ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1261

Поцелуй истинной любви

Дата публикации: 18.10.2015
Дата последнего изменения: 18.10.2015
Название оригинала: True love's kiss
Автор оригинального текста: destina
Автор (переводчик): Jenny in the sky;
Ссылка на оригинал: http://destina.livejournal.com/469447.html?style=mine
Разрешение на перевод: получено
Бета: Ma_rim
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: сказка; флафф; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Саммари: У принца Джареда есть план: сразить дракона, разбудить принцессу поцелуем и жить долго и счастливо... хотя два пункта из трех его тоже устроят

Оказалось, самое простое – это убить дракона.

Практически с рождения Джаред готовился к этой битве. Когда ты красивый молодой принц, учиться приходится всякому: как истреблять драконов, как примерять туфельки на женские ножки, даже как противодействовать магии.

Сейчас, правда, задача у Джареда была совершенно иная. Исполнить волю отца, короля Джеффри, который был уверен, что именно Джареду суждено разбудить спящую принцессу из соседнего королевства.

– Два простых дела, сын: истребить дракона и разбудить девушку. И можете жить долго и счастливо. Давно пора, – заявил король, распечатывая GPS координаты (к несчастью, у коня Джареда были проблемы с чувством направления).

– Но я не хочу жениться.

– Дело не в твоих желания, – король Джеффри назидательно помахал пальцем. – Думаешь, королевства сами собой управляются? Наследники, мальчик! Наследники! Все дело в продолжении рода. – Король повернулся спиной к скривившемуся от отвращения Джареду. – А теперь убирайся и без своей будущей королевы не возвращайся.

Вот так и получилось, что Джаред, тоскливо вздыхая, отправился выполнять свой монарший долг. Он победил дракона, продрался сквозь заросли колючего кустарника, прорубив путь и своему верному коню, и очутился в самой высокой башне очень старого замка.

Принцесса возлежала на самом видном месте, на большой кровати в окружении множества лиловых шелковых подушек.

– Хмм, – протянул Джаред, разглядывая ее золотистые волосы и застывшие в вечной улыбке алые губы. Принцесса была совсем недурна собой, и это значительно облегчало Джареду задачу. Может, и в душе она окажется такой же красавицей? К тому же, Джаред уже так далеко зашел, было бы невежливо оставлять ее спящей, да еще целое королевство ждало ее пробуждения, чтобы проснуться вместе с ней.

Джаред наклонился ближе, вдохнул сладкий аромат жасмина и роз и улыбнулся.

– Миленько.

Он закрыл глаза и прижался губами к ее губам, мягким и чуть суховатым, в целомудренном – раз уж они пока не познакомились – поцелуе.

Ничего не произошло.

Джаред выпрямился и задумчиво наклонил голову. Принцесса оставалась совершенно неподвижной, так и лежала, словно мертвая. Джаред поморщился. Мда, неудачное сравнение. Он посмотрел на ее губы, на всякий случай потер их большим пальцем, потом наклонился и снова поцеловал, на этот раз более настойчиво.

По-прежнему ничего.

– Ха, – Джаред нахмурился. Он попробовал снова, и еще раз, хотя его уже начинала напрягать мысль, что он лижется с какой-то спящей незнакомкой, пусть и с благими намерениями. Принцесса по-прежнему спала, совершенно безразличная к его усилиям.

Джаред со вздохом уселся на ступеньку у подножия кровати. Вокруг взметнулись клубы пыли, и он чихнул. Старый замок был не самым приятным местом из тех, где ему доводилось целоваться, это уж точно.

– Наверное, я что-то делаю не так, – произнес Джаред вслух.

– Я поначалу тоже так думал.

Джаред подскочил и развернулся, выхватывая меч. Молодой парень, стоящий за спиной, отпрыгнул подальше.

– Эй-эй, – он поднял руки в миролюбивом жесте. Джаред разглядывал его, прищурившись: оружия у парня не было, а выражение ужаса на лице выглядело довольно комично (и льстило, да). Но лучше не расслабляться, никогда не угадаешь, что может случиться в подобных ситуациях. – Я не хотел тебя пугать.

– А ты и не напугал, – Джаред развернул плечи для пущего эффекта, возвышаясь над незнакомцем на несколько дюймов. – Ты кто?

– Дженсен. Я живу в лесу, на окраине деревни. – Дженсен улыбнулся, и Джаред заморгал недоуменно – улыбка у парня была невероятная, а такие губы, пожалуй, стоило объявить вне закона. «Сосредоточься», – мысленно одернул себя Джаред строгим отцовским тоном. Это всегда отлично срабатывало.

Джаред прочистил горло.

– Я принц Джаред. Как ты попал в замок? – строго спросил он.

Наверное, можно было вести себя и повежливее, но учитывая, сколько ему пришлось надрываться, чтобы проникнуть сюда, это был вполне закономерный вопрос.

– А, ерунда. Я еще в детстве нашел лаз в ежевичных кустах. Просто решил, кто-то ведь должен полоть клумбы хоть иногда, цветы там сажать, знаешь. Анютины глазки, ноготки. Они довольно выносливые, и колючие кусты на их фоне выглядят не так уродливо. – Заметив выражение на лице Джареда, Дженсен добавил: – Что? Я уже не могу пару цветочков посадить?

– Конечно, можешь, – поторопился успокоить его Джаред.

Дженсен нахмурился – слова Джареда его явно не убедили.

– Я и за замком приглядываю, между прочим. Например, дверные петли смазываю, чтобы принцы вроде тебя могли сюда попасть. А еще смахиваю пыль с принцессы Авроры и расчесываю ее золотистые волосы. – Он наморщил нос. – Никто не захочет целовать пыльную, неухоженную принцессу.

– Это верно, – Джаред наклонил голову, потом кивнул в сторону принцессы. – Так ты пробовал?

– Что?

– Целовать?

– Эмм… – Дженсен замялся и щеки у него так очаровательно заполыхали, что Джаред залюбовался. – Всего раз. В смысле… она же спит. И на вид ей не больше шестнадцати.

