ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1268

Контрасты

Дата публикации: 21.10.2015
Дата последнего изменения: 21.10.2015
Автор (переводчик): Miss-ouri;
Бета: Твоя_дивизия
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; кроссдрессинг;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Примечания:

Написано на Дженсен-топ


Саммари:

Написано по заявке: Дженсен/Джаред. Джаред - модель, Дженсен - фотограф. Это их первая совместная работа, и тема фотосессии - кроссдрессинг.


Глава

Вообще-то Дженсен любил мужчин. Честно-честно. Он любил широкие плечи, мощные линии спины, узкие бедра, развитую мускулатуру. Мужчина – это же самец, сила, стихия. Взять мужчину – это как взобраться на Эверест. И именно поэтому Дженсен очень долго отказывался снимать для календаря мужчин, позирующих в женских тряпках, потому как – ну какие это мужики? Самые натуральные бабы. Чулочки, носочки, хвостики, грим, напомаженные волосы. Фууу, короче.

Но заказчик настаивал. Деньги предлагались немалые. Да и разве Дженсен не один из самых известных фотографов, который из говна способен сделать конфетку. И да, ему не слабо. Он может.

Мальчики щебетали, сбившись в кучку. Ще-бе-та-ли! Дженсена прямо-таки передернуло от такого откровенно бабского поведения. Нет, женщин Дженсен тоже любил, но женщины – это женщины и пусть себе щебечут, но мужчины!..

– Внимание! – громко крикнул Стив. – Маэстро в студии, начинаем.

Мальчики в юбках, платьях, странных сарафанах поднимались на подиум и изображали все, что говорил им Стив, а Дженсен, устроившись в удобном кресле, отстраненно кивал, и после каждого кивка один мальчик сменялся другим. После двух часов такого отбора уставший и злой, как черт, Стив подошел к Дженсену и полушепотом зарычал ему в ухо:

– Что происходит? Ты вообще собираешься искать модель, или, может, закончим с этим цирком?

Дженсен немного растерялся от подобного напора, совершенно не свойственного его помощнику. Чего он так злится? Ну нет, нет тут того, кого Дженсен хочет снимать, того, кому он готов подарить честь позировать для его камеры. Нет, и все. Все они жеманны, наиграны. Да, красивы, да, при определенном освещении могут сойти за девушек, а некоторые так вообще с трудом могли быть названы парнями. Но Стив же должен понимать – не первый год они работают вместе, – что нельзя снимать то, что не нравится. Дженсен всерьез решил отказаться от заказа. Слабо – не слабо, но камера не полюбит то, что не любит фотограф. Жаль, но что поделаешь.

Дженсен открыл было рот, чтоб сообщить Стиву о своем решении, как случилось это. В студию – прохладную, темную, наполненную приглушенным шепотом и шуршанием женских юбок – распахнулась дверь, и ворвался он. Разносчик пиццы. Как в дешевых американских мелодрамах, все повернулись на звук распахнутой двери и уставились на полосу яркого, жаркого солнечного света, посреди которой стояла черная тень.

В полной тишине тень зашла в помещение и превратилась в почти двухметрового парня, одетого в майку и широкие шорты с аляповатым гавайским рисунком. Дженсен так и замер на стуле с открытым ртом и с совершенно внезапной мыслью: он хочет этого мужика, сейчас, немедленно. Хочет облапать его со всех сторон, обласкать, хочет его под себя, под свою камеру, хочет видеть, как изогнется широкая спина, когда он войдет в него, как распахнутся эти глаза в нетерпении, как это сильное, совершенное тело покорится ему, будет ерзать под ним, умоляя о большем. Бляяя, как же Дженсен хотел разносчика пиццы – боже, какая ожившая порнушная фантазия стояла сейчас посреди студии. Дженсен, не отрывая взгляда от явно растерявшегося парня, быстро зашептал Стиву:

– Пригласи его на съемки, я буду его снимать.

– Дженс, да ты что! Это же разносчик пиццы, может, он и не модель вовсе.

– В Голливуде все разносчики пиццы модели и актеры, тебе ли это не знать, – возразил Дженсен и ободряюще похлопал Стива по плечу.

