ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1223

Полюби меня настоящего

Дата публикации: 04.10.2015
Дата последнего изменения: 04.10.2015
Автор (переводчик): Amedeo Marik; Arianna Strider;
Пейринг: J2; другие пейринги;
Жанры: АУ; колледж-AU; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: Кроссдрессинг в конце
Примечания: Обложка: https://pp.vk.me/c625130/v625130776/307f6/fJ4-ay5Q_gk.jpg
Саммари: Джаред самый обыкновенный студент: учится на юриста, живёт в студенческом городке и любит фильмы. Дженни Эклз — подруга Джареда по переписке. Вот только подруга ли? И что скажет Падалеки, узнав всю правду об этом человеке?
Глава 1

Часть 1. Знакомство

Jenny Ackles:
А по-моему, фильм жёстко переврал книгу. И актёры не подходят.

      Стоило Дженсену допечатать комментарий, как на него тут же обрушились обозлённые фанаты. Сначала парень умилялся и даже подумывал о том, чтобы сгонять за попкорном. Но когда ему ласково пообещали переломать рёбра, то Дженсен загрустил и начал отбиваться от потоков негатива в свой адрес. Телефон перегрелся, и он с сожалением подумал, что рыцарей не осталось. А не помешали бы — оппоненты вот-вот заклюют.

Jared Padalecki:
Как низко люди готовы упасть, чтобы доказать свою правоту. Начали обсуждать фильм, а закончили тем, что втаптываете девушку в грязь. Отвратительно, хоть бы поимели немного уважения, пусть и к виртуальному, но собеседнику. Фильм действительно не очень, но каждый имеет право на своё мнение, а вы не имеете права на оскорбления.

      Джаред вздохнул. Ну вот: внёс свои "пять копеек" в общую беседу на форуме. Случайно увидел, как горстка идиотов набросилась на девушку, сплотилась и начала грызть. Шакалы, а не люди. Думают, что раз в сети — то всё можно? И ведь никто не защитил даже. Сволочи какие-то.

      Дженсен мечтательно посмотрел на аватарку своего неожиданного защитника, щёлкнул по его страничке и принялся изучать. Через несколько минут, составив начальное мнение, смылся с форума, где продолжались баталии, и перешёл в сообщения. Диалогов у него было немного, а друзей в сети не было. Ещё бы — полвторого ночи.

Jenny Ackles:
Я бы и сама их разогнала. Но спасибо, что вступился.

Jared Padalecki:
Они бы вряд ли отстали. Не обращай внимания. Надеюсь, ты не очень расстроилась? Всегда рад заступиться за девушку.

Jenny Ackles:
Расстроена? Кучкой гамадрилов? Я тебя умоляю.

Jared Padalecki:
Какая ты "леди" (: Но я рад, что ты не расстраиваешься.

Jenny Ackles:
Сарказм?

Jared Padalecki:
Есть немного, но не обижайся только, хорошо?

Jenny Ackles:
Ну всё, пошли стереотипы. Раз девушка, то сразу истеричка? :)

Jared Padalecki:
Неправда, просто не хочу тебя обидеть.

      Дженсен прыснул, поймал недобрый взгляд от пытающегося заснуть соседа и посмотрел на собственную аватарку. С этого всё и началось. Нарисовал себя в виде девушки, а потом подумал: почему бы и не прикинуться ей?

Jenny Ackles:
Меня сложно обидеть, Джей-рыцарь.

Jared Padalecki:
Рыцарь? Сделаю вид, что не смутился.

      Джаред глупо улыбнулся и глянул в окно — уже вечер. А сколько времени у Дженни? И вообще, откуда она?

Jenny Ackles:
Сделай. А я сделаю вид, что поверила.

Jared Padalecki: 
Эй, я серьёзно. А где ты живёшь, если не секрет?

Jenny Ackles:
Тебе зачем?

Jared Padalecki:
Просто подумал, о том, сколько у тебя времени. Ничего такого.

Jenny Ackles:
Лондон.

Jared Padalecki:
Лондон — это далеко. Красивый город, мне отец рассказывал. Значит, у тебя уже ночь.

Jenny Ackles:
О, мой рыцарь, вы такой догадливый.

      Дженсен вздохнул и посмотрел на оконное стекло, по которому звонко стучали капли дождя. Ну да. Красивый. Пару дней в году, когда сухо.

Jared Padalecki:
Сарказм, да?

      Падалеки хмыкнул. Снова зашёл на знакомую страничку и посмотрел профиль. Обычная девушка... вроде бы. Красивая, но ведь зацепила же... Чёрт знает, чем. Она не такая, как все знакомые Джареда по сети.

Jenny Ackles:
Один упаси, я совершенно серьёзно.

Jared Padalecki:
Серьёзная, красивая и адекватная? Ты действительно существуешь, или мне просто кажется всё это?

Jenny Ackles:
Кто сказал, что я адекватная?

Jared Padalecki:
Ну, знаешь, пока не могу утверждать, но на данный момент мне так кажется.

Jenny Ackles:
Мои соседи бы тебя быстро переубедили.

Jared Padalecki:
Даже боюсь спросить, почему ты так уверенна в этом. Расскажешь о себе?

Jenny Ackles:
Потому что нормальные девушки не подкладывают тараканов в душ парням, которые до них домогались. ;)

      Дженсен вспомнил истошный визг Элайджи, прижал подушку к лицу чтобы заглушить фырканье, и поднял упавший телефон.

Jared Padalecki:
Это ещё спорный вопрос, но ты, однозначно, первая девушка, которая так сделала. В том смысле, что я таких больше не знаю. Это такая месть, да?

Jenny Ackles:
Симпатичный, умный и добрый. Я умерла и попала в рай?

Jared Padalecki:
Кто тебе сказал, что я умный и добрый? Да и внешность у меня на любителя. Мне принять это за правду?

Jenny Ackles:
Это и есть правда.

Jared Padalecki: 
Спасибо. Тогда это значит, что либо ты не умерла, либо мы в раю вместе.

Jenny Ackles:
Как романтично.

Jared Padalecki:
Погоди, я ещё и не так могу, если девушка понравится.

      Дженсен потянулся и понял, что совсем забыл о времени. Четверть третьего, пары ещё никто не отменял.

      Интересно, что бы сказал этот Джаред, узнав, что его собеседница — вовсе не хрупкая девушка. В нём как-то уживались две стороны личности. С самого детства: бесшабашная Дженни и замкнутый Дженсен.

      До париков, каблуков и мини-юбок не доходило, но иногда Эклзу было привычнее общаться с другими от имени девушки. В реальной жизни он мало с кем общался, а очки и нарочито-небрежная одежда невидимой стеной отделяли парня от остального мира. Ему хотелось, чтобы кто-то полюбил не за внешность, а за внутренний мир. Странное и очень глупое желание.

      В основном попадались такие, как Элайджа. Велись на необычную внешность, располагающую к пассивной позиции. Девчонки... их не было вообще. Ботаниками его одногруппницы не интересовались. К счастью.

      Захотелось спать неожиданно, как будто на голову уронили пакет с сонной пыльцой.

Jenny Ackles:
С вашего позволения, мой рыцарь, я пойду спать.

Jared Padalecki:
Конечно. Но обещай, что расскажешь о себе что-нибудь.

Jenny Ackles:
Хм-м-м... я предпочитаю ходить в стрингах и без лифчика. Устроит? :)

Jared Padalecki: 
Эй, я не пошлый, если ты об этом. И, кстати, стринги не люблю на девушках... да и вообще, хоть убей. Маленькая извращенка, тебе не отвертеться от меня.

Jenny Ackles:
Я... извращенка?

Jared Padalecki:
Кажется, я тебя обидел.

Jenny Ackles:
Можешь расслабить то, что у тебя защемило. Я не обижалась.

Jared Padalecki:
О, тогда ты вообще идеальная. Но, наверное, тебе нужно идти спать. А мне ещё дописать доклад.

      Джаред оглядел кипу бумаг на столе и вздохнул. Дописать оставалось всего ничего, но было так лень. И Дженни отпускать не хотелось.

Jenny Ackles:
Может, тебе помочь с докладом? Или ещё с чем-нибудь...

Jared Padalecki:
Помочь с твоим сном. Поздно ведь уже. И вообще, тема профильная. Я справлюсь, спасибо за помощь.

Jenny Ackles:
Ладно. :*

Jared Padalecki:
О, как мило. Держи тоже =* 

      Джаред вздохнул, улыбнулся и усилием воли захлопнул крышку лэптопа. Чуть-чуть осталось, Джаред. Давай, допиши этот чёртов доклад и всё. 

      В комнату вошёл сосед и друг Джареда — Чад. Зевнул и плюхнулся на кровать, тут же отключаясь. У кого-то был весёлый вечер, а у кого-то недописанный лист доклада.

Jenny Ackles:
Эй, знаешь классификацию интернет-поцелуев?*
:***

      Дженсен долго думал перед тем, как добавить ещё одну звёздочку к двум имеющимся. Потом всё же приписал, подождал некоторое время, но Джаред, видимо, вышел. 

      Эклз вытащил из-под тумбочки провод, подсоединил к телефону и выключил свет.


