ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1273

Слэш головного мозга, или Кто подставил Ребекку Розен

Дата публикации: 22.10.2015
Дата последнего изменения: 22.10.2015
Автор (переводчик): Твоя_дивизия;
Жанры: юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Примечания:

Предупреждение: повествование построено исключительно на самоиронии. Все персонажи вымышлены, все ники подобраны так, чтобы не возникало аналогий с существующими, дабы никого не обидеть
Комментарий автора: спасибо dfhbfwbb.dg за вдохновение, а Miss-ouri за помощь в работе
Персонажи: Бекки Розен, Чад и другие


Саммари:

самое смешное, что может случиться со слешером – это…


Глава

«Иисусе, спасибо тебе за то, что этот сериал есть на свете!» – так в очередной раз думала Бекки, рассматривая фотки Дина и Сэма на мониторе, сидя в своей комнате.
Она приехала на рождественские каникулы к родителям в Хай-Пойнт из Гринсборо. За те несколько месяцев, которые она провела вдали от родительского дома, поступив в экономический колледж и проживая в общежитии, она успела соскучиться по предкам. Теоретически. Бекки собиралась проводить с ними долгие предрождественские вечера, болтать, смотреть телек, готовить с мамой праздничную еду. А практически вышло так, что она почти не вылезала из своей комнаты, не в силах оторваться от компьютера. Оказалось, что столько свободного времени, не занятого учебой, и быстрый интернет – это все, что ей нужно для полного счастья, а родители тут как бы лишние.
Дело в том, что пару месяцев назад для Бекки распахнул двери новый и неизведанный мир, мир «Сверхъестественного». Она полностью погрузилась в сериал, просмотрела за две недели все снятые на данный момент серии – а это четыре с половиной сезона – и реальностью для нее стали монстры, Импала, а, главное, такие прекрасные и недостижимые Сэм и Дин. Через две недели, шарясь в сети в поисках дополнительной информации, испытывая чудовищный мозговой и эмоциональный голод, Бекки нашла сообщество, на котором, оказывается, множество людей, уже давно знакомых с сериалом, писали, рисовали и делали видео. И всего было так много и все такое интересное, что Бекки провалилась в этот мир с головой. Так она открыла для себя фансервис.
А спустя немного времени Бекки познакомилась с тем явлением, которое в фандоме называется слэш. Любовь – настоящая, не платоническая – сериальных братьев не стала для нее откровением, она чувствовала – о, да! – сразу, с первых же серий, что там что-то было. И после прочтения нескольких особо горячих фиков эта догадка перешла в стопроцентную убежденность. У них любовь, да, и секс. После нескольких ночей, проведенных за прочтением высокорейтинговых текстов, она поняла – ей тоже есть, что сказать людям, и она зарегистрировалась в сообществе под ником Zvezda. И потекла ее бурная фандомная жизнь: чтение фиков, скачивание бесконечного числа фоток любимых героев, и ночи, наполненные горячечным сочинением собственных текстов.
Бекки так хотелось поделиться с кем-нибудь этим новым миром. И однажды она решила донести эту информацию до своих приятельниц из колледжа. Они сидели днем в кафе в центре Гинсборо, недалеко от общежития, и пили кофе с пироженками.
– Ну, рассказывай давай, – с любопытством сказала Мегги, глядя на раздувшуюся от распирающей ее таинственности Бекки.
– Девочки, вы знаете, есть такой сериал… – и Бекки начала свой сбивчивый рассказ.
Двадцать минут спустя и Мегги, и Скарлетт смотрели на нее с вытаращенными глазами, не в силах понять, что случилось с их в общем-то нормальной и неглупой подружкой. Они-то думали, что она позвала их поделиться секретами о своем новом парне, хотя таких знакомых на их памяти у нее еще не заводилось. Ну, а вдруг?
– Вот смотрите, какие фотки, – Бекки перешла к демонстрации иллюстративного материала на своем смартфоне. – А вот у меня тут есть пара видео, ребята там такие замечательные…
– «Хочу быть парнем, чтобы стать геем»?! – прочитала слоган на экране телефона пораженная Скарлетт. – Бекки, ты двинулась совсем?
– Да! – невпопад, но страстно воскликнула та. – А вот эта гифка, посмотри, какие у Дина ресницы и веснушки, они не могут никого оставить равнодушными, особенно Сэма…
Девочки переглянулись. Они глядели на склонившуюся над мобильником подругу, и Мегги незаметно покрутила пальцем у виска.
– Кхм, знаешь, Бекки, нам пора, – неуверенно начала Скарлетт. – Вечером Том и Билл пригласили нас в клуб… Хочешь, пойдем с нами?
– Нет, что вы. У меня совсем нет времени, надо написать текст на фест, выкладка скоро, да еще учеба эта, надо реферат подготовить, завтра последний срок.
– Ааа… – протянула Мегги. – А мы еще неделю назад сдали, да, Скарлетт? Ты что-то затянула, смотри, как бы твое увлечение не отразилось на учебе.
– И вообще, дорогая, – сказала более решительная Скарлетт. – Тебе надо познакомиться с нормальным парнем и выкинуть все эти глупости из головы.
