ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1387

И ты вернешься

Дата публикации: 27.11.2015
Дата последнего изменения: 27.11.2015
Название оригинала: The Places You Will Be From
Автор оригинального текста: Destina
Автор (переводчик): Wayward~;
Ссылка на оригинал: http://destina.livejournal.com/466291.html?style=mine
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Бета: Elga
Пейринг: J2;
Жанры: не-АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: PG
Размер: мини
Примечания:

переведено для феста "Tinhat Party"


Саммари:

Дженсен переезжает в пятницу. С собой у него два чемодана, рюкзак мерзко-зеленого цвета и потрепанная коробка.


Глава

Дженсен переезжает в пятницу. С собой у него два чемодана, рюкзак мерзко-зеленого цвета и потрепанная коробка.

— Чувак, — говорит Джаред, придерживая одной рукой дверь, а второй хватая за ошейник отчаянно рвущегося к дженсоновским ногам Харли, — а где остальные вещи?

— Да все здесь, — он смотрит на Джареда как на придурка, забывшего, что гараж доверху забит коробками и мебелью из его старой квартиры, а потом бросает сумки со своим барахлом в дверях и позволяет Харли, требующему любви и поцелуев, обслюнявить все лицо. Джаред широко улыбается, пинком отправляет чемоданы Дженсена внутрь дома и захлопывает дверь.

Тут он замечает картинку на коробке.

— Эй! Это что такое? Надувной матрас?

— Ну да, — Дженсен снимает солнечные очки и поднимает глаза на Джареда, усиленно игнорируя попытки Харли отлюбить его ногу. — Ты же не думал, что я буду спать на полу? Ты хоть представляешь, чем без тебя занимаются дома собаки?

По правде говоря, Джареду даже в голову не пришло, что Дженсену понадобится кровать, и он чувствует себя самым большим засранцем на свете. Эклз, по заведенному обычаю, спит на диване. Однако теперь Дженсен переехал, и все должно измениться… Джаред до сих пор не может свыкнуться с этой мыслью. Любому другому гостю он бы организовал кровать, простыни и занавески — полный пакет услуг, но от радости, что Дженсен согласился жить с ним в одном доме, у Джареда словно отшибло память.

— Завтра куплю тебе кровать, — говорит он, Дженсен моментально хмурится — похоже, Джаред ляпнул что-то не то.

— Теперь я для тебя просто гость? Какого черта, Джаред?

— Нет! — вздыхает Джаред. — Чувак, я о другом. Ты не можешь спать на этой хрени!

Дженсен любовно гладит коробку по боку.

— Он удобный. Мы, я и мой матрас, через многое прошли вместе. Так что все будет в порядке.

Дженсен выпрямляется и угрожающе смотрит на Джареда.

— Мы уже это обсуждали, Джаред: либо мы платим за дом поровну, либо я съезжаю. И не надо мне покупать гостевое, блин, мыло с лавандовой отдушкой.

— Ну и отлично, — отвечает Джаред и радостно трясет Дженсена за плечи, — от тебя и так воняет.

— Ха-ха.

Дженсен нетерпеливо потирает ладони и спрашивает:

— Итак, где пиво?

— Свое купи, халявщик долбанный. Ты что, в гостях?

Дженсен смеется так громко, что Харли начинает яростно вилять хвостом, а Сэди врывается в комнату, чтобы присоединиться к веселью.. Джаред смотрит на друга и улыбается. Лето выдалось ужасно тяжелым: бесконечные съемки «Пятница, 13-ое», разрыв с Сэнди, и он… он скучал. Безумно скучал по Дженсену.

Они стараются подстроиться друг под друга, и обычно им это удается: все равно они постоянно вместе. Дженсен таскает у Джареда молоко и хлопья и оставляет вместо них полезные мюсли, словно пытается убедить самого себя, что это более удачный выбор. И всегда занимает место Джареда на диване, стоит тому только встать (по его словам «тут теплее»), так что Падалеки плюхается на него сверху, и они борются за самые мягкие подушки.

