ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1379

В клетке

Дата публикации: 26.11.2015
Дата последнего изменения: 26.11.2015
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; омегаверс;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания:

исполнение по заявке 3.92 на джаредотопный кинк-фест

текст заявки в аннотации, исполнение - не буквальное, а по мотивам. мне не удалось заставить Джареда взять Дженсена силой, они договорились полюбовно


Саммари:

Омегаверс.
Джаред и Дженсен оба альфы. дабкон, жесткий публичный секс.
АУ, беты перестали рожать новых оборотней, теперь это способны делать только омеги.
Но омеги появляются в том случае когда один альфа трахнет другого альфу и второй подчинится ему. Естественно, никто не горит желанием терять статус и быть омегой. Джареда и Дженсена связывают и бросают в одну клетку, чтобы они боролись, пока не победит один из них (понятно кто). В качестве награды Джаред трахает Дженсена прямо в клетке перед всеми, и тот становится омегой.


Глава

У Джареда было чуть меньше суток, чтобы нейтрализовать Марка Пелегрино, и он не успел, но не потому, что мало старался. Потому что этот спесивый ублюдок Эклз не захотел его слушать. Настолько уверен был в себе, в своей альфосамцовости, верил искренне, что никому и в голову не придет покуситься на него. Идиот. Самоуверенный, спесивый, нахальный – настоящий альфа, да вот не учел, что его должность помощника начальника крепости может кому-то очень приглянуться.

Марку, например. И что Марк не найдет лучшего способа избавиться от Эклза, а заодно и вечно мешавшего ему Падалеки таким вот грязным способом.
Джаред больно ударился о прутья решетки головой, и пока он, кряхтя, пытался сесть, в клетку зашвырнули Эклза. Его тоже впихнули в клетку раздетым, и зрелище оказалось неожиданно приятным, несмотря на то, что альфа весь пылал от злобы и, кажется, все еще не верил, что это непотребство происходит с ним. Вывернулся в руках стражи, одного боднул головой, другого пнул, не мешали лезть в драку даже связанные за спиной руки. Разозленные, стражники кинули его на пол клетки, и принялись пинать, Джаред рявкнул на них:

– А ну отошли быстро от него! Герои, блядь, связанного бить.

Здоровый рыжий стражник, напоследок еще раз пнув злобно матерящегося Эклза по ребрам, буркнул, потирая быстро заплывающий глаз:

– Щас сам его будешь пиздить, чтобы он до твоей задницы не добрался.

– Мы хоть на равных, – усмехнулся Джаред.

Дженсен, свернувшийся клубком, чтобы спрятать от ударов коленями свое хозяйство, глянул на Джареда остро, приценивающе, сплюнул кровь и сказал:

– Ты не шутил.

Стражники заперли клетку, установленную посреди двора крепости, вокруг шумела и бурлила толпа, кто-то ржал, кто-то делал ставки, били по нервам резкие выкрики и хохот, и очень стесняло отсутствие одежды. Даже больше, чем связанные руки.

У клетки стоял ухмыляющийся Марк Пелегрино, рядом с ним зашуганный Рис Альедо со свитком в руке. Джаред в который раз остро пожалел, что недооценил Марка, его жажду власти, что не успел добраться до Альедо первым. Теперь что-то объяснять испуганному рикеру было поздно и бесполезно. Ну вернется через три дня Морган, ну вломит за самоуправство Марку, только для Джареда с Дженсеном все уже закончится.

– Так, внимание! – Марк поднял руки, перекрикивая толпу, и шум немного стих, – вы все знаете, дорогие сограждане, в какое мы живем время. Каждый омега на счету, все меньше рождается детей. И в такое тяжкое время двое альф убивают омегу!

Толпа заревела, Джаред стиснул зубы, и закрыл глаза. Вот ублюдок. Сам все подстроил, теперь играет чувствами толпы, и ладно, если их еще не разорвут, урод может и такое устроить. Правда, тогда ему точно не видать места помощника Моргана, убийства любимчика тот не простит. С другой стороны, Пелегрино может не рассчитать, и их запросто убьют, ни за что. Вот ведь попали.

Дженсен сел, внимательно слушая, как Пелегрино разглагольствует, а Джаред смотрел на него, и невольно, нехотя, отмечал – красивый, гад. Настоящий альфа, вон какие плечи, какие крепкие мускулы, как следит неотрывно за Пелегрино, набычившись, сгорбившись, будто старается разорвать путы – напряженный, натянутый как струна – миг, и кинется на противника, только вот не добраться ему до Пелегрино сейчас. Может быть, позже. А пока ближайший кандидат на трепку это он, Джаред.
Дженсен как будто услышал его мысли, медленно перевел взгляд на Джареда. Марк как раз говорил что-то вроде: ... наказание соответствует преступлению, теперь кто-то из них должен стать омегой, если же победителей не будет, и они откажутся драться, завтра, в двенадцать пополудни они станут омегами оба - их трахнут связанными, и потом будет иметь каждый желающий, до заката.