Стив, обреченно вздохнув, пошел выполнять каприз босса. Тяжело работать с гениями, все у них не так, как у нормальных людей. Стив собрал лучших из лучших для Дженсена, целую толпу совершенных мальчиков, а ему бугая потного подавай. Ясно же, как белый день, чем вызван такой внезапный интерес Дженсена, вон как глазами-то сверкает. Но что, что Эклз будет делать с такой фактурой, Стив отказывался понимать, так как представить этого пляжного мачо в женском платье никак не мог.

Этим же вопросом озадачился и сам Дженсен, но только на следующий день, когда Стив положил перед ним портфолио Джареда Падалеки, 28 лет от роду, фотомодели и актера, правда, временно безработного. Но, как саркастически заметил Стив, находящегося в активном поиске. Все образы, в которых представал Падалеки, были совершенно мужскими, ничего женского. Дженсен просительно уставился на Стива и спросил:

– Что же делать?

Стив возликовал. Вот она, пусть маленькая, но месть «великому маэстро» за его бездарно потраченные усилия по подбору модели.

– Сними его для февраля, замотай в кучу тюля. Пусть огромный снежный сугроб изображает! – с сарказмом ответил Стив. – Потом трахни его, а в следующий раз выбирай моделей головой, а не членом.

Дженсен кивнул, соглашаясь, и тут же представил себе Джареда, замотанного в белое кружево, без рук и без ног, такой вот воздушный ажурный вихрь, скулы, подчеркнутые румянами, и лицо, ставшее острее, злее. Подводка для глаз, обязательно. Такие глаза надо подчеркнуть. И накладные ресницы. И взгляд – выстрелом – хищный. Заметет, закружит, завьюжит. Февраль. Дженсен трахает Февраль, вгоняет на полную, до самых яиц, и тонет, тонет под белоснежными волнами ткани. Дженсену стало тесно в штанах, он поерзал на стуле, пытаясь занять более удобную позу.

– Ахахаха! – заржал Стив. – Дженс, ты совершенно безнадежен! Не знаю, что ты там себе нафантазировал, но теперь я уверен, что головой ты думать не начнешь.

Дженсен слегка смутился: что бы там не говорил Стив, такое с ним впервые. Он всегда думал головой, ну, почти всегда. Решив доказать свою беспристрастность Стиву, он перевернул страницу портфолио Джареда и сказал:

– Хватит ржать, работаем. Этот парень и Январем неплохим может стать. Стразы, паэтки на голый торс, немного бодиарта, узор – как застывшее дыхание мороза на окне. Туфли на каблуках, чтоб ноги казались бесконечными на камеру. Кстати, какой у него размер ноги? – Дженсен открыл титульный лист. – Сорок шестой! Стив, для Января нужны красные туфли сорок шестого размера на десятисантиметровом каблуке.

Стив безропотно записал все сказанное Дженсеном в блокнот. И счастливо улыбнулся, потому как наконец-то Эклз начал работать, а это означало – шикарный календарь, довольный заказчик и заметно подросший банковский счет. Увлеченный Дженсен продолжал создавать образ:

– Волосы припорошить слегка снегом. Блеск для губ. О, да! Обязательно – жирный слой. Прозрачный, холодного оттенка, и губы под ним, как подо льдом – такие желанные, живые.

Дженсен замолчал, так как дальше его воображение нарисовало, как он проводит своим членом по этим блестящим губам, размазывая чертов блеск, как они приоткрываются, выпуская на волю не по-январски горячий язык, который ловко, ласково обегает головку члена Дженсена по кругу, слизывая сладкий, тягучий блеск вместе со смазкой. А потом Дженсен толкается бедрами между этих губ, в рот. Туда, где горячо, влажно. А Январь, коварно улыбаясь одними глазами, переправляет языком его член за щеку, не давая проникнуть глубже, и как Дженсен не старается, он только беспомощно трется головкой по шелковистой изнанке щеки. И с нарастающим нетерпением…

– Хватит, – резкий голос Стива вывел Дженсена из задумчивости, – ты еще дрочить при мне начни на своего Джареда. Остальное додумывай без меня. Все указания скинешь по электронной почте.

