ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
130

Наизнанку

Дата публикации: 05.07.2012
Дата последнего изменения: 05.07.2012
Автор (переводчик): Тёмная нимфа;
Бета: Koshenka88
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Предупреждения: АУ; Джеям примерно 21 год.
Примечания: Фик был написан на игру "Испорченный телефон". Огромное спасибо Вонг, Thymus и Addie Dee за то море удовольствия, которое я получила :red::white::red:
Саммари: Джаред и Дженсен на протяжении года снимают одну квартиру на двоих. Они практически не общаются между собой, но однажды Дженсен просит Джареда помочь ему в одном весьма щекотливом деле. Джаред, конечно, соглашается, и они едут на ранчо, принадлежащее родителям Дженсена…
Глава 1

- Да отпирайся же ты! – Джаред с силой надавил на давно заедавшую ручку входной двери, однако та не открылась.

Он навалился всем корпусом - замок наконец-то щёлкнул и дверь распахнулась. Джаред, неловко взмахнув руками, по инерции ввалился внутрь, грохнулся всем своим немаленьким весом на давно нечищеный ковёр, приложившись об него щекой и виском, и застонал, пересчитывая заплясавшие перед глазами звёздочки. На пол из разорвавшегося бумажного пакета посыпались продукты, а чертежи, которые Джаред принёс с работы, чтобы доделать в выходные, оказались погребены под ним и безбожно смяты.

- Джей?

Джаред с трудом приподнял голову и уткнулся взглядом в босые ступни.

- С тобой всё в порядке?

Джаред не ответил. Он осторожно перевернулся на спину, уставился в потолок, потом перевёл взгляд на парня, который стоял, небрежно привалившись плечом к дверному косяку, подкидывая на ладони зелёное яблоко, и задумчиво спросил:

- Дженсен, тебе когда-нибудь говорили, что у тебя идеально красивые большие пальцы ног?

Дженсен опустился на корточки, положил яблоко Джареду на грудь и участливо поинтересовался:

- Слушай, ты только мордой по ковру проехался или ещё и затылком долбанулся?

- Кажется, только мордой, - Джаред осторожно сел – кожа на щеке горела огнём - и вытянул из-под себя листы чертёжной бумаги. – Как думаешь, если их утюгом погладить, они распрямятся?

Дженсен пожал плечами, поднялся и направился в гостиную.

- Ой, а утюга-то у нас нет, - крикнул ему в спину Джаред, но Дженсен даже не обернулся. – Может, попросить у кого-нибудь из соседей?

В ответ Дженсен врубил телевизор – собственно говоря, от своего соарендатора Джаред ничего другого и не ожидал. Вздохнув, он принялся ползать по полу, собирая рассыпавшиеся яблоки, помидоры и металлические банки с супами «Кэмпбелл».

Джаред познакомился с Дженсеном около года назад, когда только-только переехал в Лос-Анджелес и пытался найти себе жильё. Он рассмотрел все варианты квартир, но даже у самых недорогих из них ежемесячная рента была слишком высока для безработного выпускника художественного колледжа.

Когда Джаред уже практически смирился с мыслью, что жить придётся в переулке за магазином в картонной коробке из-под холодильника, на глаза ему случайно попалось объявление, написанное от руки корявым почерком и прилепленное скотчем к фонарному столбу. В объявлении говорилось, что некто Дженсен срочно ищет соарендатора двухкомнатной квартиры, желательно блондинку с грудью от третьего размера. Джаред не был ни блондинкой, ни счастливым обладателем груди подходящего размера, но цена, которую требовал Дженсен за проживание, была настолько заманчива, что грех было упускать такую выгодную возможность наконец-то обрести нормальный дом. Поэтому Джаред сорвал объявление и направился по указанному адресу.

Дженсен оказался симпатичным молодым парнем примерно одного возраста с Джаредом, широкоплечим, зеленоглазым, с веснушками на носу и щеках. Однако первым, что сразу же бросилось Джареду в глаза, были губы Дженсена: ни у одной из подруг Джареда не было такого чувственного рта. Джаред на секунду завис, подумав о том, что такой красавчик должен позировать для обложек самых модных журналов мира, а не искать соарендатора для крохотной квартирки, расположенной в бедном районе Восточного Лос-Анджелеса.

То ли блондинки с пышными формами не хотели жить вместе с Дженсеном, то ли ему срочно нужно было внести плату за помещение, во всяком случае, он сразу же согласился на робкую просьбу Джареда сдать ему половину квартиры.

- Дженсен, - крепкое рукопожатие, - но ты для удобства можешь звать меня Дженс.

- Джей, - улыбнулся Джаред. – В смысле - Джаред, но…

- Ага, понял, - кивнул Дженсен. – Проходи, располагайся.

Вот так они и познакомились. В принципе, за прошедший год Джаред не узнал о Дженсене практически ничего. Они оба родились в Техасе. Дженсен уехал из родного города сразу же после школьного выпускного, обосновался в Лос-Анджелесе и был бас-гитаристом в рок-группе «Green-eyed cats». Джаред не слушал такую агрессивную музыку и запомнил «зеленоглазых котов» лишь потому, что странное название группы очень подходило Дженсену. Вот и все факты, которые были известны Джареду.

Дженсен был замкнутый в себе человек и никак не реагировал на попытки Джареда подружиться. Вначале Джаред страшно переживал по этому поводу, потому что сам он был очень общительный, но со временем смирился. Собственно говоря, виделись они крайне редко. Днём Джаред работал – он устроился в крупную компанию помощником специалиста по дизайну квартир – а ночью спал; Дженсен, наоборот, в тёмное время суток бодрствовал – репетировал или выступал в клубах, а всё оставшееся время дрых. И даже если они пересекались в выходные, Дженсен ограничивался односложными ответами на вопросы Джареда.

Джаред понятия не имел, была ли у Дженсена семья, и встречался ли он с кем-нибудь – во всяком случае, домой тот явно никого не приводил. Он даже не знал название клуба, в котором выступали «Коты». Из всей личной информации о Дженсене у Джареда был лишь выцветший со временем стикер с номером мобильного телефона, приклеенный на холодильник.

Поэтому тот факт, что Дженсен оторвал свой зад от дивана, подошёл к Джареду и поинтересовался, как тот себя чувствовал, был поистине удивительным.

Джаред закинул продукты в холодильник, отнёс чертежи в свою комнату и, осторожно развернув их на кровати, попытался ладонями разгладить заломы, с сожалением констатируя тот факт, что большую часть работы придётся переделывать заново. Он прислушался к звукам, доносившимся из гостиной, но кроме мерной бубнёжки телевизора ничего не услышал. Похоже, что в клуб Дженсен идти не собирался.

Джаред переоделся в домашние штаны, футболку и пошёл на кухню разогревать обед. Он как раз пытался равномерно прожарить замороженную котлету для бургера, когда в дверях возник Дженсен в обнимку с полупустой бутылкой «Джонни Уокер».

- У тебя неприятности? - спросил Джаред.

- Типа того, - Дженсен с размаху плюхнулся на стул и сделал приличный глоток виски из горла.

- Расскажешь?

- Не думаю.

- Я могу помочь?

- Навряд ли.

- Ок, - Джаред разозлился и отвернулся обратно к плите, как раз вовремя, чтобы выключить газ – котлета уже подгорала с одного бока.

- Составишь мне компанию? – Дженсен постучал дном бутылки по столешнице. – А то надираться в одиночку как-то не круто.

Джаред раскрыл рот от неожиданности и выдавил:

- Э-э-э…

- Да брось, не ломайся, - нахмурился Дженсен, - можем же мы с тобой раз в год по-соседски выпить?

Джаред достал два стакана, подумал и, разрезав бургер пополам, протянул одну часть Дженсену. Тот усмехнулся и налил Джареду виски «до краёв».

- Ну, погнали, - Дженсен залпом осушил свой стакан и с блаженным видом вгрызся в котлету. – М-м-м, чувак, - проговорил он с набитым ртом, прикрыв глаза от удовольствия, - почему ты мне раньше не сказал, что так классно умеешь готовить?

- Ничего особенного, - смущённо пробормотал польщённый Джаред.

- Это божественно, - Дженсен облизал пальцы, и у Джареда пересохло во рту.

Захотелось отдать Дженсену и свою половину бургера, лишь бы он ещё раз повторил эти движения. Джаред сделал внушительный глоток виски и закашлялся – горло до слёз обожгло алкоголем.

- Ты ещё не пробовал, как готовит моя мама, - откашлявшись, сообщил Джаред.

- А моя мать до сих пор не умеет нормально готовить, - поморщился Дженсен и опрокинул в себя ещё один стакан. – У нас дома почти всю еду готовит Маргарет – жена старшего брата.

- Эй, притормози, приятель, - Джаред решительно вырвал бутылку из рук Дженсена, который собрался налить себе ещё одну порцию. – Думаю, тебе уже достаточно.

- А ну отдай, - рявкнул Дженсен и, потянувшись за бутылкой, распластался животом на столе. – Я сам решу, когда мне будет достаточно: я свою норму знаю.

- Ладно, - усмехнулся Джаред, - давай так: я наливаю тебе последний раз, а ты мне честно рассказываешь о том, что у тебя случилось.

Дженсен пожевал нижнюю губу и кивнул:

- Идёт.

Джаред наполнил стаканы, на закуску нарезал дольками яблоко и отсалютовал Дженсену. Тот отхлебнул виски и, глядя куда-то мимо Джареда, выдохнул:

- Отец собрался меня женить.

- В смысле? – не понял Джаред, он ожидал услышать что угодно, только не настолько абсурдное заявление.

- В прямом, - горько усмехнулся Дженсен. – Нашёл мне подходящую невесту и хочет, чтобы мы сыграли свадьбу в течение этого месяца.

- Подожди, - помотал головой Джаред, - сейчас же не девятнадцатый век на дворе, да и ты не барышня на выданье. Как твой отец может заставить тебя жениться на ком бы то ни было?

- Ты плохо его знаешь, - поджал губы Дженсен. – Если понадобится, он поведёт меня к алтарю под дулом револьвера.

- Уверен, ты перегибаешь палку, - мягко возразил Джаред.

Дженсен поболтал виски в стакане, допил его в три глотка и слизнул оставшиеся внутри капли. Джаред проследил быстрое скользящее движение языка, шумно сглотнул и подумал, что, возможно, это было и к лучшему, что они практически не общались целый год.

Дженсен понравился Джареду сразу же - ну, то есть, а кому бы он не понравился? - и Джареда тогда закоротило конкретно. Вообще он предпочитал девушек, хотя небольшой гомосексуальный опыт у него тоже имелся, но тут Джаред с первого взгляда влип по самые помидоры. Со временем, конечно, его поотпустило - Дженсен всем своим видом показывал, что между ними ни о чём большем, чем доброе соседство и речи идти не могло. И вот сейчас Джаред чувствовал, что его снова затягивает. Но, боже мой, невозможно было спокойно смотреть на Дженсена: яркие зелёные глаза, алые пятна на скулах, искусанная нижняя губа, волосы, в беспорядке торчавшие в разные стороны, будто Дженсена трахали всю ночь. Джаред уткнулся взглядом в последнюю дольку яблока на тарелке и попытался подумать о чём-нибудь постороннем, например, о загубленных выходных, которые придётся провести за переделкой чертежей. Однако всё было не так просто.

- Джей, - позвал Дженсен – пришлось посмотреть на него. – Ты говорил, что родом из Техаса, а откуда именно?

- Сан-Антонио, - ответил Джаред.

- Круто, а я из Кроуфорда, - Дженсен откинулся на спинку стула, задрал голову к потолку и принялся рассказывать. – У отца с матерью огромное ранчо: одних коров около трёх тысяч голов, я уж молчу про лошадей, овец и птицу. До кризиса всё это приносило неплохой доход, однако сейчас дела идут не лучшим образом: помимо того, что резко упал спрос на сельскохозяйственную продукцию и повысили налог на землю, так отец ещё и кредит в банке взял - я уж и не знаю зачем - а теперь выплатить не может.

- И как это связано с твоей женитьбой? – не понял Джаред. – Или у невесты большое приданое?

- Типа того, - Дженсен вдруг ловко сцапал бутылку виски, на дне которой ещё осталось немного алкоголя, и залпом выпил. – Наши соседи, Хиллы, короче… м-м-м… как бы тебе это объяснить… В общем, зимой коровы пасутся на наших пастбищах, а летом мы их перегоняем в горы – так многие фермеры делают. Дорога пролегает по землям Хиллов, и с этого года они придумали брать деньги за перегон. Для отца это затратно. Он пошёл к мистеру Хиллу, чтобы обсудить скидку или отсрочку, а тот вдруг сказал ему, что хочет породниться: выдать свою дочь Данни за меня. Даже обещал «по-родственному» помочь с выплатой процентов по кредиту. Отец, конечно, согласился. Во-первых, это разом решит все его финансовые проблемы, а во-вторых, ему вообще поперёк горла стоит, что я переехал в Эл-Эй. Он хочет, чтобы я вернулся домой. Мой старший брат Джошуа – примерный сын: женился на местной девушке, живёт и работает на ранчо, а я играю на гитаре в рок-группе – позор для семьи. Отец звонил сегодня, сказал, чтобы я в понедельник приезжал; у него день рождения, я так понимаю, он и Хиллов в полном составе пригласил для более близкого знакомства счастливой невесты с женихом, так сказать.

- И что ты собираешься делать? – Джаред подумал и пододвинул Дженсену свой стакан.

Тот благодарно улыбнулся, выпил и фыркнул:

- Идти спать, - Дженсен поднялся и попытался сделать шаг, но зашатался и, чтобы не упасть, вынужден был опереться руками о стол. – Оу, кажется, я всё-таки перебрал. Странно, когда сидел, опьянение совсем не чувствовалось.

- Давай помогу, - вскочил Джаред.

Он осторожно обнял Дженсена за талию, а тот закинул руку ему на плечо, и они, сшибая мебель на своём пути, отправились к Дженсену в спальню.

