ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1340

В погоне за звездами

Дата публикации: 12.11.2015
Дата последнего изменения: 12.11.2015
Название оригинала: Chase down the stars
Автор оригинального текста: fleshflutter
Автор (переводчик): Wayward~;
Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/external_works/97112
Пейринг: J2;
Жанры: драма; космо-AU;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Предупреждения: упоминание нон-кона
Примечания:

Переведено для ЗФБ - 2015


Саммари:

В космосе ничего не пропадает.


Глава

***

После долгого трехлетнего ожидания слушание кажется очень коротким. Решение судей оглушает Дженсена, и его выдворяют из зала раньше, чем он успевает подобрать слова и опротестовать вердикт.

Государство не собирается пересматривать дело Джареда. И неважно, что во время тестирования на гражданство он болел лихорадкой Рикера. Джаред провалил тест и, таким образом, недостоин права проживания на планете Земля. Теперь с позиции Государства Джаред будет жить и работать в колониях планеты Нептун до самой смерти.

Дженсен, ошеломленный и помертвевший, покидает огромный платиновый зал Палаты правосудия, садится в шаттл и возвращается домой по зеленым и солнечным улицам города. Несмотря на охватившее его тупое чувство оцепенения, проникающее в каждую клеточку тела, пальцы быстро набирают сообщение: «Отказали. Мне жаль».

Он замирает на секунду и с трудом сглатывает, тупо разглядывая напечатанный текст. В глазах вдруг темнеет, и в этот миг единственное, что он видит, — Джаред. Тот возникает перед мысленным взором с удивительной четкостью, до мельчайших деталей, и у Дженсена екает сердце от знакомого ощущения всеобъемлющей, до дрожи бесконечной любви.

Он нажимает «Отправить» и сидит дома в совершенном одиночестве.

***

Дженсену снится, как они лежат рядом, в одной кровати. Во сне Джаред подминает его под себя, прижимается губами к горлу, подбородку, так хочется податься вверх, потереться о каждый дюйм его длинного стройного тела — и ничего не выходит. Дженсен сопротивляется, борется, успевает почувствовать, как по щеке скользят волосы — бесполезно.

«Мне жаль», — шепчет он, а Джаред поднимает голову, чтобы посмотреть на него, и в его глазах отражается далекий холодный свет Нептуна в черном небе.

Дженсен просыпается.

Еле держась на ногах и дрожа всем телом, он идет на кухню и залпом выпивает два стакана воды.

Дженсен все еще чувствует Джареда как наяву и закрывает глаза в попытке удержать сон. Он медленно вдыхает и выдыхает и позволяет себе вспомнить, как это было, когда все казалось простым и понятным, когда Джаред был рядом.

Тут его осеняет, что еще не все потеряно и жизнь может снова стать простой.

Ладно, Палата правосудия считает, что место Джареда на Нептуне. «Пусть так», — думает Дженсен. Он пытался решить проблему законным путем. Теперь очередь незаконного. Ситуация предстает настолько ясной, что странно, как Дженсен раньше не додумался.

У него только два пути: вернуть Джареда домой любым способом или убить себя.

***

Дженсен тратит четыре месяца и двадцать тысяч долларов на то, чтобы связаться с капитаном Халлораном.

Халлоран ждет в подсобке оружейного магазина. Увидев Дженсена, он приподнимается со стула. Жест вежливости моментально вызывает раздражение. Также неприятна медленно расплывающаяся на губах Халлорана улыбка, когда тот оглядывает Дженсена.

Халлоран — крупный мужчина, уже в возрасте, поджарый и седовласый. Тонкий слой пыли покрывает его с ног до головы — кожу, куртку, заляпанные армейские штаны. Из-за нее же неровный шрам на шее кажется более заметным.

— Тебе сколько лет, сынок? — спрашивает Халлоран. — Двадцать? Двадцать один?

— Двадцать четыре, — отвечает Дженсен. — И я тебе не сынок. Я тот, кто заплатит два с половиной миллиона за дорогу до Нептуна и обратно.

Халлоран откидывается на стуле, закинув одну руку на спинку и небрежно — почти призывно — раздвинув колени. 
— А ты точно туда хочешь? Нептун кишит сомнительными типами, которые будут только рады такому сладкому красавчику.

Если бы у него были варианты, если бы Дженсен мог оставить Джареда гнить в колонии, пока он ищет кого-то другого, способного провернуть эту авантюру, он бы давно послал Халлорана нахуй. 

Вместо этого Дженсен цедит сквозь зубы: 
— Ты уже помогал людям выбраться с этой планеты, верно?

Халлоран медленно кивает: 
— И не раз. Причем Служба безопасности космоса никогда ничего не замечала и даже не слышала о моем существовании.

— Два с половиной миллиона, — повторяет Дженсен, выкладывая на стол перед Халлораном чип с кодом. — Здесь полтора. Второй миллион получишь тогда, когда мы с моим другом вернемся на Землю целыми и невредимыми.

Халлоран снова окидывает его взглядом с ног до головы, и Дженсен едва сдерживает раздражение. Наконец капитан поднимает глаза и многозначительно подмигивает: 
— Друг, говоришь? Что-то ты сильно расстарался ради простого друга.

