ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1380

Я всегда буду любить тебя

Дата публикации: 26.11.2015
Дата последнего изменения: 26.11.2015
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Саммари:

исполнение на кинк-фест, заявка: Джаред/Дженсен. Кинк - разница в возрасте + младший сверху. Пусть взрослого и опытного Дженсена трахает юный и дерзкий Джаред. Внимание! НЕ босси-боттом.


Глава

Дженсен лениво следит, как Джаред перемещается по комнате - мечется, гладкий, по юношески стройный, и даже мечется как-то красиво - стремительно бегает туда-сюда, напоминая движениями рассерженную пантеру, гибкую, грациозную, смертельно опасную.

Смотреть надоедает, Дженсен прикрывает глаза и говорит неразборчиво:

– Хватит бегать, Джей. Иди сюда.

Он не видит, как Джаред вспыхивает, но слышит как тот подбегает, больно пихает его в бок острым кулаком, шипит:

– Ты! Как ты можешь?

Дженсен устал, на самом деле – смертельно устал. Устал бороться с этой семейкой, с властным отцом Джареда, с сумасбродным Джаредом, он устал от всех этих интриг и разборок между ними, и устал быть между двух огней, в какой-то момент просто опустил руки. Наверно, тогда, когда Джеральд, гадко улыбаясь, сообщил, что Дженсен теперь у него в руках, и стоит ему пальцем пошевелить – отправится в тюрьму.

Дженсен не отвечает Джареду, он просто лежит – голый, на огромной кровати, готовенький, разве что бантика не хватает на шее, чтобы уж совсем ясно было – подарок. Такой вот подарочек, от любящего папаши упрямому сыночку. В крови гуляет термоядерная смесь алкоголя с какой-то дурью, но трахаться хочется в меру – лениво. Больше охота проблеваться и спать, но Дженсен знает: с этим не прокатит.

Джаред забирается с ногами на сексодром, пинает Дженсена пяткой, говорит уже не зло, с долей любопытства:

– Сколько он тебе заплатил?

Дженсен фыркает, потом начинает трястись от беззвучного смеха, Джаред на глазах мрачнеет, подбирается поближе и смотрит на него пристально, сжав губы в линию, хмурый, нахохленный, еще не хищник, так, звереныш, но проглядывает уже что-то в линии скул, в том, как наклоняется вперед, как смотрит, как упрямо челюсть выдвигает – вырастет, и станет большим и злым зверем. Может быть, пострашнее отца. Дженсен перестает ржать, вытирает глаза, и замолкает. На самом деле, это и не смех вовсе, истерика, от безысходности, от усталости. Господи, скорее бы все закончилось.

Джаред, будто дожидался, пока Дженсен успокоится, говорит:

– А теперь вставай и уходи.

Дженсен устало закрывает глаза. Но Джаред налетает на него, бьет неожиданно больно – в лицо кулаком, разбивает губу, Дженсен сперва отбивается вяло, потом злится всерьез, перехватывает его руки, потом скручивает взбесившегося мальчишку – все-таки он старше в два раза, сильнее, крупнее. Прижимает Джареда всем телом к кровати, рычит:

– А ну прекрати! Спятил совсем?

Джаред, так же, как впал в ярость – так же мгновенно успокаивается – глядит ему в глаза, сосредоточенно, внимательно, и не запыхался даже, говнюк. Произносит самодовольно:

– Так лучше. А то совсем как зомби.

Дженсен чувствует себя так, будто мальчишка схватил его за яйца – почему-то больно. Он скатывается с Джареда и говорит вяло:

– О, нет. Только не говори мне, что ты...

Джаред перебивает угрюмо и очень упрямо:

– Я не так хотел. Отец не понял, он все испортил, я хочу, чтобы ты знал. Это не я.

– Я знаю, – говорит Дженсен.

Он знает, но от слов Джареда ему вдруг становится немного лучше, а Джаред не затыкается:

– Ты так долго посылал меня. Говорил, вот тебе стукнет восемнадцать, вот тогда! Я ждал, как дурак ждал. Я вел себя хорошо, почти идеально! Ради тебя, между прочим! Не ради отца! А ты...