- Я, конечно, сказал отцу, что жениться не собираюсь. Ой, - Дженсен запнулся ногой о край ковра и чуть не упал. - Он принялся гнать мне про долг перед семьёй и втирать прочую чушь. Плевать! Просто, если уж ему пришла в голову какая-то идея, он от неё так просто не откажется.

Джаред аккуратно сгрузил Дженсена на кровать.

- Спасибо, Джей, ты настоящий друг, - с чувством произнёс Дженсен, расстёгивая джинсы.

- А ты не можешь сказать отцу, что у тебя уже есть девушка? - Джаред не спешил уходить, желая увидеть окончание неожиданного стриптиза.

Дженсен приподнял бёдра, стаскивая джинсы, стянул ткань до колен и подрыгал ногами, выпутываясь из брючин.

- Хоть две девушки, - джинсы отлетели куда-то в угол. – Вот если бы я уже был женат, то это одно дело, а так, - Дженсен безнадёжно махнул рукой, подцепил пальцами край футболки и, собирая её гармошкой, потащил наверх, к горлу.

Джаред обласкал взглядом обнажённый живот и сцепил за спиной пальцы в замок.

- Тогда скажи, что ты гей, - предложил он; в ожидании реакции сердце пропустило пару ударов.

- Скажешь тоже, - фыркнул Дженсен. Джаред понурил плечи. - Отец не купится, даже если я явлюсь к нему на день рождения в обнимку с Чадом Алленом. Впрочем, - Дженсен задумался и от волнения даже приподнялся на локтях, - знаешь, а может это и не совсем уж безнадёжная идея. Хиллы скорее всего поверят. Кроуфорд крохотный городишко, там новости разносятся быстро, нужно всего лишь засветиться с мужчиной в паре мест, и к вечеру уже все будут знать, что я «голубой», как небесная лазурь. Круто?

- Круто, - кивнул Джаред.

- М-да, теперь дело осталось за малым: придумать где мне за выходные найти себе фиктивного парня-гея, - Дженсен откинулся обратно на подушку и поскрёб ногтями плечо – на светлой коже тут же проступили красные полосы.

Джаред чертыхнулся про себя и задумался, почему он так остро реагирует на все его действия. Хотя, надо быть неизлечимым импотентом, чтобы остаться равнодушным при виде практически голого – боксеры лишь придавали пикантности – Дженсена, вытянувшегося на кровати. Джаред представил, как он медленно проводит тыльной стороной ладони по скуле Дженсена, как уже целиком пятернёй скользит по шее, по груди, намеренно цепляя пальцами соски, как оглаживает мышцы живота, наклоняется и зализывает следы от царапин на плече, а Дженсен послушно выгибается и подставляется под его руки…

- Джей, ты меня слышишь? – словно через пелену донёсся голос Дженсена.

- А? – Джаред потряс головой, отгоняя непрошеное видение. – Прости, я задумался. Ты что-то сказал?

- Я спросил, не хочешь ли ты съездить со мной на ранчо, - подмигнул Дженсен. – У нас там здорово. Река, свежий воздух, закаты, виды всякие – вы же художники любите такое.

- Ты что, хочешь, чтобы я притворился твоим парнем? – глупо похлопал ресницами Джаред.

- Ну, а почему нет? – пожал плечами Дженсен. – Ты вполне вписываешься в стереотип: высокий, симпатичный, у тебя волосы по плечи, маникюр и ты дизайнер.

На слове «симпатичный» Джаред от радости чуть не подпрыгнул, но быстро взял себя в руки и резонно заметил:

- Всё это не обозначает, что я гей.

- Но это и не обозначает, что ты не гей, - возразил Дженсен. – Во всяком случае, изо всех моих знакомых ты больше кого-либо подходишь на эту роль, к тому же с тобой я знаком целый год и доверяю тебе. Джей, ну, пожалуйста, мне больше некого попросить, а тебе нужно будет всего-то пару раз поцеловать меня в щёку. Я оплачу авиаперелёт в Техас.

- Меня с работы не отпустят.

- Возьми отпуск за свой счёт, если дело в деньгах, я компенсирую.

- Да причём тут деньги, - Джаред потёр виски и попытался сосредоточиться. – Пойми, никто не поверит, что мы любовники. Мы же ничего друг про друга не знаем, ты, небось, даже мою фамилию не помнишь.

- Помню, Пада-что-то-там, - отмахнулся Дженсен.

- Падалеки, - вздохнул Джаред.

- Ага, я так и сказал, - кивнул Дженсен, сел и с важным видом произнёс: - Привет, Падалеки, меня зовут Дженсен Росс Эклз, мне двадцать один год, я люблю щенков, сахарную вату и чтобы мне хорошенько присовывали по пятницам.

- Придурок, - заржал Джаред.

- Есть немного, - улыбнулся Дженсен. – Ну, так что, ты согласен мне помочь?

Джаред прикинул все за и против: идея, конечно, была дурацкая, но возможность провести с Дженсеном несколько дней вместе вдруг показалась настолько заманчивой, что он просто сказал:

- Можно попробовать.

- Отлично, - Дженсен быстро схватил с прикроватной тумбочки мобильный телефон и набрал номер. – Алло, отец, я тут подумал - я прилечу в понедельник… Нет, раньше не могу, мне в воскресенье надо уладить кое-какие дела… Да, постараюсь успеть к шести, но вы, если что, начинайте праздновать без меня… Ага, договорились, до встречи, - он нажал кнопку сброса и подмигнул Джареду. - Ну, Джей, с этой минуты ты мой бой-френд.

***

Наутро идея изображать парня Дженсена, не подкреплённая количеством выпитого алкоголя и визуальными образами, уже не казалась Джареду такой замечательной. Он решил было пойти к Дженсену и ещё раз обсудить всё на трезвую голову, но Дженсен опередил его – пришёл сам, растрёпанный, помятый со сна, одетый в одни потёртые на коленях джинсы.

- Доброе утро, - он протянул Джареду бутылку пива.

- Спасибо, - только сейчас Джаред сообразил, что его немного мутит. – Как ты?

- Лучше всех, - Дженсен присел на кровать. – Я заказал нам авиабилеты на понедельник.

- Всё-таки не передумал? – Джаред с блаженством отхлебнул холодное пиво.

- Да блин, - Дженсен сгрёб в кулак простыню, - у меня только-только начало всё налаживаться: «Кошек» стали приглашать в хорошие клубы, появились лишние деньги, Кэтти согласилась пойти со мной на свидание в следующее воскресенье, а я за ней, между прочим, три месяца ухлёстывал, а ещё, как оказалось, мой сосед умеет вкусно готовить. Кстати, я бы не отказался от пары жареных яиц с беконом.

- Намёк понял, - засмеялся Джаред. – Сейчас умоюсь и покормлю тебя.

- Круто, чувак! Тогда не буду тебе мешать, - Дженсен поднялся и направился к двери.

Джаред посмотрел ему в спину, мечтательно улыбнулся и в отличном настроении пошёл чистить зубы.

***

- Итак, - Дженсен хищно вонзил вилку в кусок бекона и с остервенением принялся резать его ножом, - наш план таков: мы являемся на празднование дня рождения отца, и я с гордостью сообщаю всем присутствующим, что ты мой парень. Затем пять дней у всех на виду мы изображаем пламенную страсть, и в Кроуфорде больше никому и в голову не придёт выдать за меня свою дочь.

- Под пламенной страстью ты подразумеваешь несколько поцелуев в щёку? – поинтересовался Джаред.

- Если честно, над этой частью плана я ещё не задумывался, - Дженсен поковырял вилкой желток яичницы, и тот, лопнув, растёкся по тарелке.

- Значит, будем импровизировать, - Джаред отломил кусочек белого хлеба, мазнул им по дженсеновской тарелке и отправил себе в рот.

- Ага, - кивнул Дженсен. – Слушай, я тебя вот ещё о чём хотел попросить: не мог бы ты одеться как-то поэкстравагантнее что ли?

- В смысле? – не понял Джаред.

- Ну, понимаешь, - взмахнув вилкой, пояснил Дженсен, - мои родители считают, что геи – это такие люди, которые красят губы розовым блеском, носят на шее боа из страусиных перьев и говорят высоким голосом.

- Эй, делать себе макияж я не буду точно, - предупредил Джаред.

- Я и не прошу макияж, - поморщился Дженсен, - но твои джинсы и рубашки точно не произведут на них должного впечатления.

- А почему ты сам не хочешь обновить свой гардероб парой розовых маечек? – буркнул Джаред.

- Ну, это же ты у нас человек искусства, - подмигнул Дженсен и отодвинул от себя тарелку. – Спасибо, всё было очень вкусно.

- Пожалуйста, - Джаред в задумчивости постучал пальцами по столешнице. – Ладно, кажется, я знаю одного человека, который может мне помочь одеться по последнему писку «голубой» моды.

Дженсен улыбнулся так широко, что Джареду показалось, будто на кухне стало светлее. Он даже, пожалуй, согласился бы мазать губы розовым блеском, лишь бы Дженсен улыбался ему так каждый день.

***

С Макси Оуэном, владельцем антикварной лавки, Джаред познакомился полгода назад. Клиенты компании часто хотели иметь в интерьере одну-две старинные вещицы, а приобретать раритеты обычно поручали Джареду, поэтому вскоре он стал постоянным покупателем, а заодно и хорошим приятелем Оуэна.

Макси Оуэн был открытый гей, несколько раз он даже намекал Джареду, что был бы не прочь перевести их дружеские отношения на новый – более интимный - уровень, но Джаред вежливо отказывался. Впрочем, Макси относился к этому легко и, несмотря ни на что, всегда был готов помочь в любых вопросах, как рабочих, так и личных. Вот ему-то Джаред и решил позвонить, чтобы проконсультироваться по поводу одежды. Он не стал врать и честно выложил Макси весь их безумный план. Тот помолчал, а потом спросил:

- Дженсен тебе нравится?

- Ты бы его видел! - вместо ответа мечтательно вздохнул Джаред.

- И он, конечно, натурал, - не вопрос – утверждение.

- Как ты догадался? – удивился Джаред.

- Ну, скажем так, чудес не бывает, - вздохнул Макси, и, подумав, добавил: - Приезжай ко мне сегодня часам к семи вечера, попробуем подобрать тебе подходящий случаю гардероб.

***

Когда Джаред приехал в антикварную лавку, Макси протянул ему два больших пакета с одеждой.

- Смотри, - пояснил он, - я положил тебе несколько ярких маечек в облипку, пару пиджачков с рукавом три четверти, коричневые вельветовые брюки – сейчас самый писк моды, несколько рубашек ковбойской тематики и носки с полосками в тон, смотри не перепутай.

Джаред извлёк из пакета упаковку носков и недоумённо повертел её в руках.

- Слушай, я купил их в одном из бутиков на Родео Драйв, - Макси вырвал из рук Джареда носки и запихал их обратно в пакет. - Скажи спасибо и носи на здоровье, только не забудь мне всё вернуть потом в целости и сохранности, впрочем, носки можешь оставить себе на память.

- Спасибо, - послушно поблагодарил Джаред.

- Да, вот что ещё, - Макси окинул его оценивающим взглядом. – Сделай что-нибудь со своими волосами.

- Что?

- Ну, например, уложи гелем, чтобы не торчали в разные стороны. Кстати, после стирки подольше подержи джинсы в сушилке - до тех пор, пока ты в них без мыла влезать не будешь. У тебя шикарные ягодицы и бёдра, грех их прятать под этими слоями одежды. Давай, покрути там хорошенько задницей перед Дженсеном и его родителями, авось, тебе чего и обломится. Надеюсь, он хоть того стоит.

- Ещё как стоит, - заверил его Джаред. – Спасибо тебе огромное, Макси. Не знаю, что бы я без тебя делал! – от всего сердца поблагодарил он.

В ответ Макси только отмахнулся.


Осознание реальности навалилось на Джареда, пожалуй, только тогда, когда они с Дженсеном пристегнули ремни безопасности, и самолёт оторвался от взлётной полосы. Через несколько часов им предстояло изображать влюблённую пару перед всеми жителями Кроуфорда. Ну, то есть изображать пришлось бы Дженсену, а вот Джаред, походу, уже был влюблён. Он посмотрел на Дженсена – тот заметно нервничал: пальцы впились в подлокотники кресла, губы были сжаты в узкую полоску.

- Эй, - Джаред осторожно накрыл его ладонь своей, - всё хорошо?

Дженсена тряхануло, будто электрическим разрядом - он отдёрнул руку и недоумённо посмотрел на Джареда.

- Ты чего?

- Расслабься, Дженс, я всего лишь дотронулся до тебя, - нахмурился Джаред. – Ты и дальше собираешься дёргаться от каждого моего прикосновения?

- Нет. Конечно, нет. Прости. Чёрт! – Дженсен спрятал лицо в ладонях. - Просто я немного нервничаю. Мне не каждый день, знаешь ли, приходится врать собственному отцу, что я гей.

- Ну, я вообще-то тоже не горю желанием поведать твоим родителям, что трахаю их сына, - огрызнулся Джаред.

- Почему это ты трахаешь? – обернулся к Джареду Дженсен. – Может, это я тебя трахаю.

- Не допрыгнешь, - Джаред показал Дженсену язык.

И они оба рассмеялись.

- Мы могли бы меняться, - спустя некоторое время тихо сказал Джаред.

- Прости, что? – вздёрнул брови Дженсен.

- Ну, я имею в виду, что иногда сверху был бы я, а иногда мог бы и подставиться, - улыбнулся Джаред, чувствуя, как от смущения горят кончики ушей.

- О, мне нравится такой расклад, - воодушевился Дженсен. – Именно так мы и скажем моим родителям.

- Да, конечно, - кивнул Джаред и отвернулся.

Вскоре пилот объявил, что самолёт набрал необходимую высоту, и теперь пассажиры могут отстегнуть ремни безопасности. Джаред поднялся со своего места и потянул Дженсена за собой.

