ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1339

Недетективная история

Дата публикации: 12.11.2015
Дата последнего изменения: 12.11.2015
Автор (переводчик): Житель палаты;
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: ангст; будущее (не-ау); не-АУ; романс; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Примечания:

Посвящение: Орикет.
Примечания автора: не-АУ, действия происходят после окончания съемок в Сверхъестественном, приблизительно 2016 год


Саммари:

сериал закончился и Джаред с Дженсеном ведут совместный винный бизнес. Кроме этого у них есть и другие дела, но большую часть времени они проводят вместе. И вот, однажды, во время совместной попойки Джаред допускает чуть больше откровений, чем стоило бы, а Дженсен находит неожиданную вещь в их общем кабинете.


Глава

— Мы завели общее дело, чтобы не терять связи друг с другом или чтобы продолжить большую часть времени жить вместе? — пьяно вопросил у потолка Джаред. — Я все время склоняюсь ко второму варианту, когда размышляю.

— Вполне может быть, — задумчиво ответил вместо адресата Дженсен и глотнул еще пива.

— Ты нарушаешь гармонию этого места своим пивом.

— Я буду гореть за это в аду, — не менее задумчиво и ленно, чем до этого, сказал Дженсен. Помолчал минуту, но со стороны кресла Джареда больше ничего не доносилось — скорее всего, его друг и партнер по бизнесу просто заснул после третьей бутылки вина, — и тогда Дженсен продолжил свою мысль: — Конечно, если не сгорю там за содомию, измены, разврат, лень...

— Чревоугодие? — тут же оживился Джаред.

— Не. За это ты будешь гореть в соседнем котле.

— Вариться.

— А? — не понял Дженсен.

— В котле же — значит, вариться.

— И снова рядом, — расплылся в широкой пьяной улыбке Дженсен.

Он уже был на той стадии подпития, когда еще одна бутылка означала кипучую деятельность и подбивание Джареда прошвырнуться по клубам, а то и выпить в каждом первый коктейль из меню, но еще недостаточно пьян, чтобы забыть, насколько далеки они сейчас от какого-либо клуба.

Зато в нем хватало алкоголя, чтобы засмотреться, как волосы Джареда обрамляют лицо. Тот уже почти спал, и выглядел так юно, что воспоминания вынырнули из глубин памяти, словно все это время прятали там, на дне, спасательный жилет и именно сейчас его надули.

Нет, они с Джаредом не делали вид, будто ничего не было. Скорее, вели себя, как бывшие любовники, умудрившиеся разойтись друзьями, иногда даже шутили на эту тему. И бесконечный флирт бонусом, естественно. И конвенции, конечно же, конвенции. Там можно было дурачиться сколько угодно и представлять то, чего и в помине не намечалось.

Но были — конечно, были — такие редкие моменты, когда завеса падала и Дженсен вспоминал ту ночь. Сколько лет-то прошло? Много. Уже и не помнится совсем, как жили вместе в одном доме. Не помнится и что за день был, и какого хрена выпили. Точнее, в памяти не сохранилось, какого хрена выпили так мало, что свалить произошедшее на алкоголь не было вообще никакой возможности.

Джаред, не открывая глаз, поднес бокал к губам и сделал глоток.

— Ты чего там затих? Спишь?

— Не-а, — голос прозвучал хрипло, но Дженсен ответил почти нормально. — На тебя любуюсь.

— Смотри там, от красоты не ослепни.

— Было б от чего, — привычно вернул подколку Дженсен.

А ведь было. Джаред был очень красив, особенно когда улыбается или играет с детьми. Извращение, конечно, но Дженсен обожал смотреть на Джареда с детьми и собаками. Дрочил бы на его фотку с Сэди и Томом, если бы почетное место не было уже занято снимком, где они вместе.

О да, то самое «гейское» фото. Дженсен пялился на Джареда, как влюбленная девочка с брэкетами. Обожанием в глазах пытался прикрыть наличие члена.

Но та ночь доказала, что Джареду иногда бывает пофиг.

Они сорвались как со скалы. Трахнулись на полу в классической коленопреклоненной позе, обдирая горло стонами. Джаред сначала требовал не церемониться, но где-то по пути просрал всю свою смелость и потом просил быть хотя бы человечным, если уж не нежным. И кончил с членом Дженсена в заднице. Был настолько охуенен, что никаких гадалок не нужно, мучений, долгих размышлений — ничего. Это любовь, и все тут. А еще ошибка размером с океан.

Они тогда так и решили для себя, что это была ошибка. Сериал не факт, что продолжили бы, гейская репутация к ним и так приклеилась, а Джаред еще вдобавок и не гей. Зато после принятого решения произошедшее не смогло помешать их самой крепкой на свете дружбе.

А пока Дженсен глотал свое пиво и пожирал глазами потягивавшего вино Джареда, тот собрался с силами и выпалил то, ради чего они завели сегодняшнюю пьянку.

— Жен угрожает разводом.

Дженсен сделал особенно затяжной глоток и, будь его воля, так бы и не разорвал поцелуя с бутылкой, но Джаред сел прямо, отставляя в сторону свой бокал, и уставился ему прямо в глаза. Ну и что теперь пить залпом, если взгляд уже пойман и все? Джаред просил поддержки. Кто Дженсен такой, чтобы устоять? Он, конечно, бывал весьма холоден, но в камень пока еще ни разу не обращался. Хотя… кто знает, учитывая его слова «поддержки»:

— А чего ты хотел? Ты с ней когда сексом-то занимался?

— В прошлую субботу, доктор, — отвратительно и крайне пьяно гримасничая, протянул Джаред. — Мне не нужен краткий курс сексологии от того, кто жену голой последний раз видел в минувшем году.

— А вот и не правда. В этом тоже видел.

— Да ну? Это как у тебя времени хватило между… кстати, трахнешь еще хоть одного нашего работника — и я тебе яйца отрежу.