***

Перелет до Нептуна занимает девять дней. Большую часть пути Дженсен то блюет, то страдает от галлюцинаций. Космическая болезнь внезапно оказывается вполне терпимой, потому что пока Дженсена выворачивает наизнанку, Джаред гладит его по спине, целует в кончик уха — так нежно, так сладко — и говорит: «Все в порядке, малыш. Я рядом. Все в порядке». Дженсен стонет от бесконечной иллюзорной боли, а Джаред крепко обнимает его, прижимая к груди, и любит.

В те редкие моменты, когда Дженсен осмеливается выбраться на волю из перегретой и ржавой клетки, претендующей на гордое звание личной каюты, Халлоран всегда оказывается рядом. Он кладет ладонь ему на лоб, проверяя температуру и говорит: 
— Эх, мальчик мой, ты же еле на ногах стоишь. Хочешь, помогу тебе уснуть?

Он не настаивает, просто смеется и тут же идет на попятный, стоит только Дженсену сурово взглянуть на него. И все же хорошо, что в каюте на прикроватной тумбочке лежит пистолет.

Остальные члены их небольшой команды из четырех человек отличаются угрюмостью и молчаливостью, за исключением пилота. Дженсен однажды решается зайти в кабину, но, присмотревшись к приборам, понимает, что их показания не говорят ему абсолютно ничего. А значит, нельзя быть уверенным даже в том, что они действительно летят на Нептун, а не в какое-нибудь богом забытое место — с Халлорана, пожалуй, станется.

— Мы доставим тебя туда, — заверяет пилот.

Дженсен удивленно и благодарно улыбается, но появление Халлорана прерывает все попытки продолжить общение.

Капитан не упускает возможности прикоснуться к Дженсену: обхватывает за плечи и разворачивает к выходу, подталкивая в спину: 
— Гражданским тут не место. Ты же не хочешь никому помешать?

Дженсен возвращается в свою каюту и застывает в ожидании подступающей тошноты и долгожданных видений с Джаредом в главной роли.

***

На девятый день двигатели корабля начинают вибрировать, а потом, вздрогнув, замедляются до постоянной, еле заметной пульсации. У Дженсена бухает сердце — они достигли Нептуна. Он отлипает от унитаза и быстро вскакивает с пола, потом ополаскивает лицо и насквозь промокшие от пота волосы холодной водой. Ему нечего собирать для выхода на поверхность: немного налички для взяток, аптечку — на случай, если Джаред, не дай бог, ранен, — и пистолет с тумбочки.

Он распахивает дверь каюты — Халлоран ждет его на пороге. 

Дженсен пытается выглядеть менее больным и более собранным: 
— Все готово, капитан?

Вместо ответа Халлоран отодвигает его плечом в сторону и заходит внутрь. Он окидывает внимательным взглядом оставшиеся на виду скудные пожитки Дженсена: не пригодившаяся теплая светло-серая рубашка и маленький кожаный чехол для коммуникатора.

— Боюсь, у нас проблемы, — мрачно отвечает Халлоран. Если он рассчитывал удивить или напугать своими словами Дженсена, то план провалился.

Дженсен приподнимает бровь: 
— Эта проблема решится, если я сообщу, что физически не в силах отдать тебе второй миллион, пока не вернусь живым на Землю?

Халлоран улыбается и, несмотря на то что считать капитана подонком и предателем уже вошло в привычку, Дженсена вдруг охватывает смутное беспокойство.

— Тогда в чем дело? — цедит он сквозь зубы.

— На Нептуне бунт. Похоже, им не слишком нравится прозябать в этом отстойнике. — Он качает головой в притворном огорчении. — Всем кораблям запрещена посадка.

Дженсен усилием воли сохраняет спокойствие. Он добрался так далеко, до Джареда рукой подать, и теперь его уже ничего не остановит. Неважно, что нужно Халлорану, — Дженсен слишком близок к цели и готов отдать все что угодно.

— Мне надо туда. Сколько?

Халлоран подходит ближе, Дженсен не отступает, несмотря на неумолимо сокращающееся расстояние между ними. Он с вызовом вздергивает подбородок, не в силах сдержать инстинктивную реакцию. Давно было понятно, к чему все идет: Халлоран прозрачно намекал на это с самой первой встречи.

Дженсен даже не вздрагивает, когда капитан наклоняется ближе и целует куда-то в шею, чуть ниже подбородка. Поцелуй легкий, почти незаметный, но к горлу снова подкатывает волна тошноты. В каюте слишком душно, Дженсен еле стоит на ногах и не испытывает ни малейшего желания потакать прихотям Халлорана. Но понимает, что не станет сопротивляться, если на кону стоит возвращение Джареда.

Глядя прямо перед собой, не сводя взгляда с аккуратно заправленной койки, Дженсен предлагает: 
— Я заплачу тебе еще семьсот пятьдесят тысяч по возвращении на Землю, если высадишь меня на планету.