– Ага, – поддакнул Джаред, – понимаю.

– Но я решил, что обязан попытаться ради королевства. Раз уж я мужчина, пусть и не принц вроде тебя.

– Как это чутко с твоей стороны, – сухо заметил Джаред, но когда Дженсен рассмеялся, тоже не смог сдержать улыбку.

– Значит, я первый принц, который попал в замок?

– Почти. – В ответ на вопросительный взгляд Джареда Дженсен объяснил: – В прошлом году пробрался сюда один, старый уже. Свалился с инфарктом, когда ее увидел.

– Получается, подобных прецедентов раньше не было. – Джаред почесал затылок и постарался не пялиться слишком откровенно на Дженсена, одетого в черные бриджи, сапоги, и мягкую на вид коричневую домотканую рубаху на шнуровке, соблазнительно обнажающей шею. Это было просто невежливо, учитывая, что будущая Джаредова жена лежала всего в полуметре от них.

– Нет, – Дженсен посмотрел на Джареда, дергая завязки на рубахе, потом отвернулся и завозился со шлейфом платья принцессы Авроры.

– Наверное, мне стоит осмотреть замок. Может, я должен снять какое-нибудь заклинание или еще чего.

– Я могу помочь. Если хочешь, конечно, – в голосе Дженсена было столько надежды, что у Джареда язык не повернулся отказать. Не то чтобы он вообще собирался отказывать, ведь Дженсен стоял тут перед ним весь такой привлекательный, в узких бриджах, демонстрируя голую шею.

– Хорошо. Но на случай опасности держись за мной.

– Я хожу сюда уже много лет и могу о себе позаботиться, – теперь голос Дженсена звучал сердито. Но и такой – упрямый и возмущенный – Дженсен был невероятно очарователен.

Джаред с минуту изучал его.

– Ты умеешь сражаться?

– Конечно.

– И на мечах?

– Я великолепен с мечом.

Дженсен так это произнес, что Джаред даже поперхнулся немного. Он поймал себя на том, что рассеянно поглаживает рукоять собственного меча, и быстро отдернул руку. Дженсен приподнял брови.
– Тогда пошли, – сказал Джаред и затопал к лестнице. Дженсен двинулся следом.

Вся обстановка замка просто кричала о многих годах запустения – от стылых комнат до замшелых стен, с другой стороны, Джареду сразу было видно, где Дженсен приложил руку. Свежие цветы украшали спальню короля и королевы, и гобелены были вычищены. К тому времени, как они осмотрели замок сверху донизу, Джаред устал, запутался и проголодался.

– Здесь есть какая-нибудь еда, не засохшая и не запылившаяся?

– Внизу большая кухня, и если ты принесешь овощи, я могу сварить суп.

– Звучит заманчиво. Веди, – сказал Джаред. Исключительно потому, что он совсем заблудился и ни за что не нашел бы кухню. А совсем не из-за того, что хотел хорошенько разглядеть восхитительную Дженсенову задницу.

Когда они проходили мимо принцессы Авроры, Джаред снова чмокнул ее на пробу – на этот раз в нос и в губы – и был даже рад, когда это не сработало. Ведь если б она неожиданно проснулась, Джаред пропустил бы очень интересный ланч.



Собирать овощи оказалось намного сложнее, чем Джаред себе представлял, да еще он умудрился расцарапать лицо о колючий кустарник, пока ковырялся в земле. Когда он вернулся, Дженсен его сначала отчитал, а потом – Джаред и опомниться не успел – усадил у очага и принялся озабоченно хлопотать над ним, промокая царапины. В последний раз, когда о Джареде так заботились, ему было десять лет. Но он почему-то не мог заставить себя сказать Дженсену, чтобы тот прекратил суетиться, и просто закрыл глаза, пока Дженсен обрабатывал ранки.

– Принцессе не понравится, если ты не будешь отрадой для ее глаз, когда она проснется, – мягко сказал Дженсен, коснувшись его щеки.

– Думаю, она переживет, хотя бы из чувства благодарности, – Джаред потер подбородок. Его пальцы при этом случайно коснулись пальцев Дженсена. Совершенно случайно.

Дженсен вдруг погрустнел и убрал руку.

Джаред отважно чистил овощи, пока Дженсен колдовал над очагом, и очень скоро суп кипел в чугунке. Джаред охотно умял несколько порций, заедая галетами.

– Очень вкусно, Дженсен, – он даже не смутился, что его слова больше походили на стон удовольствия.

– Рад, что тебе понравилось. – Дженсен потер нос, испачкав его мукой, и одарил Джареда довольной улыбкой. Джаред мог поклясться, что когда Дженсен улыбнулся, в воздухе мелькнула розовая искорка. Он наклонился вперед, вглядываясь, а рядом с розовой искрой появилась голубая, медленно пролетев мимо носа Дженсена.

– Ой-ой, – сказал Дженсен.

– Что «ой-ой»? – Джаред отмахнулся от большой мухи, жужжащей над головой, и собрал ложкой остатки супа в тарелке.

– У нас гости.

– Может, тебе тоже стоит поесть? – Джаред потянулся к котелку, чтобы налить Дженсену еще одну порцию супа. – Ты какой-то бледный.

– Он говорит о нас, дорогуша, – раздался тонкий голосок где-то около его локтя. Джаред дернулся, со звоном роняя ложку, и уставился на крохотную розовую фею, зависшую над деревянным столом. Рядом с ней в воздухе висели еще две малюсенькие феечки – голубая и зеленая. Прищурившись, Джаред мог разглядеть, что все три – женского пола и улыбаются ему.

Он посмотрел на Дженсена с подозрением.

– Что, черт возьми, ты намешал в мой суп?

– Ну-ка, ну-ка, следи за языком, дорогуша, – укорила крошечная розовая фея и выбросила в его сторону облачко розовых искорок, заставив Джареда испуганно отскочить. – Видишь ли, мы обязаны были вас навестить!

– Узнать, кто стал первым принцем, пробравшимся сюда после… – подхватила синяя фея.