— Боже. Данниль и та больше интересуется, что бы надеть, чем где мой член побывал. Ревнуешь?

— Я серьезно.

— Если так, то никого не трахал. Честно. Не смешиваю работу и удовольствие.

Джаред окинул его взглядом, точно сообщавшим о двух процентах веры, которые где-то еще затесались. О двух, не больше, и отчетливо проговорил:

— Ну да. Конечно.

— То было исключение. Вообще единственный раз. А ты даже не представляешь, как часто мне предлагали.

— Я видел твои фотки. Тебе всю жизнь что-нибудь да предлагают.

— Ты ржал над ними вместе с Данниль.

Джаред сморщился, видимо, вспомнив, как тут же разлюбил Данниль за то, что смела смеяться над фотками столетней давности, где Дженсен — наикрутейший манерный пидорас. Надо ж на такое обижаться. И ведь не спустил ничего. Не забыл. До сих пор они с ней были как на ножах.

И как бы Дженсен ни старался, по осунувшемуся виду бывшего партнера по съемкам было ясно: все у него серьезно, и совет ему нужен тоже серьезный. Дженсен тяжело вздохнул, отставил свою обожаемую бутылку на почему-то единственный стол их общего кабинета. Сейчас, под градусом, его и правда больше волновало, почему они не поставили два стола, но спрашивали его о том, что он пока еще мог идентифицировать как важное.

— Жен не серьезно. У нее контракт, а неустойки она не покроет, даже если продаст всю свою семью на органы.

— Фу, чувак, даже я до таких шуток обычно не скатываюсь.

— Ну уж прости. Серьезно. У вас трое детей, а ее брачный контракт составлял ты сам. Если у Жен есть хотя бы намек на интеллект, она тебя просто пугает.

— Пугает. Я это знаю, она это знает, дети, слава богу, этого пока не понимают, а теперь еще знаешь ты. И все, это максимальный круг зрителей, которых я хочу в этой ситуации. Но не она. Она решила окончательно вскрыть мне мозг.

Джаред пьяным мутным жестом вцепился себе в волосы, растрепал их до состояния вороньего гнезда и только потом поднял растерянный взгляд. Дженсен тяжело сглотнул. Аппетитность зрелища лично для него была зашкаливавшей, а член моментально потяжелел в штанах. Все-таки хорошо, что они с Джаредом познакомились, когда Дженсен был намного старше озабоченных восемнадцати лет. Он просто стер бы член на хрен и все равно сдох от перевозбуждения.

— Знаешь… она же снова завела эту шарманку. Считает, что мы с тобой спим. И это при том, что я ни одной живой душе не обмолвился о том единственном разе, — Джаред говорил все это глаза в глаза, а пауза в конце оказалась слишком вопросительной, чтобы Дженсен смог ее проигнорировать.

Разведя руки в капитулирующем жесте, Дженсен состроил крайне оскорбленную мину.

— Да ты шутишь? Я даже о своих настоящих интрижках с мужиками никому не рассказываю. Что там, у меня есть компромат и точки воздействия на каждого, кому я присунул даже по бухой лавочке. Так что и они молчат. А ты мой друг, и очень близкий. Я бы так не поступил.

Джаред все равно выглядел несчастным. Пьяным и несчастным. Одним словом — добыча. И ведь не раз уже так испытывал Дженсена самым худшим, чем только можно — доверием.

— Не знаю, Дженс. Она ревнует. После окончания съемок еще сильнее, а ведь я дома, с детьми. Таскаю их всюду, играю с ними, выполняю супружеский долг, так что сотри эту ухмылку со своего лица. Но, само собой, мне приходится работать. После окончания съемок я три месяца провел с ними.

— Ты три месяца провисел на телефоне. У меня весь ноут забит видюшками с твоими детьми, Джей Джей собралась замуж за Тома, потому что считает его телезвездой.

— Ты не говорил, — Джаред горделиво распрямился, сверкая шикарной улыбкой.

— Чтобы ты не задавался.

— Вечно ты опускаешь меня на землю.

— Кто-то же должен это делать, — Дженсен улыбнулся и допил свою бутылку одним глотком.

Жутко хотелось еще. С Джаредом вообще всегда хотелось еще. Оценив по-быстрому свое состояние, Дженсен решил, что еще бутылочку ему можно, но когда его качнуло около рабочего стола не в сторону бутылки, а в сторону стены, и он снес уродскую картину, принесенную Джаредом, стало понятно, что прогноз был неверным.

— Ты в порядке? — моментально оказавшись рядом и уже ощупывая Дженсена во всех ломких местах, спросил Джаред.

— Унижен, но цел.

— Да ладно тебе, чувак. Я видел тебя и в более неловких ситуациях. А это что?

Джаред поднял с пола маленькую черную… камеру. Ну да, Дженсен не раз видел в реквизитных такие штучки. Вот только эта, похоже, была настоящей.

— Охренеть. Скажи мне, что это ты хотел сделать пикантную запись со мной, трахающим Педро, в главной роли, — но по вытянувшемуся лицу Джареда Дженсен понял, что предположение не терпит критики.

— Ты же сказал, что никого у нас здесь…

— Я надеялся — последние тридцать секунд уж точно, — что ты просто мне не доверяешь.

— Я тебя разочарую, — глухим голосом ответил Джаред и встал, моментально протрезвев.

Он аккуратно поднял картину с изображенными на ней виноградниками, повесил на место и только после этого прошел к своему креслу. Дженсен, тоже изрядно растерявший долго набиравшийся градус, шел за ним как привязанный, пытаясь разглядеть мелкий предмет в руке Джареда.

— Предположения есть? — не удержавшись, в итоге спросил Дженсен.

— Есть. Я как раз тебе о них рассказывал. Жен окончательно потеряла голову от ревности и — я думал, мне показалось, но теперь вижу, что не просто так, — наняла детектива.

