ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1278

Падалеки и корабельные будни

Дата публикации: 24.10.2015
Дата последнего изменения: 24.10.2015
Автор (переводчик): olgamoncher;
Пейринг: J2;
Жанры: космо-AU; фантастика; флафф; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Примечания:

космо-АУ. Продолжение фика «Ошибка в расчетах, или Во всем виноват Падалеки», четыре года спустя.

Написано на ЗФБ - 2015


Саммари:

А вы думали — легко, когда вся команда держит над вами свечку?


Глава

Баскетбольный матч закончился в пользу команды Дженсена, Джареда и Лоры со счетом тридцать-девятнадцать.

— Нечестно! — заявила Памела. — Предлагаю в следующий раз вообще не брать Падалеки в игру. Сразу же понятно, у какой команды будет преимущество. Он же может класть мячи в корзину даже не подпрыгивая!

— Эй, чего это! — заорал Джаред с противоположного края площадки. — Ничего себе! Капитан!

— Памела права, — поддержала подругу Кейтелин, — вот уж где-где, а тут наш лосяра вне конкуренции. Исключим, чтобы у всех были равные шансы.

— Предательницы! — прошипел Падалеки и устремил на Дженсена умоляющий взгляд, способный поколебать даже египетские пирамиды.

— Предлагаю в следующий раз тянуть жребий, — сказал Дженсен.

— Я буду играть только в команде с Дженсеном, — уперся Падалеки.

— Джаред…

— Нет. Я не буду играть против Дженсена или нафиг вашу игру, — все развернулись в сторону Падалеки, но тот упрямо потряс головой и сложил руки на груди.

— Надо же, раньше не замечала за Падалеки склонности к импринтингу, — чопорно заметила Кейтелин.

Кори заржал.

Дженсен вздохнул:

— Хорошо, тогда я тоже играть не буду. Теперь, в какой бы команде Джаред ни оказался, он не будет играть против меня.

— Но капитан!..

— Простите, не обсуждается, — сказал Дженсен, игнорируя опустившиеся плечи Падалеки и набирая на пульте управления системой тренажерки код отключения режима баскетбольного зала. — Экипаж, всем спасибо за игру.

После ухода команды Дженсен ещё немного задержался, перепрограммируя режим собственных тренировок, и только после этого пошел в душ.

Расшнуровывая обувь, он краем глаза заметил, что в дверях кто-то стоит.

— Ну что тебе ещё, Падалеки?

Тот решительно шагнул через порог отсека:

— Слушай, капитан, если бы тебе кто-нибудь понравился… ну, в этом смысле — каким бы он мог быть? Или она?

Дженсен остолбенело уставился на него:

— Я не думал об этом.

— Ну, высокий, низкий, блондинка, брюнетка, второго размера сиськи или пятого?

— Падалеки!

— Нет, капитан, я серьезно.

Дженсен вздохнул:

— И я серьезно, первый штурман. Я об этом пока не думал.

— А когда подумаешь? — придвинулся тот.

— Не знаю, — отодвинул его с дороги Дженсен. — Слушай, Джаред, ты мне мешаешь.

— А когда подумаешь, есть шанс, что тебе мог бы понравиться офигенный высокий техасец с отличным характером и впечатляющим членом? — Падалеки поддернул пояс комбинезона и задорно ухмыльнулся.

— На кухню – три наряда вне очереди, — процедил Дженсен, разворачиваясь к нему.

— Ой, как страшно, — скривился Падалеки, но в сторону отошел.

— На кухню — шагом марш!

— Всё, всё, уже иду.

Дженсен глубоко вздохнул, стягивая с плеч майку. Вот же напасть!

— Девять дюймов! — заглянул в дверь Падалеки и многозначительно подвигал бровями.

— Пшёл вон уже, Падалеки! — Дженсен запустил в него футболкой. — Иначе отправишься в изолятор!

— Всех не пересажаете! — раздалось из-за двери.

***

Это было уже черт знает что такое.

Неладное Дженсен почувствовал с месяц назад. Но, как назло, именно тогда стал часто барахлить резервный навигатор, поэтому Дженсену с Кори приходилось много времени проводить в инженерном, да ещё то система обогрева в медотсеке закапризничала, то воздуховоды на нижней палубе — разбираться в ощущениях было некогда.