Джаред подобрался под этим острым, беспощадным взглядом, и даже успел сказать:

– Эклз, не ведись...

И больше ничего не успел. Дженсен вскочил, и кинулся на него. Зрители ликующе взревели. Клетка была довольно большой, и Дженсена не останавливали связанные руки - он явно решил победить, и не собирался выжидать, или играть – пер напролом, разъяренный, доставал его ногами, головой, даже кусался, Джаред тоже озверел, и защищался, потом нападал, ему даже удалось в какой то момент повалить Дженсена на пол клетки, тот ударился головой, и на минуту отключился. Джаред воспользовался передышкой, и пока зрители – бывшие друзья, соратники, чтоб их! – орали свистели улюлюкали – он вывернулся невообразимым образом, хрустнули суставы в плечах, но он сумел переместить руки со спины вперед, и зубами принялся развязывать тугие ремни.

Ор стоял невыносимый, кто-то лупил со всей дури в жестянку, Марк давно куда-то свалил, растворился в толпе, то ли был здесь, то ли наблюдал с другого места, Джареду было не до этого.

Когда Дженсен открыл глаза, Джаред уже освободился. Раздвинул его ноги, придавил их коленями, и встретил мутный взгляд Дженсена дикой ухмылкой – адреналин от драки гулял в крови, пьянила победа, и, что уж скрывать, ему нравился Дженсен, весь, такой как есть, не похожий на омегу, сильный, злой, даже сейчас сопротивляющийся.

Дженсен изо всех сил стремился свести ноги, бросал на него гневные взгляды, и его такого хотелось еще сильней, Джаред прижал его плечи руками, нависнув над ним, улыбнулся широко, дико, проговорил:

– Сдавайся.

Дженсен попытался стукнуть его головой, но Джаред сам ухватил его за волосы и приложил хорошенько к полу, и еще раз. Дженсен обмяк, уплыл куда-то, глаза закатились. Джаред раздвинул ему ноги, и плюнув на пальцы, без церемоний воткнул Дженсену в зад. Дженсена выгнуло, он глухо застонал, попытался отползти, но Джаред, разозленный, возбужденный, держал его крепко.

Джаред готов был уже трахнуть его, когда Дженсен, кусая губы, прошептал:

– Джаред, нет. Пожалуйста.

Джаред медленно поднял голову, посмотрел внимательно в лицо Дженсена – тот впервые показал страх. Страх, отчаяние, боль. Смотрел умоляюще, оказалось, у него большие, светлые-светлые, такие красивые глаза, цвета майской зелени, и ресницы, мой бог, какие ресницы! Пушистые, рыжие, длинные, любой омега обзавидуется, а ведь не замечал, не видел, пока Дженсен не испугался по настоящему. Отступала похоть, драйв, Джаред увидел себя со стороны, дикого, окровавленного, голого, похожего на зверя, и что он собирается сделать? Трахнуть на потеху толпы другого альфу? Да путь лучше их убьют обоих разочарованные зрители, чем он продолжит эту грязную игру.

Склонился над Дженсеном, закрывая его от чужих взглядов, шепнул:

– Тихо. Успокойся. Не дергайся только, прошу тебя, я сделаю вид, что отрубился. Они повоют, и разойдутся.

Он навалился на Дженсена, и замер, тот напрягся было, но сдержал порыв немедленно сбросить с себя Джареда. Они лежали, слушали крики, прибежал Марк и тоже орал что-то, напомнил, что если не будет победителя, проиграют оба. Джаред, чтобы не придавливать Дженсена, наполовину сполз с него, Дженсен вдруг спросил шепотом:

– Зачем?

Голос уже не был испуганным.

Джаред, не открывая глаз, шепнул сердито:

– Надо было тебя трахнуть?

Дженсен ответил не сразу:

– Марк. Ты знал, что он затевает, пока нет Моргана. Ты предупреждал меня, я не послушал. Не поверил. Ты... Хотел меня защитить? Зачем? Мы же даже не особо общались. Джаред?

Джаред недовольно завозился, отполз от Дженсена, уже не скрываясь, что в сознании, но не знал, что сказать. Зрители оживились, но Джаред увидел, что осталось их всего полтора десятка. Рявкнул зло:

– Идите на хуй! Представления не будет!

От разочарованных прилетело несколько тухлых помидор, но вскоре их разогнал начавшийся дождь, Джаред порадовался, что клетка у них была крытая, одна беда – от Дженсена с его испытующими взглядами и вопросами было некуда деться. Эклз сел, кое-как притулившись спиной к клетке, даже не просил развязать ему руки, Джаред, кстати говоря, не уверен был, что развяжет, если даже попросит. Сидел в неудобной позе, скривившись, с разбитым лицом, и спрашивал, серьезно хмурясь:

– Джаред. Почему?

