ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1378

When the plane goes down

Дата публикации: 24.11.2015
Дата последнего изменения: 24.11.2015
Автор (переводчик): ksusha-sha;
Бета: risowator, гамма: noaryr
Пейринг: J2; Джаред / Дженсен;
Жанры: ангст; АУ; приключения; романс; экшен;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Примечания:

Написано на Реверс - 2014

Предупреждение: Возможны географические баги, много дополнительных персонажей, местами довольно спонтанные решения персонажей. Советуется перед прочтением просмотреть клип.

От автора: Хотелось бы отдельно поблагодарить своего виддера за потрясающую заявку, которую было трудно, но очень интересно писать. А так же большое спасибо моим бете и гамме за то, что выручили в последний момент, вычитали и исправили все косяки.
Большое спасибо организаторам реверса за то, что дали шанс проявить себя и с пониманием отвечали на каждый из сотни заданных мной вопросов!

Артер: Super_Kitte
Клип: http://www.youtube.com/watch?v=3jdRivO0EaY


Саммари:

Дженсен ненавидит летать на самолетах, ему срочно нужно лететь в другой город. Он обещает Джареду, что скоро вернется, но самолет разбивается, Дженсен чудом остается жив, но теряет память…


Глава

Пролог

За окном громыхнуло, словно кто-то невидимый рушил одну за одной кирпичные стены. Гром раскатился по квартире, от чего Джареду захотелось, как в детстве, спрятаться под стол или забиться куда-нибудь подальше. Дженсен прошел в очередной раз мимо быстрыми шагами, с трудом скрывая раздражение, – гроза только усугубляла ситуацию.
- Перестань, до завтра все точно рассосется, - голос Джареда частично заглушил очередной раскат грома. Молния осветила улицу, после чего по карнизу забарабанил дождь.
- Да, да, - Дженсен скрылся в ванной, продолжив собираться там.
- Паспорт? – Джаред задумчиво посмотрел на стоящий на полу раскрытый чемодан. Сложенные ровной стопкой футболки, несколько книг, запакованный в перевозочную сумку ноутбук.
Дженсен уже, наверняка, забыл половину вещей – слишком уж тяжело у него проходила фаза предполетного стресса. Это всегда начиналось так: нервно, в спешке; и заканчивалось неизменными жалобами по телефону о том, что отельные бритвы тупые, а купленный в магазине раствор для линз совсем не подходит.
- Раствор, - Джаред пошел в ванную, чтобы лично проследить за сборами.
- Взял.
Под чутким присмотром голубой бутылек перекочевал в дорожное портмоне. Джаред подошел ближе и провел рукой по плечу Дженсена - кожа под ладонью моментально покрылась мурашками.
– Такими темпами ты схватишь сердечный приступ. Или гипервентиляцию, - Джаред обогнул Дженсена и уселся на бортик ванной. А затем неприязненно потряс ногой – под правой ступней растеклась большая лужа. – Черт.
- Я тебе говорил, что ванна – не душевая кабинка, нужно закрывать занавеску, - злорадно изрек Дженсен и кинул в портмоне круглый тюбик зубной нити. В обычной ситуации Джаред ответил бы что-нибудь колкое, но сейчас не хотелось.
- Может, останешься дома? – он задумчиво повозил ступней в луже – все равно кожа уже была раздражающе-мокрой.
- Ага, и никогда не получу повышение, - Дженсен откинул портмоне, подошел вплотную и, встав между раздвинутыми ногами, устроил обе ладони в волосах Джареда, поглаживая, массируя слегка.
- Ничего, Морган найдет тебе другое занятие, - Джаред прикрыл глаза от удовольствия, расслабляясь под мягкими прикосновениями. Наверное, чертов предполетный стресс проявлялся у обоих. А иначе как объяснить то, что каждый раз перед очередной командировкой хотелось забрать Дженсена себе, спрятать от всего мира, чтобы не трогали, не смотрели, не лезли. Дурацкое, детское «мое» крутилось в голове до тех пор, пока Дженсен не скрывался за порогом, везя за ручку черный чемодан.
- Ага, и придется мне мыть полы до конца своих дней, - пальцы ласково погладили виски.
- Отлично, тебе уже есть, где попрактиковаться, - Джаред снова повозил ступней в луже. – Взял зарядное?
- Да, - Дженсен кивнул и снова вернулся к сборам.
- Я разогрею пиццу, будешь? – Джаред поднялся и направился на кухню, на секунду задержавшись, чтобы провести ладонью по напряженной спине нависшего над раковиной Дженсена. Тот пытался снять линзы, часто моргая и морщась. – Не забудь проверить билеты.
- Хорошо, иди уже, мамочка, - Дженсену, наконец, удалось снять их, и он с удовлетворенным стоном начал умываться.

«На дорогах возможны пробки из-за непогоды. Движение сильно ограничено, так что старайтесь избегать поворота на Сансет Авеню. А сейчас для вас играет Боб Марли, оставайтесь с нами на Радио Амбрелла».

Пока пицца в духовке покрывалась аппетитным румянцем, Джаред гонял задумчиво зажигалку по столу. Наверное, стоило заказать по телефону нормальную большую Маргариту, как Дженсен любит, но гнать курьера в такую непогоду казалось просто бесчеловечным. За окном всё так же громыхало, по стеклу лились потоки дождя, и чем дольше это продолжалось, тем мрачнее становился Дженсен.
Когда он в очередной раз расстегнул чемодан, чтобы проверить, всё ли взял, Джаред не выдержал и, молча, под раздраженным взглядом Дженсена, снова застегнул молнию. Затем отвез чемодан к входной двери и так же, молча, вернулся к приготовлению. Достал две бутылки пива, тарелки и заглянул в духовку.
Обычно это заставляло Дженсена успокоиться – нужно было просто вовремя поймать момент, остановить бесплодные попытки взять под контроль невозможное. Эклз мог понять всё: дикую компьютерную стратегию, устройство микрочипа, но он не мог осознать, как можно доверить свою жизнь в руки пилота самолета и не волноваться при этом.
- Скоро? – Дженсен, постояв немного перед окном, сел за барную стойку и взял открытое пиво.
- Уже, - из духовки пыхнуло жаром, так что пришлось прикрыть глаза. Подрумянившаяся пицца перекочевала на разделочную доску, где Джаред начал разрезать ее на куски специальным ножом.
- Готово, - сев рядом, Джаред взял свою бутылку и сделал глоток. Жидкость приятно прокатилась по горлу, чуть пощипывая. – Всё будет хорошо, просто не нервничай.
- Я встану рано, выспишься? Тебе на работу, - Дженсен взял с тарелки кусок пиццы и отправил в рот.
- Хорошо. Напишешь, как только приземлишься? – Джаред улыбнулся с полным ртом и поймал ответную улыбку в глазах напротив. Конечно, напишет. И непременно в самый неудобный момент. Но это, по сути, не важно – ведь можно будет выдохнуть, зная, что где-то там, в далеком Ванкувере, Дженсен вышел из белого, отполированного ветром, самолета и расслабленно улыбнулся.

 

Глава 1

На работе царил бедлам – Сара сидела на своем рабочем столе, и, болтая в воздухе ногами, рассказывала что-то подругам. Чад, стараясь привлечь к себе внимание девушки, слушал и кивал головой каждый раз, соглашаясь, будто понимал что-то. Верстальщики тусили около кофейного аппарата, тихо перешептывались и, наверняка, снова перемывали кости всему агентству. Короче, обстановка не располагала к работе. Абсолютно. Поэтому Джаред, не торопясь, подошел к своему месту и, бросив сумку на пол, рухнул на стул.
- Тяжелая ночка? – Фелиция нарисовалась, как всегда, из ниоткуда, держа в руках два стаканчика с эмблемой Старбакса.
- Ты же знаешь, Дженсен сегодня улетает, так что... - Джаред принял один из стаканов и глотнул. – Ты же в курсе, что это уже не смешно, - он указал на подпись на стаканчике. – Лось? Серьезно?
- Я не могла удержаться, дай мне насладиться маленькими радостями, пока не пришел Алан и не натянул дружно весь наш коллектив, - девушка усмехнулась.
В кармане завибрировал сотовый и Джаред, шикнув, поставил на стол кофе, чтобы достать трубку.
- Вот, Дженсен уже даже контроль прошел, - пальцы на автомате напечатали успокаивающий ответ.
- Опять бушевал весь вечер? – Фелиция допила свой кофе и метко закинула стаканчик в мусорную корзину. Она, как и Джаред, уже выучила – Дженсен перед полетом становился невыносимым.
- Да, плюс еще этот гадский дождь.
- Боюсь себе представить, - девушка закатила глаза и направилась к своему столу. Как раз вовремя – в помещение, размахивая кипой эскизов, влетел Алан.
– Ну, всё, начинается, - раздался откуда-то тихий стон.
Джаред только усмехнулся про себя и еще раз перечитал сообщение на мобильном. Опасаться взбучки сегодня не стоило – эскизы явно с другого проекта, это было видно даже издалека, так что можно было уделить еще немного внимания переписке.
«Не волнуйся, все будет ок», - быстро напечатал Джаред и нажал на «отправить». Ответ не заставил себя ждать.
«Сейчас блевану»
Смех вырывался из горла, пока Джаред печатал наскоро: «Для этого есть пакетики».
«Мне лететь 9 часов. Ненавижу тебя. НЕ НА ВИ ЖУ.»
Ну, конечно, следующая стадия.
«Мы это уже проходили. Ты в самолете?»
«Да. Место номер 19С это же счастливое число?»
«Хм. Дай подумать. Да»
Где-то над ухом надрывался Алан, продолжая разносить по очереди каждого дизайнера. Фелиция играла в покер на планшете, а Дженсен сидел в самолете на месте 19С и нервничал.
«Черт, они завели двигатель»
«Спокойно, выключай телефон, все будет ок»
Как наяву представилось, что Дженсен вздыхает глубоко и смотрит беспокойно в иллюминатор. Они уже летали вдвоем – Джаред тогда поклялся всю оставшуюся жизнь путешествовать наземными видами транспорта. Стоило самолету выехать на взлетную полосу, Эклз тут же вцепился в подлокотники, задышал глубоко, таращась то в окно, то на Джареда, не зная, куда себя деть. А когда начали разгоняться, и машина загудела, затряслась вся, Дженсен вцепился в его ладонь и сжал чуть ли не до хруста.
Даже в воздухе, при малейшей турбулентности, он вздрагивал, прилипал тут же к окну¸ проверяя, будто ожидал увидеть там горящий двигатель. И только когда вышли в рукав, напряжение спало – Эклз расправил плечи, начал улыбаться и отшучиваться, извиняясь за свое поведение.
А сейчас Джареда не было рядом, чтобы его поддержать.
«Ладно все отключаюсь. Созвонимся» - высветилось на экране мобильного, после чего Джаред погасил экран и вслушался, наконец, в нотацию шефа.

 



К вечеру снова зарядил дождь. Джаред вышел из дверей офиса и понуро оглянул хмурое небо.
- Нда, я тоже без зонтика, не ной, - раздался сзади голос Фелиции. Девушка накинула капюшон и легко ступила из-под козырька в дождевую пелену. – Давай, двигаем, и так в пробку в метро попадаем. Если мне еще раз попытаются залезть под юбку, я заору.
- Да, да, - Джаред вынул еще раз из кармана телефон и, сняв блок, удостоверился, что Дженсен не писал. По его подсчетам, самолет должен был приземлиться уже около получаса назад.
- Не будь таким занудой, Дженсен, наверняка просто посадил телефон своими дурацкими игрушками. Сам же знаешь, Андроид, - Джаред пропустил подколку мимо ушей и, вернув телефон в карман, поспешил за подругой в направлении станции метро. Наверняка, Фелиция права – дженсенов горячо любимый Самсунг просто сел, а распаковать зарядку он мог только в отеле. Такое уже не раз случилось, так что можно было не волноваться.
К тому моменту, как они смогли скрыться под крышей метро, Джаред чувствовал себя вымокшим насквозь. Даже Фелиция, несмотря на капюшон, намокла и теперь брезгливо вытирала капли с шеи.
- Живя в таком климате, я заработаю пневмонию и умру, - девушка чихнула, а с ее носа слетело несколько прозрачных дождевых капель. – Мне срочно нужна теплая ванная и гора утешительного лесбийского контента.
- Боже, замолчи, не то меня стошнит, – Джаред поежился скорее от холода, чем от отвращения.
Это было абсурдно. Их с легкостью можно было назвать «киношной» парочкой – лучшие друзья, которые любят друг друга больше всего на свете, и в то же время терпеть не могут принадлежность друг друга к противоположным лагерям. Фелиция всегда говорила, что Джаред почерпнул свое отношение к лесбиянкам из «этих-дебильных-квиров», на что тот ничего не мог возразить. Судя по тому, что других представительниц «розового братства» он не знал, догадки Фелиции вполне могли быть правдой. Девушка и сама время от времени отпускала в сторону Джареда колкие шутки, оправдывая себя тем, что ей необходимо отыгрываться.
- Смотри, а вон Шейла из верстальщиков, пойдем, потусим с ней, пока ждем поезд? – Фелиция поправила куртку и кое-как пригладила вьющиеся от влажности волосы.
Джаред только вздохнул обреченно.
– Ты же в курсе, что она встречается с Джимом?
- Можно подумать, меня это заботит. Эй, Шей! Ау, привет!
Джаред тоскливо кинул взгляд на электронное табло: до их поезда оставалось еще шесть долгих минут; толстовка неприятно липла к коже, а сообщение от Дженсена всё никак не приходило. Поодиночке эти пункты раздражали. А все вместе они означали только одно – Джареда ждал один из «тех-самых-дерьмовых-вечеров», когда всё идет не так, как хочется. Лужи вырастают под ногами из ниоткуда, ненужные знакомые топчутся вокруг, жаждя общения, а под дверью непременно оказывается записка от соседки с требованием не включать так громко телевизор по вечерам.