— Я не вру, мальчик. Посадка запрещена. — Халлоран снова целует его, на этот раз в уголок рта. Дженсен крепко сжимает губы. Он чувствует жар капитанского тела, запах пота, дешевых и очень крепких сигарет, которые тот курит. Халлоран не осторожничает и не уговаривает: он просто целует Дженсена так, как ему нравится, потому что знает — тот не сможет сказать нет.

Когда Халлоран обхватывает Дженсена за бедра и разворачивает к себе, ему в горло упирается дуло пистолета. 

Халлоран на секунду замирает, а потом негромко смеется: 
— Красавчик раздобыл себе пушку.

Дженсен смотрит ему прямо в глаза, давая понять, что абсолютно серьезен, и приказывает: 
— Высади меня на эту проклятую планету.

Внезапно с лица капитана словно спадает маска — Халлоран выглядит беспощадным, в глазах потухает последняя искра теплоты.

— Зачем? — цедит он сквозь зубы. — Знаешь, что тебя ждет на Нептуне, дорогуша? Да ничего! Твой приятель мертв. Сдох еще тогда, когда мы только собирались в это веселое путешествие.

У Дженсена волосы на загривке встают дыбом. Он старательно изображает на лице презрительную усмешку:
— И типа я должен поверить, что ты в курсе цели моего путешествия?

Улыбка Халлорана становится еще отвратительнее.
— Ха, я всегда тщательно изучаю своих клиентов. Пара пустяков узнать имя твоего бойфренда — Джареда Падалеки. Хороший мальчик из высшего общества, высланный из Техаса через два дня после того, как ему стукнуло двадцать один.

Дженсен не в силах сдержать резкий вдох.

— Именно, — торжествующе восклицает Халлоран. — Так романтично — на что ты только не пошел, чтобы спасти своего любовничка! Жаль, что он сдох полтора месяца назад: ему размозжили голову во время бунта.

Он надвигается на Дженсена, но тот даже не замечает. В сердце разверзлась дыра, куда волной хлынула бесконечная черная пустота открытого космоса. Во вселенной нет места, куда бы Дженсен мог отправиться на поиски Джареда. Потому что тот умер.

— Бедный мальчик, прилетел так далеко — и все зря.

Он обнимает Дженсена за талию и крепко прижимает к себе. Дженсен, оглохший, ослепший и онемевший от горя, даже не сопротивляется, позволяя Халлорану перехватить руку с пистолетом.

Висок обжигает горячее и слишком близкое дыхание, но разум Дженсена способен вместить лишь одно — мертвенную пустоту вселенной.

— Мой приятель даже прислал фотки из морга, — бормочет Халлоран. — Хочешь, покажу мозги твоего бойфренда, размазанные по камням, прежде чем трахну тебя? Хочешь?

Внезапно в голове словно срывает заслонку, и из его ужасающего отчаяния рождается одна-единственная мысль. 

Джаред умер.

Дженсен отстраненно высвобождает запястье из захвата и стреляет Халлорану прямо в лицо.

На лице у того мелькает изумленное выражение, но лишь на мгновение, пока пуля не разносит все в клочки. Он отшатывается назад, ударяется о стену и падает.

Дженсен неотрывно смотрит на труп и снова думает: «Джаред умер».

Он выходит из каюты и направляется в рубку. Пилот оборачивается через плечо, но приветственная улыбка немедленно исчезает, стоит ему заметить пистолет. Его глаза в ужасе расширяются, но ему хватает ума промолчать и не задавать вопросов.

— Высади меня на поверхность, — приказывает Дженсен.

— Я не… не могу… — запинается пилот, вскидывая руки вверх в универсальном жесте капитуляции. — Правда не могу! Служба безопасности космоса закрыла планету из-за бунта. Их шаттлы повсюду. Нам просто не дадут пройти.

— Мне надо на поверхность, — повторяет Дженсен.

Пилот покрывается испариной, в зеленом свете консолей капли пота кажутся еще заметней.

Он судорожно сглатывает и выдавливает из себя:
— Невозможно. Они же... 

— Кто, мать его, стрелял? — в рубку влетает помощник Халлорана. — Где капитан? — Он грозно оборачивается к Дженсену: — Какого черта ты тут делаешь?!

Дженсен наводит на него пистолет и очень спокойно произносит: 
— Если не высадите меня, я буду стрелять. И не остановлюсь, пока пули не кончатся. — Он поворачивается к пилоту и снова говорит: — Мне надо на поверхность.

Помощник Халлорана замолкает, а пилот шепчет:
— О господи, блядь, блядь… — Он что-то нажимает на панели управления — Дженсен не знает что, но наконец-то чувствует под ногами дрожь корабля, начинающего движение.

Большая точка в центре огромного иллюминатора — не больше обычной луны в полнолуние — начинает неуклонно расти. «Это Нептун», — рассеянно думает Дженсен. Здесь погиб Джаред. Джаред мертв. Значит, ему нужно туда попасть.

Постепенно во время снижения становятся заметны еще несколько точек, поменьше. Дженсен узнает шаттлы Службы безопасности космоса. Большинство из них патрулируют атмосферу Нептуна, но некоторым поручены более отдаленные миссии. Кстати, один, похоже, направляется прямо к ним.

