ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1307

Пятое солнце

Дата публикации: 02.11.2015
Дата последнего изменения: 02.11.2015
Автор (переводчик): Твоя_дивизия;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; джен; мистика; триллер;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Предупреждения: смерть второстепенных персонажей
Примечания:

Как выглядит Кецалькоатль – еще можно представить, картинок много, но вот с Тескатлипокой у меня вышел затык. Спасибо неизвестному автору
http://static.diary.ru/userdir/2/9/6/5/2965932/80808226.jpg
Персонажи: Патрик Стерлинг, Дженсен Эклз, Джаред Падалеки


Саммари:

писалось на конкурс Плед; тема "Не совсем человек"


Глава


Патрик Стерлинг ненавидел людей. Всегда, с самого детства. Когда уровень ненависти поднимался выше обычной отметки, его рот наполнялся горечью, а правый бок тянуло болью. Патрик был постоянным клиентом различных клиник и выжимал из страховой компании всевозможные виды анализов и обследований. Врачи при виде мистера Стерлинга закатывали глаза и обреченно докладывали о прекрасных результатах — пациент не верил. Если у него все хорошо со здоровьем, почему так тошно жить?
Патрик открыл глаза и посмотрел в иллюминатор. Солнце, отражаясь золотым блеском от белоснежных облаков, резануло по глазам. Стерлинг зашипел и зажмурился. Все плохо. Опять ненавистная командировка в компании самого нелюбимого каста. Как ни странно, его, такого желчного и необщительного, ценило руководство. Мистер Стерлинг великолепно справлялся со своей работой директора по организации мероприятий на канале CW. Проведение конвенций также входило в число его обязанностей.
Вот и сейчас они летели в Мехико на очередную встречу с фанатами. Патрик терпеть не мог сериалы, смотрел только те, которые касались его работы, а «Сверхъестественное» не любил особенно. Все вокруг твердили, что главные герои красавчики. Тьфу, да на что там смотреть, придумают тоже! А еще шептались, что они испытывают друг к другу отнюдь не дружеские чувства. Патрик брезгливо передернул плечами, подумал и решил навестить туалетную комнату.
Как ни старался он не смотреть на попутчиков, взгляд тут же приклеился к Эклзу с Падалеки. Они выбрали места в проходе. Эклз, прикрыв глаза, слушал плеер, чуть покачивая ногой в такт. Падалеки спал в обнимку с ноутбуком, уложив свою растрепанную башку другу на плечо. Патрик скрипнул зубами, протискиваясь мимо. В этот момент Эклз, не открывая глаз, четким движением заправил Падалеки за ухо прядь волос, упавшую тому на лоб. Стерлинг чуть не застонал, проклятые голубки, точно с ними все не чисто.
У противоположного борта взорвалась смехом дружная компания молодых людей. Патрик нахмурился. Это Мари, его рыжеволосая помощница, развлекала операторов и техников. К ней Патрик испытывал сложное чувство — смесь ненависти и нежности. Мари была похожа на его жену, которая два года назад ушла, заявив, что больше ни в силах терпеть угрюмость и раздражительность мужа. Патрик видел ее потом на вечеринке у знакомых, она заразительно хохотала, откинув голову, а ему казалось, что она разучилась смеяться за годы их брака. Так всегда смеялась Мари. А еще Патрика у ассистентки бесила разноцветная оправа на пол-лица. Вот зачем, спрашивается, носить очки, когда зрение в норме?
— Уважаемые пассажиры, наш самолет начинает посадку в аэропорте Мехико. Пожалуйста, займите свои места, пристегните ремни и выключите все электронные устройства.
Голос стюардессы прозвучал так неожиданно, что Патрика вздрогнул. Идти в туалет он передумал и пошел на свое место. Эклз выключил музыку и дернул плечом.
— Не спать, Падалеки! — шутливо заорал он. — Фу, все плечо мне слюнями залил.
Тот вздрогнул, просыпаясь, обвел салон мутным взглядом и едва успел подхватить скользнувший с колен лэптоп. Патрик отвернулся. Командировка началась.

