ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1294

Игры, в которые играют Джеи

Дата публикации: 29.10.2015
Дата последнего изменения: 29.10.2015
Автор (переводчик): Miss-ouri;
Бета: Твоя_дивизия
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: не-АУ; ПВП;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: особых нет, но все равно осторожно!
Примечания:

А вообще, только благодаря berezneva этот текст был дописан, и собственно ей и посвящается.
Любительнице флафа, Джеев и мира во всем мире))) Для равновесия)))


Саммари:

Написано на фразу
"- А нарисуй мне Барашка...
– Может, тебе еще Винчестеров в удаве нарисовать?"


Глава

— А давай барашка там нарисуем?

— Может, тебе еще Винчестеров в удаве нарисовать?

— Дженс, ну пожалуйста, — заныл Джаред.

Дженсен строго посмотрел на него и отрицательно покачал головой:

— Нет, места мало для такого творчества, и потом я хочу, чтоб все гладко было, шелковисто.

— Может, совсем маленького?

— Джаред, не нуди! У тебя был барашек, пока я за тебя не взялся. Да что там барашек, баранище, золотое руно!

Джаред обреченно вздохнул и продолжил наблюдать за Дженсеном, который увлеченно орудовал опасной бритвой в его паху. Страшно-то как! Бритва поблескивала под струей воды, когда Дженсен ополаскивал ее. Дженсен же основательный. Он все делает основательно. И сейчас, прежде чем приступить к уничтожению Джаредовой растительности, он подготовился. Притащил в ванную настольную лампу, стул, небольшой сервировочный столик, на котором часом ранее им принесли в номер завтрак. Теперь о завтраке напоминали разве что белая скатерть и роза в узенькой прозрачной вазе.

— Ноги раздвинь, — приказал Дженсен, — я углубляюсь.

Джаред послушно расставил ноги пошире и зажмурился, ощущая, как уверенно скользит лезвие у него между ног. Уххх, мороз по коже. Американские горки какие-то. Впрыск адреналина в кровь. Сердце бухало громко, прямо в голове. «Тут главное — стоять смирно, — мысленно уговаривал себя Джаред. — Да, да, замереть. Я статуя. Просто статуя в городском парке».

— Вот и все, умничка, — похвалил его Дженсен, протирая свежепобритую поверхность мягким махровым полотенцем, смоченным в теплой воде. — Нежный какой!

Ой, что это было? Джаред распахнул глаза — не может быть! Наверняка показалось. Дженсен что, его только что лизнул? Да неее. Дженс не мог, он всегда соблюдает правила, даже те, которые сам себе и устанавливает.

Дженсен невозмутимо взбивал помазком в чайной фарфоровой чашке пену — еще одно напоминание о завтраке. И как Джаред не вглядывался, он ни чем не выдавал себя. Хотя нет, наверняка все же лизнул, вон как уголки губ подрагивают.

Дженсен так вошел в роль, что, казалось, он всю жизнь работал цирюльником, наводил пену для бритья в китайском фарфоре и брил чужие бороды.

Да что там бороды, с бороды как раз таки все и началось. С невинного: «Давай-ка я тебе бороду сбрею, Джей. Все равно придется — съемки через два дня, последние выходные!»

А в итоге Джаред стоял посреди ванной босыми ногами на холодном кафеле, абсолютно голый и практически везде побритый.

Дженсен встал со стула и, продолжая взбивать пену, обошел Джареда по кругу. Уставился на его ноги и задумчиво сказал:

— А может?..

— Нет! Не может, — перебил Джаред, перехватив его взгляд. — Ноги оставь в покое.

— Джей, подумай, ноги у тебя длинные, тут отару барашков нарисовать можно, — уговаривал Дженсен и смотрел так трогательно, так умоляюще. В огромных зеленых глазах отразились все чувства — похоть, задор, азарт. Как будто он сам с собой поспорил — до какого предела сумеет развести Джареда.

Джаред засмеялся, потому как Дженсен, который чего-то хочет, мог выглядеть очень пушисто. И сейчас это пушистое совершенство желало брить его ноги. А потом — Джаред был уверен — настанет черед рук, груди и ягодиц. Перфекционист чертов.