– Того несчастного случая, – закончила зеленая.

– О, да, да, ужасного.

Джаред потер глаза, а когда это не помогло, повернулся к Дженсену – тот лишь пожал плечами и слабо улыбнулся.

– Принц Джаред, позвольте представить вам: госпожа Мэрриуэзер, госпожа Флора и госпожа Фауна.

Феи по очереди подлетали к нему, когда Дженсен называл их имена, и Джаред сделал шаг назад.

– Так рада! – сказала Флора.

– Так очарована! – воскликнула Фауна.

– Ну надо же, а ты немаленький, а? – заявила Мэрриуэзер, порхая вниз-вверх вдоль его руки.

– Эй, – яростно замахал рукой Джаред. – Вы кто?

– Мы феи-крестные принцессы Авроры! – радостно объяснила Флора.

– Мы заколдовали ее, – добавила Фауна, – и она уснула вместо того, чтобы умереть, и разбудит ее...

– Уверен, с этой частью истории все знакомы, – сказал Джаред. – Но я ее поцеловал, а она не проснулась.

– Что? – воскликнула Флора. – О, боже, о, боже. Так не должно быть. Не должно.

Три феи слились в сверкающее облако искр и принялись тихо переговариваться.

– Они иногда заходят, – объяснил Дженсен, придвинувшись к Джареду, так, что их плечи соприкасались. Джаред расслабился, странным образом успокоенный этим прикосновением. – От них никакого вреда. Они как… назойливые тетушки.

– О, – Джаред прекрасно понимал Дженсена. Тетя Ариэль пыталась свести его с каждой знакомой девушкой с тех пор, как Джаред вышел из подросткового возраста.

Зеленая искра повисла в воздухе перед лицом Джареда.

– Молодой человек, – произнесла фея, – мы пришли к выводу, что дело, должно быть, в вас.

– Простите? – фыркнул Джаред с такой силой, что Мэрриуэзер отнесло назад на пару дюймов. – Я принц самого знатного рода на десять королевств в округе. Я убил дракона одним ударом. Я бесподобен!

– Но очевидно же, что проблема существует, – хмыкнула Фауна.

– Может, дело в твоей технике, дорогуша? – Флора уселась Джареду на плечо и зашептала в ухо: – В конце концов, не всем мужчинам дано умение надлежаще целоваться.

– Я не «все», дамочка, – прошипел Джаред, махая рукой около уха.

– Ох, мы его обидели! – произнесла Флора где-то у него над головой, а потом устроилась на другом плече. – Дорогуша, возможно, тебе просто не хватает практики.

– Я достаточно практиковался, – процедил Джаред сквозь зубы.

– Мы просто пытаемся помочь, – сказала Фауна, а потом внезапно оказалась нормального человеческого роста и очень, очень близко к Джареду. – Ты можешь попрактиковаться на мне!

– И на мне! – радостно предложила Флора.

Прежде чем Мэрриуэзер успела предложить в жертву себя, Джаред замахал руками.

– Стоп! Я не собираюсь целоваться с кучкой фей!

– О, пф, – Флора выглядела такой обиженной, что Джаред почти ее пожалел. Но потом вспомнил, что он принц, мужественность и достоинство которого только что незаслуженно подвергли сомнению. – Тогда, наверное, ты мог бы поцеловаться только с одной из нас.

– Хорошо. С одной из вас. С одной! – громко повторил Джаред, когда все три фей бросились к нему. – Ты, – показал он на Флору (рука его в это время ну вот нисколько не дрожала). Дженсен, чтоб его, прикрыл рот ладонью, пряча усмешку.

Флора прижалась к нему всем телом, зажмурилась и задрала голову. Две другие феи захихикали. Дженсен закатил глаза, а Джаред наклонился к Флоре ближе, еще ближе… фейская пыльца попала в нос, он отвернулся, чтобы чихнуть… а потом прижался губами к губам Флоры так, будто это был последний в его жизни шанс поцеловать девушку. Приобняв ее за пояс, он почувствовал, как чуть сдвинулся ее корсет, но решил не обращать внимания, раз уж на кону стояла его репутация.

Через какое-то время Джаред отстранился, а Флора шагнула назад и разглядывала его, явно что-то прикидывая в уме.

– Ну и? – спросил он.

– Ну что, дорогуша, это было… довольно приемлемо. – Она причмокнула, кивнула и добавила: – Вполне обычно, если честно.

– Обычно? – Джаред скрестил руки на груди. – И все?

– Пойми, дорогуша, Флора в таких делах – лучший судья, – сказала Фауна. Она добродушно потрепала его по плечу. – Не стыдись.

– Я не стыжусь! – заревел Джаред и вздохнул, когда все, кроме Дженсена, отшатнулись от его вопля. Он договорил уже намного спокойнее: – Слушайте, никто никогда не жаловался.

– Наверное, тебе никогда не попадался столь тонкий ценитель, как принцесса Аврора. – В критическом взгляде Флоры явственно читалось «или как я», и Джаред отвел глаза. – Но еще не все потеряно! Мы столько можем сделать! Дженсен, пойди и принеси зеркало из коридора.

– Зачем? – удивился Джаред, а Фауна в это же время воскликнула, нервно заламывая руки:

– О, нет, вы не должны! Вы же знаете, что смешивать разные сказки запрещено!

– Всего один раз, – успокоила Флора, похлопав Фауну по руке. – Ну давай же, Фауна, все будет отлично! У нас нет выбора. Больше никто не сможет его научить.

– Ему это не понравится! – хмуро заметила Мэрриуэзер.

– Кому? – Джаред переводил взгляд с одной феи на другую, но ответа не получал.

Скоро Дженсен вернулся в кухню с большим зеркалом – одним из тех аляповатых, богато украшенных монстров, что были развешаны по всему замку. Он положил зеркало на стол и протер поверхность рукавом, собрав основную грязь.

– Так нормально? – спросил он Флору. Та засияла.