∞ † ∞


      Наутро Джаред первым делом полез за лэптопом: проверить сообщения. Интуиция не обманула. Он улыбнулся и напечатал ответ:

Jared Padalecki:
Ого, да ты, оказывается, горячая штучка, да? Привет, Дженни :**

Jenny Ackles:
Привет, Джей.

Jared Padalecki:
Выспалась?

      Дженсен зевнул, прикрыв рот тетрадью. Вчера он впервые засиделся допоздна и теперь клевал носом на лекции. Под монотонный бубнёж преподавателя можно было бы неплохо выспаться.

Jenny Ackles:
Нет. Мучили эротические сны с тобой в главной роли.

Jared Padalecki:
Да? Наверное, я был неплох.

Jenny Ackles:
Ты был больше, чем неплох.

Jared Padalecki:
Рад слышать с: 
Ну что, ты уже на парах? Или ты школьница? Ты так и не сказала ведь ничего.

      Дженсен фыркнул в рукав толстовки и схлопотал выговор от пожилого профессора. Тот терпеть не мог, когда его прерывали. Слава Одину, что не заметил лежащий на коленях телефон. 
Очки всё время сползали, Дженсен подтолкнул их выше на переносицу и принялся набирать ответ.

Jenny Ackles:
Ага. Школьница. Как в японских мультиках: пиджачок, туфельки и похожая на пояс юбка.

Jared Padalecki:
Ага, сарказм — твой конёк, я понял. А если серьёзно?

Jenny Ackles:
Мне двадцать один.

Jared Padalecki:
Ну вот, хоть что-то о тебе знаю. Значит, пары.

Jenny Ackles:
Что, я слишком стара для тебя? :)

Jared Padalecki:
Мне двадцать. Думаете, я слишком молод для Вас, миледи?

Jenny Ackles:
Я люблю молоденьких мальчиков, милорд.

Jared Padalecki:
Значит, мы друг другу подходим, не так ли?

Jenny Ackles:
Видимо, это так.

      Джей прервался, чтобы собраться. Покидал в сумку всё нужное, даже дописанный доклад, но всё равно немного опоздал, поэтому ответил, уже сидя на первой паре.

Jared Padalecki:
У вас там, наверное, уже обед? Закончились пары?

      Дженсен зевнул и снова поправил спадающие очки. Преподаватель закончил объяснения и вызвал первого докладчика — невысокого парня, чем-то похожего на Тома Хэнкса. 

Jenny Ackles:
Я ужасно хочу в постель, но у меня доклад через двадцать минут. Жизнь несправедлива.

Jared Padalecki:
Тоже доклад? А на кого учишься?

Jenny Ackles:
На журналистку. А ты?

Jared Padalecki:
Юриспруденция. Интересно учиться?

Jenny Ackles:
Иногда да.

Jared Padalecki:
А в остальное время ты случаешь? Или некогда?

Jenny Ackles:
Случаю? :)
Да вы извращенец, любезный.

Jared Padalecki:
Оговорка по Фрейду, принцесса. :) Я имел в виду "скучаешь".

Jenny Ackles:
П... принцесса?!

Jared Padalecki:
Мне не хотелось ставить тебя в неловкое положение. Я не обращаюсь так ко всем, но подумал, что ты будешь не против. У рыцаря должно быть полцарства, дама сердца и убитый дракон за спиной с:

Jenny Ackles:
Я из тех принцесс, которые затрахивают дракона до смерти, а потом так же поступают с рыцарями.

      Дженсен вытянул затёкшую ногу и поднял глаза. Докладчик всё ещё мучился.

Jared Padalecki:
Я выносливый. А если выживу?

Jenny Ackles:
:*****

Jared Padalecki:
Опасная, да? Ладно-ладно, я даже вырываться не буду. Но, может, обойдёмся четырьмя?

Jenny Ackles:
Слабак (:

Jared Padalecki:
Эй, это ты мне? Вот уж нет.

Jenny Ackles:
М-м. Докажи.

Jared Padalecki:
Хочешь услышать что-нибудь пошлое? Иначе я даже не знаю, как смогу доказать тебе это. Если захочешь, буду любить так долго, что сама попросишь остановиться. Могу быть нежным, или горячим, иногда грубым — всё, что угодно. Если выдержишь, принцесса.

      Дженсен сглотнул и покосился на ширинку. Пока что всё было спокойно.
Чёрт же его дёрнул. Разводить на пошлости парня, которого он знает второй день... Настоящий Эклз был бы в панике, но в этот момент балом правила Дженни. 

Jenny Ackles:
Ты не представляешь себе пределов моей... выносливости.

Jared Padalecki:
Твоей ненасытности, ты хотела сказать?

Jenny Ackles:
А вот это уже обидно.

Jared Padalecki:
Наверное, я немного распалился. В любом случае, не вижу в этом ничего плохого.

Jenny Ackles:
Всё нормально. Мне просто скучно. Докладчик не блещет ни красотой, ни знаниями.

Jared Padalecki:
Как это знакомо. Я надеюсь, что не выгляжу так же, когда преподношу свой материал.

Jenny Ackles:
Уверена, ты выглядишь горячо.

      Джаред хмыкнул, и поставил телефон с вибрации на бесшумный. Его рассказчик, впрочем, был не лучше, но Джаред раньше как-то это терпел. Ну как терпел? Изрисовывал все тетрадки и сходил с ума от скуки.

Jared Padalecki:
Честно говоря, не знаю, но если девушки с передних парт начинают грызть карандаши, наверное, ты права.

Jenny Ackles:
Возьму и приревную.

      Дженсен тихо хмыкнул и поднял глаза. "Том Хэнкс" почти отмучился и отвечал на вопросы лектора. Отвечал уверенно и чётко, сразу видно, что готовился. За окном по-прежнему шуршал дождь; с утра Дженсену пришлось бежать, прикрыв голову рюкзаком. Зонт стащил Кристиан ещё месяц назад.

Jared Padalecki:
У тебя разве нет парня?

Jenny Ackles:
Не-а.

Jared Padalecki:
А... девушки? Без обид, я должен предположить все варианты.

      Ответить на это воистину невероятное предположение Дженсен не успел — его вызвали отвечать. А потом как-то закрутилось так, что Кейн потащил его в бар, потом вспомнил, что нужны новые ноты, и в итоге Эклз оказался дома только в семь вечера.

      Тут же рухнул на кровать, полежал и вытащил почти разрядившийся телефон.

Jenny Ackles:
И девушки нет.

      Джаред так и не дождался ответа от Дженни до конца пар. Расстроился, подумал, что обидел, и "похвалил" себя за вежливость.

      Впрочем, потом подошла его очередь отвечать. Парень вздохнул, скатал свой доклад в трубочку, вышел на кафедру, кашлянул, и начал говорить. Искренне надеялся, что хоть кто-то слушает, а не хочет убить за скуку, потому что рассказывать об основоположении права социального обеспечения и одновременно нервничать было сложно. Но девушки впереди вздыхали и облизывали свои канцелярские принадлежности, а значит, всё не так уж и плохо.

      После пар сразу пошёл домой, послал Чада на хрен со своими вечеринками и решил завалиться поспать на час-два, что, собственно и сделал. Только проспал до шести. А проснувшись, тут же проверил почту и выдохнул: Дженни всё же прислала ответ. 

      Падалеки не стал спрашивать, обиделась ли девушка, а просто напечатал сообщение.

Jared Padalecki:
Очень странно. С твоей-то внешностью. Эх, я бы это исправил, если бы мы хотя бы в одной стране жили.

      Дженсен успел изнервничаться, обгрызть карандаш до самого ластика и проигнорировать множество недоумённых взглядов. Соседи относились к нему странно: нужен реферат или конспекты — Дженсен существует. Не нужны — Дженсена нет.

      Одиннадцать вечера. Завтра благословенные выходные. 

      Эклз поставил телефон на зарядку, отнял подушку, намереваясь немного вздремнуть, и гаджет тут же запищал. 

Jenny Ackles:
А где ты живёшь?

Jared Padalecki:
В Нью-Йорке.

Jenny Ackles:
Вот б... Бальдуровы поножи.

Jared Padalecki:
Бальдуровы поножи? Мне понимать это как то, что ты немного в шоке?

Jenny Ackles:
Ага. Типа того.

Jared Padalecki:
Если честно, я и сам совсем не рад. Было бы легче, если бы мы жили рядом. Не отказала бы мне тогда в свидании?

Jenny Ackles:
Если бы мы жили рядом, то ты бы не обратил на меня внимания :)

Jared Padalecki:
Почему ты так уверена в этом?

Jenny Ackles:
Потому что. Как доклад?

      Потому что я парень, пробормотал про себя Дженсен. А вдруг ему повезёт, и Джаред окажется нормальным? Любящим за внутреннее, а не за то, что снаружи?

Jared Padalecki:
Надеюсь, неплохо. И мне всё же хочется верить, что ты неправа. Ответишь на вопрос, или закроем эту тему?

Jenny Ackles:
Лучше закроем.

Jared Padalecki:
Жаль. Такую красавицу не хотелось бы упускать :3 Да к тому же ещё и очень интересную. А как твой доклад?