— Эх, Джаред, ты такой деспот, а девчонки все равно тебе на шею вешаются. Вот за что они тебя любят? — Дженсен тяжело рухнул в кресло, откидывая голову и закрывая глаза. Ему не хотелось подробностей. Не сейчас. Но времени на отложить, скорее всего не будет. — Просто сломаем или там можно перезаписать?

— Первый раз такую штуку вижу. Сломаем, наверное. За ней точно скоро придет тот, кто ее установил, но мы-то ее нашли, уронив картину, так что на место все равно не поставим... или?

— Нет, я ничего не видел, когда ронял, и твою жену обожаю. На ее фоне я даже себе кажусь умнее, — Дженсен хмыкнул, не открывая глаз, но все равно почувствовал неодобрительный взгляд Джареда. — Так что не надейся, я это не специально.

— Мы тут сколько пьем? — встав, спросил Джаред.

— Часа три уже. Наговорили много, и тот маленький случай из прошлого — самое безобидное.

Дженсен как раз приоткрыл один глаз, когда Джаред аккуратно положил камеру на пол и тогда уже со всей дури придавил ее каблуком ботинка. Еще раз и еще, кроша детище высоких технологий.

— За ней скоро должен прийти владелец, — задумчиво произнес Джаред, поднимая с пола крошки, оставшиеся от камеры.

— С чего ты взял?

— Она ни к чему не подключена. Питания не хватило бы надолго.

— А может, его не интересует надолго. Заберет, когда будет безопасно, посмотрит, что успело записаться. Не каждую ж секунду нашей жизни он будет записывать.

— Тоже верно… — задумчиво согласился Джаред и плюхнулся обратно в кресло. — Интересно, это первый раз, или она уже давно смотрит такие вот прикольные видео?

— Не знаю. Твоя жена, в конце концов.

— В первый… черт. Мы с тобой такую херню несем, когда наедине… Точно в первый.

Дженсен пожал плечами в знак того, что не ему судить, и стал планомерно обшаривать комнату. Проходя мимо стола, включил ноутбук, подключился к камерам. Вот не зря ему паранойя подсказывала этот шаг. Не зря. На экране мелкой сеткой открылись записи со всех восьми установленных камер. Вон Педро со всеми своими мускулами, Анна и Грег, все трое работают. За то Дженсен их и нанял: люди умеют хорошо работать. А вот остальные шесть человек были новичками. Ну а тех, у кого не было доступа в дом, он пока считать не будет.

— Дженсен? — вопросительно подняв бровь, спросил Джаред.

Впрочем, удивление не помешало ему послушно встать и последовать за Дженсеном в уборную, когда тот его поманил. Может быть, стоило просто выйти из комнаты, но Дженсена внезапно накрыло веселостью. Ну правда же, как можно было упустить такую возможность и не поиграть в шпионов?

Уже затащив Джареда в ванную и выкрутив вентили на полную, он почувствовал себя идиотом, но тут до Джареда дошло, и они оба не сдержали дикий ржач. Гыгыкали, как идиоты, наверное, минуты две кряду. Первым успокоился Джаред, взял Дженсена за плечи, слегка встряхнул и очень серьезно сказал:

— Это не твои проблемы. Поверь, если что-то из твоих темных секретов всплывет из-за неуемной ревности моей жены, ее адвоката хватит приступ от составленного мной иска.

Наверное, Дженсен был все еще слишком пьян, а они слишком близко стояли, потому что он просто улыбнулся Джареду, скользнул рукой ему на затылок и притянул в неловкий, медленный поцелуй.

— Прости, — еще толком не отстранившись, прошептал Дженсен.

Джаред ничего не ответил, смотрел, словно видел первый раз, и ничего не говорил. Только руку положил на собственный затылок сразу же, как только там освободилось место.

— Ну… будем считать, что я просто не сдержался. Ты такой милый, а я здесь торчу без секса вторую неделю…

— Все в порядке, — перебил бессмысленное бормотание Дженсена Джаред. — У нас было и похлеще.

— Да, запомнился мне тот разок, — Дженсен просто не успел прикусить язык.

— И мне… — а вот Джаред очень ощутимо успел себя оборвать.

Дженсен даже слышал, как клацнули его зубы. Вообще, он же ни разу не испытывал терпение Джареда. Никогда не пытался получить от него больше, чем дружбу. Никогда сам не вел себя, словно манерный пидорас, и всегда поддерживал эту игру на публику. Им вместе всегда было офигенно. Дженсен спокойно клал руку Джареду на плечо, и тот чувствовал только поддержку, понимание и участие. Джаред никогда не подумал бы, что Дженсен может хотеть от него большего. А Дженсен отвечал на его доверие крайним пиететом по отношению к их дружбе.

И вот они провели вместе столько неразлучных лет, стояли теперь в ванной, как заправские шпионы, а Дженсен жалел об упущенных годах. Джаред позволил снова поцеловать себя. Согнулся слегка, обнял за плечи, в то время как Дженсен держал его обеими руками за талию. Мягкие губы, горячий и юркий язык, вроде бы все как у всех, но осознание того, кто тебя ласкает… о, Дженсен умел ценить эти мгновения.

Как он и ожидал, Джаред отпрянул сразу же, как только в штанах напряглось. Почувствовал, засранец, испугался.

— Постой, — практически выдохнул он прямо в губы Дженсена. — Просто подожди.

— Да, конечно, — Дженсен отошел максимально далеко, насколько это было возможно в не самой большой ванной. — Что-то меня занесло. Извини.

— Что с камерой? С детективом? Мы уже не такие публичные, но всколыхнувшаяся волна фанатских «а мы знали» и «да они пидоры» не будет полезна ни для какого бизнеса.

— О, — глубокомысленно заметил Дженсен. Что неожиданно, само происшествие Джареда трогало не так уж и сильно.

Любопытно.

— Может, попробуем его перекупить? — состроив брови домиком, невинно спросил Джаред.

Дженсен кивнул, закрыл кран и проследовал за ним на выход, но мыслями остался в ванной и коротком диалоге, первом за много лет. Наверняка значащем больше, чем он привык.