– Совершенно превосходно! – Флора подняла палочку и помахала ею немного, раскидывая маленькие фонтанчики искр. – Держи его, Дженсен! Мне нужно произнести заклинание!

– Подождите-ка, – начал Джаред, но Мэрриуэзер одернула его: «Тихо, дорогуша!», и Джаред захлопнул рот.

– О, волшебное зеркало, дай нам ответ, – пропела Флора весело, – услышь наш зов всего на день. Из зазеркальных глубин приди, образ нам свой яви!

Она взмахнула палочкой, и зеркало потемнело, становясь будто бездонным. Потом из глубины появилось лицо – мрачное, пугающее и… мужское.

– Кто меня вызвал? – недовольно спросило оно, пристально глядя из черноты.

– Мы! Привет, Волшебное Зеркало! Привет! – отозвалась Флора и выпихнула Джареда вперед, так, что он оказался прямо перед зеркалом, которое держал Дженсен.

– Ты не моя королева, – заявило Зеркало, смерив Джареда взглядом.

– Естественно, – хмыкнул Джаред.

– Волшебное Зеркало, мы просим прощения, что… эмм… оторвали тебя от твоих прямых обязанностей, но нам нужна твоя помощь! – сказала Флора.

– Очень нужна! Принцу Джареду требуются кое-какие подсказки, как разбудить принцессу! – добавила Фауна.

– Я ради этого вы вытащили меня из моей сказки? – Зеркало хмуро уставилось на Джареда с явным неодобрением. – Ты не прекрасней всех на свете.

– Эй, приятель, мне не нужно твое одобрение. Я и сам усправлюсь, – огрызнулся Джаред.

– Я удивлен, что это стекло не треснуло, когда перед ним появилась твоя физиономия, – отозвалось Зеркало.

– Да, а ты, между прочим, тоже не лучший объект для поцелуев, – не остался в долгу Джаред. – Девчонки уж точно не будут в очередь выстраиваться ради твоей уродливой задницы, если понимаешь, о чем я.

– Я был любовником нескольких королев! – пророкотало Зеркало.

– Я тоже, – заявил Джаред.

Дженсен опустил зеркало и беззвучно спросил: «Правда?»

– Что? Был! Думаешь, я до сегодняшнего дня безвылазно в замке торчал? Королевам тоже бывает одиноко! – Джаред жестом велел ему снова поднять зеркало. Дженсен посмотрел на него с сомнением, но подчинился. Снова оказавшись лицом к лицу с Зеркалом, Джаред добавил: – Это работа, понятно? Ты научишь меня лучше целоваться, я разбужу принцессу, и все будут жить долго и счастливо. Это работа для нас обоих. Смирись.

С минуту они сердито пялились друг на друга, пока Флора не постучала Джареда по носу своей палочкой.

– Ну, дорогуша, думаю, дальше ты сам справишься. Дженсен, золотце, ты ведь повесишь зеркало обратно на стену, когда оно сделает свою работу?

– Конечно, – с готовностью откликнулся Дженсен из-за зеркала.

– Ты такая лапочка, – проворковала Мэрриуэзер.

– Жалко, что ты родился не принцем, – сказала Фауна, многозначительно глянув на Джареда. А потом все трое исчезли с тихим «пуфф» в облаке разноцветной фейской пыльцы.

– Здорово, – крикнул им вслед Джаред. – Спасибо.

– Они заходят время от времени. Мне кажется, им одиноко.

– Да плевать. – Джаред расправил плечи и задумчиво посмотрел на Зеркало. Лицо того колебалось в холодной тьме, угрюмое и непривлекательное. От мысли, что придется это целовать, Джареда передернуло.

Будто прочитав его мысли, Зеркало прищурилось и произнесло:

– Раз уж мне дали задание обучить тебя, я постараюсь выглядеть более презентабельно. – В мгновение ока его облик изменился, превратившись в очаровательное лицо принцессы Авроры – она улыбалась и кокетливо помахивала ресницами.

– Теперь можешь поцеловать, – произнесло Зеркало своим обычным жутковатым голосом, напрочь убивая созданную иллюзию.

– Я отлично целуюсь, – проворчал Джаред.

– Об этом мне судить. – Зеркало нахмурилось, и сурово сведенные брови принцессы Авроры тут же напомнили Джареду его строгую няньку. – Сейчас же целуй меня.

Джаред вздохнул, наклонился и прижался губами к зеркалу, которое на вкус было… ну да, как зеркало.

– Неприемлемо, – заявило Зеркало в ту же секунду, как Джаред оторвал от него губы.

– А с этим-то поцелуем что не так? – сердито зыркнул на Зеркало Джаред.

Зеркало с минуту разглядывало его в упор, будто что-то решая про себя, а потом его лик снова начал меняться.

– Видимо, тебя необходимо как следует вдохновить, – произнесло Зеркало и предстало в виде привлекательного лица с зелеными глазами и ослепительной улыбкой.

Джаред нервно переступил с ноги на ногу. Такое в его планы не входило. Лицо в зеркале обретало четкость, и очень скоро с гладкой поверхности на него задумчиво смотрел Дженсен.

– Попробуй еще раз, – предложило Зеркало. В сочетании мужским лицом его голос звучал уже не так странно.

– Нет, – Джаред скрестил руки на груди. Это было дело принципа.

– Ты тратишь мое время, принцессочка.

– Ага, а ты паршиво целуешься. Ты холодный и двухмерный.

Зеркало вернуло себе свой первоначальный облик и сердито уставилось на Джареда.

– Расист.

– Ну все, – Джаред вытянул меч из ножен. – Серьезно, вали туда, откуда явился, иначе я…

– Как пожелаешь. Но ты обманываешь себя, принцессочка. Посмотри на себя со стороны, как смотрю я, и все поймешь. – Поверхность зеркала подернулась рябью, и лицо исчезло из вида.

– О чем это оно? – спросил Дженсен, выглядывая из-за рамы, и Джаред увидел его глаза. Его зеленые, красивые, растерянные глаза.

– Ни о чем. – Джаред огляделся. – Эти феи за нами шпионят?