Выдав эту полную праведного гнева тираду, Стив покинул кабинет Дженсена, оставив того наедине с портфолио Джареда Падалеки, Январем, Февралем и еще десятью месяцами. А Дженсен подумал, что ему жизненно необходим душ.

Подготовка к съемкам закончилась неожиданно быстро. То есть для Дженсена время пролетело неожиданно быстро, так как он совершенно увяз в деталях предстоящей сессии. Созданные им образы месяцев поглотили его целиком. Он заперся у себя дома и слал, слал бесконечные указания Стиву по скайпу, так как последний ни в какую не хотел общаться напрямую. В ответ от Стива приходили улыбчивые смайлики, которые согласно кивали.

И вот час икс настал. Первый день.

Джаред Падалеки был восхитителен. Он быстро и вполне уверенно вошел в роль женщины. Плавные движения, отработанные до автоматизма наклоны головы, позы. Джаред понимал Дженсена с полуслова, да что там, казалось, он предугадывал желания Дженсена заранее. Невидимая нить протянулась между ним и камерой Дженсена, крепко связав. Камера шла за Джаредом, Джаред шел за камерой. Идеальная работа. Ровная.

Дженсен мысленно трахал Джареда во всех возможных позах, изгибал его под немыслимыми углами, ставил на колени и имел его в объективе своего фотоаппарата. А Джаред подставлялся, изгибался и подмахивал, раскрываясь на камеру. Дженсен видел, просматривая отснятый материал, как Джаред возбуждался. Кадр за кадром, поза за позой, взгляд, разворот шеи, напряжение губ. А вот он почти на грани, как, впрочем, и сам Дженсен.

Если бы кто-то раньше сказал Дженсену, что такой дистанционный секс возможен, он ни за что бы не поверил. Но теперь он знал, совершенно точно знал, кончая вечером в душе, что делает это не один. Что где-то там, на другом конце города, точно так же кончает Джаред. По крайней мере Дженсен так себе представлял.

– Снято! – раздраженно крикнул Дженсен. – Джаред, ты свободен. До завтра.

Джаред, пожав закутанными в кружево плечами, аккуратно ступая на непривычных ему каблуках, направился в гримерную. А к Дженсену моментально
подлетел Стив:

– Что не так, Дженс? Мы могли бы отснять еще Март как минимум!

– Не поверишь, Стив, но не так все!

– Это какой-то твой очередной дурацкий каприз, Дженс? Я сам не ожидал, что Джаред настолько удачно войдет в образ Снежной Королевы. Он позировал, как настоящая леди.

– Вот! Вот именно. Но он-то не леди…

– Слушай, а чего ты с ним не поговоришь-то? Не объяснишь ему, что ты от него хочешь?

– Амм, – замялся Дженсен, – думаешь, надо?

Стив ошарашено уставился на Дженсена. Не, понятное дело, что Эклз не от мира сего, но раньше подобной ерундой тот никогда не страдал. Он всегда уверенно объяснял моделям, что и как они должны делать и изображать. А тут что за трепетное отношение?

Когда Дженсен вошел в студию на следующий день, Джаред был уже там. Он стоял около гримерки и весело болтал с ассистентом. Дженсен остановился и залюбовался им. Широкими жестами, открытой улыбкой, горячим, не остывшим еще от уличной жары телом. И смехом. Как же Джаред смеялся – он смеялся всем своим существом, искрился, светился изнутри.

– Июль, – громко сказал Дженсен, и все присутствующие повернулись на его голос. – Сегодня снимаем Июль, – повторил Дженсен и для большей убедительности кивнул.

Студия моментально пришла в движение, все задвигалось, завертелось, и только Дженсен остался неподвижным. Он уселся в кресле и стал представлять Июль.

Когда Джаред вышел под студийное освещение, он был совершенен. По модельному худой, тонкий, в васильковой юбке в пол, в корсете, босиком. Дженсен напрягся, внимательно его разглядывая. Гример постарался на славу – перед Дженсеном стоял придуманный им образ. Все исполнено в точности, даже ногти на руках и ногах отливали свежим темно-красным лаком. Джаред нежно улыбнулся, плавно развел руки в стороны и спросил:

– Работаем?