***
Подходил к концу последний день конвенции. Завтра с утра на самолет, думал Патрик, и здравствуй дом, милый дом. Прощай палящее солнце, проклятая жара и удушающая влажность. Единственное, что злило Патрика — это куда-то запропавшая Мари. Он не видел помощницу со вчерашнего вечера, когда она уехала на служебной машине с явно запавшим на нее звукорежиссером. Загуляла, наверно, шалава. Ну, пусть только объявится! Патрику осталось подождать еще часок до окончания мероприятия, затем можно собирать всех и ехать в отель, нечего касту по барам расползаться, завтра никого не соберешь. Мистер Стерлинг очень ответственно относился к своим обязанностям.
Плохие предчувствия относительно работы не оправдались. Даже был приятный момент — их вывезли на экскурсию в Теотиуакан. А то как же так, решила принимающая сторона, быть в Мексике и не посетить главную достопримечательность — древний город цивилизации майя.
Патрик с любопытством осматривал пирамиды Солнца и Луны, храмовый комплекс главного божества. Учась в колледже, он, помимо основной специализации, посещал курс истории и даже делал доклад по Мезоамерике на студенческой конференции. Услышав в рассказе гида пару неточностей, Патрик поморщился. Глупая тетка, как таких допускают к работе?
Веселая компания вывалилась с запасного входа конференц-холла, громко обсуждая планы на вечер, но все тут же застыли на месте, глядя на тощую длинную фигуру, шагнувшую из темноты в круг света.. Патрика очень позабавили их вытянувшиеся лица — никто не ожидал увидеть оргдиректора, устроившего засаду.
— Всем в гостиницу! — скомандовал ненавистный мистер Стерлинг, и ночную тьму рассеяли вспыхнувшие фары служебных автомобилей.

***
Он оказался в одной машине с Эклзом и Падалеки. Сидя на переднем сидении, Патрик пытался незаметно косить глазами назад — прилично ли себя они ведут, что-то тихо сидят, даже не перешептываются. А то пойдут потом разговоры, кто виноват-то будет? Патрик глянул на водителя. Толстый коротышка-мексиканец в мокрой от пота рубахе сосредоточенно крутил руль, насвистывая незатейливую мелодию. Патрику бросилось в глаза, что на его правой руке на среднем пальце не хватает двух фаланг. Это его покоробило. Но скоро Патрик забыл про это и стал смотреть в окно, завороженный переливающимися огнями ночного Мехико.
Он вынырнул из размышлений, когда понял, что они едут непонятно куда в полной темноте, только огромная желтая луна поднимается над горизонтом. Город и отель явно остались далеко позади, а водитель также невозмутимо вел машину. Как это Патрик пропустил этот момент? Он негодующе оглянулся на заднее сидение. Не зря говорят, что актеры дураки. Что, они не могли сказать, что шофер заехал не туда? То, что оргдиректор увидел, потрясло его до глубины души. Падалеки и Эклз целовались! Иисусе, они целовались взасос, не обращая никакого внимания на окружающих. Патрик захлебнулся воздухом. Какой позор! Мексиканец хрипло рассмеялся, а затем одной рукой выхватил какой-то предмет, сделал неуловимое движение, и Патрик потерял сознание.

***
Ныла спина, руки и ноги затекли, а нос каждую секунду болезненно утыкался во что-то твердое. И еще качало. Это первое, что осознал Патрик, пытаясь разлепить веки. Где он, что случилось? Последнее, что он помнил — они ехали в отель. Машина попала в аварию? Он застонал и все-таки открыл глаза. И ничего не разглядел. Вокруг было темно, только бледные отсветы скользили по лицу. Патрик напряг мозги и вдруг понял: кто-то перекинул его через плечо и легко тащит через лес. Через черный ночной лес, освещаемый лишь луной. Патрик взвыл. А где Падалеки и Эклз? Он же несет за них ответственность. Желая осмотреться, он поднял голову, но тут же получил жесткой веткой по лицу и снова вырубился.

