ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1335

Не болит

Дата публикации: 11.11.2015
Дата последнего изменения: 11.11.2015
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Бета: MOKKO1806
Пейринг: Миша / Джаред; Миша / Дженсен;
Жанры: ангст; АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Примечания:

у меня, как всегда, не вышло то, что заказывалось, прошу прощения у автора заявки. пусть формально - миша ебет всех, но по-факту это очень грустное джейту-ау, к тому же слейв. и потому да, прошу прощения. думаю, что не попала в видение заказчика


Саммари:

миник по заявке 1.95 на фест "они меняются"
Миша Коллинз жестко трахает обоих Джеев. Удовольствие получают все. Джеи оба очень пассивы, Джаред более нежный, Дженсен более страстный.


Глава

– Миша, это твои новые мальчики?

Дженсен слышит в голосе Люка заинтересованность и невольно втягивает живот, Джаред рядом с ним беспокойно переступает с ноги на ногу. Страх ползёт по венам тягучей клейкой массой, но хозяин не реагирует на явный интерес гостя, говорит подчёркнуто официально:

Мои новые мальчики.

Выделяет голосом «мои», и Дженсен выдыхает. Значит, групповушка отменяется, и не придётся обслуживать хозяйских гостей.
Люк скользит взглядом по идеально выглаженному пиджаку, в какой запечатан торс Дженсена, долго смотрит на ошейник, плотно облегающий его шею, спрашивает разочарованно:

– Давно купил?

Миша, для посторонних всегда душа компании, смешливый, старательно поддерживающий имидж недалёкого и весёлого распиздяя, на секунду показывает свою истинную сущность, обнажая великолепные зубы в хищном оскале:

– Не так давно.

Люк теряется перед этой улыбкой и заискивающе говорит:

– И где только находишь таких. Мне так не везёт.

– Места надо знать, – самодовольно отвечает Миша и без перехода, словно они разговаривали о скаковых лошадях или новых розах в саду, и не стоит этот разговор никакого внимания, продолжает лениво, – Люк, я всё-таки думаю убрать пятый пункт из контракта, звучит весьма сомнительно. Надо заменить его следующим…

Дженсен не слушает дальше, поворачивает голову к Джареду буквально на несколько градусов, Джаред синхронно с ним делает то же самое. Дженсен видит, как бледен Джаред, как лоб блестит от испарины. Он успокаивающе кивает ему, дожидается ответного кивка. Секунда – и они снова стоят, вытянувшись за кожаным креслом хозяина, глядя вперёд, и есть много времени, чтобы вспомнить, как они попали в кабалу.

Миша – не самый плохой хозяин. До него была Салидо, любившая накачать их дурью и в таком виде позволявшая трахать их, безвольных и обеспамятевших, гостям. Ещё раньше – Аластар, маньяк и садист, слава Богу, пробыли у него недолго, один из рабов, спятивший от боли, убил своего хозяина, они же отделались шрамами, за которые срок рабства скостили обоим на десятку, но какое это имело значение, если сам срок был пятьдесят лет? На двоих сотня… и единственное условие, какое они выпросили у судьи – не разлучать их.

Дженсен вздрагивает от резкого, каркающего смеха и возвращается к действительности – хохочет Люк, запрокинув голову и некрасиво раскрыв рот. И Дженсен отстранённо думает – как выглядит этот толстяк, когда кончает? А если его придушить, так же побагровеет лицом, как задушенный Морган, из-за которого они теперь здесь…

Миша говорит что-то, и Люк перестаёт смеяться, а Дженсен старается, изо всех сил старается расслабить закаменевшие мышцы рук, шеи и спины, он даже закрывает глаза и пробует помолиться, но стройные тексты молитв превратились в растерянные, смятые обрывки – иже еси на небеси… да святится имя твоё… избави нас от Лукавого! Он прекращает бессмысленные попытки и просит – горячо, страстно – Господи, помоги! Помоги. Пожалуйста, помоги.

Сам не знает, о чём просит – чтобы оставила его эта тёмная, страшная ярость, иногда застилающая разум? Не мучила злость на самого себя? Ушло отчаяние? Чтобы пришло смирение? Да, да, да. Всё это – вместе.

Через шум в ушах доносится скрип отодвигаемого кресла, Дженсен открывает глаза – и взгляд во взгляд – тонет в ярких, синих, излучающих понимание глазах.
Дженсен не видит ничего вокруг – только эти глаза – и понимает со страхом – тот видит его насквозь. Его несмирение, его ярость и боль, его тоску и ненависть, его горечь, его печаль по утраченному.

Миша смотрит на него, не отрываясь, произносит глухо:

– Идите в Красную комнату. Оба. Я буду через полчаса.

Дженсена отпускает невидимая злая сила, державшая нервы туго скрученными. Он моргает, приходя в себя, смотрит на Джареда, тот уже тянет его скорее прочь из мрачного пафосного кабинета, подальше от Миши, от его гостя, хотя бы полчаса побыть вдвоём.

Джаред тащит его за руку по коридорам особняка, вводит в Красную комнату, сам начинает его раздевать, и через некоторое время Дженсен различает среди ровного шума отдельные слова, потом снова слышит – нормально слышит. Джаред, отчаянно борясь с пуговицами на его рубашке, говорит:

– Как он сразу догадался, а? Увидел тоже, что у тебя снова был приступ. Надо сказать Амелии, пусть удвоит дозу, Дженсен, ты слышишь меня?

Дженсен слышит и показывает, что слышит. Джаред гладит, целует его, бормочет успокаивающе:

– Всё будет хорошо… Поцелуй меня, Дженсен, пожалуйста… Ещё.