– Нет, не работаем, – мотнул головой Дженсен и решился: – Джаред, нам надо поговорить.

Как только дверь гримерной за ними закрылась, Дженсен повернулся лицом к Джареду и ткнул пальцем в незакрытую корсетом часть груди Джареда. И палец словно прилип. Оторвать его от горячей, вздымающейся при дыхании груди было выше дженсеновских сил. Дженсен сосредоточился и заговорил:

– Джаред – ты мужчина, очень красивый, очень желанный. Ты, несомненно, талантлив…

Стоило Дженсену заговорить, и он не мог остановиться. Он говорил, говорил, а его голос становился все ниже, приглушеннее. А палец словно зажил своей, совершенно самостоятельной жизнью. Он скользил по натертой маслом груди Джареда, вырисовывая замысловатые узоры, обводя контуры мышц. Джаред замер, загипнотизированный голосом, движением руки. Воздух вокруг них звенел тишиной, на фоне которой голос Дженсена звучал магическим заклинанием. Заклинатель Дженсен.

– Понимаешь, это контраст. Должен быть контраст между тобой и одеждой. Она подчеркивает твою мужественность, а ты – ее женственность. Несоответствие, неправильность, – голос Дженсена сошел на шепот.

Дженсен оторвал взгляд от нарисованных им невидимых узоров на груди Джареда и столкнулся с горящим, жадным взглядом из-под огромных накладных ресниц. Джаред перехватил его руку и поднес к своим невероятно ярко накрашенным губам.

– Хорошо, что ты решил мне все это сказать, – произнес он и провел пальцем Дженсена по губам, размазывая помаду, обдавая жаром дыхания. – Я постараюсь… для тебя.

– Испортишь грим, – запоздало спохватился Дженсен, но не сделал даже попытки вырвать свою руку. Сейчас он точно не думал головой. Стив оказался прав. Не с этим мужчиной. Не с Джаредом.

Джаред втянул палец в рот, обласкал его языком, слегка пососал и с пошлым, чмокающим звуком выпустил изо рта, на прощание слегка прикусив подушечку. Наклонился к уху Дженсена и, почти касаясь его губами, сказал:

– А знаешь, со мной это впервые.

Голос Джареда, слегка севший от возбуждения, был совсем не его.

– Что впервые? – беззвучно, одними губами спросил Дженсен.

Спросил не столько для того, чтоб услышать ответ, сколько затем, чтоб опять получить дозу. Опять ощутить этот голос всей кожей, всем телом. Почувствовать, как каждое слово Джареда разливается по телу мягкими вибрациями, которые, прокатившись волной с головы до пяток, сосредотачивались жгучим возбуждением в паху. У Дженсена стояло все.

Джаред слегка отстранился и, засмеявшись, ответил:

– Ну, все это…

Он рукой покрутил перед лицом, указывая на макияж, огладил юбку, натягивая ее на бедрах. И Дженсена сорвало. Он схватил Джареда за плечи и, развернув к себе спиной, подтолкнул к столику, смахивая с него всю гримерную ерунду: тюбики, флакончики, помады, расчески. Джаред уперся руками в освободившуюся поверхность, а Дженсен резко задрал подол юбки, почти накрыв им Джареда с головой.

Дженсену открылся вид на подтянутые, аккуратные ягодицы Джареда, прикрытые атласом. Ебаааать. Вот он, так необходимый Дженсену контраст.
Крепкая мужская задница, сильные, рельефные ноги и атлас. Нежный, голубой, прохладный на ощупь. Дженсен провел по ягодицам руками, слегка сжимая их. Любуясь, наслаждаясь. Подцепил пальцем трусики и сдвинул их в сторону, открывая для обозрения промежность.

Скользнул рукой ниже, лаская закрытые тонкой тканью яички, и дальше, по подрагивающему от нетерпения, плененному трусами члену Джареда. Член лег в руку Дженсена сразу правильно, тяжелый, упругий, большой… Джаред со стоном повел бедрами, пытаясь усилить давление, поощряя Дженсена сильнее сжать ладонь.