Jenny Ackles:
Не надо заставлять меня краснеть. Вроде неплохо. Даже слушали.

Jared Padalecki:
Даже не сомневался в этом.

Jenny Ackles:
И пялились...

Jared Padalecki:
      Приревную же, принцесса.

Jenny Ackles:
И накажешь?

Дженсен закусил костяшки и отвернулся от соседа, давясь смехом. Парень на ближней кровати закатил глаза и уткнулся в планшет.

Jenny Ackles:
О да, я была очень плохой девочкой, накажи меня...

Jenny Ackles:
Краткий пересказ "Пятидесяти оттенков" ;)

Jared Padalecki:
      Хочешь этого?

Jenny Ackles:
Полегче, жеребец.

Jared Padalecki:
Ладно тебе, я хороший, девочек не обижаю.

Jenny Ackles:
Нежный и отзывчивый?

Jared Padalecki:
Надеюсь, что так, пока судить не могу.

Jenny Ackles:
Неужели мне попался девственник.

Jared Padalecki:
Очень смешно ._.
Нет, на самом деле, просто все мои серьёзные отношения длились не больше двух месяцев. Я, конечно, могу сказать, что я нежный и отзывчивый, но не уверен, что это правда. Каждая из девушек отзывалась обо мне по-разному.

Jenny Ackles:
Ты обаятельный. И красивый.

Jared Padalecki:
Если бы я был девушкой, я бы покраснел. Спасибо.

      Джаред, конечно, не покраснел, но улыбнулся.

Jenny Ackles:
А я думала, ты девушка...

Jared Padalecki:
А что, так заметно? Серьёзно, я парень. Думал, мои фото ясно дают это понять с:

Jenny Ackles:
      Скинь что-нибудь, кроме лица.

Jared Padalecki:
Что, например?

Jenny Ackles:
Ниже шеи.

Jared Padalecki:
Без проблем. Сейчас?

Jenny Ackles:
Как раз я одна в комнате.

      Джаред вздохнул, стянул с себя футболку (спасибо, что Чад снова где-то шляется) и потянулся за телефоном. Селфи он почти никогда не делал, но для девушки было не жалко. Убедился в фронтальной камере, что выглядит неплохо, и сфотографировал всё, что было ниже шеи, от ключиц до пояса домашних брюк.

      Джаред приложил фото к переписке и нажал "отправить", снова возвращаясь к лэптопу.

      Дженсен машинально облизнулся и поблагодарил себя за то, что был хорошим мальчиком и заслужил такую прелесть. Мышцы не вызывали никаких приличных желаний, соски, затвердевшие, наверное, от холода, просились под язык, а еле заметная дорожка волосков исчезала под тёмно-серой резинкой и подталкивала мысли только в одном направлении.

Jenny Ackles:
Пойду за салфетками. 

Jared Padalecki:
Буду воспитанным и не стану спрашивать, зачем.

Jenny Ackles:
Стакан упал.

Jared Padalecki:
Да, и такое бывает. Надеюсь, теперь в моей гендерной принадлежности ты не сомневаешься, Дженни?

Jenny Ackles:
Ну... Да. Я убедилась.

Jared Padalecki:
Как-то неуверенно :с

Jenny Ackles:
О БОЖЕ, КАКОЙ МУЖЧИНА!

Jared Padalecki:
>Ладно. Мне не нужно подтверждение твоей женственности? Я и так верю тебе.

Jenny Ackles:
Спасибо :**

Jared Padalecki:
Расскажешь что-нибудь ещё о себе?

      Дженсен вздохнул и перевернулся на бок. Соседи шуршали вещами и разговаривали о чём-то своём.
Расскажи о себе... Эта просьба всегда вводила его в ступор.

Jenny Ackles:
Например?

Jared Padalecki:
Чем ты любишь заниматься?

Jenny Ackles:
Не знаю. Больше всего, наверное, бродить по городу с наушниками, в которых играет любимая песня. Или забраться на собор Святого Павла и смотреть на Лондон.

Jared Padalecki:
Романтично. А не страшно по городу одной гулять?

      Дженсен вздохнул, вспомнив ночные огни и Сен-Санса в ушах, и снова опустил глаза на экран.

Jenny Ackles:
Да кому я нужна :)

Jared Padalecki:
Мне точно ;) Да и мало ли вообще.

Jenny Ackles:
Насильнику или ещё кому я всегда смогу дать по яйцам. 

Jared Padalecki:
Какая уверенность, Дженни. Я бы не стал отпускать тебя одну.


      От телефона Дженсен смог оторваться лишь к трём ночи. С соседних кроватей доносилось тихое сопение, и у кого-то из парней тихо играла музыка.

      Они говорили обо всём, что только взбредёт в голову: о домашних животных, о долбанутых одноклассниках, о любимых цветах и погоде; вспоминали истории из детства, и Дженсен понял, что пора заканчивать, только когда глаза начало резать от усталости.

      Он вздохнул и отправил Джареду сообщение.

Jenny Ackles:
Я пойду спать?


      Джей с каждым сообщением понимал, что Дженни, живущая за много тысяч километров он него, вызывала всё больше и больше симпатий. Это касалось всего: у них были общие вкусы, одинаковые взгляды... да и вообще, всё это казалось нереальным. Это была просто идеальная девушка, та самая, о которой Джаред всё время мечтал.

      Вот только огромное "но" разделяло их. Она жила в Англии, он — в Америке. Это расстояние, это разные страны, и много чего ещё. Но даже не смотря на всё это, Джаред понимал, что слишком далеко забегает в своих мыслях, хотя и остановиться не мог — не хотел.

Jared Padalecki:
Конечно. У тебя, наверное, уже ночь. И учёба завтра. Что-то мы увлеклись, принцесса. Спокойной ночи :***

Jenny Ackles:
Завтра суббота, гений. И не ставь мне засосы :)

Jared Padalecki:
Видимо, я очень хочу спать и поставил одну лишнюю звёздочку. Ладно, шучу. У тебя суббота, а мне в универ тащиться на дополнительные пары :с

Jenny Ackles:
Бедненький. Утешить?
:*** тебе куда-нибудь в районе паха.

Jared Padalecki:
Мне же сейчас снова придётся идти в душ, принцесса.

Jenny Ackles:
Почему?

Jared Padalecki:
Не буду же я объяснять тебе, что такое недотрах, и чем он чреват для мужского организма.

      Дженсен тихонько хмыкнул. Недотрах? У такого парня, как Джаред? Он готов был это исправить. Для начала — отсосать.

Jenny Ackles:
Объясни...

Jared Padalecki:
Всего три слова: не возбуждай меня.

Jenny Ackles:
М-м-м... а почему?

Jared Padalecki:
      Просто не надо.

Jenny Ackles:
Трусишка. Ладно, спокойной ночи.
:*** А засос всё там же.

      Дженсен заблокировал телефон и накрылся одеялом. Интересно, к чему это приведёт.
Хотелось верить, что к любви. И пусть многие считают, что её нельзя строить на обмане, но Эклз так хотел, чтобы его любили не за внешность и пол.
Шансов было немного, но всё-таки.

Jared Padalecki:
Ты снова обзываешься, принцесса. Скромно :* тебя в щёку. Второй день пролетел незаметно.

      Джей закрыл крышку ноутбука и вздохнул. Действительно, уже два дня пролетело. Почему-то накрыло чувство несправедливости. Чёртово расстояние.

Примечание к части

Классификация интернет-поцелуев:
:* — поцелуй в щёку
:** — поцелуй в губы
:*** — засос
:**** — я хочу тебя
:***** — насилует


Глава 2

Часть 2. Встреча

Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого. О. Уайльд




      В последний раз Дженсен влюблялся в восьмом классе, влюблялся до дрожи в ногах и потери пульса. Любовь была невзаимной, но всё же тогда он был счастлив.

      Осень сменилась зимой, а они с Джаредом не надоели друг другу. Продолжали общаться, открывая новые и новые стороны себя.

      Дженсен понимал, что шансов на то, что Падалеки примет его сущность, не очень много. Но так не хотелось об этом думать, если знаешь, что тебя ждут и беспокоятся. Конечно, так было и с семьёй. Но семья и любовь — всё же две разные вещи.

      Джаред и Дженсен не говорили о своих чувствах, но Эклзу казалось, что это вот-вот произойдёт. Но даже если случится чудо, даже если Джаред не оттолкнёт, то между ними останется расстояние.

      Его так и не рассекретили, что было странно. Джаред пару раз предлагал воспользоваться скайпом, но у телефона Дженсена, годного только на то, чтобы выползать в интернет, таких примочек не было.

      Джаред не заметил, как пришла зима. Просто однажды сидел вечером, переписываясь с Дженни, и, как обычно, выглянул в окно. А за окном кружились белые хлопья, и та часть улицы, которую было видно, сплошь была покрыта белой глазурью.

      Дженни за эти несколько месяцев стала совсем родной. Джаред всерьёз беспокоился за девушку, спрашивал о погоде в Лондоне, и тепло ли она одета для очередного дождя или мокрого снега. Пытался, как мог, заботиться, потому что на расстоянии, по интернету это было очень сложно. 