Тем не менее кое-что Джареда все же беспокоит. Раньше Дженсен, зависая у него дома сутками и уничтожая остатки еды, без проблем разбрасывал свои носки и толстовки, оставлял повсюду пивные банки. Теперь же, когда они живут под одной крышей, Дженсен до странности вежливый. Из гостиной напрочь исчезают гитарные ноты и диски, и даже если сильно постараться, то вряд ли удастся найти там хоть одну дженсеновскую книгу. А в ванной его вещи аккуратно сложены в кожаный дорожный несессер. Дженсен бродит по дому и подбирает все, что случайно забыл унести к себе в комнату, попутно убираясь, — Джареда это сводит с ума.

Он держится еще один день, но терпению приходит конец, когда Джаред замечает, что стереосистема блестит как новая, а банки в холодильнике стоят идеально ровным рядами (ну не ночью же они так выстроились).

— Эй, — говорит он, когда Дженсен забирает со стола почту, выравнивает конверты по уголкам и кладет их в специальную корзинку в шкафу, — может, хватит?

— Что? — Дженсен моргает, а потом передвигает корзинку так, чтобы она стояла строго по центру полки.

Джаред сползает ниже по диванной подушке, ставит банку с пивом на коленку и вздыхает.

— Если не прекратишь — найду тебе костюм французской горничной. Так хоть будешь хорошенькой горничной, а не… ну, в общем, сейчас тебя хорошеньким назвать сложно.

Джаред многозначительно пихает ногой недопитое пиво Дженсена на столе.

Эклз выглядит немного обиженным, но все равно забирает со стола банку и садится рядом с Джаредом. Он кажется слегка зажатым, но Джаред думает, что тут все дело не в нем, а в тяжелом лете. Дженсен теперь вспоминает о Дэннил реже, но все равно постоянно выглядит измученным.

— Мне кажется, я должен что-то делать, как-то помогать, — шепчет Дженсен.

— Ну тогда помой мой сортир, — отвечает Джаред. — Только прекрати уничтожать ни в чем не повинные клубочки пыли. Что они тебе сделали?

Дженсен фыркает, и Джаред несильно пихает его локтем:

— Джен, теперь этот дом и твой тоже. Твой. Просто расслабься.

Дженсен кивает и с признательностью на него смотрит. Но Джаред еще не зарыл топор войны: если еще хоть раз поймает друга за мытьем посуды, то надерет ему задницу. Вслух он решает этого не говорить, но Дженсен, похоже, и сам все понимает. Наверное. Чуть позже Джаред забудет на столе пять открытых пачек с чипсами. Для проверки.

Они молча сидят некоторое время. Дженсен потягивает пиво, а Джаред, закинув ноги на столик, дрыгает ступней в такт меняющемся на экране титрам. Джареду нравится, что Дженсен, очень теплый и родной — рядом, нравится, их легкая и простая жизнь, нравится, что Дженсен в конце дня не уедет домой или не заночует на гостевом диване.

Джаред засыпает с улыбкой на лице, тесно прижавшись ногой к коленке Дженсена и положив сверху ладонь.

***

Дженсен ночью плохо спит.

Вообще Джареду об этом знать не следует, но надувной матрас каждый раз надсадно скрипит, стоит только Дженсену повернуться. А Дженсен сильно ворочается — каждую ночь вертится по нескольку часов, заставляя это порождение ужаса стонать на весь дом. Тогда собаки начинают подвывать в ответ, а порой и пару раз сочувственно пукают, так что Джаред утыкается лицом в подушку, чтобы не заржать в голос.

По утрам он включает кофеварку и останавливается на пороге комнаты Дженсена. Обычно тот спит (наконец-то), повернув голову набок и свесив руку на пол, а из-под одолженного Джаредом нежно-персикового одеяла выглядывают пальцы ног. У Дженсена такой умиротворяющий вид, словно они вдвоем в своем собственном маленьком мире, что иногда Джареду хочется захлопнуть дверь и не будить Дженсена, чтобы ненадолго продлить это ощущение.

Но сегодня их ждут на площадке рано утром — впереди первый день съемок. Так что Джаред науськивает Сэди на голые ноги Дженсена— лучше проснуться так, чем от звона четырехдолларового будильника, стоящего на полу рядом с матрасом.

— Чо… — бормочет Дженсен, лениво отпихивая пяткой мокрый язык.

— Ммм, детка, у тебя такие вкусные пальчики, — говорит Джаред тихим голосом и отхлебывает кофе из чашки.

Дженсен пытается то ли вдохнуть, то ли зевнуть, но вместо этого хрипло смеется. Он втягивает ноги под одеяло, и Сэди радостно стучит по полу хвостом — значит, Дженсен сейчас встанет и приласкает ее.