Пилот качает головой: 
— Господи, они собираются остановить нас. — Он кидает на Дженсена умоляющий взгляд, но тщетно. — Ты хоть представляешь, в какие неприятности мы вляпаемся из-за этого?

— Мне надо на поверхность, — все, что отвечает на это Дженсен.

На консоли вспыхивает красный индикатор, и пилот стонет в отчаянии. 

— Внимание, — произносит механический голос, — вы входите в закрытое воздушное пространство. Приготовьтесь к высадке десанта Службы безопасности.

Помощник Халлорана зло смотрит на Дженсена. 
— Тебе хватит пуль, чтобы и их застрелить? Черт, похоже, твое желание сбудется: они нас арестуют и сошлют в колонии!

«Ну и отлично», — думает Дженсен. Он хочет попасть на Нептун и умереть, потому что так он будет настолько близко к Джареду, насколько возможно. Из горла рвется наружу крик, Дженсен часто-часто дышит, пытаясь сдержаться, но это явно ненадолго. 

Корабль вздрагивает, раздается металлический лязг, и шаттл пристыковывается. Пилот хватается за голову, а помощник капитана смотрит на Дженсена так, словно мечтает его убить.

Дженсену наплевать. Он просто ждет, когда десант поднимется на борт.

В стыковочном шлюзе тихо, если не считать металлических звуков от присоединения шаттла. Внутри Дженсена не осталось, кажется, ничего, кроме тошнотворной пустоты. Он цепляется за мысль, что, возможно, это космическая болезнь убивает его изнутри, а значит, стоит только попасть на Нептун, смерть не заставит себя ждать.

Дверь шлюза отъезжает в сторону с тихим шипением, когда воздух прорывается в открывшийся проход. Дженсен видит трех солдат в объемной белой форме, шлемах с черными визорами и амортизационных доспехах. Все они вооружены.

Дженсен делает шаг навстречу тому, кто кажется главным, бессмысленно взмахивает пистолетом и говорит:
— Мне надо на поверхность.

— Вам не повезло, — заявляет командир отряда. — Потому что мы реквизируем этот корабль.

Помощник Халлорана, который присоединился к Дженсену в шлюзе, сплевывает на пол и с отвращением цедит: 
— Это не десант. Это чертовы налетчики.

Командир отряда не возражает. Дженсен крепче сжимает рукоятку пистолета. Он чувствует себя обманутым. Он всего лишь хочет спуститься и умереть на Нептуне — почему Вселенная не дает ему умереть рядом с Джаредом?

Он снова сглатывает застрявший в горле крик. 
— Нет. Я спущусь на поверхность.

Командир отряда качает головой. Может, ему не хватает ума понять, что Дженсена уже не остановить. 

— Как я уже сказал, мы не собираемся возвращаться на эту проклятую планету.

В проходе появляется еще пара солдат, и один из них, настоящий здоровяк, сообщает: 
— Передатчик курса полета вырублен — мы исчезнем с радаров Службы безопасности в любую секунду.

Дженсен моргает.

— Джаред… — произносит он невнятно, глотая звуки. — Джаред.

Солдат разворачивается к Дженсену. Разве это Джаред? Его Джаред тоже высокий, но худой и долговязый, а этот здоровый как лось.

Солдат замирает на секунду, не сводя с него глаз, а потом смеется — громко, удивленно. И срывает шлем. У Дженсена уходит почва из-под ног, он не в силах отвести взгляд, потому что это — Джаред. Точно он, а не глюк от космической болезни, потому что такого Джареда Дженсен видит впервые. Пусть перед ним уже не долговязый пацан с ямочками на щеках и лохматой челкой, но несомненно Джаред: три года в колониях на Нептуне не прошли даром — тому пришлось стать сильным и суровым мужчиной, чтобы выжить.

Никогда в своей жизни Дженсен не видел ничего прекраснее. 

Он неуклюже сует пистолет командиру отряда, отпихивая того в сторону, чтобы добраться до Джареда. Но не успевает сделать и пары шагов — тот уже ждет его.


Он обнимает Дженсена, прижимая к себе так, что не вздохнуть. Джаред обнимает его крепко-крепко, он очень сильный, и это же Джаред. Больно. Так больно. Дженсен утыкается ему в шею и думает, что скорее кости сломаются, чем он попросит Джареда отпустить его.

Сердце готово разорваться.

Джаред шепчет ему на ухо: 
— Господи, ты здесь… Ты правда здесь.

Дженсен пытается вдохнуть, чтобы сказать Джареду, как он его любит, как скучал, как больше никогда и никуда не отпустит его одного. Но тут включается какой-то подсознательный инстинкт, и он пытается оттолкнуть Джареда от себя.

Джаред не сразу понимает, что Дженсен пытается вырваться: он слишком увлечен возможностью трогать и гладить Дженсена везде, куда может дотянуться, словно убеждая себя в реальности происходящего. Только когда с губ Дженсена срывается очередной полузадушенный вздох, он чуть отстраняется, все еще сжимая ладонью его плечо, а другой нежно гладя по щеке.