А Джаред уже шепотом посвящал его в наработки наспех составленного плана.

***

Вообще, Дженсен привык хранить тайны. Свои, чужие, всякие. Можно сказать, он делает это профессионально, если не виртуозно. Джаред не раз называл его параноиком, а иногда и маньяком, но и свои тайны доверял. Своими же Дженсен делиться не любил. Если он мог хранить чужие секреты, это еще не значило, что мог поверить, будто кто-то другой способен на такую же конфиденциальность.

Джаред обижался жутко, ведь Дженсен многое скрывал и от него, но прямо сейчас светился от счастья, что целиком и полностью было заслугой Дженсена, страдающего хитровыебанной манией преследования.

- Поверить не могу! Да ты и правда маньяк, - из-за стены объявил Джаред.

- Ладно тебе. Мы отремонтировали это здание, мог же я позволить себе такую мелочь, как потайная комната.

- Это все равно не здорово, - Джаред посмотрел самым осуждающим взглядом Сэма Винчестера, чем заставил член Дженсена неудобно напрячься в штанах, как в былые времена.

- Зато полезно. Заходи, - Дженсен слегка пихнул Джареда в плечо и прошел в комнату за ним.

Небольшое помещение, которое можно было бы принять за еще одну комнату, находилось точно за стеной с книжными шкафами, зеркалом и полками для всяких мелочей. Даже затвор имело классический - спрятанный за половинчатой книжкой рычаг. Укрепленная дверь открывалась внутрь, что исключало царапины на полу и очень умиляло Дженсена.

Честно говоря, не так уж часто он ею пользовался. Да и построить решил внезапно. Винодельня как раз находилась на стадии реставрации, многие помещения перестаивались полностью, и вроде бы он не собирался вносить никаких непредвиденных изменений в проект, но у него случился разовый перепих с садовником, а Данниль об этом узнала. Скорее всего, потому что у нее тоже рыльце было в пушку. Причем в том же. Но для душевного состояния Дженсена причины не имели значения, ему срочно потребовалось его собственное место для грязных секретов. Шкаф, в котором все скелеты будут расфасованы, учтены и под наблюдением. И все как-то накатило, и Дженсену показалось отличной идеей сделать в кабинете потайную комнату. Раскинутая на весь дом, правда, не записывающая, а только транслирующая всё на шесть мониторов сложная видеосеть, удобный диванчик, письменный стол, несколько книжных шкафов - этого хватило, чтобы успокоить параноидальный приступ Дженсена.

Заходил он в свое убежище за последние полтора года не чаще раза в два месяца и каждый раз ощущал себя каким-то уборщиком Мигелем или Хуаном… или Марией. Потому что с тряпкой и метелочкой смотрелся слишком уж органично. На свой собственный вкус. И это удручало чуть ли не более всего.

Джаред осматривал его тайное логово с любопытством и восторгом малого ребенка - именно этим он, как правило, и влюблял в себя людей. Дженсен любил Джареда за неординарный ум, поганый характер и жилистые стройные ноги. Сейчас тот, наконец, наел хотя бы немного мяса и, хотя все еще не походил на шестисезонного коварного и бездушного Сэма Винчестера, смотрелся очень даже недурно. Что Дженсен и говорил Джареду по телефону каждый раз, когда тот с семьей выезжал на какой-нибудь пикник или что-то типа того, и к нему подкатывали боготворящие его фанатки, а Женевьев красочно низводила Джареда сначала до людей, а потом и до рептилий.

Дженсен выкинул из головы ненужные мысли и решил сосредоточиться на деле. Включил компьютер, который не только не забывал программно обновлять, но и железо держал в тонусе. Хотелось похвастать, что неплохо намастачился обслуживать эту электронную зверюгу, но Джаред, сволочь, наверняка высмеял бы.

- Чего лыбишься? Быстрей, - кинул Джаред через плечо, не глядя.

- Уже почти все. Списки просмотрел?

- Ага. Из новеньких и говорящих по-английски…

- Разве Жен не говорит по-испански?

- Я даже отвечать на это не буду, - Джаред и головы от списков не поднял. – В общем, под подозрение попадают трое, но в целом спешить не стоит. Давай сидеть здесь и ждать.

- Ты уверен, что камера никуда не транслировала ничего по сети? – Дженсен устроился на диване и уставился через четырехфутовое зеркало, какие бывают в допросной, в их пока пустой кабинет.

- Уверен. Это же ты все стены вдвое шире сделал. Армированный бетон и без глушилок любые сигналы сбивает. Так что… ну, это точно маловероятно. Ему под дверью надо было сидеть, чтобы хоть что-то поймать с этой видеокамеры.

Дженсен потянулся и решил не комментировать. А то Джаред снова пустится в свои разглагольствования о шапочке из фольги, которую Дженсен от него до сих пор прячет, несмотря на то, что они лучшие друзья.


Полчаса прошли как минута. Для Дженсена, по крайней мере. Он любовался сосредоточенным выражением лица Джареда, представлял, что сделает с крысой, проникшей к нему на винодельню, и уже обдумывал свой разговор с адвокатом. О да, он не был идеальным. Внутри. Но за этот секрет он не переживал - почти никто не видел дальше его мордашки, которая с годами хоть и утратила кукольность, но менее красивой не стала. Он с самодовольством вспоминал одного режиссера, который, приставая к нему, отчего-то решил, что Дженсен не сможет скрутить обидчика в бараний рог, и был очень удивлен отказом, настойчивым таким, но без лишней грубости. Кажется, паранойя Дженсена зацвела буйным цветом приблизительно тогда… И Джаред выбрал именно этот момент, чтобы продолжить свои пьяные излияния, несмотря на то, что оба протрезвели в тот же момент, как обнаружили скрытую камеру.

- Вот что ей не так? Я же и правда не изменяю, но она не верит. Я говорю ей: «Эй, детка, я люблю только киски», и она ярится только сильнее.

