезла его в резервацию, показать, как живёт большинство мутантов. Там Дженсен подружился с Крисом и Джошуа – тоже лисицами - но так до конца и не смог стать для них «своим». Мутанты в резервации завидовали тому, что он живёт среди людей, хотя фактически это было неправдой – никто не знал, что старая Анна укрывает у себя «оборотня». Поэтому Дженсен старался как можно реже общаться со своими собратьями.

А Джаред был замечательным: весёлым, любознательным, дружелюбным. Дженсен вспомнил, как они отлично провели день вдвоём и, мечтательно улыбаясь, подумал, что завтра он снова увидит Джареда. Старая Анна посмотрела на него с подозрением - Дженсен тут же заел улыбку картошкой – и нахмурилась.

Перед сном она пришла к Дженсену в спальню и положила ему под подушку несколько стебельков мяты:

- Это поможет тебе уснуть, - шепнула она и поцеловала его в лоб. – Спокойной ночи, мой лисёнок.

- Спокойной ночи, мама, - ответил Дженсен.

В сон он провалился практически сразу, и мятный запах тут был вовсе ни при чём - просто умаялся, наигравшись за день.

Утром Дженсен проснулся ни свет ни заря, вскочил с кровати и бросился умываться.

- Рано ты, - поприветствовала его Старая Анна – она давно уже встала и сейчас шла в хлев выгнать корову на луг.

- Выспался, - пожал плечами Дженсен и предложил: - Тебе помочь?

- Это было бы весьма кстати, - кивнула Старая Анна. – Отведи Абигель пастись, только смотри привяжи покрепче, а я пока насыплю зерна курам и полью огород.

Дженсен вывел корову из хлева, стеганул её хворостиной, и Абигель не спеша пошла к воротам. Довести корову до луга он вызвался не случайно: просёлочная дорога, ведущая в город, как раз огибала пастбище. Дженсен привязал Абигель к колышку, вбитому в землю, и перекинулся в Лиса. Он выпутался из одежды, спрятал её в кусты, присыпав сверху жухлыми листьями и землёй, а сам затаился в гуще зелёных ветвей, наблюдая за дорогой.

Вскоре из-за угла весь в клубах пыли показался старый автомобиль Томаса, который, глухо урча, медленно катился в гору. Дженсен подождал, пока машина отъехала так далеко, что слилась с горизонтом, и только тогда перекинулся обратно, погладил Абигель по пятнистой морде и пошёл обратно на ферму.

- Что-то ты долго, - Старая Анна поставила лейку на землю и поправила волосы, выбившиеся из-под чепца.

- Я видел Томаса, - доложил Дженсен, - он уехал в город, а значит, вернётся нескоро. Можно я схожу на реку искупаться?

- Ну, не знаю, - с сомнением покачала головой Старая Анна, а потом спохватилась: - Я думала, ты хочешь поехать на машине в резервацию предупредить своих друзей об опасности.

- Уже нет, - покачал головой Дженсен. – Знаешь, я тут вспомнил, что мы с Крисом договорились встретиться только в воскресенье.

- Но ты вчера так рвался к нему, - в удивлении приподняла брови Старая Анна.

- В воскресенье, мам, - закатил глаза Дженсен. - Тебе же проще. В общем, я пошёл купаться.

- Подожди, а завтрак! – крикнула ему вслед Старая Анна.

Но Дженсен уже не слышал: он перекинулся в Лиса и был таков.

- Странно всё это, - Старая Анна подняла с земли его одежду и пошла в дом.

 

Джаред сидел рядом с конурой и пристально всматривался в кусты за забором, ожидая появления Дженсена. От нетерпения он переминался с лапы на лапу, тихонько поскуливая.

- Ты чего там воешь? – Джефф, дремавший в тени дерева, приоткрыл один глаз и уставился на Джареда.

- Ничего, - Джаред прилёг рядом с ним и добавил: - Спи.

Джефф закрыл глаза и засопел. Джаред же, принюхиваясь, продолжил наблюдать за кустами за забором. Наконец, ветер донёс до него знакомый лисий запах, а через пару минут в дыре показалась рыжая морда Дженсена. Джаред вскочил на лапы, и, завиляв хвостом, побежал к нему.

- Привет, Джей, - поприветствовал его Дженсен. - Я скучал, - добавил он и смутился.

Джаред ничего не сказал – просто прыгнул на него, сбивая с ног, и принялся вылизывать в приливе щенячьего восторга.

- Перестань, - Дженсен вырывался, но Джаред держал крепко и отстранился только тогда, когда у Дженсена уже вся шерсть на морде и груди блестела от слюны.

- Фу, - поёжился тот, поднимаясь с сильно примятой травы.

- Ну, чем займёмся? – как ни в чём не бывало поинтересовался Джаред.

- Хочешь, свожу тебя к реке, искупаемся? – предложил Дженсен.

- Давай, - согласился Джаред, тряхнув ушастой головой.

- Ну, тогда догоняй! – крикнул Дженсен, срываясь с места.

- Легко, - гавкнул Джаред и бросился следом за мелькавшим среди деревьев лисьим хвостом.

Они неслись через перелесок, уклоняясь от низких колючих еловых лап, перепрыгивали через старые поваленные деревья и жмурили глаза от отлеплявших лучей полуденного солнца, пробивавшихся сквозь кроны деревьев.

Дженсен добежал до реки первым и с разбегу прыгнул в прозрачную воду, подняв вокруг себя мириады искрившихся брызг. Джаред последовал за ним.

Они носились по отмели, в шутку кусаясь, борясь и наскакивая друг на друга, а, накупавшись, выбрались на берег и растянулись на горячем песке.

- Знаешь, Джей, - сказал Дженсен, поворачивая к нему морду, - ты мой самый лучший друг.

- А ты мой, - отозвался Джаред - он вытянулся длинным телом, подставляя солнцу пегий бок. – Ну, то есть я так думаю. У меня ведь никогда не было друзей, только хозяин и Джефф.

- Ничего страшного, - подбодрил его Дженсен. – Теперь у тебя есть я, и мы будем дружить всегда-всегда, - он положил голову Джареду на плечо.

Они замолчали. Дженсен жарко задышал Джареду в ухо, и Джаред, пригрелись, не заметил, как заснул.

Проснулся он от того, что сквозь сон ему послышался свист. Джаред поднял голову, принюхался и навострил уши. Свист повторился, а затем кто-то позвал Джареда по имени. Хотя почему кто-то? Этот голос – голос хозяина – Джаред узнал бы среди тысячи других. В тот же момент ветер донёс до него запах Джеффа.

- Дженс, просыпайся, - Джаред толкнул того носом в бок. – Сюда сейчас придёт мой хозяин и Джефф. Это может быть опасно. Убегай скорее.

Дженсен не заставил просить себя дважды: вскочил мигом, шепнул:

- Увидимся завтра, - и рыжей молнией скрылся в прибрежных зарослях осоки.

Джаред проводил его взглядом, развернулся и побежал на голос хозяина.

Хозяин был в ярости – Джаред это понял сразу же, поэтому последние двадцать метров он прополз на брюхе, тихо поскуливая, прижав уши к голове, виновато снизу-вверх заглядывая в глаза и виляя хвостом с такой силой, что казалось, он вот-вот отвалится.

- Нагулялся, шельма, - хозяин нагнулся и, вздёрнув Джареда за шкирку, поставил его на лапы. – Ишь ты, повадился сбегать в лес. Ну ничего, я тебя быстро от этого отучу, - он вытащил из кармана поводок и пристегнул его к ошейнику на шее Джареда. – Посидишь пару недель на привязи. – Хозяин натянул поводок – край ошейника с силой впился Джареду в гортань – приказывая следовать за собой.

Джаред не стал упираться – послушно пошёл рядом с хозяином.

- Доволен? – с укоризной спросил Джефф, трусивший рядом. – А я тебя предупреждал.

- Отстань, - огрызнулся Джаред.

- Погоди-ка, - принюхался Джефф, - от тебя что, пахнет лисицей?

- Ты совсем уже нюх потерял на старости лет, - оскалился Джаред. – Так понюхай ещё раз хорошенько. Откуда взяться лисьему запаху?

- Не зарывайся, Джей, - зарычал Джефф. – Может, я и не специально выведенный для охоты мутант, однако мой нос тоже в состоянии кое-что учуять. Твоя шкура вся провоняла лисой.

- Глупости, - покачал головой Джаред. – Наверное, пока лазил по кустам, подцепил чужой запах. Ты сам-то когда в последний раз живую лису нюхал?

Джефф ничего не ответил – не поверил. Джаред вздохнул, но решил, что будет разбираться с проблемами по очереди. А основной проблемой было то, что Джареду предстояло провести две недели на привязи.

Когда они пришли домой, хозяин отправился в пристройку и принёс оттуда толстую верёвку, один конец которой привязал к кольцу в стене конуры, а второй – обмотал вокруг шеи Джареда, закрепив двойным узлом.

- Теперь не перекинешься, чтобы отвязаться, - усмехнулся хозяин.

Джаред взглянул на него грустными глазами и заскулил.

- А ну, замолчи! Со мной эти фокусы не пройдут, – хозяин несильно – но всё же чувствительно - пнул Джареда носом сапога под брюхо и направился в дом.

Джаред заскулил, улёгся и начал зализывать ушибленное место. Джефф посмотрел на него, и в его взгляде отчётливо читалось: «А я тебя предупреждал», но ничего не сказал, просто залез в свою конуру, так что снаружи только один хвост торчать остался.

Джаред затосковал. Ему, действительно, нравилось играть с Дженсеном. Тот был такой яркий, весёлый и обалденно пахнувший. У Джареда никогда не было друзей: хозяину он был, подобно любой собаке, слепо предан, а к Джеффу Джаред относился скорее как к наставнику.

Джаред пожевал верёвку, но перегрызть не решился – ни к чему хорошему это бы не привело. На закате хозяин принёс ему и Джеффу по миске каши, но Джаред к своей порции даже не притронулся. Зато Джефф с удовольствием поужинал за двоих.

Стемнело, и на небе появилась луна, большая, жёлтая, холодная. Джаред сел, задрал морду и тихо завыл. Через пару минут входная дверь дома распахнулась, и в прямоугольнике света появился тёмный силуэт хозяина.

- Замолчи немедленно, выродок! – прикрикнул он на Джареда.

Джаред, виновато припав к земле, поджал хвост и полез к себе в конуру, где, наконец, забылся тревожным сном на соломенной подстилке.

Утром его разбудил тихий голос Дженсена.

- Эй, Джей, ты тут? – спросил он.

- Да, - Джаред поднялся на лапы, потянулся и, пошатываясь со сна и отворачивая морду от бивших прямо в глаза солнечных лучей, вылез наружу.

- Ну и ну, тебя привязали, - Дженсен понюхал верёвку.

- Да, - вздохнул Джаред, - и весёлого тут мало: теперь я должен сидеть дома.

- А Томас скоро проснётся? – Дженсен с опаской глянул в сторону дома.

- Не думаю, - принюхавшись, ответил Джаред. – Пахнет выпивкой, а это значит, хозяин проспит до обеда.

- Хорошо, - кивнул Дженсен, - тогда я тебя сейчас освобожу, и мы немного поиграем вместе, а потом привяжу обратно. Идёт?

- И как ты собираешься это сделать? – с усмешкой спросил Джаред и через мгновение глазам своим не поверил, когда Дженсен из лиса превратился в человека с лисьими ушами и хвостом.

А тот ловкими пальцами быстро развязал узлы на верёвке, а потом потрепал Джареда по голове между ушами.

- Ты ведь никому не раскроешь мой маленький секрет? – улыбнулся он. – Впрочем, я совсем забыл, что ты не умеешь говорить, - Дженсен перекинулся обратно в Лиса и толкнул остолбеневшего Джареда носом в бок.

Джаред даже не пошевелился, лишь ошалело смотрел на него во все глаза, не веря во всё происходившее.

 


- Эй, Джей, ну, ты чего? – обеспокоенно спросил Дженсен. – Я понимаю, для тебя, наверное, немного необычно, что я «оборотень», такой же, как и те, на кого охотится твой хозяин, но ведь это не имеет никакого значения, правда? Я всё ещё тот самый Лис, с которым ты подружился, - он взволнованно заглянул Джареду в глаза.

А тот отмер, встряхнулся, бросил короткий взгляд на Дженсена и, ничего не сказав, залез в свою конуру. Дженсен сел, нервно поводя хвостом из стороны в сторону, и приготовился к долгому ожиданию, здраво рассудив, что Джареду понадобится какое-то время, чтобы осознать новость. Однако Джаред вылез почти мгновенно, волоча за собой какой-то свёрток.

- Подожди тут, - буркнул он, - я сейчас вернусь, - и скрылся за деревьями.

Дженсен раскрыл пасть от удивления, а потом и вовсе глаза вытаращил, когда через несколько минут из-за дерева вышел высокий худой парень, лохматый, смуглый, босоногий, одетый в потёртые старые джинсы и футболку, и направился к нему. Дженсен попятился назад, а парень, то есть, конечно же, Джаред - в том, что это был именно он, Дженсен, принюхавшись, был твёрдо уверен – покосившись на конуру Джеффа, из которой доносился приглушённый храп, приложил палец к губам и, поманив Дженсена пальцем, направился к дыре в заборе. Дженсен побежал следом.

Они молча дошли до «своей» полянки, Джаред сел на поваленный ствол, широко расставил ноги, и улыбнулся Дженсену:

- Давай перекидывайся.

Дженсен потоптался в нерешительности.

- Брось, не стесняйся, я всё уже успел разглядеть, - усмехнулся Джаред.

Его слова прозвучали настолько двусмысленно, что Дженсен покраснел от смущения, и лишь росшая на его морде густая рыжая шерсть скрыла это от глаз Джареда.

- Держи, - Джаред снял с себя футболку и протянул её Дженсену, - кажется, ты ниже меня, поэтому… - он запнулся.

Дженсен быстро схватил предложенную одежду и юркнул в кусты. Он перекинулся, надел футболку – та, действительно, оказалась ему почти до колен – и нерешительно вышел обратно.

Джаред, приоткрыв рот, окинул его внимательным, цепким взглядом, а потом, видимо, сообразив, что неприлично так пристально рассматривать кого бы то ни было, с равнодушным видом похлопал ладонью по стволу, приглашая сесть.

- Я не думал, что ты «оборотень», - Дженсен опустился рядом с Джаредом и, не зная, куда деть руки от волнения, вцепился пальцами в колени.

Джаред покосился на чересчур высоко задравшийся подол футболки, открывший бёдра, и Дженсену тут же захотелось одёрнуть её, но он сдержался и продолжил:

- Не думал, потому что ты живёшь в конуре, как простая собака…

- Я и есть собака, - перебил его Джаред.

- Ты человек! – Дженсен всем корпусом повернулся к нему, уставившись во все глаза.

- Мутант, - упрямо поправил Джаред.

- Прекрати, - разозлился Дженсен.