Бекки покраснела.
– Я не могу, – она горестно склонила голову. – Где я возьму таких, как Дин и Сэм. Они идеальны. А других мне не надо.
Скарлетт и Мегги молча расплатились и вышли в вечерний город, а Бекки еще долго сидела за столом, перелистывая фотки на телефоне. Она не нашла понимания у подруг, это было печально.
Но она не остановилась, новый мир жил в ней, бился и просился наружу. Ей хотелось говорить об этом, не переставая, и даже кричать о своем восхищении братьями Винчестерами и об их взаимной любви. И она нашла девочку, которая жила тоже в Гринсборо и была достаточно популярным автором в фандоме. Бекки некоторое время закидывала ее аккаунт восторженными письмами и в конце концом уговорила ее познакомиться в реале.
Встреча произошла поздним воскресным вечером на окраине города, довольно далеко от общежития. У Бекки не было машины, и она долго добиралась до назначенного места на общественном транспорте с несколькими пересадками. Но это были пустяки, ведь она сейчас увидит… вживую… и наконец поговорит с человеком в теме.
Девушку звали Anatoly, ей было на вид около тридцати, она работала в каком-то банке. В баре они с Бекки расположились у стойки, Anatoly пила ром с колой, а Бекки только колу, так как до алкоголя еще не доросла. Вначале говорила только Anatoly, а Бекки слушала, открыв рот. Авторша была красивая, стильная, уверенная в себе и очень, очень умная. Ее рассуждения о том, что братья Винчестеры не просто охотники за нечистью, а экзистенциальное воплощение светлых изначальных энергий, борющихся с хтоническими божествами, лишили Бекки дара речи. Ненадолго, правда. Вначале запинаясь, а затем все более уверенно она стала выплескивать на новую знакомую и свое видение их мира. Anatoly слушала с надменным, скучающим выражением лица и незаметно, когда Бекки отвлекалась, злорадно ухмыляясь, подливала ей в колу алкоголь из своего стакана. Anatoly было неинтересно, она давно пожалела о том, что согласилась на встречу с этой дурочкой, и когда у Бекки стал заплетаться язык от переполнявший ее эмоций и рома, она встала и поманила парня, тихо сидевшего в уголочке бара все это время.
– Эй, Майкл, пора, отвези меня домой. Zvezda, познакомься, это мой бой.
Парень молча, с восхищением быстро глянул на Anatoly, как на богиню, и тут же опустил голову. Бекки набралась храбрости и, пьяно икнув, попыталась поцеловать на прощание Anatoly и ткнулась мокрым ртом в ее губы, просто в благодарность, ведь они так хорошо провели время. Anatoly оторопела, а затем, брезгливо вытерев лицо, быстро вышла, не попрощавшись. Майкл поплелся следом. А ничего не заметившая Бекки осталась сидеть и грезить о возможных отношениях с прекрасной Anatoly, а что, они так замечательно пообщались, они, наверно, родственные души, и если парни сбиваются в пары, то почему и она не может найти свою любовь с девушкой. Бойфренда Anatoly Бекки в расчет не брала, как, похоже, и сама Anatoly.

Сейчас, сидя перед компом в доме родителей, Бекки пыталась придумать текст на тот самый фест, про который она говорила подругам. Фест давно уже закончился, Бекки не только ничего не выкладывала, но даже не написала. То есть не написала ничего связного, а так у нее было множество заготовок, отдельных отрывков, правда, все порнографического содержания. Собрать их в единую связную историю она не могла, и ей так хотелось обсудить эту проблему с более опытными фикрайтерами, может, кто что подскажет. Но так как она была в фандоме недавно, писать маститым авторам Бекки стеснялась, она только ходила по их страницам, читала, смотрела и прямо физически ощущала, как такая интересная, захватывающая жизнь проносится мимо со свистом.
Был уже поздний вечер, в соседских домах горели окна, дворики и фасады были украшены светящимися огоньками рождественских гирлянд. Бекки вздохнула и снова перешла к открытому файлу в ворде. «Сэм вошел, стараясь быть аккуратным. Дииин, Дииин, – хрипло выстанывал он… Дин натягивал на себя брата легко, как резиновую перчатку… И так всю ночь напролет». Тут в окно ее комнаты – она располагалась на первом этаже – раздался тихий стук. Бекки взвилась на стуле. «Штрига, – пронеслось у нее в голове, – или оборотень». Она оцепенела от ужаса, пытаясь сообразить, за что хвататься в первую очередь: за дробовик, заряженный солью, или флягу со святой водой. «Боже, дура, у тебя ничего же нет», мысленно простонала она.
– Эй, привет, открой окошко, – послышался мальчишеский голос, приглушенный стеклом. – Не бойся, я просто хотел познакомиться и поболтать.
Бекки отлипла от стула и на полусогнутых ногах доползла до окна. Долго вглядывалась в доброжелательного парнишку лет 13–14, махавшего ей рукой, а он удивленно смотрел на перекошенное лицо Бекки и уже, похоже, сильно жалел, что пошел на контакт таким нестандартным способом.