Голос Джареда перехватывает от обиды, он выкрикивает фальцетом:

– Ты меня обманул. Обманул! Ты начал песню, когда мне стукнет двадцать один, а пока я ждал сам в это время ебался с рыжей сукой Харрис и лапал за жопу белоглазого Роя, этого червяка.

– Джаред...

– Ты мог мне сказать просто: отвали. Что ты не хочешь меня, никогда не захочешь.

– Я говорил.

– Нет! Ты увиливал!

Дженсен и правда не готов к драке. Говорит глухо:

– Да. Увиливал. Тебе легче?

– Почему?

– Потому что ты все равно бы не принял "нет".

Джаред садится на кровати, чтобы видеть его лицо. Спрашивает:

– А тебе это важно?

– Что?

Дженсен поворачивает к нему голову, желая понять, что такое он уловил в голосе Джареда. Волнение? Боль? Обиду?

– Тебе важно, что я чувствую? Ты ведь не хотел оттолкнуть меня?

Дженсен задумывается, перебирая тысячу "нет" но потом признается с усилием:

– Да. Не хотел.

– Почему?

Дженсен рассматривает лицо Джареда – снизу оно смотрится иначе. Какое-то совсем другое, взрослое?

– Не знаю, – Дженсен усмехается, – честно, не знаю.

– Я знаю, – после паузы говорит Джаред, наклоняется к нему, к самым глазам Дженсена и произносит важно: – ты ждал, когда я вырасту. Я вырос, а ты оказался не готов, но я вырос. Я вырос. И я тоже слишком долго ждал, чтобы отказываться от подарка отца. Хотя он мудак.

Джаред запрыгивает на его ноги, и наклоняется, чтобы поцеловать.

– Подожди, – протестует Дженсен, – ты же хотел, чтобы я ушел.

Джаред удивляется почти натурально:

– А ты поверил? Ты правда поверил, что отпущу? Дженс, я ждал тебя семь лет. Мне, блядь, двадцать один год, как ты, сука, хотел!

– Мне тридцать пять. Я почти в два раза старше тебя.

Джаред смеется, и заявляет агрессивно:

– И что? И не надейся сдохнуть раньше меня. Подумаешь, разница в четырнадцать лет. Фигня, хоть двадцать. Я буду трахать тебя, даже если ты будешь старым морщинистым пердуном, ясно? Потому что это ты, ты.

Джаред все-таки целует его, просто тупо закрывает ему рот поцелуем, лежит на нем, прижимается, гибкий, страстный, горячий – Дженсен невольно заводится, обнимает в ответ, гладит по спине, Джаред живо откликается, ерзает, дрочит об него, дрожит весь, не выдерживает, скатывается с него и выстанывает:

– Не могу, как хочу тебя.

Дженсену больше не все равно, он не понял, когда все изменилось? Может, когда Джаред говорил о том, что вырос? Неужели Дженсен ждал этого – на самом деле ждал? Не признавался себе, а сам украдкой любовался Джаредом, ведь так было? Было. Или ему стало смешно, когда он представил себя "старым пердуном", а Джареда все таким же юным, горячим, активным, или отпустило когда Джаред вот так жалобно, отчаянно, почти по детски простонал "хочу тебя" с такой неутолимой, гремучей страстью, что в нем все отозвалось, потянулось навстречу Джареду.

Дженсен тихонько смеется, обнимает растерянного Джареда, говорит, интимно понижая голос:

– Так за чем дело стало? Покажи, ковбой, на что ты способен.

– А ты? Ты хочешь?

Джаред смотрит так жадно, так растерянно радостно, неверяще. Дженсен улыбается шире и говорит искренне:

– Да.


***


Джаред гибкий, и гладкий, и твердый, и обжигающе горячий, Дженсен заводится от его нетерпеливых ласк, от его дыхания – прерывистого, жаркого, от неожиданно мягких губ, неумелых поцелуев – он недолго выдерживает. Терпеть невозможно, это как быть рядом с огнем и не обжечься, от страсти Джареда, такой неподдельной, проходит вялый хмель, выветривается из головы, вымывается мощным всплеском адреналина, и вот уже Дженсен хватает в крепкие, стальные объятия своего юного партнера, заваливает на спину, нависает сверху, смотрит в янтарные глаза, и говорит хрипло:

– Джаред. Ты... можно еще остановиться. Джаред, Джей. Слышишь меня?