Он сам не понимал, откуда в нём взялась эта злость и обида на Джареда, сказал с какой-то горечью в голосе:

– Посмотри на себя, тебя же даже не отличить от людей…не то, что я…

Джаред в ответ совсем по-собачьи оскалился и провёл узким длинным языком по кромке верхних зубов, облизнул внушительные белоснежные клыки.

- Всё равно, - опустив голову Дженсен, - не улыбайся широко, и никто не заметит.

Он замолчал, ковыряя ногтем крохотную прореху в футболке.

Джаред кашлянул, придвинулся ближе.

- Твой хвост…

- Что? – дёрнулся Дженсен.

- Можно… потрогать? – вдруг выпалил Джаред.

- Наверно, - пожал плечами Дженсен и вздрогнул, когда длинные пальцы, чуть сжимая, обхватили его хвост у самого основания.

Джаред медленно двинул кулаком к кончику хвоста, и Дженсен судорожно сглотнул, чувствуя, как под давящим прикосновением сминаются шерстинки, а затем распрямляются.

- Мягкий, - прошептал Джаред. – Совсем не такой, как у Джеффа.

- А Джефф тоже… - вопросительно приподнял брови Дженсен.

- Ага, - Джаред погладил большим пальцем белый кончик хвоста, - только у него хвост лысый. Хозяин говорит, крысиный. А твой пушистый, красивый. И весь целиком ты тоже красивый.

- Джей… - слабо выдохнул Дженсен, мягко высвобождая хвост из захвата.

Джаред не позволил ничего сказать. Он встал на колени между расставленных ног Дженсена, прищурившись, оглядел его лицо, задержал взгляд на губах. Дженсен нервно поёрзал – ему одновременно хотелось и отшатнуться, и придвинуться как можно ближе к Джареду. А тот поднял руку, поднёс её к лицу Дженсена, но, видимо, опомнившись, замер, лишь сказал:

- У тебя на лице рыжие пятнышки.

- Это веснушки, - пояснил Дженсен и улыбнулся на вопросительный взгляд Джареда: - Можно.

Джаред выглядел, как ребёнок, распаковавший рождественский подарок и обнаруживший внутри самую вожделенную вещь на свете. Дженсен прикрыл глаза, чувствуя еле весомые, щекотные прикосновения к щекам. Джаред, словно слепой, исследовал пальцами его лицо, запоминая: проследил линию носа, мазнул подушечками по векам, очертил скулы и скользнул выше, к лисьим ушам.

Дженсен не смог сдержать стон, когда Джаред пощекотал особенно чувствительное место за ухом. Для Дженсена вообще было чересчур чувствовать учащённое дыхание на коже, обжигающие бережные прикосновения, слышать, как гулко бьётся сердце в груди Джареда. Дженсен облизнул пересохшие губы, и Джаред тут же накрыл их своими пальцами.

- Ты невероятный, Дженс, - проговорил тихо, но отчётливо, - обалденный.

- Так, хватит, - Дженсена уже всего колотило, а внутри закручивалось какое-то странное – неизвестное доселе - чувство, - он открыл глаза и упёрся ладонями в грудь Джареда, отстраняя от себя. – Думаю, на сегодня нам уже достаточно впечатлений.

Джаред послушно встал и отошёл на пару шагов. Дженсен перекинулся в Лиса, выпутался из футболки и, взяв её в зубы, подал Джареду. Тот тоже обернулся Псом, завилял хвостом и, схватив свою одежду, потащил её в кусты, где схоронил, тщательно присыпав ветками и опавшими листьями.

- Мы ведь увидимся завтра? – спросил он у Дженсена.

- Конечно, - кивнул Дженсен. – Обязательно.

- Ну, тогда до встречи, - попрощался Джаред. – Провожать меня не надо, привязать себя я сам смогу, - и он побежал в сторону дома.

А Дженсен не спеша побрёл на ферму, размышляя по пути, почему обыкновенные прикосновения Джареда были такими волнующими.

 

Джаред очень боялся, что Дженсен передумает и не придёт на следующий день: всё-таки одно дело быть «оборотнем» и дружить с собакой и совсем другое – быть «оборотнем» и дружить с «оборотнем», который выведен специально для охоты на себе подобных. Джаред успел выспаться за день, а после крутился всю ночь на жёсткой подстилке в конуре, не в состоянии заснуть. Он выполз на улицу ещё до рассвета, встряхнулся, втянул носом прохладный утренний воздух и сел терпеливо ждать.

Дженсен-человек оказался ещё лучше, чем Дженсен-Лис. Джареда к нему непреодолимо тянуло, и он не понимал, почему. У Дженсена была нежная наощупь кожа, притягательные губы, которые хотелось лизнуть, лучистые – с лисьей хитринкой – зелёные глаза, и, конечно, длинный рыжий хвост, приковывавший взгляд Джареда при каждом движении. Ему было очень тяжело бороться с желанием абсолютно по-собачьи ткнуться носом под этот хвост и понюхать, впитать в себя острое, пряное, вкусное. От Дженсена вообще невероятно маняще пахло – Джаред упивался коктейлем из животных и человеческих запахов, исходивших от него.

Солнце поднялось уже достаточно высоко, когда в кустах за забором мелькнуло рыжее пятно. Джаред вскочил, закрутил хвостом с бешеной скоростью и от радости чуть не залаял, но вовремя прикусил себе язык. Накануне петлю удавки он сделал большой, так чтобы, будучи собакой, можно было свободно высвободить из неё голову, не развязывая узел. Поэтому Джаред с лёгкостью «отвязался» и помчался к Дженсену.

Он напрыгнул на того, но Дженсен явно ждал этого – пригнулся, и Джаред, пролетев мимо, кубарем покатился в кусты. Дженсен вскочил на него сверху, прижимая лапами к земле, и, задрав хвост, объявил с гордым видом:

- Я победил! – ухватил зубами Джареда за длинное ухо и, легонько потянув, неразборчиво пробормотал: - Теферь ты мофа дофыча.

- Как же, мечтай, - Джаред вывернулся и погнался за Дженсеном, который со всех лап бросился удирать в лес.

- Я принёс одежду, - сказал Дженсен, когда они остановились на полянке. – Сейчас переоденусь.

- Подожди, - остановил его Джаред, который плюхнулся на попу, тяжело дыша и вываливая из пасти язык. – Ты хочешь перекинуться?

- Ну да, - удивлённо посмотрел на него Дженсен. – А ты разве нет?

- Ну, - замялся Джаред, - вообще-то состояние Пса для меня привычнее. Если честно, я почти никогда не оборачиваюсь в человекоподобное существо: чувствую себя каким-то чересчур длинным и неуклюжим, и конечности болтаются в разные стороны, не желая меня слушаться.

- Тебе Томас запрещает перекидываться, - констатировал факт Дженсен.

- И это тоже, - понурил голову Джаред. – Знаешь, хозяин ненавидит это, называет нас выродками. Когда он в детстве заставал меня в человекоподобном обличии, то строго наказывал… бил.

Глаза Дженсена вспыхнули гневом, но он быстро успокоился и уткнулся носом в шею Джареда:

- Ты не выродок, Джей, ты человек… ладно-ладно, мутант, - добавил он, заметив, что Джаред раскрыл пасть, чтобы возразить. – Но всё равно ты точно не животное, ты человекоподобное существо. Тебе нечего стыдиться своего внешнего вида. Перекинься, пожалуйста, я… я хочу на тебя посмотреть ещё раз… - тихо добавил Дженсен.

- Ладно, - нехотя согласился Джаред.

Он направился к кустам, где накануне спрятал свою одежду, обернулся и быстро натянул на себя джинсы и футболку – та восхитительно пахла Дженсеном. Джаред встряхнул головой, отгоняя образы, и пошёл обратно. Дженсен уже ждал его. Он был одет в светло-синие джинсы, немного узкие ему в бёдрах, в синюю же рубашку с закатанными до локтей рукавами, из-под которой виднелась белая футболка, и чёрные кеды. Джареду тут же стало стыдно за свои поношенные вещи.

- Всё в порядке? – Дженсен явно тоже чувствовал себя немного не в своей тарелке.

- Да, - кивнул Джаред. – Классно выглядишь.

- Правда? - смущённо улыбнулся Дженсен. – Я вчера весь вечер думал, что одеть.

- Ты хотел произвести на меня впечатление? – удивился Джаред.

- Да. Думаю, да, - очень серьёзно сказал Дженсен, и они оба рассмеялись.

- Может, сходим искупаться? – предложил Джаред.

- Как хочешь, - пожал плечами Дженсен.

- Тогда пошли, - кивнул Джаред, и они направились по дороге к реке.

Джаред чуть отстал от Дженсена и полюбовался на его зад, туго обтянутый джинсой, и пушистый хвост, торчавший из специально вырезанного отверстия между карманами.

- Слушай, - по-своему истолковал отставание Джареда Дженсен, - тебе, наверное, неудобно идти босиком, - остановился и обернулся. - У тебя нет обуви?

- Летней нет, - поравнявшись с ним, покачал головой Джаред. – Хозяин не считает нужным тратить на это деньги. Он и так постоянно ворчит, что кормит меня, а толку никакого.

- Погоди, - нахмурился Дженсен, - а ты что, всю жизнь прожил в конуре?

- Из-за частых переездов всегда приходилось по-разному, - Джаред поморщился и зашагал дальше. – Иногда в доме на коврике в прихожей жил, иногда в багажнике пикапа под рогожкой спал, а бывало и под открытым небом с Джеффом ютились – хорошо, если удавалась под крыльцо забиться. Так что конура – далеко не самый плохой вариант.

- Это ужасно! – Дженсен поравнялся с ним, и они пошли нога в ногу. – Старая Анна растит меня, как сына: мы вместе завтракаем, обедаем и ужинаем за кухонным столом, и я живу в собственной комнате.

Джаред ничего не ответил.

- Писать и читать, я так понимаю, ты тоже не умеешь? – через некоторое время спросил Дженсен.

- Нет, естественно, - Джаред пнул еловую шишку, и та отскочила в кусты. – А ты умеешь?

- Умею, - Дженсен посмотрел на него с сочувствием и Джаред отвернулся. – Меня Старая Анна научила и чтению, и письму, и математике.

- Ну, и пригодилось это тебе в жизни? – поинтересовался Джаред, засовывая руки в карманы джинсов.

- Я люблю читать, - Дженсен погрустнел. – Из книг я узнаю о тех местах, где никогда не смогу побывать. Знаешь, я тебе завидую, ты так много ездил по стране с Томасом, а я кроме фермы и резервации ничего не видел, да и не увижу уже.

Джаред вздохнул и решил переменить тему.

- Говоришь, здесь поблизости есть резервация? – спросил он.

- Да, - кивнул Дженсен, - я изредка бегаю туда - у меня там друзья живут.

- О-у, - натянуто улыбнулся Джаред – ему почему-то вдруг резко расхотелось говорить на эту тему.

Между тем, они дошли до реки. Дженсен снял кеды, закатал джинсы до колен, обнажая округлые икры, и, усевшись на траву, с блаженным видом вытянул ноги, шевеля большими пальцами. Джаред опустился рядом, притираясь бедром к бедру Дженсена. Дженсен вздрогнул, но не отодвинулся и, помолчав, спросил:

- Почему ты не снимаешь ошейник, когда перекидываешься?

- Не знаю, - честно ответил Джаред. – Наверное, потому, что это знак принадлежности моему хозяину. Я ношу его, сколько себя помню.

Дженсен протянул руку, просунул пальцы под полоску кожи с металлическими заклёпками и погладил шею Джареда - от нежного, ласкового прикосновения мурашки побежали по позвоночнику. Джаред сглотнул - Дженсен, слегка надавливая, очертил пальцем его кадык и убрал руку.

- Почему ты не сбежишь от Томаса? – спросил он.

- Куда? – горько усмехнулся Джаред. – В резервацию, где мутанты десятками умирают от голода и болезней, или в лес, чтобы там меня пристрелил такой же охотник, как и мой хозяин? Может быть, в отличие от тебя, я не сплю в мягкой постели в собственной комнате и не обедаю за общим столом, но в одном мы схожи – самим строить своё будущее у нас не получится. За нас всё уже было решено ещё до нашего рождения.

- Ты прав, - Дженсен посмотрел на Джареда грустными глазами, - извини, что поднял эту тему, - он нервно облизнул пересохшие губы, и Джаред еле удержал себя, чтобы не податься вперёд и не поцеловать их: навряд ли Дженсену это бы понравилось.

 

Дженсен поймал странный – какой-то затравленный - взгляд Джареда, и ему стало действительно стыдно за то, что он завёл с ним этот явно болезненный разговор. Он опустил голову вниз, сделав вид, что с интересом разглядывает собственные колени, а Джаред сорвал травинку и принялся теребить её в пальцах.

Так они просидели некоторое время в полном молчании. Солнце нещадно пекло Дженсену между лопаток, но ещё жарче припекало - почти жгло - кожу бедра там, где оно соприкасалось с ногой Джареда. Тот был горячий, словно печка, тепло из него перетекало в тело Дженсена в месте этого соприкосновения, и это было… волнующе? Дженсен прислушался к ощущениям и нервно поёрзал. Наверное, надо было отодвинуться, но, по правде говоря, не хотелось.

- Дженс, а твои родители, они… - нарушил затянувшееся, хотя и не напрягавшее, молчание Джаред. - Кто из них был мутантом?

- Не знаю, - с облегчением выдохнул Дженсен. – Старая Анна нашла меня на крыльце дома и приютила, не сдала в резервацию, хотя была обязана.

- Понятно, - кивнул Джаред. – А на какие деньги вы живёте?

- Ну, - наморщил нос Дженсен, - Старая Анна каждое утро уезжает на рынок в город, где продаёт молоко, домашний творог, сыр, яйца, а осенью ещё овощи и фрукты. Деньги небольшие, но нам хватает. И можешь не рассказывать мне, чем Томас зарабатывает на жизнь.

- Не буду, - Джаред широко улыбнулся, так что на щеках появились ямочки, и предложил: - Пойдём купаться.

- Давай, - Дженсен, вскочив, принялся расстёгивать пуговицы на рубашке.

Джаред поднялся следом и тоже стал быстро стягивать с себя одежду.

Когда Дженсен глянул на него, то, поперхнувшись, закашлялся, потому что сам-то он, раздевшись, остался в плавках, а вот у Джареда их не было – ничего не было. Тот стащил свои потёртые джинсы, отшвырнул их в сторону и, абсолютно не стесняясь своей наготы, кивнул Дженсену:

- Идём?

- А? – переспросил Дженсен, скользя взглядом Джареду по груди, по животу и ниже, туда, где…

Дженсен быстро отвёл взгляд и только тогда сообразил, что стоит с раскрытым ртом, а Джаред, нахмурившись, смотрит на него вопросительно и чуть обеспокоенно.

- Идём, - голос дал петуха, и Дженсену захотелось сгореть со стыда.