- Пойдём, - позвал он, - для завершения образа тебе нужно уложить волосы гелем.

- Что? Нет, чувак, даже не уговаривай, - Дженсен попытался выдернуть руку, но Джаред держал цепко. – Я не хочу.

- Слушай, - разозлился Джаред, - если ты забыл, то не я заварил всю эту кашу. Кончай ломаться, как девочка! Взгляни на меня. Я одет в малиновое нечто - у меня даже язык не поворачивается назвать этот кусок ткани футболкой – и в джинсы, которые малы мне на пару размеров – каждый раз, когда я сажусь, я опасаюсь, что либо они сейчас треснут на моей заднице, либо у меня лопнут яйца. А ты не можешь уложить волосы гелем?

- Успокойся, - поморщился Дженсен и в защитном жесте выставил вперёд ладони. – Я всё понял. Пойдём, - он поднялся, и они направились в хвост самолёта.

Дженсен завис перед туалетом, и Джаред решительно впихнул его внутрь, захлопнув за ними дверцу и заперев замок.

- Эй, - запротестовал Дженсен, - все пассажиры решат, что мы сюда трахаться пошли.

- А тебе не всё ли равно? - застонал Джаред. – Послушай, если тебе не плевать на мнение людей, которых ты видишь первый и последний раз в жизни, то как ты собираешься правдоподобно изображать из себя моего парня при родителях?

Дженсен нервно передёрнул плечами.

- Знаешь, - усмехнулся Джаред, - кажется, я придумал, что может нам помочь.

- Что? – заинтересовался Дженсен.

- Репетиция, - широко улыбнулся Джаред. – Мы должны потренироваться. В поцелуях.

- В щёчку? – от волнения голос Дженсена дал петуха.

- Почти, - Джаред заглянул Дженсену в глаза, подцепил пальцами его подбородок, приподнимая голову, и невесомо прикоснулся своими губами к его.

Дженсен отпрянул назад, долбанувшись затылком о дверь.

- Тебе противно, да? – с болью в голосе спросил Джаред. – Послушай, если ты передумал, то ещё не поздно остановиться.

Дженсен зажмурился, видимо, прислушиваясь к своим ощущениям, а потом упрямо сказал:

- Давай попробуем ещё раз.

Джаред наклонился, прихватил нижнюю губу Дженсена своими губами, а затем прижался в целомудренном поцелуе. Когда через пару секунд он отстранился, Дженсен задумчиво пробормотал:

- Нет.

- Что?

- Нет, не противно, просто странно. Знаешь, мы вдвоём в крохотном туалете, и ты меня целуешь, и я собираюсь уложить свои волосы гелем… Это немного выбило меня из колеи.

Джаред смотрел на растерянного Дженсена и чувствовал, как крыло от желания прижать того к стене, оттрахать его рот своим языком, а затем опуститься на колени и сделать Дженсену лучший минет в его жизни. Но, конечно же, он не поступил так, просто отщёлкнул крышку тюбика с гелем, который прихватил с собой из сумки, выдавил липкую массу на ладонь и принялся пальцем подкручивать себе концы прядей волос. Затем они с Дженсеном общими усилиями сотворили тому некое подобие стильно уложенной причёски: получился то ли слегка отросший ёжик, то ли недоделанный ирокез, в общем, творческий беспорядок.

***

В аэропорту они зашли в салон проката автомобилей, и Дженсен выбрал серебристый Тойота Йарис, заявив, что это самая «голубая» машина Америки. Джаред, хмыкнув, забросил их чемоданы в багажник и уселся на переднее пассажирское сидение.

- Готов? – спросил Дженсен и, вставив в магнитолу диск, сделал звук на максимум.

Джаред кивнул, мотор взревел, и машина сорвалась с места.

***

Около часа Дженсен вёл машину по скоростной автостраде, а затем свернул на обыкновенное двухполосное шоссе. Пейзаж за окном был достаточно однообразен: в основном это были либо поля, засеянные кукурузой или хлопком, либо пастбища, на которых паслись стада коров. Но Джаред опустил оконное стекло, высунул голову из автомобиля – волосы тут же растрепались – и с интересом глазел по сторонам. Встречный ветер, бьющий в лицо, здесь был не такой сухой и жаркий, как в Сан-Антонио, да и картинка радовала большим количеством сочных красок.

- Нравится? - спросил Дженсен.

- Да, очень, - кивнул Джаред.

- Это ты ещё наше ранчо не видел! – усмехнулся Дженсен и махнул рукой. – Кстати, вон и оно.

Джаред вгляделся в указанном направлении и увидел невдалеке несколько жилых построек. Дженсен свернул на грунтовую дорогу, и через пять минут неимоверной тряски Тойота послушно затормозила у крыльца одноэтажного деревянного дома. Тут же из-за угла, глухо рыча, выскочила большая коричневая собака с пегими ушами и белыми мордой и брюхом.

- Да это же старина Бутч, - Дженсен первым вышел из машины и свистнул. Пёс тут же закрутился на месте, виляя хвостом, прижал уши и пару раз боднул головой ладонь Дженсена, выпрашивая ласку.

Джаред открыл дверь и поманил Бутча - тот настороженно зарычал.

- Свои, - коротко бросил Дженсен и обратился уже к Джареду: - Выходи, не бойся, он вообще-то добрый.

Джаред присел на корточки перед Бутчем. Тот обнюхал его ладонь, ткнулся носом в коленку и потерял к Джареду всякий интерес.

- Пойдём, - махнул рукой Дженсен. – Думаю, день рождение отца как обычно справляют на открытой террасе.

Он подождал, пока Джаред поравняется с ним, шумно выдохнул, пригладил ему растрёпанные волосы и кивком головы велел следовать за собой.

На террасе был накрыт длинный стол. Джаред прикинул, что за ним сидит человек двадцать.

- Привет, - громко сказал Дженсен, и все присутствующие, как по команде, обернулись к нему, впрочем, они тут же перевели удивлённые взгляды на Джареда.

- Дженс, - всплеснула руками немолодая женщина, по-видимому, мать Дженсена, - какое счастье, что ты приехал. Почему же ты не предупредил, что будешь с другом?

- Хотел сделать сюрприз, - улыбнулся Дженсен и вдруг, крепко обняв Джареда за талию, подтянул его к себе. – Позвольте представить…

Джаред почувствовал, как подрагивают пальцы Дженсена, но тот лишь ещё сильнее стиснул их, впиваясь ногтями в кожу у самого края задравшейся малиновой футболки.

- … Джаред Падалеки, мой бойфренд.

За столом воцарилась тишина, и только миловидная девушка прошептала: «Какой хорошенький».

Джаред стоял и улыбался своей самой широкой улыбкой, хотя у него уже уголки рта начали подрагивать от напряжения. Дженсена, кажется, немного колотило. Их рассматривали, будто диковинных зверюшек в зоопарке: кто-то смотрел безразлично, кто-то – с плохо скрываемым интересом, кто-то - с отвращением, а одна девушка - с такой лютой ненавистью, что Джаред сразу догадался, что это и была та самая Данни – несостоявшаяся невеста.

- Дженсен, что за дурацкий розыгрыш? – наконец обрёл дар речи мужчина, который сидел во главе стола.

«Приятно познакомиться, мистер Эклз», - подумал про себя Джаред.

- Прости, отец, но это не шутка, - покачал головой Дженсен. – Ты хотел, чтобы я женился на Данни, но, боюсь, это невозможно. Джаред, действительно, мой парень. Мы встречаемся уже около года, и я не намерен с ним расставаться. Я хотел, чтобы вы с мамой знали об этом и не переживали за меня. И да, пап, с днём рождения!

- Ох, Дженсен прав, мы же все собрались сегодня по особенному поводу, - спохватилась миссис Эклз. - Предлагаю обсудить личные симпатии чуть позже. Мальчики, вы наверняка устали с дороги, прошу, садитесь за стол. Маккензи, - крикнула она той самой девушке, которой понравился Джаред, - принеси брату и мистеру Падалеки тарелки.

Маккензи тряхнула копной каштановых волос и убежала в дом, через минуту она вернулась обратно с тарелками, столовыми приборами и двумя стаканами. Джаред и Дженсен сели с противоположного от мистера Эклза края стола, и, кажется, только тогда Дженсен облегчённо выдохнул.

- Ну, что же, мистер Падалеки… - произнёс хозяин дома.

- Можно просто Джаред.

- Хорошо. Джаред, добро пожаловать на ранчо «Счастливая подкова». Позвольте, я представлю вам мою семью и наших гостей. Меня зовут Алан, а это моя жена Донна. Наш старший сын Джошуа и его жена Маргарет. Ну, с Маккензи вы уже немного знакомы.

Джаред кивнул.

- Далее. Это семья Хиллов: Роберт и Мария и их дети Дэннил и Роберт-младший; семья Миллеров: Джордж и Джульетта и их сыновья Алекс и Майкл; а это ковбои, которые работают на меня - мы в «Счастливой подкове» все живём дружной семьёй и обедаем за одним столом…

Имена работников Джаред пропустил мимо ушей, потому что Дженсен, видимо от волнения, придвинулся к нему совсем близко и теперь касался его бедра своим – по телу тут же разлился жар.

- Очень приятно познакомиться, - нашёл в себе силы произнести Джаред.

- Нам тоже, - тепло улыбнулась миссис Эклз и спохватилась: - Ну, что же вы ничего не едите, не стесняйтесь. Дженсен, поухаживай за своим, - она хихикнула, - бойфрендом. Джаред, а вы пока расскажите немного о себе.

Дженсен трясущимися руками взял тарелку Джареда и принялся накладывать в неё без разбора: пюре, куски курицы, варёный горошек, зелёный салат, тушёные овощи.

- Спасибо, мне хватит, - Джаред перехватил руку Дженсена, потому что содержимое тарелки уже грозило вылезти за края.

- Что? Да, конечно, - Дженсен отложил ложку в сторону и вдруг провёл пальцами по виску Джареда, подцепил непослушную прядь волос и заправил её за ухо. – Приятного аппетита, любимый.

- Спасибо, - Джаред немного обалдел, но виду не подал и повернулся к миссис Эклз. – Я родился в Сан-Антонио, окончил там школу и поступил в Колледж изящных искусств Техасского Университета. После получения диплома я переехал жить в Эл-Эй и устроился там сотрудником в дизайнерскую компанию – я занимаюсь оформлением квартир.

- О, это так интересно, - заметила миссис Эклз. – А как же вы умудрились познакомиться с Дженсеном?

- Джей, ешь, я сам расскажу, - перебил Джареда Дженсен и вдохновенно продолжил. – Наша встреча – это была судьба. Вначале я снимал квартиру на пару с солистом рок-группы, в которой играю, но потом он переехал жить к своей девушке, а мне потребовался новый соарендатор. Я расклеил объявления по району, что сдаю часть квартиры, и в этот же день на пороге возник Джаред. А я, знаете ли, - Дженсен похабно ухмыльнулся и подмигнул, - обычно хожу по дому в одних трусах. И вот я открыл дверь и увидел Джея, а он стоял весь такой смущённый и жутко милый, а ещё у него были расстёгнуты пара верхних пуговиц на рубашке и виднелись его чёртовы ключицы, такие тонкие, такие аппетитные, а в ямке между ними - капелька пота. В общем, не знаю, что на нас нашло, но мы трахнулись прямо в коридоре.

- Дженсен, следи за языком, - стукнул кулаком по столу мистер Эклз.

- А что такого я сказал? – невинно поинтересовался Дженсен. – Мы тут все уже взрослые люди и знаем, что детей приносит не аист.

- Ага, к таким, как вы, он вообще не прилетает, - фыркнул Алекс, но тут же осёкся под злобным взглядом мистера Миллера.

- В общем, - не обратил никакого внимания на его слова Дженсен, - с тех пор мы с Джаредом вместе, и я ни на секунду не пожалел об этом. Надеюсь, он тоже.

Дженсен пнул Джареда ногой под столом. Джаред понял намёк: сгрёб в лапищи ладонь Дженсена и взглянул на него с такой нежностью, что, кажется, у мистера Эклза свело зубы.

- Конечно, милый.

- О, да, всё это, безусловно, очень интересно, - кашлянула миссис Эклз, - просто немного неожиданно. Ладно, думаю, у нас ещё будет время пообщаться, а пока отдыхайте.

Дженсен кивнул и со смиренным видом принялся уплетать картофельное пюре. А вот Джареду под всеми этими насквозь прожигающими взглядами кусок в горло не лез. Он вяло возил вилкой по тарелке и пытался вспомнить, была ли на нём надета рубашка в день их знакомства с Дженсеном.

***

Примерно через час на ранчо стали опускаться сумерки, и Миллеры с Хиллами засобирались домой. Мистер и миссис Эклз пошли их провожать, а Маккензи и Маргарет принялись убирать грязную посуду со стола.

- Дженсен, - крикнул из дома мистер Эклз, - иди показывай Джареду свою спальню. Я же правильно понимаю, что ему не надо стелить в комнате для гостей.

- Конечно, папа, - отозвался Дженсен и побледнел. - Надо забрать вещи из багажника, - он поднялся из-за стола и потянул Джареда за собой.

Они взяли свои чемоданы и пошли в дом. Бутч проводил их до крыльца, и Джаред, нагнувшись почесать ему голову между ушей, спросил:

- Почему Бутч? Так, вроде, обычно бультерьеров называют?

- Он появился у нас, когда Мак была маленькой, а ей захотелось назвать его в честь персонажа из «Тома и Джерри». Помнишь, там был такой пёс? – пояснил Дженсен и первым вошёл в дом. – Пойдём. Смотри, это ванная комната. Можешь пока принять душ, я отнесу шмотки в спальню: вон та дверь, на которой написано «не входить».

Джаред кивнул, вытащил из чемодана полотенце, мочалку, зубную пасту, щётку и пижамные штаны с медвежатами, обнаруженные в пакете с вещами, которые ему дал Макси.