На щеках у Джареда алеет румянец, глаза подозрительно блестят, и он дышит так тяжело, что плечи вздымаются при каждом вдохе. Дженсен широко улыбается: теперь, когда его не стискивают в объятиях так, что нос утыкается в грудь Джареда, можно наконец-то разглядеть его в мельчайших деталях, вместо того чтобы просто в нем утонуть.

Тут снова включается тот самый инстинкт, который ранее заставил его оттолкнуть Джареда, и корабль внезапно плывет перед глазами. Он пытается зажать рот ладонью. Джаред только и успевает бросить на него взволнованный взгляд, как Дженсена выворачивает наизнанку.

***

Джаред никуда не уходит из каюты. Пока Дженсен блюет, нависая над унитазом, Джаред гладит его по спине, целует в плечо и просит поторопиться, чтобы он мог его нормально поцеловать.

Когда тошнота отступает настолько, что можно оторваться от унитаза, Джаред укладывает его в кровать, залезает рядом и прижимает Дженсена к груди. После трех лет без тепла человеческого прикосновения, без желания быть с кем-то близким Дженсену все кажется непривычным. Он и забыл, как это приятно.

Тела Халлорана в каюте больше нет. Кто-то даже попытался отмыть кровь с металлических стен. Джаред замечает его взгляд и мрачно хмурится.

— Я считал тебя мертвым, — говорит Дженсен. Думать о случившемся с Халлораном жутко — при одной мысли о его имени сердце охватывает странное смятение. И все же Дженсен заставляет себя произнести: — Халлоран, наш капитан, сказал, что ты погиб. Что тебя убили бунтовщики. Сказал, что нашли тело.

Джаред задумчиво разглядывает его. И даже спустя столько времени врозь его взгляд как открытая книга: он решает, стоит ли потребовать объяснений, откуда у Дженсена в каюте взялся труп.

— Это был не я, — произносит Джаред в конце концов. — Мой ID чип с изувеченными останками другого человека. Как только я получил твое сообщение, что нам отказали в апелляции, то сразу понял: надо убираться. И решил, что если меня посчитают мертвым, то не станут разыскивать.

Он целует Дженсена в лоб, а когда тот закрывает глаза, — и в веки тоже.

— Я не мог думать ни о чем, только о тебе. И поэтому не сдался. Ради тебя.

Ласки и поцелуи Джареда расслабляют и убаюкивают, несмотря на тошноту и назойливые мысли о происшествии с Халлораном. Что было, то прошло, а о будущем волноваться не стоит.

Дженсен протягивает руку и обводит пальцем подбородок Джареда, тот ловит губами самый кончик и целует.

— А кто остальные? — спрашивает Дженсен.

— Хорошие парни, которые хотят добраться домой. Джефф, наш главный, служил раньше в десанте Службы безопасности, поэтому шаттл мы захватили без особого труда. Но когда бунт разгорелся, то всем кораблям дальнего следования было запрещено приближаться к планете.

Джаред перекатывается на кровати и подминает под себя Дженсена, опираясь на локти по обе стороны его лица. Учитывая немаленький размер Джареда, такая поза должна бы внушать страх, создавать ощущение западни. Но на самом деле Дженсену даже нравится, когда окружающий мир состоит из одного только Джареда.

Джаред неспешно целует его одними губами, точно дразнит, а потом шепчет:
— А потом появился ты со своим кораблем и заставил пилота войти в закрытое пространство — достаточно близко, чтобы мы могли попасть на борт. Ты — чудо.

— Да, я такой, — соглашается Дженсен. — Что будем делать теперь?

Джаред еще какое-то время тычется губами в висок Дженсену, не отвечая. Дженсен не против: он спрашивал просто так. Ему все равно, что они будут делать дальше. Кроме того, так приятно подставляться под жаркие и нежные губы Джареда. Даже тошнота почти прошла.

— А если на Марс? — наконец-то предлагает Джаред. — Джефф слышал, что остальные беженцы с Нептуна основали там колонию. Служба безопасности космоса туда не дотянется.

Дженсен кивает. Джаред снова отвлекается на поцелуи. Он такой горячий и тяжелый, а вокруг слышен только его дурманящий запах. Дженсен весь раскрывается навстречу, и внезапно его охватывает давно забытое желание. Такого не было с тех пор, как Джареда увезли. Дженсен подается вперед, стараясь прижаться ближе, и с довольной улыбкой замечает, как ему в бедро настойчиво упирается немаленький член Джареда.

— А где сейчас Джефф и остальные? — спрашивает Дженсен как бы невзначай. 

Джаред ухмыляется, сверкая глазами, тоже легко понимая намерения Дженсена.

— Они решили не мешать мне и моему парню, который прилетел на помощь через всю солнечную систему. — Он чуть отстраняется, пристально изучая лицо Дженсена. Тот неподвижно лежит на кровати, позволяя себя разглядывать. — Знаешь, — продолжает Джаред, — по-моему, они нам завидуют.

Губы Джареда трогает улыбка, когда Дженсен медленно расстегивает молнию на его рубашке. Грудь у Джареда потрясающая: гладкая и мускулистая, — и Дженсен окончательно стаскивает рубашку, стараясь обнажить как можно больше, зачарованный абсолютной безупречностью.