Джаред развернулся и первым вошёл в воду. Дженсен последовал за ним, жадно разглядывая прямую спину с острыми треугольниками лопаток, красивый изгиб поясницы, узкие бёдра и накаченные икры.

Вода доставала Джареду до груди, когда он лёг на неё, забарахтался, пытаясь плыть, и пошёл ко дну.

- Джей! - испугался Дженсен.

Джаред вынырнул, отчаянно молотя руками и, кажется, ногами – Дженсен не рассмотрел – и снова ушёл под воду.

- Эй, - Дженсен схватил его за запястье и дёрнул на себя, заставляя встать на ноги. – Ты чего?

Джаред потряс головой, обдавая Дженсена брызгами с волос, и в удивлении приподнял брови:

- Я почему-то тону, - сообщил он.

- Ты пытаешься плыть по-собачьи, - улыбнулся Дженсен. – Люди так не умеют.

- Почему? – удивился Джаред.

- Не знаю, - пожал плечами Дженсен, - наверное, из-за особенностей строения скелета – человек же существо прямоходящее, вот и… - он развёл руками.

Джаред нахмурился и, помолчав, добавил:

- В таком случае, я не умею плавать.

Дженсен мысленно отругал себя за то, что сам не догадался об этом – понятное дело, раз Джаред практически никогда не оборачивался в человекоподобное существо, то и плавать он не мог научиться. Дженсену вдруг безумно захотелось обнять Джареда, такого мокрого, расстроенного, растерянного, прижаться к нему, гладить его широкие плечи, собирая в ладони капли речной воды, целовать прохладные губы, сжатые в узкую полоску. И чтобы Джаред в ответ тоже … Картинка, вставшая перед глазами, была настолько реальной, что Дженсен испугался, потому что думать о таком было абсолютно неправильно!

- Если хочешь, я научу тебя плавать, - предложил он и улыбнулся, когда Джаред радостно закивал в ответ. – Хорошо, иди сюда и ложись на воду. Не бойся, я буду поддерживать тебя, ты не утонешь, - Дженсен, расставив руки, подставил ладони, и Джаред послушно опустился на них.

- Так? – спросил он.

- Да, отлично, - Дженсен сжал зубы, потому что пальцами одной руки он чувствовал, как поджимались мышцы у Джареда на животе, а другой – как бешено колотилось его сердце.

- Тебе не тяжело? – забеспокоился Джаред.

- Ничуть, - заверил его Дженсен. – Вода сама держит тебя, доверься ей, расслабься, почувствуй своё тело. Я сейчас медленно отпущу тебя, а ты продолжишь лежать. Давай на счёт три. Один, два, три, - он осторожно убрал руки.

Джаред сделал испуганные глаза, дёрнулся и, конечно, тут же начал тонуть, видимо, напрочь забыв, что может просто встать на ноги.

- Куда! – кинулся вытаскивать его Дженсен.

Джаред как-то извернулся в воде и уцепился пальцами за его плечи. А Дженсен на автомате подхватил его и ойкнул от неожиданности – ладони идеально легли Джареду на задницу.

- Прости, - пробормотал Дженсен, вспыхивая и отдёргивая руки.

В это время пальцы Джареда соскользнули с его плеч, и тот вновь с головой ушёл под воду. Вынырнул он уже Псом. Мощно работая лапами, два раза обплыл вокруг Дженсена и направился к берегу. Выбравшись из реки, Джаред принялся носиться по траве, звонко лая.

- Иди ко мне, - позвал его Дженсен.

Но Джаред помотал мордой, а затем перекинулся обратно и улыбнулся:

- Хватит с меня на сегодня приключений, давай отложим обучение на завтра. Лучше ты иди ко мне, - он лёг на песок, подставив солнцу спину, положил голову на скрещенные руки и закрыл глаза.

Дженсен вышел из воды, тряхнул тяжёлым мокрым хвостом и сел рядом с Джаредом.

- Дженс, - лениво протянул тот, - будь другом, почеши мне спину. Кажется, меня ночью комары покусали. Надеюсь, что не блохи, а то Джефф вчера своих гонял.

Дженсен протянул руку и поскрёб ногтями кожу в ложбинке между лопаток.

- М-м-м, - довольно пробормотал Джаред. – А можно чуть выше и левее… ага… вот так… ещё чуть повыше… о-о-о. Слушай, - он приоткрыл один глаз и уставился на Дженсена, - теперь я понимаю, почему другие собаки так тащатся, когда их гладят. Меня ведь никогда…

Дженсен, сглотнув вязкий ком, застрявший в горле, запустил пальцы Джареду в волосы, перебирая спутанные пряди, массируя кожу головы. Джаред млел от удовольствия, а затем вдруг извернулся и лизнул Дженсена в ладонь, и ещё раз, и ещё.

- Не безобразничай, - строго сказал Дженсен, чувствуя, как внутри всё замирает от близости Джареда, от прикосновений его горячего языка. – Думаю, нам уже пора расходиться по домам, - он с сожалением поднялся и пошёл одеваться.

Джаред застонал, кажется, разочарованно.

- Джей, мне завтра нужно сходить в резервацию, - Дженсен стряхнул с хвоста налипший песок. – Хочешь со мной? Познакомлю тебя с моими друзьями.

- Конечно, хочу, - Джаред аккуратно свернул свою одежду и обернулся Псом.

- Тогда я зайду за тобой ещё затемно, - сказал Дженсен, - хотя бы в одну сторону доберёмся до полуденного пекла.

Джаред согласно гавкнул, подождал, пока Дженсен оденется и поскакал вперёд него по дороге.

 

Они распрощались на полянке, и Джаред отправился домой. Когда он пролез в дыру в заборе, оказалось, что недовольный Джефф сидит возле его конуры.

- Привет, - вильнул хвостом Джаред.

- Опять сбегал, - вместо приветствия пожурил его Джефф. – Ты ведь знаешь, что будет, если хозяин узнает. Изобьёт так, что потом передвигаться будешь только ползком.

- Подумаешь, - буркнул Джаред. – Ежедневно видеть твою морду тоже удовольствие не из приятных.

- Зачем ты так, Джей? – обиделся Джефф. – Ты прекрасно знаешь, что небезразличен мне. Пятнадцать лет я воспитывал тебя, как сына. Может быть, я не всегда был достаточно чуток и нежен. Возможно, я не лучший в мире отец. Но я старался изо всех сил, просто я не умею по-другому.

Джаред насупился.

- Я же вижу, что-то происходит, - продолжил Джефф, - чувствую. Из твоей конуры пропала одежда, и лисий запах шлейфом тянется за тобой. Можешь не врать мне, потому что с каждым днём он становится всё сильнее и отчётливее, у тебя скоро вся шкура провоняет. Уверен, что ничего не хочешь рассказать мне, Джей?

- Ладно, - буркнул Джаред. – Я познакомился с лисёнком-«оборотнем».

- Ну, - Джефф задумчиво почесал ухо, - я так и предполагал. А дальше что?

- Ничего, - огрызнулся Джаред. – Мне нравится проводить с ним время.

- Джей, - устало вздохнул Джефф, - ты же понимаешь, что это неправильно. Вам не следует больше видеться.

- Почему? – разозлился Джаред. – Почему мы не можем просто дружить?

- Потому же, почему кошки не дружат с мышами, а львы с антилопами. Ты охотник, Джей, а он твоя добыча. И ты должен будешь выследить его, загнать или убить по первому приказу хозяина. Иначе сам получишь пулю промеж глаз.

- Нет, - упрямо покачал головой Джаред.

- Джей, - застонал-заскулил Джефф, - прислушайся к совету своего мудрого старого наставника, прекрати эти отношения, пока всё не зашло слишком далеко. Ведь будет только хуже, и ты сам в глубине души прекрасно это понимаешь!

- Нет, - повторил Джаред.

- Ну, как знаешь, - повёл носом Джефф, - только потом не жалуйся, что я тебя не предупреждал.

- Не дождёшься, - фыркнул Джаред и полез в свою конуру.

Там он растянулся на подстилке, прикрыл глаза и позволил себе немного помечать о Дженсене и его умелых пальцах, которые, оказывается, могли дарить такое наслаждение, от которого внизу живота сладко тянуло и жгло. Джареду хотелось в благодарность лизать Дженсену руки, да что уж там скрывать - хотелось вылизать его всего, целиком – от пальцев на ногах до острых кончиков рыжих лисьих ушей. Только вот Дженсену это явно было не нужно.

Джаред чувствовал, что Дженсен его жалеет. Наверняка он и общался с ним только из-за этого, или из-за того, что больше ему попусту не с кем было общаться. Джаред заскулил, вспоминая, как утром на реке Дженсен быстро отдёрнул руки, когда дотронулся до него в воде. Наверное, Дженсену было неприятно, хотя потом он гладил Джареда. Джаред зарычал, запутавшись окончательно, и решил, на всякий случай, пока соблюдать при общении с Дженсеном дистанцию.

На следующий день Дженсен зашёл за Джаредом, когда звёзды только-только начали гаснуть на небосводе. Джаред бесшумно, чтобы не разбудить Джеффа, выбрался из конуры, и они с Дженсеном отправились в путь.

Дженсен вёл Джареда через лес по тропинке, петлявшей между деревьями.

- В резервацию вообще-то ведёт грунтовая дорога – по ней туда доставляют продовольствие и всё необходимое - но там идти опасно, - пояснил Дженсен.

Тропинка вела на восток, и первые солнечные лучи всходившего солнца били в глаза. Джаред жмурился, отворачивая морду. Он носился вокруг Дженсена, лая, прихватывая того зубами за хвост и задние лапы, забегал вперёд, прятался в кустах, а потом неожиданно выпрыгивал оттуда, «нападая».

Дженсен фыркал и неодобрительно качал головой, но по нему было видно, что всё происходившее ему нравилось не меньше, чем Джареду.

Чем дальше они углублялись в лес, тем больше им попадалось незнакомых запахов. Джаред остановился и с удовольствием изучил бы каждый, однако решил отложить удовлетворение своего любопытства.

- Ещё чуть-чуть осталось, - сказал Дженсен, у которого уже лапы, кажется, стали заплетаться от усталости.

Джаред гавкнул и побежал бок о бок с ним.

Наконец, они добрались до старого, покосившегося забора из бетонных плит. Дженсен, тяжело дыша, немного прошёл вдоль него и кивнул Джареду.

- Иди сюда.

Джаред поравнялся с Дженсеном, и увидел, что в высокой траве спрятан лаз на другую сторону.

- Надеюсь, ты не застрянешь, - усмехнувшись, Дженсен юркнул в него первым.

Джаред пролез следом и, отряхиваясь, спросил:

- Всё так просто? Я думал, резервации обнесены высоким забором с колючей проволокой, а по периметру расставлена охрана.

- Нет, - усмехнулся Дженсен. – Для тех, кто хочет сбежать, колючая проволока не помеха, а страх быть убитыми удерживает мутантов внутри лучше любой вооружённой охраны.

- Понятно, - Джаред задумчиво поскрёб задней лапой ухо. – Куда дальше?

- Вон за деревьями виднеются постройки, нам туда, - Дженсен мотнул мордой, указывая направление, и уже не спеша пошёл к поселению.

Джаред, навострив уши, потрусил следом.

- Подожди меня здесь, - попросил Дженсен, когда они почти дошли до поляны, на которой стояли ветхие одноэтажные бараки. – Чужаков тут не любят, ну, сам понимаешь. Я сейчас приведу Криса и Джошуа. Уверен, вы подружитесь.

Джаред послушно спрятался в каких-то низких кустах с пышной тёмно-зелёной листвой и принялся оглядываться по сторонам. Бараки тянулись насколько хватало глаз: одни из них были совсем покосившимися от времени, другие щерились пустыми глазницами окон, видимо, были нежилые, несколько штук пестрели свежей краской, но таких было меньшинство. Невдалеке Джаред заметил огород. На длинных ровных рядах грядок трудились несколько мутантов.

«Интересно, что они здесь выращивают», – подумал Джаред.

В этот момент он разглядел Дженсена, который вывернул из-за угла ближайшего барака в сопровождении двух лисиц: один, судя по всему, был его с Дженсеном ровесником, второй – явно старше, потому что крупнее.

Когда они приблизились почти вплотную, Джаред выпрыгнул из кустов, сел и завилял хвостом.

- Ребята, познакомьтесь, это мой друг Джаред, - представил его Дженсен.

Оба лиса, как по команде, остановились и оскалились.

- Эй, вы чего? – удивился Дженсен. – Что случилось?

- Случилось то, - прорычал крупный лис, - что ты забыл упомянуть тот незначительный факт, кто твой друг на самом деле.

- Он же охотничий пёс! – воскликнул другой лис. – Чем ты думал, когда решил привести его в резервацию?

- А чего здесь такого? - смутился Дженсен. - Джаред безобидный, он и мухи не тронет.

- Сомневаюсь, - буркнул крупный лис, не сводя прищуренных глаз с Джареда. – И лучше бы ему немедленно убраться отсюда подобру-поздорову.

- Подождите, - растерялся Дженсен. – Но вы же его совсем не знаете.

- Учись лучше выбирать себе друзей, Дженс, - другой лис презрительно посмотрел на Джареда, а потом повернулся к Дженсену и усмехнулся: - Или ты, живя на ферме, уже настолько почувствовал себя человеком, что решил даже завести себе шелудивую собаку?

Джареду с самого начала не понравился этот разговор, однако он предпочёл не вмешиваться, полагая, что Дженсен самостоятельно разберётся со своими друзьями. Но последней фразой рыжий выскочка явно перегнул палку, поэтому Джаред оскалился, демонстрируя крупные белые клыки, и предупреждающе зарычал.

- Не надо, Джей, - Дженсен встал между ним и лисами. – Успокойся, Джошуа. Мы уже уходим, - он подтолкнул Джареда мордой.

- Благоразумное решение, - похвалил Джошуа.

- Возвращайся, когда поймёшь, с кем нужно дружить, - крикнул вслед другой лис.

У Джареда от ярости внутри всё заклокотало. И Дженсен, будто почувствовав, лизнул его в ухо, успокаивая.

 

Обратно Дженсен и Джаред бежали в полном молчании. Дженсен хмурился и искоса посматривал на Джареда, который был грустным и – на удивление – притихшим: не пугал лаем птиц, не носился кругами, заигрывая.

Солнце стояло в самом зените, и резная тень елей не спасала от его лучей, нещадно пекших макушку прямо промеж ушей. Дженсен устал: не успел передохнуть в резервации. Да и Джаред, свесивший из пасти язык, явно передвигал лапами уже из последних сил.

- Всё. Привал, - Дженсен свернул с тропинки в заросли орешника и с наслаждением лёг на прохладный мох.

Джаред растянулся рядом, втягивая в себя воздух с такой жадностью, что бока заходили ходуном.

- Слушай, Джей, прости, что так вышло, - отдышавшись, виновато сказал Дженсен.