Дженсен уже завелся, и сильно. Он в игре — аккуратно закатанные рукава рубашки, брюки с отглаженными стрелками, начищенные до блеска ботинки. И взгляд — тяжелый, жадный — пробивался через профессиональный, положенный для роли брадобрея. От этого, не наигранного, случайно пойманного взгляда, свежепобритые яйца Джареда поджались, и все разумные доводы — почему не стоит позволять Дженсену себя дальше брить — улетучились.

Через час Джаред стал гладким везде, как младенец, и ощущал себя так же — беззащитным, чистым и юным. Как будто вместе с волосами Дженсен с него лет пятнадцать сбрил. Хотелось куражиться, совершать какие-нибудь безумства и трахаться. Да, пожалуй, последнего хотелось больше всего.

Джаред позволил Дженсену себя ополоснуть прохладным душем, смывая клочки пены, и вытереть насухо огромным полотенцем. После чего игриво поинтересовался:

— Ну, может, теперь отсосешь?

— Нееет! Отсосешь ты, — надменно приподнял бровь Дженсен. — Я и так весь свой выходной над тобой работал, твоя очередь.

— Моя очередь? Моя? — Джаред состроил свирепую рожу и пошел в наступление.

«Господин цирюльник» моментально выпал из роли и, сделав «большие оленьи глаза», заозирался по сторонам в поиске путей спасения. Нашелся только один — открытая дверь за спиной Джареда. Дженсен ломанулся напрямую — пытаясь протаранить Джареда, загородившего выход из ванной. Но не тут-то было.

Джаред поймал его. Прижал к себе посильнее, развернул и перехватил поперек талии. Дженсен вырывался, стыдливо опустив ресницы, раскрасневшись так, что россыпь веснушек почти пропала, а на переносице выступили капельки пота. Он упирался руками, выкручивался, при этом не забывая попеременно то проезжаться своим стояком по бедру Джареда, то тереться своей задницей об его стояк.

— Отпусти меня немедленно! — шипел Дженсен. — Я так не играю!

Как Дженсен умудрялся сердиться, стесняться и так по-блядски притираться одновременно, оставалось для Джареда загадкой. А впрочем, разгадывать ее Джаред и не собирался.

— Зато я так играю!

И нечего даже думать, что протащить сопротивляющегося Дженсена через огромный люкс оказалось легким делом. Это еще умудриться надо было. Джаред умудрился — финальной точкой плюхнув Дженсена на мятые простыни разобранной еще с ночи постели.

Кровать протестующе скрипнула и подбросила Дженсена прямо в Джареда, упавшего на постель следом и сейчас нависавшего над Дженсеном на выпрямленных руках. Дженсен перестал сопротивляться и, чуть не мурча от удовольствия, начал блуждать руками по Джареду. Легко пробежался кончиками пальцев по гладким щекам, по шее, а по спине и ягодицами — вжимая с усилием.

Дженсен, вот такой — когда его ведет от возбуждения — размякает, расплывается даже немного. И затягивает в себя. В нем таком хочется тонуть, в него хочется погружаться.

Джаред отстранился от Дженсена и не спеша начал его раздевать. Расстегивая рубашку, пуговицу за пуговицей, целуя открывающуюся кожу, лаская ее пальцами, взглядом.

Дженсен, прикрыв глаза, наблюдал за проворными пальцами Джареда из-под ресниц. Джаред видел, как тот нарочито лениво улыбался, но Джареда этим было не обмануть. Он знал. Он знал Дженсена практически наизусть, и вот это — мелькание языка в уголке рта, с шумом втягиваемый носом воздух, пылающие алым кончики ушей, — все это кричало о том, что Дженсен завелся до предела. Что держался на честном слове, давал Джареду доиграть его, Джаредову игру, потому что Дженсен всегда соблюдал правила, даже те, которые устанавливал Джаред.

Джаред довольно ухмылялся — теперь они на равных — и, расстегнув ему брюки, рывком сдернул их до щиколоток вместе с нижним бельем. Дальше не шло. Потому что, сука, ботинки! Ботинки оказались надежно зашнурованы, с аккуратными бантиками. Джаред упорный, ага, упорства ему не занимать. И сильный, и йогой занимался, и трахаться хотел, поэтому задача вытрясти Дженсена из штанов, не снимая ботинок, не казалась ему неразрешимой. Джаред встал на кровати и принялся дергать брюки вместе с Дженсеном вверх, надеясь, что Дженсен вывалится из них под собственным весом.