— Очень надеюсь, что тебя не вывернет на меня второй раз, — бормочет Джаред, спуская с бедер Дженсена штаны и переворачивая его на живот.

Дженсен пытается подняться на колени, но штаны мешают, а Джаред совсем не помогает, хватая за бедра и подтягивая туда, где ему удобнее. Сначала он игриво прикусывает загривок, потом захватывает кожу губами и оставляет мокрые следы. Язык и губы скользят по шее, и у Дженсена подгибаются колени.

Он едва не падает на живот, но Джаред подхватывает его. Он запускает руку Дженсену под рубашку, накрывая сердце. И, словно почувствовав, как оно бьется под его мозолистой ладонью, Джаред вдруг с хриплым рыком прижимает Дженсена к себе еще крепче.

Прикосновения становятся все лихорадочнее, грубая ткань форменных штанов Джареда колется, когда Дженсен трется о него голой задницей. Он даже не может раздвинуть ноги достаточно широко и пытается хоть как-то удержаться, балансируя на руках и коленях, когда Джаред накрывает его. Член стоит так, что даже больно, смазка каплями стекает вниз. 

— Джаред, — выдавливает из себя Дженсен. Он пытается сказать еще что-нибудь, дыхание перехватывает.

— Тебе больно? — отрывисто спрашивает Джаред. — Помедленней?

Наверное, так для Дженсена было бы лучше: он не трахался очень давно. Последний раз в тот вечер, когда забрали Джареда.

А Джаред сейчас очень возбужден, на медленный и нежный секс рассчитывать не приходится. И все же…

— Нет! Растяни меня и трахни.

С губ Джареда срывается исступленный, почти звериный стон. Он пытается найти смазку — это дает Дженсену секундную паузу, и тот замирает на кровати, тяжело дыша.

Внезапно прохладные и влажные пальцы раздвигают ягодицы, и Дженсен не может сдержать дрожи. Джаред в ответ издает нетерпеливый хриплый рык. Осознание того, что Джаред смотрит на него, хочет его, что желание взаимно и бесконечно — все это заставляет Дженсена уткнуться раскрасневшимся лицом в подушку, тщетно пытаясь выровнять сбившееся дыхание. 

— Господи, — выдыхает Джаред. — Господи-и-и...

Он снова накрывает его своим телом, касается губами лопаток, усыпая их нежными поцелуями. Скользит рукой между ягодиц, прижимает подушечку пальца к анусу, желая ощутить, как тело Дженсена раскроется под его прикосновениями.

Джаред надавливает сильнее, и это не совсем приятно. Мускулы против воли сжимаются от странного ощущения, но Джаред прикусывает кожу на лопатке и продолжает медленно, но неумолимо проталкивать пальцы глубже.

— Ну же, Джен, дай мне взять тебя… — бормочет он, и постепенно, как и ожидалось, Дженсен расслабляется.

Внутри двигается длинный и скользкий палец, и Дженсен не может решить, то ли насадиться поглубже, то ли отодвинуться. Он нетерпеливо дергает бедрами, пока Джаред растягивает его сильней, добавляя второй палец и все время то покрывая поцелуями, то прикусывая Дженсена за плечо. От Джареда пышет жаром, и первоначальный дискомфорт сменяется безумной, неутолимой жаждой.


Джаред тяжело дышит, матерится и трахает Дженсена пальцами все быстрей, ловя кайф от непристойного хлюпанья в заднице. Ему удается вытянуть из Дженсена сдавленный всхлип, и он тут же накрывает его своим телом, словно в утешение. Колючая щетина царапает ставшую слишком чувствительной кожу, и Дженсен снова стонет.

— Боже, ты бы себя слышал! Блядь, такой классный... Готов для меня, да? Ты ждал этого столько же, сколько я. Знаешь, как я, блядь, мечтал снова тебя трахнуть?

Пальцы выскальзывают из задницы с пошлым звуком. Из Дженсена словно вынули все кости. Он отчаянно впивается пальцами в подушку, судорожно дергая плечами, когда желание внутри сворачивается в тугую спираль. Он едва понимает, что происходит, успевает только почувствовать большую ладонь Джареда на бедре, как тот уже тянет его на себя, тычется твердой круглой головкой члена. И тут же рывком входит — одним невозможно сладким движением, тверже и глубже, чем доставали пальцы.

Перед глазами плывет от мощного и неожиданного проникновения, от ощущения члена Джареда глубоко внутри. Дженсен роняет голову на матрас, утыкаясь лбом, и судорожно ловит воздух непослушными губами.

Джаред такой большой, его так много внутри, даже пошевелиться нельзя. Дженсен словно насажен на неумолимо твердый член Джареда — будто чтобы удержаться, ему даже не обязательно упираться коленями в кровать. Задница крепко сжимается вокруг члена — кажется, можно почувствовать выпуклую вену снизу. Нет места даже для вдоха.