- Да ладно, - вильнул хвостом Джаред, - не ты должен просить прощения, а я: из-за меня твои друзья больше не хотят общаться с тобой.

- Ну и придурки, - мрачно буркнул Дженсен. - Они не дали тебе ни единого шанса.

- Вообще-то, наверное, они правы, - тихо сказал Джаред. – В смысле, я ведь, действительно, Охотничий Пёс, а они вроде как добыча.

- Не говори глупости, - покачал головой Дженсен. – Сколько раз тебе повторять? Прежде всего, ты разумный мутант, почти человек, и умеешь управлять своими инстинктами. Так ведь?

- Наверное, - наморщил нос Джаред.

- Разве тебе когда-нибудь хотелось напасть на меня? – продолжил Дженсен.

- Нет! – Джаред даже вскочил на лапы от возмущения. – Никогда!

- Вот видишь, - улыбнулся Дженсен. – А Крис и Джошуа просто ревнуют, что у меня есть такой друг, как ты. Не бери в голову. Я не жалею, что общаюсь с тобой. Правда, - он подскочил к Джареду и прихватил того за длинное ухо. – Ты мой пёс.

Джаред радостно подпрыгнул и принялся носиться вокруг Дженсена. Дженсен закатил глаза, всем своим видом показывая, что Джаред неисправим. А тот бросился на него, повалил, и они покатились по мху, борясь и повизгивая от радости.

Джаред позволил Дженсену опрокинуть себя на спину и упереться лапами в грудь.

- Мой пёс, - повторил Дженсен и лизнул Джареда в морду.

А тот вдруг перекинулся, и Дженсен, не успев отстраниться, лизнул его в губы.

- Обернись, - хрипло попросил Джаред. – Пожалуйста, Дженс, сейчас.

Дженсен замер, ощущая под лапами не покалывавшие подушечки короткие шерстинки, а гладкую, чуть скользкую человеческую кожу. Он хотел было возразить, но тело уже само начало меняться, и через пару секунд Дженсен со смесью удивления и страха рассматривал свои собственные ладони, лежавшие на груди Джареда.

- Дженсен, - позвал Джаред, - посмотри на меня.

Дженсен поднял голову, и в этот момент Джаред поцеловал его – прижался губами к губам, да так и замер. Они оба замерли. Дженсен даже дышать перестал, чувствуя, как под правой ладонью гулко стучит сердце Джареда. А тот погладил его пальцами по щеке, скользнул выше, к виску, затем тронул ухо, ущипнув за острый кончик, и положил пятерню на затылок, притягивая ближе. Дженсен резко втянул носом воздух, когда Джаред попытался языком раздвинуть его губы, и отпрянул, скатываясь на землю.

- Не надо, Джей, - затараторил он. - Это неправильно. Мы не должны. Нам нельзя.

- Прости, - пробормотал Джаред, спрятав лицо в ладонях. – Ты прав. Не знаю, что на меня нашло, - он перекинулся в Пса.

Дженсен глубоко вдохнул, выравнивая дыхания, нервно облизнул нижнюю губу и украдкой бросил взгляд на Джареда, ощущая… сожаление? Он обернулся Лисом и, прислушиваясь к окружающим звукам, сказал:

- Нам лучше поспешить домой.

Весь оставшийся путь они провели в полном молчании.

- Увидимся завтра? – спросил Джаред, когда они добежали до полянки.

- Конечно, - кивнул Дженсен и свернул налево, к ферме.

А Джаред вильнул хвостом и потрусил направо.


Летние дни полетели один за другим. Знойный июль сменился менее жарким августом, да и тот уже отсчитывал последние числа - приближался сентябрь. Растения больше не вились ввысь, а будто замерли, чувствуя пору увядания. Пожухлая трава иногда по утрам бывала мокрой от первых ночных заморозков. На зелёной листве деревьев появились жёлтые прожилки – признаки того, что скоро лес окрасится пёстрыми рыжими и красными красками. Птицы сбивались в стаи и подолгу кружили в небе, протяжно крича, готовясь к длительному перелёту. На полянах чернильными пятнами темнела брусника, которую Джаред собирал и горстями отправлял в рот, весь вымазываясь терпко пахнувшим соком. Дженсен садился под дерево и с улыбкой наблюдал за ним, подтянув колени к груди и обвив ноги хвостом. Иногда Джаред забирался в колючие кусты ежевики, рвал спелые сочные ягоды, подсаживался к Дженсену и кормил его ими. Дженсен осторожно брал губами сладкое угощение из пальцев Джареда, борясь с желанием облизать их.

С каждым днём Дженсена тянуло к Джареду всё сильнее и сильнее. Дженсен не находил себе места, когда они были порознь, но и общение с Джаредом обернулось в своего рода пытку. Дженсен искренне полагал, что то влечение, которое он испытывал к Джареду постыдно и неправильно. В отношении полов Старая Анна придерживалась весьма консервативных взглядов и воспитала Дженсена соответствующе.

Правда, девушки никогда не привлекали Дженсена. Он был знаком с несколькими лисичками в резервации, и даже, кажется, нравился кому-то – ему по секрету сказал об этом Джошуа - но сам Дженсен видел в них не более чем подруг. И совсем другие чувства у него вызывал Джаред своим присутствием, запахом, случайными прикосновениями, чуть грустными взглядами, широкими улыбками, адресованными лишь одному Дженсену.

После того единственного поцелуя во время привала по пути из резервации Дженсен уже больше ни о чём другом не мог думать, кроме как об обветренных тонких губах Джареда, о его сильных руках, о прямоте и эмоциях, сбивавших с толку. Но Джаред теперь держался на расстоянии, а сам Дженсен никогда бы не посмел сделать первый шаг.

Он заходил за Джаредом каждое утро, и они шли на реку – Дженсен всё-таки научил Джареда плавать – или просто гуляли в лесу. Дженсен начал всё чаще перекидываться в Лиса, потому что в животном обличие можно было безнаказанно гоняться за Джаредом, кусать его за хвост и уши, и, валяя на мягкой подстилке из опавших листьев, лизать в нос, шею и грудь. Они могли часами лежать в тени деревьев, просто рассматривая плывшие по небу облака и придумывая, на что те были похожи. Джаред рассказывал Дженсену о местах, в которых он побывал с Томасом, а Дженсен Джареду - что прочитал в книгах о других континентах и странах. Дженсен учил Джареда чтению, письму, математике, и Джаред делал большие успехи. Особенно он любил отгадывать буквы и цифры, начерченные Дженсеном тоненькой веточкой на его спине. Они никогда не ссорились и отличались завидным единодушием практически по любому вопросу. В общем, Дженсен мог бы считать Джареда идеальными другом, если бы не хотел большего.

 

В последние несколько дней Дженсен странно себя чувствовал: его бросало то в жар, то в холод, по ночам он плохо спал, до самого рассвета ворочаясь на скомканных, влажных от пота простынях, внутри как будто что-то тянуло и чувствовалось лёгкое томление. Дженсен не понимал, что с ним происходит, но у него появилась раздражительность: он пару раз на пустом месте поссорился со Старой Анной, наорал на кошку и даже погрызся с Джаредом, что случилось с ним впервые. Слух и обоняние обострились, но звуки и запахи раздражали - особенно запахи.

Дженсену то хотелось сломя голову куда-то бежать, то забиться в свою комнату и не выходить оттуда, скуля от безысходности. Но самое главное, его влечение к Джареду возросло в несколько раз. И с этим срочно надо было что-то делать. Так Дженсен решил вечером, ложась спать, а наутро он проснулся в таком возбуждении, что сам испугался. Дженсен перевернулся на живот, потёрся твёрдым членом о простыню и застонал от удовольствия. Низ живота сводили сладкие судороги, яйца налились и потяжелели, соски затвердели и были настолько чувствительны, что Дженсен боялся лишний раз пошевелиться, лишь бы не задеть их тканью майки. Под хвостом всё припухло, зудело и отдавало в мозг волной удовольствия, стоило лишь Дженсену дотронуться до себя там пальцами.

Дженсен, закусив губу, вскочил с постели и похолодел, увидев на простыне несколько крохотных бурых пятнышек. Этого не могло быть на самом деле, но Дженсен – даже отказываясь верить самому себе – уже понял, что с ним происходило. Два раза в год он наблюдал подобное у их кошки – у него была течка, и это целиком и полностью объясняло его состояние в последние дни.

Дженсен в ужасе отшатнулся от постели, оступился и, зацепившись ногой за стул, завалился вместе с ним на пол – раздался страшный грохот. В комнату вбежала Старая Анна.

- Дженс, что случилось? – она протянула ему руку, помогая подняться и охнула: - Ты весь горишь, - приложила сухую старческую ладонь ко лбу, - и у тебя испарина. Ты заболел?

Тут её взгляд упал на разорённую постель, и она всплеснула руками:

- Откуда кровь, Дженсен? Ты что, ранен?

Дженсен сглотнул, чувствуя, как полыхают щёки, и молча отрицательно покачал головой.

- Тогда что происходит? – Старая Анна решительно шагнула к нему, окидывая взволнованным взглядом.

- У меня… - начал Дженсен и запнулся. – У меня… - он даже не представлял, как можно сказать такое.

- Что, Дженсен, сынок? – Старая Анна участливо посмотрела на него.

- Течка, - еле слышно шепнул Дженсен.

- Что? – глаза Старой Анны округлились.

- Как у нашей кошки бывает, - пояснил Дженсен, жалея, что не может в этот момент от стыда провалиться сквозь землю.

- Боже пресвятые угодники! - воскликнула Старая Анна и прихлопнула рот ладонью.

Дженсен уставился в пол и зажмурился.

- Что же эти ироды окаянные с вами сотворили в своих лабораториях, - запричитала Старая Анна.

Она подошла к Дженсену, обняла его и погладила по голове.

- Ну-ну, всё будет хорошо, - зашептала на ухо. – Всё наладится. Мальчик мой, лисёнок. Давай-ка ты сейчас отправишься в постель, а я заварю тебе чай с успокаивающими травками. Ложись, ложись, тебя всего колотит, - Старая Анна подтолкнула Дженсена к кровати и вышла из комнаты.

Дженсен, забравшись под одеяло, натянув его до самого носа, еле слышно заскулил. Ему было плохо и очень одиноко. Больше всего Дженсену хотелось увидеть Джареда, но у него даже в мыслях не было выйти из дома в таком состоянии.

Джаред пришёл сам на третью ночь. Дженсен только-только задремал, сгораемый в лихорадке острого желания, когда ему в щёку ткнулось что-то холодное и мокрое, а ухо опалило жаркое дыхание. Дженсен от неожиданности подскочил на кровати и сел, напряжённо вглядываясь в темноту. Он почти моментально различил Пса, который, видимо, напуганный такой реакцией, отпрыгнул в сторону, к стене, где теперь и стоял в нерешительности, виляя хвостом.

- Джей, - слабо выдохнул Дженсен.

Джаред подошёл к нему, положил морду на колени и тихо гавкнул.

- Джей, я болею, тебе лучше сейчас уйти, - прошептал Дженсен и потрепал Джареда за ухом.

Но тот уходить явно не собирался – глянул на Дженсена внимательным взглядом чёрных глаз, закрыл их и перекинулся в человека.

Дженсен сглотнул, почувствовав, как по спине побежали мурашки: перед ним на полу, освещённый лунным светом, проникавшим в комнату сквозь не до конца задёрнутые занавески, сидел Джаред - абсолютно голый, нереально красивый, притягательный до судороги в пальцах.

 

- Джей, тебе, правда, нужно уйти, - настойчиво повторил Дженсен.

Но Джаред покачал головой и принюхался. Он чувствовал царивший в комнате запах - густой, тяжёлый – настолько сильно, будто бы до сих пор был в животном обличие. Тот затмевал разум, обострял чувства, усиливал неясное томление внизу живота. Джаред ощущал, как внутри него растёт и поднимается что-то тёмное, звериное, безудержное.

Он, опустив взгляд вниз, с удивлением уставился на голую коленку Дженсена – округлую, соблазнительную – и потёрся об неё щекой.

- Ты что делаешь? – охнул Дженсен и отполз по кровати к самой стене.

- Дженс, у тебя что, течка? – ошарашено спросил Джаред.

- С чего ты взял? – Дженсен нервным жестом натянул на себя одеяло чуть ли не до самого подбородка.

Джаред усмехнулся, скосив глаза на голую пятку, которая показалась с другого конца одеяла, и пояснил:

- Я пятнадцать лет прожил с собаками и прекрасно знаю, как пахнет течная сука.

Даже темнота не смогла скрыть вспыхнувшие щёки Дженсена.

- Это скоро пройдёт, - виноватым голосом пообещал он. – Дня через четыре. Я сам приду к тебе, когда всё закончится. Хорошо?

Джаред покачал головой: уйти сейчас он не согласился бы даже под дулом хозяйского ружья – запах, исходивший от Дженсена, будто приковал его.

Он ещё раз молча покачал головой и лизнул Дженсена в пятку. Тот от неожиданности подпрыгнул и попытался отдёрнуть ногу, но Джаред крепко ухватил его за щиколотку, не позволяя отстраниться.

- Джей, ты что творишь? – возмущённо прошептал Дженсен.

Джаред вместо ответа прикусил его большой палец и, пощекотав языком подушечку, всосал палец в рот.

- Джаред, прекрати! - если Дженсен намеревался сказать это строго, то у него ни черта не вышло – получилось скорее жалобно и просяще, поэтому Джаред продолжил.

Он, взобравшись на кровать, прочертил языком широкую влажную линию по голени Дженсена – от ступни до той самой округлой коленки, изогнувшись, лизнул нежную кожу в её изгибе. Дженсен ахнул и упёрся ладонями Джареду в плечи, пытаясь оттолкнуть, впрочем, не сильно. Джаред втянул носом сладкий запах, дурея от предвкушения, и, с сожалением подняв голову, посмотрел на Дженсена.

- Мы не должны, - пробормотал тот. – Это не правильно. Это всё из-за течки. А через четыре дня она закончится, и ты… - он запнулся.

- Что, дело только в этом? – с облегчением спросил Джаред.

Он сел на кровать и, обхватив лицо Дженсена ладонями, зашептал в самые губы:

- Я с ума по тебе схожу, Дженс. Каждый день. Позволь мне... пожалуйста. Я… я не могу так больше… это выше моих сил. Ты ведь тоже хочешь – я знаю! Дженсен, сейчас.

Джаред почувствовал, как Дженсен расслабился, как медленно выдохнул и, закрыв глаза, потянулся навстречу. Джаред неуверенно коснулся своими губами его губ, раздвинул их языком, пропихивая тот внутрь, и Дженсен поддался.

Ни один из них не умел целоваться, но их это не смущало. Джаред попросту вылизывал рот Дженсена изнутри, скользя языком по зубам, нёбу и внутренним сторонам щёк, еле удерживая себя, чтобы не заскулить от счастья. Дженсен отвечал с не меньшим пылом, из-за чего они с Джаредом постоянно стукались зубами.