- Может, не стоит употреблять слово «киски»? – лениво предположил Дженсен, но его не услышали.

- Я упоминал ее везде, упоминаю и сейчас. В каждое интервью пихаю свою невъебенную благодарность матери моих детей. Пытаюсь быть хорошим парнем, с тех пор как Джефф проехался по мне за третьи роды Женевьев. Как будто здоровье детей не важнее всего…

- Ну, вообще, при склонности твоей жены рожать более двух суток, уже можно было как-то сжалиться и предложить ей роды в больнице. Хотя, если здоровье позволяет...

- Мы с ней в этом вопросе одно мнение имеем, - сверкнув сердитым взглядом, решительно отрезал Джаред и собрался продолжить жаловаться.

- Да уж, имеете вы это мнение. Не, чувак. Не пойдет. Изливаешь мне душу, так слушай критику. Ты деспот. Натуральный техасский деспот, который просто изничтожил карьеру своей жены, довольно миловидной и достаточно латинистой на вид, чтобы ей предлагали роли.

- Да она может жить на одни только алименты!

- Ты вообще видел ее брачный контракт? Даже у меня совесть пыталась проснуться, а ведь я априори на твоей стороне.

Джаред сердито фыркнул, но не смог не вставить последнее слово:

- Мог и послушать, как друг нудит.

И ведь как обычно. Все как обычно, если не считать просчета Дженсена с поцелуем. И ведь молчал бы о нем, но не смог и ляпнул быстрее, чем подумал:

- Мог бы. Но мне сложно сосредоточится на словах, когда я помню, каковы на вкус произносящие их губы. Что там было про измены? Не повторишь?

Джаред на секунду замер, сначала даже делал вид, что ни хрена не расслышал, но потом стал медленно разворачиваться от прозрачного зеркала, и черт бы его подрал. Это же не дешевый триллер, можно было бы и побыстрее.

И именно этот момент детектив выбрал, чтобы явиться за камерой. Дженсен чуть с кресла не вывалился на пол.

- Да это же Мигель! Он же охранником устроился. Вот жук! – Джаред шипел, забыв о звукоизоляции этой комнаты.

У Дженсена даже возникла мысль, а не связать ли Мигеля и не посадить в этой комнате. Кричал бы тут себе. И Жен бы вся извелась без вестей от детектива, извела бы Джареда и… и что? Джаред искал бы утешения в объятиях Дженсена? Ага, щас. Было, проехали. Дженсен все их знакомство намекал Джареду, что все возможно, но тот играл в слепого, предпочитая искрящую флиртом дружбу. Пока они снимались девять месяцев в году, Дженсена это тоже устраивало. Сейчас Джареда стало слишком мало в его жизни, и Дженсен начал, скажем так, злоупотреблять бесплодными мечтами.

- Ну что? Вместе мы его скрутим вполне. Могу ему пришить статью, этой видеозаписи хватит.

Мигель как раз в недоумении шарил в поисках камеры уже на полу. Думал, что она незаметно упала? Он дебил или это приступ паники? Валить в соседний штат со скоростью ветра – вот был бы умный поступок.

- Блядь! – выразился с той стороны зеркала Мигель. – Блядь-блядь-блядь…

- Не поспоришь, - согласился с ним Дженсен, оторвался от дивана и все же подошел к застывшему в кресле Джареду. – Ну как? Я тушу в комнате свет, а ты включаешь блокиратор дверей? Или все-таки поступим как взрослые и вызовем полицию, а потом выставим внушительный иск?

Вот теперь Джаред отмер. Заухмылялся, бросил короткое «Действуем по плану» и практически прикипел к пульту управления системой… вообще-то, безопасности, но в данный момент это явно было скорее игровой системой. Чем-то вроде «устрой комнату страха из обычного дома параноика».

Дженсен вырубил свет, отметил, как в инфракрасных камерах вздрогнул Мигель, и успел плюхнуться в кресло еще до того, как тот бросился к дверям и понял, что они закрыты.

- Боже, благослови Америку. Мой юрист покончил бы с собой, если бы не закон о собственности, - Дженсен бормотал это скорее для себя, прильнув к экранам.

Мигель метался у двери, но очень быстро взял себя в руки. Все-таки профи - он упал на колени перед замком, похоже, уже давно нашарив в кармане отмычки. Дженсен кивнул Джареду и тот щелкнул тумблером, двери разблокировались, выпуская “мышку” наружу. Судя по направлению, в котором “она” побежала, целью был выход к стоянке. Обычно открытый.

Дженсен выждал минуту, напряженно пялясь в мониторы. Джаред встал у него за спиной, а Мигель ковылял вовсе не к стоянке, как ожидалось.

- И куда он? - наконец спросил Джаред.

- Не знаю. В Диснейленд? – шутка была неудачной, и затылок Дженсена хотя и пострадал от подзатыльника, в особой обиде не был.

Как и весь Дженсен. Джаред же тем временем оттолкнул его вместе с креслом в сторону и припал к камерам.

- Он идет к твоей спальне?

- Шутишь?

- Какие шутки, монитор перед тобой, а местность должна быть знакома как никому другому. Полагаю, в самой спальне камер нет?

- Нет, - Дженсен все еще в шоке наблюдал за перемещениями Мигеля и склонялся к тому же выводу, что и Джаред.

- Вот же козел. Пойду выбью ему зубы.

Джаред не действовал резко - напротив, все его движения были плавными, четкими и завершенными. А сжатые кулаки добавляли веса в уже сказанные слова. Дженсен кинул взгляд на монитор в последний раз. И правда… к нему в комнату, больше некуда идти вшивому детективишке. Но бить зубы? Все же это плохая идея. Они же американцы, у них есть для этого адвокаты!

За Джаредом Дженсену пришлось бежать. Он отстал, пока закрывал потайную комнату, да и ноги этому дураку природой были выданы для какой-нибудь спортивной карьеры, судя по скорости. Но все же Дженсен нагнал Джареда до того, как тот высадил челюсть Мигелю.