Но что-то определенно было не так: команда замолкала при его приближении, девчонки начинали обмениваться странными взглядами, а в репликах чудились какие-то намёки. Падалеки же кусал губы, отводил в сторону взгляд и краснел как маков цвет.

— Случилось что-то, о чем я не знаю? — напрямик спросил Дженсен во время ужина, переводя взгляд с одного члена экипажа на другого. — Я буду признателен, если мне объяснят, в чем причина подобного поведения.

— О госсподи, — сказала Памела, закатывая глаза, — Даллас, высунь уже башку из задницы.

Все как по команде развернулись в сторону Падалеки. Тот побагровел и, опустив голову, завозил вилкой по тарелке.

— Джаред, — Дженсен постарался смягчить тон, — ты что-то сделал?

— Дело не в том, что он сделал, а в том, что ничего не делает, — буркнул Кори. — Девчонка.

— Джаред?

— Можно я ему въебу, капитан?

— Еще неизвестно, кто кому въебет!

— Я вижу, тут у кого-то контакты разомкнуло?

Дженсен встал из-за стола.

— Что. Здесь. Происходит? — раздельно повторил он.

— У Мелкого через неделю день рождения, капитан, — после паузы ответил Стив. — И, похоже, кто-то очень уж ждет совершеннолетия, чтобы получить самый лучший в мире подарок.

Кори прыснул, не выдержав, и расхохотался.

— С го... голубой ленточкой! — выдавил он сквозь слезы.

Памела изо всех сил пнула его по колену, но Падалеки уже вскочил, опрокинул бокал с водой, швырнул на стол вилку и бросился прочь из отсека.

***

Несмотря на свой рост, в экипаже Джаред был самым младшим по возрасту, что служило источником нескончаемых шуток и явилось причиной возникновения прозвища "Мелкий", на которое Падалеки перестал обижаться лишь после того, как Дженсен заметил, что в шутке про Маленького Джона восхищения куда больше, чем насмешки.

Вот только, в отличие от других членов экипажа, взрослеть Джаред как будто и не собирался.

— Ему всё ещё четырнадцать, — говорила, качая головой, Лора, — дай ему шанс, Дженсен.

Дженсен смотрел на Лору, вытянувшуюся, похорошевшую, и думал, как же так получилось, что Памела выбрала именно её после того, как дала от ворот поворот вроде как уже три года своему почти официальному бойфренду Кори.

И что, возможно, некоторые незапланированные вещи — действительно к лучшему.

***

Из сна Дженсена вырвал резкий сигнал корабельного коммуникатора.

— Да? Что случилось? — хрипло со сна ответил он, поворачиваясь и протирая глаза.

— К-к-капитан, — донесся до него приглушенный голос Падалеки. — Простите, капитан, мне тут помощь нужна.

— О, — Дженсен сел на кровати. — Падалеки, это ты? Что произошло?

— Я в душе, капитан, и у меня тут это… вентиль сорвало, в-вода х-х-холодная.

— Выйди и плотно закрой за собой дверь, я сейчас…

— У меня дверь в кабину з-з-з-заклинило, — простучал зубами Падалеки, — б-блок управления снаружи, вы-вы-выйти я не могу, капитан.

Дженсен закатил глаза, мысленно досчитал до десяти и, пробормотав «сейчас приду» вместо «какого хрена, Падалеки?», принялся торопливо натягивать комбинезон.

Светящаяся проекция часов на потолке показывала середину ночи на «Эндевере», и весь экипаж, за исключением вахтенного дежурного, должен был спать. И что только Падалеки понадобилось в душе так поздно? Решил завтра всех напугать помятой от недосыпания физиономией?

Дженсен ввел капитанский код, сердито толкнул в сторону отъехавшую дверь отсека Джареда и шагнул внутрь. В душевой кабине горел свет, на полу перед дверью валялись носки, ботинки и белье.

Дженсен вздохнул, ногой отодвинул одежду в сторону, присел перед панелью блокировки двери душевой кабины, открыл — так и есть, блоки перемкнуло.

Падалеки нарисовался темным силуэтом изнутри, прилип носом к матовому пластику кабины, вздохнул.

— Это вы, капитан?