– Не знаю, – пожал плечами Дженсен. – Они приходят и уходят, когда им вздумается.

– Тогда я не могу здесь оставаться. – Джаред задумался на мгновение. – Может, ты пригласишь меня к себе?

– Правда? – Дженсена просиял, как будто ему только что предложили пирожное. – Но я живу в маленьком домике на краю леса. Он не очень подходит для принца.

– Ты прибираешься там чаще, чем в замке? – спросил Джаред. Дженсен обиженно фыркнул, и Джаред ухмыльнулся. – Тогда идеально подходит.



Домик Дженсена идеально подходил для того, чтобы спрятаться от любопытных фей – он был маленьким и скрывался за деревьями в лесу. Чем дальше Джаред уходил от замка, тем счастливее становился. Он даже принялся насвистывать, двигаясь по узкой тропинке, и удивился, когда над его головой вдруг закружила какая-то птица, радостно подчирикивая мелодии.

– Какого черта? – Джаред пригнулся.

– А, не обращай на нее внимания, – Дженсен укоризненно и в то же время нежно посмотрел на птичку. – Ей кажется, что ты красиво поешь.

– Ну, хоть кто-то считает, что я хоть что-то делаю правильно. – Джаред вдруг застыл на месте. – Подожди, ты ее понимаешь?

– Ээ… – Дженсен пожал плечами и ковырнул землю носком сапога. Только тут Джаред заметил сгрудившихся у его ног кроликов, которые глядели на Дженсена с таким обожанием и восторгом, словно он был их давним другом, вернувшимся после долгого путешествия.

По лицу Джареда расплылась широченная улыбка.

– А ты полон сюрпризов, да?

Дженсен отвернулся и завозился с дверной ручкой, а Джаред приподнял брови, глядя на кроликов – и одну только что подбежавшую косулю – которые толпились позади Дженсена.

– Позволите? – спросил он, и все звери уставились на него. Джаред перешагнул через них, вошел в дом и закрыл за собой нижнюю половинку двери, оставляя животных за порогом и игнорируя возмущенный стук снаружи.

– В общем, – начал Дженсен. Он стоял посреди комнаты, переминаясь с ноги на ногу, – если устал, кровать там, – он указал на дверь слева.

– Я бы отдохнул, – сказал Джаред. – Истребление драконов – чертовски утомительное занятие.

Он решил не добавлять, что все эти выпады в сторону его мужественности тоже прилично изматывали. Джаред опустился на стул у очага, стянул сапоги и положил рядом меч.

– Ты точно не против?

– Не-а, – кивнул Дженсен, зачарованно наблюдая, как Джаред шевелит пальцами ног. – Устраивайся.

Джаред улыбнулся.

– Это очень любезно с твоей стороны.

– Да ничего, пустяки, – Дженсен открыл дверь в спальню и завозился в комнате. Джаред наблюдал за ним с минуту, потом широко зевнул. Кровать просто-таки манила.

Он растянулся на пахнущих свежестью простынях и взбил подушку. Секунду спустя он уже спал.

Проснувшись посреди ночи, Джаред резко сел, осматриваясь. Дженсен вытянулся на самом краешке кровати, словно не хотел потревожить его сон. Он укрыл Джареда одеялом, а сам спал без него, в одних штанах.

Джаред осторожно накинул на него край одеяла, и Дженсен, что-то сонно пробормотав, придвинулся ближе.

– Тшш, – прошептал Джаред, коснувшись его плеча. Дженсен затих.

Джаред посмотрел на него, на свою руку, на губы Дженсена. А потом прошептал:

– Ой-ой.



Утром Джаред поднялся, стараясь не разбудить Дженсена, подобрал сапоги и меч и решил прогуляться по лесу. Ему хотелось побыть наедине со своими мыслями. За порогом его встретил настоящий зверинец из трех косуль, одной совы, пяти птиц разного цвета и размера, целого выводка кроликов и енота. Вся эта живность тут же наперебой затараторила что-то на своем языке, и Джаред поднял руку.

– Эй, эй, вам придется подождать переводчика.

Одна из косуль подбежала к нему и боднула лбом, подталкивая обратно к домику.

– Нет, – помотал головой Джаред, – Дженсену нужно выспаться.

Еще один толчок, на этот раз настойчивей.

– Я скоро вернусь, хорошо?

Олененок недоверчиво фыркнул, но поскакал обратно к своим приятелям. После этого они просто не сводили с него глаз, а Джаред обошел поленницу и уселся на землю. Отец учил его быть решительным и мыслить логически. Этим Джаред и собирался заняться.

Спящая принцесса невосприимчива к его чарам. Есть. Вот только никто не мог устоять перед обаянием Джареда, это было совершенно немыслимо.

Он вспомнил о заявлении Зеркала, что его поцелуй неприемлем, о недовольстве феи его техникой, и посмотрел на свою руку.

– Я знаю, что все делаю правильно, – заявил Джаред руке. Та лежала неподвижно и не возражала. Он поднял ее, пытаясь представить лицо принцессы Авроры, и принялся целовать. Даже язык подключил, исключительно чтобы доказать, что он это умеет. А потом случилось нечто странное: в его воображении губы, касающиеся его губ, стали мягче и раздвинулись в знакомой улыбке.

Улыбке Дженсена.

Взрыв смеха за спиной заставил Джаред подскочить на месте. Позади него стоял Дженсен и, держась за живот, хохотал так, что по идее Джаред должен был тут же схватить меч и зарубить его за оскорбление. Но от смеха Дженсена в груди Джареда творилось что-то странное, и он застыл на месте, ошарашенный, позволяя простолюдину смеяться над собой. Улыбка Дженсена была такой теплой и яркой, а хохотал он так искренне...

– Серьезно? – спросил Дженсен сквозь смех. – С рукой?

Джаред натянуто улыбнулся и сунул руки в карманы. Где им было самое место.

– Прости, – произнес Дженсен, успокаиваясь, – я не хотел над тобой смеяться.