Сцена показалась бы даже комичной, если бы Мигель, сжимающий в руке что-то очень похожее на камеру вроде той, что они нашли в кабинете, не пытался вытащить нож из заднего кармана, а они вдвоем не стояли дураками в дверном проеме. Дженсен сморгнул дважды и уже хотел было себя щипать, но, как и прежде, темперамент взял свое, как бы он ни отгулялся в тинейджерстве. Немая сцена не успела наполниться звуками, как Дженсен в два шага подошел к стене, украшенной двумя висящими крест-накрест ружьями. Он точно знал, какое заряжено, его и направил на Мигеля.

- Что-то мне уже совсем не весело, - Дженсен говорил негромко, но его явно слушали все. - Мигель, положи нож и выкладывай мне, как священнику, все свои грехи.

- Разбежался!..

- Э-э-э, ты бы повежливей. Мы же из Техаса. Дырок в тебе будет аккурат на самозащиту, - это разморозился еще пять минут назад пылавший праведным гневом Джаред.

Такое развитие событий Дженсену нравилось значительно больше. Меньше абсурда, больше беспрекословного повиновения. Мигель положил нож на пол, предельно медленно поднялся и толкнул его носком к Джареду. Хорошо учуял расположение сил. Молодец, может, и не дурак.

- Ладно, - Мигель ссутулился и весь сжался. - Опускай ружье и не психуй. Мою камеру вы ведь нашли, да?

- Нашли, а когда с тобой закончим, так всю винодельню перевернем - во избежание излишних подозрений, - ответил ему Джаред и убрал складной ножик в задний карман.

Дженсен, конечно, мог бы и попугать смуглого мексиканца, которого скорее всего зовут не Мигель, и родился он в каком-нибудь Чикаго или Иллинойсе, но был ему чуточку благодарен. Северный ледовитый, отделявший Дженсена и его желания от Джареда и Джаредовой задницы слегка потеплел именно благодаря этому детективу. Ружье Дженсен опустил с улыбкой, но вешать на стену не собирался.

- Пройдем в кабинет? Не привык решать дела в спальне.

Джаред пошел первым. Не попытался завести разговор, отгородился странным твердокаменным спокойствием, и спиной к Мигелю не повернулся - шел рядом. Дженсен отстал на пару шагов и боролся с собой, чтобы не взять на прицел голову их неожиданной проблемы - слишком раздражала его близость к самому дорогому… Хотя так думать, наверное, все же не стоило. Джаред за все те годы, когда Дженсен был весьма не против перевести их отношения в иную, горизонтальную плоскость, на постоянной основе, не выявил к таким переменам ни капли интереса. Не отрицал своей привязанности, нередко говорил, что любит Дженсена, но постель - никогда. Эту черту Джаред больше не позволял им пересечь. А Дженсен научился платонической любви, в чье существование никогда не верил. И все же не стоило думать о Джареде, как о самом дорогом. Такие заявления никогда не являются правдой.

В кабинет они вошли в том же гробовом молчании, которое сохраняли всю дорогу. Мигель рыпаться не пытался, только вздрогнул всем телом, когда Дженсен споткнулся.

- Эй, ты же бывший коп, военный, не знаю, кто там идет в детективы. Негоже бояться простого деревенского парня, - в голосе Джареда слышались только шутливые нотки, вот только в этом взыскательном обществе они никого не обманули.

- Коп, - ответил Мигель, не поведясь на провокацию.

Может, в другой ситуации Дженсен и дал бы Джареду разобраться самостоятельно, но больно хорошо он его знал, и сейчас гордость Падалеки вопила и поскуливала, мешая мыслить более предназначенным для этого процесса местом. Наверняка где-то внутри он еще и корил себя за то, что притащил детектива в такую параноидально защищенную жизнь Дженсена… Дженсен поймал себя на отвратительном желании знать, что так и было. Что Джаред переживал за него.

Как это низко. Дженсен мотнул головой, поудобней перехватил ружье, что не скрылось от всеобщего внимания и решил расставить все точки над “ё”, окончательно утратив терпение. Все-таки он не мог видеть нападки на Джареда, как и его переживания.

- Мигель, скажи, раз ты бывший - я очень надеюсь, что бывший - коп…

- Боишься? - хамовато, но только для видимости перебил Мигель. - Вряд ли. Переходи к делу.

- Не боюсь, просто не хочу использовать связи, чтобы разрушить чью-то карьеру. Это… наверное, это противоречит моим религиозным убеждениям.

- Ближе к делу, - выговаривая каждое слово отдельно, снова встрял Мигель.

Дженсен даже спасибо ему за это сказал бы. Может быть. Можно было больше не церемониться. Джаред отошел в тень, слушал внимательно, анализировал. Изо всех сил сдерживал гнев. На себя, на Мигеля, на жену… может, и на Дженсена, а значит действовать надо было быстро.

- Ладно. Кто тебя послал? Зачем? Много ли ты снял? Ну и для ясности - угроза. Я уничтожу все, что тебе дорого, если солжешь, как бы много времени мне на это ни понадобилось.

Джаред вздрогнул при последних словах Дженсена, но взгляда от детектива не отвел. Тот тоже буравил его в ответ. Странно как-то было задавать вопросы, когда отвечающий на тебя не смотрит, но Дженсену так даже больше нравилось.

- Его жена. За доказательствами вашей любовной связи. Снял крепкий сон Дженсена Эклза в гордом одиночестве и пару дрочек благоверного моей заказчицы. К слову, обычных мужицких, без доказательств, что он пидорас. Мне нечего ей явить. Могу только снять шляпу перед либидо ее муженька. Когда я сказал “пару”, то безбожно преуменьшил.

- Я тебе башку оторву, тварь, - рычание Джареда отдалось у всех в поджилках, и если бы он решил выполнить угрозу, то Дженсен уже разнимал бы драку. - Гребаный извращенец!