      Джаред с каждым днём всё больше подумывал о том, что скоро предрождественская сессия и отдых почти в две недели. Они бы, если бы захотели, могли встретиться, но всё это пока было так бледно и призрачно, что Джей даже не поднимал эту тему.

      На самом деле, было кое-что намного важнее этого. Кажется, Джаред влюбился. Не говорил об этом открыто, но Чад поддевал его и всё спрашивал, кто эта красотка. Джею и хотелось бы познакомить друга с Дженни, но это было невозможно. Пока что — нет.

      Решение признаться первым, как и подобает настоящему рыцарю, Джаред вынашивал около месяца, но вот, наконец, держать в себе все чувства стало невозможным, и одним вечером Падалеки решился. Подождал, пока они закончат очередную тему для разговора и настрочил небольшое сообщение.

Jared Padalecki:
Знаешь, принцесса, думаю, у меня есть, что сказать тебе сегодня на ночь с:

Jenny Ackles:
Да? Мне уже страшно.

      Дженсен подтянул колени к груди, взял с тумбочки бутылку с колой и сделал небольшой глоток. Говорят, что девушки почти всегда безошибочно понимают, что им собираются делать предложение. Для кольца, конечно, рановато, но Эклз почти со стопроцентной уверенностью мог сказать, что будет дальше.

Jared Padalecki:
Надеюсь, сама новость не покажется тебе страшной. Не подумай ничего плохого, ладно? Мы с тобой общаемся уже три месяца. Я не испытывал раньше такого и не уверен. В общем, ты мне нравишься, Дженни. Сильно. И порой мне кажется, что я влюблён.

      Несмотря на все свои ожидания, колой Дженсен всё же подавился. Закончил отфыркиваться, вытер пятно на футболке и поднял телефон.

Jenny Ackles:
Ты серьёзно?

Jared Padalecki:
Я таким не шучу.

      Джаред нервно прикусил губу, внутри сердце заходилось от волнения. Может, зря? Сейчас Дженни скажет, что им было хорошо вместе, но только общаться, а так... Нет, не зря. Хватит. Сделал, так сделал. И примет любое решение девушки.

Jenny Ackles:
Я чувствую твоё напряжение :) Расслабься. Ты тоже мне нравишься.

Jared Padalecki:
Я почти не напряжён. Но это классно, я волновался.

Jenny Ackles:
Я так и поняла.

Jared Padalecki:
Я тут ещё подумал... раз такое дело, да и вообще... Скоро Рождество и каникулы. Может, мы встретимся?

Jenny Ackles:
Да, я тоже об этом думала. Мне надо будет слетать домой, а потом я смогу с тобой встретиться.

Jared Padalecki:
Если хочешь, я мог бы приехать, а не заставлять тебя мотаться. Как-то неловко получается.

Jenny Ackles:
Рыцарь, уважаемый. Заткнитесь ♥

Jared Padalecki:
Как скажет принцесса :3 Я буду счастлив повидаться с тобой.

Jenny Ackles:
И я тоже. Тогда возьму билет на двадцать седьмое, не возражаешь?

      Дженсен щёлкнул по экрану, открывая новую вкладку. Деньги у него были, спасибо школьным подработкам и фрилансу, и должно было хватить на три перелёта. Три — потому что он не был до конца уверен в Джареде. Если что, отправится обратно в Лондон в компании с разочарованием.

Jared Padalecki:
Конечно. А ты раньше была в Нью-Йорке? Думаю, мне всё равно нужно будет тебя встретить, да?

Jenny Ackles:
Боюсь, что тебе придётся.

Jared Padalecki:
Это совсем не трудно. Мы ещё обговорим всё? Поверить не могу, что ты не отказала мне.

Jenny Ackles:
С какой бы стати?

Jared Padalecki:
Не знаю. Нормальная девушка и я как-то не звучит. Многие хотят переспать — и всё. В принципе, до того, как я познакомился с тобой, меня это не особо коробило. По-любому должен быть какой-то подвох.

Jenny Ackles:
Мой рыцарь, да вы параноик.

Jared Padalecki:
Я реалист.

Jenny Ackles:
Ненавижу это слово.

Jared Padalecki:
Я тоже много чего не люблю, однако приходиться с этим мириться, не так ли?

Jenny Ackles:
Возможно. Пойду в душ и спать :*

Jared Padalecki:
Хорошая идея. Сладких снов :**

      Дженсен отложил телефон и скрылся за дверью ванной.


      После взаимного признания время каким-то образом умудрялось одновременно лететь со скоростью света и еле-еле тащиться пришибленной улиткой. Эклз испытывал разнообразную гамму чувств, от паники до счастья, и чем ближе было двадцать пятое декабря, тем больше он волновался.
Сессию Дженсен закрыл и отправился на Рождество к семье, в Ирландию. 

      Семейная атмосфера праздника успокоила нервы, и Джареду он писал почти без паники. Родители постоянно приставали с вопросами, почему средний сын такой мечтательный, а Маккензи попыталась всунуть нос в его переписку. Получила братский подзатыльник, притворно обиделась и стащила порцию мороженого Дженсена. Дженни предложила испортить мелкой шпионке косметику, но парень решил не быть мелочным и мстительным.


Jenny Ackles:
Привет.
Как Рождество?


      Джаред, тоже закрывший сессию, уехал из Нью-Йорка в Калифорнию, подарить подарки родным, повидаться с младшей сестрой и немного побыть дома перед приездом Дженни. За семейным ужином Джей долго думал над тем, стоит ли говорить родителям про девушку, но решил, что пока рано, а то ещё сглазит. Да и мало ли, что может случиться? Он не понравится Дженни, или просто не сложится. 

      Так или иначе, разговор на любовную тему Джаред обошёл стороной и с большим нетерпением ждал конца декабря, чтобы увидеть, наконец, девушку. 

      Вечером, сидя в своей комнате, Джаред расслабился и принял от Меган чашку с горячим шоколадом. Проговорив с сестрой почти весь вечер, освободился Джаред только под ночь. Ноутбук включать было лень, и парень ограничился смартфоном.

      Джей проверил почту и улыбнулся, прочитав сообщение от девушки.

Jared Padalecki:
Неплохо. Точнее, дома очень хорошо, так здорово, что никто не врубает по ночам музыку, не ругается и прочее. Сестра, родители. Немного волнуюсь перед твоим приездом, через два дня ехать обратно. А твоё Рождество как проходит?

Jenny Ackles:
Надарили всякой ерунды и закормили домашней едой.

Jared Padalecki:
Очень знакомо. Хотя признаюсь, что домашней еды мне очень не хватало.

Jenny Ackles:
Брат дразнится, что я теряю форму :)

Jared Padalecki:
Да ладно, за несколько дней ничего не испортится. Я уверен, ты такая же привлекательная ;)

Jenny Ackles:
Я подавилась огурцом. Поаккуратнее с комплиментами (:

Jared Padalecki:
Я всего лишь сказал правду.

Jenny Ackles:
И я тебя люблю.


      В самолёте Дженсену становилось всё страшнее с каждой секундой. Он устроился у окна, смотрел на исчезающий за стеклом заснеженный город, то и дело трогал карман рюкзака, в котором лежал подарок для Джареда.

      Парадоксально, но больше всего парня волновала не реакция интернет-любовника на его сущность, а на подарок. Вдруг не понравится.

      Кристиан, провожавший друга до самолёта, предложил полететь вместе с ним и набить Джареду морду, если всё пойдёт не так. Дженсен хмыкнул и отказался, понимая, что разгребать всё это придётся в одиночку.

      За несколько секунд до того, как их попросили отключить мобильные телефоны, он успел отправить сообщение.

Jenny Ackles:
Я вылетаю.

Jared Padalecki:
Я буду ждать в здании.

      Джаред вздохнул, ответив на сообщение, и прикусил губу. Почему-то именно сейчас он волновался больше всего. Как Дженни его примет? Примет ли? Джаред попытался отпихнуть эти мысли на второй план и пошёл собираться. 

      Долго думал, что надеть, но выбор остановился на джинсах, свитере и тёплой парке сверху. Вроде неплохо.


      Полёт прошёл на удивление мирно. Рядом с Дженсеном не оказалось ни бешеных детей, ни напившихся с целью успокоиться мужиков. Тихо, мирно, интеллигентно, как будто летел в бизнес-классе.

      В какую-то секунду его страх резко сошёл на нет, и из головы пропала дурацкая мысль "Лучше бы мы не долетели и разбились". Этому немало способствовала Дженни, которая всегда жила настоящим, не смотрела в будущее и не боялась прошлого.

      Несмотря на болтанку, Дженсен смог поспать и проснулся от громкого голоса пилота у себя над головой. Снаружи бушевала метель, и несколько метров от выхода из автобуса до аэропорта Эклз преодолевал бегом. Рюкзак болтался за плечами, а левая рука прикрывала лицо.
Он остановился возле автомата с кофе и газировкой, вытащил телефон и пожалел, что не выпил для храбрости.

      Почти наверняка реакция Джареда, который ждёт симпатичную девушку, а увидит парня, будет громкой, эмоциональной и матерной. Но существовал крохотный шанс, и Дженсен не собирался его выпускать.

Jenny Ackles:
Джей, аэропорт большой, а ты маленький :) Где именно? 