Джаред отшвырнул в сторону разделявшее их с Дженсеном одеяло, содрал с него футболку и прижался изо всех сил, наконец-то прикоснувшись разгорячённой кожей к коже. Он гладил Дженсена по бокам и животу, слабо представляя, что делать дальше. Осталось только положиться на животные инстинкты и надеяться, что они не подведут.

- Перевернись, Дженс, - хрипло попросил Джаред, отстраняясь, - на живот.

Дженсен замер на мгновение, а потом, послушно встав на колени, лёг грудью на скомканную простыню. Спрятав лицо в подушку, он приподнял зад с чуть задранным хвостом, подставляясь.

У Джареда от такого откровенного зрелища вкупе с одуряющим запахом все связные мысли в голове полопались мыльными пузырями – осталось лишь голодное желание: взять прямо сейчас во чтобы то ни стало, заклеймить собой, сделать Дженсена своим.

Джаред успокаивающе погладил его по спине, между лопаток, затем нагнулся и лизнул одну. Он проехался ладонью вниз по позвоночнику до самого хвоста, обхватил его в кулак у основания и отвёл чуть вверх - Дженсен вздрогнул и напрягся. Джаред пожалел, что, даже несмотря на острое зрение, в полной темноте он не может разглядеть всё. Зато он мог чувствовать, и запах Дженсена, говорили ему гораздо о большем, чем могли показать глаза.

Дженсена хотелось вылизывать – желательно всего, но Джаред ограничился лишь тем, что, пристроившись сзади него, продолжая одной рукой придерживать хвост, а другую положив на упругую ягодицу, провёл языком ему по промежности. Дженсен дёрнулся и глухо застонал в подушку. А Джаред, воодушевлённый его реакцией, продолжил: он лизал Дженсена изнутри и снаружи, скользил языком от мошонки до хвоста, то дразнил опухший из-за течки анус быстрыми лёгкими прикосновениями, то вкручивался настолько глубоко внутрь, насколько позволяла длина собачьего языка. Дженсен стонал под ним, не переставая, комкал в пальцах простыню, крутил бёдрами и подавался назад, насаживаясь, настолько откровенно предлагая себя, насколько только может сучка во время течки.

Джаред сам уже мало что соображал, обалдев от вкуса и запаха Дженсена. Промежность у того вся хлюпала от слюны – даже шерсть у основания хвоста намокла. Джаред, обхватив пальцами свой член, пристроился к Дженсену и медленно толкнулся вперёд. Это было туго, немного больно и безумно горячо. Войдя полностью, Джаред замер, поглаживая Дженсена по бедру. В ответ Дженсен поёрзал, показывая, что можно, и Джаред начал двигаться – сначала неспешно, но постепенно наращивая темп, шалея от неведанного ранее удовольствия, которое пожаром разливалось по венам.

Дженсен просунул руку себе под живот и принялся дрочить, одновременно бесстыдно подмахивая Джареду. Джаред зажмурился, чувствуя, что долго не выдержит: внутри уже всё звенело от напряжения. Он толкнулся особенно глубоко, чувствуя, как Дженсен пульсирует внутри вокруг его члена, замер и, закусив губу, кончил.

Дженсен подождал, пока Джаред выйдет из него, перевернулся и сел рядом, рассматривая свою ладонь, испачканную спермой.

- О-у, - видимо, сказать что-то большее он был не в состоянии.

- Полегчало? – спросил Джаред.

- Немного, - кивнул Дженсен.

Джаред улыбнулся, а потом нагнулся и принялся слизывать сперму с ладони Дженсена.

- Фу, - поморщился тот, но руку не отдёрнул.

Джаред усмехнулся.

- Послушай, Джей, - сказал Дженсен после непродолжительного молчания – Джаред уже вылизывал его предплечье, скользя языком по венам. – Мне надо время подумать… ну, ты понимаешь…

- Конечно, - пробормотал Джаред, не отрываясь от своего занятия.

- Ну, тогда, думаю, тебе пора, - Дженсен мягко упёрся ладонью свободной руки Джареду в грудь. – Я приду, как только у меня закончится течка.

- Хорошо, - Джаред, с сожалением отодвинувшись, улыбнулся на прощание, перекинулся в Пса и выскочил в окно.

 

Оставшиеся четыре дня течки прошли гораздо легче – возможно, сказалось то, что у Дженсена была случка, а может, просто подотпустило под конец – но, в любом случае, Дженсен был доволен, когда всё окончательно прекратилось.

Он проснулся в хорошем расположении духа, с аппетитом съел приготовленный Старой Анной завтрак и с надеждой посмотрел в окно.

- Иди, иди, погуляй, - засмеялась Старая Анна. – Поди засиделся дома-то за неделю.

Дженсен радостно подпрыгнул, чмокнул её в щёку, обернулся Лисом и пулей вылетел из дома. Он помчался по тропинке - знакомой уже настолько, что мог бы бежать по ней с закрытыми глазами - в сторону охотничьей сторожки Томаса. Правда, чем ближе Дженсен приближался к ней, тем неспокойнее становилось у него на душе, но все сомнения мигом испарились, стоило ему увидеть Джареда.

Джаред при виде Дженсена закрутился на месте, смешно перебирая лапами, и завилял хвостом с такой скоростью, что Дженсен испугался - не отвалился бы.

Джаред бросился к нему навстречу, но не напрыгнул, по обыкновению, а ткнулся лбом в лоб и заскулил тихонько - соскучился. Дженсен, лизнув его в нос, потёрся мордой о морду, и они наперегонки понеслись на полянку.

Дженсен забежал в кусты, где была спрятана его одежда, перекинулся, но успел натянуть только джинсы, когда Джаред выволок его оттуда, повалил на жухлую траву, чувствительно приложив спиной о землю, и впился в губы требовательным поцелуем. Дженсен собрался было возмутиться, но целоваться хотелось больше.

Это было лучше всего на свете: лежать и чувствовать на себе вес сильного тела Джареда, выгибаться ему навстречу, подставляясь жадным рукам, гладившим бёдра, бока, шею, скулить ему в рот при поцелуях, хотеть Джареда и ощущать в ответ такое же бешеное желание. Дженсен подцепил пальцами его футболку, потянул её наверх, и в этот момент раздался звук взведённого курка.

- Твою же мать!

Дженсен и Джаред подскочили от неожиданности и одновременно с ужасом уставились на Томаса, направлявшего на них ружьё, и на припавшего к земле, глухо рычавшего, оскалившегося Джеффа.

- Нет, Джеффри, ты только посмотри на этих двух ублюдков, - Томас, скривившись от отвращения, выплёвывал слова. – Главное, я с утра вышел отлить и чуть умом не тронулся, думал, совсем уже допился, когда увидел, как наш Джаред с лисёнком лижется. А это оказывается не лисёнок, а такой же выродок из ваших, - он направил на Дженсена ружьё. – Попрощайся с жизнью, тварь!

- Спасайся, - только и успел выдохнуть Джаред, когда пуля чиркнула о землю в миллиметре от перекинувшегося в Лиса Дженсена.

Раздался ещё один выстрел, но снова мимо, а Дженсен юркнул в кусты и со всех лап бросился домой.

- Джефф, ату его, - раздался сзади громкий окрик Томаса, и Дженсен припустил ещё быстрее.

Никогда в жизни он не бегал с такой скоростью. Деревья и кусты мелькали по сторонам, сливаясь в одно бесконечное коричнево-зелёное пятно, хлестали его ветвями по морде, но Дженсен не обращал на это никакого внимания. Он вообще ничего не чувствовал и не слышал, кроме бешеного стука собственного сердца и хриплого дыхания Джеффа, преследовавшего его по пятам.

Дженсен пролез под нижней перекладиной ограды, а Джефф застрял – был слишком крупным – и побежал в обход, рыча и лая от злости.

Старая Анна выскочила на крыльцо, узнать, в чём дело, и Дженсен ловко проскользнул в открытую дверь, влетел в свою комнату и забился под кровать.

Минут через десять лай Джеффа стих, зато послышался голос Томаса.

- Где лис, Анна?

- А какое тебе дело до моего домашнего лисёнка, Томас? – гневно спросила та.

- Он мерзкий мутант! - рявкнул Томас. - И…

- Он мой сын, - ответила Старая Анна, - и тебе лучше оставить его в покое.

- А ты знаешь, что твой сын, - презрительно выделил голосом последнее слово Томас, - крутит шашни с моим псом. Я только что застал их на поляне, лизавшимися, как… тьфу! – сплюнул он.

- Чушь собачья, - тихо произнесла Анна. – Я не верю тебе, Томас.

- Ты что, утверждаешь, что я лжец! – взорвался тот. – Думай, что несёшь, карга старая.

- Томас, твой дурной нрав когда-нибудь доведёт тебя до беды, - повысила голос Анна. – В любом случае, они же всего лишь дети!

- Они выродки! И это тебя и твоего рыжего уродца ждёт беда, если я ещё раз застукаю его рядом с моим псом, - пообещал Томас. – Пущу пулю в лоб обоим: мне испорченная собака ни к чему.

Раздался звук удаляющихся шагов, и Дженсен выдохнул с облегчением. Он вылез из-под кровати, перекинулся и с виноватым видом посмотрел на Старую Анну, возникшую в дверях.

- Оденься, - велела та и спросила: - Это правда, что Томас сказал про тебя и его пса?

Дженсен молча кивнул и принялся натягивать домашние штаны.

Старая Анна тяжело опустилась на стул.

- Послушай, - произнесла она, наконец, - я понимаю, как тяжело тебе расти в полном одиночестве, и у тебя сейчас такой возраст, когда… - Старая Анна запнулась. – В общем, в любом случае, я не одобряю вашу связь. Может быть это моя вина, может быть, мне стоило отправить тебя жить в резервацию, когда ты подрос, там бы ты общался со своими…

- Мне нравится Джаред, - твёрдо сказал Дженсен. – И я хочу общаться с ним.

- Но это невозможно, - всплеснула руками Старая Анна. – Даже опустив тот момент, что твоё влечение к нему богопротивно, он же охотничий пёс. Он был выведен специально для охоты на мутантов. Пройдёт совсем немного времени, и Томас вырастит из него убийцу под стать себе!

- Нет! – сжал кулаки Дженсен. – Джаред не такой.

- Это пока твой Джаред щенок, он не такой, - грустно покачала головой Старая Анна. – Но скоро его инстинкты возьмут своё, и тогда ты превратишься для него из друга в добычу.

- Нет! - выкрикнул Дженсен. – Не смей говорить так. Ты сама всегда уверяла меня, что мы люди, а не животные и можем не поддаваться своему звериному началу, управлять им.

- Есть большая разница между тобой – мутантом второго уровня - и Джаредом – селекционным псом-убийцей, - возразила Старая Анна и вздохнула: - Прости, сынок, но я запрещаю тебе общаться с ним, а если ты попытаешься удрать, я вынуждена буду запереть тебя.

- Что? – не поверил собственным ушам Дженсен.

- Это для твоего же блага, - Старая Анна встала и вышла за дверь.

Она захлопнула ставни на окнах комнаты Дженсена и навесила на них снаружи старый ржавый замок.

- Чтобы ты не сбежал ночью, - раздался приглушённый голос Старой Анны.

Дженсен упал ничком на кровать и накрыл голову подушкой.


Старая Анна не выпускала Дженсена из дома трое суток, которые превратились для него в сущий ад. Так плохо ему не было даже во время течки – теперь у Дженсена ныло где-то в области груди. Желание увидеть Джареда было нестерпимым. Дженсен метался по дому – чуть на стены не лез от безысходности.

На четвёртый день Старая Анна, вернувшись из города, с рынка, кивнула Дженсену:

- Ты снова можешь выходить на улицу.

- Что? – удивился тот. – Почему?

Старая Анна ничего не ответила. Она отвернулась и принялась разбирать покупки.

Дженсен вышел на крыльцо, втянул носом свежий воздух, а затем перекинулся в Лиса и опрометью кинулся в лес. Он изо всех сил спешил к Джареду, представляя, как тот обрадуется, но, добежав до знакомого забора, остановился в замешательстве - все столь привычные запахи исчезли, во дворе не стояла машина, а окна и двери сторожки были заколочены.

Дженсен осторожно прокрался к конуре Джареда - та была пуста. Тогда он залез внутрь, лёг на подстилку, ещё хранившую такой родной запах, и заскулил.



Глава 3

 

Часть вторая
Десять лет спустя

 


- Мам, я приехал, - Дженсен заглушил мотор и вылез из машины навстречу к спешившей к нему Старой Анне.

- Сынок, лисёнок мой, - она, вытерев руки фартуком, крепко обняла его и поцеловала в щёку. – А я-то уж решила, что совсем мой Дженсен забыл свою мать-старуху.

- Не преувеличивай, - Дженсен обнял её в ответ, - я был у тебя на прошлой неделе. Ты же знаешь, что у меня сейчас много дел.

- Да знаю, знаю, - улыбнулась Старая Анна, отходя и окидывая его заботливым взглядом. – Это я так – ворчу для порядка.

Дженсен тепло улыбнулся в ответ.

- Ну, что же мы стоим-то? – засуетилась Старая Анна. – Проходи скорее в дом, будем чай пить. Я как чувствовала, что ты приедешь, испекла вишнёвый пирог – твой любимый.

- Здорово, - Дженсен обнял её за плечи, и они пошли к дому.

На кухне Старая Анна, усадив его за стол, принялась хлопотать.

- Ты не голоден? - она налила ароматный чай в чашки. – У меня есть овощное рагу, которое, как ты знаешь, я готовлю по старинному семейному рецепту - в резервации таким не накормят.

- Нет, спасибо, я уже поужинал, - отказался Дженсен.

- Ну, как хочешь, - покачала головой Старая Анна, отрезала кусок пирога и протянула его на тарелке Дженсену, - хотя я смотрю, совсем ты у меня исхудал, бедный.

- Мам, - закатил глаза Дженсен.

- А что я такого сказала? – добродушно проворчала Старая Анна. – Знаю ведь, ты работаешь на износ, обедать наверняка забываешь.

- Не переживай, - усмехнулся Дженсен. – за этим строго следит Дэннил.

- Вот умница, - одобрительно кивнула Старая Анна и спросила: - Как у тебя с ней?

Дженсен нахмурился, ковырнул пирог ложкой и, глядя в свою чашку, вздохнул:

- Мам, ну, сколько раз можно тебе повторять: мы с Дэнни просто друзья и коллеги по работе – за прошедшую неделю ничего не изменилось и не изменится.

Старая Анна поджала губы.

- Перестань, - Дженсен положил свою ладонь на её и несильно сжал. – Я знаю, ты хочешь, чтобы мы с Дэннил были вместе, и она родила тебе кучу внуков.

- А что такого? – пожала плечами Старая Анна. - Я ещё не дряхлая старуха – могла бы и воспитать парочку твоих детишек. Мне страсть как хочется понянчиться с маленькими-то.