Как ни странно, коврик под дверью был пуст – видимо сегодня старенькая соседка решила подарить им день свободы от постоянных требований. Джаред вошел в квартиру и тут же начал стягивать мокрую одежду – хотелось последовать совету Фелиции и залезть в горячую ванну. Но у желудка, кажется, были другие планы, так что для начала стоило поужинать. Прошлепав босиком в ванную, Джаред кинул мокрые вещи в стирку и запустил машинку на ускоренный режим, затем прошел на кухню и открыл холодильник. На полке стояла недоеденная лазанья, любезно запакованная в пластиковый контейнер, так что размышления о том, что приготовить, отпали сами собой.
Джаред поставил контейнер в микроволновку и прошел к дивану, на ходу захватив с барной стойки пульт от телевизора. По спортивному каналу как раз должен был идти футбол, так что Джаред остановился на нужной программе и встал на писк микроволновки.
То, что произошло дальше, в этот вечер не вписывалась абсолютно. Этого просто не могло быть – потому, что… Ну… Так не бывает. В фильмах - да. Но не в жизни. Такое может случиться с героями боевика, с молодоженами в мелодраме, которые так любит смотреть мама. В чьей угодно жизни.
Но никак не в их с Дженсеном.

Джаред как в замедленной съемке увидел себя – как он уронил контейнер с едой на пол, как подошел к экрану, вглядываясь в бегущие строчки, и как осел на черную кожаную обивку, издав тихий выдох. Наверное, это можно было назвать шоком – потому что он не мог заставить себя сдвинуться с места. Как во сне, когда ты не можешь бежать, кричать, звать на помощь.
Сердце билось о ребра, пока Джаред смотрел, как люди в оранжевой форме ходят вокруг обуглившихся обломков самолета, около которых, словно шахматные клетки раскинулись прямоугольниками накрытые трупы.

Как в страшном сне.

Как в худшем кошмаре, в котором ты сидишь на диване, и читаешь в экстренном репортаже, что самолет, на котором летел твой любимый человек - разбился.

 

Глава 2


Писк будильника ворвался в сознание, выдергивая из сна, выплескивая с реальность, словно соленой морской волной на песок. Джаред на ощупь потянулся и ткнул пальцем в экран телефона. Перед глазами расплывалось, как практически каждое утро, с тех пор, как… От воспоминания накатила тошнотворная волна.

Он научится. Непременно научится смотреть… Этому факту в глаза, но не сейчас. Пока что это просто огромная черная дыра, с каждым днем засасывающая в себя всё вокруг – воспоминания, чувства, мысли, – и распространяющая ядовитую боль взамен.
Черт, кажется, пора все-таки завязывать с алкоголем. Джаред пошарил рукой на полке, надеясь, что оставил там обезболивающее. Но проклятый блистер никак не находился, а вместо него в ладонь лег предмет странной формы. Джаред поднес его к глазам и сжал в кулаке. Дженсенов контейнер для линз был очередным безмолвным напоминанием о произошедшем.
Удушающая волна снова накатила, заставляя отбросить не нужную теперь никому вещь на пол.
Потому что…
Потому…
Джаред не выдержал и издал тихий стон – это не становилось легче. Наоборот, с каждым днем накрывало только больше – осознанием, виной, страхом перед неизвестностью. За три года они так вросли друг в друга, что существование порознь казалось просто невозможным. И теперь… Теперь он не знал, что делать, куда деть свое время… Себя самого.
- Блядь, - из горла вырвался полу-стон, полу-хрип, и Джареда скрутило сухим предрвотным спазмом. Он слез с кровати и, шатаясь, прошел в ванную. Отражение скользнуло по нему безжизненным мутным взглядом – зеркала уже давно хотелось разбить или завесить чем-то, снять и убрать подальше. Они хранили память. Отпечатки пальцев Дженсена, капли зубной пасты или бритвенной пены. Можно сказать, романтика.
Резко накатил новый спазм, заставляя Джареда согнуться над унитазом, прощаясь со вчерашним алкоголем. Горло обожгло, в уголках глаз скопились слезы. В ванной было грязно – коленями чувствовались крошки или осколки – трудно было сказать точно. Откашлявшись, Джаред смыл воду и, поднявшись, наклонился над раковиной. Холодная вода помогла немного прийти в себя. Тошнота еще не отступила, но уже позволяла выйти из ванной, не боясь добавить к грязи в комнате лужу собственной рвоты.
На кухне Джаред включил радио, чтобы не слушать давящую тишину. Раньше ему нравилось готовить завтрак под тихое гудение улицы сквозь окно, сейчас же отсутствие фоновой музыки или голоса разъедало.

«Всем привет, с вами радио Амбрелла. Сегодня на улице солнечно, а, значит, самое время отправиться в парк на пробежку или устроить семейный пикник!»

Джаред усмехнулся горько и смёл со столешницы пустые банки и упаковки от еды.
Дженсену нравилось бегать по утрам в парке, когда не нужно было ехать на работу. Он непременно вылезал из теплой постели каждое утро, будь то летняя жара или осенняя прохлада. Принимал душ и выходил из дома, чтобы успеть как раз к моменту, когда Джаред заканчивал с завтраком.
Под ладонью оказалась газета, и взгляд на автомате выхватил первые строчки на передовице: «…расследование причин падения Боинга 737 компании Британия Эйрвэйс. На месте авиакатастрофы ведутся спасательные работы. Продолжаются поиски нескольких без вести пропавших... »
На секунду всплыла надежда – глупым, детским «а вдруг?» заколотилась в груди. Но ее тут же припечатало воспоминание всплывшего в списке погибших родного имени. Номер тридцать четыре: Дженсен Эклз.
Еще месяц назад он был Дженсеном – теплым, родным, вредным, страстным - живым. А теперь он – погибший номер тридцать четыре.
И если бы Джаред мог винить кого-то, Господи, было бы настолько проще – он мог бы найти, отомстить, но тут не было ничьей вины. Самолеты падают, оказывается, не только в фильмах. Они разбиваются вдребезги, унося тысячи жизней, разрушая семьи, оставляя в сердцах родственников ничем не заполняемые кровоточащие раны.
Когда Джаред в тот злополучный день увидел экстренный репортаж, он не поверил. Такого просто не могло быть. Дженсен десятки раз летал на различные конференции. Вот и тогда он должен был быть на пути в гостиницу, чтобы зарядить свой севший телефон и написать – непременно написать шутливую смску:

«Расслабься, я долетел»
«Можешь выдохнуть»
«Вау кровати с массажем! Домой не вернусь»

Джаред схватил в тот вечер свой сотовый, тут же пытаясь набрать дрожащими пальцами номер. В экстренном репортаже продолжали показывать кадры с обуглившимися частями самолета.
Если он думал, что когда-то испытывал страх, то он ошибался.

Страх из-за падения курса валюты – это не страх.
Страх из-за проигрыша любимой команды – тем более.
Страх - это когда ледяные иголки впиваются в горло, когда кончики пальцев немеют, а дышать становится невозможно – словно весь воздух из легких выбило разом.
Это когда на том конце провода «Абонент временно недоступен», а на экране «Погибший номер тридцать четыре: Дженсен Эклз».

Джаред вздрогнул, услышав звонок телефона – в последнее время он не отвечал. Если сначала казалось, что что-то может измениться, что кто-то позвонит и скажет об ошибке, сообщит, что погибший номер тридцать четыре – это не Дженсен. Или что сам Эклз усмехнется в трубку и расскажет, что ему пришлось лететь другим рейсом, то потом стало ясно – нет. Бесконечным потоком лились звонки друзей и родственников, которые выражали соболезнования, предлагали помощь, куда-то звали. А всё, чего хотелось на самом деле – забыться. Работа отошла на задний план, Джаред не выходил из дома, боясь пропустить что-то важное. Но на самом деле стоило признаться самому себе – он просто не знал, как сможет выйти и смириться с тем, что жизнь вокруг продолжается. В то время, как Дженсена больше нет.

Так что через четыре дня на звонки откликался только автоответчик.
«Привет, вы позвонили нам...» - бодро звучал голос Дженсена.
«Но нам либо пофигу, либо мы просто свалили. Так что оставьте свое сообщение» - тихо договаривал Джаред, в точности повторяя слова с записи.
Это было мучительно – слышать голос Дженсена по семь-десять раз в день, но в то же время, это давало иллюзию. Ощущение того, что ничего не случилось. Того, что Дженсен рядом. И если действительно сильно напиться, можно было даже отвечать ему – шутить или звать к себе в постель. И ждать. Ждать.

«Джаред, я серьезно! Сколько можно, если ты не ответишь мне, я приду к тебе с полицией. Я знаю, что все дерьмово, - голос Фелиции затих. – Ладно, хорошо, я не знаю, насколько все хреново, но, черт, догадываюсь. И, я клянусь, если ты не откроешь мне сегодня дверь, я выломаю ее к черту, так и знай! – девушка помолчала немного, ожидая ответа. – Я люблю тебя, придурок. Держись».
Раздались короткие гудки, а затем все снова стихло. По радио играла DIDO, за окном светило полуденное солнце, а Джареду предстоял еще один день в этой реальности.

 

 



Когда Джаред в четвертый день подряд подошел к бармену и заказал виски, ему показалось, что тот сочувствующе цокнул языком, прежде чем поставить перед ним стакан. Наверное, все-таки, стоило посмотреть в зеркало перед выходом, но ему нужно было как можно скорее покинуть квартиру – стены начинали давить. Первый месяц хотелось безвылазно сидеть дома, потом все изменилось - нужно было уходить. Куда угодно, лишь бы не смотреть на расставленные в рамках фотографии на комоде, на аккуратно сложенную одежду на дженсеновой полке, на пустующую половину кровати. Телефон продолжал сначала надрываться звонками, а потом разговаривать голосом Дженсена, и все это в сочетании с алкоголем начинало пугать. Хотя, казалось бы, чего теперь бояться…

Джаред уселся за барную стойку и потер ладонями глаза – когда он в последний раз нормально спал? «В день отлета Дженсена» - невольно вспыхнуло в голове, но мысль явно чужая – инородная. Откуда-то из прошлой жизни. Ведь в этой реальности Дженсена нет. В ней он - «одна из жертв авиакатастрофы компании Британия Эйрлайнс…» - Джаред невольно поймал себя на мысли, что тихо повторяет слова за тележурналисткой. Он оглянул бар и увидел над потолком небольшой телевизор, по которому транслировали новости.

Сначала, в первые часы, дни после трагедии, он не отходил от телевизора ни на шаг – всё думал, что увидит Дженсена где-то. Раненого, изможденного, но живого – в руках медиков, которые непременно подлатали бы его, как это было с другими выжившими. Но проходили дни, а ничего не менялось. По сути, всё стало известно в первые пару часов. Глупое, эгоистичное «Ну почему именно он?» всё еще крутилось в голове временами. Ведь правда, почему один из тех спасенных не мог оказаться Дженсеном? Конечно, это было неправильно – у всех выживших тоже были родственники, которые, наверняка, как Джаред, сидели бы сейчас в баре, напиваясь до отключки, не будь их любимые чудом спасены.

Почему Дженсен не спасся? Он же так боялся летать, черт, да он инструкции все мог по памяти рассказать, так какого черта? Зачем вообще нужны эти картонные карточки, если они не могут спасти человеку жизнь? Зачем нужны спасательные жилеты, кислородные маски? Если машина падает вниз, разбивается на сотни горящих частей, превращая всех сидящих внутри в кровавое месиво?

Джаред перекатил в пальцах стакан, вспомнив, как несколько месяцев назад они зависали в баре вместе. По небольшому телевизору над барной стойкой показывали футбольный матч, народу было так много, что в маленьком помещении не оставалось ни свободного дюйма. И Дженсен бессовестно пользовался этим, прижимался плотно пахом, сверкая из-за кромки большой кружки пива хитрющими пьяными глазами. Их команда продула тогда, чуть ли не в сухую, фанаты бесновались – кто-то затеял драку, кто-то напивался в стельку, а Дженсен, расплатившись с барменом, кивнул головой в сторону выхода, предлагая вырваться в свежую ночную прохладу.

« - Снова продули, - Джаред мотнул головой, стараясь разогнать алкоголь, так невовремя решивший затуманить мозг.
- Слабаки, - Дженсен засмеялся переливисто, хотелось почувствовать звук пальцами – почему-то непременно казалось, что он на ощупь, как шарики. Или крупицы. Может, зерна?
- Ты опять думаешь о какой-то херне, угадал? – зеленые глаза светились насмешкой, но не обидной совсем. Джаред, и правда, думал о всяких глупостях, когда напивался. Ветер приятно касался разгоряченной после душного бара кожи, хотелось то ли заорать во всю глотку, привлекая внимание. То ли, наоборот, затихнуть, припереть смеющегося Дженсена к стенке, поцеловать, рискуя попасться в руки пьяным разочарованным фанатам.»

- Эй, дружище?
Джаред вскинул голову, оборачиваясь на голос.
- Тебе повторить? – бармен указал взглядом на стакан, который тот все еще сжимал в пальцах.
- А? Да. Да, спасибо.
С такими моментами воспоминаний все еще трудно было бороться. Будто плотину прорвало – раньше не приходилось жить прошлым, рядом постоянно был живой Дженсен, с которым можно было создавать будущее.
Что ж, как оказалось, когда теряешь настоящее, приходится жить прошлым.
Бармен поставил новую порцию виски, улыбнувшись сочувствующе:
- Это пройдет, чувак. Всё проходит.
Вместо ответа, Джаред сделал большой глоток, зажмурившись.
Если бы кто-нибудь только понимал.
- Ну? Что, из дома выгнала? Я тебя видел, ты тут уже неделю торчишь. Найди себе другую. Все они феминистки до первого достойного мужика, правда, Бэнни? - бармен поставил кружку пива перед сидящим рядом с Джаредом мужчиной.
- Ага, и атеистки до первой тряски в самолете, - гоготнул тот, подхватив шутку.
Джаред не знал, что случилось дальше – волна ярости накатила, заставляя встать со стула и со всей силы толкнуть мужчину. Горечь, злость и тоска били в грудь, прибавляя сил, пока он вколачивал «шутника» в пол, буквально чувствуя, как покрываются чужой кровью костяшки пальцев.
Где-то на заднем фоне было слышно, как кричит народ: то ли подбадривает, то ли зовет на помощь. Кто-то пытался разнять их, но Джаред вырывался и снова кидался в драку, не заботясь ни о чем, не давая себе опомниться.