Jared Padalecki:
Ты уже приехала?

      Джаред выпрямился на жёстком кресле в зале ожидания. Похоже, он успел задремать. Немудрено — почти всю ночь не спал, волнуясь. Парень подскочил с места и напечатал второе сообщение, осматриваясь.

Jared Padalecki:
Я возле ларька с сувенирами, а ты где? Автобус уже довёз вас до здания?

Jenny Ackles:
Я недалеко от входа. Минут через пять подойду.

Jared Padalecki:
Хорошо. Я жду на месте. Надеюсь, мы друг друга узнаем.

      Дженсен поправил рюкзак, поискал указатель и зашагал в нужную сторону. По мере приближения к киоску, у него всё сильнее скручивало желудок — орган, наиболее восприимчивый к человеческим эмоциям.

      Джареда Эклз узнал почти сразу же: попробуй не выделить из толпы эту высокую фигуру. Дженсен стоял за его спиной минут пять и наверняка был похож на маньяка, который выжидает нужный момент. За несколько секунд в голове пронёсся дальнейший план: он разворачивается, идёт на свой обратный рейс, а из самолёта пишет, что у них ничего не получилось бы. Но парень знал, что до конца жизни будет мучить себя вопросом "а что, если..."

      Дженсен преодолел себя, вытащил дужку очков изо рта и тронул Джареда за плечо.

      — Джей?

      Джаред остался стоять на месте и оглядывался по сторонам, пытаясь найти очертания девушки. Но то ли Дженни заблудилась, то ли что-то ещё, но её нигде не было. 

      Падалеки уже хотел было написать, но тут его кто-то тронул за плечо и позвал. Голос был явно не женский и вообще — незнакомый Джареду, но Падалеки подумал и решил всё же повернуться.
Перед ним стоял парень. Чуть ниже его ростом, русоволосый, с бледными веснушками на носу и щеках. Симпатичный, конечно, но Джаред никогда не замечал за собой "не таких" наклонностей, поэтому, прикусив губу, отозвался:
      — Мы знакомы?

      — Да.

      — Прости, парень, может, ты обознался? Я жду девушку, и мне не хотелось бы пропустить её приход, — Джаред изо всех сил старался быть дружелюбным и не нервничать.

      — А ещё рыцарь, — вздохнул Дженсен. Что-то подсказывало ему: всё уже пошло не так. — Людей прогоняешь.

      — Ры... — Падалеки приложил ладонь ко лбу. — Я не прогоняю. Чёрт! Ты и есть Дженни? — доходило очень медленно, словно в замедленной съёмке, но уж слишком много было совпадений: откуда этому парню было знать его имя и их с Дженни "рыцарь-принцесса"?

      — Быстро понял...

      Джаред почувствовал, что внутри всё словно трещит по швам и рушится. Его Дженни — парень. Невозможно, да. Но будь он умнее — попросил бы хоть раз фото, а не строил бы из себя доблестного героя. Зато сейчас этого бы не было. 

      — Я, знаешь, думал, что ты девушка! Какого чёрта вообще? И как тебя по-настоящему зовут?

      — Дженсен.

      Джей нервно хмыкнул. "Дженсен". Ну да, он бы так и сократил до "Дженни", но, чёрт возьми! Как это было несправедливо!

       — Слушай, я не хочу тебя обидеть. Я толерантный, и вообще... но, знаешь, я думал, что общаюсь с девушкой. А полюбил, видимо, тебя. Я не гей. И не би даже. Так что я не знаю, что тебе сказать... просто... чёрт. Мы же столько планировали на эти каникулы, а ты парень! Ты парень, Дженсен. Просто улёт, как потрясно, чёрт-чёрт-чёрт! 

      Джаред психанул и сжал кулаки. Он действительно не знал, что делать. Чад застебёт, если узнает, что Джаред влюбился в парня. Точнее, в девушку. То есть, это всё было сложно...

      — Я, знаешь, искал того, кто любил бы за внутреннее, а не за наружное. Ты готов забыть то, что влюбился, только из-за пола? В таком случае, жаль, что я снова ошибся.

      Дженсен говорил спокойно, не выказывая своих эмоций. Джаред, казавшийся идеальным, на деле оказался таким же, как и все остальные. Но это было ожидаемо, а потому не так больно. Ещё одно разочарование ещё никого не убивало. Даже если оно не первое.

      Эклз порылся в рюкзаке, вытащил подарок и положил на кресло справа от парня.
      — С Рождеством, Джаред, — сухо поздравил он, развернулся и скрылся в толпе. 

      Больно перестало быть уже у касс, а проходя таможенный контроль, Дженсен обнаружил, что негромко насвистывает. За дело снова взялась Дженни-неунывающая, Дженни-оптимистка, Дженни Не-Смотрю-в-Прошлое, и Эклз понял, что ему просто-напросто придётся пробовать заново.

      Всего лишь.

      Возможно, он требует от людей слишком многого и хочет, чтобы они вели себя так, как сам Дженсен поступал бы.


      Джаред немного растерянно смотрел вслед уходящему парню. Он понимал, что отчасти поступил некрасиво, но Дженни... Дженсен поступил не лучше. Может, ему и стоило как-то быть спокойнее, но он испугался за то, что не испытывает отвращения к обманувшему его парня. Он даже в какой-то момент понял, что хотел бы обнять, но действительно не замечал за собой чего-то такого раньше, поэтому... смириться с тем, что полюбил не девушку, было очень трудно. 

      Падалеки вздохнул и взял с кресла подарок. Пластиковая папка на кнопке, а внутри какой-то листок. Джей присел на кресло и раскрыл подарок. На колени выпал рисунок карандашом. Очень красивый рисунок. Лондон, видимо, только вид сверху. 

      Джаред помялся, пожевал губу, но рисунок положил обратно в папку, решив рассмотреть более детально уже у себя в кампусе. 

      Домой не хотелось, не было праздничного настроения, была только разочарованность и пустота. 


      Джаред доехал до студенческого городка на автомате. Чад уехал домой, да и вообще из всех корпусов народу осталось человек семь-десять. И Джаред был в их числе. 

      Приехал и тут же завалился на диван. Лежал в тишине несколько часов и переваривал произошедшее. "Жаль, что я снова ошибся". Эти слова были обиднее всего. Значит, Дженсен не впервые натыкался на это? Он, Джаред, не хотел быть как все. И отчаянно хотелось доказать Дженсену, что он не такой, но разве это возможно было? Ситуация была щекотливой. 

      Все каникулы Джаред провёл за учебниками и пособиями. Отдыхать не хотелось, это сразу же возвращало к мыслям о Дженсене, которые резали по раскрытой ране. 

      Но за три дня до начала семестра Джаред вздохнул и решил всё же зайти на знакомый сайт. Их переписка не оживала много дней и это было так непривычно. Джаред чувствовал себя одиноким, лишённым чего-то важного.

      Именно поэтому Джаред решил написать, особо не надеясь ни на что. Они оба были виноваты друг перед другом.

Jared Padalecki:
Красивый рисунок. Видимо, себя в образе девушки ты тоже сам нарисовал? Мне жаль, что так вышло. Я действительно полюбил человека, с которым общался. И принять то, что он вдруг оказался парнем. Это трудно. Мне... наверное, нужно время разобраться. Если ты, конечно, хочешь.


      Никто из семьи Дженсена так и не понял, что у него в очередной раз рухнули все надежды. Парень всё так же улыбался, дурачился с сестрой, помогал отцу с домашними делами, а матери на кухне.

      Про Джареда он почти не вспоминал. Поначалу каждый вечер заходил на сайт и читал их переписку, потом разочаровался окончательно и стёр все сообщения, не задумываясь ни на секунду. Тут же пожалел, но было поздно. Тогда Дженсен вышел и принялся за свою курсовую.
Боль и разочарование иногда накатывали волнами, заставляя вспоминать всё хорошее. Однако Эклз знал хорошее лекарство от в очередной раз неудавшейся любви: как можно меньше воспоминаний и как можно больше дел.

      Новое сообщение он заметил, когда собирался лететь обратно в Англию и по привычке принялся проверять почту. Прочитал, хмыкнул, перешёл в настройки и кое-что подправил.

Jensen Ackles:
Нам не о чем разговаривать.

Jared Padalecki:
Мне так жаль, что я обидел тебя. Дай мне шанс, Дженсен. Я попробую разобраться в себе.

Jensen Ackles:
Иди к чёрту.

Jared Padalecki:
Слушай, это ведь не я прикидывался девушкой, чтобы пошатнуть потом чьё-то понимание о мире, так? Я пытаюсь понять тебя, и почему ты так поступил. Пойми меня и ты.

      На это сообщение Дженсен не ответил. Запихнул телефон в карман, подобрал сумку и попрощался с семьёй. В одну реку два раза войти ещё ни у кого не получалось. Он отвык, а значит, и у Джареда получится.


Глава 3

Часть 3. Встреча. Дубль второй

      С выставлением себя девчонкой Дженсен завязал. Однако почему-то с сайта не удалился и иногда, когда Дженни брала верх, долго смотрел на фотографию Джареда. Да, возможно, у них ничего не получилось и не получится, но просто смотреть никто не запрещал. Миллионы девушек смотрят на фотографии своих любимых певцов и актёров, прекрасно понимая, что в реальности им вместе никогда не быть.