– Все нормально. Наверное, мне это было нужно. – Джаред переступил с ноги на ногу, посмотрел на Дженсена, тут же отвел взгляд, в общем, стоял как дурак, чувствуя необъяснимую неловкость, пока Дженсен не подошел и не положил руку ему на плечо.

– Я правда прошу прощения. – Теплыми и сильными пальцами он сжал плечо Джареда и спросил: – Не хочешь позавтракать на природе? У меня есть дела, но я подумал…

– Конечно, – откликнулся Джаред, думая только о том, как предательски его тело тянется к руке Дженсена. Но в желудке вдруг заурчало, и Джаред понял, что после вкуснейшего супа Дженсена накануне вечером у него во рту маковой росинки не было. – Я бы сейчас живого медведя съел.

За его спиной раздались заполошное чириканье и испуганный писк, и Джаред поморщился. Яростная кроличья болтовня заставила губы Дженсена дернуться, а потом он снова расхохотался, да так заразительно, что и сам Джаред вскоре рассмеялся.

Они сложили в корзину эль, сыр и хлеб, и Джаред двинулся вслед за Дженсеном через лес к небольшому лугу. Светило солнце, легкий ветерок шевелил верхушки деревьев, и впервые за долгое время Джаред почувствовал себя счастливым просто так, без всякого повода. Конечно, ему еще нужно было решить проблему с принцессой, но у них было время. Она ведь все равно никуда не денется.

Дженсен опустил корзину на траву меж розовых и лиловых полевых цветов.

– Мы можем сначала перекусить, а потом я нарублю дров, – предложил он, а Джаред в то же время спросил:

– Посидишь со мной?

Они посмотрели друг на друга, потом Джаред сел и похлопал по траве. Дженсен ухмыльнулся и, опустившись рядом, потянулся к корзине.

Они разделили между собой ломти острого сыра и вчерашнего чуть засохшего хлеба. Эль приятно обжигал горло и на вкус был лучше самых изысканных вин, что наливали Джареду во дворце. Луг благоухал свежими цветами, а солнце освещало кожу Дженсена так, что казалось, каждая его веснушка сияет изнутри. Джаред был заворожен этим видом, и мысленно попытался представить на месте Дженсена принцессу Аврору, но каждый раз ее лицо исчезало, расплывалось, словно фантом. А вот Дженсен был реальным, настоящим.

– Скажите, принц Джаред, – начал Дженсен, передавая ему бутылку. Их пальцы чуть соприкоснулись.

– Мне больше нравится просто «Джаред». Слишком многие зацикливаются на слове «принц». – Джаред сделал большой глоток горьковатого эля и протянул бутылку обратно.

– Хорошо. Джаред. – Дженсен прижал бутылку к губам. Джаред заворожено наблюдал, как движется его горло с каждым глотком. Не успев себя остановить, он протянул руку и коснулся гладкой кожи. Дженсен запрокинул голову, подставляясь. – Чем бы ты занимался, не будь ты принцем?

Джаред перекатился на живот, уткнувшись подбородком в скрещенные руки.

– Никогда об этом не думал.

– Никогда? Ни разу?

– Наверное, я был воспитан так, чтобы думать только о королевстве. Я принц. Это моя работа. Этим я всегда буду заниматься.

– А принцы женятся и плодят еще больше принцев.

– Или принцесс. – Джаред почувствовал укол сожаления и вздохнул. – А ты? Что ты собираешься делать в жизни?

– Ну, может, уеду из деревни и пойду учиться. Стану доктором или адвокатом. Может, ветеринаром. Я отлично лажу с животными.

– Это точно, – согласился Джаред. Как раз в тот момент кролик вскарабкался по ноге Дженсена и устроился на коленях. Дженсен пересадил зверька поближе и рассеянно погладил. – Они тебя любят.

– Видимо, я довольно привлекательный, – сказал Дженсен, не глядя на него.

– Дженсен, – Джаред потянулся и потрепал кролика по загривку. Зверек соскочил с коленей, а Джаред обхватил пальцами руку Дженсена, погладил по линиям на ладони, провел по загрубевшим от работы подушечкам пальцев.

– Знаешь, – произнес Дженсен, поднимая взгляд, – тебе не обязательно использовать руку. В смысле, для практики. Я… я знаю, что не… она, но…

– Ты точно не она. – Джаред наклонился ближе, пока не ощутил быстрое дыхание Дженсена на своем лице. Они столкнулись носами, Дженсен тихо охнул и Джаред просто… не смог удержаться. Он должен был это сделать. Он прижался к губам Дженсена, поначалу нежно и осторожно, потом сильнее, провел по ним языком, почувствовал, как у Дженсена перехватило дыхание, сплел свои пальцы с пальцами Дженсена и крепко сжал, одновременно проникая языком в его рот.

Птицы вокруг них разразились радостным чириканьем, и когда Джаред поднял голову, то мог поклясться, что в воздухе вокруг них летают розовые блестки. А может, это просто у него искры из глаз посыпались от такого впечатляющего поцелуя. Дженсен так и замер с закрытыми глазами и приоткрытым ртом, будто ждал, что Джаред поцелует его снова. Поэтому Джаред так и сделал, только на этот раз толкнул его на спину и начал развязывать шнуровку на рубашке.

– Джаред, – Дженсен перехватил его руки, – я знаю, что это не навсегда. Не хочу мешать тебе.

– Шшш, – Джаред легонько поцеловал его. – Я не могу практиковаться, пока ты разговариваешь.

– Тебе не нужна практика. – Дженсен положил ладонь ему на затылок и прошелся губами по шее. – Ты и так идеален.

Никто никогда в жизни не говорил Джареду таких слов. Он с минуту вглядывался в лицо Дженсена, ища малейшие признаки притворства. Такое было бы не впервые – чтоб какой-то крестьянин подлизывался к нему. Или отлизывал ему. Разницы никакой. Но Дженсен выглядел совершенно искренним, и Джареду захотелось поцеловать его еще раз и еще.