В глазах Джареда вспыхивает огонь – разгорается от темных провалов зрачков заполняет всю радужку – жидкий огонь ярости, страсти, отчаяния, безумия. Он дергается в крепких руках, рычит зло:

– Ты! Опять хочешь увильнуть?! Сукин ты...

Дженсен улыбается невесело – ему кажется, что вот с этой минуты он ступает на очень зыбкую почву, но иначе не может, хоть и говорит Джареду, что есть еще крошечный шанс отступить. В глубине души знает – его давно нет, нет никакого шанса. Нет с того момента, когда шестнадцатилетний Джаред влетел в кабинет отца в их офисе, повис у него на шее, бесцеремонно и жадно и весело принялся разглядывать Дженсена и болтать - уже тогда было поздно. Пусть Дженсен понимает это только сейчас, неважно, он всегда знал. Хоть и боролся с собой, и с Джаредом, и его отцом – со всем миром. Дженсен наклоняется и целует искривленные в злобной гримасе губы, и тут же чувствует, как ему отвечают – жадно, так жадно, так страстно – Джаред обвивает его весь, длинными ногами, руками, прижимает к себе, тянет на себя, стонет ему в рот, будто жалуется, и Дженсен отпускает себя совсем. К черту. Все к черту.

Пусть будет Джаред – сегодня, завтра, год – сколько получится. Сколько не надоест мальчишке, или ему.

Дженсен не сопротивляется, когда Джаред выкручивается угрем из под него, и оказывается сверху – усмехаясь, распластывается на кровати, как большая медуза, и расслабляется. Джаред полон энтузиазма, Джаред везде – Джаред вылизывает-покусывает, гладит, Джаред изучает его тело, и, что очень трогает, но Дженсен не хочет себе в этом признаться – Джаред нежен. Он старается быть нежным. Дженсен не может понять что чувствует, ему хочется и скрутить мальчишку, самому его заласкать, и страшно, и смешно, и тепло, и немного больно, и очень тяжело оставаться безучастным. Джаред, кажется, очень-очень волнуется, когда пробует его растянуть, пальцы его дрожат, и голос срывается, и Дженсен помогает ему, изо всех сил пряча улыбку в голосе, он направляет его, успокаивает, уговаривает: все хорошо, Джей, все очень... Ну просто... ох. Еще раз так сделай, да-да, вот так. Какие у тебя волшебные пальцы.

Хватает всего нескольких слов, и Джареда не узнать – он забывает о неуверенности. Он снова весь горит, полыхает, он даже не кончает сразу после проникновения – выжидает немного, и начинает двигаться – сильно, ровно, мощно, совсем по-взрослому, по-настоящему, и у маленького пока хищника уже вполне взрослый агрегат. Дженсен сперва охает от боли, потом его накрывает волна удовольствия. И осознание приходит еще раз, по-новому – он вырос. Джаред действительно вырос, и больше не придется прятаться, мучиться, бояться себя, бояться за него. Джаред держится для первого раза довольно долго, и, кажется, отчаянно хочет, чтобы Дженсен кончил вместе с ним – он наваливается ему на спину, содрогаясь от подступающего оргазма и отчаянно хрипит:

– Дженсен... Пожалуйста.

Дженсен не в силах ответить, он тоже на грани, на острой-пронзительной – между раем и адом, он дышит загнанно, и отвечает беззвучно – да! И догоняет своего Джареда, и слышит, как тот радостно вздыхает. Он хочет улыбнуться, хочет сказать, хоть что-нибудь, но слова все растаяли и не приходит ничего на ум, Дженсен просто закрывает глаза, и уплывает в сон. Дженсен еще чувствует, как Джаред обнимает его, приникает всем телом, руками-ногами заковывает в жаркие объятия, как он что-то бормочет радостно-ласковое, но разобрать слов не может, и не старается, он и так знает – все хорошо. Может быть, даже надолго.



Сказали спасибо: 82

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388