— Твоя собака — чудовище, — он переворачивается на бок и поднимает взгляд на Джареда.

— Не знаю, не знаю, — Джареда словно тонет в его зеленых глазах, — по-моему, она считает себя твоей собакой.

— Ага, — Дженсен чешется под старой серой футболкой. Джаред внимательно следит, как его ладонь исчезает под тканью, поднимается чуть выше, — и быстро отворачивается, как только становится видно голый живот.

— Моя собака, как же. Не она ли только что попыталась позавтракать моей ногой?

— О, точно, завтрак, — Джаред встряхивает челкой. — Я поджарил бекон. Он лежит на салфетке рядом с плитой.

— И все? — Дженсен садится, стаскивает футболку и запускает ей в Сэди — та радостно гавкает и начинается носиться по комнате, пытаясь стряхнуть ее с себя. — А как же остальные пищевые группы?

— Мертвая свинья и кофеин, что тебе еще надо? — бросает Джаред через плечо, выходя из комнаты.

Новый шофер подъезжает к дому в половину-черт-знает-какой-рани и припарковывает огромный черный SUV напротив гаража. Джаред, широко зевая, выходит поздороваться и улыбается, когда водитель выскакивает из машины, чтобы услужливо открыть дверь.

— Привет, я Джаред, — он протягивает руку.

— Купер, — отвечает водитель. — Зови меня Куп. Рад знакомству.

На нем стандартный черный костюм и тонкий черный же галстук, но волосы непослушно торчат в разные стороны, а рукопожатие оказывается крепким и дружелюбным.

Джаред моментально проникается к нему симпатией.

— Принести тебе кофе? — Джаред машет в сторону двери. — Надо подождать пару минут.

— Прости, — Куп кидает взгляд на часы. — Диспетчер сказал, что ты почти всегда готов вовремя. Он не добавляет: «В отличие от многих других кинозвезд», — но Джаред все равно ухмыляется.

— Я готов, но…

И в этот момент, запутавшись в толстовке, из дверей вываливается Дженсен: карандаш в зубах, в левой руке зажат сценарий, а в правой— термочашка с кофе.

— Подержи, — он сует кофе в ладони Джареду. — Привет, я Дженсен, — говорит он, улыбаясь Купу.

Куп замирает на пару секунд, а потом энергично пожимает Дженсену руку. И тут Джареда осеняет: водитель собирался заехать за Дженсеном на старую квартиру, ведь они не удосужились сообщить студии последние новости. Господи, и что он теперь о них думает. Джаред с трудом сдерживает смех.

— Все взял? — спрашивает он Дженсена, все еще сражающегося с толстовкой. Джаред вытаскивает карандаш у него изо рта, морщится при виде обслюнявленного кончика и прячет в карман.

— Еще шапка, — отвечает Дженсен, — и моя жратва.

— Обычно он не такой требовательный, — виновато объясняет Джаред Купу, за что немедленно получает кулаком в плечо. — Ой!

— Я не требовательный! Просто не могу ничего найти! — Дженсен наконец-то попадает в рукав и застегивает молнию; берет кофе и сует сценарий подмышку. — Я недавно въехал, — сообщает он Купу и садится в машину, явно не замечая его потрясенного вида.

— Я за ключами, — говорит Джаред.

— И принеси мою шапку, сучка, — кричит ему вслед Дженсен, хитро сверкая глазами.

— Э, — Куп переминается с ноги на ногу, неловко улыбается Джареду и усаживается за руль.

Джаред вбегает в дом и тут же разражается хохотом. Он смеется все то время, пока ищет дурацкую шапку и недоеденную пачку крекеров. Перед выходом он на минуту приваливается к косяку, берет ключи, собирается с духом, а потом выходит и запирает за собой дверь. Лучше не заставлять Купа ждать после перенесенной душевной травмы.

Джаред запускает шапкой в Дженсена, потом отпихивает его в сторону и залезает в машину.

— Где нашел?

— Под своей подушкой, — Джаред вытаскивает пакетик с крекерами.

Дженсен подозрительно заглядывает в шапку и и принюхивается.

Куп молча поднимает разделяющее стекло.

***

Однако одной лишь логики и чувства юмора Джареду хватает ненадолго.