— Сейчас, Падалеки, подожди немного.

— Ага, — щелкнул зубами тот.

Пришлось повозиться. Дженсен нервничал: дверные системные блоки он знал не очень хорошо, к тому же без инструментов ухватить нужные провода не удавалось. Наконец, у него получилось добраться до системы, контролирующей подачу воды в отсеки, и на время отключить её.

— Ещё чуть-чуть, и я тебя вытащу. Потерпи, Мелкий! — крикнул он.

— Есть потерпеть, капитан, — убито отозвался Падалеки. В наступившей после шума воды тишине было слышно, как он переступает ногами по поддону и вздыхает, словно тюлень.

Дженсен разомкнул контакты, разблокировка снялась.

— Вылезай.

Падалеки вывалился из-за скользнувшей двери прямо на Дженсена: мокрый, голый и холодный, от озноба у него зуб на зуб не попадал. Вид у него был непривычно жалкий, влажные волосы слиплись сосульками.

— С-с-с-с-спасибо, капитан, — просипел он, обнимая себя за плечи.

Дженсен вытащил из шкафа большое полотенце, укутал Джареда, подтащил его к кровати, усадил, стал вытирать, затем помог одеться в сухое.

— Сейчас разбужу Кейтелин, пусть осмотрит тебя в медотсеке.

— Не надо! — вскинулся Падалеки и схватил его за руку. — Не уходите, капитан, пожалуйста!

Дженсен, поколебавшись, сел рядом. Надо было уйти, умом он это понимал, но оставить сейчас Джареда одного, замерзшего и несчастного, просто не мог.

— Ладно, все равно ты меня уже разбудил, Мелкий, — сказал он.

Падалеки пробубнил что-то с заложенным носом, заползая под одеяло и сворачиваясь креветкой — немаленькой такой креветкой, стоило заметить. Дженсен подоткнул ему одеяло, скомандовал компьютеру приглушить свет и увеличить температуру.

Джаред все жался к его бедру, и Дженсен заметил, что он никак не может перестать дрожать, по спине и плечам то и дело проходила волна озноба.

Вздохнув, он стянул комбинезон и, как был со сна, в тонкой футболке и шортах, залез под одеяло и притянул Джареда к себе.

— Хорошо как, — бормотнул тот, обвивая его руками и ногами, уткнулся холодным носом куда-то в ключицу, пригрелся и заснул.

***

Проснулся Дженсен словно от толчка.

Открыл глаза и сначала в полутьме не понял, где находится, а потом увидел Падалеки. Тот сидел на краю кровати, поджав под себя ногу, и смотрел на него, не отрываясь.

— Джаред?

— Я полез ночью в душ, потому что был весь в сперме, — прозвучал неожиданный ответ, — мне приснился сон. Очень такой, знаешь, горячий сон с тобой в главной роли, капитан. — Джаред усмехнулся как-то неожиданно горько, по-взрослому, и добавил: — Ну что, опять в изолятор?

Дженсен тоже сел. Хорошо, что было так темно — сейчас, в полумраке, говорить было намного легче.

— Я отвечаю за всех нас. Я не знаю, кто мне мог бы понравиться и чего бы я хотел, потому что, кажется, я забыл, как вообще что-то хотеть.

— Высунул бы ты голову из песка, капитан. Превратил себя в одну из рабочих систем и думаешь, что без тебя тут все по болтику разлетится. Все хочешь контролировать сам, как будто не доверяешь.

— Центр управления назначил меня капитаном исходя из моих личностных качеств, — напомнил Дженсен.

— Палку в задницу тебе тоже центр управления засунул? А то, что мы должны быть командой и делить все трудности — забыл?

— Ты ничего не понимаешь, Джаред.

— Все я понимаю, капитан, это просто ты даже не пытаешься объяснить.

Дженсен потер ладонями лицо:

— Все, хватит. Ничего не получится, ты уж извини, Падалеки, я не умею говорить по душам. Попробуй с Лорой или Кейтелин, у них это лучше получается.

Уже от двери его нагнало:

— У меня послезавтра день рождения, капитан.

— Да, — сказал Дженсен, — я знаю, Джаред.

— Пойдешь со мной на свидание?