      Эклз не выстраивал у себя в голове романтических сцен, неожиданных сценариев и прочей фигни. Просто отдавал дань внимания красивому парню. Который его послал, ага.
Возможно, было не очень эстетично относиться к Джареду, как к отработанному материалу, но по сути, именно этим он и был.

      Когда Кристиан ехидно спросил, успели ли они переспать за пятнадцать минут, то получил в глаз.

      Когда через месяц, ближе к весне, высказал предположение, что Дженсен скучает — получил ещё раз. Но не обиделся, а продолжил выносить лучшему другу мозг. И в конце концов Эклз признался, что да, скучает, лишь бы Кейн отвязался от него.

      А в остальном всё было по-прежнему. Пары, лекции, занудные доклады одногруппников и никакой тоски по Джареду. Почти никакой.

      Ладно, если серьёзно — тоска была. Но не по конкретному человеку, а по разрушенной иллюзии. Но и по человеку тоже. В общем, всё было сложно.


      Джаред всё это время пытался жить, как обычно. Так, как было до встречи с Джен... Дженсеном. Пытался. По-прежнему готовился к учёбе, посещал пары, но вздыхал время от времени. На скучных парах снова принялся изрисовывать тетрадные листы. Сначала просто "Дженни", потом, осознав большую часть произошедшего, "Дженсен", просто имя, никаких сердечек рядом. Джей просто пытался понять это. И пришёл к неутешительному выводу: его цепляет этот человек. И хочется знать, как у Дженсена дела, не идёт ли в Лондоне дождь...

      В Лондоне... Джаред держал подарок Дженсена на своём рабочем столе, в папке. Иногда разглядывал подолгу, понимая, почему Дженсен так поступил. Будь он парнем, Джаред вряд ли бы тогда заступился за него в обсуждениях к фильму, прошёл бы мимо и всё. 

      Чад сначала гоготал над ним, что подружка оказалась не той и разбила Джареду сердце. Знал бы, как прав... Джаред на это отмалчивался, а потом послал, разозлившись. С тех пор тот был более участливым. Пару раз пытался поговорить об этом, но Джей ясно дал понять: очень личное. И Чад отстал с этой темой. 

      К весенним каникулам Джаред не выдержал. Замучился уже, всё понял, любит, ну парень, и что? Ладно, пусть и не сразу, но дойдя до нужной кондиции. И жалеет о том, что тогда не обнял Дженсена, ведь теперь хочется. Так хочется, что совсем скоро наступит помутнение рассудка.
В один из вечеров стало совсем тошно без Дженсена. Падалеки вздохнул и, не надеясь ни на что, попробовал снова написать. Как рыцарь, ага. Побитый, правда, но живой.


Jared Padalecki:
Привет... может, я уже всё спустил в бездну и совсем поздно, но я скучаю. Пойму, если не ответишь, но больше держать в себе не могу. Прости ещё раз, принц.

      Джаред нажал "отправить" и замер. А потом, волнуясь, захлопнул крышку лэптопа и пошёл готовить курсовую. Утром проверит.

Jensen Ackles:
Ничего, я это переживу.

      Дженсен подождал, но не получил ответа. Пожал плечами, отложил телефон и углубился в чтение. С трудом продирался через параграфы, отсылки и статьи, поминутно зевая.

      Через несколько дней каникулы, но лететь домой не хотелось. Ничего не хотелось, только бродить по туманным улицам, по дорожкам Гайд-парка, сходить на какой-нибудь концерт и не думать, ради всего святого, не думать о Джареде.

      "Кажется, я в него влюбляюсь" — вчерашний заголовок газет. "Кажется, я уже влюбился."
Эта привязанность, симпатия, любовь, плевать, что именно, не желала исчезать так просто.

      Джей проверил почту уже перед самым сном. До утра не дотерпел.

Jared Padalecki:
Просто прогони меня, и я уйду. Отпущу тебя, постараюсь забыть. Нужно что-то решать.

      Дженсен долго сидел молча и смотрел в окно, за которым шёл первый весенний дождь. Потом принялся набирать ответ, и при этом его преследовало ощущение, что к кончикам пальцев примотаны каменные глыбы.

Jensen Ackles:
Я прилечу послезавтра. Но если ты опять начнёшь от меня шарахаться — потом больше не пиши.

Jared Padalecki:
Правда прилетишь? Дженсен, я мог бы и сам. Я... постараюсь не вести себя как мудак.
В любом случае, я очень рад и встречу тебя. Теперь я знаю, как ты выглядишь.

      Джаред всполошился, прочитав ответ, улыбнулся во весь рот, как Чеширский кот, и счастливо вздохнул. С груди словно сняли тяжёлый груз. 

Jared Padalecki:
И ещё я рад, что ты даёшь мне второй шанс.

Jensen Ackles:
Ты первый человек, который его получил. Не проеби.

Jared Padalecki:
Непременно. А... расскажи мне, как ты. Так давно не переписывались. Я скучал по тебе. Так странно писать тебе это. Вроде бы ты и тот же человек, но всё же другой.

Jensen Ackles:
Нормально. Сломал запястье в феврале. Сейчас почти зажило.

Jared Padalecki:
Как умудрился?

Jensen Ackles:
Скажем так: лондонские улицы могут отлично притворяться сухими.

      Дженсен постепенно оттаивал и даже улыбнулся, почувствовав беспокойство Джареда. Оно как-то странно согревало изнутри. А следующие слова парня заставили его улыбаться ещё шире.

Jared Padalecki:
О, понятно. Надеюсь, это не повлияло на твоё творчество? Мне очень нравится твой рисунок.

Jensen Ackles:
Не повлияло, это была левая рука.

Jared Padalecki:
Тогда не так страшно.

Jensen Ackles:
Я тоже так подумала.

      Чёрт. Дженсен сердито стукнул по подушке ладонью и услышал ехидный женский смех где-то в подсознании. Проснулась, сучка. Где же ты была, когда так хотелось забыть?

Jared Padalecki:
Ладно, это неважно. И кстати, я рад, что ты изменил имя.

Jensen Ackles:
Само как-то вышло.

Jared Padalecki:
Не говори от женского лица, ты меня ещё больше путаешь. Пожалуйста.

Jensen Ackles:
Извини. Это Дженни. 

Jared Padalecki:
Так и понял. Если честно, твоё раздвоение немного пугает. Но ведь однажды это пройдёт, да?

Jensen Ackles:
Не знаю. Надеюсь, что пройдёт.

Jared Padalecki:
В этот раз я покажу тебе наш город. Он, наверное, не такой красивый, как ваш, но я проведу тебя по самым своим любимым местам... если всё получится.

Jensen Ackles:
Посмотрим. Спокойной ночи, Джаред.
:**

      Вторую звёздочку Дженсен стирал раз за разом, но всё-таки отправил.

Jared Padalecki:
Спокойной ночи, принц :*


      Больше они не общались до самого отлёта.

      Перед посадкой Дженсен отправил Джареду сообщение с номером рейса и временем прибытия, отключил телефон и откинулся на спинку кресла.

      Самое главное — не лезть к Падалеки, чтобы не спугнуть его. Запомнить это, вбить в мозги и не выпускать оттуда. И уж тем более не давать волю Дженни, которая и изнасиловать бедного парня может.


      Джаред приехал за час до посадки самолёта. Послонялся по зданию вокзала, десять раз проверил внутренний карман куртки с подарком для Дженсена и сказал спасибо судьбе, что в прошлый раз не купил ничего для Дженни. Вряд ли бы парень стал пользоваться чем-то женским. Зато теперь, Джаред надеялся, это пригодится Дженсену. 

      Ждать решил там же, поэтому присел на то самое кресло и вздохнул, посматривая на большие часы в здании. Минуты ползли, как улитки.

      — Привет, Джаред.


      Джей снова задремал. Видимо, здание аэропорта на него странно действует. Падалеки вскочил с места и, немного пошатнувшись от резкой смены позиции, осмотрел Дженсена. Такой же, как и в прошлый раз, но что-то не то. Джаред так и застыл, пытаясь понять, а потом дошло: теперь он знает, что это Дженсен. Его Дженсен, как бы то ни было. И что они потеряли много времени, но всё равно он стал роднее. В прошлый раз Джаред злился, был в растерянности. А в этот раз...

      Джаред понял, что завис, когда встретился с недовольным взглядом Дженсена, и тут же, не думая ни о чём, обнял парня покрепче.

      — Привет, Дженсен. Прости, я... немного залип на тебе. Скучал. И всё равно это очень странно.

      — Привет, — Дженсен от неожиданности обнял его в ответ. Он не упел подумать, откуда у Джареда такой прилив дружелюбия. — Я тоже скучал.

      — Простишь меня, да? — Джаред отстранился и осмотрел Дженсена. Красивый.

      — Наверное.

      — Пойдём? Ты надолго приехал?

      — На четыре дня.

      — Снять тебе номер в гостинице? Или, знаешь, Чад уехал на каникулы домой, можем побыть в кампусе, если хочешь...