Джареда он не видит, только чувствует: тот, неловко согнувшись, обнимает его всем телом, тяжело дышит в затылок, неуклюже целует в щеку, в уголок приоткрытых губ — словом, везде, куда может дотянуться.

— Люблю тебя, — признается Джаред.

— Да, — тут же соглашается Дженсен: он сейчас влюблен в Джареда больше, чем когда-либо в жизни. — Тоже люблю тебя. Так сильно.

Джаред крепко целует его между лопаток, так что плечи прогибаются, а затем, прижав Дженсена к матрасу, медленно, дюйм за дюймом, вытаскивает член — задницу саднит от жаркого дразнящего ощущения, а потом Джаред снова проникает внутрь, вбиваясь яростными короткими толчками.

Дженсен кричит, но в этот момент Джаред входит до конца, от чего Дженсен проезжает вперед по кровати и утыкается лицом в подушку — крик выходит глухой и полузадушенный. Джаред ни на миг не сбивается с ритма, а лишь перехватывает его под животом и подтягивает ближе к себе, насаживая на член.

Ощущения практически на грани возможного: Джаред, прижимающийся к его спине мокрой от пота грудью и обнимающий его со всех сторон, движение горячего члена глубоко внутри. В глазах темнеет, и с каждым безудержным толком Джареда перед взором рассыпаются искры, а тот продолжает насаживать его все глубже и глубже.

Дженсен каким-то отдаленным уголком сознания понимает, что издает абсолютно нелепые звуки — жадные и всхлипывающие; впрочем, Джаред с его довольными стонами и пошлыми комплиментами недалеко ушел. Даже собственный стояк, настойчиво требующий внимания, кажется не таким уж важным. Единственное, что Дженсен сейчас чувствует — да еще как чувствует! — то место, глубоко внутри, куда вбивается член Джареда. Каждый толчок как удар сердца.

А само сердце того и гляди взорвется.

Внутри Дженсена — одновременно будто бы везде и нигде — волной поднимается странное тянущее чувство. И неизвестно, как удержаться на краю, как не сорваться вниз и не разбиться насмерть: Джаред погубит его, затрахает до безумия.

— Джаред, Джаред… — говорит, нет, пытается сказать Дженсен: от каждого толчка, сильного и неумолимого, с губ срываются невнятные звуки. Джаред трахает его так самозабвенно, что содрогается все тело.

В ответ Джаред лишь крепче прижимает его к себе, и Дженсен захлебывается вдохом, пытаясь глотнуть хоть каплю воздуха.

А потом Джаред опускает руку, обхватывает член Дженсена, и все неясное, умопомрачительное, безумное желание внезапно сосредоточивается в одной яркой точке. Острое возбуждение вспыхивает и отдается болью, с криком прокатываясь по всему телу. Дженсен резко дергает бедрами, почти сбросив с себя Джареда. Но тот с хрипом впечатывает Дженсена в кровать, наваливаясь на него всем весом и не обращая внимания на отчаянное сопротивление и жадные всхлипы.

А когда Дженсен не сдается, Джаред на пару мгновений перестает трахать его — лишь для того, чтобы силой прижать к матрасу, не оставив ни единого дюйма свободы, и войти еще глубже, хотя это и кажется уже невозможным.

С губ Джареда срывается мучительный гортанный стон. На пару секунд он замирает. Дженсен подмял под себя его руку и с трудом дышит, уткнувшись в пропитанную их потом подушку. Перед глазами все плывет, даже голова кружится. А затылок обжигает горячее дыхание Джареда. Дженсен лежит, чувствуя, как постепенно уступает тяжелому телу сверху и твердому члену в заднице.

Джаред наконец-то собирается с силами, подаваясь вперед. Дженсен инстинктивно вдыхает, когда давление на грудь ослабевает. Миг свободы — и Джаред грубо сжимает ладонью его налитой член, собирает подушечками пальцев смазку с головки, размазывает ее по всей длине. Дженсен вздрагивает даже от такой малости.

Джаред берет все на себя и трахает Дженсена, вбиваясь бедрами в задницу так неистово, что тот с каждым толчком проезжается вперед по кровати. Постоянное движение туда и обратно дарит ощущение, которое нельзя назвать ни болезненным, ни приятным — оно просто вне всех классификаций. Все в нем пульсирует, горит и ноет от желания.

Можно было бы попытаться не поддаваться Джареду, вот только еще немного — и Дженсен рехнется от того, с какой упертой решимостью тот намерен довести его до оргазма. Джаред настойчиво дрочит ему, ведя вверх и вверх, с каждым движением приближая неотвратимое.

Наконец, когда Дженсен не может уже даже сфокусировать взгляд, яйца поджимаются и он кончает, долго и беспорядочно. Ощущение настолько сильное, что, кажется, ребра вот-вот сломаются. Сперма заляпывает живот и бедра, но в основном достается кровати.

Он рефлекторно сжимается вокруг члена в заднице, и Джаред на миг останавливается, а потом грубо перехватывает его бедра поудобнее и с рыком вбивается в последний раз.