Горячая вода помогла немного расслабиться и прийти в себя. В принципе, всё оказалось не так уж и страшно и прошло гладко. Джаред быстро помылся, насухо вытерся полотенцем и оделся. Выходить в коридор было немного боязно, но ему удалось добраться до комнаты Дженсена без приключений.

Дженсен был занят тем, что запихивал свою одежду в шкаф.

- Эй, геи так не поступают, - подколол его Джаред.

Дженсен поглядел на него убийственным взглядом, а потом фыркнул:

- Миленькие штанишки.

- Спасибо, - Джаред кокетливо похлопал ресницами.

- Ладно, располагайся, я скоро вернусь, - Дженсен подхватил комплект чистого белья и ушёл.

Джаред присел на постель и оглядел комнату, ничего особенного: двуспальная кровать, комод, телевизор, стул и платяной шкаф – вот и вся мебель. На стенах висело несколько выцветших постеров с изображениями каких-то рок-групп.

Дженсен вернулся минут через тридцать, плюхнулся рядом с Джаредом и мрачно сказал:

- Отец мне не поверил.

- Почему ты так думаешь? – удивился Джаред.

- Я сейчас подслушал его разговор с матерью. Он пообещал ей вывести нас на чистую воду, - Дженсен покусал нижнюю губу.

- Ну, ты же и не рассчитывал, что всё будет просто, - Джаред еле сдержался, чтобы положить руку на колено Дженсену – навряд ли тот одобрил бы такой метод подбодрить себя.

Но вообще дотронуться до Дженсена хотелось безумно. Он сидел рядом разгорячённый после душа, пахнувший свежестью и мылом. Джаред сжал кулаки.

- Ты чего? - обратил внимание на его состояние Дженсен.

- Есть хочу, - выкрутился Джаред. – Я толком и не поел за ужином.

- Я заметил, - кивнул Дженсен. – Ладно, погоди, я сейчас что-нибудь стащу из холодильника, не могу же я допустить, чтобы мой парень умер голодной смертью, - он засмеялся и вышел из комнаты.

А вот Джареду, честно говоря, было не до смеха.

Дженсен принёс тарелку с холодной курицей, ветчиной, салатом, варёными кукурузными початками и хлебом, поставил её посередине кровати и предложил.

- Спать на полу будем по очереди, чур, ты первый, - он швырнул в Джареда подушкой.

Джаред, стараясь не показывать разочарование, сделал себе бутерброд, уселся на палас, и в этот момент в дверь вошёл мистер Эклз.

- Вот, хотел пожелать вам спокойной ночи, - сказал он и приподнял брови в удивлении: - Джаред, а ты что, не собираешься спать на кровати?

- Собираюсь, конечно, - быстро вскочил на ноги Джаред.

Мистер Эклз прищурился и ухмыльнулся:

- Хорошо, а то я-то уже подумал, может, вы с Джаредом до свадьбы ни-ни.

- Не переживай, папа, с этим у нас всё в порядке - вздёрнул подбородок Дженсен и отобрал у Джареда бутерброд. - Просто Джаред делал специальные упражнения для укрепления ягодиц , он же должен поддерживать свою задницу в идеальной форме. Я, правда, считаю, что ему это ни к чему: она у него и так самая классная в мире и такая узкая, если ты понимаешь, о чём я. - Дженсен с размаху звучно шлёпнул Джареда пониже спины; у мистера Эклза задёргался глаз. – Знаешь, я каждый вечер молюсь Богу, что он свёл нас с Джаредом вместе. Недаром говорят, что браки заключаются на небесах – это явно про нас с ним. – Дженсен сжал ладонь Джареда в своей руке. - Ваши отношения с мамой всегда был для меня примером, и я стараюсь…

- Заткнись, - рявкнул мистер Эклз. – Я ни на секунду не верю во весь этот фарс. Ты молишься Богу? Да тебя на воскресную службу было не затащить с десяти лет. И, кстати, Бог ненавидит таких, как ты.

- Каждый раз, когда ты видишь радугу, знай, это Бог занимается «голубым» сексом, - приторно улыбнулся Дженсен.

- Тьфу, - сплюнул мистер Эклз. – Да ты окрестных девок перепортил больше, чем по весне кот - кошек. Надеюсь, об этом ты успел рассказать Джареду.

- Ах ты, противный! – Джаред картинно упёр руки в бока.

- Просто я исследовал свою сексуальность, - с прискорбием сказал Дженсен, - и пришёл к неутешительному выводу, что девушки мне не нравятся. Я долго тяготился этим фактом, поэтому-то и сбежал в Эл-Эй. К счастью, там я встретил Джея, и теперь мы вместе, - он повернулся к Джареду и нежно произнёс: - Милый, ты не покормишь меня курицей, не хотелось бы пачкать руки, а твои пальцы я могу потом вылизать.

Джаред от волнения попытался впихнуть в рот Дженсену целый кусок курицы, так что тот даже закашлялся.

- Смотри поаккуратнее с тем, что засовываешь в рот моему сыну, - хмуро сказал мистер Эклз, - а то ещё подавится ненароком.

- О, это навряд ли, всего-то куриная ножка, - отмахнулся Джаред и в отместку за узкую задницу провёл большим пальцем по нижней губе Дженсена. - Он не давится и кое-чем большим.

Взглядом Дженсена можно было заморозить ад, но через секунду он кивнул и подмигнул отцу:

- Да, знаешь ли, у меня к этому талант, - Дженсен подцепил с тарелки кукурузный початок и медленно провёл по нему языком.

Мистер Эклз пулей вылетел за дверь, видимо, в туалет.

- Что-то мне есть расхотелось, - Дженсен отодвинул от себя тарелку.

- Мне тоже, - кивнул Джаред. – Давай ложиться спать.

- Угу, - Дженсен отодвинулся на противоположный край кровати, освободив место Джареду, и в этот момент раздался стук в дверь.

- Боже, они что, будут глазеть на нас всю ночь? – застонал Дженсен. – Кто там?

- Это я, Мак, - Маккензи приоткрыла дверь и осторожно просунула внутрь любопытный нос.

- А ну, брысь, малявка, - рявкнул Дженсен. – Джаред не одет - я ревную.

- Я уже давно не малявка, - Маккензи проскользнула в комнату, прошлёпала босыми ступнями по деревянному полу и села на кровать рядом с Дженсеном, а затем вдруг порывисто обняла его. – Я скучала, - прошептала она, - а ещё хотела сказать, что у тебя самый красивый в мире парень.

- Да что ты говоришь, - усмехнулся Дженсен. – И много ты в этом понимаешь?

- Предостаточно, - с важным видом произнесла Маккензи. – А ещё я рада, что ты не женишься на этой дуре Дэннил. Все в Кроуфорде знают, что она залетела от приезжего коммивояжёра. Вот теперь мистер Хилл и пытается сбагрить её кому-нибудь.

- Даже так, – мрачно сказал Дженсен.

- Ага, - Маккензи звонко чмокнула его в щёку. – Спокойной ночи, Дженс. Спокойной ночи, Джаред, - она покраснела и убежала.

- Хорошая у тебя сестра, - Джаред, наконец, залез под одеяло и с наслаждением вытянулся.

- Да, мне даже жалко, если она не выберется из этой глуши, - отозвался Дженсен.

- Знаешь, что я думаю? – Джаред повернулся на бок. – Я думаю, что тебе надо лечь немного ближе ко мне. Вдруг твой отец придёт пожелать нам доброго утра. Наверняка он удивится, когда увидит, что мы спим на разных концах кровати.

Дженсен застонал, но всё же придвинулся практически вплотную. Джаред мысленно улыбнулся и без зазрения совести обнял Дженсена поперёк груди, коротко бросив:

- Для конспирации.

Дженсен дёрнулся, но потом обречённо выдохнул:

- Чёрт с вами со всеми.

- Угу, - Джаред уткнулся носом ему в шею и прошептал: - Слушай, а классно это ты про радугу сказал.

- Ну так, - самодовольно улыбнулся Дженсен, - я за выходные кое-чего почитал в Интернете.

- А чего тогда в самолёте от меня шарахался? – поддел его Джаред.

- Ну, понимаешь, одно дело, когда инициативу проявляю я, и совсем другое, когда её проявляешь ты.

- Контрол-фрик.

- Придурок.

- Сам такой.

- Да конечно. Ты мне уже всю шею обслюнявил и рука у тебя тяжёлая, лосяра.

- Привыкай, - сонно пробормотал Джаред.

Руку он, конечно же, не убрал.

***

Пробуждение было не из приятных: Дженсен бесцеремонно спихнул Джареда на пол. Фразу «ты охренел, чувак?» они произнесли одновременно.

- Ты чего? – Джаред потёр ушибленный локоть.

- Ты об меня тёрся! – глаза Дженсена горели праведным гневом.

- Что делал? – переспросил Джаред, и в ту же секунду до него дошло, почему в пижамных штанах так жарко и узко, и почему в полудрёме так классно было прижиматься к бедру Дженсена. - Прости, - сказал Джаред – ну, а что тут ещё скажешь? – а потом он решил, что любые отношения должны строиться на честности и выдохнул: - Ты мне нравишься. Очень.

- В каком смысле нравлюсь? – как-то чересчур истерично поинтересовался Дженсен.

- Ну, в этом самом, - Джаред указал глазами на свой пах. – Не могу спокойно находиться с тобой рядом.

- И как давно ты узнал, что тебя сексуально привлекают парни? – на всякий случай, Дженсен отполз на противоположный край кровати.

- Кажется, еще в старшей школе, - нахмурился Джаред, припоминая. - В колледже я несколько месяцев встречался с мужчиной.

- То есть ты бисексуал? - Дженсен выудил из-под кровати свои джинсы и принялся натягивать их, не сводя взгляда с Джареда, который кивнул. – Ну, спасибо хоть на этом, - вздохнул Дженсен. – И когда же ты собирался сообщить мне об этом?

- Я вообще не собирался, я думал, что ты в курсе моей ориентации, - не моргнув глазом, соврал Джаред.

- Откуда? – взвился Дженсен. – У тебя на лбу крупными буквами не написано «Внимание: я играю за обе команды».

- И тебя, конечно, не заставил задуматься даже тот факт, с какой лёгкостью я, натурал по твоему мнению, согласился изображать из себя гея? – съязвил Джаред.

- Я списал это на твой альтруизм, - буркнул Дженсен и насупился.

- Ладно, - прервал затянувшееся молчание Джаред, - я, знаешь ли, очень рад, что мы во всём разобрались, но проблема осталась: у меня всё ещё стоит.

- Иди подрочи в душе, - передёрнул плечами Дженсен.

- Да, конечно, - поднялся с пола Джаред, - и как, по-твоему, я пойду через полдома в ванную комнату с таким стояком?

- Надень джинсы.

- Прости, но новый размер моих вещей не предусматривает дополнительный объём спереди – они попросту не застегнутся.

- О, боже мой, - простонал Дженсен, - хорошо, давай я просто отвернусь, а ты… - он лёг на живот и уткнулся лицом в подушку.

- Оу, - восхищённо присвистнул Джаред, - с видом на твою задницу, упакованную в голубую джинсу, дело, действительно, пойдёт быстрее.

- Не смей меня разглядывать, - подскочил Дженсен.

- Расслабься, чувак, ты ведёшь себя, как фиалка, - ухмыльнулся Джаред и опустился на край кровати.

- Иди ты, - Дженсен тоже сел - спиной к Джареду. – Просто мне только что сообщили, что я должен буду провести четыре дня в обществе сексуального маньяка, который ко мне не равнодушен. А я вместо того, чтобы пару раз съездить тебе по морде, сижу и дожидаюсь, когда ты сам себя удовлетворишь.

- Уверен, что не хочешь помочь мне? – Джаред с облегчением приспустил штаны и сжал ладонью член у основания. - Это ускорило бы процесс.

- Нет, спасибо, - отказался Дженсен. – Я лучше подожду, пока ты сам управишься.

- И посмотреть не хочешь? – Джаред закрыл глаза, прислушиваясь к ощущениям, и провёл рукой вверх-вниз по стволу, царапнул ногтем большого пальца щёлку на головке члена, смазывая выступившую каплю.

- Не горю желанием, - пробормотал Дженсен.

- Жа-а-аль, - протянул Джаред и принялся дрочить, хотя на сухую было не очень приятно. – Эй, Дженс, а хочешь знать, что я сейчас представляю?

- Меня, - не спросил, обречённо констатировал факт Дженсен. – Давай фантазируй, я заткну уши.

- Да-а-а, - зажмурился Джаред, продолжая двигать рукой. - Я представляю, как ты подходишь ко мне и встаёшь на колени, как зубами расстёгиваешь молнию на ширинке и жарко дышишь внутрь, - в низу живота сладко потянуло. - Как смотришь на меня снизу-вверх голодным взглядом своих кошачьих глаз и умоляешь меня выебать твой рот, - слегка закружилась голова. - Я разрешаю и ты достаёшь мой член, твои губы обхватывают ствол плотным кольцом, а внутри рта так жарко и мокро, - Джаред облизал пересохшие губы и начал дрочить под самой головкой. – А ты то прижимаешь языком мой член к нёбу, то всасываешь его в себя, резко, глубоко, так что я чувствую, как сокращаются стенки твоего горла и…

В этот момент Джареду почудилось, что его плеча коснулась вспотевшая ладонь Дженсена, погладила осторожно, и по позвоночнику Джареда прокатилась горячая волна удовольствия. Он всхлипнул и выплеснулся в свой кулак, пачкая ладонь спермой.

- Э-э, - завороженно сказал Дженсен, - ты сейчас кончил оттого, что я до тебя дотронулся?

- Так ты всё-таки дотронулся? Мне не показалось? – Джаред откинулся на подушку и хитро посмотрел на Дженсена; по телу разлилась нега.

- Ну, я просто хотел попросить тебя перестать говорить обо мне все эти ужасные вещи, - сказал Дженсен, старательно отводя взгляд.

- Угу, - Джаред вытер руку о край простыни и подтянул штаны. – Ну, вот теперь нужно сходить в душ, натянуть одну из моих модных рубашечек и можно идти завтракать. И надо, наверное, проветрить комнату.