      — Давай в кампусе, — согласился Дженсен. Они так и не отстранились друг от друга, и спешащим пассажирам приходилось огибать парней.

      — Устал с дороги?

      — Не особо.

      — Ладно, тогда закинем вещи, и я покажу тебе немного...

      Эклз прервал быстрый и немного сбичвчивый монолог Джареда, аккуратно поцеловал в уголок губ и улыбнулся.

      — Пойдём. 

      Джей прикусил губу и смущённо потёр переносицу указательным пальцем.

      — Ну... у меня машины нет, придётся на такси...

      — Ладно.

      Дженсен мысленно пнул Дженни и незаметно впился зубами во внутреннюю сторону щеки. Нельзя так с ходу.

      — Давай помогу с вещами, — Джей протянул руку к рюкзаку Дженсена. — Погоди, я совсем забыл. Держи, — Джаред достал из внутреннего кармана куртки небольшую картонную коробочку. — Так ведь и не подарил тебе ничего тогда. Подумал, что раз ты рисуешь...

      — Я сам свой рюкзак донесу. Спасибо.

      — Извини, я немного волнуюсь просто, — Джаред вздохнул и пошёл на выход из аэропорта. Дженсен двинулся следом, постоянно поправляя почему-то спадающие очки. Параллельно он ругался с Дженни, напоминая ей, что ещё одно неправильное действие — и они оба будут посланы обратно в Англию.

      — Дженсен, — Джаред повернулся и окинул его взглядом. — Может, посмотришь подарок?

      — Я потом посмотрю.

      — Как скажешь. 

      Джей поймал такси и кивнул водителю. Насчёт цены договорились сразу же, и парень сел на заднее сидение, гадая, куда сядет Дженсен. 

      — Здесь недалеко, — зачем-то решил пояснить спутнику Падалеки.

      Дженсен перешагнул бордюр, опустился на заднее сиденье у окна и уместил рюкзак между ногами. Открыл подарок Джареда и почувствовал, что улыбка сама выползает на лицо.

      Карандаши, и не простые, каких навалом в лондонских магазинах. Фирменные.

      — Спасибо, Джаред. Отличный подарок. 

      — Рад, что тебе нравится, — Джей улыбнулся. — Как долетел? — Джаред всё ещё немного смущался.

      — Нормально.


      Дорога не была долгой. Джаред провёл Дженсена мимо вредной вахтёрши спокойно, та даже не стала ничего спрашивать. Отметила в журнале, и всё. 

      Поднялись на второй этаж, и Джей толкнул дверь в сто седьмую комнату, пропуская Эклза внутрь.
      — Ну, как-то так я и живу. Можешь осмотреться и выбрать кровать.

      — Лучше у окна, — Дженсен осмотрел просторную комнату. Уютно, как-то по-домашнему. 

      — Хороший выбор, это моя кровать, — Джаред улыбнулся. — Рюкзак на стул поставь. Голодный?

      — Не очень.

      Джей вздохнул, плюхнулся на небольшой диванчик и задрал ноги на подлокотник, прикрыв глаза:
      — Ты даже не представляешь, что я чувствую, Дженсен.

      — Догадываюсь.

      Дженсен уместил рюкзак на стуле и остался стоять. Он напоминал самому себе пружину: напряжённый, ожидающий неизвестно чего, даже мышцы закаменели.

      — И всё же извини меня за прошлый раз. Это было совсем неожиданно. Но за эти месяцы, что мы не общались, я пытался понять себя. Странно осознавать, что скучаешь по парню, как по девушке. В том смысле, что мне всегда нравились девушки, а тут ты... это был шок.

      — Я понимаю, — хмыкнул Дженсен и сел, переложив рюкзак к себе на колени. Видимо, лёгкие и спокойные каникулы в пролёте.

      — А ты гей? Прости, если что-то не то спрашиваю, просто интересно. Ты ведь красивый, а пары нет...

      — Потому что гей.

      — Как будто в твоём окружении нет таких же.

      — Не поверишь — нет. Или есть, но только в поисках партнёра на одну ночь.

      Джаред вздохнул:
      — Это ведь не могло просто так. Я имею в виду, что раз, и я стал бисексуалом, и ты мне понравился, да? Скорее всего, были наклонности. Это тяжело сознавать. А твои родители знают?

      — Да.

      — И как отнеслись?

      — Нормально. Отец сначала пообещал пристрелить, а потом свыкся, — взгляд Эклза подёрнулся дымкой, когда он вспоминал этот в чём-то комичный эпизод.

      — Понимающие. Даже боюсь представить, что скажут мои, если у нас всё сложится. Я имею в виду, если ты захочешь, а я смогу принять это всё до конца.

      Если...

      Дженсен почувствовал укол разочарования. Он понимал, что нелегко принять себя, но чёрт побери, лететь с уверенностью, что всё будет хорошо, а потом опять натыкаться на неуверенное "если" — похоже на облом.

      — Чем ты хочешь сейчас заняться?

      — Я вздремну, с твоего позволения.

      — Конечно. Тогда я тоже. Располагайся.

      — Спасибо.

      Дженсен оставил рюкзак на стуле и посмотрел на Падалеки.
      — Раз это твоя кровать, то мне, наверное, нужно выбрать другую? 

      — Нет, мне не жалко, спи, ради бога, — Джаред улыбнулся и достал из шкафа плед. — Я тебя укрою.

      Вскинутая бровь Эклза ясно выражала его отношение к этой фразе.
      — Я не маленькая девочка.

      — Помнится, принцесса, мы именно так и познакомились, — Джей закатил глаза. — Ложись.

      — Без пледа посплю.

      — Дженсен, прекрати меня обижать.

      — Ты не знаешь, как я умею обижать.

      — Мне хватает того, что ты не хочешь принимать мою заботу. Не хотелось бы узнавать ещё, — Джаред поджал губы и развернул плед. — Ну так что?

      — Не надо.

      Падалеки пожал плечами и бросил плед на кровать Чада. Не будет же он заставлять.

      Парень снял, наконец, куртку, и повесил её вместе с курткой Дженсена на крючок, прибитый к двери. После чего прошёл по комнате и плюхнулся на продавленный диван, подкладывая подушку под голову. Да уж, общение явно началось немного натянуто.

      — После Лондона мне под этим пледом будет жарко, — пояснил Дженсен и потянулся за плеером, распутывая обмотанные вокруг него наушники. 

      — У нас не топят на каникулах, если что. И на улице три градуса. Но дело твоё, — Джаред повернулся на бок и прикрыл глаза.

      — Извини. Если беспокоишься за моё тепло, можешь сам меня согреть, — небрежно предложил Эклз. Или Дженни? Да кто их теперь разберёт.

      — Что?

      — Ничего.

      — Можно... с тобой? — неуверенно спросил Джаред.

      — Если хочешь.

      — Это не будет неудобным?

      — Нет. 

      — Ладно. Но учти: мне нужен плед. И я большой и длинный.

      Дженсен застонал про себя от двусмысленности, но Падалеки, видимо, ничего не заметил.
— Я уже понял.

      — Действительно, — Джаред вздохнул, встал с дивана, забрал всё же плед и подошёл к кровати. — Подвинешься?

      Эклз подвинулся и прижался спиной к стене, распрямляя согнутые в коленях ноги. Жаль только, что подтекст в этой позе увидит лишь он.

      — Прошу.

      — Я могу к стене, если хочешь.

      — Давай.

      Джаред перелез через Дженсена и придвинулся к стене.

      — Залезай, если хочешь, — буркнул он и вздохнул.

      — Ага, — Эклз придвинулся ближе, почти прижимаясь к парню, и накрылся краем пледа.

      Джаред поделился клетчатой тканью с Дженсеном и прикусил губу:
      — А обнять тоже можно?

      — Можно.

      — Вообще круто, — выдохнул Джаред, улыбнувшись, и обнял его. Удостоверился, что Эклз хорошо накрыт, и прислонился лбом к плечу. — Непривычно так...

      — Привыкнешь ещё.

      — Поцелуешь? — американец прикусил многострадальную губу. Он и сам не знал, почему так быстро выпалил это, но не пожалел. Не попробовав, так и не узнает.

      Дженсен мысленно заорал от радости, перекинул руку назад и запустил пальцы в волосы Джареда. Мягкие, какими и выглядят.

      — Можешь закрыть глаза, чтобы не вырвало, — предложил он и поцеловал Падалеки, замерев в таком положении на секунду.

      — Не делай из меня кисейную барышню, — возмутился было Джаред, но был тут же заткнут поцелуем.

      И это было... непривычно. Губы Дженсена слаще губ всех девчонок, с которыми он трахался и пытался встречаться, и пахнет от парня совсем по-другому, и вообще...

      — Господи, если бы я знал, что это так приятно, — простонал Джаред и вплёл обе руки в волосы Дженсена, снова целуя. Без напора, но мягко и ласково, немного стесняясь и сходя с ума от новых ощущений. — Знаешь, моё признание всё ещё в силе.

      — Я знаю, — Дженсен перевернулся на другой бок и посмотрел в глаза Падалеки. На губах остался еле уловимый привкус. — Моё тоже.

      — Я просто представить себе не могу, что влюбился в парня, чёрт, — Джаред глубоко вздохнул и спрятал голову под пледом. — Прости, если это обижает тебя.