Абсолютно все обсуждали их решение съехаться. Джареду наплевать на сплетни, ведь они с Дженсеном сделали так, как посчитали верным. Но тихий голос в голове Джареда постоянно задает неприятные вопросы. Он надеялся, что избавился от него в тот день, когда познакомился с Дженсеном, — тогда он затолкал этот голос куда подальше и выключил звук. В основном тот ведет себя тихо, но иногда орет, как сирена.

Как, например, в воскресенье по утрам, когда Джен, теплый и сонный, выходит из комнаты и встает рядом с ним у кухонной стойки. Джаред смотрит в окно, а Дженсен ест тост. Порой они задевают друг друга руками, и секунд пять Джаред полностью доволен жизнью, а потом голос в голове кричит: «Почему сейчас, Джаред? Почему ты дождался ухода Сэнди и только потом попросил его въехать?» Джаред быстро допивает кофе, доедает булочку и делает вид, что ничего не случилось и он ничего не слышал.

Или каждый вечер в понедельник — самый тяжелый день съемок. Обычно они вваливаются домой, достают по пиву, а затем просто сидят, уставившись в пустоту, пытаясь понять, стоит ли такой график тех денег, что им платят. Иногда играют в приставку, но чаще всего Джаред хочет послушать, как поет Дженсен, не отстает, пока тот не соглашается. Эклз берет гитару, перебирает струны и поет хриплым от усталости голосом, а Джаред просто любуется. Он смотрит, как Дженсен проводит по гитаре длинными пальцами и, потупившись, улыбается, чувствуя на себе его взгляд.

И тихий голос в голове Джареда спрашивает: «Почему ты думаешь об изгибе его шеи? Почему так хочешь знать, боится ли он щекотки?»

Он ненавидит этот чертов голос.

Тот не затыкается ни при каких обстоятельствах. Через месяц Джаред рассыпает собачий корм на жутком матрасе и науськивает Харли и Сэди сделать то, что Дженсен никак не решался сделать сам. Эклз возвращается домой, видит, как собаки радостно катаются по обрывкам матраса, и переводит на Джареда укоризненный взгляд.

И тогда голос радостно произносит: «Эй, Джаред, в твоей кровати хватит места для обоих, правда?»

— Это они виноваты, — Джаред показывает на собак. Те лишь радостно стучат хвостами по полу, выпрашивая угощение.

— Конечно, — отвечает Дженсен и вздыхает. — Теперь придется покупать настоящую кровать.

«Дженсену идет синий, Джаред. Помнишь, у тебя есть синие простыни?»

Джаред издает сдавленный писк, и Дженсен немедленно подходит ближе — вот это совсем не то, что сейчас ему нужно.

— Эй, чувак, я же тебя не обвиняю, — говорит Дженсен. Его глаза темнеют от раскаяния, и все становится только хуже.

— Вообще-то я виноват, — замечает Джаред с не-таким-уж-и-виноватым видом. — Просто… Джен, ну серьезно. Тебе нужна нормальная кровать. Это же не хостел. Подумают, что я пытаюсь тебя выжить.

— Да какое тебе дело, кто что подумает? — Дженсен стоит слишком близко, от него пахнет обойным клеем со съемочной площадки и пряным мылом Джареда (он покупает его упаковками по десять штук, так что ничего страшного, если Дженсен стянул парочку), а лицо все еще покрыто грязными разводами. И больше всего на свете Джареду хочется облизать палец и стереть пятна со щеки Дженсена.

Он рывком убирает руку в карман и тихо произносит:

— Мне важно, чтобы ты купил кровать. Если это дом, значит, он должен быть настоящим.

Дженсен пристально смотрит на него несколько мгновений своими невероятно зелеными глазами, а потом, очевидно, приходит к какому-то решению.

— Хорошо, — отвечает он так же тихо.

В виде исключения голос молчит. Но Джаред все равно не услышал бы, даже если бы тот сыграл марш, ведь он изо всех сил старается не сделать еще один, последний, шаг навстречу Дженсену.

Через день операция «Добыть кровать для Дженсена» завершена: десять минут в интернет-магазине и готово. Дженсену доставили полутороспальную кровать без ножек, ничего выдающегося, а еще комод в комплекте.

— Поставлю на него телик, — говорит он, и Джаред хмыкает.

Уложив матрас на кровать, Джаред тут же с разбегу на нее прыгает.