- Угу, мам, - Дженсен отхлебнул чай и поспешил сменить тему разговора. – Лучше расскажи, как ты тут без меня провела эти дни?

- Да как, - махнула рукой Старая Анна. – Всё по-старому. Помаленьку в огороде работаю. Накануне морковь и свёклу прореживала – хороший урожай должен быть в этом году. А лук вот что-то весь в перо пошёл, вроде и не поливаю его, и дождей нет, а всё равно. Вишни собрала четыре ящика и продала на рынке. Куры несутся исправно, а Абигель что-то опять захворала - старая совсем стала.

- Мда, - Дженсен потёр переносицу, - надо бы тебе корову новую купить.

- Надо, - вздохнула Старая Анна, - только где денег-то взять на корову, да и Абигель жалко.

- Ну, деньги тебе, положим, я дать могу, - улыбнулся Дженсен.

- Что ты, что ты, - замахала на него руками Старая Анна. – Тебе нужнее. Я вот яблоки по осени продам, глядишь, хватит мне на телушку.

- Можно подумать, ты много на яблоках заработаешь, - Дженсен, задумавшись, закусил губу. – Ладно, разберёмся. Кстати, у меня хорошая новость: инвесторы скоро начнут строительство лесопилки рядом с резервацией - это многих мутантов обеспечит работой. А ещё мне в этом месяце удалось выбить денег на постройку двух новых бараков.

- Хорошо-то как! – Старая Анна прижала руки к груди. – Ты у меня такой молодец, Дженсен. Наладил отношения с органами управления, заведуешь финансами, навёл порядок в резервации, а ведь у тебя и образования-то никакого нет.

- Ну, наверное, мне такие гены достались, - засмеялся Дженсен. – Да и, на самом деле, у меня не всё получается. А инвесторы просто прикинули, какую прибыль они получат, учитывая, что труд мутантов практически дармовой.

- Прекрати принижать свои заслуги, - Старая Анна посмотрела на него с гордостью.

- Ладно, - Дженсен допил остывший чай и поднялся из-за стола. – Мне ехать пора, а то стемнеет.

- Уже? – Старая Анна погрустнела, но тут же снова бодро улыбнулась. – Ну, передавай привет Дэннил. Приезжайте ко мне вдвоём в гости. Только предупреди заранее - я вам пирожков напеку с луком и яйцом.

- Хорошо, - кивнул Дженсен.

Он подошёл к Старой Анне и обнял её, шепнул:

- Одиноко тебе тут? Хочешь, я тебя в резервацию жить заберу?

- Не говори глупости, - отмахнулась та, отстраняясь. – Я ещё не совсем немощная старуха. Вот лучше бы вы с Дэннил ко мне жить переехали и…

Дженсен пулей вылетел на крыльцо.

- Ладно-ладно, молчу, - засмеялась ему вслед Старая Анна.

Она вышла на улицу, положила ладонь Дженсену на плечо и заглянула в глаза, намереваясь что-то сказать, но в этот момент со стороны просёлочной дороги донёсся рёв двигателя старого автомобиля. Дженсен и Старая Анна одновременно обернулись в ту сторону.

- Никак, это Томас вернулся, - нахмурилась Старая Анна. – Вот не было печали! – она внимательно посмотрела на Дженсена. – Надеюсь, ты сейчас не думаешь о какой-нибудь глупости?

- Мам, мне давно уже не шестнадцать лет, - чересчур резко огрызнулся он.

- Ты, главное, почаще себе напоминай об этом, - Старая Анна потрепала его по щеке. – Ну, езжай с Богом.

Дженсен кивнул, сел в машину, повернул ключ в замке зажигания и выехал со двора. Старая Анна помахала ему вслед рукой и перекрестила на дорогу.

Дженсен преодолел четверть пути, когда вдруг, резко вдарив по тормозам, свернул на обочину. Нахмурившись, он побарабанил пальцами по рулю, посмотрел на своё отражение в зеркале заднего вида и произнёс:

- Наверное, глупо было бы упускать такую возможность, раз уж я здесь. Кто знает, когда ещё представится случай выбраться из резервации.

Отражение ожидаемо ничего не ответило. Дженсен вздохнул и заглушил мотор. Он дождался наступления ночи, перекинулся в Лиса, втянул носом прохладный воздух и помчался в сторону сторожки Томаса через освещённый луной лес.

Добежав до забора, который за десять лет окончательно сгнил и развалился, Дженсен припал к земле, вглядываясь в темноту. Свет в доме не горел – скорее всего, Томас уже спал, утомлённый переездом. Дженсен, ступая бесшумно, пошёл в сторону конуры, принюхиваясь и ликуя: он чувствовал запах Джареда, немного изменившийся за это время, но всё равно – это был именно тот запах, который снился Дженсену по ночам, который он узнал бы среди тысячи других.

- Джей, - позвал Дженсен.

Из конуры высунулась знакомая морда, повела чёрным носом, а затем на Дженсена вылетел здоровый пёс – раза в два больше его самого – и, судя по устрашающему рычанию, это явно не было радостным приветствием. Дженсен попытался отклониться, но Джаред угадал его манёвр, сшиб с ног и придавил к земле всем своим весом, так что Дженсен и пошевелиться не мог.

- Джаред, ты что? – прохрипел он.

Джаред застыл. Дженсен воспользовался его замешательством и перекинулся в человека.

- Джей, это же я, Дженсен. Ты не узнал меня? – беспомощно спросил он.

Джаред разглядывал его в темноте, продолжая рычать, и из его оскаленной пасти Дженсену на плечо капала слюна. Дженсен сглотнул, приподнял руку и осторожно дотронулся до лапы Джареда, когти которой впились в обнажённую кожу груди. Джаред вздрогнул, отступил и через пару секунд перед Дженсеном стоял высокий широкоплечий мужчина.

- Уходи, - произнёс Джаред.

- Что? Почему? – Дженсен приподнялся, потирая ноющую лопатку.

- Ты – добыча, - прищурился Джаред, - и лучше тебе никогда не попадаться мне на пути. На этот раз я отпущу тебя, но больше пощады не жди – переломаю хребет.

- Но… - ошарашено попытался возразить Дженсен.

- Забудь, что мы когда-то были друзьями, - покачал головой Джаред. – Забудь вообще всё, что было между нами. Уходи, - повторил он.

Дженсен молча обернулся Лисом и постарался как можно скорее скрыться в лесу. Он плохо помнил, как добрался до машины – в себя пришёл уже только внутри. Дженсен, со злостью двинув кулаком по приборной панели, уткнулся лбом в скрещенные на руле руки. Обиды не было. Была злость – не на Джареда, нет - на Криса и Джошуа, которые предупреждали, а он не верил, на Старую Анну, которая оказалась во всём права, но в первую очередь, на самого себя, за то, что так и не отпустило за десять лет, что помчался к Джареду при первой же возможности, как влюблённый щенок.

Дженсен потёр виски пальцами, завёл мотор и вырулил на дорогу.

 

Джаред смотрел вслед удалявшемуся Лису, пока он не скрылся в темноте. Тогда он плюхнулся на траву, подтянул колени к подбородку, уткнулся в них лбом и запустил пальцы в волосы, до боли впиваясь ногтями в кожу головы.

Джаред запутался. Для Пса всё было просто: охотничий инстинкт говорил: «Убей!». Но один лишь взгляд в зелёные глаза, в которых плескались боль, обида, недоверие и непонимание, перевернул привычный мир с ног на голову. Джаред даже представить себе не мог, чего ему будет стоить произнести те слова, которые он сказал Дженсену, навсегда прогоняя его от себя. Джаред уже давно не перекидывался, и вот сейчас глупые человеческие эмоции захлестнули его с головой.

Джаред застонал, и в этот момент в плечо ему уткнулся холодный нос - Джефф. Джаред, приподняв голову, обернулся к нему, взглянул в грустные бездонно-чёрные глаза и обернулся Псом.

- Я всё видел, - сказал Джефф. – Это был Дженсен, да?

Джаред промолчал.

- Я думал, ты уже давно всё для себя решил, - продолжил Джефф, не дожидаясь ответа на свой вопрос.

- Я тоже так думал, - буркнул Джаред.

- Джей, - Джефф устало вздохнул и прикрыл глаза, - послушай совета старого мудрого кобеля: не позволяй глупой щенячьей привязанности портить тебе жизнь. Ты убил или помог убить десятки таких, как он. Твой Дженсен ничем не отличается от других мутантов.

- Отличается, - помотал мордой Джаред.

- Ну, разве только тем, что с ним вы лизались, будучи щенками, - оскалился Джефф. – Но ты должен забыть об этом. Ты хорошая гончая, Джей. Я горжусь тобой. Наш хозяин гордится тобой. И ты должен быть предан ему, предан тому делу, которое выполняешь. Не забывай о том, кем являешься по рождению. Ты Охотничий Пёс, мутант, не человек, так не позволяй глупым эмоциям брать над собой верх.

- Дженсен всегда говорил мне, что человека определяют его поступки, - тихо сказал Джаред.

Джефф вздохнул, а потом перекинулся. Джаред разинул пасть от удивления, потому что всего несколько раз в жизни видел его обернувшимся.

- Посмотри на меня, Джей, - Джефф выпрямился в полный рост и развёл руки в стороны. – Неужели ты всерьёз считаешь, что правильные поступки заставят людей перестать замечать мой облезлый хвост, висячие уши и шерсть по всему телу? Заставят не смотреть с отвращением в мою сторону? Мы мутанты, выродки, на жизнь которых всем наплевать. Нас истребляют всеми возможными способами. Не знаю, как ты, но я предпочитаю находиться по другую сторону прицела. Оставь глупые иллюзии и мечты о светлом будущем наивным дуракам, вроде Дженсена.

Джаред отвернулся и заскулил. Джефф перекинулся обратно, подошёл к нему, подтолкнул мордой в сторону конуры.

- Иди спать, Джей. Всё проходит, и это пройдёт. Завтра пойдём с хозяином в лес, сразу забудешь обо всём.

Джаред залез в конуру, покрутился, устраиваясь удобнее на подстилке, и закрыл глаза.

Хозяин разбудил Джареда на рассвете – стукнул по крыше конуры и крикнул:

- А ну просыпайся, нахлебник. Хватит дрыхнуть.

Джаред вылез наружу, потягиваясь и виляя хвостом.

- Джефф, что ты там возишься, выродок никчёмный, - хозяин пнул носом сапога стену конуры Джеффа, достал ключи и направился к машине. - Сейчас поедем посмотрим местную резервацию. В городе сказали, она крупная.

Хорошее настроение, как ветром, сдуло.

Джефф, протрусив мимо застывшего Джареда, первым запрыгнул в кузов пикапа и проворчал:

- Джей, лучше бы тебе вспомнить, как перебирать лапами, если не хочешь получить хороший нагоняй от хозяина.

Джаред отмер и понуро побрёл к машине. Когда он занял своё место рядом с Джеффом, пикап тронулся с места. Они выехали на грунтовую дорогу, которая вела на восток, и лучи всходившего солнца били прямо в глаза. Джаред свернулся калачиком в углу кузова, накрыл морду лапой и затих. Джефф, пристроившись рядом, привалился к нему горячим боком, ободряюще лизнул в ухо. Автомобиль сильно потряхивало на кочках, но Джаред не обращал на это внимания.

Наконец, хозяин свернул с дороги и, недалеко углубившись в лес, припарковал пикап за густым кустарником, так что с грунтовки его было не разглядеть, скомандовал:

- Дальше пешком.

Джаред и Джефф послушно выпрыгнули на землю. Хозяин вытащил из машины несколько капканов, повесил на плечо ружьё и, свистнув, пошёл в сторону резервации.

Минут через пятнадцать, лес начал редеть, и Джаред увидел знакомые очертания бетонного забора.

- Ну, вот и пришли, - шепнул хозяин. – Давайте-ка пройдёмся по периметру.

Насвистывая что-то себе под нос, он приблизился вплотную к забору, задрал голову, оглядывая его, и не спеша пошёл вдоль, вороша траву носами сапогов и пристально вглядываясь себе под ноги. Джефф бежал рядом с ним, а Джаред шёл поодаль, принюхиваясь и посматривая по сторонам.

Вскоре они заприметили тощего грязно-серого кота, который сидел на сосне и наблюдал за ними круглыми жёлтыми глазами. Джефф зарычал, но хозяин тут же зажал ему пасть ладонью. Кот взглянул на них с презрением, лениво поднялся, грациозно перепрыгнул с дерева на забор и спустился на землю уже по другую сторону.

- Будь я проклят, если эта облезлая животина не была кем-то вроде дозорного, - усмехнулся хозяин. – Ну что же, так даже интереснее. - Он продолжил свой путь, но через пару шагов остановился, воскликнув: - О, а вот и то, что нам нужно.

Джаред подбежал ближе и рассмотрел в траве тот самый лаз, через который десять лет назад они с Дженсеном попали в резервацию.

Хозяин расставил рядом с лазом несколько капканов, прикрыв их травой и опавшими листьями, а затем кивком головы приказал Джареду и Джеффу следовать за ним. Он, подняв вверх обслюнявленный палец, определил, куда дует ветер, и выбрал для укрытия кусты, так чтобы расположиться против его направления и в случае чего отрезать мутантам отступление в сторону главного входа в резервацию. Хозяин расстелил на земле свою куртку, предварительно вынув из кармана бинокль, и улёгся. Джаред и Джефф расположились рядом.

Солнце не торопясь поднималось по небосводу, постепенно согревая лучами прохладный августовский воздух. Через пару часов Джаред от напряжения уже не мог спокойно лежать. Изредка он, коротко поскуливая, приподнимая голову, и тогда хозяин, недовольно оборачиваясь, шикал на него.

Джареду померещилось, что он увидел чью-то морду, показавшуюся из лаза, он вскочил, напряжённо вглядываясь в ту сторону, но наружу так никто и не вылез.

- Да что с тобой сегодня творится, - разозлился хозяин. – А ну успокойся немедленно!

Джаред послушно лёг, и снова потекли томительные минуты ожидания. Он даже прикрыл глаза, поэтому пропустил тот момент, когда со стороны главного входа в резервацию появилась лисица - точнее лис. Ветер дул прямо на Джареда, и он без труда узнал запах Дженсена. Джефф явно тоже учуял его, потому что Джаред поймал на себе его косой взгляд.

- А вот и гости, - хозяин подтянул к себе ружьё.

Дженсен тем временем, припав к земле и принюхиваясь, дошёл до первого капкана. Он осмотрел его, а потом развернулся и принялся рыть задними лапами землю, забрасывая капкан, пока тот не захлопнулся.

- Красивая тварь и умная, - покачал головой хозяин. – Даже жалко убивать. Эх, знать бы, как он выглядит в человекоподобном обличии, а то у меня есть пара заказов на живых лисиц.

В этот момент Дженсен поднял морду и внимательно посмотрел прямо в сторону кустов, будто услышал.

- Давайте, он нужен мне живым, - приказал хозяин, и Джефф первым сорвался с места.