***
Сознание вернулось, но представшая перед глазами картина заставила Патрика вновь зажмуриться. Он спит, этого не может быть на самом деле. Он попал в серию «Сверхъестественного», какие-то больные фанаты, наверно, решили устроить любимым актерам такой вот сюрприз. Потому что оказаться связанным по рукам и ногам на вершине пирамиды майя — это немыслимо, невозможно, нереально.
Патрик досчитал до десяти и распахнул глаза. Ничего не изменилось. Неровный, колышущийся свет факелов выхватывал из темноты то каменные ступени, уходящие вниз, то площадку из раскрошенных от времени камней. И еще Эклза и Падалеки, которых задвинули в две рядом расположенные ниши, как будто специально предназначенные для них, закрепив руки и ноги железными обручами так, что они не могли пошевелиться.
— Эй, ребята, — почему-то шепотом прокричал Патрик, — что случилось? Нас похитили?..
Но он тут же заткнулся, потому что окружающая темнота забилась ритмичными ударами. Были ли это барабаны или какие-либо бубны, Патрик не знал, но от этого звука душа у него ушла в пятки окончательно. Он завертел головой, пытаясь сориентироваться. Пирамида возвышалась над джунглями, внизу тяжело колыхались освещаемые луной деревья. Патрик был уверен, что это не Теотиуакан, да он вообще не помнил ни одной такой высокой древней постройки на территории Мексики. И ни единого огонька от городов на горизонте, ни на небе от пролетающих самолетов. Полная глухая темнота, как тогда, века назад.
Падалеки стал отчаянно выкрикивать во тьму какие-то испанские слова, но в конце концов сорвался на английский. Но внезапно подавился очередной фразой про то, что это ошибка, они американцы, их будут искать — из тени под глухой барабанный бой вышли два человека. Бледные до синевы лица, черные провалы вместо глаз и болтающиеся при каждом движении головы, потому что горло у обоих было перерезано. Непонятно, живые или мертвые, они медленно придвигались все ближе. На самом деле они, конечно же, умерли и давно, понял Патрик, обмирая, но не в силах отвести глаз. Сбитая грива волос одной фигуры в свете факела полыхнула ярким бликом, за складку рукава зацепилась разноцветная пластмассовая дужка, и лоскут алой, так взбесившей Патрика вчера рубашки, был ему знаком. Услышав тонкий, разрывающий барабанные перепонки звук, Патрик не сразу понял, что это воет он сам.
Эклз побледнел как смерть, а Падалеки заплакал. Тут барабаны забили громче и чаще, и на освященной площадке появился невысокий, крепко сбитый человек. Он был определенно живой, и в первую секунду Патрика окатило надеждой, что это все же глупый розыгрыш, который наконец окончен, но стоило взглянуть трезво, как надежда пропала совсем. Голову пришедшего украшал огромный убор из перьев, голый торс блестел в темноте, только бедра закрывала повязка, на груди висел круглый амулет, запястья и щиколотки обхватывали широкие золотые браслеты. Но что самое жуткое — лицо было скрыто под белой маской с чудовищным оскалом. Похожие Патрик видел в местных сувенирных лавках. И на него внезапно обрушилось понимание — это жрец, притом настоящий, они находятся на алтаре, а с Мари и ее кавалером случилось нечто такое, о чем Патрик предпочел даже не задумываться.
Барабаны замолчали, и жрец, выступив вперед, запел-запричитал на незнакомом языке. Падалеки и Эклз одновременно забились в путах, хрипя и выкрикивая угрозы вперемешку с мольбами. А Патрик, вдруг вспомнив Дина и Сэма Винчестеров, непроизвольно сравнил свое теперешнее положение со сценой в сериале. Это в кино легко быть крутыми на пороге смерти, а на деле все совсем не так.
Жрец остался абсолютно безучастен к пленникам. Его голос звучал все громче, пока не сорвался на особо высокой ноте. В наступившей тишине опять запульсировал глухой рокот, барабаны били все громче, и сердце Патрика, казалось, готово было выскочить из груди. Жрец повернулся к стоящим рядом, мерно раскачивающимся двум теням, которые еще вчера были веселыми и живыми молодыми людьми, и воздел руки к небу. Над его головой сверкнул длинный узкий клинок, а Патрик с ужасом смотрел на ту его ладонь, что сжимала рукоять. Средний палец был покалечен.