— Жестко, — замечает он, перекатываясь с бока на бок.

— Я люблю пожестче, — говорит Дженсен в тот момент, когда Джаред замирает лицом вниз на скрещенных руках.

— Угу, я слышал, —на автомате отвечает Джаред. Ему немного страшно повернуться и посмотреть на Дженсена, но он решается, ведь это просто шутка. Дженсен ухмыляется, но видно, что он покраснел и неловко отводит глаза.

Джаред скатывается с кровати и поднимает с пола комплект бордового постельного белья. Сестра подарила на новоселье, но ошиблась с размером. Джаред так и не смог его передарить, но сейчас оно пришлось как никогда кстати. Он помогает Дженсену застелить кровать, аккуратно подгибая уголки так, как учила мама, и разглаживает морщинки.

Он ловит взгляд Дженсена на своих руках, и голос шепчет: «Спорим, он закроет глаза от удовольствия, если ты дотронешься до него. Спорим, он покроется мурашками. Спорим…»

Удар подушкой по лицу сбивает его с ног, прямо на картонную упаковку от кровати. Дженсен смеется, держась за живот, беспечно и счастливо. Джаред строит сварливую гримасу и говорит:

— Так не честно, чувак. Я же старался помочь!

Дженсен бросает на кровать четыре подушки: две в наволочках и две без, — и взбивает их парой ударов.

— Все, с меня хватит.

— А как же оборка? — Джаред, не вставая с пола, протягивает ее и хохочет при виде ужаса, отразившегося на лице Дженсена. Он поднимается на ноги и кидает оборку в гору мусора. — Пойдем найдем что-нибудь пожрать.

Весь день они без дела слоняются по дому. Дженсен маринует стейки, а Джаред разжигает гриль. Они устраиваются на крытой террасе, и начинается легкий дождь. Джаред возвращается в дом, приносит две банки пива и толстовки и пододвигает стулья ближе к огню. Когда Джаред приподнимается, чтобы проверить стейки, их колени задевают друг друга. Они почти не разговаривают — воцаряется уютная, теплая, домашняя тишина. Джаред замечает легкую улыбку на губах Дженсена и откидывается на спинку стула, сытый и счастливый.

Потом они разваливаются на диване в гостиной и закидывают ноги на кофейный столик. Джаред устал; он пытается почитать сценарий на понедельник, но строчки скачут перед глазами, и он возвращается к одной и той же странице уже в сотый раз, так и не понимая, о чем идет речь. Дженсен уткнулся в книгу — очки сползли на самый кончик носа — и укутался в уродливый фиолетовый плед (пережиток прошлого, спасибо маме Дженсена). Похоже, он теплый. И мягкий. А спальня Джареда, где лежат все одеяла, очень, очень далеко.

Джаред пододвигается поближе и тянет на себя край пледа. Эклз бросает на него косой взгляд и спрашивает:

— Шутишь, да?

Сердито зыркнув на друга, Джаред тянет плед до тех пор, пока тот не сползает с одного плеча Дженсена, попутно спеленав ему руки. Дженсен с удивлением наблюдает за его действиями.

— Серьезно, чувак, если тебе так хочется, можешь забрать себе, — говорит он, пока Джаред, не обращая на его слова никакого внимания, проводит сложный маневр: протаскивает угол пледа под левой рукой Дженсена и накрывает им свою — правую.

— Не хочу, — Джаред довольно вздыхает и устраивается под тем жалким кусочком пледа, что ему удалось отвоевать. Он тесно прижимается плечами к Дженсену, и тот практически не может пошевелиться, что Джареда вполне устраивает. Он откидывается на спинку и закрывает глаза.

Дженсен вздыхает, и Джаред чувствует, что тот снова принимается за чтение. Вот и хорошо.

Когда он просыпается, на улице темно и в окна по-прежнему стучит дождь. Дженсен завалился вправо, и каким-то образом Джаред умудрился не задавить его, хотя и лежал на нем, как на большой подушке. Он фыркает и выпрямляется.

Дженсен резко просыпается, поворачивается, сонно моргая, к Джареду, и натягивает плед себе на колени. Затем улыбается, зевает и рывком поднимается на ноги. Джаред смотрит, как он, шатаясь, идет к себе, и неохотно уходит в свою комнату.

Он честно старается, но… Теперь от бессонницы страдает Джаред.