Дженсен хотел ответить, что нет, это не самая лучшая идея, но отказывать вот так через плечо было нечестно, он развернулся, посмотрел на понурого Падалеки и неожиданно для самого себя выдавил:

— Ну хорошо. Давай попробуем.

***

Дженсен знал, что подразумевается под свиданиями у их сверстников на Земле: в конце-то концов, видеоархивы корабля были забиты фильмами, в том числе сотнями молодежных комедий и мелодрам. На «Эндевере» же сложились свои ритуалы, неизменно включавшие в себя прогулки вдвоем по верхней палубе, откуда открывался красивый вид на звезды, ужин в каюте на двоих, если позволяли смены, и преподношение букета цветов, которые в тот момент могли цвести в гидропонике. Дженсен как-то стал свидетелем устроенной Лорой ссоры, когда та обнаружила, что тщательно взращиваемый ею розовый куст почти полностью оборвала Памела, чтобы потом ей же и преподнести. После этого девчонки не разговаривали целую неделю.

Отчасти Дженсену было даже любопытно, неужели Джаред пойдет все по той же проторенной дорожке? Прогулка по верхней палубе? Цветы? Он уже заранее чувствовал себя глупо.

Джаред зашел за ним после окончания смены «А», как и договаривались, и, краснея, предложил:

— Пойдем за мной, капитан.

Дженсен кивнул, в горле у него будто застрял какой-то ком, мешавший говорить.

Вместо того, чтобы подняться вверх, Падалеки дал лифту команду спуститься в инженерный отсек. Посередине трехъярусной шахты ровным голубым светом сиял стержень плазменного реактора — спокойный, умиротворенный и могучий дремлющий гигант. Это было сердце «Эндевера». Даже половины его мощностей хватило бы на столетнее путешествие.

Дженсен много раз бывал здесь, в инженерном, у реактора, и все равно это зрелище всякий раз вызывало у него благоговейный восторг.

Но Джаред не дал ему долго любоваться, схватил за руку и потащил по лестнице на одну из технических галерей, окружающих реактор. Там живо вскарабкался на ограждение, сказал: «Смотрите, капитан!» — и, раскинув руки, вывалился спиной в шахту, так что Дженсен даже ахнуть не успел.

Но вместо того, чтобы свалиться вниз и, как минимум, сломать себе пару ребер, Падалеки плавно, будто морской скат, спланировал вниз и так же мягко, описав параболу, стал подниматься вверх. Перевернулся в воздухе, облетел вокруг реактора, взлетел выше, под самый потолок шахты, потом снова скользнул вниз.

— Нестабильные гравитационные потоки? — завороженно уточнил Дженсен, и Падалеки, глядя на него, засмеялся:

— Ага. Они самые. Похоже, что-то вроде побочного эффекта работы силового поля реактора.

— И давно ты узнал?

— Две недели назад, когда уронил в шахту импульсный сканер для микросхем. Думал, все, кранты, а тут смотрю — он у меня перед носом висит. Бросил на пробу свинцовый стержень — тоже не упал. Воду выливал — она скользила по потокам, несколько раз обтекла вокруг. А потом сам решил попробовать. Оказалось, что используя разницу в плотности потоков, можно дрейфовать и парить, примерно, как хищные птицы над пустыней.

— Почему никому не рассказал?

— Тебе первому хотел показать, — бесхитростно признался Падалеки, подплывая к самому краю и протягивая руку. — Давай, пошли со мной.

— Не думаю, что это необходимо.

— Ну давай, капитан! Пожалуйста!

Дженсен сцепил зубы, подошел к ограждению, сел на край, перекинул ноги вниз. Ничего странного не происходило, но Падалеки, вот он, мягко подпрыгивал перед ним, как огромный и замедленный йо-йо на резиночке. Подпрыгивал вверх и вниз, махал руками и смеялся.

— Давай, капитан, не бойся!

— Я не боюсь, — сердито отозвался Дженсен, коротко выдохнул и спрыгнул вниз.

От ослепительного удара мгновенной паники у него зашлось сердце, Дженсен дернулся и влетел прямо в грудь Падалеки, который обхватил его и радостно засмеялся:

— Все в порядке, капитан! Хочешь сам попробовать?