Дженсен чертыхнулся, бросился к окну и распахнул его.

***

На завтрак были оладьи. Джаред и Дженсен развлекались тем, что кормили друг друга с вилочки, а последний вдобавок окунал пальцы в кленовый сироп и показушно их облизывал. Джаред пытался поймать руку Дженсена и тоже приобщиться к этому вполне невинному занятию, но тот постоянно уворачивался, смеялся и показывал Джареду язык.

Маккензи сидела, подперев подбородок кулачком, и смотрела на них влюблённым взглядом. Периодически она пыталась подцепить вилкой еду со своей тарелки, но постоянно промахивалась. Джошуа неодобрительно косился на брата. Маргарет пыталась сдержать улыбку. А суровые ковбои быстро закончили завтракать и встали из-за стола.

Дженсен проводил их насмешливым взглядом, а затем вдруг положил липкую ладонь на пах Джареду и жарко выдохнул на ухо:

- А когда я так рядом, ты тоже возбуждаешься?

Член дёрнулся в штанах – будто Джаред и не дрочил полчаса назад.

- Это тебе за то, что не сказал мне всей правды, - прошептал Дженсен и стиснул пальцы.

- Хватит, - Джошуа со звоном отодвинул от себя тарелку. – На вас смотреть противно. Дженс, ты же вроде был нормальным парнем, когда уезжал в Лос-Анджелес! Что с тобой стало?

Дженсен медленно отстранился от Джареда, прищурился и обернулся к Джошуа.

- Знаешь, Джош, а я и сейчас нормальный парень. Ничего не изменилось. У меня не выросли рога или копыта. Я до сих пор слушаю и играю рок, пью пиво, ношу потёртые джинсы и ненавижу, когда мама готовит на ужин брокколи. У меня четвёртая положительная группа крови, зелёные глаза и веснушки весной становятся ярче. Всё осталось по-прежнему. Просто теперь я встречаюсь с Джаредом.

Джошуа скривился так, будто откусил кусок лимона.

- Своим неприемлемым поведением ты позоришь родителей! – выплюнул он.

- Каким поведением? – Джаред наступил Дженсену на ногу, но того уже понесло. – Ты забыл, когда вы только познакомились с Маргарет, и она приходила к нам на ужин, как ты кормил её с ложечки маминым десертом и всё норовил вымазать ей в нём нос. Значит, твоё поведение было приемлемым?

Джошуа ничего не ответил, он подхватил со стола свою ковбойскую шляпу и ушёл.

Джаред проводил его взглядом и прошептал Дженсену:

- Можно подумать, что ты всю жизнь толкал речи в защиту секс-меньшинств.

- Похоже, твоя бисексуальность заразна, - мрачно сказал Дженсен.
После завтрака Дженсен потащил было Джареда в свою комнату, но в коридоре их остановил мистер Эклз.

- Вижу, вы уже позавтракали, - обрадовался он. – Я как раз хотел пригласить вас на конную прогулку. Дженсен, ты же хочешь показать Джареду наши земли, ведь когда-нибудь их треть достанется тебе.

- Мне они не нужны, - буркнул Дженсен.

- К тому же мистер Хилл, Данни и Бобби согласились составить нам компанию, - как ни в чём не бывало продолжил мистер Эклз. – Я жду вас у конюшни. Идите и попросите мать подобрать вам ковбойские сапоги по размеру. Думаю, в вашей обуви будет немного неудобно кататься верхом, - и он, насвистывая, пошёл прочь.

Миссис Эклз уже поджидала Дженсена и Джареда с двумя парами не слишком новых сапог.

- Найти твой размер было непросто, - подмигнула она Джареду. – Обувайтесь, мальчики.

Джаред с лёгкостью заправил узкие брючины джинсов в широкие голенища, а вот Дженсену пришлось повозиться.

- Желаю приятной прогулки, - попрощалась с ними миссис Эклз.

- Только не в компании отца, - хмыкнул Дженсен и кивнул Джареду. - Идём.

Когда они подошли к конюшне все уже были в сборе.

- Джаред, надеюсь, ты умеешь ездить верхом, - мерзко усмехнулся мистер Эклз.

- Да, конечно, - спокойно ответил Джаред. – У техасцев это в крови, разве нет?

- О, да! – влез в разговор Дженсен. – Джей отлично умеет скакать верхом и знает, как обращаться с жеребцами.

Джаред закусил внутреннюю сторону щеки, чтобы не засмеяться при виде лица мистера Эклза, которое приобрело зеленоватый оттенок.

- Вместо того чтобы зубоскалить попроси конюха оседлать коня покрупнее для своего друга, а то боюсь у него ноги будут волочиться по земле, - проворчал мистер Эклз и направился к мистеру Хиллу, который стоял поодаль и держал под уздцы пегую кобылку.

- Пойдём, - Дженсен потянул Джареда за рукав, - выберешь себе лошадь. А где ты научился ездить верхом?

- А я каждый год на каникулы ездил на ранчо к дяде, - Джаред остановился у стойла, в котором стоял каурый конь. – Пожалуй, я выберу этого.

Дженсен кивнул конюху и попросил оседлать для Джареда коня, а для себя гнедую кобылу из соседнего стойла.

Когда всё было готово, Джаред, проверив подпруги, с трудом закинул ногу в стремя и тут же зашипел:

- Грёбаные джинсы.

Дженсен фыркнул, пришпорил свою лошадь и, проезжая мимо Джареда, который наконец-то взобрался в седло и теперь ёрзал там в попытке сесть так, чтобы причинить наименьший вред своему мужскому достоинству, звонко хлопнул его по заднице.

- Шикарно выглядишь, детка, - усмехнулся он и выехал из конюшни на улицу.

Джаред последовал за ним, строя в уме страшные планы мести.

Мистер Эклз возглавил конную процессию и они направились вдоль огромного пастбища, обнесённого оградой, на котором росла сочная молодая трава и то тут, то там проглядывали головки каких-то полевых цветов; слева в мареве виднелись очертания гор. Несмотря на ранний час, солнце уже припекало и от земли парило. Джаред надвинул на глаза шляпу и перехватил удобнее поводья.

Мистер Эклз поравнялся с ним и начал рассказывать историю «Счастливой подковы». Дженсен, всю дорогу державшийся рядом, закатил глаза. В этот момент между ним и Джаредом вклинился мистер Хилл, который принялся показывать куда-то вдаль, утверждая, что там у него кукурузное поле, а потом к ним присоединился и Бобби, окончательно оттерев кобылу Дженсена назад – к Данни.

На протяжении получаса Джаред мужественно выслушивал ранее неизвестные ему факты разведения скота. Изредка он оглядывался на Дженсена, которого развлекала разговорами Дэннил. Джаред вынужден был признать, что она симпатичная: хрупкая, улыбчивая, с изящными чертами лица и ладной фигуркой. Во время разговора Данни постоянно немного нагибалась к Дженсену, и топ откровенно выставлял напоказ её прелести. Несмотря на то, что Дженсен имел вид весьма кислый и незаинтересованный при общении с Дэннил, у Джареда внутри что-то царапнуло.

«Ну вот, не хватало мне ещё и ревновать его, - со злостью подумал Джаред. – Он мне никто и я не имею на это никакого права».

В этот момент Дженсен поднял на Джареда взгляд и улыбнулся ему тёплой широкой улыбкой - сердце пропустило удар, а потом вдруг разогналось и застучало с такой силой, что Джаред даже испугался. Он пытался уговорить себя, что это всего лишь часть игры, и эта улыбка предназначалась Джареду-бойфренду, а не Джареду – соседу-маньяку-извращенцу, но тщетно – хотелось улыбнуться в ответ и пустить коня в галоп.

- Джаред, вы меня слушаете? - голос мистера Эклза вернул его с небес на землю.

- Да, да, очень интересно, - как китайский болванчик, закивал головой Джаред.

Наконец они подъехали к узкой тропинке, тянувшейся между двумя ограждёнными пастбищами, где лошади могли пройти только друг за другом. Джаред придержал коня, пропуская вперёд мистера Эклза и мистера Хилла, обернулся к Дженсену и увидел, что тот хитро подмигнул ему.

- Кажется, у меня подпруга ослабла, - сказал Джаред, спешиваясь.

Мимо проехали Бобби и Данни, которая не преминула обжечь его взглядом полным ненависти.

- Подожди, пока они отъедут чуть подальше, - шепнул Дженсен, поравнявшись с Джаредом, и минуты через три, развернув кобылу, скомандовал: - Поскакали.

Джаред вскочил в седло, ударил шпорами, и конь стрелой сорвался с места. Это была бешеная гонка. Лошади летели, как сумасшедшие. Дженсен все наращивал темп и Джаред чувствовал, как ходуном ходят бока животного. Дженсен уверенно вёл их по известному лишь одному ему маршруту, они петляли между пастбищами, поднимаясь всё выше и выше к горам, и, наконец, на полном скаку влетели под сень деревьев.

Джаред утомился от бешеной скачки – сказывалось долгое отсутствие практики. Да и местность была незнакомая, поэтому он ослабил поводья, полностью доверившись лошади. Он пригнулся к самой шее коня, практически распластавшись на ней, чтобы ветки не хлестали по лицу. Впереди, в просветах между листвой, ориентиром мелькала синяя в клетку рубашка Дженсена. Внезапно деревья расступились, и конь Джареда выскочил на небольшой каменистый участок, заканчивающийся обрывом - Джаред еле успел натянуть поводья, останавливая лошадь у самого края.

- Где мы? – спросил он у Дженсена.

- В моём секретном месте, - подмигнул тот и легко спрыгнул на землю.

Джаред тоже спешился. Они стреножили лошадей и пустили их пастись невдалеке. Дженсен лёг на траву в тени раскидистого дерева. Джаред подумал и растянулся рядом, удобно пристроив голову на животе у Дженсена.

- Эй, - пихнул тот его кулаком в плечо. – Ты не обнаглел?

- А вдруг нас обнаружат, - резонно заметил Джаред.

- Это навряд ли, - усмехнулся Дженсен, потом подумал и добавил: - Ладно, лежи.

Джаред повернул голову и стал разглядывать Дженсена. Тот, прищурившись, смотрел вверх и задумчиво покусывал нижнюю губу. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь густую листву, отбрасывали светлые блики на его кожу, высвечивая веснушки, и золотили волосы. Джаред вздохнул: от желания прикоснуться к Дженсену покалывало подушечки пальцев.

- Знаешь, - Дженсен на ощупь сорвал травинку и засунул её себе в рот, - когда я был маленький - я любил сбегать в это место. Сидел вон на том валуне и мечтал, что когда-нибудь приведу сюда особенного для меня человека и раскрою ему тайну моего убежища.

Джаред хмыкнул.

- Вообще-то под «особенным человеком» я подразумевал девушку, - поддразнил его Дженсен. – Но потом я вырос и понял, что девушек приятнее водить на сеновал. Так что, выходит, ты всё-таки первый.

- И в чём тайна?

- Под валуном я зарыл лошадиную подкову на счастье.

- Дженс, а расскажи что-нибудь ещё, - попросил Джаред.

- Хм… дай подумать, - Дженсен потёр указательным пальцем нос. – Вот, слушай. Однажды, когда мне было двенадцать…

Они лежали под деревом и рассказывали друг другу о своей жизни. Джаред был счастлив, потому что Дженсен открывался ему с разных сторон. А ещё ласково припекало солнце, лёгкий ветерок приятно обдувал разгорячённую кожу, в верхушках деревьев пели птицы – Джареду было хорошо и уютно лежать рядом с Дженсеном.

Они разговаривали до тех пор, пока солнце не начало клониться к закату, а животы у обоих не подвело от голода.

- Поехали поужинаем в городе, - предложил Дженсен.

- Я бы с удовольствием, но не захватил с собой денег, - погрустнел Джаред. – В мои карманы больше ничего не помещается!

- Не переживай, - подмигнул Дженсен, - у меня есть наличные, и я приглашаю тебя на свидание в ресторан. Будем и дальше воплощать наш коварный план в жизнь.

- Отлично, - Джаред встал и пошёл к лошадям.

***

В ресторане они заказали отбивные с картофелем фри и салатом. Когда официант поставил перед ними заказ, Дженсен выдавил в тарелку порцию кетчупа, обмакнул в него ломтик картошки и отправил в рот Джареду. Джаред ухмыльнулся и в точности повторил действия Дженсена.

Они сидели и кормили друг друга. Джаред ощущал липкие взгляды присутствующих. Как он понял, многие из них были знакомы с семьёй Эклзов и знали Дженсена.

- Эй, Дженс, у тебя кетчуп на щеке, - сказал Джаред.

Он потёр пальцем кожу в уголке рта Дженсена, стирая бордовую каплю, а затем облизал его.

- Молодец, - тихо похвалил его Дженсен. – Сегодня здесь собрались сплошь местные сплетники. К завтрашнему утру весь Кроуфорд будет знать, что я голубой.

Джаред мило улыбнулся. В это время мимо их столика прошла пожилая дама и Дженсен, вместе с очередной порцией картофеля фри, втянул в рот пальцы Джареда. Улыбаться резко расхотелось. Джаред поёрзал на стуле, расставил шире ноги и залпом выпил полстакана газировки.

На ранчо Джаред и Дженсен вернулись уже затемно. Последний прихватил в Кроуфорде в мини-маркете упаковку пива, и они, завалившись на кровать в комнате Дженсена, выпили его. К ним сунулся было мистер Эклз, преисполненный желания узнать, как они провели день, но быстро сбежал, когда Джаред расстегнул на Дженсене рубашку, задрал его футболку и принялся бездумно вычерчивать пальцем линии на его животе.

Когда дверь за мистером Эклзом с грохотом захлопнулась, Джаред и Дженсен одновременно фыркнули. В комнате воцарилась атмосфера уюта.

- Давай завтра встанем пораньше и сбежим на реку, пока отец не придумал нам очередное культурное мероприятие, - предложил Дженсен.