А Джаред остался стоять, как вкопанный: он не слышал гневный окрик хозяина, не почувствовал боли от удара прикладом по боку. Он во все глаза смотрел на Джеффа, мчавшегося к Дженсену практически стелясь по земле. Дженсен заметил того, бросив быстрый взгляд на капканы, закрывавшие лаз в резервацию, он кинулся в сторону леса. И только тогда, когда Дженсен – а следом и Джефф – скрылся за деревьями, Джаред отмер и помчался следом.

Очень скоро ему удалось нагнать Джеффа и рассмотреть впереди рыжее пятно, то исчезавшее из виду, то вновь появлявшееся. Дженсен бежал в сторону невысоких гор, опоясывавших тот участок леса, на котором располагалась резервация. Видимо, он решил описать круг через них. Джефф прибавил ходу, наверняка подумав о том же. Они оба с Джаредом понимали, что в горах – на незнакомых тропах – у них не было ни единого шанса поймать Дженсена.

А тот уже добрался до каменистого склона и начал ловко карабкаться вверх – мелкие камушки и земля летели из-под его лап. Джаред притормозил, высматриваяя менее крутое место для подъёма – лапы гончей не были предназначены для подобной охоты. Зато Джефф, не сбавляя темпа, продолжил преследование. Джаред аккуратно начал подниматься вслед за ним, но было понятно, что ему это не под силу.

Он задрал морду и высоко вверху разглядел тропу, на которую стремился попасть Дженсен. Тот почти уже добрался до неё и обернулся на Джеффа, который вдруг громко взвизгнул - грунт осыпался под его лапами - и полетел вниз. Он скатился в траву недалеко от Джареда, да так и остался лежать без движения. Джаред подбежал к нему, ткнулся носом в грудь, лизнул закрытые глаза, прислушиваясь к слабому дыханию.

- Джефф, - заскулил он, а затем взглянул вверх на Дженсена, который уже стоял на тропе и смотрел на них. – Я убью тебя! - залаял Джаред. – Клянусь, Дженсен, я лично перегрызу тебе горло за Джеффа. Слышишь?

Дженсен повёл хвостом из стороны в сторону, развернулся и скрылся из виду. А Джаред лёг рядом с Джеффом, согревая его теплом своего тела, и завыл, надеясь, что хозяин вскоре доберётся до них.

 

Дженсен не сомневался, что Джаред найдёт его и постарается исполнить свою угрозу. Он не боялся за себя, хотя и знал, что в драке никогда не одолеет великолепно натасканного пса, однако рассчитывал перехитрить его. Дженсен опасался за жителей резервации. Слишком мала была вероятность того, что Томас так просто забудет, по чьей вине пострадала его собака. А это могло означать только одно: он объявит охоту на всех мутантов.

Дженсен велел заблокировать лазы по всему периметру ограждения, усилил охрану и строго-настрого запретил кому-либо покидать резервацию. Но вечно прятаться за полуразвалившимся бетонным забором было невозможно, поэтому Дженсену требовался план, как законным путём избавиться от Томаса раз и навсегда. Однако пока тот, как минимум, не ранил бы мутанта на территории резервации, это не представлялось возможным.

Впрочем, у Дженсена была ещё одна проблема: через неделю у него должна была начаться течка. В резервации никто не подозревал об этой его странной особенности. И он рассчитывал, сохранить свой секрет. Обычно два раза в год Дженсен уезжал на неделю к Старой Анне, где в своей комнате мученически переживал все тяготы «кошачьего периода». Правда, отправиться туда теперь было верхом глупости, но Дженсен решил рискнуть.

За день до наступления течки он дал Дэннил распоряжения относительно соблюдения мер безопасности и с тяжёлым сердцем покинул резервацию, отправившись на ферму.

Старая Анна уже ждала его.

- Тебе нечего опасаться, Дженсен, - сказала она, обнимая его на крыльце. – Тут тебя никто не потревожит, даже Томас. У него во время охоты сильно пострадала одна из собак, и он сейчас живёт в городе у кого-то из родственников – лечит пса. Видишь, как всё удачно сложилось.

- Да уж, - невесело усмехнулся Дженсен. – Удачно.

Он решил не рассказывать Старой Анне, по чьей вине пострадал Джефф.

Она проводила Дженсена в его комнату, поцеловала в лоб и вышла, прикрыв за собой дверь.

Течка протекал, как обычно. За десять лет Дженсен успел привыкнуть к ощущению постоянного болезненного возбуждения. Он знал, что в эти дни ему ни в коем случае нельзя перекидываться в Лиса, нужно находиться в хорошо проветриваемых помещениях и как можно чаще принимать холодный душ. Старая Анна заваривала ему травяные настои - это тоже помогало.

На четвёртый день Дженсену надоело безвылазно сидеть в своей комнате, и он решил с утра сходить на речку искупаться. Лесные запахи раздражающе били в нос, но Дженсен старался не обращать на это внимания. Он добрался до реки, разделся и с наслаждением окунулся - ледяная вода разогнала туман в голове.

Дженсен проплавал минут десять, пока его не начало колотить от холода, тогда он вылез на берег, растёрся собственной футболкой, натянул джинсы, обернулся и… увидел Джареда. Тот стоял, небрежно привалившись плечом к стволу сосны, и, усмехаясь, разглядывал Дженсена. Дженсен машинально сделал шаг назад - Джаред вздёрнул бровь.

- Боишься, - оскалился он. – Правильно.

- И не надейся, - покачал головой Дженсен, просчитывая пути к отступлению.

- Зря, - Джаред, оттолкнувшись от дерева, не спеша начал приближаться к нему. – Надо же, я караулил тебя у резервации, а ты, оказывается, всё это время жил у меня под боком.

- Я думал ты в городе вместе с Томасом, - Дженсен отступил на несколько шагов в сторону, чтобы ветер не дул ему в лицо, одуряюще щекоча ноздри восхитительным запахом Джареда.

- Я сбежал от хозяина, - ответил тот. – Хотел найти тебя.

- Неужели соскучился? – прищурился Дженсен, внимательно рассматривая Джареда при свете дня – надо сказать, тот был хорош: высокий, грациозный, избавившийся от своей подростковой угловатости и неуклюжести, сильный и очень опасный. Последнее действовало на Дженсена почище любого афродизиака.

- Не зубоскаль, тебе это не поможет, - Джаред приблизился почти вплотную и вдруг, принюхавшись, нахмурился. – У тебя течка?

- Непредвиденное обстоятельство, не так ли? – Дженсен медленно покачал бёдрами из стороны в сторону и соблазнительно облизнул нижнюю губу, с радостью отмечая, как расфокусировался взгляд Джареда.

- Это не имеет значения, - немного растеряно буркнул тот.

- Уверен? - на этот раз Дженсен сам шагнул к Джареду, провёл хвостом по его руке и шепнул: - Хочу тебя, Джей.

Джаред, сжав кулаки, отвернулся в сторону и закрыл глаза. Дженсен, сделав ещё один шаг, прижался к нему вплотную, потёрся щекой о подбородок, выдохнул в шею:

- А ты хочешь меня, Джей?

- Не играй со мной в эти игры, Дженсен, - предупредил тот. – Ничем хорошим для тебя они не кончатся.

- Я всё же рискну, - Дженсен развернулся и потёрся задницей о пах Джареда. – Давай же, Джей, я весь твой.

- Сучка, - прорычал Джаред, заваливая Дженсена в траву, подминая под себя и вцепляясь зубами в загривок.

- Да-а-а, - Дженсен, извернувшись, оказался лицом к лицу с Джаредом. – Ну, скажи, что ты хочешь сделать со мной.

- Раздеть, - Джаред провёл носом Дженсену по шее, по обнажённой груди, ткнулся подмышку, втягивая запах, - содрать с тебя джинсы, чтобы видеть каждый миллиметр твоего тела, чтобы попробовать тебя везде.

Дженсен сглотнул и постарался сосредоточиться, что было практически невозможно.

- Я вставлю в тебя язык или пальцы, - продолжил Джаред. – Ты ведь ждёшь именно этого.

«Да», - чуть было не заскулил Дженсен, но сдержался.

- Я растяну тебя быстро и небрежно, - Джаред лизнул его в переносицу. – А потом поставлю на колени и оттрахаю, так что ты забудешь, как тебя зовут.

Дженсен стиснул зубы. Внутри бушевало такое желание, что он был готов умолять Джареда выполнить всё вышеозвученное, но вместо этого он просто сказал:

- Нет.

- Что? – не понял Джаред.

- Ничего не будет, я не хочу тебя, - пояснил Дженсен.

Джаред ухмыльнулся, приподнялся и положил ладонь на его возбуждённый член, сжимая сквозь джинсовую ткань.

- Я даже так чувствую, как ты течёшь.

- Ты не понимаешь, - покачал головой Дженсен, - я хочу тебя физически, но не здесь, - он постучал указательным пальцем себе по виску. – Я не животное, Джаред, я человек, поэтому могу контролировать свои желания и инстинкты. Так что ничего не будет.

Дженсен, отпихнув поражённого Джареда, поднялся и отряхнулся.

- Я буду ждать тебя через неделю в полночь на этом самом месте, тогда и поговорим, - произнёс он и пошёл в сторону дома, изо всех сил удерживая себя от того, чтобы не кинуться назад к Джареду.

 

От удивления Джареду даже в голову не пришло последовать за Дженсеном, а когда он пришёл в себя – было уже поздно. Джаред со злостью рванул застёжку джинсов, расстёгивая их, приспустил и обхватил кулаком нывший от возбуждения член. Он дрочил резкими быстрыми движениями, сухо, карябая головку мозолями на ладони, испытывая то боль, то наслаждение.

Дженсен оказался прав: инстинкты не позволяли Джареду причинить вред течной самке. И то, что «самкой» был Дженсен – не имело никакого значения. Оставалось вернуться к хозяину, рассчитывая на то, что Дженсен сдержит слово, и они встретятся через неделю. И вот тогда… Что произойдёт тогда, Джаред так и не смог для себя сформулировать, потому что злость на Дженсена давно уже испарилась, ведь фактически он не был виноват в том, что Джефф упал с того проклятого склона и покалечился. Джаред вздохнул и поплёлся в сторону города.

Хозяин, конечно, устроил ему хорошую выволочку за то, что сбежал. Впрочем, видимо был рад возвращению Джареда, потому что побил не сильно, а так – в воспитательных целях. Больше орал. Джаред покорно снёс наказание. Он, удостоверившись, что с Джеффом всё в порядке и тот выздоравливает, отправился в выделенный ему угол зализывать синяки от побоев.

Неделя пролетела незаметно. Джефф быстро шёл на поправку и через пять дней ветеринар объявил, что Джеффу больше не требуются уколы и капельницы. Хозяин перевёз его и Джареда домой, однако на время поселил Джеффа не в конуру, а к себе в сторожку, постелив ему подстилку рядом с камином. Судя по довольной морде, Джефф был рад сложившейся ситуации. А Джареду был на руку тот факт, что теперь никто не мог помешать ему сбежать на встречу с Дженсеном. За полчаса до полуночи в назначенный день Джаред чёрной тенью выскользнул со двора и помчался на реку.

Дженсен уже ждал его: стоял на берегу, освещённый бледным молочным светом луны. Джаред приблизился к нему, предостерегающе скаля зубы и глухо рыча.

- Перекинься, - спокойно сказал Дженсен, - я не собираюсь разговаривать с псиной.

Джаред помедлил, но всё же обернулся, поднявшись на ноги, распрямил спину и уставился на Дженсена.

- Ну, здравствуй, Джей, - усмехнулся тот.

Джаред промолчал.

- Как себя чувствует Джефф? – поинтересовался Дженсен. – Я слышал, вы вернулись.

- Нормально, - буркнул Джаред.

Он не понимал, что происходит: Дженсен не боялся его, напротив, стоял уверенный в себе, сильный, не отводя взгляд, смотрел Джареду прямо в глаза.

- Ну, что же ты медлишь, Джей, - насмешливо спросил Дженсен, - кажется, ты собирался отомстить мне.

- Тебе что, так не терпится распрощаться с жизнью? – огрызнулся Джаред.

- Вовсе нет, - покачал головой Дженсен, - но не думаю, что это произойдёт сегодня, - он сделал пару шагов по направлению к Джареду, и Джаред напрягся. – А ты совсем не изменился за десять лет, Джей, - продолжил Дженсен, окидывая его быстрым оценивающим взглядом. – Всё такая же преданная своему хозяину до мозга костей собака. Но помнишь, что я однажды сказал тебе, - он вскинул руку и, подцепив пальцами ошейник Джареда, вывернул кулак, наматывая на него полоску эластичной кожи, так что костяшки до боли упёрлись Джареду в кадык. – Ты. Мой. Пёс, – чётко произнёс Дженсен, подтащил Джареда к себе и шепнул в самые губы: – Мой. И поэтому не тронешь меня.

Джаред сглотнул и дёрнулся в сторону, пытаясь вырваться, но Дженсен не позволил, сгрёб в кулак другой руки его волосы на затылке, удерживая на месте, чуть оттянул, заставляя запрокинуть голову – и Джаред замер.

- Твой хозяин всегда плохо обращался с тобой, - зло заговорил Дженсен. – Тебе нравится жестокость? Хочешь, чтобы я был таким же? Я изменился, я стал человеком, и ты чувствуешь это, Джей, поэтому больше не вырываешься. Признайся, тебе нравится подчиняться! Нравится то, что я сейчас с тобой делаю, - Дженсен отпустил ошейник и погладил Джареда по щеке, пока он судорожно глотал кислород. – Спорим, если я захочу, то заставлю тебя, ползая на брюхе, вылизывать мне ноги.

Джаред закрыл глаза, чувствуя, как внутри него бесится зверь, но он не мог выпустить его наружу – не мог ни ударить, ни укусить Дженсена. Даже огрызнуться и то не получалось. Хотелось подчиниться, заскулить, завилять хвостом, выпрашивая прощение и ласку. Джаред извернулся и лизнул Дженсена в предплечье руки, которой тот всё ещё держал его за волосы.

Дженсен резко выдохнул и, дёрнув Джареда на себя, впился в его губы. Он целовал требовательно и грубо, так что лопнула тонкая кожица, и Джаред почувствовал во рту солоноватый привкус крови.

- Джей, - Дженсен скользил ладонями по его плечам и бокам, сжимал пальцы, карябая кожу ногтями, бессвязно шептал: - Сколько раз… с другими… представлял тебя… - он толкнул Джареда к дереву, разворачивая, прикладывая грудью, так что отдало болью в рёбра, потёрся носом о шею. – Теперь никому…

Джаред прогнулся в пояснице, ощущая, как кожа покрывается мурашками, пьянея от какого-то дурманящего чувства восторга внутри.

- Джа-а-аред, - Дженсен съехал вниз по его телу, прослеживая языком линию позвоночника, встав на колени, развёл ладонями ягодицы и лизнул между. Раз, другой – Джаред чуть не заскулил от восторга.