И, если уж на то пошло, даже матрас не обвинишь, наоборот, в доме слишком тихо. Джаред пробует читать, смотреть ночные передачи по телику, даже отжиматься на полу до дрожи в руках и полного изнеможения. Ничего не помогает. Он никак не может отключиться и выкинуть из головы Дженсена, его дурацкое сонное лицо и то, как тот довольно улыбался после ужина.

Джаред оглядывается в поисках собак, но их нет в комнате. Наверное, он им надоел. Он спускается вниз, там полно полок с очень скучными книгами. А может, стоит надеть наушники и сыграть пару раундов в «Героя гитары». Или еще что-нибудь. Однако, спустившись, он бесцельно делает пару кругов по комнате и тяжело оседает на диван.

Жизнь с Дженсеном — это правильно и удобно. Это идиотские выдуманные песни, которые потом они поют для друзей под гитару, выясняя, чьи слова пошлее. Это дурацкая прическа Джена и глупые улыбки по утрам — или яркие, слово озаряющие все лицо. Это постоянный смех, не только на съемках; это желание быть рядом, зная, что когда он вернется домой, то будет спокоен и счастлив, ведь там есть Дженсен.

Желание быть рядом с Дженсеном.

— Пиздец, — шепчет Джаред и закрывает лицо руками.

По полу раздается стук когтей: Сэди и Харли, виляя хвостам, подходят к дивану. Сэди тревожно скулит.

— Со мной все в порядке, девочка, — говорит он, почесывая ее за ушами.

Она переминается с ноги на ногу; Харли разворачивается и уходит, и через пару минут Сэди следует за ним. Она останавливается в дверях, поворачивается к Джареду и тихо гавкает.

— Шшшш, — Джаред шикает на нее — если Дженсен спит, еще не хватало, чтобы Сэди его разбудила.

— Чего ты хочешь, девочка?

Она фыркает и удирает на кухню.

Джаред закатывает глаза и идет за ней. Может, кончилась вода. Или еще что случилось.
Только зайдя в кухню, он понимает, в чем дело, и удивленно останавливается в дверях: Дженсен сидит за столом, уставившись в тарелку с недоеденным тостом, а собаки устроились рядом, Харли даже уткнулся мордой ему в коленку. А Дженсен… Дженсен ничего не замечает. Он смотрит куда-то в пустоту.

Джаред тихо кашляет; Дженсен подпрыгивает от удивления и, не вставая со стула, поворачивается. На нем старая футболка, растянутая так сильно, что в вырез видно соблазнительный изгиб ключицы.

— Привет, — сглатывает Джаред.

— Привет, — Дженсен приглаживает волосы. — Прости, что переманил собак. Они считают меня ответственным по еде.

— Они замечают верняк с первого взгляда, — Джаред подходит к плите и разглядывает коробочки с дешевым чаем. — Может, хочешь чаю или еще чего?

— Не, спасибо.

— Я тоже не хочу, — Джаред открывает холодильник, изучает его содержимое и захлопывает дверцу, так ничего и не взяв.

— Ты в порядке? — хмурится Дженсен.

— Ага. Просто не могу уснуть.

— Я тоже.

— Новая кровать не нравится?

— Дело не в ней, — Дженсен отковыривает корочку от тоста. Затем со вздохом встает, берет тарелку и идет к раковине. Чем дольше Джаред смотрит на него: сзади торчит ярлычок от футболки, а левый шнурок на штанах висит почти до колена, — тем больше он хочет… ух ты. Он очень, очень хочет.

Он может представить, как это случится, здесь и сейчас, а потом еще будет продолжаться много лет. В голове проносятся странные картинки: Дженсен с седыми висками, которые больше не пытается закрасить; Дженсен рассказывает ему о новом крутом фильме, где сыграет главную роль; Дженсен — рядом с ним и никуда, никуда не собирается уходить. Дженсен — его.

В кухне так тихо, словно весь дом замер в ожидании.

Джаред наконец-то решается и подходит к Дженсену сзади. Когда он оказывается совсем близко, того пробивает крупной дрожью. С головы до пят. И внезапно Джареду хочется узнать, что нужно сделать, чтобы это повторилось. Он прижимается к спине Дженсена — они всегда были как две половинки одного целого, но сейчас все по-другому; кладет руки на бедра и даже боится вздохнуть, вдруг тот развернется и даст ему по морде.