Наконец Бекки взяла себя в руки и открыла окно.
– Можно? – спросил мальчишка и, получив неуверенный кивок, – «Я сама, сама разрешаю ему проникнуть в дом! А вдруг это вампир!» – залез на подоконник и спрыгнул на пол.
Одет он был легко, в одну толстовку без куртки.
– Привет, меня зовут Чак, я из соседнего дома, вон, видишь, моя комната на втором этаже, – начал рассказывать он, махая рукой за окно. – Тетка с подругой пекут рождественский пирог, а мне стало скучно. Мама отправила меня погостить к сестре, у нее новый роман, я тут только на несколько дней. А ты, я видел, только недавно приехала и никуда не выходишь, все сидишь за компьютером, – тараторил Чак без умолку. – Что-то интересное?
Тут Бекки отморозилась окончательно. У ее соседки была ветвистая система родственников, и этот паренек вполне мог быть одним из многочисленных племянников. Это воля провидения – у нее появился слушатель. Она приняла серьезный вид и строго сказала:
– Хай, Чак, я Ребекка, можно просто Бекки, – и, посчитав приличия соблюденными, она перешла к интересующему ее вопросу: – Ты знаешь такой сериал «Сверхъестественное»?
Парень аж подпрыгнул, и глаза у него вспыхнули от радости.
– Конечно! – закричал он. – Конечно, знаю, это так интересно, такие ребята там крутые, охотники, а мой дядя…
– Дааа… – мечтательно оборвала Чака Бекки и повторила: – Там такие ребята, я по ним с ума схожу.
– Ну да, так вот, я смотрю с первого сезона, – продолжал объяснять мальчик, – потому что мой дядя Бобби…
– Вот, гляди, – Бекки так резко схватила Чака за руку, потянув его к монитору, что у него клацнули зубы. – Я сейчас тебе покажу такое видео. Хотя, стой, а сколько тебе лет? – притормозила она.
– Мне скоро будет четырнадцать, – торжественно объявил Чак, – и у меня уже есть подружка в школе.
Бекки фыркнула. «У него есть девушка? Это прикрытие» – один из ее любимых слэшерских мэмов. Она оценивающее оглядела пацана, прикидывая, как он отнесется к тому, что она собиралась ему показать.
– Вот смотри: я состою в фандоме любителей этого сериала, у меня есть свой аккаунт, мой ник Zvezda, и я пишу тексты о братьях Винчестерах, – гордо перечисляла Бекки. – Я известный автор, у меня много подписчиков.
– Ух ты… – восхищенно выдохнул Чак, глядя на ее страницу, украшенную изображениями Сэма и Дина. Его, правда, немного смутило, что, кажется, на некоторых коллажах они… ну, целуются, что ли. Но он подумал, что просто что-то не допонял. – Что-то комп у тебя убитый, а у меня такая навороченная система, и вообще, я отлично разбираюсь в железе и хочу быть крутым айтишником, – и вернулся к обсуждению: – И что, любой может завести такую страничку в сообществе, и даже я?
– Да, – легко ответила Бекки. – Вот смотри, я тебе сейчас покажу свое любимое.
И повторяя про себя «девушка – это прикрытие», включила самое горячее порно-видео с Сэмом и Дином, и Сэм там был сверху. Бекки с недавних пор была свято убеждена, что все парни геи, только некоторые боятся в этом признаться. А что, разве нет?
Когда видео закончилось, она с сожалением вздохнула. Это было прекрасно, она пересматривала видео несколько раз ко дню, это был ее личный хит на этой неделе. Бекки поражалась, как можно было так мастерски совместить кадры сериала и гейской порнухи, но была уверена, что на самом деле у ее парней так все и было. Бекки с трудом оторвала взгляд от монитора и посмотрела на нового знакомого, ожидая восторженной реакции. Чак стоял весь красный и тяжело дышал, глаза у него вылезли из орбит. «Накрыло», радостно подумала Бекки.
– Они, что… – с трудом произнес парень. – Они, пидоры, что ли? – и он поднял на нее широко распахнутые глаза.
– Это любовь, дурачок, – ласково улыбнулась Бекки. – У братьев эпик лав, – и процитировала еще один любимый слоган: – «Это не гей-порно, это матчасть».
Чак развернулся и, молча распахнув окно, выпрыгнул на улицу. «Вот это сила настоящего искусства», несколько растерянно подумала Бекки. Ее немного удивило, что он даже не попрощался, а она собиралась еще многое показать пареньку, да и обсудить было что. Она вздохнула и села писать дальше. «Ты только мой, – простонал Сэм», забарабанила она по клавишам.