- Эй! Я всего лишь делаю свое дело! Это мой хлеб! Ничего личного.

- Кстати об этом, Мигель. Как будешь выкручиваться? Сам понимаешь, задание Женевьев ты не выполнишь.

Спокойствие накрыло мягким одеялом. Почему-то Дженсен был уверен, что все скоро кончится и что его ждет куда более приятный вечер. Может, они с Джаредом даже напьются. Может, даже удастся снова украсть поцелуй.

- А мне не надо выкручиваться. Я уже отчитался об отсутствии доказательств.

- Только не говори мне, что был пойман в последний момент. Не поверю, - смешок, с которым Джаред это сказал, был злым и горьким.

Вот уж чего-чего, а этого Дженсен слышать не хотел. И допускать.

- Мигель, - тихо сказал Дженсен, заставляя слушать внимательнее. - Говори. Мы все еще слушаем, а я все еще добр и не звоню своему адвокату. Он же тебя съест и не подавится, ты понимаешь?

- Более чем. Все так, как я говорю. Просто заказчица не поверила и потребовала следить дальше. Я же спец своего дела, это моя специализация. Если я сказал, что объект не трахает кого не положено, значит так оно и есть. Да и раскрыли вы меня из-за ее тупых требований. Камеры эти… в таком месте, это же тупость.

- Есть такое дело.

- Вот именно! Нафиг мне все это, но от предложенного ею гонорара я отказаться не смог, вот и попался...

Повисшая в комнате тишина не раздражала. Давила, но не раздражала. Шорох одежды, да даже гудки в телефоне, который достал Джаред, чтобы спешно кому-то позвонить - все было слышно. Даже сонный ответ Женевьев.

- Прости, что разбудил, сладкая, - Джаред говорил нежные слова, но ни единый мускул на его лице не дрогнул. Дженсен привык, он видел Джареда таким иногда, а вот Мигель явно ждал удара, пусть и метафорического. - Да, прости. Как мальчики? Может, привезешь их с няней сюда? Свежий воздух, Данниль обещала привезти ДжейДжей. Да. Ты же говорила, что хочешь с сестрой в Бразилию. Не волнуйся, няня справится, да и Том уже не такой маленький. Конечно… Да ни с чего. Скучно просто. Скучаю по тебе и детям.

Разговор продолжался еще пару минут, но и Мигель и Дженсен перестали слушать. Дженсен поманил детектива за дверь, прекрасно понимая, что задумал Джаред - в конце концов, это не сильно отличалось от его предыдущего плана.

- Вы не будете меня сдавать? - удивился Мигель сразу же, как только они оказались вне кабинета.

- Но и платить мы тебе не будем. Камеру я сохраню и дело оформлю, дам адвокату все, что ему может понадобиться. Если тебе будет платить Женевьев - ради бога. Но не отказывай ей.

- В смысле?

- Я не люблю вмешательства в мою жизнь и следующего детектива могу запихнуть ей в задницу сгоряча. Приблизительно в этом смысле. Да и твое дело пущу в плаванье, понимаешь?

Мигель кивнул. На мгновение задумался и снова кивнул:

- Понял. Буду снабжать ее инфой, что благоверный ей верен. Только я не понимаю, он же и правда ей верен. Нафиг этот цирк?

- Чтобы зрители соскучились уже наконец и дали жить спокойно. Вали давай. Напиши только признание за своей подписью и вали.

- Какое признание?

Наивным вопросом Мигель поднял настроение на невероятные высоты, ружье Дженсен поднял уже сам.

Через полчаса, когда Джаред закончил разговор ни о чем с Женевьев, Дженсен в гордом одиночестве ждал его за дверью с прекрасно написанным признанием во взломе и незаконной слежке. В кабинет заходить не хотелось. Чего там Дженсен не слышал в этих разговорах Джареда с женой. Наслушался за время совместных съемок.

Вышел Джаред к нему не довольным, но и не расстроенным. Сосредоточенным скорее. Дженсен даже вопроса задать не успел, как его сграбастали за рукав и потащили обратным путем. В спальню? Повесить ружье что ли? В Джареде взрыв заботливости или что? Семью всю собрать на их винодельне, еще же и с Данниль договариваться, что бы с ДжейДжей подъехала, что Падалеки под хвост попало?

Оказалось, что направлялись они и вправду в спальню, но вот когда пришли, Джаред запер за ними дверь и стал раздеваться. Такое развитие событий Дженсен не предвидел и немного подвис вместе с ружьем в руке. Так и полез в кровать, когда туда плюхнулся в одних трусах Джаред и поманил его.

- Ружье повесь! К таким извращениям я пока не готов.

Дженсен молча сделал, что было сказано, и снова попробовал залезть на собственную кровать. В этот раз удалось, но не до конца - Джаред встал перед ним на колени, на свои костлявые охуенные колени, и стал стягивать его одежду.

- Ну конечно. Настоящие мужики трахаются при полном параде, но придется тебе передо мной разоблачиться, Дженсен. Первый раз за столько лет, все-таки. Давай, осознавай тут, а я в душ.

Осознавал Дженсен вплоть до возвращения Джареда. Мокрого, распаренного и в одном полотенце. Не заржать было выше его сил.

- Прямо как в кино!

А вот подзатыльник был офигенно реальным и неслабым.

- Не хер ржать. У меня из опыта только женщины, да пьяный перепих с тобой. Не самый приятный, смею заметить.

- И единственный в твоей жизни, как предполагалось, - Дженсен потер затылок, поймал смущенный взгляд Джареда, прикипевший к члену, уже свободному от трусов, и решил все же выяснить, что происходит. - Что происходит, Джаред?

- То, чего я не допускал и допускать не собирался. Я же, блядь, честный!

С этими словами Джаред плюхнулся на кровать рядом, помедлил секунду и все-таки сбросил полотенце, но тут же скрылся под одеялом.

- Шутишь? Миссионерская поза под одеялом? Даже в первый раз ты был более развратен.