 



- То есть, ты напал на пострадавшего и начал избивать его, - сержант полиции задумчиво смотрел на Джареда и потирал подбородок. Он выглядел уставшим и замотанным – наверняка это было не первое происшествие за вечер.
- Видимо, да, - Джаред посмотрел на свою перебинтованную руку – страшно было подумать, что стало с лицом пострадавшего. – Послушайте, я напился… У меня… Трудный период в жизни…
- Наркотики? Анализы крови скоро придут, но, если хочешь, можешь уже начинать перечислять, - судя по всему, офицер уже составил о нем свое мнение.
Наркотики… Господи, да если бы… Если бы только причиной его поведения были какие-то паршивые таблетки!
- Нет, - Джаред отрицательно покачал головой и посмотрел на потолок, где лениво вертел лопастями вентилятор. В комнате было тихо, только звук, с которым сержант щелкал ручкой, нарушал атмосферу спокойствия.
- Джаред, - мужчина посмотрел в бумаги, перед тем, как назвать его по имени. – Ты же знаешь, что нам придется проводить тебя в камеру?
От мысли о том, что придется провести ночь не в постели, уткнувшись носом в подушку Дженсена, а на жесткой тюремной кровати, в камере, где нет ничего, кроме умывальника и туалета, дыхание перехватило в панике.
- А под залог? – собственного голоса было не узнать. Внезапным осознанием накатило - не важно, как давили стены, как хотелось уйти из квартиры - это был дом. Их с Дженсеном дом. И ему нужно было быть там.
Сержант, молча, указал взглядом на телефон, и Джаред сделал первое, что пришло в голову – набрал номер Фелиции.
Девушка ответила не сразу, только после пяти гудков в трубке послышался ее хриплый ото сна голос. И в этот момент Джаред не мог объяснить даже себе, почему не отвечал до этого ни на один звонок подруги. Услышав знакомое «На проводе», он почувствовал, как отлегло на сердце – он был не один в своем горе. Других смерть Дженсена задела если не так сильно, то достаточно, чтобы тоже выбить из колеи. Джаред был не единственным, кто не мог снова найти свое место в этой жизни, а это неожиданно успокоило.

Узнав, в чем дело, Фелиция только вздохнула в трубку и пообещала быть на месте так быстро, как сможет. Джаред готов был расплакаться от облегчения. Собственная беспомощность ломала внутренние стены, заставляя искать поддержки.
Он больше не мог справляться со всем этим в одиночку.
Пора было это признать.

 



Фелиция приехала спустя час, зевая и в промежутках покрывая матом всех, кого встречала на своем пути.
- Ни слова, иначе я тебя ударю, - девушка оборвала попытку Джареда извиниться. Офицер понимающе хмыкнул и предоставил ей бланки на заполнение. Стало безумно стыдно за свою беспомощность. За то, что сначала строил из себя железного человека, не отвечал на звонки, игнорировал попытки помочь, а теперь сидел в полицейском участке пьяный и ждал, пока подруга заполнит бланки, чтобы вытащить его из этой ситуации.
- Отлично, благодарю вас, - офицер улыбнулся вежливо, явно радуясь, что его избавили хоть от одной головной боли. Джаред вздохнул – на него накатила фаза «извинений», как называл ее Дженсен. Сначала ты нажираешься в хлам, устраиваешь скандал, а потом вдруг понимаешь, что был не прав. И начинаешь извиняться. Долго, муторно, непонятно. И временами даже со слезами.

- Даже не думай, - Фелиция, кажется, заметила, как он набрал в легкие воздуха, чтобы начать предложение, и вовремя потянула его за рукав. – Пойдем, чучело пьяное, - она улыбнулась офицеру. – Такси рядом, заблюешь его - платить будешь сам.
Они спустились по лестнице. Джареда шатало, казалось, под ногами уже прошло миллион ступеней.
- Давай, вот так, садись, - его буквально силой впихнули в показавшуюся слишком маленькой машину. Если прежние ощущения казались тошнотой, то стоило только машине сдвинуться с места, как ощущения подскочили на новый уровень. Штормить начало с тройной силой. Казалось, они уже взлетели в воздух, как на самолете, периодически попадая в зоны турбулентности и проваливаясь в воздушные ямы.
- Джаред, эй. Давай, дыши, - голос Фелиции казался невыносимо далеким. Мысли путались, перемежались между собой, то стекались в один поток, то разбегаясь на несколько ручейков. Абстрактность собственного мышления пугала. Или смешила. По крайней мере, Джаред не мог определиться с тем, что ему хочется сделать – рассмеяться или замереть в ледяном порыве ужаса.

Через какое-то время машина остановилась, и Фелиция, продолжая тихо материться себе под нос, выволокла его из салона. Удержаться на ногах всё еще стоило героических усилий, но Джаред понимал, что нужно было хоть что-то за сегодняшний вечер сделать самому. Подруга тем временем расплатилась с водителем, и тот быстро скрылся в ночном городе.
- Ну, что? Пойдем. Как тебе только в голову пришло набить кому-то морду, - Фелиция взяла его под руку, что явно добавило положению устойчивости.
Дома было темно и душно. Щелкнул выключатель, а затем подруга скривилась:
- Господи, какая вонища, Джаред, ты что творишь? – она прошла прямиком к окну и распахнула его. – Жесть какая-то, тут разве что трупов гниющих недостает, - девушка подошла ближе и помогла ему стянуть куртку. – Давай, громила, вот так.
- Я облажался, - Джаред вздохнул. Больше всего на свете сейчас хотелось спать. Забраться в постель, укрыться их с Дженсеном одеялом и забыться на несколько часов, пусть пустым и болезненным, но сном.
- Бывает, - подруга мягко потянула его за руку. – Давай, ложись, хорошо? Тебе нужно поспать.
В очередной раз накатило чувство вины. Выспаться нужно было не только ему – Фелиции наверняка надо было с утра на работу, а он поднял ее посреди ночи, заставив тащиться за несколько кварталов по ночному городу. Снова захотелось извиниться, но, увидев суровый взгляд в глазах напротив, Джаред, молча, повалился на кровать, даже не сняв обувь. А затем почувствовал, как с него один за другим стянули ботинки.
- Вот так. И только попробуй встать, я пока здесь, - голос Фелиции показался необыкновенно строгим, поэтому Джаред послушно закрыл глаза и позволил себе расслабиться. Усталость и опьянение тут же набросились на организм, заставляя метаться между желанием поспать и угрозой провалиться во вращающийся водоворот головокружения. На кухне раздавались звуки – шелест упаковок, громыхание посуды, изредка перемежавшиеся с руганью. Снаружи из открытого окна раздавались успокаивающие, монотонные звуки ночного города, и Джаред сам не заметил, как провалился в сон.

 

Глава 3

Пробуждение, несмотря на головную боль, казалось более приятным. Как будто прошлой ночью произошло что-то, важное.

Произошло всё.

Не произошло ничего. Джаред перевернулся в постели и пощупал тумбочку. Таблетка аспирина твердым кругом ощутилась под пальцами. Рядом нашелся и стакан – Фелицию хотелось обнять и поцеловать. Вода зашипела, на несколько секунд напомнив комнату жизнью, а затем так же резко замолчала, снова уступая место утренней тишине. Рука болела, не облегчая состояние, - теперь приходилось обходиться только левой. Что он наделал вчера? Воспоминания были мутными, как болотная вода, тягучими и совсем не желали отлепляться друг от друга. Вот он в баре, и уже в полиции. Замученный офицер и уставшая Фелиция. Распахнутое окно и ботинки около кровати.
Джаред привстал и залпом опустошил стакан.
В комнате было прохладно, пахло дождем и поздним утром.

- Фел?

Никто не отозвался, а вылезать из теплой постели совсем не хотелось, так что Джаред, укутавшись, прикрыл глаза. Действие таблетки уже началось, так что оставалось перетерпеть самые тяжелые минуты, пока молотки долбятся о стенки черепа, грозя прорваться наружу.
Но, если исключить боль, можно было назвать свое состояние удовлетворительным: рука пусть всё еще и болела под повязкой, но вполне терпимо. И главное – в первый раз с того… с того дня, как Дженсена не стало, в голове не было той каши – мешанины из воспоминаний, мыслей, молитв. В последнюю очередь можно было назвать себя религиозным человеком, но, как выяснилось, никогда не нужно зарекаться. Когда в жизни уже ничего от тебя не зависит, невольно начинаешь обращаться к «высшим силам».
И ведь, чувствуя себя полным идиотом, опустившимся слабаком, Джаред сидел каждую ночь около кровати, прислонившись спиной к матрасу и молился, словно Господь мог увидеть его старания и вернуть Дженсена к жизни.
Конечно, этого не произошло. Но тогда засчитывалась любая, пусть даже самая нелепая попытка.

Сегодня в мыслях было ясно. То ли драка прочистила мозги, то ли больше, чем… Джаред, приоткрыв глаза, посмотрел на настенные часы… больше, чем восемь часов сна помогли восстановить подобие здравого разума.
Судя по тишине в квартире, Фелиция уже ушла – Джаред попытался вспомнить, слышал ли, как хлопала дверь, но на месте полицейского участка воспоминания совсем обрывались. Боль в голове начала утихать, позволяя приподняться.
Джаред потер виски обеими руками, как учил когда-то регулярно страдавший мигренями Дженсен - медленно, по часовой стрелке - и поднялся с кровати.
В этот раз отражение в ванной встретило его менее плачевным видом. Хотя, кого он обманывал - щетина, мешки под глазами, всклокоченные волосы. Всё было точно так же, как в прошлый раз.

Вода в душе сначала казалась обжигающе холодной, потом невыносимо горячей. И только после нескольких минут манипуляций, удалось настроить комфортную температуру.

Вытеревшись полотенцем насухо, Джаред достал из полки чистые штаны и свою-дженсенову толстовку. Они до сих пор так не смогли определиться, кому принадлежала вещь. Джаред готов был поклясться, что покупал ее для себя, но Дженсен спорил, грозился отрыть где-то чек и даже называл магазин, так что в итоге пришлось просто уступить. В конце концов, Дженсену вещь нравилась, а, значит, проблема стояла только в том, чтобы купить себе новую. С тех пор толстовка блуждала между их полками, периодически оказываясь то на одной, то на другой территории, и если первое время Дженсен постоянно пытался вернуть ее себе, то потом смирился с тем, что они могли носить ее «вместе».
Сейчас кофта пахла кондиционером – Дженсен перед отлетом постирал ее, и было даже жаль, что было нельзя уткнуться носом в мягкий материал, втянуть смесь одеколона и кожи.

На кухне всё было убрано. Совесть всколыхнулась, и Джаред точно решил, что позвонит Фелиции и пригласит ее поужинать. А заодно, отправит ей по почте коллекционное издание «Доктора», о котором подруга так мечтала. Ноутбук нашелся на стойке – прямо рядом с аккуратно сложенной стопкой старых газет. Удивительно, Джареду казалось, он уже потерял его. Руки сами потянулись к газетам – он прекрасно знал, что объединяло все издания.
Дженсен.
Авиакатастрофа.
Помятые, местами испачканные страницы привычно легли в ладонь – в первые дни Джаред не отлипал от прессы, всё еще надеясь получить подсказки, надежду, выход – хоть что-нибудь. Но вместо этого журналисты только добавляли ненужные никому подробности, сплетни, возможные предположения, как и в случае любого другого громкого события.

Пока ноутбук загружался, Джаред смотрел бездумно на черно-белый снимок обгоревших частей Боинга. Странный отголосок удовлетворения кольнул в груди. Вот он, как и во все предыдущие дни, держит в руках те же самые газеты и… в этот раз все… по-другому.
Нет, это, конечно всё так же причиняло боль, Господи, да это просто убивало.
Но, в то же время, Джаред знал – это реальность. Так будет дальше – каждый день. Не важно, сколько пройдет времени. Год, два, десять. Ничего не изменится.
Он жил в мире, где Дженсен - погибший номер тридцать четыре.
Он жил.
А Дженсен – нет.
И это пора было принять.

Ноутбук загудел слегка, отвлекая на себя внимание. Джаред достал из холодильника пакет молока и, понюхав, сделал глоток. На удивление, оно не скисло, и было терпимым на вкус – когда он последний раз ходил за покупками?

Держа упаковку в руке, Джаред сел за барную стойку и прошелся по новостным порталам. Пусто. Смотреть почту было страшно – перспектива найти письмо с приказом об увольнении от Адама вгоняла в ужас. Пока что у него и так было достаточно вещей, о которых можно было беспокоиться.
Джаред не знал, зачем он зашел на юбтьюб. Скорее всего, ошибся ссылкой, и поисковик сам отправил его на страницу. Но разве мог поисковик сам забить в строке ввода «Боинг 737 крушение»?

Вместо того, чтобы задуматься над этим, остановиться или закрыть окно, Джаред кликнул на первое выскочившее видео.
Он никогда не делал этого раньше – одно дело новостные сводки – там показывали всё четко и по делу, наибольшее количество информации и как можно меньше шокирующих кадров. Здесь же, без цензуры, было показано всё: накрытые трупы, дымящаяся черная почва, разбросанные куски самолета и, кажется, даже части багажа.
Видео было коротким, всего пара секунд, но сработало как наркотик – Джаред прошел по следующей ссылке, которая отобразилась в титрах, чтобы увидеть больше. Больше болезненных, режущих глаза кадров. Смерти. Краха. Оборванных Жизней.