Бекки очень любила Рождество. С детства, когда еще верила в Санту. Но и потом, повзрослев, оно осталось ее любимым праздником. Она была дружна с родителями, поэтому всегда проводила это время с семьей. Они украшали дом, готовили много всякой вкусной еды. А праздничный стол, а куча подарков, а горящие свечи…
Но это Рождество как-то не задалось. Бекки витала в облаках, ее накануне посетила отличная идея, как можно было прописать рейтинговую сцену с использованием различных сексуальных игрушек. Она ночью долго лазила по страницам специализированных форумов и интернет-магазинов. Так что она даже толком не слышала, что говорили родители, и как старалась растормошить ее мама. Перед глазами стоял голый Дин, его шею украшал ошейник, а его руки были связаны мягкой петлей, закрепленной за крюк на потолке. Кубики пресса напряглись, он кусал свои потрясающие полные соблазнительные губы, пот струился по лицу. Сзади стоял Сэм в кожаной жилетке с суровым, но любящим лицом и держал в руках огромный черный дилдо, и затем, прямо на глазах у Бекки, он вставил его в задницу Дина. «Надеюсь, подготовленную», мелькнуло у нее в голове. Дин дернулся, но не издал ни звука. «Даа, умница, – прошептал Сэм. – Правильно, молчи, пока я не разрешу. Но кивни, если тебе нравится». Дин кивнул – ему было хорошо!
– Хорошо?! – громкий голос мамы вывел Бекки из оцепенения. – Я говорю, ты сейчас пойдешь в комнату и сразу ляжешь спать, дорогая, не подходя к этому ужасному компьютеру, – продолжала та. – Хорошо?
Черт, такая сцена ускользала! Бекки встряхнула головой, попыталась сконцентрироваться на этом свете, ее сил хватило на пожелать счастливого Рождества маме и папе, немного поулыбаться. И обессиленная пережитыми эмоциями, она побрела в свою комнату. Бекки честно хотела сразу лечь в кровать, она была послушной девочкой и понимала, что таким своим поведением расстраивает родителей. Но комп надо было выключить. Она дернула мышку, монитор вышел из спящего режима, Бекки стала закрывать закладки браузера, как вдруг увидела в почте непрочтенное письмо. Она удивилась: все возможные адресаты уже отписались, но, не раздумывая, нажала на конверт.
Это было… было ПРИГЛАШЕНИЕ. Прошло уже полчаса, как Бекки его перечитывала и перечитывала, не веря своему счастью. Сверху листа располагался коллаж, где Дин и Сэм в красных колпаках Санты сидели на капоте Импалы. Текст гласил: «Уважаемая Zvezda, ты приглашена на фандомный конвент Имя мне слэшер. Проведем рождественский хиатус с нашими любимыми героями». Приглашение было красиво оформлено, и Бекки тут же его распечатала. Далее в письме были подробности проведения мероприятия от оргов.
Кон проходил 27 декабря в Атланте в помещении клуба регбистов – у одной из организаторов отец входил в совет клуба – и поэтому арендная плата была небольшой и участие стоило всего 50 баксов. Бекки открыла Google Map, Атланта была далековато, но мимо их Хай-Пойнта курсировали междугородние автобусы. Билет стоил где-то, прикинула она, долларов 60, плюс обратный. Данная сумма у Бекки была: во время учебы после занятий она подрабатывала, выгуливая собак или изредка помогая в одной закусочной. Это после, когда она погрузилась в фансервис, времени на это стало не хватать. Итак, деньги есть, родителей она убедит, так что – Бекки запрягала от радости – она едет на встречу своего любимого фандома. Там будет столько интересных людей: авторы, и известные, и такие, как она – Бекки зарумянилась – начинающие, артеры и просто читатели. Она наконец-то поговорит живьем с теми, с кем робела общаться виртуально. О, Бекки была счастлива! У нее оставался день на сборы.

Основная часть поездки пришлась на ночь, так что Бекки даже умудрилась поспать в автобусе, не сказать, что выспалась, но хоть немного забылась в дреме, по сравнению с ночью накануне, когда, после получения приглашения, она от радостного нервного возбуждения не могла уснуть совсем.
Все веселье начиналось в десять утра, автобус прибывал в Атланту в девять, так что Бекки еще намеривалась позавтракать. Она обосновалась в закусочной рядом с автостанцией, запивая сандвич и кусок пирога большими кружками кофе. Она сидела и пялилась в окошко, рядом на диванчике лежал ее рюкзак, забитый до отказа распечатками текстов – будущих гениальных произведений, – которые она мечтала показать буквально всем. Перед ее глазами разворачивались картины одна другой заманчивей. Вот Бекки общается с монстрами фандома и набирается умных идей. Вот потом по возвращении она начинает писать, писать без остановки, и ее тексты настолько прекрасны и захватывающи, что в ее аккаунт валят толпы читателей, засыпают ее благодарностями и сердцами, пишут проникновенные комментарии, расписывают, как они потрясены ее фиками, и обливаются слезами счастья. Далее мечты Бекки убегали в уже совсем далекое далеко – на всех последующих конвентах она в фаворитах, и уже с ней приезжает знакомиться множество поклонников ее творчества, и она снисходительно объясняет ну прописные же истины, как стать хорошим писателем. И все смотрят ей в рот, и даже Anatoly робко стоит в стороне, боится подойти, но надеется на прощение – после их встречи в баре она почему-то закрыла свою страницу от Бекки, та долго расстраивалась и не могла понять, в чем дело. И в своих фантазиях, став известной, в первую очередь начала кампанию по опусканию Anatoly, потому что за обиды надо наказывать, жестоко наказывать. И Бекки смотрит на нее, разрываясь между злорадством и снисходительностью…
– Эй, дорогуша, тебе еще что-нибудь принести или так и будешь мечтать?