Он почувствовал, как Дженсен вкручивает в него палец – больно и до конца – как ведёт им по кругу, а затем высовывает и сразу же вставляет уже два. Джаред, зажмурившись, прикусил ребро ладони и поморщился. Дженсен старался растянуть его, не сорваться, но им обоим уже не терпелось.

- Пойдём, - шепнул Дженсен и потянул Джареда за руку, - не хочу так, хочу видеть твоё лицо.

Джаред послушно опустился на мох. Он, хищно поблёскивая глазами в темноте, наблюдал за Дженсеном, который скидывал с себя одежду. Дженсен опустился между раздвинутых ног Джареда, закинул их себе на плечи и предупредил:

- Будет немного больно. Главное, не зажимайся. Хорошо?

Джаред кивнул, а потом чуть не взвыл, потому что больно было вовсе не немного.

- Прости, - шептал ему на ухо Дженсен, - я не хотел, чтобы это случилось так… просто, у меня не было другого выбора… - он поцеловал Джареда в зажмуренные глаза, лизнул в переносицу, и Джаред улыбнулся, показывая, что всё правильно, всё так, как и должно быть.

Возбуждение, спавшее вначале, постепенно возвращалось, и Дженсен, обхватив его член ладонью, начал ласкать в такт собственных движений. Джаред выгнулся, чувствуя, как тянет мышцы, и стало совсем хорошо.

Потом они ещё долго лежали, обнявшись - вспотевшие, измотанные – и каждый молчал о своём.

- Увидимся завтра? – наконец спросил Дженсен.

Джаред молча кивнул, прижимаясь плотнее.

С тех пор они встречались каждую ночь. Джаред добирался через лес до тех самых зарослей орешника на полпути в резервацию, где он когда-то впервые поцеловал Дженсена. Дженсен всегда уже был на месте, ждал его, жадный, голодный, ненасытный. Они научились ценить каждую секунду, проведённую вместе, потому что ни один из них не знал, что случится завтра. Джефф постепенно выздоравливал, а это означало только одно: тот день, когда Томас вновь отправится на охоту, был не за горами.

А ещё Джаред и Дженсен никогда не разговаривали о будущем. Один раз, правда, Дженсен спросил у Джареда, не хочет ли тот уехать вместе с ним.

- Куда? – грустно усмехнулся Джаред.

- В Вашингтон, - ответил Дженсен. – Ходят слухи, что там при поддержке нескольких политиков из Конгресса возникло движение в защиту прав мутантов. Я бы хотел присоединиться к их организации. Я мог бы быть им полезен.

- Ну и как же ты собираешься добраться до Вашингтона? – поинтересовался Джаред.

- С твоей помощью, конечно, - Дженсен прикусил ему ухо и продолжил: - Ты ведь выглядишь, как человек. А людям теперь не запрещено держать у себя мутантов. У меня есть знакомый, который за деньги, мог бы сделать тебе фальшивый паспорт и документы на меня.

- Не уверен, что это хорошая идея, - покачал головой Джаред.

- Ты просто не хочешь уйти от своего хозяина, - с досадой сказал Дженсен, поднимаясь, а затем повернулся к Джареду: - Но я всё равно попаду в Вашингтон – с тобой или без тебя! – и уже тише добавил: - Но мне хотелось бы с тобой.

Джаред тогда ничего не ответил, и больше они к этому вопросу не возвращались.

Прохладным сентябрьским утром Джаред, ёжась, выполз из конуры, потянулся, широко зевая, продрал глаза и увидел, что с крыльца дома, прихрамывая, осторожно спускался Джефф.

- Джефф! - завопил Джаред не своим голосом и понёсся навстречу, однако по дороге сообразил, что Джефф навряд ли оценит проявление столь бурной радости, поэтому затормозил всеми четырьмя лапами, останавливаясь и изо всех сил виляя хвостом.

- Ну, здравствуй, Джей, - поздоровался Джефф. – Соскучился что ли?

Джаред гавкнул и принялся наматывать круги вокруг Джеффа.

- И когда ты повзрослеешь? – покачал головой тот.

Джаред прекратил мельтешить по двору и чинно сел перед Джеффом, но потом не удержался, вскочил и лизнул его в нос. Джефф вдруг нахмурился и спросил:

- Ты что, опять снюхался с этим своим Лисом?

Джаред приоткрыл пасть, думая, как бы покрасивее соврать, но Джефф поморщился и буркнул:

- Можешь не утруждать себя ответом, и так понятно, чем вы занимаетесь: от тебя за версту несёт натрахавшимся кобелём.

Джаред тщательно обнюхал себя и заскулил.

- Джей, - устало вздохнул Джефф, - ну, сколько раз тебе говорить, эта дружба не доведёт тебя до добра.

- Это моё дело, - огрызнулся Джаред и ушёл в свою конуру.

 

Через неделю Джефф окончательно перестал хромать, а через две уже вовсю бегал. Он практически не общался с Джаредом, чаще всего отлёживаясь в своей конуре, и того это сильно беспокоило. Однако всё встало на свои места, когда в погожий субботний день хозяин вынес из дома толстую цепь и приковал ей Джареда. Джаред рванулся, захрипел, сел и заскулил от обиды.

- Это мера предосторожности, - пояснил Джефф.

- Что? – не понял Джаред.

- Сегодня вечером мы отправляемся охотиться, - сказал Джефф. – Но не просто так - хозяин собрал около тридцати человек для охоты в резервации. А цепь – гарантия того, что ты не сбежишь и не предупредишь своего Лиса.

- Ты что, рассказал хозяину о нас с Дженсеном? – у Джареда внутри всё похолодело.

Джефф кивнул.

- Тогда почему я ещё жив? – удивился Джаред. – Я думал, он сразу же пустит мне пулю в лоб.

- Не сразу, - покачал головой Джефф. – Сегодня он собирается присмотреться к тебя на охоте, так что выполняй все приказы хозяина и молись, чтобы твой рыжий друг не попался тебе на пути, - оскалился он и скрылся в свое конуре.

А Джаред ещё раз рванул цепь и завыл.

 

Солнце клонилось к закату. Дженсен был в своём рабочем кабинете и отдавал последние на сегодня распоряжения Дэннил, когда внезапно они услышали выстрелы и крики. Дженсен выскочил на крыльцо и, взволнованно вглядываясь вдаль, увидел, что ворота на въезде в резервацию распахнуты, протараненные и покорёженные массивным внедорожником, а на территорию один за другим проезжают автомобили, пассажиры которых палят из ружей и винтовок. Мимо крыльца пронеслись несколько мутантов в животном обличии.

- Срочно объявляй всеобщую эвакуацию, - крикнул Дженсен Дэннил, уже в прыжке перекинулся в Лиса и помчался навстречу машинам.

Вслед ему звучал пронзительный вой сирены, оповещавший жителей резервации об опасности. И тут и там из бараков выскакивали переполошившиеся мутанты, не понимавшие, что происходит.

- Кто может, оборачивайтесь! - кричал им Дженсен. - Как можно скорее все уходите в горы!

Машины охотников, выстроенные в линию, приближались. Дженсен видел, что тех мутантов, которые пытались прорвать мимо них к воротам, расстреливали.

Автомобили затормозили у первого ряда бараков, из своего пикапа вылез Томас, и до Дженсена, притаившегося в кустах совсем поблизости, донёсся его голос:

- Старайтесь брать живьём этих тварей, ребята! Не каждый день выпадает такая прекрасная возможность заработать, - он махнул рукой и скомандовал: - Выпускайте собак.

Дженсен выбрался из кустов и бросился наутёк. Сзади раздавался собачий лай и вой. Дженсен не обратил на это внимания: он методично забегал в каждый барак, проверяя, не спрятался ли кто из жителей от страха в своих комнатах. Когда такие обнаруживались, он заставлял их перекидываться и бежать в сторону спасительных гор.

Когда Дженсену осталось осмотреть всего четыре последних барака, на улице царила уже полная неразбериха. Дженсен осторожно высунул морду в окно, проверяя, свободен ли путь, и вдруг увидел Джареда, по пятам преследовавшего Дэннил.

- Джаред, нет! – Дженсен выскочил из своего укрытия и понёсся следом за ними.

Дэннил скакала на трёх лапах, поджимая четвёртую, по-видимому, раненую, и Джаред быстро настигал её. Она спешила изо всех сил, но Дженсен прекрасно понимал, что у Дэннил нет никаких шансов. Когда Джаред почти настиг её, она храбро повернулась к нему, припадая к земле и оскаливаясь.

- Джаред! – закричал Дженсен, из последних сил прибавляя ходу.

Джаред обернулся, уставился на Дженсена испуганными глазами, и Дженсену хватило этого замешательства, чтобы, добежав до них с Дэннил, встать между, загораживая её.

- Отойди, Дженсен, - оскалился Джаред. – Тебя я не трону, но она – моя добыча.

- Нет, - твёрдо сказал Дженсен. – Она человек, а не добыча, и я не позволю тебе причинить ей вред. Уходи, Дэннил, - приказал он.

- Но как же ты… - пискнула она.

- Уходи! – повторил Дженсен, глядя Джареду прямо в глаза. – Не бойся, Пёс тебя не тронет, потому что он тоже человек, и может контролировать свои инстинкты. Так ведь, Джаред?

Дэннил не заставила просить себя дважды и скрылась за деревьями.

Джаред бросился было вслед за ней, но Дженсен встал перед ним, загораживая путь.

- Имей в виду, что сначала тебе придётся разобраться со мной!

- Ты не понимаешь, - заскулил Джаред. – Я не могу ослушаться хозяина.

- Значит, тебе придётся убить меня, - спокойно произнёс Дженсен. – Ну же, Джей, давай, сделай уже, наконец, свой выбор, поступи правильно.

Они стояли и смотрели друг на друга, а потом Джаред перекинулся и, повалившись на землю, сжался в комок, вцепляясь пальцами себе в лицо.

- Ненавижу! - орал он Дженсену. – Как же я тебя ненавижу! Что ты со мной делаешь?

Дженсен тоже обернулся, подошёл, опускаясь рядом, крепко обнял Джареда, прижимая к себе.

- Тихо, тихо, - Дженсен баюкал его, как маленького. – Всё будет хорошо, Джей, мы уйдём вместе. Я не брошу тебя, обещаю. Вставай, охотники уже близко.

- Ты даже не представляешь, насколько, - раздался обозлённый голос Томаса.

Джаред дёрнулся и отпрянул от Дженсена.

- Испортил мне всё-таки пса, - покачал головой Томас, – теперь пристрелить придётся. Жаль я тебя, тварь хвостатая, в прошлый раз не убил. Но ничего, теперь-то я уж точно не промахнусь, - он вскинул ружьё, прицеливаясь, и в этот момент на него из кустов вылетел рассвирепевший медведь-гризли.

Ударом лапы он швырнул Томаса на землю и навалился сверху, скаля пасть и брызжа во все стороны слюной. Томас закричал от страха, пытаясь рукой нащупать отлетевшее в траву ружьё. Джаред в ту же секунду перекинулся в Пса и бросился на медведя. Он вцепился ему в загривок, и медведь завертелся на месте, пытаясь скинуть Джареда. Наконец ему это удалось, но Джаред бесстрашно кинулся на медведя снова.

- Джей, нет! - крикнул Дженсен, увидев, как Джаред, отброшенный когтистой лапой, отлетел в кусты с разодранным до мяса боком.

Джаред заскулил, пытаясь встать, но лапы не слушались его. Медведь, сообразив, что тот больше не представляет опасности, снова двинулся на Томаса.

И тогда Дженсен обернулся в Лиса и загородил Томаса собой.

- Не трогай его, - приказал он медведю.

- Но этот человек убийца, - оскалился тот.

- Да, я знаю, - кивнул Дженсен, - но тебе не стоит уподобляться ему. Прошу, уходи.

Медведь помедлил, но потом, глухо рыча, развернулся и, смешно переваливаясь с лапы на лапу, побежал в сторону гор.

Дженсен подошёл к Джареду, который теперь даже не пытался подняться, с ужасом посмотрел на рваную рану на его боку и лизнул Джареда в морду.

- Идти можешь?

Вместо ответа Джаред оттолкнул Дженсена носом:

- Тебе пора.

- Нет, - мотнул головой Дженсен. – Я сказал, что не брошу тебя, значит, не брошу.

- Это глупо, Дженс, - прохрипел Джаред.

- Нет, - упрямо повторил Дженсен, лёг рядом и закрыл глаза от усталости.

- Ну, кажется, это конец, - пробормотал Джаред.

Дженсен не ответил.

- Эй, - вдруг раздался неуверенный голос.

Дженсен приоткрыл один глаз и увидел склонившегося над ними Томаса.

- Наверное, я должен сказать тебе спасибо, - пробормотал он, а потом перевёл взгляд на Джареда. – Плохи дела, но ничего, всё поправимо.

Джаред слабо завилял хвостом. Томас аккуратно взял его на руки и понёс к выходу из резервации.

- Я позабочусь о нём, - сказал он, обернувшись к Дженсену. – А тебе лучше сейчас исчезнуть отсюда.

Дженсен в нерешительности потоптался на месте, но потом склонил голову в знак признательности и юркнул в кусты.

 

Вместо эпилога
Полгода спустя

 

- Как я выгляжу? – Джаред с сомнением разглядывал своё отражение в зеркале.

- Как с обложки глянцевого журнала, - Дженсен подошёл к нему сзади, потёрся носом о загривок, обнял и поправил узел галстука. – Деловой костюм тебе очень к лицу. Вашингтон будет покорён. Главное, не забывай держать себя с достоинством, но всё же чуть небрежно. И сними уже, наконец, свой ошейник.

- Я так привык к нему за двадцать пять лет, что даже уже не замечаю, - смущённо пробормотал Джаред, расстёгивая замок.

Он снял ошейник со своей шеи и недоумённо принялся вертеть его в руках, рассматривая. Дженсен улыбнулся и, взяв со стула драные джинсы и футболку, начал одеваться.

- Это так странно, - наконец, произнёс Джаред. – Мне до сих пор кажется, что я сплю, а всё это всего лишь красочный сон, и скоро я проснусь в своей конуре…

- Не надо, - покачал головой Дженсен.- Со временем всё забудется. Ну, - он развёл руки в стороны, демонстрируя свой наряд, - кажется, я тоже готов к поездке. Осталась только одна незначительная деталь – ты должен надеть мне ошейник.

- Зачем? – вздрогнул Джаред.

- Ну, если ты забыл, - усмехнулся Дженсен, - то по документам я твой домашний мутант, значит, должен ходить в ошейнике и на поводке.

- Ах, да, - Джаред подошёл и неуверенно застегнул ошейник на шее Дженсена.

Они помолчали, а потом Джаред широко улыбнулся:

- Теперь ты мой.

- Угу, - кивнул Дженсен и, уткнувшись лбом ему в плечо, добавил серьёзным голосом: - Навсегда.

 



Сказали спасибо: 120

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407