И замер.

Потому что на экране спасатели откачивали какого-то парня. Изображение было нечетким, снятым на мобильный или очень плохую камеру. Настолько зернистым, что при желании, можно было представить, что люди в оранжевой форме спасают Дженсена.
Изображение приблизилось, и Джаред вздрогнул. Он щелкнул кнопкой паузы и посмотрел на экран. Затем снова пустил воспроизведение.
Этого не могло быть. Он просто спятил – обкурился в баре, напился до горячки, подрался до смерти. Сошел, черт возьми, с ума.
Потому что на экране… на зернистом, слабоосвещенном, снятом на мобильный телефон видео, на носилках лежал Дженсен. Вокруг него было несколько медиков – они помогали ему, подсоединяли какие-то приборы, придерживали кислородную маску, оказывая первую помощь.


Джаред отшатнулся от экрана, сердце болезненно стукнулось в груди. Дыхание перехватило, казалось, он только что пробежал стометровку. Пальцы сами нащупали телефонную трубку.
Джаред прижал пластик к уху с такой силой, что сломал бы, наверняка, если бы на другом конце не раздался голос Стива.
- Стив.
- Джаред? - голос друга из лениво-раздраженного, моментально перешел во взволнованный. – Черт, как ты там? Я пытался до тебя дозвониться уже черт знает, сколько времени.
- Мне нужно, чтобы ты приехал. Срочно. Сейчас, - своего голоса было не узнать. Стив на том конце провода бросил короткое «скоро буду» и отключился. А Джаред снова посмотрел на застывшее на экране родное лицо. Он не мог ошибиться. Теперь – после тщетных попыток, бесполезных надежд, потерять этот кадр было страшнее всего. Сейчас это было то, за что Джаред мог держаться.
И либо он действительно сошел с ума.
Либо Дженсен выжил.

 


Стив был в дверях квартиры ровно через двадцать пять минут. Джаред всё это время сидел неподвижно на стуле, не зная, чем себя занять. Казалось, стоило сделать шаг в сторону - изображение на экране исчезнет, и едва появившаяся надежда рассыплется в пыль. Поэтому он отсчитывал каждую прошедшую минуту, следя за настенными часами.

- Джей? – Карлсон толкнул открытую дверь - наверное, Фелиция не защелкнула замок перед уходом.
- Дженсен жив, - на самом деле, хотелось рассказать всё постепенно, так, чтобы Стив понял, но терпения не хватило, и слова сами вырвались изо рта.
- Хей, - Стив подошел ближе. Джаред был совершенно не готов к тому, как волнение в глазах друга сменилось терпеливым пониманием. – Я все понимаю… Но пора признать. Ты ведь знаешь, что произошло.

Вместо ответа, Джаред указал рукой в сторону ноутбука.
- Посмотри, - он не двинулся с места, продолжив смотреть на часы. Странная апатия накатила буквально из ниоткуда.
- Что здесь? – Карлсон склонился к погасшему компьютеру и, двинув несколько раз мышью, посмотрел на экран. Затем замолчал и воспроизвел видео сначала.
- Это, - Стив прочистил горло, когда видеозапись закончилась.
- Я сошел с ума?
Страхом окатило с головы до ног – внезапно представилось, что это всё – просто разыгравшееся воображение. Что на самом деле, он все еще спит, или бредит. Стив защелкал клавишами, замолчав на некоторое время, а затем развернул монитор так, что им обоим было видно. На экране крупным планом появилось изображение лежащего на носилках Дженсена – узнаваемого, несмотря на кислородную маску.
- Либо мы оба сошли с ума, либо…
- Он жив.

 

Глава 4

- Я сдаюсь, - Джаред отложил в сторону листы с распечатанной схемой посадочных мест. – Эдвардс мертв, Квоти тоже. Сидевшая сзади семейная пара выжила. Мы проверили почти всех в радиусе десяти мест вокруг Дженсена.

Кофеварка пискнула, и Джаред встал, чтобы разлить эспрессо по двум чашкам. Стив взял распечатки и задумчиво всмотрелся в них, пальцами свободной руки начав выстукивать незатейливый ритм по столу. С того момента, как они обнаружили в сети тот самый ролик, прошла неделя, и дело не особенно сдвинулось с места. Единственное, что им удалось достать – это списки пассажиров и план их посадки, что существенно сузило круг лиц, которые нужно было проверить.

- Место 17С? - Карлсон обвел маркером квадратик и сверился с данными в ноутбуке.
- Отпадает. Аманда Брукс, числится в списке погибших, - Джаред поставил чашки с крепким кофе на стол и, сев рядом, размял руку. После той драки в баре, ушиб заживал медленно, но теперь можно было хотя бы не носить повязку.
- Дженсен в них тоже числится, - фыркнул Карлсон, но, тем не менее, вычеркнул место.
– Черт, Стив, может мы ошиблись? – Джаред посмотрел на прикрепленный к небольшой пробчатой доске фотоснимок. На нем был распечатан тот самый кадр из видео – и нужно было быть слепым, чтобы не узнать в лежащем на носилках мужчине Дженсена. – Черт.
Глаза нещадно слипались. Когда они вообще в последний раз отдыхали? Кофе горчил, но это было именно то, что нужно. Взгляд скользнул прикрепленные вокруг снимка схемы. Пробковую доску они повесили в тот же день, как Стив подтвердил, что, да, Джаред не сошел с ума. И на носилках действительно лежал Дженсен. Постепенно на доске начали появляться всё новые и новые детали – начиная от времени вылета, и заканчивая списком погибших. Но место в центре неизменно занимало фото Дженсена. Не то, чтобы оно было необходимо для расследования. Скорее для того, чтобы в любой момент иметь возможность посмотреть, и понять, что все происходящее – не плод воображения, а реальность.
- Стоп. А как же соседнее место? – Стив сделал глоток кофе и остановился маркером на месте номер 19 В.
- Свободное. Если только кто-нибудь… - Джаред замер.
- Не пересел, - закончил за него Карлсон и, сняв с доски лист со списком пассажиров, начал методично вычеркивать имена, пока в нем не осталось несколько строчек. – Итак. Это выжившие и несколько пропавших без вести. Всех пострадавших развозили вот по этим больницам, - Стив пододвинул к себе карту и сделал три ровных круга.
- Черт. Но ведь если бы Дженсен выжил, он позвонил бы? – Джаред откинул волосы со лба и посмотрел на карту, где алели обведенные Карлсоном клиники.
- Давай не будем об этом задумываться, хорошо? Наша задача проверить все эти места. Нужно решать проблемы по мере их поступления, - Стив чуть сжал его плечо, прежде чем допить свой кофе. –К тому же, другого выхода все равно нет. Я возьму отпуск на несколько дней, чтобы поехать с тобой, хочешь?
Джареду хотелось согласиться, но что-то внутри подсказывало, что это был неправильный путь. Если была хоть малейшая возможность найти Дженсена, то маленькое эгоистичное «я» мечтало сделать это в одиночестве. Тем более, он не мог дать другу гарантию вернуться вовремя. И если сам Джаред всё же послушал Фелицию и, позвонив неделю назад в офис, уволился, то у Карлсона всё было не так просто.
Если, конечно, что-либо в их жизни сейчас вообще можно было назвать простым.
- Нет. Я справлюсь.

В уголке экрана высветилось сообщение от Фелиции – а в нем ссылка на очередную новость о крушении.
С того памятного дня в полиции, всё изменилось. Джаред с удивлением осознал, что людям вокруг него тоже было не просто – что Фелиция и Стив также горевали по Дженсену. А заодно волновались за него самого. И теперь, когда они снова были все вместе, всё поменялось. Подруга всю неделю забегала к ним со Стивом после работы, принося с собой несколько пакетов китайской еды и кофе из забегаловки неподалеку. А затем они проводили вечера, сортируя, выискивая и фильтруя материалы по авиакатастрофе.

На самом деле, Джаред просто не знал, сможет ли когда-либо отблагодарить друзей в достаточной мере.
- Уверен? – Стив поднялся со стула и потянулся с наслаждением. Из окна раздавался монотонный шум города – если Карлсон хотел добраться домой до ночи, то ему пора было выходить. Уже в течение часа на дорогах должны были скопиться внушительные пробки.
- Да. Спасибо, чувак, - объятие получилось мягким, но в то же время надежным. Ровно таким, чтобы Джаред почувствовал - с ним рядом любящие люди.
- Значит завтра снова в том же месте. Пройдемся еще раз по списку, обзвоним клиники, чтобы ты знал, куда ехать. - Карлсон взял лежавшую на диване куртку и, похлопав по карманам, выудил ключи от машины.
- Договорились, - Джаред проводил друга до входной двери и, махнув на прощание, вернулся к ноутбуку.
- Где же ты прячешься, Дженсен? – фотография на стене ожидаемо не ответила. На столе в беспорядке были разбросаны вырезки из статей и развернутые карты. Обведенные красным маркером больницы крикливо выделялись на сплетении рек и россыпи городов. Если бы только можно было найти его – не важно, сколько сил и времени на это уйдет…
Теплой волной окутало с головы до ног – от одной только мысли, что можно будет снова вместе просыпаться, смотреть телевизор, ходить на футбольные матчи. Готовить барбекю со Стивом и его женой по воскресеньям. Или ездить в горы на рождество, как два года назад...
- Дерьмо, - Джаред одним движением руки смел все вещи со стола. Это просто чушь «готовить барбекю» - какого черта? Какой смысл сидеть, ждать завтрашнего дня, чтобы продолжить поиски?

Зачем вообще чего-то ждать?

Мысль пришла совершенно неожиданно, и тут же показалось до абсурда очевидной. Ему не нужен был Стив, чтобы начать действовать. На полу в беспорядке валялась вся необходимая информация: карты города, номер самолета, список больниц – боже, да они с Карлсоном составили целую картотеку!
И это стало решающим моментом. Джаред быстрыми шагами направился к шкафу и достал мешковатую дорожную сумку. Затем распахнул комод и начал вытаскивать вещи. Необходимый минимум: футболки, джинсы, носки, белье, несколько свитеров. Следом в сумку полетели тюбик пасты и зубная щетка, расческа, пачка влажных салфеток, которая просто попалась под руку.
С документами всё стало немного труднее: на полу лежала груда бумаг, исписанных полностью листов с маленькими приписками в уголках о вылете, вариантах посадки или же просто номером пиццерии.

- Черт, - Джаред опустился на корточки и начал быстро разбирать бумаги, не особо вчитываясь в приписки, определяя навскидку, может ли пригодиться тот или иной лист. Последние четыре просто отправились в гору мусора, после чего он поднялся и втиснул бумаги в боковой карман сумки.
Еще несколько минут ушло на то, чтобы выключить бытовые приборы, после чего Джаред захлопнул входную дверь и, поправив сумку на плече, повернул в замке ключ. Зажав плечом мобильный, он спустился по лестнице.

Фелиция не отвечала. После нескольких гудков, включился автоответчик, предлагая оставить сообщение или перезвонить позже.
«Хэй, Фел. В общем… М… хм… я поехал искать Дженсена. Не волнуйся, всё под контролем. Передай, пожалуйста, Стиву, окей? И загляни на досуге к нам, там мамина орхидея засыхает. Сможешь? Спасибо тебе большое. Если что, сможешь дозвониться до меня по этому номеру. Пока».

Джаред нажал клавишу сброса как раз, когда выходил из подъезда. Машина приветственно моргнула фарами, отозвавшись на брелок сигнализации. Дорожная сумка отправилась на заднее сидение, где уже лежала куча всякого хлама и несколько банок из-под энергетика.
Джаред завел мотор и включил радио.

«Добрый вечер, с вами радио Амбрелла. На дорогах пробки, так что будьте готовы к долгому пути домой».

 



По лобовому стеклу барабанил дождь, дворники натужно скрипели, не справляясь с таким напором воды. Джаред еще раз оглянул здание клиники и прикусил губу. От постоянно мелькающей разделительной перегородки трассы болели глаза. Вообще, если не считать диких пробок на выезде из самого Бостона, дорогу можно было бы назвать приемлемой. Как и следовало ожидать, Фелиция отзвонилась едва ли не через час. Ругаясь и шурша чем-то в трубку, подруга обещала пристрелить его. Но только по приезду домой.

А это вряд ли могло случиться скоро, особенно если он так и продолжит стоять около входа в больницу.

Мимо, прячась под зонтами, проходили люди, ненадолго задерживаясь перед своими машинами, чтобы затем облегченно укрыться в салоне. Внезапно стало страшно: а что, если Дженсен, и правда, там, внутри. Что если его сначала отправили в больницу, а он скончался уже после, прямо в реанимации?
Теперь эта перспектива пугала еще больше – только не сейчас, когда Дженсен буквально вернулся с того света. Джаред тряхнул головой, отгоняя тревожные мысли и вылез из машины. Капли тут же начали просачиваться за воротник, заставляя втянуть голову и ускорить шаг по направлению ко входу в здание.

Внутри было людно, несмотря на раннее утро – по коридорам скользили медсестры в голубых костюмах – прямо как в «Клинике», которую они с Дженсеном обожали смотреть по выходным. Удивительно, но до этого момента ему вообще не приходилось оказываться в больницах. Джаред помнил только, что в детстве мама водила его на приемы, но воспоминания были нечеткими и по большей части заключались в том, что после обследования ему вручали розовый леденец на палочке. Потом он вырос, оформил страховку и с тех пор проверялся только у частных специалистов – это было проще, комфортнее и значительно сокращало время. Дженсен часто подкалывал его – в то время, как у Джареда сводило живот от одной только мысли о том, что нужно доверить себя улыбающимся врачам, сам Эклз не испытывал ни малейшего беспокойства. Сначала это бесило, но потом затерлось среди прочих мелочей, к которым привыкаешь в суете повседневной жизни.