Бекки перевела затуманенный взор с небес на землю и обнаружила себя почему-то не в лучах любви и славы, а в закусочной, и толстая официантка стояла рядом с ее столиком с кофейником в руке и подозрительно на нее смотрела. Бекки бросила взгляд на часы на стене, и, боже мой, было уже четверть одиннадцатого. Уже все началось там, а она предается грезам тут. Она подорвалась, схватила рюкзак и, бросив деньги на стол, вылетела на улицу.
До клуба регбистов можно было доехать несколько остановок на автобусе, но Бекки, не смотря на спешку, предпочла прогуляться пешком. Она шла, смотрела на веселых людей, которые вышли на улицы после праздничных вечеринок, беззаботно болтали и смеялись. Чем ближе подходила Бекки к нужному месту, тем медленней она переставляла ноги. Ей было очень страшно.
Но все когда-нибудь заканчивается, подошла к концу и ее прогулка. И Бекки уперлась в резные ворота, на которых был растянут красочный плакат «Добро пожаловать, фанаты «Сверхъестественного». На парковке – сердце Бекки ухнуло в пятки – среди множества машин стояли пять! Импал. Сделав по инерции еще пару шагов мимо, Бекки заставила себя повернуться и все-таки войти. Клуб занимал красивое и величественное здание колониального типа и располагался в глубине большого двора. Где как раз сейчас стояли кучками будущие беккины поклонники. Но об этом они еще не подозревали и бурно общались на другие темы.
Бекки робко пошла к самой многочисленной группе в надежде не привлечь к себе внимание и затеряться в толпе. И тут ее схватила за руку какая-то активная девица и затараторила:
– Привет, ты на кон, да? Меня зовут Карбона. Тебе надо зарегиться…
– Что? – заторможено переспросила Бекки.
– Ну, господи, зарегистрироваться. Ты что, в первый раз? – и, не ожидая ответа, продолжила: – Вон там, видишь, рядом с главным входом дверь открыта. Зайдешь, зарегишься, отдашь приглашение… Распечатала, надеюсь? – Бекки кивнула. – Деньги заплатишь, получишь бейдж со своим ником и свободна. Не забудь, по расписанию через двадцать минут семинар. Программка есть? Какой твой ник?
– Zvezda.
– Ага.
И девица упорхнула. Бекки встряхнула головой и только собралась идти в указанном направлении, как ее слуха донесся интересный разговор как раз с той стороны, куда она хотела пойти вначале. Она прислушалась. Обсуждения были в самом разгаре.
– И мальчики были такие классные. И Джаред сказал, что Дин может быть только один, и еще обсуждал своих собак.
– Да, и был в такой смешной шапочке.
– Девчонки, как вам повезло!!!
– Вы такие молодцы, что выбрались!
– Да, я тоже хочу поехать ближе к лету.
– А моя знакомая из Австралии идет в апреле, команда «Сверхъестественного» приезжает в Сидней.
Бекки поняла, что они обсуждают конвент в Чикаго, проходивший в ноябре. Ну надо же, вот перед ее глазами люди, которые видели живых Сэма и Дина. То есть, она поправила себя, Джареда Падалеки и Дженсена Эклза. На просторах фандома она встречала, конечно, и другие пейринги. Относилась к этому с осуждением – есть только винцест, и баста! – но была в курсе такого явления, как ДжейТу. Но была страшно далека от этого.
Постояв еще немного, Бекки все-таки решила дойти до регистрации и даже сделала пару шагов, но тут ее заинтересовала болтовня девчонок, стоявших в стороне. Они старались говорить негромко и не привлекать лишнего внимания, но Бекки очень хотела послушать, чем живет фандом. А так как она была девушкой весьма упорной, чтобы не смущать разговаривающих, она расстегнула рюкзак и стала в нем сосредоточенно копаться, делая вид, что что-то ищет. Девчонки, замолкнувшие при ее появлении, успокоились и продолжили.
– Ну вот, я и думаю – тройничок, понимаете.
– Да ты что! – выдохнули собеседницы. – И кто с кем?
– Ну, Сэм, конечно, с Джессикой и…
Долгая пауза.
– Ну, кто, говори давай!
– И Дин! – гордо выпалила любительница нетрадиционной раскладки.
Бекки офигела. Сэм с Дином, это понятно, но за каким чертом им Джессика. Бекки вообще смутно помнила, кто это. Девочки зашумели:
– Ну ты, Porn, даешь!
– Ты что, тебя же говном закидают. Зачем там Дин, он же психически травмируется, если будет трахаться вместе с братом.
– Тебе, наверно, холиваров мало на твоей странице, и ты специально хочешь опять всех разозлить.
– Мне посрать, что скажут другие, а в особенности ВераДина, – оскорблено ответила на все эти выпады девица со странным именем. Бекки прищурилась и разглядела ее ник – Pop-Porn. Что-то она не помнила такого у них в сообществе, хотя регулярно читала различные дискуссии, которые сами участники назвали срачами. – Я просто хочу это написать, я так вижу, – упрямо поджала губы Porn. – И не вздумайте побежать ябедничать ВероДине.