Через полчаса приходит Миша, Джаред кидается к нему – раздевать. Миша сразу же находит взглядом Дженсена, качает головой, и от этого недовольного жеста Дженсен напрягается, но совсем не так, как в кабинете. Здесь всё иначе. Здесь, в комнате, уставленной секс-игрушками, у Дженсена никогда не случалось приступов агрессии и никогда не приходили воспоминания из прошлой, потерянной жизни. Может быть, поэтому Дженсен любит здесь бывать… И не только поэтому.

Дженсен смотрит, как Миша наклоняется к Джареду и что-то тихо говорит ему. Дженсен не пытается услышать, он просто вбирает яркую картину всем существом – Джареда, такого красивого, обнажённого, на коленях перед Мишей.
Мишу, с его непередаваемым, отстранённым выражением лица – никто не знает Мишу таким. Никто, только он, Дженсен, и Джаред. Везде и при всех – Миша улыбчивый, дурашливый, здесь и сейчас – строгий и властный хозяин.

Миша подходит к нему и приказывает:

– Встань.

Дженсен не испытывает желания взбунтоваться, нет, его не наказывали здесь, но сопротивляться он не хочет. Встаёт и тут же слышит следующий приказ:

– Подойди к станку.

Джаред ждёт его у станка, пристёгивает ремни. И шепчет едва слышно, ободряюще:

– Дженсен, всё будет хорошо.

Миша приказывает снова, теперь уже Джареду:

– Растяни его «Дженнифер».

Возбуждение растёт, от него кружится голова и перехватывает дыхание, пока Джаред, любовно оглаживая его, подготавливает – для Миши. Всё это было уже не раз, Дженсен знает, что будет дальше, но всё равно не может полностью расслабиться, он боится, наученный горьким опытом с прежними хозяевами – но тут приходит на помощь Джареду Миша. Пока Джаред растягивает его дилдо, Миша заходит с другой стороны станка и, подняв его голову за подбородок, властно целует, сильно, крепко, засасывает глубоко, мощно. Дженсен теряется под таким напором, ему не хватает воздуха, он стонет жалобно Мише в рот, пока вдруг Миша не отпускает его. От кислорода, хлынувшего в лёгкие, голова кружится ещё сильней, он хрипит нечленораздельно:

– Миша…

Миша уже сзади, провозившись недолго, втискивается, и в своей манере жёсткими, короткими рывками долбится в него, всё наращивая темп, дёргает на себя сильно, мощно, от его резких движений ходит ходуном станок, Дженсен стонет, зажмурившись от боли, а потом уже от наслаждения, боль отступает, такая нужная, необходимая – очищающая, приходит тепло, и просыпается жажда, от которой Дженсен, не помня себя, кричит и просит – ещё, ещё! Получает и снова просит, пока не замирает обессиленный, выжатый насухо, на станке бесполезной тряпочкой.

Дженсен, снятый со станка двумя парами ласковых рук, в полусонной неге лежит на бесконечной кровати и, жмурясь, смотрит, как неутомимый, откуда что берётся? – неугомонный, сильный Миша втрахивает в матрац стонущего от удовольствия Джареда, и отмечает про себя, что не болит, странно – не болит в груди. Всегда болело, когда кто-то из хозяев или их друзей делали что-то с его Джаредом, пусть даже просто целовали, а тут боли почему-то не было.
Миша наклоняется над ухом Джареда, тихо спрашивает что-то. Тот вскидывает голову, выпячивает зад, выдыхает:

– Да…

Выглядит в этот момент таким жаждущим, желающим, что Дженсена захлёстывает самого желание – острое, горькое – невыполнимое – Миша, как слышит, оглядывается на него и… улыбается.

Знает, Миша конечно знает, по условиям наказания, они не могут трахнуться, вживлённые датчики сработали бы и угостили электрическим зарядом большой силы. Ну что, за убийство ещё и не такие изощрённые наказания могли придумать, их хотя бы оставили вместе. Может быть, по замыслу судьи это и было самой страшной пыткой – быть вместе и никогда не переспать, но Дженсен знал твёрдо – самым страшным для них было бы расставание. Правда, в данный момент, было невероятно больно от осознания – невозможности такой простой вещи, как заняться любовью.

Миша вдруг говорит, совсем другим, непривычным, мягким тоном:

– Смотри, Дженсен. Это ты. Видишь? Это твои руки…

Он медленно, ласково проводит рукой по блестящей от пота спине Джареда, и Дженсену кажется, что он чувствует под рукой жар тела, биение сердца и влагу на коже.

Дженсен изумлённо открывает рот и во все глаза смотрит на Мишу. Своё сердце бьётся где-то в горле, а Миша продолжает, медленно и тягуче:

– Это твои руки… у него на бёдрах. Ты нависаешь над ним. Ты трогаешь его, ласкаешь… Целуешь. Твой член у него внутри, видишь, как ему хорошо?

Дженсен коротко стонет, обхватив член рукой, хрипит:

– Продолжай...

Смотрит на Джареда, трепещущего, натянутого, как струна, выгнувшегося под Мишей, со страдальчески изогнутым в немом крике ртом, и чувствует – как он погружается внутрь, в горячее, влажное, тесное – как сладко сжимает его там и не пускает – как близко-близко Джаред к тому, чтобы кончить, и как же он скучал по этому ощущению. Оргазм приходит яркий, болезненно-острый, безумный – больной. Дженсен теряется в удовольствии, а когда приходит в себя, видит расслабленного, растёкшегося на кровати Джареда с блаженной улыбкой на губах, над ним нависает Миша и сосредоточенно, ласково, нежно выводит языком узоры на его спине.

Глаза слипаются, Дженсен сладко зевает и закрывает глаза.

«Может быть, – впервые за семь лет рабства думает Дженсен – может быть, да. Всё будет… не слишком плохо…»



Сказали спасибо: 18

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1414