Дженсен судорожно вдыхает и нерешительно поднимает руки — они замирают в воздухе над ладонями Джареда. Тот хочет прижать их, хочет, чтобы Дженсен сделал хоть что-нибудь, чтобы разорвать тишину. Джаред готов к любому ответу. Даже если это будет «нет».

Но Дженсен не двигается. Похоже, тоже ждет. Бешеный стук его сердца отдается в груди Джареда.

Тогда он обнимает Дженсена, прижимает к себе, положив одну руку на теплый живот, а вторую — на грудь, где бьется сердце. Происходящее кажется таким правильным и привычным. И когда Джаред нерешительно тычется в шею Дженсена, тот наклоняет голову набок.

Нелепо спрашивать Дженсена, уверен ли он, — черт побери, Джаред сам ни в чем не уверен. Но когда он поднимает голову и целует Дженсена в уголок рта, тот резко выдыхает и приоткрывает губы, впуская его. Джаред наклоняется еще ближе и целует по-настоящему, медленно, так, что Дженсен отвечает и тихо, хрипло стонет.

Джаред останавливается, закрывает глаза и трется щекой о короткие мягкие волосы Дженсена.

— Пусти, — Эклз отталкивает его. Джаред отпускает, но Дженсен просто разворачивается и, запустив в волосы руку, грубо его целует.

Они отстраняются и смотрят друг на друга несколько долгих минут. И Дженсен весело произносит:

— Не могу поверить, что ты заставил меня выбросить две штуки на проклятую кровать.

— Что? — Джаред моргает, явно не догоняя, и Дженсен утыкается холодным носом ему в шею. Он еще и смеется, ублюдок.

— Над твоими методами соблазнения надо поработать, — невнятно бормочет Дженсен, не отрывая губ от его шеи, и Джаред в отместку прихватывает зубами его ухо.

— Дааа, — тихо стонет Дженсен. И тут у Джареда сносит крышу.

К счастью, сейчас верхним мозгом думать не надо.

***

На улице холодная снежная ночь, полнолуние, Джаред и Дженсен шатаются из одного ванкуверского бара в другой. У них рождественские каникулы: небольшой перерыв в съемках, чтобы съездить домой, раздать подарки, вручить родным и знакомым сувениры, накопленные во время поездок, а затем снова назад, в самое пекло работы.

Шесть месяцев назад Джаред расстался с Сэнди; пять месяцев назад Дженсен порвал с Дэннил. Три месяца назад Дженсен сдался и переехал в большой старый дом, разделив поровну арендную плату, домашние обязанности и плохой кофе. С тех пор как Джаред поцеловал Дженсена, все изменилось, их мир перевернулся, и Джаред готов поклясться, что они еще никогда не были так счастливы. Иногда это его смущает, но он бросил попытки расставить все по местам и просто живет своей жизнью.

Дженсен наклоняется близко-близко, так, что задевает носом ухо Джареда.

— Джаред, отвези меня домой.

Джаред, наклонив голову, хохочет. Нет, они еще не настолько пьяны.

— Джен, ты за рулем.

Дженсен придвигается еще ближе и, касаясь губами, шепчет ему в ухо:

— Нет, придурок. Отвези меня домой.

Джаред резко отстраняется и пристально смотрит на Дженсена. Тот не сводит с него спокойного взгляда, на губах играет счастливая и полная надежды улыбка. Джаред опускает глаза на его губы, потом шею, а потом снова встречается с его настойчивым взглядом.

— Пытаешься наебать меня? — требовательно спрашивает он. Потому что это было бы в дженсеновом стиле — запудрить ему голову после такого количества текилы и…

— Пока нет, — Дженсен откидывается на спинку стула.

Джаред вскакивает из-за стола, в спешке сбивая стаканы, солонку и бутылочку с соусом.

— Оплати счет, — бросает он Дженсену, который послушно достает бумажник.

На улице плотной серебристой пеленой падает снег, но Джаред не обращает внимания. Дженсен рядом с ним, дурачится и толкается по дороге к машине. Они прячутся за чужими автомобилями, чтобы поцеловаться. Дженсен смеется и улыбается сквозь поцелуи, словно весь мир купается в солнечных лучах. Для Джареда солнце светит уже давно, ведь Дженсен рядом. А значит, он дома



Сказали спасибо: 37

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407