Бекки ничего не поняла. Народ обсуждал дикую в ее понимании комбинацию, и почему должен переживать Дин. Какие-то странные слэшеры. Она встряхнулась и пошла дальше.
И тут она увидела ИХ. Да, это было в программке, и беккино сердце ухнуло в пятки. Конечно, это не настоящие Сэм и Дин, но все-таки. Короче, косплей – это почти живые артисты. Ребят закружила толпа, и, когда Бекки добежала, их уже вовсю фотографировали. Бекки еще на бегу достала свой смартфон, камера на нем была слабенькая, но на фотоаппарат она еще не накопила. Она приготовилась снимать. Но что такое? Братья Винчестеры – кстати, парни подобрались очень похожие на артистов – были не вместе. Дин обнимал за плечи какую-то брюнетку, а Сэм – роскошную фигуристую блондинку. Бекки опешила.
– А с кем это Дин? – прошептала она какой-то девице, которая безостановочно щелкала их на роскошную зеркальную камеру.
– Это Лиза, ты что, – та так удивилась, что оторвалась на минуту от видоискателя.
Лиза? Та, из серии со штригой в начале третьего сезона?
– А почему она? – тупо спросила Бекки.
– Ну, сценаристы считают их перспективной парой, и, возможно, в дальнейшем они замутят что-то серьезное. Ты что, не читала в Фейсбуке? К тому же скорее всего Бен – сын Дина, об этом весь фандом спорит.
Бекки не ответила, но подумала, что ее фандом о таком казусе и не подозревает. Она потрясенно смотрела на Дина, а потом перевела взгляд на Сэма. Блондинку через пару минут она опознала как Джессику. И прежде чем хоть одна мысль появилась в ее мозгу, Дин с Сэмом одновременно начали целоваться взасос со своими спутницами. Бекки чуть не стошнило. Народ вокруг радостно заулюлюкал. Бекки выбралась из толпы и тут в стороне увидела удаляющуюся знакомую фигуру в плаще.
– Кас! – крикнула она вслед. – Кастиэль, подожди.
Пара ангела и охотника была еще одним пейрингом, который Бекки сильно не одобряла, но тут она была твердо убеждена, что Кас может быть только с Дином. Она догнала парня, который, казалось, не слышал ее криков, и дернула за рукав. Он обернулся, и Бекки в очередной раз застыла. Если ребята, изображавшие Сэма и Дина, были очень похожи на любимых персонажей, то Кастиэль подкачал. Какие голубые глаза, на Бекки с любопытством смотрел чистокровный араб. Нет, глаза его были конечно большие, но ни разу не голубые, а карие и навыкате. Смуглая кожа, вьющиеся волосы и нос с горбинкой довершали картину.
– Кас? – Бекки поперхнулась.
Парень терпеливо ждал.
Откашлявшись, Бекки нетерпеливо спросила:
– Кастиэль, а где твой Дин?
– Дин? – очень натурально удивился тот. – Не, не слышал, – и, глядя на ее вытянувшееся лицо, добродушно засмеялся и объяснил: – Я решил выбрать партнера равного себе. Вот, познакомься, Анна, – и он выдвинул вперед девушку, которую Бекки вначале не заметила вообще, с длинными светлыми волосами и грустными глазами.
У Бекки перемкнуло в голове. Анна? Которая ангел из последней перед этим хиатусом серии, переспавшая с Дином? Бекки вспомнила, в какой ярости была от этой сцены. Кастиэль с Анной? В этот момент парень приобнял эту Анну за плечи.
– Девчонки лучше парней, – подмигнул он, и они пошли дальше.
Мир Бекки рухнул. Подволакивая ноги, она побрела непонятно куда. И тут раздались громкие голоса, и красивая девушка в деловом костюме прокричала:
– Люди, идем на семинар! Через пять минут начнется, давайте, собираемся и пошли.
Бекки тормознула мимопроходящую парочку:
– А что за семинар?
Они глянули на нее, как на сумасшедшую.
– Ты что, главная тема этого кона: «Женщины «Сверхъестественного» как главные лирические героини сериала».
И они пошли дальше. Бекки смотрела им вслед и тут увидела то, что должна была заметить еще в самом начале. Над главным входом висел большой баннер с Дином и Сэмом – похоже, постер второго сезона, – а на заднем плане за ними стояли эти Лиза и Джессика, и еще целая куча сериальных баб. «Любимые женщины любимых героев» вот что там было написано. И пазл со щелчком сложился у Бекки в голове.
– Боже мой, ну где тебя носит! – Бекки сильно дернула за руку та самая Карбона, которая встретила ее первой. – Сейчас семинар начнется, мы тебя ждем, ты последняя. Пойдем быстрее, Звездень.
– Zvezda, – машинально поправила Бекки.
– Ага, – ухмыльнулась Карбона и пробормотала, таща ее за собой: – А если пальцы растопыришь, то вообще снежинка.
Они ввалились в комнату регистраций, и еще две очень недовольные девушки, сидящие за столом, повернули головы в их сторону.