Эклз заматерился во весь голос, а жрец, будто желая его перекричать, взревел, обращаясь к небесам, и одним движением жертвенного ножа вскрыл грудную клетку той, что раньше была Мари. Патрик хотел зажмуриться и отвернуться, но не смог. Красное, почему-то еще живое сердце билось в ладони жреца. Мари тихо осела к его ногам, вот теперь она была мертва полностью. Еще секунда, и к ее сердцу на каменном столе прибавилось сердце ее неудачливого кавалера. Жрец повернул голову, и на Патрика взглянула жуткая оскаленная рожа. «Я следующий», — отчетливо понял он. Правый бок свело болью, показавшейся теперь уже такой смешной и далекой. Паника застилала сознание Патрика, и почему-то вся прошедшая жизнь не мелькнула у него перед глазами. Наоборот, за миг до смерти его накрыла пронзительная жажда жизни, и Патрик понял, что он просрал выделенное ему время, что надо было жить на полную катушку, не ныть, а радоваться каждой секунде. Последнее, что он услышал в тот момент, когда острое лезвие с хрустом разрубило ему ребра, был отчаянный крик Падалеки «Не-е-еет!».
Патрику было не дано увидеть, как жрец красными от крови руками раскладывал все три сердца перед еле живыми от ужаса актерами. Как, прикрыв глаза, напряженно шептал последние слова ритуала. Как вспыхнуло огнем жертвоприношение, золотым облаком окутывая вершину пирамиды. Как начали изменяться тела бьющихся в судорогах Эклза и Падалеки. И если бы мистер Стерлинг — душа которого сейчас уходила своим путем за завесу этого мира, — считавший себя специалистом по древним цивилизациям, еще мог наблюдать происходящее, то сразу бы узнал, в кого они превращаются.
Удерживающие пленников металлические путы рассыпались, их фигуры окутались светом и стали увеличиваться, пока не достигли десяти футов. Тело Эклза закончило трансформацию, став не совсем человеческим, кожа покрылась змеиной чешуей, а плечи и руки — зелеными перьями. Падалеки изменился не настолько явно, он превратился в грозного воина с копьем в одной руке и зеркальным щитом в другой.
Жрец замер, благоговейно глядя на дело своих рук. Сбывалось древнее пророчество. Сколько же веков его предки передавали тайное знание своим потомкам. И как ему было смешно наблюдать за мировой истерией, когда человечество, затаив дыхание, ждало то ли конца света, то ли его начало в декабре двенадцатого года. Нет, календарь древних майя был точен, но посвященные внесли небольшую поправку в каменную скрижаль, и обещанный конец должен был наступить именно сегодня. Это ему, потомку великой цивилизации, стоящему в конце длинной цепи избранных, выпала честь начать апокалипсис. Жрец готовился долго и тщательно, он нашел эти два сосуда, вместилища божественного. Это оказалось несложно: их астрологические карты были вычислены и составлены еще столетия назад. В определенный день и час в древнем, скрытом от всех ныне живущих храме — двое перепуганных людишек, не знающих о своей миссии, и три жертвы. Всего три! Это даже как-то нелепо по сравнению с тысячами в прошлом. Теперь оставалось только ждать.
Воздух вокруг пирамиды сгустился и загудел от напряжения — мир готовился принять в себя возвращающихся богов. И они пришли, молодые, красивые, сильные божественные братья-близнецы — созидатель Кецалькоатль и его антипод, разрушитель Тескатлипока, расставшиеся из-за глупой ссоры давным-давно. А теперь вернувшиеся, как и было обещано.
Они посмотрели друг на друга горящими ослепительным белым светом глазами, улыбнулись и крепко обнялись. И взмыли в небо, оставив далеко внизу распростертого ниц безымянного жреца, пирамиду с потухшими факелами и затихнувшими барабанами, лес, Мексику и весь мир. Взявшись за руки, Кецалькоатль и Тескатлипока начали свой божественный танец. Небеса сотряслись, земля задрожала, огромная круглая луна раскололась надвое. Началась новая эпоха, ушло время Пятого солнца.



Сказали спасибо: 13

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1399