Он снова застывает — Дженсен, еще не до конца пришедший в себя, даже не понимает, что происходит. Он просто провисает в руках Джареда в ожидании. Тут Джаред меняет положение, и теперь, когда его член уже не заполняет Дженсена до отказа, сквозь тугое кольцо мышц начинает течь сперма. Дженсен чувствует, как она стекает по ягодице, по внутренней стороне бедра, так интимно и грязно. Задница ноет, словно один сплошной синяк. 

Положив большую ладонь на поясницу Дженсена, Джаред осторожно вытаскивает член. Затем он укладывает Дженсена на кровати и подтягивает выше форменные брюки, застегивая ширинку. И хотя каждая клеточка тела словно горит огнем, Дженсен рад, когда Джаред валится рядом, не оставляя ему ни дюйма свободного личного пространства.

— Было хорошо, — сонно и счастливо признается Джаред. Его дыхание постепенно выравнивается.

— Ага, — отвечает Дженсен. — И меня даже не стошнило.

— Тоже хорошо, — соглашается Джаред. Он дышит все спокойнее, пока наконец не засыпает. Ну да, побег с планеты-каторги, встреча с любимым парнем вопреки всему, крышесносный секс с вышеупомянутым парнем — все это, наверное, жутко утомительно.

Дженсен с радостью бы смотрел на спящего Джареда, запечатлевая в памяти каждый дюйм его потрясающего тела, но тот просыпается слишком рано, разбуженный стуком в дверь. Он рывком садится в кровати, на его лицо страшно смотреть. Надо думать, что там, на Нептуне, внезапное пробуждение не сулило ничего ни приятного, ни безопасного.

Он успокаивающе кладет ладонь на обнаженное плечо Джареда, чувствуя, как напрягаются мышцы, когда тот разворачивается к нему — и тут же расслабляется, узнав Дженсена.

В дверь снова стучат.

Джаред порывается подняться, но Дженсен мягко давит на плечо, останавливая. Он натягивает штаны и перелезает через Джареда, чтобы встать, и все это время отчетливо чувствует, что Джаред за спиной готов вскочить в любой момент.

На пороге стоит симпатичный незнакомец высокого роста. Дженсену достаточно пары секунд, чтобы разглядеть форменную рубашку Службы безопасности — следовательно, это наверняка один из беглецов, кто поднялся на борт вместе с Джаредом.

Дженсен отступает в сторону, открывая дверь шире, чтобы Джаред смог увидеть их гостя.

— Джефф, что-то случилось? Я нужен?

Джефф заходит и сосредоточенно оглядывает каюту: 
— Все нормально. Надо перекинуться парой слов.

Дураку понятно, чем они тут занимались. Джефф изгибает бровь, глядя на Джареда. И тот краснеет, расплываясь в улыбке. Дженсен же нисколько не смущен. 

— На тему чего? — холодно спрашивает он. Дженсен напоминает себе, что следует быть благодарным Джеффу: тот вытащил Джареда с чертовой планеты. Но, с другой стороны, он только заполучил его обратно и еще не готов делиться. Ни с кем. 

Джефф разворачивается, полностью сосредоточившись на Дженсене. Чей настрой, возможно, слишком заметен, так как в обращенных к нему словах нет той теплоты, с которой Джефф разговаривал с Джаредом. Однако при этом — надо отдать должное — держится он профессионально и без осуждения.

— Тело Халлорана отправилось в сопло двигателя. Даже подпалин на фюзеляже не осталось. Пилот сказал, что тебе будет интересно это услышать.

Дженсен сглатывает внезапно подступившую тошноту, но в остальном остается невозмутимым. И кивком благодарит: 
— Спасибо.

Джефф тоже кивает в ответ, и Дженсен с тревогой понимает, что от Джеффа не ускользнула ни одна эмоция, отразившаяся у него на лице. Внезапно он чувствует себя очень уязвимым, так, что трудно посмотреть Джеффу прямо в глаза. Дженсен отступает на еще один шаг и налетает на Джареда. Тот заботливо обнимает его, словно укрывая от опасности.

— Спасибо, Джефф, — говорит Джаред. Даже не зная всех подробностей, которые наверняка известны Джеффу, он достаточно умен, чтобы обо всем догадаться.

Джефф не пытается развить тему дальше и следующий вопрос задает уже им обоим: 
— Все, что мне нужно сейчас знать, — собираетесь ли вы с нами на Марс? Мы хотим высадить экипаж в шаттле после Сатурна, их потом подберет торговое судно. Вы можете отправиться с ними, если хотите, но… — он замолкает, уныло почесывая небритую щеку. И продолжает, пожав плечами: — Выбор за вами.

Джефф безумно хочет, чтобы Джаред полетел с ним. И ничего удивительного — от него наверняка много пользы. А еще Дженсен уверен, что если бы не он, то Джаред даже не подумал бы уйти. Он действительно предан Джеффу.

Но сейчас Джаред смотрит на Дженсена. Даже смешно, честное слово. Похоже, он еще не понял, что Дженсен готов отправиться хоть на край Вселенной, лишь бы они оставались вместе. 

Дженсен улыбается ему и говорит: 
— И на Марсе можно жить долго и счастливо, правда?


Конец.



Сказали спасибо: 49

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1366