– Нашла! – воскликнула Карбона и, убегая вновь, добавила, оглянувшись в дверях: – Записывайте ее и догоняйте. Семинар начался уже.
– Давай приглашение, – торопливо зашуршала бумагами девушка с ником СВаля. – Ты последняя осталась.
– А Создающая миры приехала, – с замиранием сердца спросила Бекки, еще надеясь на что-то хорошее.
Создающая миры была фаворитом слэшевого фандома, И Бекки очень хотела ее увидеть лично, погреться в лучах, так сказать. И если она была здесь, Бекки могла хотя бы у нее спросить, что за фигня тут твориться.
– Не, не вижу такой в списке, – рассеянно ответила СВаля и повторила: – Давай приглашение.
Бекки достала из рюкзака уже довольно помятую бумагу и положила на стол. Другая девица с бейджиком ПодСэма, заглянув в список, сказала:
– Чего ты паришься, она же последняя. Вот, остался не отмеченным только ник I_Hate_Slash. Это же ты? – и посмотрела на Бекки.
– Я Zvezda, – тихо, но твердо произнесла она.
– Дай-ка сюда приглашение, горе мое, там такие интересные вещи говорят на семинаре, а мы тут с тобой возимся, – схватила распечатку ПодСэма и, внимательно прочитав, присвистнула: – «Имя мне слэшер»! Мать, ты куда приехала? Это приглашение откуда у тебя?
Бекки стояла с горящим лицом и мечтала оказаться как можно дальше от этого места.
– По почте пришло, на мое имя, – прошептала она.
Приглашение перехватила СВаля.
– Так, форма наша, картинки наши, только название другое и ник, – забормотала она, рассматривая листок. – Вот, смотри, – обратилась она к ПодСэма, – видно, что наше название кона стерто, чтобы вписать этих… слэшеров, – она фыркнула, произнося это слово. – Это заметно даже по тому, что осталось место, наше название длиннее. Короче, Звездень, кто-то под ником I_Hate_Slash вступил в наше сообщество, записался на кон, получил приглашение, а затем, решив жестко приколоться над тобой, переписал ник и тему.
– Ок, Шерлок, разобрались, – воскликнула ПодСэма, вскакивая из-за стола, и обратилась к СВале: – Пошли быстрее, – и, повернувшись к Бекки, повторила, как дурочке: – Кто-то над тобой подшутил, – и неприязненно добавила: – А теперь иди домой, деточка, к слэшерам своим.
И они упорхнули, оставив Бекки одну в комнате. Она стояла пораженная. Да она за всю жизнь не поражалась столько, сколько за сегодняшний день. Одни поражения, блин.
– Да у нас кинков больше, чем поз в вашей Камасутре, – пробормотала Бекки вслед девушкам.
Она нагнулась, подняла с пола свой рюкзак, вышла во двор и медленно пошла к воротам.
На улице уже никого не было, все ушли на семинар, из окон второго этажа доносились громкие голоса и взрывы смеха. Людям было весело. Бекки почувствовала такую жалость к себе, что в глазах у нее защипало, и они тут же наполнились слезами. Она брела по дорожке к выходу, как вдруг за спиной услышала чей-то голос:
– Эй, чувак, чего нюнишься?
Сильно сомневаясь, что обращение чувак адресовано ей, Бекки все же оглянулась, сморгнула пелену слез и увидела замечательную картину. Несмотря на холодное время года, на траве полулежала, облокотившись на большой походный рюкзак, девица вида невиданного. Она была одета в яркую вязаную куртку с индейскими узорами и множеством цветных рубашек под ней, надетых слоями. На голове у нее был экзотический головной убор: шапка не шапка, платок не платок, что-то накручено, Бекки не смогла идентифицировать. Девица курила косячок и очень благожелательно рассматривала Бекки.
– Ну, так чего там у тебя случилось? – повторила она вопрос.
И Бекки от радости, что встретила хоть одного человека, которому она была в этом месте не безразлична, всхлипывая, поведала свою историю, как она вся на крыльях счастья летела на слэшевый кон, а ее в полете сбили палками, и она попала на гетный, и как это вышло, сообразить пока не могла.
– Да забей, все фигня, – выдохнула дым девица. – Мы все едины.
– В смысле, – пораженно переспросила Бекки
– Ну, все единое – мы, ты, я… В мире и так много зла, зачем его усуг… усуглуб… блядь, – еле выговорила она и продолжала невнятно философствовать: – Весь мир наполнен любовью, какая разница, кто с кем трахается. Так что не переживай. Познавай фандомный дзен.
Бекки вздохнула и пошла дальше, но сделав шаг, обернулась и спросила:
– А ты кто?
Так как вдруг твердо решила, что потом, по возвращении, найдет в сети эту девицу и спишется с ней.
– Я Ваша_мать, – пробормотала та.
– Как-как? – ничего не поняла Бекки.
– Мать, всейная, моя, его, ее, твоя…
– Моя мать? – первый раз Бекки встречала такой странный ник.
– О, точно, Твоя_мать, ага, – девица развеселилась, и Бекки еще долго слышала ее смех за спиной.