- Мистер? – Джаред вздрогнул, почувствовав прикосновение к плечу, и обернулся. Улыбчивая женщина в голубой форме засмеялась и склонила голову на бок. – Эй, я не кусаюсь. А если мой муж скажет вам обратное, не верьте, он врет.
Джаред неловко улыбнулся в ответ и поправил куртку. Кажется, он застыл со своими воспоминаниями в самом центре приемной, тем самым перекрыв путь к стойке информации.
– О... ух… извините, задумался, - он чуть отошел в сторону, пропуская шедшую мимо пожилую женщину.
- Ничего страшного, я могу вам чем-нибудь помочь? Я Линда, - медсестра профессионально улыбнулась.
- Да, было бы неплохо. К вам ведь направили нескольких выживших после авиакатастрофы Боинга 737, правильно? - Джаред достал из внутреннего кармана куртки фотографию Дженсена, которую специально вынул из одной из стоявших на комоде рамок. На снимке Дженсен улыбался, держа на руках чашку глинтвейна. В то Рождество они все собрались в семейном доме Эклзов, чтобы отпраздновать в тесном кругу. Фотографию, конечно же, сделала Маккензи. Сестра Дженсена весь день щелкала камерой, под конец утомив даже терпеливых родителей. Зато, благодаря ее настойчивости, у них с Дженсеном был прекрасный снимок. Если быть точным, тридцать три прекрасных снимка – остальные фотографии пришлось разместить в альбоме. Они долго спорили, какое фото лучше поставить в рамку, но в итоге оба остановились именно на кадре, где Дженсен широко и счастливо улыбался, глядя прямо в камеру.

- Да, несколько пострадавших было определено к нам, - Линда кивнула. – А кто вы? Мы уже давно давали разъяснение прессе.
- Нет, нет, я родственник пострадавшего, - Джаред протянул фотокарточку. – Может быть, вы узнаете этого человека?
Несколько тревожных секунд, женщина всматривалась в изображение, после чего сочувственно улыбнулась. Джаред почувствовал, как сердце, сбившись с ритма, ухнуло вниз.
- Нет, простите. К нам поступало только две девушки. Может быть, я могу вам еще чем-то помочь?

Облегчение накатило огромной волной, так сильно, что из головы едва не вылетел важный вопрос:
- Хм… вообще-то да… вы могли бы вычеркнуть их имена из списка? – Джаред понимал, что и так возможно получил больше информации, чем должен был, но, тем не менее, достал из заднего кармана джинсов сложенный листок.
Линда внимательно посмотрела на него и прищурилась.
- Сдается мне, что этого делать нельзя, - женщина вздохнула и покачала головой.
- Даже если я покажу пропуск? - Джаред блефовал. Естественно, никакого пропуска у него с собой не было. Но тем менее, уверенно полез во внутренний карман куртки, показывая полную готовность продемонстрировать документы.
- Давай, - ухмыльнулась женщина. Джаред замер. Всё должно было пойти совсем иначе. Это же просто медсестра, а не агент ЦРУ, ей должно было хватить одной его готовности предоставить документы.
Воображение уже нарисовало красочную картину того, как Фелиция забирает его из очередного полицейского участка.
- Эй, эй, расслабься, ковбой, - Линда ловко выхватила из его руки лист и, достав из нагрудного кармана ручку, развернула список. – Таааак, – она задумчиво пожевала губу, вспоминая что-то. – Точно была вот эта, - женщина вычеркнула одно из имен в списке. – И… самая нижняя. Я как раз была на дежурстве, когда ее выписали – медсестра щелкнула ручкой и протянула список.
- Спасибо, – Джаред все еще не мог поверить своей удаче. Бумага ощущалась в ладони какой-то чужой, нереальной.
- Если меня посадят, я тебя сдам, так и знай. А теперь проваливай отсюда, - женщина махнула рукой, снова натянув на лицо профессиональную улыбку.
Джаред едва сдержал победный возглас и, быстро убрав лист обратно в карман, направился к раздвижным дверям.
Машина еще не успела остыть - от капота веяло жаром, несмотря на утреннюю прохладу. Дождь неожиданно кончился и теперь моросил слегка, отражаясь на лужах маленькими крапинками. Ладони тут же начали замерзать, и пришлось срочно сунуть руки в карманы. Джаред постоял еще немного на парковке, чтобы хоть как-то размять спину. Если придерживаться расписания, через тринадцать часов можно было добраться до Сиэтла: при условии, что дороги будут сравнительно чистыми. Телефон провибрировал в кармане, сообщая о новом сообщении, наверняка от Фелиции. За последние несколько суток, которые Джаред провел в дороге, подруга написала ему несколько десятков смс. Словно, лишившись возможности поговорить с ним в любое время, девушка начала испытывать маниакальное желание сообщить о каждой попавшейся на глаза мелочи. Как, например:
«Твоя орхидея сдохла. Передай маме мои извинения :С»
Джаред фыркнул, выдохнув во влажный воздух облачко пара. Конечно же, она забыла – чтобы оставить в ее голове какую-то информацию, нужно было написать напоминание маркером прямо на корпусе ее беленького айфона.

«Забей, купишь новую, и твоя тайна умрет со мной»

Неподалеку от клиники виднелся знакомый логотип Старбакса и Джаред, подумав, направился в сторону здания. Если ему нужно было продержаться за рулем еще тринадцать часов, то стоило хорошенько заправиться кофеином. И, кстати, о заправке – Джаред вспомнил, что нужно остановиться на заправочной станции и залить полный бак топлива. Оказаться посреди какой-нибудь зачуханной трассы с нулем на приборной доске сейчас хотелось меньше всего.

Захватив картонный стаканчик с собой, Джаред вернулся в машину, по дороге ответив еще на несколько смс. Стив спрашивал, как прошло с первой клиникой, а Фелиция все продолжала прикалываться.
В Миссуле утро неумолимо переходило в полдень. Скученные облака расступались, открывая яркий солнечный диск.
- Ну, что ж, - Джаред открыл дверь машины и уселся внутрь. Поставив стаканчик с эспрессо, он взял с соседнего сидения карту. Бумага шелестела под пальцами бестолково, не желая ложиться на колени. Дженсен всегда лучше умел управляться с картами. Сам Джаред предпочитал навигатор – электроника всегда была проще в общении, чем огромный, сложенный чуть ли не в пятьдесят раз лист бумаги. Но Стив отметил клиники именно на нем, так что приходилось мириться с неудобствами. Стаканчик с кофе пошатнулся, и пришлось подхватить его с панели, чтобы не залить все вокруг горячим терпким эспрессо.

- Мм-хмм, - Джаред свободной рукой потянулся к встроенному в приборную панель навигатору и забил адрес следующей клиники – Харборвью Медикал Сентер, Девятое Авеню, Сиэтл.

Немного посоображав, устройство выдало длинную, местами извилистую красную линию и примерное время маршрута - как и ожидалось, не больше пятнадцати часов. Конечно, можно было бы остановиться в отеле, но это существенно увеличивало затраты и время.

Сзади машины раздался нетерпеливый рык двигателя. Красный мустанг стоял неподалеку, водитель высунулся в окно и кидал явно нервные взгляды в его сторону.
- Проблемы? - Джаред, опустив стекло, обратился к мужчине.
- Ты двигаешься или нет?
Джаред оглянул парковку, где было полно свободных мест и, сжав зубы, вежливо улыбнулся.
- Тут же еще полно мест.
- Мне нужно ЭТО место, - подкрепляя сказанные слова, водитель еще раз заставил двигатель зарычать.
Один из законов жизни – когда ты пытаешься развернуть на коленях огромную карту, стоя на парковке клиники в полдень, сзади тебя обязательно окажется какой-нибудь пижон на красном мустанге, желающий получить твое место.
- Да, конечно, минуту, - стаканчик с кофе снова пришлось пристроить в специальной подставке. Карта смятым комом отправилась на соседнее сидение, и только после этого Джаред завел мотор и, вглядываясь в зеркало, дал задний ход. – Удачного дня, - он улыбнулся мужчине и, отъехав, добавил. – Мудак.

 

 



Остановиться в отеле все-таки пришлось. После пяти часов дороги, усталость дала о себе знать – накатила лавиной, заставляя веки слипаться, а полосу дороги сливаться в одно сплошное серое движущееся полотно.

Поняв, что еще несколько минут, и он просто скатится на обочину или, проломив ограждение, въедет на встречную полосу, Джаред притормозил у первого попавшегося мотеля. К счастью, там оказались свободные места. Девушка на стойке, отдав ключ, тут же погрузилась в свой мобильный, оставив его наедине с дорожной сумкой и брелком с номером «9».

В комнате было тесно, темно и ужасно душно. Висящий на стене кондиционер не работал, то ли был сломан, то ли просто сели батарейки у пульта. Стояла духота, запах старого залежавшегося постельного белья, пыльных штор и старинной мебели. Первой мыслью было пойти в ванную – после стольких часов в дороге, хотелось буквально отскрести с себя всю грязь. Но вместо этого он бросил сумку на пол и рухнул на постель – хорошо, что далеко идти не пришлось, размеры комнаты позволяли вместить только двухместную деревянную кровать, ночной столик и торшер. Ни письменного стола, холодильника, или даже телевизора. Впрочем, сейчас во всем этом не было абсолютно никакой необходимости.

Джаред подгреб к себе подушку и, уткнувшись в нее носом, закрыл глаза. Странным образом, вспомнился их с Дженсеном неудачный уикенд на озере. Так называемая туристическая поездка была идеей Эклза и окончилась полным крахом. Наверное, звезды были против, потому что все рушилось, начиная с самого момента выезда из дома и заканчивая прибытием на озеро. Им пришлось остановиться в мотеле, потому что взятая на прокат машина неожиданно сломалась. И непременно в гуще леса. Конечно же, там, где не было сотовой связи. Пару миль спустя, промокнув под дождем, они все же смогли найти какой-то Богом забытый мотель и устроились в кровати, едва стянув мокрую одежду. Дженсен был тогда нервный, озлобленный сам на себя, за проваленные выходные, и пришлось его долго успокаивать. Гладить влажный ежик волос, зажимать между ног заледеневшие ступни и целовать, целовать.
Эта комната была чем-то похожа на ту, из прошлого. Такие же грубые шторы на окне, громоздкая безвкусная кровать. Пахнущие влажностью подушки и шум трассы за окном.

Сон накатил не внезапно, как ожидалось, а медленно, укутывал волнами, заставляя покачиваться где-то между реальностью и воспоминаниями. В которых Дженсен был все еще жив.

В которых за ним не нужно было гоняться…

 



Вашингтон встретил Джареда порывистым ветром и непроходимо загруженными дорогами. Казалось, машины были везде – город гудел, жил, копошился многомиллионными жителями на каждой улочке. Воздух пах еще не рассеявшимся утром, ларьками с хот-дтогами и соленой водой.
- Смотри, куда прешь, - мимо, сигналя, промчался минивэн, заставляя Джареда вздрогнуть. Сон в отеле не особо помог – казалось, он и не спал вовсе, все тело ломило, а глаза резало песком, как от прогулки по ветреной пустыне.

Если верить навигатору, то до Харборвью Медикал Сентер оставалось не больше пяти минут. А значит, стоило подумать, как начать разговор с медсестрой. То, что в Монтане он встретил Линду, было просто везением. Вариант с прессой сразу можно было выбросить – удостоверения у него не было, а рассчитывать, что кто-то закроет на это глаза, не стоило. Любые официальные органы отпадали по той же причине. Можно было начать разговор с правды, а потом спасовать, или вообще притвориться еще одной жертвой авиакатастрофы, под предлогом поиска друга, с которым летел.
Навигатор просигналил несколько раз, оповещая о завершении маршрута, и Джаред увидел огромный комплекс бежевых зданий. Входная дверь открывалась, пропуская циркулирующий народ – одни выходили, другие наоборот только вступали внутрь. Сотрудники то и дело прошмыгивали внутрь. Несколько из них сидели около здания на каменных блоках в перекур. Желудок потянуло волнением – что, если просекут, сообщат в полицию? Вышвырнут, ничего не сказав?

Джаред, не обращая внимания на дрожь в коленях, припарковался и вышел из машины. Путь до входа больницы показался бесконечным, с каждым шагом приходилось делать вдох, потому что сердце беспорядочно колотилось, сбивалось с ритма. Ладони неприятно потели, а в горле встал ком, который хотелось, но не возможно было проглотить.