- Я был намного моложе и шикарней. Может, я просто не хочу тебя спугнуть.

- Ты хочешь не отвечать на мой вопрос, вот это я вижу, - Дженсен не мог позволить Джареду соскочить с темы, но и сам был не из железа.

Нырнув под одеяло, он почти мгновенно нащупал задницу друга. В общем, щипать оно как бы тоже заигрывание, но однозначно не для первого времени, а когда участники уже насладились прелестями укороченной программы. У них с Джаредом в списке значился один пьяный перепих, в котором даже особых предварительных ласк не было. Понятно, почему на щипок Джаред ответил зеркально. Но уже через секунду забрался на Дженсена сверху, лег, накрывая своим телом, и шептал на ухо то, что не сказал бы никогда, глядя в глаза.

- Я же верен был. Ей, тебе. Ее трахал, тебя любил. Не позволял себе больше ни разу смешать то, что надо и то, чего желаю. Я был настолько честен со всеми, насколько возможно. Но мне все равно не верят… Вот и…

- Пожалеешь, - Дженсен положил руку на затылок Джареда, зарылся пальцами в мягкие волосы.

Он бы и носом в них зарылся. Уткнул бы Джареда носом в подушку, залил бы ему в задницу побольше смазки и трахал бы без растяжки. Это был бы их второй первый раз. Скорее всего, после такого мероприятия он получил бы от Джареда в глаз, но оно бы того стоило. А после таких признаний… после них хотелось прижать к себе такого открытого и честного Джареда, поцеловать в висок и никогда не трогать. Может, даже поскуливать у него под дверью, как настроение будет.

- Не пожалею.

- О первом же разе пожалел, - Дженсен говорил это, но сам руками спустился по спине Джареда, сжал его все еще тощую задницу, развел половинки в стороны и не удержался.

Тыкаться пальцами в задницу друга - наверное, занятие странное, но Дженсен так давно любил этого друга, что едва слюной не захлебнулся, почувствовав потеки смазки.

- Ну да, не шибко мастерски, но я ее туда запихал. Вымылся по всем правилам настоящего пидораса и…

- И все еще не научился не называть вещи своими именами. Есть до фига эпитетов, - Дженсен перебил этот сбивчивый поток признаний, пока не кончил просто от умиления.

- Я взрослый мужик, как хочу, так себя и называю.

- Эй, взрослый мужик, помолчи. Я тут наслаждаюсь подарком небес.

Джаред хохотнул на ухо, еще сильнее напрягся, но затих. Ему точно было не расслабиться в такой позе, так что Дженсен отстал от вожделенной задницы ненадолго, пихнул Джареда в плечо, а как до того дошло, в какую позу его укладывали, так и плюхнулся сверху.

- Да ладно тебе брыкаться, - Дженсен знал, что это не самый лучший способ получить желаемое, но был не настроен на долгие разговоры.

- Хочешь раком - пожалуйста, но дай я нормально им встану!

Ну хоть вырываться перестал. Дженсен решил пока понаслаждаться видом. Джаред смотрелся шикарно с откляченной вверх задницей, на коленях, щекой в подушку. Все мечты Дженсена вживую. Вроде не собирался же так, но не сдержался.

- Ой! Ты там сдох от счастья? - подал голос Джаред и посмотрел на Дженсена через плечо.

Не пытаясь подняться.

- Я тебя так трахну, ладно? А потом будем по камасутре искать те позы, которые тебе лучше всего заходят. Эй, не молчи...

- Да трахай уже!

Джаред был зол, Дженсен - возбужден. В общем-то, первый раз напоминало. На пробу Дженсен помял дырочку, выставленную напоказ перед ним, прислушался к пыхтению Джареда и не стал церемониться. Палец вошел легко, но был немилосердно сжат.

- Неужели после того нашего раза ты сам себя ни разу?..

- Ни разу. А разговаривать обязательно? - Джаред добавил в голос максимум раздраженных ноток. - Я тут занят дыханием.

- Да нет. Дыши, - Дженсен даже позволил себе в улыбке расплыться.

Все равно Джаред грыз подушку, после добавления второго пальца. Ну а чего он хотел? Немилые ребята получают минимум подготовки. А такие бессердечные сволочи, как Джаред, будут выебаны… Да кого Дженсен обманывает. Будет он нежен. И снова будет делать вид, что ничего не помнит, стоит Джареду попросить. А пока - это его ночь.

Пальцы, тугое неподатливое нутро, хлюпающее от обилия смазки. Все рвало воображение в клочья. А уж когда он пристроился и начал входить, мозг и вовсе взял отгул.

Джаред изгибался. Вился в руках Дженсена канатом и опадал на постель. Пытался подняться, но Дженсен точно знал, куда долбить членом, и только нажимал ладонью между лопаток и замедлял скольжение, позволяя почувствовать толщину и длину в полной мере. Джаред в постели рычал, хрипло стонал и ни разу не попытался по-настоящему вырваться. Может, поэтому Дженсен и спустил так быстро.

Истинным же подарком была возможность улечься рядом, как Дженсен давно мечтал, обхватить Джареда сзади, устроиться уютными ложечками, довести до разрядки и по новой. Уже пальцами.

Всю ночь спалось дерьмово, Дженсен просыпался дважды, будил измотанного еще первым разом Джареда, и трахал его пальцами. Аккуратно, со знанием дела, даря наслаждение.

Что творилось в лохматой любимой головушке, знать мог только ее обладатель, но Дженсену казалось, что и не хотел он в нее заглядывать. Здесь и сейчас он был счастлив. Здесь и сейчас он был уверен в своих силах. И если уж теперь он знал больше, чем знал вчера, неужели он не сможет удержать свое счастье так близко, как всегда мечтал?

Джаред сопел рядом на подушке, впереди ждали очень сложные выходные, и Дженсену точно придется переосмыслить свою жизнь. Но для этого человека ему не жалко.



Сказали спасибо: 38

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1414