-Угу, - сонно согласился Джаред и сгрёб его в охапку – для конспирации. – Спокойной ночи.

- Смотри не придуши меня, - предупредил Дженсен.

- Постараюсь, - пообещал Джаред, а потом подумал и добавил: - Знаешь, ты какой-то неправильный натурал: позволяешь мне себя обнимать и всё такое.

- «Всего такого» не было, - возразил Дженсен, - а обнимаемся мы по-дружески.

- Ну, если тебе нравится так думать… - Джаред потёрся носом об его шею, а затем прихватил губами кожу на плече.

– Я знаю, где отец хранит оружие, - предупредил Дженсен. – Пристрелю.

- Не-а.

- Откуда такая уверенность?

- Во-первых, я тебе нравлюсь, - нагло заявил Джаред. – А во-вторых, тебе приятно.

- Вот ещё. Ну, может, только совсем чуть-чуть, но это потому, что я пьян. И я больше не желаю разговаривать на эту тему. Спокойной ночи.

Джаред усмехнулся и натянул на них одеяло.

***

С утра Дженсен не стал паниковать по поводу того, что у Джареда снова был стояк. В сущности, Дженсену было не до того, потому что у него была та же самая проблема. Джаред смеялся до слёз над несчастным видом Дженсена, а потом предложил помочь.

- Ни один мужик не дотронется до моего члена! – рявкнул Дженсен, натянул джинсы и сбежал в ванную комнату.

Джаред разочарованно вздохнул, устроился поудобнее на кровати и скользнул рукой под резинку пижамных трусов. Он представил себе Дженсена, дрочащего под душем, мокрого, растерянного, возбуждённого и подумал, как было бы классно прижать его грудью к кафельной стене, навалившись сзади, попробовать на вкус влажную кожу…

Дженсен вернулся злой и недовольный.

- Одевайся, и полезли в окно, - буркнул он Джареду, - иначе наткнёмся на отца – он меня видел.

Они аккуратно вылезли в окно, пригнувшись, добежали до конюшни и сами оседлали вчерашних лошадей.

- Поехали вначале в город позавтракаем, - Дженсен пришпорил коня, сразу пустив того в галоп.

Джаред поскакал следом.

В кафе все присутствующие опять с интересом наблюдали за ними, хотя в этот раз Дженсен явно был не в настроении паясничать, поэтому они просто съели по порции омлета и выпили кофе. Джаред помалкивал, каким-то шестым чувством угадывая, что Дженсен сейчас не хочет с ним разговаривать. Чего дулся? Он же не был виноват в его утренней эрекции! Или был? Джаред мечтательно откусил кусочек круассана.

До реки они добрались всё так же в полном молчании. Дженсен спешился, скинул с себя футболку, джинсы, отшвырнул сапоги и полез купаться. Джаред покачал головой, глядя на него, – как маленький, честное слово – и стреножил обеих лошадей: перспектива добираться до ранчо пешком его не прельщала. Впрочем, если бы кобыла Дженсена ускакала в неизвестном направлении, то им бы пришлось ехать в одном седле. Джаред сел на траву и позволил себе немного подумать об этом, наблюдая, как Дженсен плавает, загребая воду сильными рывками, как блестят капли на его спине.

Солнце припекало, и Джаред с наслаждением снял с себя ненавистные джинсы и рубашку. Дженсен наконец вылез из реки и плюхнулся рядом с ним.

- Ну, так и будем играть в молчанку? – поинтересовался Джаред.

Дженсен нахмурился, а потом спросил, с интересом разглядывая свои большие пальцы ног:

- Джей, а что ты в первый раз почувствовал, когда у тебя встал на парня?

- Возбуждение, - усмехнулся Джаред.

- Я не об этом вообще-то, - не оценил его шутки Дженсен.

- Да понял я, - Джаред всё же не удержался и спросил: - Так утром это у тебя на…

- Нет, - рявкнул Дженсен, - то есть… я не знаю, - закончил он с несчастным видом.

- Я испугался, - решил Джаред закрыть тему.

- Что?

- Ну, ты спросил про первый раз.

- А… - красноречиво отозвался Дженсен.

- Это нормально, Дженс, - Джаред пихнул его локтем в бок. – Я же такой неотразимый, у тебя не было шансов устоять.

- Ты чучело волосатое, ты в курсе? – засмеялся Дженсен и наконец-то посмотрел на него и тут же прищурился. – За нами наблюдают.

- Кто? – Джаред дёрнулся, но не обернулся.

- Там за деревьями две лошади, и навряд ли они сами пришли сюда. Это кто-то из рабочих отца, а, может, и он сам.

- Откуда такая уверенность?

- Это наше пастбище, никто бы чужой не рискнули нарушить границы собственности. Вуайеристы, мать их.

Джаред замер на секунду, сжал ладони в кулаки, но всё же решился – обнял Дженсена за шею, притягивая к себе, и весело сказал:

- Ты ведь не оттолкнёшь меня на глазах у своего отца?

- Сука, - выдохнул Дженсен.

И Джаред поцеловал его: прикусил нижнюю губу, оттягивая, толкнулся языком в стиснутые зубы. Дженсен напрягся в его руках, но Джаред успокаивающе погладил его пальцами за ухом, шепнул:

- Расслабься, на нас смотрят, - и добавил: - Пожалуйста.

И Дженсен поддался, раскрылся, позволяя Джареду поцеловать себя по-настоящему, глубоко, вкусно. Они целовались, и Джаред собирал ладонями капли воды с кожи Дженсена, оглаживая широкие плечи, прогибающуюся в позвоночнике спину и бока. Дженсен застонал и вдруг резко опрокинул Джареда на траву, подминая под себя:

- Почему всегда ты меня целуешь? - спросил он зло и смял губы Джареда своими.

Это больше уже не было нежно: жадные рты, языки, отчаянно переплетавшиеся друг с другом, укусы, стоны, сильные прикосновения. Джаред с нажимом провёл ногтями Дженсену по спине, толкнулся бёдрами вверх, показывая, как возбуждён. Дженсен тут же отодвинулся, мельком взглянув поверх головы Джареда, и сказал:

- Они уехали, хватит.

Но Джаред не позволил ему подняться, закинул ноги на поясницу, надавливая пятками, заставляя опуститься обратно, ухмыльнулся в зелёные глаза:

- И что тебя так завело, Дженс? Я или то, что за нами подглядывали?

- Отпусти меня, - тихо, но внятно произнёс Дженсен. – Ты мне противен.

Джаред моментально отпихнул его от себя.

- Противен?

- Да, - Дженсен поднялся и отвернулся.

Джаред вскочил следом, ткнул его кулаком в плечо.

- У тебя стоит, - было как-то по-детски обидно. – Ты же меня сейчас хочешь не меньше, чем я тебя!

Дженсен с разворота врезал Джареду в солнечное сплетение, а потом ещё и коленом в живот. Джаред согнулся пополам, глотая ртом воздух, и прямо из такого положения кинулся на Дженсена. Они свалились в траву, покатились, сцепившись, как два кота, хаотично нанося друг другу удары, больше промахиваясь, чем, попадая в цель. В конце концов, Джареду всё же удалось придавить Дженсена: он уселся на него сверху, перехватил запястья, прочно пригвоздив его руки по обе стороны тела к земле, сжал бока коленями. Дженсен дёргался под ним, пытаясь вывернуться, но Джаред явно был сильнее и тяжелее. Он съехал чуть ниже по торсу и почувствовал, как твёрдый член Дженсена идеально лёг ему между ягодиц – Дженсен тут же престал трепыхаться и застыл - собственное возбуждение, которое немного спало во время драки, резануло по нервным окончаниям с новой силой.

Джаред осторожно подвигал задницей вверх-вниз, имитируя фрикции, наблюдая за реакцией Дженсена. Тот, не мигая, смотрел на него огромными глазами с расширившимися на всю радужку - то ли от страха, то ли от возбуждения - зрачками. Всё лицо у него некрасиво полыхало красными пятнами; уголок губы был разбит и кровил.

Джаред медленно нагнулся и слизал капельку крови; Дженсен рвано выдохнул через нос и закрыл глаза. Его, упрямого и дикого, хотелось до умопомрачения - перевернуть, вздёрнуть вверх за бёдра, уткнуть щекой в траву, придавив ладонью коротко стриженый затылок, и оттрахать до звёзд перед глазами. Инстинкты орали – возьми. Но Джаред чувствовал, знал, что Дженсен хочет его физически, а не мозгами. Поэтому он поднялся и пошёл к реке, окунулся пару раз с головой, приходя в чувство от ледяной воды. Когда Джаред обернулся к берегу, то увидел, что Дженсен стоит на коленях и лупит кулаком по земле.

Они просидели на речном берегу до самого вечера – ехать куда-либо и изображать из себя влюблённую парочку не хотелось ни одному, ни второму – и только, когда на небе начали зажигаться первые, ещё неяркие звёзды, Дженсен поднялся, кивнул Джареду и пошёл к своей лошади. Легко вскочив в седло, он направился в сторону ранчо, так и не проронив ни слова.

Джаред надулся: по его мнению, Дженсен мог бы и извиниться. В конечном итоге - его ни к чему насильно не принуждали, нечего строить из себя недотрогу. Но Дженсен явно извиняться не собирался.

У Джареда от голода желудок завязался в узелок, но, когда миссис Эклз позвала их ужинать, Дженсен отказался, сославшись на то, что они поели в городе. Пришлось послушно тащиться за ним в его комнату и ложиться спать натощак. В постели Дженсен отодвинулся от Джареда настолько далеко, насколько позволяла кровать.

- Слушай, - не выдержал Джаред, - ну, что ты ведёшь себя, как маленький. Может, спокойно обсудим всё.

- Нам нечего обсуждать, - сказал Дженсен и отвернулся.

***

Когда утром Джаред разлепил глаза, Дженсена уже не было в комнате. Пришлось срочно просыпаться и искать чистую одежду – джинсы и рубашка все были в зелёных разводах от травы. Пришлось надеть коричневые брюки, обтягивающую синюю футболку и натянуть носки с полосочками в тон. Джаред оглядел себя в зеркало и накинул сверху рубашку.

Дженсен нашёлся на террасе – сидел за столом и размазывал овсянку по тарелке. Рядом завтракали Маккензи и Маргарет.

- Доброе утро, - поздоровался Джаред и подсел к Дженсену. – Почему ты не разбудил меня?

Дженсен оторвался от созерцания каши и посмотрел на Джареда.

- Ты так сладко пускал слюни в подушку, что у меня рука не поднялась. Я подумал, вдруг ты устал за прошедшую ночь, - похабно усмехнулся он. – Будешь овсянку?

- Да, спасибо, - есть вдруг резко расхотелось, хотя ещё пять минут назад Джаред от голода готов был слона проглотить.

- Отец попросил меня сегодня помочь ему с клеймением новых коров – он на прошлой неделе приобрёл пятьдесят голов, - Дженсен зачерпнул половником из большой кастрюли кашу и неаккуратно шлёпнул её в тарелку. - Ты не против? А то Джошуа пришлось срочно уехать по каким-то неотложным делам.

- Помоги, конечно, - Джаред мужественно засунул в рот ложку овсянки.

Дженсен кивнул и встал из-за стола.

Джаред ещё немного подавился кашей и отодвинул тарелку.

- Эй, - вдруг окликнула его Маккензи, - хочешь посмотреть, как клеймят скот? – и, не дожидаясь ответа, она взяла Джареда за руку и потащила за собой.

Когда они отошли на приличное расстояние от террасы, Маккензи огляделась по сторонам и заговорческим шёпотом спросила:

- Вы что, поссорились?

- А что, по Дженсену заметно? – нахмурился Джаред.

- По Джею – нет, по тебе – да! - Маккензи снисходительно посмотрела на него.

- Разве? – глупо спросил Джаред.

- Господи, - закатила глаза Маккензи, - да для Дженсена как раз характерно именно его нынешнее состояние, а не эта глупая демонстрация вселенской любви и огромного счастья. А вот ты раньше светился изнутри, а теперь как будто в тебе выключателем щёлкнули.

Джаред вздохнул.

- Эй, - Маккензи привстала на цыпочки и ободряюще похлопала Джареда по плечу, - вы помиритесь, я уверена.

- Надеюсь, - вымученно улыбнулся Джаред.

- На самом деле вам не следовало приезжать, - нахмурилась Маккензи. – Я до сих пор удивляюсь храбрости Дженсена: вернуться на ранчо после всего, что было, да ещё и со своим парнем, не побояться представить тебя отцу и заявить всем, что он всё-таки гей.

- Погоди, - Джаред даже споткнулся от удивления, - что значит «всё-таки гей»?

- А что, Дженсен тебе ничего не рассказывал? – захлопала ресницами Маккензи.

- Нет, - отрицательно помотал головой Джаред, - я думал, что я у него первый.

- А тебе не пришло в голову, что в его возрасте немного поздновато открывать для себя новые стороны своей ориентации? – хихикнула Маккензи.

- Э-э-э, - протянул Джаред.

Маккензи фыркнула и продолжила:

- Когда Дженсену было пятнадцать, он влюбился в парня, причём крепко так влюбился - я не знаю в кого, мне тогда только восемь исполнилось. В общем, закончилось всё плохо: об этом узнал отец. Техас не самый терпимый в вопросах однополой любви штат, ну, ты наверняка и сам в курсе.

Джаред кивнул.

- Так вот, папа заявил, что выбьет из Дженсена эту дурь, к школьному психологу его таскал, в церковь водил на беседы со святым отцом, даже порол. В конечном итоге, Дженс просто сбежал в Лос-Анджелес, как только получил диплом о среднем образовании. Как видишь, отец до сих пор не оставляет попыток женить его.

- Понятно, - Джаред пытался переварить полученную информацию. – Спасибо тебе, Маккензи. Ты замечательная!

- Перестань, - отмахнулась та. – И, кстати, зови меня просто Мак.