Дженсен кивнул, отстраняясь, и смотрел на Джареда, который показывал, как воспользоваться потоками, чтобы подняться вверх или вниз, повернуть вправо или влево.

— Надо загребать руками, будто плывешь.

— Я никогда не умел плавать, — признался Дженсен.

— Правда? А мы с родителями каждое лето… — Падалеки оборвал себя и прикусил губу. — В общем, попробуй и сам все почувствуешь.

Дженсен попробовал прокрутиться вокруг собственной оси. Потоки действительно были неоднородными, они ощущались на коже как легкая вибрация, а ещё от чувства невероятной легкости собственного тела кружилась голова.

— Здорово! — вырвалось у него. — А ведь здесь можно было бы для всего экипажа устаивать тренировки в невесомости! Какова стабильность потоков? Они варьируются в течение времени? Ширина зоны действия всегда одна и та же?

— Возражаю, капитан, — Падалеки подлетел и схватил его за руку. — Только свидание. Вот сейчас.

Он подтянул Дженсена к себе, и они в очередной раз соскользнули вниз, но Дженсен видел перед собой только сияющие русалочьи глаза, подрагивающие в улыбке губы и плывущую, словно в замедленном движении, длинную русую челку.

А потом Джаред сказал:

— Ну вот, капитан, а теперь я тебя поцелую, — и поцеловал.

И у Дженсена второй раз за сегодня перехватило дыхание. Ещё он понял, что у него появился очень серьезный повод действительно подумать о своих предпочтениях. Большой и заинтересованный повод. А гравитационные потоки мягко подбрасывали их то вверх, то вниз, в плавном парении увлекая вокруг ровно сияющего голубоватым светом реактора.

— Я вот думаю, — внезапно выдал Падалеки, отстраняясь, — тут же много чем интересным можно было бы заняться, а? Такие возможности! — мечтательно шепнул он на ухо Дженсену.

— Кажется, ты сейчас не про йогу говоришь, — хмыкнул Дженсен, чувствуя, что против воли краснеет.

— Ух ты, догадался, — засмеялся Джаред и, боднув лбом в висок, плотнее притерся бедром, млея от прикосновения.

— Офигенный техасец с впечатляющим членом, значит?— уточнил Дженсен, приоткрывая один глаз.

— Черт, я знал, что ты оценишь! — возбужденно задышал Падалеки и облизнул губы. — Капитан, детка, обещаю, ты не пожалеешь!

И тут завопила сирена.

— Ебаный в рот, — леденея, одними губами прошептал Падалеки, — это ж мои резервные ускорители.

— Так, — сказал Дженсен, — кто-то должен был их починить.

— Кто-то починил их не до конца.

— Значит, кто-то встретит свой день рождения в изоляторе.

— А этому кому-то достанется утешительный минет?

— Кому-то может достаться далеко не утешительный хук справа, — свирепо пообещал Дженсен.

— Значит, буду дрочить на следы твоего рукоприкладства, — ухмыльнулся Джаред.

***

В этот раз для починки одного из внешних сенсоров правого борта наружу, на корпус, отправился Падалеки.

Дженсен, не признаваясь себе, что волнуется, перед этим попросил Стива тщательно проверить скафандр, и все сорок минут, пока Падалеки припаивал холодной вакуумной сваркой отошедшие контакты в микросхемах, не уходил с капитанского мостика. За что по завершении работ был вознагражден очередным шоу.

Собрав оборудование, Падалеки медленно подплыл к центральному экрану и попытался изобразить перед ним нечто вроде серии грациозных балетных па, ожидаемо в этом не преуспел, развел руками и, соединив большие и указательные пальцы в толстых перчатках скафандра, неуклюже изобразил сердечко.

И хотя из-за отражающего покрытия на стекле скафандра лица Джареда было не разглядеть, Дженсен не сомневался, что он улыбается от уха до уха. Сияя своими невозможными ямочками.

— С этого и следовало начинать, — покосившись на Дженсена, пробормотала себе под нос сидящая справа за пультом Памела, — придурки.

— Раньше у нас был один Падалеки, — философски заметил Стив, — а теперь, кажется, будет два.

«Эндевер» продолжал прокладывать свой путь в межзвездном пространстве.



Сказали спасибо: 42

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1380