– Что ты хочешь услышать?

– Почему ты остановился?

– Потому что ты попросил.

Ответил честно, и с тоской ждал новых вопросов, но Дженсен замолчал. Смотрел-смотрел на него, потом вдруг начал заваливаться на бок – Джаред испугался, подскочил:

– Ты чего? Дженс, эй, что с тобой? Развязать? Прости я что-то... Сейчас. Сейчас, подожди.

Развязал – совсем забыл, что не собирался, опасный, все равно опасный, и дрался как зверь, но жалость и что-то там еще непонятное, отчего внутри сжималось все в тревоге – пересилило. Он уложил Дженсена посреди клетки, выпростал руку наружу и набрать чуть-чуть воды, вытер влажной рукой ему лицо. Увидев, как жадно Дженсен приникает губами к его руке, ругнулся, снова выставил наружу ладонь лодочкой, дождь моросил не сильно, но он дождался, пока собралось немного воды и напоил своего соперника и собрата по несчастью. Делал все на автомате, и черт его знает, зачем.

Джаред опомнился немного лишь когда увидел, что лежит рядом, обнимает и вроде как пытается согреть Дженсена, и то, осознал это в момент, когда Дженсен открыл глаза и уставился на него. Лежали, смотрели друг на друга, уже почти стемнело, и дождь усилился, шумно колотил по крыше, Дженсен сглотнул, и Джаред немедленно спросил:

– Пить хочешь?

Дженсен смотрел нечитаемо, глаза его сейчас казались темными, и Джаред жалел, что спросил, что вообще ведет себя странно, и правильно Дженсен так смотрит на него. Как на сумасшедшего. Он ждал, что Дженсен будет говорить жесткие и злые вещи, и заранее злился, но Дженсен вдруг сказал очень тихо, так тихо, что Джареду пришлось напрячь слух.

– ... мне страшно.

Джаред каким-то внутренним чутьем понял, о чем говорит Дженсен, чего боится. И не знал, как утешить – Дженсен тут признался в своей слабости, что само по себе было из ряда вон.

Промолчал, просто погладил по руке, Дженсен сказал громче, решительней:

– Но, я думаю, придется. Джаред, ты... сделай все сейчас, пока никого нет.

Джаред так удивился, что не сразу поверил. Спросил:

– Что?

В глазах Дженсена мелькнуло что-то похожее на прежний страх, но он упрямо продолжил:

– Нужно. Иначе оба... Тогда не доберемся до него. А так хоть ты. Ты ведь сделаешь это. Достанешь его. Скажи, просто пообещай, и я...

– Подожди.

Джаред сел, Дженсен, морщась, сел тоже. Джаред потряс головой:

– Ты. Предлагаешь мне. Сделать это?

– Как будто у нас есть выбор.

– Дженсен, но ты же тогда... тебе придется рожать.

– Я помню, – Дженсен наградил его мрачным взглядом, и повторил, – у нас есть выбор? Нет.

– Ну вдруг все переменится. Морган приедет раньше. Будем тянуть до последнего!

– И дождемся того, что сделают омегами нас обоих. Ты мне нужен альфой. Хотя бы ты.

Джаред чувствовал себя странно. Он хотел согласиться, и хотел защитить Дженсена, и хотел назад отыграть, когда еще можно было избежать клетки, и... хотел Дженсена. Но возразил угрюмо:

– Я не могу тебя трахнуть.

Дженсен – его будто ударили – отшатнулся, побледнел. Криво улыбнулся, сказал:

– Хорошо. Ладно. Противно? Я... ладно.

Джаред моргнул раз, другой, и его накрыло, сильно, мощно, до темноты в глазах, когда опомнился, увидел – держит в руках Дженсена – уже не такого мертвенно бледного, держит крепко, прижимает к полу, нависает сверху и несет черте что:

– Ты... дурак совсем? Противно. Я хочу тебя так, что яйца болят. Ты... но ты, ты же потом... Дженсен, ты потом станешь...

– Омегой, я помню, – задыхаясь слегка, ответил, но сам держался за его плечи крепко, и светил своими невозможными глазами Джареду в лицо, – знаю. Джаред, так нужно. Я не хочу, чтобы ты... ты тоже. Нет.

В отчаянии, Джаред, обмирая от своего безрассудства, предложил:

– Может, ты? Дженсен. Я... я могу...

Дженсен, не давая договорить – но понял, понял же, вон как изумленно округлились глаза – закрыл ему рот ладонью, сказал быстро:

– Молчи. не то я... соглашусь. Нет. Нет, ты... ты победил, честно победил. Джаред, пожалуйста. Не заставляй меня уговаривать.