Наконец, уже входя в двери, Джаред столкнулся с молодой девушкой в синей униформе. Та покачнулась, охнула от неожиданности, а потом, сжав губы, улыбнулась тонкой линией.
- Вы не ушиблись? – девушка потерла плечо, от чего стало ясно – пострадала скорее она. Но, то ли из вежливости, то ли из профессиональной этики жаловаться не стала.
- Нет, это вы меня извините, я совсем ничего не вижу, - Джаред виновато потер шею. Вместо того, чтобы войти в здание, он вышел вместе с девушкой. Та удивилась, но, ничего не сказав, прошла и уселась на одну из скамеек перед зданием. Развернув упаковку с сэндвичем, она, наконец, обратила внимание на Джареда.
- Тебя прислал Брэд, так ведь?
Джаред от неожиданности замер – если он и планировал начать разговор с кем-то из персонала, то явно не так.
- Некоторых жизнь ничему не учит, - девушка сощурилась от солнца, продолжая жевать. Бейджик с надписью «Сестра Харвелл» слегка покачнулся, когда она, обернувшись, помахала кому-то из персонала.
- М…да, - Джаред чувствовал, что нужно было что-то отвечать, но ничего не приходило в голову. – Брэд он…
- Мудак. Я ему это уже говорила. Кстати, я Джо, - медсестра протянула свободную руку в приветственном жесте.
- Джаред, - рукопожатие девушки оказалось неожиданно крепким. Джаред сел рядом и посмотрел на небо, где солнце уже окончательно поднялось и теперь нагревало многолюдные улицы.
- Так вот, Джаред. Передай Брэду, что я не вернусь, - Джо стерла крошку с колен и одним ловким движением закинула оставшуюся упаковку в стоящую рядом урну. – Окажешь мне услугу? – Девушка, не дождавшись ответа, продолжила. – Сделай так, чтобы после тебя ко мне пришло еще человек десять с той же миссией. Я не передумаю, - она упрямо сложила руки на груди и посмотрела на него.
- Тогда услуга за услугу, - Джаред не знал, откуда в нем взялась вся эта наглость. Наверное, как в экстремальных ситуациях у человека могут открыться дополнительные источники энергии, так и у него открылись тайные таланты. Или альтернативное «я».
- Договорились, - Джо снова протянула руку, чтобы подтвердить договор и только потом спросила. – А..что за услуга? - она неуверенно прикусила губу, словно только что поняв, что слишком быстро и необдуманно согласилась.
Джаред уже привычным движением достал из кармана список имен:

- К вам же привозили жертв авиакатастрофы Боинга 737? Так вот, ты могла бы вычеркнуть тех, кто был доставлен к вам? А заодно посмотреть на это фото, был ли этот человек среди них – он передал список и фотокарточку девушке. Та посмотрела на них, не зная, что делать и виновато улыбнулась.
- Я новенькая.… Только вторую неделю здесь. А катастрофа была, кажется, месяца два назад.
Джо все же посмотрела на фото подробнее. Наверное, все отчаяние и разочарование отразилось на лице Джареда, потому что девушка внезапно встала и, зажав в руке бумаги, улыбнулась.
- Но я знаю, у кого спросить. У нас же уговор, - она подмигнула Джареду и направилась к больнице, на ходу крикнув. – Никуда не уходи, и я быстро!
В считанные секунды девушка добежала до входа и скрылась за раздвижными дверями.
«Быстро», как ни странно оказалось правдой. Уже через пять минут сияющая Джо стояла рядом с ним и протягивала список с фото.
- Нет, у нас его точно не было. Но вот этих троих можешь не искать, - девушка протянула лист с вычеркнутыми именами.
- Не искать?
- Ага. Удачи тебе, Джаред, - она солнечно улыбнулась и развернулась, чтобы уйти.
- Но…как ты…? – Джаред ошарашено заморгал, не зная, что сказать в свою защиту, и стоило ли вообще защищаться.
- Догадалась, - девушка направилась ко входу, махнув на прощание рукой.
- Эй, а как же уговор? - крикнул Джаред ей в след.
- Забей, - Джо еще раз обернулась и, отсалютовав, скрылась в дверях клиники.

В голове не осталось ни одной мысли – осознание, что все получилось, колотилось в висках, танцевало разноцветными точками перед глазами и никак не хотело ощущаться реальностью. Было страшно, что он вот-вот проснется в мотеле, что все это мечты, и на самом деле, в больнице не будет никого, кто мог бы помочь.
Но в его руке было фото Дженсена и лист с пятью вычеркнутыми именами. И еще четырьмя оставшимися.
А это значило только одно.
Он отправляется в Орегон.

 

 



Дорога до «Бобрового штата»* казалась бесконечной. Проезжающие мимо машины слились в один цветной караван, без начала и конца. В голове царила какая-то сплошная каша из обрывков фраз, мыслей, людей, которых он видел за последние дни – Линда, Джо, девушка на стойке регистрации в мотеле. Они всплывали в воображении, не понятно, зачем, наверное, просто мозг совсем отказывался работать нормально.

Абсолютно некстати вспомнился рассказ преподавательницы географии в далекие школьные годы. Тогда на уроках было невозможно скучно, в классах душно, а на стульях слишком жестко и неудобно. Поэтому преподавателям приходилось извращаться и придумывать что-то, чем можно было заинтересовать двадцать скучающих оболтусов, считающих минуты до конца занятия. Миссис Кэмпбелл тогда показывала им слайды с пейзажами Орегона, рассказывая, чем знаменит «летящий на собственных крыльях штат»**. В конце концов, не увидев отклика в глаза учеников, женщина встала перед доской, закрывая собой карту, и рассказала им о ките***.

История была абсолютно безумная, но идеально подходила для того, чтобы вызвать интерес у большей части класса. Сейчас Джаред помнил только, что кит выбросился на пляж, и, чтобы убрать его, ответственные органы использовали динамит. Но так как количество взрывчатки было выбрано неправильно, ошметки китового сала разбросало по всем дорогам и пляжу.
Они друзьями тогда даже мечтал повторить операцию с погибшей в их дворе ящерицей. Но Мэган, увидев у него в руках петарды, тут же наябедничала маме, так что операция «ящер» с треском провалилась.

Судя по тому, что Джаред запомнил хоть что-то из истории штата, Миссис Кэмпбелл справилась со своей задачей, пусть даже единственным, что осталось в голове, и была история про взорванное млекопитающее.
И теперь, в переполненном, нагруженном мозгу всплыла дикая, пугающая ассоциация – а что, если Дженсена, как кита, разметало взрывом на куски? Что, если все это – выдумка, что они со Стивом ошиблись, увидели то, чего нет. Что, если Дженсен, пусть и выжил, но теперь лежит в больнице, покалеченный, не целый, неспособный ни на что…

Взрывная волна с разлетающимися ошметками мяса встала перед глазами, сбивая дыхание – Джаред тогда пришел после школы домой и первым делом нашел ролик о взрыве кита в интернете. И теперь кадры перемешивались в голове с репортажами об авиакатастрофе, а в носу стояла смесь едкого запаха горящих обломков и гнилого мяса.
Телефон зазвенел, вырывая из тягучих болотных мыслей, Джаред потянулся и взял мобильный с пассажирского сидения, продолжив удерживать руль одной рукой.

- Слушаю, - он выровнял машину и попытался не терять концентрацию. Врезаться в дерево в самом конце пути было бы вполне в его стиле.
- Привет, ну как там поиски пропавшей невесты? – бодро прозвучал голос Фелиции на том конце.
- Фел, хватит, я тебе уже не раз говорил – не радуйся раньше времени. Я на пути в Портленд.
- О, супер! Возьмешь для меня автограф у Мэтта Гроунинга?* - в трубке раздался какой-то шорох, Фелиция, наверняка, одновременно рисовала или листала какой-нибудь журнал. Она не могла заниматься только одним делом, вместо этого умудряясь разговаривать по мобильному, гладить белье и наливать молоко из пакета. Ну, или что-нибудь в этом роде.
- Я сейчас повешу трубку, - Джаред остановился на светофоре и облокотился на открытое окно.
- Ладно-ладно. Но, хоть кофе попей, говорят, там знают в этом толк. И отзвонись мне, если найдешь его…
- В любом случае отзвонись, - после недолгого молчания добавила она и, пожелав удачи, повесила трубку, как всегда, не дожидаясь ответа.
Джаред только вздохнул глубоко и, снова кинув мобильный на пассажирское сидение, включил радио. Амбрелла здесь уже не ловила, так что пришлось довольствоваться одной из местных радиостанций. И в этот раз удивительно остро почувствовалась нехватка так надоедающей обычно присказки «С вами радио Амбрелла» в конце каждого блока песен.

- Да, этот мужчина поступал к нам, - пожилой врач еще раз внимательно оглянул фотографию.
Джаред почувствовал, что сейчас просто взорвется. Или упадет в обморок. Одно из двух, потому что его колотило, дышать получалось с трудом, а в животе неприятно тянуло то ли от страха, то ли от голода, в то время, как Доктор Сингер рассматривал фото. Хотелось встряхнуть его, поторопить, чтобы не тянул каждое слово, заставляя прокручивать в голове по десять догадок в минуту, но вместе этого Джаред только кивнул и сжал покрепче кулаки.

- Дженсен Эклз? – слова дались с трудом.
- Нет, Дин…как же его…, - мужчина задумался и потер подбородок. – Блэк? Браун? Нет, начиналось на «С»… Хельга? – он окликнул молодую девушку с регистрационной стойки.
- Да, Доктор Сингер?
- Как фамилия того пострадавшего с Боинга. Того, который с амнезией.
- Смит. Я как раз недавно связывалась с ним по поводу страховки, - девушка улыбнулась подошедшей к ней пожилой даме.
- Ам…амнезия? – пол под ногами начал раскачиваться, следом пошатнулись стены. Нужно было срочно сесть, пока он не рухнул плашмя в коридоре клиники.
- Да, парень совсем ничего не помнит. Эта катастрофа, просто ужасно. Столько жизней унесла, - Доктор Сингер цокнул и, подойдя к стойке регистрации начал просматривать какие-то папки.
Джаред сел на один из расставленных вдоль стен диванов и потер глаза. Нет. Такого просто не могло быть.
Почему-то, среди всех исходов, которые он себе представлял, не было ни одного, который предполагал бы, что Дженсен… ничего не помнит. Он воображал, как врывается в палату, где Эклз лежит искалеченный, или же уже выписывающийся, радостный или печальный, злой на то, что Джаред не искал его, или счастливый, что снова его видит… Все, что угодно. Кроме того, что происходило сейчас.
- Ну, бывай, парень. Мне пора, - Доктор Сингер улыбнулся ему на прощание и, подхватив несколько папок с собой, поспешил в направлении лифтов, целой чередой расставленных на первом этаже.
Нужно было сосредоточиться. Срочно взять себя в руки и решить, как действовать дальше. Джаред сделал несколько глубоких вдохов и заметил на себе взгляд медсестры с регистрационной стойки.
- С вами все в порядке? Может быть, хотите воды? – она улыбнулась ободряюще и, выйдя из-за стойки, подошла к нему.
- Нет… нет, спасибо, не нужно. Вы говорили, что контактировали с Джен… Дином, да? – он поднял голову, чтобы посмотреть в глаза стоящей рядом девушке.
- Ну, общением это сложно назвать, стандартная бумажная волокита со страховыми компаниями. А что? – она все же подошла к кулеру и, налив в пластиковый стаканчик воды, передала его Джареду. Тот сделал большой глоток и прикусил губу, стараясь сформулировать диалог так, чтобы не показаться подозрительным.
- И… как он?
Медсестра удивленно приподняла брови, явно не ожидая такого вопроса.
- Ну… а как еще может себя чувствовать жертва авиакатастрофы, потерявшая память?
- Паршиво…
- Ага.
- А можно мне было бы… как-то… ну… черт, не поймите меня неправильно, - Джаред потер рукой шею. – Ну, получить его адрес?
Все, теперь пути назад не было. Если в мире и существовал более удачный способ выведать адрес Дженсена, то он им не воспользовался.
- Адрес? Простите, нет, такую информацию мы предоставить не можем, - девушка решительно покачала головой и, убедившись, что в обморок Джаред падать не собирается, вернулась за стойку.
В голове словно скрежетали шестеренки, работали, пытаясь понять, как теперь можно было найти Дженсена, а главное, что будет, когда он его найдет?
Джаред поблагодарил медсестру и, кинув стаканчик в урну, вышел на крыльцо клиники.
Хорошо. Без паники. У него есть имя. А кто специалист по головоломкам? Правильно.
Он выудил из кармана мобильный и через клавишу быстрого вызова, набрал Стива.
- Привет. Слушай, ты же можешь по имени и данным, которые мы достали о пассажирах рейса узнать адрес?
- Джаред? Что? Что блин происходит? Ты нашел Дженсена? Он там? Что с ним? – голос Карлсона был взволнованным, но времени на объяснения сейчас не было совсем.
- Стив, не сейчас. Просто скажи, возможно это, или нет. Имя Дин Смит - Джаред оперся о перила, всматриваясь в движущийся по улицам поток машин.
- Будь на связи, перезвоню через двадцать минут, - Стив отключился, оставив Джареда наедине с тишиной.
Что ж, кажется, можно было послушать Фелицию и попробовать портлендский кофе.

Карлсон перезвонил через двадцать две минуты, Джаред как раз сидел в кафе и неотрывно глядя на лежащий на столике телефон, отсчитывал про себя секунды. Когда дисплей загорелся, он тут же подхватил мобильный и прижал его к уху:
- Ванкувер, Канада. Ты записываешь?
- Что? – Джаред понял, что даже не удосужился взять ручку.
- Записываешь, говорю?
- А. да, подожди, - он выудил ручку из переднего кармана куртки. – Да, да, записываю.
- Ванкувер, Канада. 453 Сэймоур Стрит, - четко повторил Стив.
Чернила плохо писали по салфетке, и пришлось черкнуть несколько раз нервно, чтобы успеть записать адрес.
- Что ты собираешься делать?
- Судя по всему, выследить Дженсена, у которого, к слову, амнезия и заставить понять, что он на самом деле – не Дин Смит, - Джаред, вздохнув, отложил ручку и убрал салфетку с адресом в карман, чтобы ее не сдуло.
- Звучит ужасно.
- Это и есть ужасно. Но именно это я и собираюсь сделать, - Джаред поднялся со стула и, подоткнув под чашку пятерку, направился в сторону парковки, где он оставил машину.
____________
* "Бобровый штат" - официальное прозвище штата Орегон
** "Летит на собственных крыльях" - официальный девиз штата.
*** История про взрыв кита реально, больше узнать о ней можно здесь. Вики

 

Глава 5



Дверь дома 453 на Сэймоур Стрит открылась, и Дженсен быстро сбежал по ступенькам вниз. Джаред прижал бинокль ближе к глазам, будто от этого можно было изменить расстояние между ними. День не отличаются от предыдущих четырех, за исключением того, что сегодня он не должен был ждать в машине до вечера, вглядываясь в темноту и ожидая, когда Дин Смит вернется с работы. Распорядок был точно записан на бумаге, как и все адреса, по которым Дженсен заезжал за эти дни. Оставался последний шаг.