Дженсен, которого неведомая сила подняла и поставила на лопатки, неверяще уставился на сосредоточено трясущего его Джареда и расхохотался, совершенно не способствуя этим процессу раздевания.

— Вы-тря-хи-вай-ся, — в такт каждому слогу Джаред делал рывок вверх.

— Дддавай помогу, Джей!

— Нет! Я уже. Почти!

Джаред перехватил брюки снизу, около задников ботинок, и на секунду замер, любуясь смеющимся Дженсеном, смахивающим кулаком выступившие на глазах слезы.

— Боже, ты моей смерти хочешь, — стонал тот сквозь смех.

— Вообще-то, Дженс, я минета хочу и твою задницу! — тоном банковского клерка уведомил Джаред и, издав победный крик, откинул злосчастные штаны вместе с ботинками и нижним бельем в сторону.

Дженсен обхватил наконец-таки освобожденными ногами Джареда за бедра, притянул ближе. Джаред навалился сверху, потерся носом по шее, по колючей щеке. Бедолага Дженсен, совершенно некогда побриться! Нашел своими губами губы Дженсена, погладил их языком, ощутил, как они открываются, принимая его, заманивая. Дженсен довольно урчал в поцелуй, не разобрать что.

Джаред оторвался от губ, какое-то время смотрел на них — яркие, распухшие, влажные, — как они шевелятся, складывая слова, а потом услышал хриплое:

— Давай, дай отсосу!

Все. Конкретно с этого момента игры оказались закончены. Никаких правил, никаких ограничений. Все серьезно. Никаких масок, никаких ролей. Цирюльник, охотник, добыча, отец, муж — все в сторону.

Джареду показалось, что он сейчас взорвется от переполняющего его чувства. Он перебрался выше и навис над лицом Дженсена, провел головкой по губам. Дженсен открыл рот, и Джаред погрузился в горячее, желанное. Толкался плавно, стараясь не причинить дискомфорта, хотя знал, что Дженсен может творить чудеса минета. Но ему не нужны были сейчас чудеса, ему нужен этот упругий язык, кружащий по головке, вытанцовывающий танец вокруг ствола. Одна рука Дженсена лежала на ягодицах Джареда, нетерпеливо подталкивала его вперед, а другая — Джаред видел по ритмично напрягающимся мышцам плеча — была занята самим Дженсеном.

Джаред не оглядывался, чтобы посмотреть. Ему достаточно было видеть это плечо, ощущать бедром едва заметное движение руки вверх-вниз, чувствовать под собой тело Дженсена, подающееся навстречу, и погружаться в обволакивающие стоны, вибрацией отзывающиеся во всем теле. И балансировать близко, невероятно близко к краю.

Дженсен вылизывал член Джареда со всей старательностью, затем выпустил его изо рта, спустился ниже, стал ласкать мошонку, втягивая ее в рот, и Джареду казалось, что из него выходит весь кислород, а вдохнуть больше не получится никогда. Так и будет он сидеть на лице Дженсена с яйцами в сладком плену и беззвучно хватать ртом воздух.

Дженсен наконец-то отпустил и требовательно-протяжно простонал:

— Нуууу, и что там было насчет задницы?

Джареда дважды просить не надо, он соскочил с кровати, схватил с тумбочки смазку и, сев на пятки, устроился между согнутых ног Дженсена. Джаред знал, что именно сейчас Дженсен начнет смущаться и ерзать, пытаясь уйти из-под взгляда. И это не игра, Дженсену всегда открываться было неуютно. Джаред опередил, провел влажными пальцами между ягодиц. Подготавливать Дженсена особо не пришлось: он еще не успел закрыться после ночи и теперь мягко расходился, поддавался, послушно впуская пальцы Джареда в себя. Джаред упирался лбом в напряженный живот Дженсена и шептал, громко шептал, чтоб Дженсен слышал каждое слово:

— Так, Дженс, так! Покажи мне себя. Я знаю, ты любишь. Если б ты только видел, какой ты красивый, когда там… Какой ты красивый, когда так…

Дженсен сильнее развел ноги, распускаясь, его член раскачивался прямо перед носом Джареда — тугой, аккуратный, перевитый венкой, — поблескивал капелькой смазки на конце головки. Джаред слизнул ее, солоноватую, тягучую, и продолжил скользить пальцами во влажном, нежном… в Дженсене. Он слегка согнул пальцы, и Дженсен рассыпался:

— Ахах-ах! Да! Еще таак, Джей.