Когда, вернувшись на автобусную станцию и купив обратный билет, она села на скамейку в зале ожидания, обида и непонимание навалились на нее с новой силой. Бекки чувствовала себя полностью вымотанной и опустошенной. «Хорошо, что деньги за участие не успела заплатить», промелькнула мысль. Автобус должен был подойти через час, и Бекки то и дело поглядывала на табло, чтобы не пропустить информацию о том, с какого терминала отправляется ее маршрут. Какое-то время она провела, вытряхивая из рюкзака свои распечатки и с неожиданной злостью запихивая их в мусорный контейнер. Затем устало опустилась на лавку и заплакала. «Съездила, блин, повеселилась», жалела себя она.
– Эй, – вдруг кто-то положил ей руку на плечо, – не плачь, ты что, Рождество же, время чудес.
Она открыла мокрые глаза и увидела симпатичного паренька, который сел рядом с ней и, доброжелательно улыбаясь, смотрел на нее нежно и сочувственно. Бекки быстро вытерла лицо рукой.
– Как тебя зовут? – спросил парень.
– Ребекка, можно просто Бекки. А тебя?
– Самюэль, можно просто Сэм, – еще шире растягивая губы в улыбке, ответил он.
Сердце Бекки пропустило несколько ударов. «А что, если?..» Она смотрела на ямочки на его щеках и не могла сообразить, что они ей напоминают.
– Ты куда едешь? – с надеждой произнесла она.
– Я отмечал Рождество с родителями здесь, в Атланте, а окончание каникул хотел провести с друзьями в Восток Пойнт.
– Ааа… – разочарованно протянула Бекки, ей нужно было в противоположную сторону. – А мои живут в Хай-Пойнте, смешно, правда, названия похожи.
– Сейчас придет мой автобус, – жизнерадостно заявил Сэм. – А дашь свой номер, я бы тебе позвонил позже?
Бекки прикинула, как далеко находится Атланта от ее дома, а тем более от Гринсборо, где она училась, а место, куда едет Сэм, было еще дальше. И есть ли смысл общаться даже с таким милым пареньком только по сети, так как встречаться, когда между тобой и им расстояние в полстраны, не перспективно. Она была очень практичной девушкой. Сэм, глядя на мнущуюся девушку, вдруг сказал:
– А вообще-то я учусь на юриста в колледже в Гринсборо, знаешь такой город?
Бекки, не веря своим ушам, подняла голову и очень, очень внимательно посмотрела в его чуть раскосые глаза. Молча достала телефон, Сэм взял свой, и она очень быстро продиктовала ему номер, потому что автобус Сэма уже подъехал. Схватив свою сумку, он побежал на посадку и, обернувшись и тряхнув головой, чтобы откинуть мешающуюся длинную челку, крикнул:
– Я позвоню тебе, обязательно! И не расстраивайся, ты замечательная!
Двери автобуса захлопнулись, он отъехал, а Бекки долго и задумчиво смотрела ему вслед. Она только что познакомилась с копией Сэма Винчестера.

А в это время из дома в Хай-Пойнте вышли мужчина и мальчик. Они несли в руках каждый по сумке и, подойдя к машине, стоявшей на подъездной дорожке, стали укладывать вещи в багажник. На крыльцо вышла их проводить женщина.
– Чак, иди попрощайся с тетей Сарой, – обратился к пацану мужчина.
– Бобби, как посадишь его в самолет, отзвонись мне, – обнимая племянника, сказала женщина брату.
Чак подошел к машине и открыл пассажирскую дверь.
– Ну, как тебе рождественские каникулы у одной из твоих теток, понравились? – спросил дядя у племянника.
– Да ничего, скучно немного, тебя же не было, – задумчиво ответил Чак.
– Ничего не поделаешь – работа, несмотря на хиатус, – ухмыльнулся тот. – Так, говоришь, открыл для себя фансервис нашего любимого сериала да еще познакомился с соседкой-фанаткой, как там ее, Бекки?
Чак фыркнул:
– Ну, вот того, от чего она фанатеет, я предпочел бы не знать. А она просто сумасшедшая, слэшер, фуу.
Его дядя загадочно улыбнулся.
Чак махнул рукой на прощание тете и перед тем, как залезть в машину, громко сказал, повернувшись почему-то в сторону соседского дома, хотя Бекки, как ему было прекрасно известно, там не было:
– Я ненавижу слэш! – и сурово сдвинув брови, добавил: – Скоро этот бред прекратит свое существование, – и оглянулся на дядю в надежде на его поддержку.
Тот тихо рассмеялся.
– Ты так пафосно говоришь, как будто пророк какой. Но человеческая природа неисправима, – и скомандовал: – Садись давай.
И уже собрался сам сесть за руль, как у него зазвонил телефон. Вытащив его из кармана и посмотрев на экран, Роберт Сингер нажал на кнопку вызова и сказал в трубку:
– Привет, Сэра. Нет, сейчас не могу, надо племянника в аэропорт отвезти – его мать в Европе, отправляю Чака к ней. Потом перезвоню. И знаешь, у меня появилась одна идейка…



Сказали спасибо: 9

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408