Джаред отложил бинокль и, поправив воротник желтого поло, завел мотор. Через тридцать минут Дин Смит войдет в высотку, принадлежащую компании «Аванта Консалтинг» на Хастингс Стрит, потом направится к лифту, и скроется за его отполированными дверями. А это значит, что у Джареда ровно тридцать одна минута на то, чтобы доехать дотуда и забежать в тот же лифт. Мотор взревел и, в последний раз оглянувшись на уже сидящего в своей машине Дженсена, он двинулся с места.

Паника глодала с вечера – ночью Джаред так и не смог толком уснуть, и на этот раз вовсе не из-за гудящего за окном города, и проносящихся мимо полицейских сирен. Этот день должен был что-то изменить. Он провел четверо суток, следуя за Дженсеном, куда бы тот ни заезжал, будь то прачечная или продуктовый магазин. Он знал, где Дин Смит ужинает, закупается, работает и паркуется.
Четыре долгих, тяжелых дня. Видеть Дженсена живым, но не иметь возможности подойти, разъедала на части.

Когда он впервые увидел Эклза, выходящего из машины около своего нового дома, единственным желанием было подойти, прижать к себе и спросить, как он? Как он тут, черт возьми, все эти дни?
Но Стив предупреждал, этого делать нельзя. По дороге в Орегон, Джаред через громкую связь рассказал им с Фелицией о том, что узнал от Доктора Сингера, и Стив, не отключаясь, тут же связался со своим врачом.
Выяснилось, что говорить Дженсену о прошлой жизни было нельзя. Категорически. Как сказал врач Карлсона, это все равно, что подойти к нищему на улице и сказать «Хей, чувак, ты что тут делаешь? Ты – вовсе не ты, тебя ждут семья и дети, иди домой».

Мозг Дженсена после амнезии принял первую полученную от врачей информацию за истину, он – Дин Смит, живущий на 453 Сэймоур Стрит своей одинокой жизнью.
Был только один шанс вернуть прошлое – дать Дженсену вспомнить.
Если Джаред правильно понял, существовали некие «триггеры» - рычаги, которые могли запустить воспоминания, поднять блокирующую перегородку.
И таким рычагом мог стать он сам.
Поэтому сегодня он должен был войти в лифт под видом одного из сотрудников и просто попасться Дженсену на глаза. Остальное зависело только от его мозга.
Джаред резко затормозил на парковке около рыжеватого высотного здания с вывеской «Аванта Консалтинг» и, хлопнув дверью, поправил на плече набитую журналами сумку.
Дженсен уже скрылся в дверях, а значит, пока что все шло по плану.
Внутри здания было необыкновенно просторно, по площади первого этажа то и дело сновали сотрудники в офисных костюмах и недоуменно поглядывали на Джареда, который в своем поло выглядел слегка…. Неподходяще. Черт бы побрал Фелицию с ее «Уж я-то знаю, как айтишники одеваются».
Стараясь не обращать на себя внимания, он поспешил к лифтам как раз, чтобы застать почти закрывшуюся кабинку.

- Подождите! – он в последний момент вбежал внутрь и снова поправил въехавшую с плеча сумку. Дженсен чуть подвинулся, освобождая место, и оглянул его мельком.

Кажется, Джаред перестал дышать. Наверное, какая-то малая часть в нем надеялась, что Дженсен тут же замрет, вспоминая, или хотя бы присмотрится внимательнее, но нет. Они все просто, молча, ехали в лифте.
Нужно было смотреть на двери, считать этажи, что угодно, но Джаред ничего не мог собой поделать – взгляд сам по себе возвращался к Дженсену. Невозможность коснуться, или хотя бы поговорить, гнула нервы как стальные прутики, так он был близко. Первый раз за долгое время. Живой.
Лифт пискнул и остановился, выпуская народ. Джаред понятия не имел, где стоило выйти. Наверное, на этом этаже, но тело отказывалось двигаться, желая уловить еще хоть минуту рядом с Дженсеном.

- Можно спросить?
Джаред не понял, кто задал вопрос. Они были в лифте вдвоем и, судя по тому, как посмотрел на него Дженсен, голос принадлежал ему самому.
- Парень. Я тебя не знаю. Но должен тебе сказать, ты уж слишком откровенен, - Дженсен чуть поднял брови, как делал всегда, когда смущался или ввязывался в неприятный конфликт. Двери в очередной раз открылись и он, не оглядываясь, вышел.
На приборной панели теперь не горело ни одной кнопки, так что Джаред поспешил нажать на нижнюю, чтобы вернуться на первый этаж.
- Черт, - рыкнул он и стукнул кулаком по внутренней обивке.
Этого можно было ожидать – Стив предупреждал его. Они даже проработали план на случай, если Дженсен его не узнает. Но все полетело крахом в тот самый момент, когда снова стало возможным смотреть на родной профиль на расстоянии вытянутой руки.
Лифт спустился на первый этаж, где все еще продолжалась суетливая офисная жизнь. Люди двигались слаженно, привычными маршрутами, понятия не имея, что там, над ними, между 9 и 11 этажом у кого-то начала загибаться последняя надежда.

- И что теперь? – Джаред лежал на кровати в своей наспех арендованной мотельной комнате. Сдавать квартиру на неопределенный срок никто не согласился, так что пришлось искать самое дешевое место их всех возможных.
- Попробуй сходить туда еще раз, - в трубке раздался плеск воды, Фелеция одновременно принимала ванную.
- Я не хочу вызывать у людей подозрение. Я все-таки там не работаю, они ведь могут и полицию вызвать.
- А куда Дженсен еще ходит?
Джаред потянулся к тумбочке и взял с нее исписанный блокнот.
- Закупается в ВоллМарте, сдает вещи в химчистку, обедает в «У Льюиса». Один раз был в баре, но не могу точно сказать, как часто он там появляется.
- Тогда подлови его в этом баре.
- Может быть, нужно выждать? – Джаред начал листать листы в блокноте, разглядывая свои записи.
- Поздно, он и так думает, что ты какой-то фрик, пялившийся на него в лифте. К тому же, Джаред. Ты не можешь оставаться там вечно. Нужно как-то…
- Не надо, - перебил подругу Джаред. – Просто не говори об этом, хорошо? Не сейчас, - он отбросил блокнот в сторону и прикусил кончик большого пальца. – В принципе, идея с баром не такая и плохая.
- Конечно. Отзвонись мне, когда что-то узнаешь, хорошо? Удачи. Целую тебя, чудила, - она повесила трубку, напоследок громко чмокнув микрофон.
Стало чуть-чуть легче. Фелиция не считала его полнейшим идиотом, не ругала за то, что он провалил весь план. Она сделала именно то, что было нужно – выслушала его и дала правильный совет.
Джаред откинулся на кровати и, прикрыв глаза, позволил себе окунуться в воспоминания этого утра.
Как бы ни было тяжело осознавать, что Дженсен его не помнит, внутри все равно лопались пузырьками радость и облечение от того, что он жив. Он справился, выбрался из-под горящих обломков, реабилитировался.
Он выжил.
И теперь дело оставалось за малым – просто чуть-чуть подтолкнуть его в нужную сторону.
Он вспомнит.
Обязательно вспомнит.

 

 



Дженсен заявился в бар на третий день, как раз, когда терпения уже не хватало, а навязчивое желание снова придти к нему на работу начинало пересиливать здравый смысл. Можно было порадоваться, что, несмотря на произошедшее, Дженсен оказался верен себе, даже будучи Дином Смитом, обосновавшись в одном баре.

Раньше у них возникало много споров на эту тему – Джареду всегда хотелось сменить обстановку, разведать что-нибудь новое. Привычные декорации утомляли, посетители, которых он уже начинал знать в лицо, раздражали, а угадывающий вкусы бармен мог полностью отбить желание что-то заказывать. Это означало, что им нужно было найти новый бар. Поначалу Дженсен мирился с этим, открывал «Гугл-карты» на мобильном и выискивал что-нибудь новое, но потом стал сопротивляться. Он, будучи полной противоположностью, балдел от того, что так раздражало самого Джареда. Каждый раз, открывая дверь в новое заведение, он замирал, двигался скованно, не шел на общение с другими посетителями, и привыкал ровно в тот момент, когда Джареду хотелось уйти.

Сейчас же Джаред был готов благодарить кого угодно за эту «устойчивость», иначе у него не было бы никаких шансов отыскать Дженсена в огромном, вечно кипящем, чужом Ванкувере.

Дженсен дождался у барной стойки своего пива и устроился за столиком, время от времени присматриваясь к футбольному матчу, который транслировали на большом экране. Он выглядел уставшим, то ли из-за работы, то ли….
Не хотелось тешить себя надеждой напрасно.

К столику подошел какой-то парень и, наклонившись, спросил что-то у Дженсена. Руки непроизвольно сжались в кулаки – глупо было ревновать сейчас, но не получалось ничего с собой поделать. Дженсен покачал отрицательно головой, и Джаред понял – пора. Он закал у бармена две бутылки пива, и, взяв заказ, направился к столику. Парень, который только что пытался заговорить с Дженсеном, протиснулся мимо, задев ощутимо плечом, злился, наверняка.
Джаред поставил бутылку перед Дженсеном и уселся на противоположный стул, не спрашивая приглашения. Просто потому что знал, так нужно. Нельзя спрашивать, откажет. Именно так они и познакомились, только бар был другой, там, в Бостоне, тематический. Дженсен тогда отшивал всех подряд и буквально офигел, когда Джаред просто сел напротив и поставил перед ним бутылку пива.
И, несмотря на фальшивое возмущение, это сработало.
Вот и сейчас, Эклз поднял недоуменно взгляд, сложил губы в усмешку, собираясь отказать, но остановился.

- Опять ты?
- Опять я, - Джаред улыбнулся в ответ, четко следуя последовательности, стараясь воспроизвести события их первого знакомства.
- Я светлое не люблю, - Дженсен сделал глоток своего пива, даже не посмотрев на принесенную бутылку.
- А это темное, - диалог получался странным, но по крайней мере, продолжался, что уже можно было считать победой. Дженсен хмыкнул в ответ и придвинул к себе бутылку. Он оглянул Джареда внимательно, так, что даже на секунду показалось, что вспоминает что-то, но затем протянул руку. – Дин.
- Джаред, - возможность, наконец-то, коснуться, выбила последние мысли из головы. Рукопожатие было таким родным, знакомым – не слишком сильным, но и не манерно-слабым. Идеальным.
- Так что за вопрос ты хотел задать, Джаред? – Дженсен произнес его имя, будто пробуя на вкус, перекатывая на языке, немного с насмешкой, как всегда в разговоре с незнакомцами.
- Еще успею рассказать, ты же меня еще не прогоняешь?
- Еще нет, - Дженсен покачал головой и снова присмотрелся внимательно.
- Вот и отлично. Тогда я возьму нам еще выпить, - Джаред встал и направился к барной стойке.

В какой-то момент Дженсен перестал быть таким отстиранным, расслабился. Откинулся свободно на спинку диванчика и заулыбался. Было приятно видеть его таким – родным и открытым. Он слушал внимательно, как Джаред, прерываясь на смех, рассказывал истории из их прошлого, совсем не подозревая, что он – их главный герой.
- А где сейчас этот твой Дженсен? – в зеленых глазах промелькнула нотка ревности, Джаред уже знал этот взгляд, означающий «Только скажи, что вы вместе, и я снова закроюсь».
- Мы как… лучшие друзья. И он сейчас… думаю, где-то в городе. Незапланированная… командировка.
Что ж, это была даже почти не ложь. Дженсен, видимо, удовлетворившись таким ответом, спросил лениво.
- В таком случае, вечер полностью свободен?

 



В дом 453 на Сэймоур Стрит ввалились тесным переплетением рук. Джаред по дороге чуть было не выдал сам себя, направившись к уже наизусть выученному зданию, остановило только то, что Дженсен начал активно искать ключи. В кармане его джинсов. Пришлось срочно вытаскивать прыткие пальцы под пьяный смех. Наконец, связка нашлась и, едва переступив порог, Джаред прижал Дженсена к стене, не заботясь об обстановке вокруг. Что-то упало рядом с глухим стуком, но было абсолютно не до этого, когда под пальцами в момент оказалась теплая кожа с наизусть выученными родинками. Хотелось сделать все сразу, но так было нельзя, поэтому Джаред первым делом прижался носом к шее и втянул одновременно свой и чужой аромат. Незнакомый парфюм и родной, легко узнаваемый запах кожи. В глазах защипало, так что пришлось зажмуриться крепко, чтобы не разреветься позорно прямо здесь. На затылок легла тяжелая ладонь и, вместо того, чтобы потянуть за волосы, погладила неожиданно мягко, понимающе. Дженсен там, наверху дышал сорвано, но не торопил, давал насытиться собой, как будто понимал, как это сейчас нужно.
Выше по линии подбородка пробивалась дневная щетина, еще не сильно заметная, но уже ощутимо колючая, такая же одуряющее идеальная, как и весь Дженсен.
Джаред провел пальцами по его скулам, знакомясь снова, обретая то, что казалось бы уже не должен был никогда увидеть. В зеленых глазах заплясала смешинка – было видно даже в сумраке.
Сложно было назвать это поцелуем – Джаред сначала просто мягко касался губами, а затем сдался, потерял над собой контроль, кусал, перемежая стоны с выдохами, и втирался бедрами в ответную твердость. Дженсен, который сначала попробовал проявить инициативу, сейчас только елозил ладонями по спине, не давая отстраниться ни на дюйм. А еще, не переставая, звучал низкими стонами.
- Джаред, Джаред, - было невозможно оторваться даже на секунду, когда перед тобой – Дженсен. Его можно было выучить наизусть и все равно открыть для себя что-то новое. Например, как он прогибается, стоит только зажать между зубов маленький, темно-бардовый сосок. Или как прикрывает глаза и жмурится от удовольствия, если скользнуть языком по низу живота и подразнить языком выемку пупка.
- Джаред?
- М-м? – Джаред посмотрел снизу вверх, уже стоя на коленях, прижимаясь подбородком к члену сквозь брюки Дженсена.
- Кровать. Давай, спальня, - слова были обрывистыми, скомканными.
- Где? – Джаред поднялся с пола и оглянулся, ища очертания кровати в проеме какой-нибудь комнаты.
- Направо, - за воротник рубашки потянули ощутимо, ведя за собой.
Матрас прогнулся слегка под их весом, пружиня. И внезапно накатило осознанием – Дженсен здесь, под ним. За ним больше не нужно бегать, искать его. Не нужно оплакивать или топить одиночество в алкоголе.
Он здесь, запыхавшийся и возбужденный, требующий к себе внимания.
Джаред потянул футболку Дженсена наверх, чтобы он затем сам стащил ее с головы и принялся сразу за ремень на брюках. Пряжка звякнула в тишине, и Дженсен усмехнулся неловко, видимо, тоже осознав, что единственными звуками в комнате были их стоны и сорванное дыхание.
Так даже лучше.