- Ну, тогда я просто Джей, - протянул руку Джаред и с серьёзным видом пожал хрупкую ладонь.

- О, гляди, а вон и Дженсен, - Маккензи кивнула в сторону амбара. – Им с отцом работы ещё на несколько часов, пойдём посидим под деревьями, расскажешь мне что-нибудь о живописи.

- С удовольствием, - улыбнулся Джаред.

Слушать мычание коров, которых прижигали раскалённым тавро, было не очень приятно, зато Джареду нравилось наблюдать, как слаженно и ловко работает Дженсен. Когда он с отцом закончил клеймение, Джаред встал и помахал Дженсену. Тот заметил его и жестом позвал к себе.

Дженсен впихнул в руку Джареду бутылку пива, и они пошли в амбар. За ними, виляя хвостом и путаясь под ногами, увязался неизвестно откуда появившийся Бутч. Дженсен привалился к стене, а потом съехал по ней на пол и устало прикрыл глаза. Джаред присел рядом. За стеной раздавались крики пастухов, гнавших заклеймённое стадо обратно на пастбище; под потолком громко жужжал толстый шмель; Бутч тяжело дышал, высунув язык. Но Джаред почему-то больше не тяготился установившимся между ним и Дженсеном молчанием. Теперь он знал его секрет и думал, как бы откровенно поговорить на эту тему.

Вдруг дверь амбара со скрипом приоткрылась, и на пороге возник Бобби в сопровождении Майкла и Алекса.

- А вот и наши голубки, - хихикнул Майкл. – Милуются.

- И не говори, - поддержал брата Алекс. – Раньше Дженс девок на сеновал водил, а теперь парней.

- Завидно что ли? - Дженсен спокойно обернулся в сторону двери, смерил молодых людей презрительным взглядом и положил ладони на колено Джареду. – Если да, то завидуйте молча. А, может, вы пришли взять пару уроков? Мы можем вам их преподать, да, Джей?

Джаред улыбнулся, обнял Дженсена одной рукой за шею, а другой медленно проехался по его бедру от колена до паха и обратно.

- Нет, спасибо, - скривился Бобби, - обойдёмся как-нибудь. Кстати, милые носочки, - он кивнул головой на носки Джареда.

- Это из бутика на Родео Драйв в Лос-Анджелесе, - сказал Джаред и с явной долей превосходства в голосе добавил: - Впрочем, вам, деревенщине, это ни о чём не говорит.

- Кончайте вести себя, как молодые петухи, и валите отсюда по-хорошему, - посоветовал Дженсен.

- А что, мы мешаем вашему уединению? - Бобби сделал несколько шагов вперёд и теперь практически нависал над Дженсеном. Тот поднялся, Джаред встал следом.

Алекс и Майкл тоже подтянулись: у них явно кулаки чесались подраться.

- Как хорошо, что отец не выдал за тебя Данни, - выплюнул Бобби. – А я всегда знал, что ты педик. Недаром про тебя все эти слухи ходили, когда ты сбежал в Лос-Анджелес. Впрочем, ничего удивительного: никого слаще тебя во всей округе не сыскать было. Одни губы чего стоили – у тебя был самый минетный рот, который мне приходилось когда-либо видеть.

- Бобби, - шёлковым голосом произнёс Дженсен, - по старой дружбе тебе говорю - лучше заткнись и иди куда шёл.

Бутч, заслышав угрожающие нотки в голосе хозяина, вскочил, ощерился и зарычал.

- А то что? – вздёрнул подбородок Бобби.

- А то я не посмотрю, что вы младше и слабее, - недобро ухмыльнулся Дженсен.

- Да брось, - повёл плечами Бобби. – Вас двое, а нас трое. К тому же из вас по любому кто-то один – девочка. Несмотря на стильный прикид твоего дружка, я всё-таки думаю, что это ты.

Дженсен ударил практически без замаха, коротко и зло. Бобби отшатнулся, хватаясь за разбитую скулу, но тут же выбросил вперёд правый кулак, целясь Дженсену под дых. Алекс и Майкл, как по команде, кинулись на Джареда. От апперкота Майкла он сумел увернуться и сшиб его с ног прицельным ударом в солнечное сплетение, а вот Алекс всё-таки съездил ему в ухо. Вскоре они все впятером барахтались на полу, а вокруг них с лаем носился Бутч.

- Это что такое?! – раздался возмущённый голос мистера Эклза. – А ну, прекратить драку немедленно.

Его, конечно же, никто не послушал. Дженсен в это время сидел верхом на Бобби и душил его, обхватив ладонями горло, что-то выплёвывая в лицо, кажется, по поводу ориентации. У Джареда саднили сбитые в кровь костяшки обоих кулаков и болели рёбра, но он продолжал драться на адреналине, выплёскивая накопившиеся за два дня раздражение, злость и обиду. Мистер Эклз позвал на помощь конюхов, и только тогда дерущихся смогли растащить. Дженсен вырывался и орал Бобби, что, когда увидит его в следующий раз, то свернёт ему шею.

Мистер Эклз посадил Бобби, Майкла и Алекса на лошадей и велел своим помощникам проводить мальчиков. А Дженсен и Джаред потащились в дом.

- Иди в комнату, я сейчас приду, - скомандовал Дженсен.

Джаред кивнул, но вначале зашёл в ванную смыть кровь.

Дженсен вернулся с аптечкой. Он поставил её на кровать, подошёл к Джареду и стал стягивать с него футболку - Джаред послушно поднял руки вверх. Дженсен принялся ощупывать его рёбра – прохладные пальцы осторожно дотрагивались до кожи, надавливая, поглаживая. Джаред подумал, что ради такого осмотра он готов драться хоть каждый день.

- Синяки будут, - вынес свой вердикт Дженсен, - но так, вроде, ничего серьёзного. Стой спокойно, - он открыл пузырёк с йодом, окунул туда ватную палочку и начал рисовать на рёбрах Джареда сеточку, словно расчерчивал его для гигантской игры в крестики-нолики.

- Щекотно, - захихикал Джаред.

- Угу, - Дженсен отступил на шаг назад, любуясь на своё художество, а потом подтолкнул Джареда к кровати: - Садись.

Джаред послушно плюхнулся на жалобно скрипнувший матрас. Дженсен взял в руку его ладонь и подул на сбитые костяшки кулака, а затем нагнулся и провёл по ним языком – Джаред зашипел.

- Больно? – испуганно спросил Дженсен.

- Приятно, - Джаред попробовал выдернуть руку, но Дженсен не позволил, облизав ещё раз, обработал повреждённую кожу йодом и буркнул:

- Повезло, что на лице синяков не будет.

- У тебя губы разбиты, - возразил Джаред.

- Не переживай, они быстро заживут, - Дженсен провёл языком по нижней губе, слизывая кровь, и Джаред не вытерпел: опрокинул Дженсена на кровать и навис сверху.

Вырываться Дженсен не стал, но смотрел настороженно. Джаред боднул его лбом в лоб, потёрся носом о щёку, поцеловал ранки на губах. Дженсен сгрёб в кулак его волосы на затылке, потянул назад, заставляя запрокинуть голову, и указательным пальцем другой руки погладил кадык.

- Это значит, что я тебе всё-таки нравлюсь? – поинтересовался Джаред.

- Да, ты мне нравишься, - дженсеновский палец спустился вниз по горлу и замер в ямке между ключицами.

- Но есть какое-то «но»? – догадался Джаред.

- Да.

- Расскажешь?

- Нет, - покачал головой Дженсен, - я просто не могу с тобой встречаться и всё, - и вопреки своим словам поцеловал Джареда.

Джаред подумал, что Дженсен может говорить всё, что угодно, лишь бы сейчас не останавливался.

Правда, нацеловаться вволю Джареду не дала Маккензи, которая ураганом влетела в комнату и радостно завизжала:

- Вы помирились!!!

- Успокойся, - прикрикнул на неё Дженсен. – Ты чего скачешь, как коза?

- В город приехало «Голубое родео». Вы же пойдёте завтра? Правда? Правда!!!??? - затараторила она. - А возьмите меня с собой, ну, пожалуйста. Пожалуйста! Пожалуйста!!!

- «Голубое родео»? – Дженсен обернулся к Джареду. – Пойдём?

- Конечно, пойдём, – в этот момент Джаред понял, что имела в виду Маккензи, когда говорила про то, что он светится изнутри.

***

«Голубое родео» было чем-то вроде ярмарки, правда, контингент посетителей был немного специфичен. Устроители разбили шатры на поле недалеко от Кроуфорда, большинство жителей которого явно не были довольны таким соседством.

Джаред взял Дженсена за руку, и они неторопливо прогуливались мимо палаток торговцев, которые продавали одежду с ЛГБТ-символикой, музыкальные записи неизвестных исполнителей и сладости.

Маккензи носилась вокруг них и требовала купить ей сахарную вату голубого цвета, и сладкий поп-корн – тоже голубого цвета – и маечку с единорогами, и радужный браслет на руку.

- Ну, браслет тебе точно ни к чему, - покачал головой Дженсен, - а вот майку носи, навряд ли отец догадается, что она обозначает.

Заодно он и Джареду купил футболку с радугой, пояснив, что у него уже глаза болят от его разноцветных «топиков». Джаред под одобрительный свист окружающих стянул с себя малиновую маечку и надел подарок Дженсена.

Потом они пошли смотреть скачки на быках, соревнование по заарканиванию телят на время, конные трюки, а напоследок выступал импозантный мужчина, который голыми руками скрутил козу и надел на неё женские трусики – судя по реакции зрителей, он был любимцем публики.

- Бедное животное, - покачала головой Маккензи, и Джаред с Дженсеном с ней согласились.

- Ладно, - Маккензи хитро улыбнулась, - пожалуй, я хочу ещё порцию поп-корна. Скоро вернусь, - подмигнула она Джареду и убежала.

Джаред фыркнул и сделал то, о чём мечтал уже давно: потащил Дженсена за трибуны целоваться.

- Эй, погоди, - начал было сопротивляться тот. – А вдруг к Мак кто-нибудь пристанет.

- На «голубом» родео? – приподнял бровь Джаред.

Но Дженсен всё равно позволил Джареду всего несколько поцелуев.

Джаред чувствовал, что Дженсену не безразлично то, что происходило между ними, но он, доходя до определённой границы, останавливал себя. И было жизненно необходимо узнать, что же за скелет Дженс прятал в шкафу. Узнать именно сейчас, пока они в Кроуфорде, потому что Джаред понимал, стоит им вернуться в Лос-Анджелес, как Дженсен снова уйдёт в себя, закроется так, что правду из него уже не вытащишь.

***

После родео Маккензи упросила Дженсена пройтись по магазинам, поэтому на ранчо они опять вернулись поздно.

Когда уставший Джаред вытянулся на постели рядом с Дженсеном и уткнулся носом ему за ухо, тот неожиданно спросил:

- Ты же понимаешь, что в Лос-Анджелесе у нас с тобой ничего не будет?

- Почему? – Джаред состроил, как говорила его мама, жалобно-щенячье выражение лица.

- Потому, - произнёс Дженсен таким тоном, будто это самое «потому» было неоспоримым аргументом.

Джаред хотел разозлиться, но потом решил, что сейчас не лучшее время для споров, поэтому просто предложил:

- Давай спать.

Дженсен беспрекословно разрешил Джареду закинуть на себя руки-ноги и даже поёрзал, удобнее устраиваясь в его объятиях. Джаред окончательно запутался в том, чего же на самом деле хотел Дженсен и провалился в сон.

Утром пробуждение было приятным: в бедро Джареда, подрагивая, упирался возбуждённый член Дженсена. Джаред откинул одеяло, сел и полюбовался на внушительный бугор в дженсеновских трусах. Сам Дженсен сладко сопел во сне.

Джаред, понимая, что, возможно, огребёт от Дженсена по шее за проявленную инициативу, осторожно подцепил пальцами резинку его боксеров и потянул вниз; поймал член в ладонь – большой, ровный, с крупной багровой головкой – замер на секунду, сглатывая, а потом вобрал его в рот – по самое основание, не давая шанса передумать ни себе, ни проснувшемуся Дженсену. Тот, хрипло застонав, распахнул глаза, приподнялся на локтях, но тут же снова рухнул на подушку.

Джаред не делал минет уже очень давно, да и поза сбоку была не самая удачная, но это явно компенсировалось энтузиазмом, с которым он принялся за дело; Дженсен, скуля, вскидывал вверх бёдра и комкал пальцами простыню. Джаред забил на собственный стояк, потому что Дженсена хотелось трогать везде и желательно обеими руками: колени, бёдра, бока, живот; хотелось сгрести в кулак мошонку, чувствуя, как поджимаются яйца. Дженсен сжал пальцами плечо Джареда, впиваясь ногтями в кожу, последний раз толкнулся глубоко и кончил, горько выплёскиваясь на язык.

Только тогда Джаред сдёрнул вниз собственные трусы, сплюнул в ладонь и, размазав по стволу слюну напополам со спермой Дженсена, принялся дрочить, послав к чёрту эстетические чувства последнего.

- Дай сюда, придурок, - Дженсен, приподнявшись, хлопнул Джареда по руке и обхватил кулаком его член.

От ощущения горячей мозолистой ладони Дженсена у Джареда сорвало крышу.

- Да-а, Дженс, так, - выдохнул он. – Да-да-да, быстрее, мать твою. Ещё! Дже-е-ен-сен.

Джаред кончил сильно и ярко. Дженсен как-то странно посмотрел на собственные пальцы, измазанные спермой, вытер их об одеяло и отвернулся.

- Эй, - окликнул его Джаред.

- Отвали, - раздалось в ответ.

***

За завтраком мистер Эклз подошёл к Дженсену и сказал:

- Идём, нам нужно с тобой серьёзно поговорить.

Дженсен поднялся из-за стола, ободряюще улыбнулся взволнованному Джареду и пошёл вслед за отцом. Вернулся он через десять минут, и Джаред сразу понял, что что-то случилось. Дженсен был зол. Даже не так - Дженсен был в ярости: прищуренные глаза, раздувающиеся крылья носа, сжатые в тонкую полоску губы.