Низким голосом, лаская, вынуждая Джареда пережать собственный член у основания. И терпеть не было никаких сил. Джаред вынул пальцы под разочарованный выдох Дженсена.

Джаред вошел в Дженсена и замер. На лице Дженсена блуждала полуулыбка, он словно светился изнутри, и Джаред видел, как в нем закручивается приближающийся оргазм. Он начал двигаться, не отрывая пристального взгляда от лица Дженсена. Это как двойная доза кайфа — физическая снизу, через член, и эстетическая сверху, через глаза. И каждая деталь — морщинка, выгнутая бровь, зажмуренные глаза, полураскрытые губы, ресничка, прилипшая к щеке, — бесценна. Каждая врезалась в память Джареда и клеймила его. Джаред не контролировал себя, он не контролировал уже ничего. Он был весь в Дженсене, в его запахе, его стонах, обвитый его ногами, руками. Сквозь мутящееся сознание до него добрались слова Дженсена:

— Джей, Джей, сейчас, я сейчас… мне…

Джаред просунул руку между их телами и обхватил член Дженсена.

— Блядь жеж… Блядь, Джей… — выкрикнул Дженсен, пульсируя в кулаке Джареда, заливая свой живот, грудь и, собственно, сам кулак спермой, и без сил растекся по простыне.

Джаред не двигался, давая Дженсену передышку, увлеченно размазывал ладонью сперму по его животу, лениво обводил пальцами коричневый упругий сосок, а затем потянул измазанные пальцы в рот. Когда Джаред погрузил их себе за щеку, кайфуя от терпкого вкуса, Дженсен распахнул глаза, и они встретились взглядами. И Джареда вынесло. Вынесло в такой по силе оргазм, что он потерялся. Сука, такого просто не бывает, не может быть, каждый раз кажется, что вот он — самый охуенный оргазм в жизни, и каждый раз жизнь доказывает, что нет, может быть еще охуеннее.

Придя в себя, Джаред обнаружил, что развалился на Дженсене, и, самое удивительное, тот вроде и не против. Поглаживал Джареда по спине, перебирал пряди волос, легко целовал в висок, ухо. Джаред еще немного полежал неподвижно, впитывая эту незамысловатую ласку, а потом громко и влажно поцеловал Дженсена в шею.

Тот ожидаемо сердито фыркнул и начал яростно спихивать Джареда с себя:

— Фу, Джей, не слюнявь! И слезь с меня наконец, придушил же почти…

Джаред скатился с него и потянулся через всю кровать к телефону, снял трубку и, оглянувшись на Дженсена, спросил:

— Жрать хочу, что будешь?

— То же, что и ты!

Джаред приподнял в недоумении и притворной тревоге брови:

— Тебя случаем не подменили?

— Мне просто лень думать, отстань, чудище лохматое!

— Вот теперь верю: ты — все еще ты.

Джаред быстро продиктовал в телефон позиции меню и улегся рядом с Дженсеном, который листал программы на огромном, во всю стену телеке. Притянул Дженсена за плечи поближе к себе и стал совершенно бездумно пялиться в экран. И это хорошо, потому что с Дженсеном. Продлить бы этот викенд до бесконечности, а еще лучше, чтоб так всегда, без всяких викендов.

Внезапно — а это всегда происходило внезапно, и каждый долбанный раз (а их всего было три) Джаред не был готов, — Дженсен развернулся лицом к нему, обнял и прошептал куда-то в шею, пряча слова:

— Люблю тебя, Джаред.

— И я тоже, Дженс… я тоже.

Слезы навернулись на глаза, но это просто потому, что каждый, блядь, раз это происходило внезапно.

Раздался осторожный стук в дверь. Обслуживание номеров. Джаред подорвался, накрывая Дженсена одеялом почти с головой, чтоб не дай бог, ни-ни! И поспешил к двери. Так, сперва пожрать, восстановить силы, а потом… Он посмотрел через плечо на Дженсена. Ну, потом они придумают, во что еще поиграть.



Сказали спасибо: 37

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1366