- Про себя не забудь, - голос Дженсена уже был хриплым, а это значило, что лучше не тянуть.
Справиться с собственным ремнем оказалось почему-то сложнее. Пальцы постоянно соскальзывали, пока Дженсен не помог ему, взяв дело в свои руки. Расстегнул ловко ремень, пуговицу на джинсах и скользнул ладонью за пояс, сразу же обхватывая пальцами член.
Пришлось срочно закусить губу до боли, потому что…. Слишком долго. Так, что теперь ощущения опаляли, заставляли перегорать, задыхаться и толкаться бедрами в ласкающие пальцы.
- Тихо, тихо, - Дженсен сбился на шепот и, оторвавшись, потянулся к прикроватной тумбочке.
Джаред, воспользовавшись моментом, стянул джинсы до конца, отбросил их на пол, следом запустил рубашку.
Внезапный вопрос заставил остановиться и прикусить губу. С Дженсеном все было понятно. А как нравилось Дину…. То есть…. Как он….
Наверное, все смущение отразилось на лице, потому что Дженсен, молча, вложил ему в ладонь два пакетика.
- Не забывай дышать, - он усмехнулся легко и, устроившись снова на спине, раздвинул ноги в таком одновременно похабном и доверчивом жесте.
Смазка была теплой на ощупь, то ли Джаред передержал пакетик в ладони, то ли просто дома была такая температура. Дженсен прикрыл глаза, этим удивительно напомнив себя, прежнего. Как будто и не было всех этих месяцев. Свет от фонаря проникал в окно, позволяя разглядеть родное лицо. Только сейчас стало заметно небольшое различие – теперь у Дженсена появился небольшой шрам, рассекающий подбородок от линии губы, до впадинки. Шрам, который теперь вряд ли сойдет, и всегда будет напоминать им о том, что произошло во время полета Бостон-Ванкувер.
Дженсен двинул будрами недовольно, пришлось снова сосредоточиться на нем, прижимая пальцы к сжатому, пульсирующему.
На самом деле, хотелось растянуть все это на часы – вот, именно все: жмурящегося от удовольствия Дженсена, тесноту вокруг пальцев, шум улицы за окном... Составить некий зацикленный ролик, где можно было бы находиться беспрерывно.
Давление слегка ослабло, и Джаред добавил аккуратно еще палец, провел ими вкруговую, растягивая несильно, то выскальзывая совсем, то снова ныряя внутрь.
Когда Дженсен начал постанывать, не переставая, Джаред вскрыл второй пакетик и натянул презерватив, провел ладонью по голени Дженсена, давая понять, что он может поучаствовать. Тот сначала моргнул непонимающе, а потом, сообразив, подхватил себя под коленями, облегчая доступ.
Теснота сдавила сильно, будто и не растягивал. Джаред, привычным движением выскользнул и снова толкнулся головкой, готовя мышцы к вторжению. Дженсен под ним сжимался и смотрел из-под прикрытых век, проводил иногда языком по и без того влажным губам так, что хотелось прерваться на поцелуй.
Вместо этого Джаред скользнул еще несколько раз внутрь и, убедившись, что лоб Дженсена разгладился, толкнулся внутрь до упора, прижался бедрами к ягодицам и замер. Капля пота скатилась по виску и капнула Дженсену на подрагивающий живот.
- Хорошо?
-Да, - Дженсен кивнул и сжался, подгоняя.
Вот теперь можно было прижаться губами к припухшему рту, вылизать изнанку щек, одновременно толкаясь внутрь, с каждым движением приближая их обоих к разрядке.
Дженсен то покорно принимал поцелуй, то, наоборот, атаковал, толкаясь языком.
Это было одновременно так похоже на их секс.
Но это так отличалось.
Дженсен попытался было отпустить одну ногу, чтобы обхватить свой член, но Джаред опередил его, сжал упругий ствол в ладони и провел на пробу вниз-вверх. Затем поднес ладонь ко рту и, сплюнув, обхватил его уже влажной.
Дженсен выгнулся под ним, застонал гортанно, толкаясь бедрами в кулак, при каждом движении обратно, насаживаясь глубже, и это было, несомненно, лучшее, что случалось за последние месяцы. За последние годы.
Потерять Дженсена, чтобы найти его снова.
Теплая сперма брызнула на ладонь и на грудь Джареду, пачкая потную кожу, еще больше облегчая скольжение.
Дженсен сжался снова, унося с собой в оргазм, сталкивая в него с высоты.

И только чудом Джаред смог проглотить почти вырвавшееся на выдохе «Дженсен».

 

 

 



Писк будильника пробился в сознание противным, разрезающим звуком. Дженсен под боком заворочался и, зевнув, вылез из кровати.
Сначала раздалось шлепанье босых ступней по полу, после чего в душе зашумела вода. Джаред перевернулся на спину и, потерев глаза, потянулся довольно.

После того, как Дженсен ночью прижался к нему, вымотавшийся, влажный от соленого пота, доверчиво закинул руку на грудь, стало ясно – все получится. Странным образом, казалось, что Дженсен что-то вспомнил, но было страшно спросить.
Когда Дженсен вышел из ванной, Джаред все еще лежал в кровати, обдумывая, как быть дальше.

- Не хочется тебя сгонять, но у меня работа, - несмотря на попытку сгладить ситуацию, чувствовалась неловкость. Дженсен снова закрылся и теперь не знал, как выйти из ситуации. И это было худшим из возможных исходов.
- Да, точно, - Джаред потянулся за джинсами, которые бесформенной кучей лежали рядом с кроватью. Дженсен подошел к шкафу и достал голубую рубашку. Затем застегнул брюки и протянул руку, чтобы взять галстук.
- Ты же понимаешь… – начал было он, но остановился, то ли завязывая галстук, то ли обдумывая, что сказать дальше.
Джаред натянул футболку и, отыскав носки, подошел к нему сзади.
- Не понимаю.
Дженсен развернулся резко, будто ожидал, что Джаред спокойно примет его решение.
- И, кстати говоря, ты ненавидишь голубой цвет.
- Да, кто ты, черт возьми, такой? – Дженсен отшатнулся, зажав в ладони так и не надетый красный галстук.
- Я знаю тебя, - слова вырвались сами собой, отчаянные, беспомощно-бесполезные.
Дженсен замер на секунду, а затем откинул галстук на кровать.
- Знаешь меня? Ты не можешь меня знать, - он покачал головой. – Тебе лучше уйти.
- Отлично, - Джаред резко развернулся и направился к двери, все еще надеясь, что услышит что-то в ответ.
В тишине он скользнул ногами в ботинки и вышел за дверь.


Он снова пил. Вчерашний бар был совсем пустым ранним утром. Бармен только оглянул его удивленно, но, ничего не сказав, налил полный стакан виски и продолжил полировать бокалы.
Ощущение полного краха перемешивалось со злостью. – на Дженсена за то, что тот никак не мог вспомнить, на себя за то, что не смог удержать язык за зубами. А ведь он еще оставил свой адрес и телефонный номер на прикроватной тумбочке. Надеялся, что Дженсен перезвонит. Ведь не хотел же так давить, но все равно не сдержался. Теперь листок скорее всего отправится в мусорную корзину, если он, конечно еще не там.
Виски горчил, но Джаред заказал себе вторую порцию, уже зная, что закажет седьмую. Так было проще. В конце концов, это был единственный способ, который еще не подводил.

К пяти часам бар начал наполняться людьми. В глазах двоилось, ужасно мутило.
- Эй, может, тебе хватит? – бармен убрал пустые стаканы и протер перед ним стойку.
- Ага, - Джаред сам не знал, почему согласился. Отчаянное желание напиться частично удовлетворилось и теперь хотелось просто уснуть. Он достал бумажник и, расплатившись, встал со стула. Мир покачнулся, на пару секунд, потеряв устойчивость, а затем снова принял более-менее четкие очертания.
- Тииихо, давай, я тебе такси вызову, - бармен подхватил его за рукав куртки как раз вовремя – пол начал приближаться как-то уж слишком быстро. – Где живешь?
Джаред назвал адрес своей съемной комнаты, понадеявшись, что не перепутал ничего, и бармен, подозвав кого-то из персонала, попросил проводить «парня» до машины.
Парнем Джаред себя не считал, но какая к черту разница, если он его доведут до такси.
На свежем воздухе немного полегчало – можно было вдохнуть полной грудью, наполняя легкие кислородом. Или просто там не было стен, которые опасно качались, норовя попадать.
- Вот, давай, твоя карета, - его усадили в такси и, хлопнув по плечу, отгородили от внешнего мира дверцей машины.
Таксист попался понимающий – увидев, в каком Джаред состоянии, хмыкнул и открыл окна, запуская воздух.
Дома Джаред прошел к кровати и, скинув ботинки, рухнул на покрывало. Нужно было принять душ или хотя бы умыться, но это означало - встать
А для этого нужно было слишком много сил.
Поэтому он просто остался лежать, медленно погружаясь в ватный, окутывающий сон.
Джаред проснулся от звонка в дверь и сначала смотрел несколько минут в темноту, пытаясь сообразить, что происходит.
Сон странным образом снял похмелье, принеся с собой какое-то подобие бодрости.
Звонок в дверь повторился, заставив встать. Джаред прошел к двери, включив по пути ночник и, зевнув, повернул замок, тут же впуская внутрь ночную прохладу.
- Дженсен?
Имя вырвалось изо рта прежде, чем он вообще смог чего-то сообразить.
Но Дженсен вместо того, чтобы рассердиться или удивиться, шагнул внутрь и прижал его к себе.
Он подрагивал и задыхался, как будто бежал всю дорогу.
- Тихо, тихо, - Джаред провел рукой по напряженной спине.
- Я помню тебя... Я помню тебя, Джаред. Я помню все теперь, - в зеленых глаза плескалось отчаяние, страх, боль – целая смесь эмоций, что могло говорить только об одном….
- Когда? - слова давались с трудом, паника как по проводам переходила от Дженсена, заражая, заставляться сердце колотиться быстрее.
- Ты… мы с тобой… и самолет… Бостон?
Дженсен смотрел, будто ища поддержки.
- Когда? Когда ты вспомнил?
- Сейчас… ты ушел... а я знал… я тебя видел где-то…. Я не был на работе, пытался вспомнить… весь день, - Дженсен провел пальцами по груди Джареда, по скулам, вспоминая, узнавая заново.
Хотелось спросить, удостовериться, правда ли это? Правда ли он все вспомнил, но для этого еще было время.
А пока этого было достаточно, чтобы все изменить.

 

Эпилог

Вернуться обратно вышло не сразу – пришлось подавать заявление в полицию, тем самым обрекая себя на множество допросов, проверок и бумажной волокиты. Джареду было страшно думать, что, формально, Дженсен все еще мертв, но тот отшучивался только и время от времени брал за руку, сжимал несильно, как будто говоря: «Все хорошо, я здесь».

В ту ночь они не спали, слишком взбудоражен и напуган был Дженсен, вспомнив все до последней мелочи, а Джаред просто не мог оставить его в таком состоянии, несмотря на то, что у самого глаза нещадно слипались.

Маленькая мотельная комната больше не казалась такой чужой – только не когда Дженсен сидел на стуле рядом, грея руки о чашку кофе. Он рассказывал, не замолкая, словно боялся тишины. Заканчивая одну часть, начинал новую, прихлебывая время от времени остывающий напиток.
Он вспомнил о Стиве и Фелиции и тут же захотел им позвонить, буквально выхватил телефон из рук и, набрав знакомый номер, засмеялся. В ответ раздалось визжание - значит, первой счастливицей стала Фелиция.

Джаред сидел на кровати и, улыбаясь, смотрел, как Дженсен разговаривает с их подругой, рассказывает что-то, наверстывая упущенное. В груди разливалось тепло – он смог. Вспомнил.
Стива они подняли посреди ночи, тот сначала сбрасывал вызовы, но потом поднял трубку и охнул – Джаред услышал, прижавшись на пару с Дженсеном к динамику телефона.

Когда звонки были закончены, настала очередь Джареда – и он рассказал. Про все, начиная с драки в баре и заканчивая доктором Сингером. Дженсен слушал увлеченно, иногда переспрашивал, узнавал детали или неверяще качал головой. Он не выдержал, слез со стула и перебрался на кровать – желание прикасаться все-таки пересилило, Джаред все ждал, когда это случится.

Дженсен был теплым и отзывчивым – сначала скользнул по телу, дразня поцелуем, но потом отстранился, попросив рассказать историю про Джо еще раз. И теперь можно было простить ему желание подразниться – простить все, что угодно.

Потому что если сам Джаред когда-то сможет забыть свою боль, то Дженсен всегда будет помнить это чувство, когда самолет падает вниз.

Конец.

 



Сказали спасибо: 70

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1366