Казалось, они целовались несколько часов, пока Дженсен в итоге не оказался под ним без рубашки, вцепившись в плечи. Джаред раздел его донага, разделся сам, и там, на заросшем цветами лугу, взял Дженсена, который задыхался и вскрикивал, и, в целом, воплощал в жизнь все Джаредовы эротические фантазии, стоя на четвереньках в колышущейся траве. Его кожа пахла солнцем и солью, и когда Джаред был в нем, толкаясь медленно и глубоко, на мгновение ему показалось, что именно сейчас, с Дженсеном, он был единым целым. Что все происходило именно так, как и должно было быть.

После, удовлетворенные, они молча лежали рядом на покрывале, держась за руки. Джаред не знал, что сказать. Все, что приходило в голову, никуда не годилось. Ни «давай бросим этот лес и поселимся в моем дворце», ни «ты такой красивый, когда кончаешь, хоть это и непристойно», и «боже, какие прекрасные у тебя глаза, Дженсен». Ничто из этого не могло передать то, что Джаред хотел сказать, да и обещать он ничего не мог. Ему предстояло разбудить принцессу. Править королевством. А Дженсену во всем этом места не было, и это ужасно несправедливо.

– Пошли, – позвал Дженсен. Пока Джаред предавался грустным мыслям, он успел одеться. Джаред вздохнул и потянулся за своей одеждой. Все равно не было смысла мешкать, оттягивая неизбежное. Дженсен протянул ему руку, помогая подняться. Джаред встал рядом с ним, глядя на маячившие вдалеке темные башни замка. Дженсен тронул его за локоть. – Мы что-нибудь придумаем.

– Конечно, – кивнул Джаред, хотя все его инстинкты кричали: «Закидывай Дженсена на своего верного коня и беги отсюда подальше. Даже неважно, в какую сторону». Но Джаред был рожден принцем, и на нем лежала ответственность.

– Я буду здесь, – тихо сказал Дженсен. – Когда бы тебе ни понадобилось. Помогу, чем смогу.

Джаред вздохнул. Обнял Дженсена, чтобы напомнить себе, от чего отказывается. Дженсен крепко держался за него. А потом отпустил.

Бок о бок шаг за шагом они вернулись к замку.



В замке ничего не изменилось, лишь легкий аромат супа напомнил Джареду, что их не было чуть меньше суток. Он стоял посреди кухни, размышляя над своими проблемами. Красивая принцесса, по-прежнему спящая. Восхитительный крестьянин, кожа которого на вкус была как солнечные лучи и...

Отчетливый женский хохоток ворвался в тишину кухни.

Джаред повернулся к Дженсену.

– Ты слышал?

– Я решил, мне показалось, – ответил Дженсен. – Иногда в замке становится немного жутковато из-за всех этих...

– Тсс, – Джаред жестом велел ему замолчать и прислушался к бряцанью, доносящемуся из коридора. Выхватив меч, он бросился туда и обнаружил трех стражников: те шевелились и потягивались, просыпаясь от долгого сна. Джаред кинулся вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, и влетел в комнату башни, где лежала принцесса.

Вот только она больше не почивала, а уютно устроилась в объятиях какого-то тощего парня, который обнимал ее так, будто имел на это право.

– Ты кто еще такой? – Джаред направил на парня острие меча.

– Я принц Филипп. – Филипп – совсем еще мальчишка – встал и поклонился. – Я полагаю, вы тот принц, что прорубил сюда путь сквозь колючий кустарник?

– Принц Джаред. – Джаред коротко кивнул принцессе Авроре, которая не сводила сияющего взгляда с Филиппа. – Вообще-то я уничтожил дракона и прорубил сюда путь.

– О, благодарю вас! – принцесса Аврора соскочила с кровати, довольно шустро для девчонки, проспавшей сотню лет, и, подбежав к Джареду, чмокнула его в щеку. – Вы расчистили путь, чтобы мой возлюбленный смог пробудить меня и все мое королевство!

Джаред криво улыбнулся.

– Знаешь, – сказал он Филиппу, – это нечестно. Я сделал всю работу, а ты получаешь… эмм… награду?

– Эй, – отозвался Филипп, – я не виноват, что ты не смог обеспечить ей истинную любовь.

– Да все у меня нормально с любовью! – возмутился Джаред. – И с поцелуями тоже! Что у вас за манера, люди, сразу бросаться обвинениями?

– Ох, – ласково произнесла принцесса Аврора, – пожалуйста, не обижайтесь, принц Джаред. Я благодарна вам за вашу попытку! Ведь мы обязаны вам нашим будущим счастьем.

– Очень обязаны, – поддакнул Филипп. Он встал и протянул Джареду руку очень королевским жестом. – Я бы тоже хотел вас поблагодарить.

– Хм, – протянул Джаред. При виде покаянного выражения на лице принцессы и Филиппа, который расплывался лужицей каждый раз, когда она ему улыбалась, сложно было злиться. Джаред пожал Филиппу руку и был вознагражден широкой улыбкой. Да, нелюбить засранца было тяжело. Джаред вздохнул. Может, они бы могли поделиться друг с другом опытом в поцелуях. Может, он научится чему-нибудь новенькому.

– К тому же, дорогуша, – раздался позади него голос, – согласись, настоящая любовь приходит, когда ее совсем не ждешь.

Резко обернувшись, Джаред оказался нос к носу с сияющей Мэрриуэзер, которая парила в воздухе, сложив перед собой крохотные ручки. За ней, освещенный облаком ярко-розовых искорок, стоял Дженсен, глядя на Джареда с нервной, полной надежды улыбкой. Флора и Фауна зависли над его левым плечом, перешептываясь и тихо хихикая.

– Может быть, – протянул Джаред. Дженсен глянув ему в глаза, отвел взгляд, и сердце Джареда сделало в груди странный кульбит.

– Ну давай же, – Мэрриуэзер стукнула ему по уху волшебной палочкой.