Дженсен не торопился, хотя надо бы, не место и не время растягивать удовольствие. Но он наконец-то дорвался. И аккуратно стягивая кружевную резинку трусов с бедер Джареда, он задержал дыхание. В реальности это было гораздо круче, чем он представлял. Одной рукой продолжая ласкать член Джареда, длинно, захватывая мошонку при движении вниз по стволу, слегка сжимая ее, другой Дженсен прошелся между ягодиц, распределяя заранее заготовленную смазку. Пригодилась таки. Джаред переминался с ноги на ногу, подрагивал, пытаясь сдерживаться. Дженсен чувствовал, как Джаред держал себя, не расслаблялся, и пальцы вошли в него туго. Ответный выдох Джареда – болезненный стон удовольствия.

Дженсен притерся своим членом между ягодиц Джареда и, вскинув голову, встретился в зеркале с внимательным взглядом Джареда. Тот наблюдал за ним, молчал, не торопил, ждал, когда Дженсен насытится, наиграется. А Дженсену было мало, до обидного мало такого Джареда – с размазанной помадой, со сбившимся венком из васильков в волосах, с неожиданно кокетливой, зазывающей улыбкой и с затаившейся похотью в глазах.

– Оооо, – застонал Джаред, когда Дженсен пропихнул в него, такого узкого, горячего, пока только головку. И губы Джареда сложились в зеркальном отражении с красную заглавную букву О. Абзац, красная строка. Все для Дженсена внове, все впервые.

Джаред закрыл глаза, и Дженсен увидел тень ресниц на его покрытых ярким румянцем щеках. Дженсен не помнил, чтоб давал указания гримерам насчет румян. «Свой, – понял Дженсен, – и такой яркий».

Дженсен толкнулся глубже, Джаред опустил голову, и его почти не стало видно за тканью юбки, а зеркало отражало теперь только русую макушку. Нет, так не годится. Дженсен смял юбку, скатал лишнюю ткань, обнажив широкую спину с врезавшимся в нее краем корсета. Потянулся к волосам, намотал их на руку и дернул на себя, вынудив Джареда поднять голову.

Изогнувшись, Джаред насадился на член Дженсена, принимая его до конца, замер на какую-то долю секунды и начал двигаться. Сам.

– Да, да, бля, Джен-сен. Да!

Это стало еще одним открытием Дженсена – громкий Джаред. Джаред, который отпустил себя. Кайфовал откровенно, открыто, брал все, что Дженсен ему предлагал. Крутил бедрами, заводил, вытребывая большего.

– Не опускай голову, я хочу видеть, – приказал Дженсен и отпустил волосы Джареда, вцепившись в его бедра, перехватывая инициативу.

– Постараюсь, – выдохнул Джаред и правда постарался. Дженсен увидел, как напряглись мышцы шеи, спины, плеч, когда Джаред подстроился под заданный им темп.

– Сейчас, пожалуйста, Дженсен, сейчас, – прошептал Джаред, и Дженсен заметил в зеркале напряженную складку на лбу, закушенную губу, зажмуренные глаза. Да, сейчас. Он провел рукой по тяжелому, пульсирующему члену Джареда всего-то пару раз и ощутил на своих пальцах горячее, тягучее. Услышал финальное «оооо» Джареда, увидел в отражении красное О, сложенное из губ.

Абзац. Красная строка. Ослепительный оргазм.

Когда Джаред вышел под студийное освещение, он был снова совершенен. Гример хоть и ворчал, но урон, нанесенный образу Июля Дженсеном, исправил быстро.

Джаред нежно улыбнулся, плавно развел руки в стороны и спросил:

– Работаем?

– Да-да, работаем, – кивнул Дженсен и крикнул, обращаясь к стоящему на другом конце студии Стиву: – Эй, Стив! Подготовь Март, мы с Джаредом обязательно отснимем Март, – и, бросив взгляд на Джареда, добавил: – До обеда!



Сказали спасибо: 60

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411