- Мы уезжаем. Немедленно, - бросил он на ходу, проносясь в дом мимо Джареда.

- Как? – воскликнула Маккензи и её нижняя губа подозрительно задрожала.

- Я думала, у вас рейс только завтра, - миссис Эклз посмотрела на Джареда.

- Так и есть, - кивнул он.

- Значит, Дженсен опять поссорился с отцом, - миссис Эклз достала из кармана кружевной платочек и промокнула уголки глаз. – А я так надеялась, что всё наладится.

- Пойду поговорю с ним, - Джаред встал и направился в их с Дженсеном комнату.

Дженсен, комкая свои вещи, зашвыривал их в чемодан. Джаред подошёл сзади, обнял Дженсена, прижав его к себе, и спросил:

- Всё настолько плохо?

Дженсен дёрнулся, но тут же обмяк в объятиях, привалился к Джареду спиной, устало вздохнул и неожиданно зло сказал:

- Представляешь, заявил мне, что у меня есть последний шанс заслужить его любовь. Зас-лу-жить! Как собаке. Сказал, чтобы я кончал валять дурака и женился на Данни.

- А ты? – сердце Джареда пропустило удар, хотя по реакции Дженсена и так было понятно, что он отказался.

- Сказал нет, понятное дело, - Дженсен отстранился и сел на кровать. – А он выгнал меня. Орал, что не потерпит таких, как мы, в своём доме, что я плохо влияю на Маккензи, и гореть нам в аду.

- Ну, ты же, вроде, этого и добивался? – осторожно спросил Джаред.

- Типа того, - Дженсен поднялся и уже более спокойно принялся упаковывать вещи. – Давай, собирай свои гейские шмотки, сейчас поедем в Кроуфорд, переночуем в отеле.

Когда они садились в машину, Маккензи и миссис Эклз вышли проводить их. Миссис Эклз расцеловала сына, кивнула Джареду и быстро ушла обратно в дом. У ног, подвывая, будто тоже прощаясь, тёрся Бутч. Маккензи бросилась брату на шею и зашмыгала носом.

- Эй, не ной, мелкая, - потрепал её по волосам Дженсен. – Обещаю, как только ты окончишь школу, я заберу тебя отсюда. Ты только потерпи немного, хорошо?

- Хорошо, - Маккензи потёрла глаза тыльной стороной ладони и подошла к Джареду. – Держи, - она протянула ему новенькую блестящую подковку, - это тебе на память о ранчо «Счастливая подкова».

- Спасибо, - искренне улыбнулся Джаред.

- Ты береги там Дженса, - шепнула Маккензи ему на ухо и опустилась на землю рядом с Бутчем, тот положил белую морду к ней на колени и заскулил.

- Я постараюсь, - Джаред сел на пассажирское сидение, Дженсен завёл мотор, и машина тронулась с места.

***

В Кроуфорде Дженсен первым делом заехал в супермаркет и купил пива. Потом они с Джаредом направились в небольшой семейный отель, где сняли номер.

Пока Джаред ходил в кафе за обедом, Дженсен сидел в номере и целенаправленно напивался.

- Поешь хотя бы, - Джаред протянул ему гамбургер.

Дженсен пошуршал упаковкой, но, так и не развернув, отложил в сторону. Джаред для вида открыл бутылку пива и сел прямо на пол, скрестив ноги по-турецки. Он не собирался пить, потому что понимал: сегодня они с Дженсеном раз и навсегда должны всё выяснить, а для этого потребуется трезвая голова.

После третьей бутылки Дженсен сказал:

- Ненавижу отца и брата, они мне всю жизнь сломали.

- Хочешь об этом поговорить? – спросил Джаред.

- Бля, - разозлился Дженсен, - Джей, кончай себя вести, как будто у тебя докторская степень по психологии.

- Это из-за них ты не хочешь со мной встречаться? – не отступился Джаред.

Дженсен приподнял бровь, а потом покачал головой.

- Нет, они тут ни при чём - это из-за меня.

- Почему, Дженс? – заглянул ему в глаза Джаред. - Я хочу знать. Мне надо.

- Мне не надо, - отвернулся Дженсен.

- Хорошо, - Джаред отхлебнул пиво из горла, - тогда давай я кое-что тебе расскажу. Я первый раз влюбился в парня, когда мне было шестнадцать. Влюбился глупо, как девчонка. Его звали Грег, мы учились в одном классе. Так вот мне постоянно хотелось дотрагиваться до него – у меня тогда чуть ли не тактильная ломка была – хотелось ходить с ним по школе за ручку, как влюблённые парочки. Не смейся, серьёзно. Постоянно хотелось подойти и поцеловать его – в губы, в щёку, неважно куда, лишь бы прикоснуться. Хуже всего мне приходилось в спортивной раздевалке. Представь, стою я, такая оглобля на две головы выше всех остальных, с открытым ртом пялюсь, как Грег переодевается, и у меня начинает вставать – просто на раз-два. До сих пор поражаюсь, как тогда никто ни о чём не догадался. Поначалу я смущался, что хочу парня, боялся, что узнают одноклассники, учителя, родители. А потом Грег начал встречаться с одной девушкой из группы поддержки. Я пострадал пару недель, и, решив, что клин клином вышибают, влюбился в знакомую из параллельного класса. В колледже я встречался с профессором – не с нашей кафедры, просто случайно познакомились в кампусе. Он многому меня научил, в том числе и получать удовольствие от отношений с партнёром, невзирая на его пол.

- Почему вы расстались? – спросил Дженсен.

- Не знаю, - пожал плечами Джаред и фыркнул, - наверное, я знал, что встречу тебя. У меня потом ещё было несколько ничего не значащих гомосексуальных связей, пока я не переехал в Лос-Анджелес.

- Рад за тебя, - Дженсен откупорил четвёртую бутылку пива. – И зачем ты мне всё это рассказал?

- Ну, я подумал, может быть, тебя это подтолкнёт поведать мне свою историю, - сказал Джаред.

- Какую историю? – прищурился Дженсен.

- Брось, - разозлился Джаред, - Маккензи мне всё рассказала.

Дженсен зажмурился, потёр щёки ладонями и выдохнул:

- Что всё?

- Ну, что ты в пятнадцать лет влюбился в парня, что отец узнал об этом, и что он пытался тебя перевоспитать, а ты сбежал в Эл-Эй.

- А ты уверен, что хочешь знать об этом? – криво ухмыльнулся Дженсен.

- Уверен, - кивнул Джаред.

- Вот какой ты настырный человек, Джей! Тебе обязательно надо, чтобы я вывернулся наизнанку? Надо заставить меня расковырять старую рану?

- Прости, но да.

- Отлично, - Дженсен покрутил в руках бутылку и горько усмехнулся: - Маккензи не знает всей правды, никто не знает, кроме меня и Джошуа. Когда мне было пятнадцать, я влюбился в своего старшего брата.

- Что? – распахнул глаза Джаред.

- Ну, ты же хотел знать все грязные подробности моей личной жизни, теперь слушай, - Дженсен сел на кровати, подтянув колени к подбородку и обхватив ноги руками. – Знаешь, плохо быть вторым ребёнком в семье: когда я родился, у отца уже был сын – первенец, любимчик Джошуа. Всё своё свободное время он проводил с ним: учил его ездить верхом вначале на пони, а потом и на лошади, кидать лассо, клеймить скот, брал с собой, когда объезжал поля и пастбища. Мной в основном занималась мама. Но потом появилась Маккензи. Если живёшь на ранчо, отдыхать не приходится – за животными нужно ухаживать постоянно. Когда мать была на седьмом месяце беременности, она пошла по каким-то делам в конюшню, и её лягнул в живот жеребёнок. Маккензи родилась недоношенной и очень болезненной девочкой. Мама не отходила от неё ни на шаг, потому что считала себя виноватой перед Мак. Так что в семь лет я оказался предоставлен сам себе. Когда мне исполнилось десять, у отца впервые начались финансовые проблемы. Он совсем перестал интересоваться своими детьми, и заниматься моим воспитанием поручили Джошуа. Я восхищался им. Я всю жизнь хотел добиться отцовской любви, и мне казалось, если я буду таким, как Джош, папа обратит на меня внимание. Я подражал Джошуа во всём, на протяжении пяти лет я постоянно был рядом с ним, не отходя ни на шаг. Он стал значить для меня гораздо больше, чем родители. Для меня не существовало мира без него, потому что он и был моим миром. Но Джош к тому времени стал уже совсем взрослым, у него была своя компания из соседских мальчишек. Я до сих пор не знаю, как это получилось, но, кажется, он проспорил им желание, и они загадали, чтобы он удовлетворил меня рукой.

Джаред почувствовал, как внутри всё закипает от гнева.

- Джош позвал меня купаться на реку, повалил на траву, начал целовать и, в общем, там всё и случилось. Это был жестокий розыгрыш, но я принял всё за чистую монету. Самое гадкое, что Джошуа впоследствии ещё несколько раз проделывал это со мной уже по собственному желанию и просил меня доставить ему удовольствие в ответ. А потом у него появилась Маргарет. Я ревновал его к ней, не мог спокойно видеть их вместе. Я почему-то решил, что если расскажу, что влюблён в него, то они расстанутся, и Джошуа снова будет со мной. Лучше бы я этого не делал. Джош поступил, как последний трус. Он пошёл к отцу и сообщил ему, что я влюблён в парня, конечно, не упомянув, что этот парень он, и умолчав о нашей братской «взаимовыручке», - Дженсен замолчал.

- И что? – от волнения Джаред подался вперёд.

- Ничего, - небрежно ответил Дженсен. – Два с половиной года ада. Занятия с психологом трижды в неделю. Беседы с пастором Биллом по воскресным дням. Нравоучения отца. Мне ещё повезло, что девчонки мне тоже нравились. Я честно пытался стать нормальным, приглашал подружек на ужин, перетаскал всех окрестных девок на сеновал. А потом мы с одноклассниками как-то раз пошли на день рождение к одному парню, он в качестве развлечения врубил порнуху. Актриса там была никакая, и у меня встал на мужика – не помогли мне задушевные беседы и молитвы. В тот самый момент я понял, что я-то как раз нормальный, а вот отец мой - нетерпимый урод. Ну, а дальше ты знаешь: я окончил школу и уехал в Лос-Анджелес.

Джаред потрясённо молчал, а потом опомнился, вскочил, подлетел к Дженсену, сжал его ладони в своих, зашептал, заглядывая в глаза:

- Плевать, мне на всё плевать. Слышишь? Ты же ни в чём не виноват, ты прав, это они уроды, это им должно быть стыдно!

- Джей. Джей! – Дженсен выдернул из рук Джареда свои ладони, сжал его щёки, пьяно шепча в самый рот: - Ты так ничего и не понял? Ты мне нравишься. Нравишься с самого первого дня, как я тебя увидел. Я пустил тебя в квартиру, а потом испугался – подойти, признаться, получить отказ. Поэтому-то я с тобой и не общался – слишком больно было. Ну, мне повезло, что у нас графики жизни не совпадали. А когда ты меня первый раз поцеловал в самолёте, я понял, что это начало конца!

- Прости, - пробормотал Джаред.

- Уже поздно, - покачал головой Дженсен. – Я уже не могу спокойно находиться с тобой рядом: ты улыбаешься – у меня внутри вышибает предохранители, ты прикасаешься – и мой мозг стекает в яйца, ты целуешь – я схожу с ума от желания. И при этом у меня постоянно в голове, как заезженная пластинка, звучит голос психолога: «Это неправильно Дженсен. Это грязь. Это порок», а ему вторит голос пастора Билла: «Подумай о своей бессмертной душе, Дженсен. Грешники будут гореть в геенне огненной!» Но громче всех голос отца: «Такой сын мне не нужен!» А ты! Ты всю эту неделю методично расковыривал, резал по живому, раскрывал, выворачивал наизнанку.

- Прости, - шептал Джаред в колени Дженсена, - прости, прости, прости, - целовал ладони, пальцы, запястья, чувствуя губами, как бешено бьётся пульс рядом с острой косточкой.

- Пусти, - отпихнул его Дженсен. – Мне теперь и без тебя никак, и вместе тоже никак. Ты же сам сказал, что я контрол-фрик, а рядом с тобой ситуация выходит из-под моего контроля. Да в твоём присутствии я забываю, кто я. Мне страшно, потому что я знаю, как потом может быть больно.

Он встал и ушёл в ванную комнату; раздался звук льющейся воды. Джаред завалился на кровать и накрыл голову подушкой.

***

В Лос-Анджелесе Дженсен первым делом пошёл на репетицию группы – сбежал, решил про себя Джаред. Теперь они виделись ещё реже прежнего, кажется, Дженсен вообще перестал появляться дома.

Через неделю, когда Джаред уже был готов выть от безысходности, он не пошёл на работу и всё-таки выловил Дженсена. Тот был злой, уставший, с мешками под глазами.

- Нам надо поговорить, - безапелляционно заявил Джаред.

- Мы уже обо всём поговорили, - Дженсен шарахнулся куда-то в сторону и предпринял попытку сбежать, но Джаред не позволил, прижав к стене. – Слушай, я встречаюсь с Кэти, и у нас всё хорошо. Отпусти меня.

- Дженс, - Джаред отстранился, - да у тебя на лбу крупными буквами написано, что всё плохо.

Дженсен потёр лоб, будто там действительно было что-то написано, а потом съехал вниз по стене.

- Она глупая, - сказал он. – Красивая, пустая и глупая.

Джаред присел рядом, пихнул Дженсена локтем в бок.

- Если хочешь, можешь поцеловать меня первым. Я сделаю вид, что это была твоя инициатива, - предложил Джаред.

Дженсен нахмурился, а потом потянулся губами к его губам, но замер на расстоянии вдоха и прошептал:

- Ты понимаешь, что тебе будет трудно со мной?

Джаред кивнул и закрыл глаза.


THE END



Сказали спасибо: 174

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1414