***


У их первого раза не было свидетелей, так уж вышло, ночью никто не караулил возле клетки, и Джаред старался как мог, чтобы не порвать тесный зад альфы. Дженсен, сперва зажатый, жесткий, узкий и сухой, после долгих джаредовых ласк отмяк, и стонал довольно, и даже ругался, чтобы Джаред пошевеливался, и да, вот так, еще, еще немного, вот сюда, ох... Потом они спали, обнявшись, снова трахались, и Джаред чувствовал уже, что Дженсен начинает пахнуть по-другому, меняется, от новой проявляющейся сути заживали на глазах синяки и ссадины, и внутри Дженсен становился мягче – влажнее, и получал удовольствия больше, видно было по расширившимся зрачкам, по дыханию, по запаху. Джаред никак не мог оторваться от Дженсена, нюхал его – от запаха кружилась голова – облизывал, снова трахал, загребал в объятия и дремал, отдыхая, потом снова начинал с поглаживаний, и Дженсен даже во сне откликался, тянулся к нему, мычал что-то, приникая к нему всем телом.

Утром Джаред проснулся от резкого звука – кто-то громко кричал рядом с клеткой:

– Омега, омега! Пахнет омегой!

Дернулся, сильнее сжал в объятиях Дженсена – сразу натолкнулся на его взгляд – снова напряженный, ожидающий. Пока вокруг клетки собирался народ, Джаред, не обращая ни на кого внимания, одобряюще улыбнулся Дженсену:

– Даже не думай. Никто не тронет тебя, ты мой. Но ты должен мне помочь. Марк...

Джаред притянул к себе Дженсена, и рассказал свой план ему на ухо, потом отодвинулся и внимательно глядя ему в глаза, предупредил:

– Если ты против, я не буду. Ты мой омега, и если ты не хочешь...

Дженсен с минуту разглядывал Джареда так, будто видел в первый раз, потом начал улыбаться. Нехорошо улыбался, опасно, и Джаред, видя эту улыбку, едва сдержал ликование. Согласен!

– Да, – сказал Дженсен, – сделай это.

Так и вышло, как они задумали – кто-то сообщил Марку, и он пришел, сияющий, что его затея удалась, и даже не слишком беспокоился, когда Дженсен, игриво улыбаясь, поманил его в клетку. Он так быстро клюнул на Дженсена-омегу, что Джаред понял – Марк всегда хотел именно этого. Да, точно. Хотел, чтобы Джаред насильно обратил Дженсена в омегу. Дженсен возненавидел бы Джареда, и тут бы вылез Марк, и сделал все, чтобы роскошный омега Дженсен достался бы ему. Осознание этого едва не испортило весь план – от ярости Джаред чуть не придушил Марка, пока запинывал его в клетку.

Зрители все онемели от неожиданности, и тут Дженсен снова стал самим собой. Отобрал оружие у Марка, приставил кинжал к его горлу, заявил жестко:

– Если кто-нибудь дернется, побежит за стражей я прирежу ублюдка. Вы знаете, мне, как драгоценной омеге, ничего не будет за это. Так же я прирежу любого, кто попробует войти в клетку, и помешает Джареду обратить Марка. И если кто-то попытается убить Джареда стрелой, копьем, или еще чем-то – я доберусь до него. Я убью каждого, кто, блядь, попробует нам помешать!

То ли от шока, то ли оттого, что у Марка было немало врагов, но им не успели помешать, во всяком случае, когда к клетке пробрались через молчаливую толпу стражники - Джаред дотрахивал обмякшего в его руках Марка – и тот уже не визжал на весь двор, а лишь глухо стонал, и в воздухе разливался свежий аромат новообращенной омеги.

Потом, конечно, обоих закинули в подвалы крепости, Джареда знатно отметелили, Дженсена, как омегу, трогать не стали, просто не кормили, но через некоторое время в крепости начались беспорядки и Джареда с Дженсеном выпустили. Никто не хотел подчиняться новообращенной омеге, тут никакие интриги Марку не помогли. Пока Джаред отлеживался, Дженсен ухаживал за ним, потом прибыл, наконец, Морган, и навел в крепости порядок.

Джареду пришлось бросить службу – Морган крайне недоволен был, что из-за него он лишился сразу и Марка, и Дженсена, и не сказать, что Джаред очень уж переживал. Он возвращался домой, в свой замок, с Дженсеном, лучшим в мире омегой, и, судя по запаху, еще ничего не подозревающий Дженсен забеременел. Джареда распирало от радости – и страха – еще неизвестно, как отреагирует Дженсен, узнав про ребенка.



Сказали спасибо: 57

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

19.11.2016 Автор: missnaira2016@yandex.ru

Прелесть какая! Спасибо, Автор, дорогой! А так хотелось бы и дальше прочитать, да, именно, как отреагирует Джен, когда узнает про ребёнка...

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1358