Джаред огляделся. Все присутствующие смотрели на него в ожидании, все, кроме Дженсена, который, похоже, в любую секунду готов был сбежать. Тогда лучше поторопиться. Джаред в пару шагов пересек комнату и, вложив меч в ножны, взял Дженсена за руки.

– Эй, – тихо сказал он.

– Эй, – Дженсен улыбнулся еще шире. – Ну так.

– Как думаешь, может быть, тебе понравиться жить во дворце? – спросил Джаред. – Мой дворец очень уютный, хоть и не такой большой, как этот.

– Размер в твоем случае совсем не проблема, – Дженсен уже в открытую ухмылялся.

Флора, Мэрриуэзер и Фауна разом закашлялись. Филипп покраснел до кончиков ушей.

Джаред повернулся спиной ко всем любопытным, а в процессе как бы случайно прижал Дженсена к стене.

– Мой отец иногда бывает засранцем, – тихо произнес Джаред, чуть касаясь губами виска Дженсена, – но в одном он прав. У меня есть обязанность. Моя жизнь распланирована с самого рождения. В ней будет полно церемоний и приемов, и скучных балов, и государственных дел.

– Тебе понадобится помощь, – сказал Дженсен. – А я ведь уже говорил, я очень полезный.

– И привлекательный, не забывай. – Джаред положил руки ему на бедра, прижимаясь ближе.

– Думаешь? – выдохнул Дженсен. Его губы были так близко, что голос вибрацией отозвался по всему телу Джареда.

В ответ Джаред его поцеловал. В воздухе из ниоткуда опять появились искры, лилово-голубые и ярко-розовые.

Мэрриуэзер за спиной Джареда громко прошептала:

– Эти искры говорят сами за себя, вам не кажется?

– Они такие яркие и гейские, – заявила Фауна.

– Особенно последнее, – пробормотал Филипп и тут же ойкнул.

– Будь вежлив с нашими гостями, – строго одернула его Аврора.

Джаред улыбнулся Дженсену в губы и попросил:

– Обещай, что никогда не будешь тыкать мне локтем в бок, и я твой навеки.

– Никогда, – горячо сказал Дженсен, обхватил ладонями лицо Джареда, притянул его к себе для поцелуя и еще одного, и еще, пока Джаред окончательно не убедился в том, что практика ему больше не понадобится.



Пение птиц за окном пробудило Джареда от глубокого, спокойного сна. Он потянулся, расправил плечи и повернулся лицом к птичьему хору.

– Доброе утро, – поздоровался он с птицами, которые в ответ возбужденно зачирикали.

Джаред перекатился на бок и, опершись на локоть, принялся разглядывать спящего Дженсена. Тот раскинулся на белых простынях, его длинные ресницы бросали тени на щеки, губы все еще были чуть припухшими от вчерашних поцелуев, россыпь веснушек покрывала грудь, опускаясь вниз к животу и бедрам. Вот уже неделю, просыпаясь, Джаред видел эту восхитительную картинку, и каждый раз его накрывало сильнейшим желанием защитить, оградить, спрятать Дженсена от всего мира в своих объятиях, пока он окончательно не удостоверится, что Дженсен принадлежит только ему.

Джаред водил пальцем по его груди от веснушки к веснушке, следом целуя каждую, и очень скоро Дженсен зашевелился и сонно заморгал. Джаред, не тратя времени, утянул его в поцелуй, а когда убедился, что зацеловал Дженсена до потери рассудка, поднял голову.

– Доброе утро, принц Дженсен, – произнес он, и получил в награду жутко довольную улыбку.

– Доброе утро, мой принц. – Дженсен откинул покрывало и притиснулся к Джареду.

– Моя новая родня разбудила меня чудесной песней, – сказал Джаред, водя носом по шее Дженсена.

– Хмм. Они свили гнездо на дереве под окном. – Дженсен запустил пальцы ему в волосы, и Джаред замурчал от удовольствия.

– Тогда, наверное, стоит повесить шторы. А иначе их птенцы могут испугаться на всю жизнь.

– Кстати, об этом. – Дженсен посерьезнел. – Знаешь, твоему отцу сейчас нелегко.

– Искры действую ему на нервы, – Джаред вздохнул. – Никак не привыкнет к такой яркости.

– Дело не только в этом. – Дженсен закинул ногу ему на бедро. – Он хочет наследников.

Джаред фыркнул.

– Я не любитель гаремов.

– Продолжение рода, сын! – произнес Дженсен суровым и таким похожим на тон короля Джеффри голосом, что Джаред рассмеялся.

– Он переживет, – Джаред отвлекся, разглядывая, как меняется цвет глаз Дженсена от золотистого к зеленому и от зеленого до карего.

– Я люблю детей, – сказал вдруг Дженсен.

– Я тоже, но ты ведь понимаешь. Ты мужчина. Я очень мужественный мужчина. Природа против нас.

– Верно. Но нет ничего невозможного, когда в твоем распоряжении три феи, которым просто не терпится везде сунуть свой нос.

Одинокая искорка медленно опустилась сверху, приземлившись Дженсену на нос, и Джаред сдул ее.

– Хорошо, – согласился он. – Но я не собираюсь портить свою стройную фигуру. К тому же, это не я варю супы и вожусь с кроликами.

– Мм. – Дженсен толкнул Джареда на спину. – Учту. Но знаешь, я абсолютно уверен, что для этого нам необходимо практиковаться.

– Очень много практиковаться, – согласился Джаред. Он качнул бедрами и довольно прищурился, когда Дженсен откинул голову и прикрыл глаза.

Птицы за окном тревожно защебетали, когда Дженсен вскрикнул, но кролики шикнули на них. В конце концов, никто лучше кроликов не понимал происходящего.

В тронном зале король Джеффри, по обыкновению всех королей, точил меч и бормотал себе под нос что-то о непослушных сыновьях. Но внутри их уютно обустроенной спальни – в которой не наблюдалось никаких лиловых подушек – Дженсен и Джаред практиковались в поцелуях (и других бесстыдно похотливых действах) сколько их душе было угодно, долго и счастливо.



Сказали спасибо: 31

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1380