      Эклз зажмурил глаза, тяжело и размеренно дыша. Между лёгкими застыл ледяной ком, обжигающий плоть. Представить он не может, да сколько же можно ломаться...

      — Переживу.

      — Это не называется "торопить события"? Мы ведь знаем друг друга долго уже, а видимся всего второй раз. И уже в одной постели.

      — Мы же не трахаемся.

      — Ну да, наверное. Спать?

      — Ага. 



      Джаред проснулся раньше Дженсена. Сначала, правда, не сразу осознал, где он. Оказалось, в своей комнате, а конкретнее — в постели с Дженсеном. Переплелись так, будто не в первый раз спят вместе. 

      Джей почувствовал теплоту внутри. Не только внутреннюю: Дженсен лежал у него на груди и обнимал. И это не было чем-то отвратительным, разум Джареда не вопил "Он же парень!" 

      Он обнимал Дженсена в ответ.

      И подумал, раз уж Эклз спит, то почему бы не рассмотреть его получше? С веснушками, вот, что странно, ведь в Лондоне разве бывает много солнца? От того и бледные такие, наверное. Да и сам Дженсен бледный, по сравнению со смуглым Джаредом. Но Падалеки нравилось даже это. 

      Парень невесомо поцеловал Эклза в лоб, потрогал кончиками пальцев мягкие волосы цвета пшеницы и вдохнул запах. Нет, ему определённо всё очень нравится. Пусть Дженсен и не принцесса, но принц точно. И, похоже, такой же желанный. Правда, дальше поцелуев Джаред в своём сознании не заходил.

      — Щекотно, — проворчал Дженсен и наморщил нос. Глаза всё равно не открыл — было лениво.

      — Прости, — шёпотом ответил Джаред. — Ты очень красивый.

      Как мраморная кукла, но у той нет души, она совсем хрупкая, а Дженсен не производил впечатление того, кого нужно защищать. И, как бы то ни было, оберегать хотелось. Джаред боролся со смешанными чувствами.

      — Даже несмотря на то, что не девушка?

      — Даже не смотря на это, — признался Джей.

      — Неожиданно.

      — Я и сам пребываю в шоке. Увидь я тебя до знакомства... не знаю, не обратил бы внимания. Я никогда не смотрел на парней. А теперь смотрю на тебя, и мне нравится.

      — Ну спасибо, — вздохнул Дженсен и поправил упавшие на лицо Падалеки волосы. Обязательно напоминать, что ли?

      — Знаешь, теперь я точно голодный, — Джаред улыбнулся, стараясь скрыть неловкость.

      — И чем у вас тут кормят?

      — Кормят неплохо, надеюсь, выберешь себе что-нибудь. У нас даже на каникулах меню оставляют, потому что учителя здесь. Столовая внизу, сходим?

      — Мне лень.

      — Я принесу чего-нибудь, но на вынос не дают, могу сходить в кафе.

      — Никуда не пойдёшь, — зевнул Дженсен и уткнулся носом в ключицу Джареда.

      — Ну Дженсен. Есть же хочется.

      — Ты такой активный, — пробормотал Дженсен и потянулся, заставив футболку чуть задраться. — Мне надо переодеться.

      — М, — Джаред зацепился взглядом за оголившийся живот и вдохнул горячего воздуха. — Ты стесняешься?

      — Я боюсь тебя смутить.

      — Мне нравится то, что я сейчас вижу.

      — Ладно, — Эклз откинул плед, вытащил рюкзак из-под кровати и нечаянно смахнул очки с тумбочки. — Блин, — выругался он, подобрал их с пола и положил обратно. Вытащил футболку и снял старую, отложив её на кровать.

      — А ты без очков совсем плохо видишь? — спросил Джей.

      — Не очень.

      — Как посадил?

      — Это от рождения.

      — Понятно. Тебе они, кстати, идут.

      — Спасибо, Джаред.

      Падалеки кивнул и вздохнул:
      — Чад долго будет ржать надо мной, когда узнает.

      — Хорош друг. 

      Дженсен закончил с футболкой, расстегнул ремень джинсов и принялся снимать их, чтобы переодеть боксёры. Пристальный взгляд Джареда немного смущал, но Эклз мимолётно подумал о том, что девушка стеснялась бы сильнее.

      — Я не об этом. Просто он давно говорил, что раз у меня с девушками не клеится, надо попробовать с парнем. И тогда я сказал ему, что он просто идиот, если считает, что мне когда-нибудь понравится парень. Мы с тобой тогда уже общались, кстати. Выходит, у меня и с парнями не очень клеится...

      Джаред говорил на автомате, потому что глазами следил за движениями Дженсена. Он понимал, что смущает Эклза, но ничего не мог с собой поделать: тело парня его притягивало своей красотой.

      — Мда, — коротко подытожил Дженсен и надел джинсы обратно. 

      — Ты мне нравишься, — Джаред выдохнул эти слова и потянулся к нему, чувствуя необъяснимое желание коснуться, получить поцелуй.

      — Ты мне тоже, — отозвался Дженсен и обхватил Падалеки за шею. Каштановые волосы мягко щекотали щёку. — Жалко, что поздно.

      — Поздно? — упавшим голосом переспросил Джей. — Но... понял же.

      — Вот и отлично, — фыркнул Дженсен и прервал дальнейшие возражения.

      В процессе поцелуя Джаред оказался прижатым к стене, Дженсен — у него на коленях, прижимаясь всем телом. Глаза парня то и дело метались от лица к ключицам, но заходить ниже подбородка он не решался. По шее не хотелось.

      А пока что губы Джареда его вполне устраивали. Мягкие, удивительно тёплые, слегка терпкие и доверчиво приоткрытые.

      — Чёрт, — Джаред сдержал стон и обхватил Дженсена за талию, притягивая ещё ближе. — Ты действительно горячая штучка, да?

      — Ну вроде того.

      — Только не переусердствуй... я пока не готов к чему-то большему, — смущённо попросил Падалеки. — Ладно?

      — Я знаю, — спокойно ответил Дженсен. Угораздило влюбиться в сомневающегося бисексуала.

      — И я всё равно хочу есть, дай хотя бы мне мой телефон, он на тумбочке, — Джаред зевнул.
Дженсен слез с него и поднялся на ноги. Терпение, может, года через три у них и до других прикосновений дойдёт. Эклз подавил иррациональную вспышку раздражения и посмотрел на парня.

      — Пойдём, голодающий.

      — Твоя лень передумала? Я не голодающий, если хочешь знать, вчера не ел ничего и сегодня тоже. Я волновался.

      — Вставай уже.

      — Я встал. Надо переодеться, — вздохнул Джаред, поднимаясь с постели.

      — Я подожду за дверью.

      — Стесняешься? Большую часть ты видел на фото.

      — Просто ты не готов к чему-то большему, — вернул ему реплику Дженсен и вышел в коридор. 
— Боишься не сдержаться? — хмыкнул Джаред и подошёл к шкафу. Переодевшись, он вышел за дверь, где нашёл Дженсена. — Ну что, пойдём?

      — Боюсь тебя спугнуть. Пойдём, покажешь, где у вас кормят.


Глава 4

Часть 4. Нью-Йорк и прочие прелести

      В столовой оказалось неожиданно тихо, и Дженсен, которого Джаред всю дорогу держал за руку, подозрительно осмотрел просторное помещение.

      — Как в триллере про зомби-апокалипсис.

      — Обычно здесь шумно и душно, так что расслабься и выберем что-нибудь. Я хочу ягнёнка под яблочным соусом, что насчёт тебя?

      — Мне и картошки с мясом хватит. Я не гурман. И коктейль возьми, — попросил Дженсен, пробираясь мимо вытянувшихся рядами столов. — Молочный.

      — Ладно.

      Джаред пошёл к раздаточной. Кроме них из "посетителей" был только преподаватель философии и его друг-физкультурник. Джаред вежливо поздоровался, сделал два заказа, потом подумал, с каким вкусом Дженсену коктейль, вздохнул и взял два ванильных. Вернулся за столик, поставил поднос и позже вернулся уже со своим. Сел напротив.

      — Ну что, приятного аппетита?

      — Ага, — Дженсен прожевал картошку и отпил коктейль через трубочку. — Здорово у вас кормят.

      — М, — Джаред кивнул и продолжил поедать то ли поздний ужин, то ли ранний обед. — Странно теперь всё. Туманно.

      — Почему?

      — Я подумал, что мне не мог так просто... нет, забудь, это трудно объяснить. Сейчас мы говорим о будущем. Поэтому я надеялся, что оно будет связано с Дженни. То есть, теперь уже с тобой. Именно поэтому я ни в чём не уверен.

      — Ясно, — фыркнул Дженсен и устремил взгляд в тарелку. Интересно, может, стоит сменить пол, раз Джареда что-то не устраивает?

      — Не надо обижаться, ладно? — Джаред почувствовал напряжённость. — Ты хотя бы согласен с тем, что поступил некрасиво?

      — Да иди ты.

      — Дженсен, прекрати. Давай не будем сейчас это обсуждать, — Падалеки вздохнул и покосился взглядом на преподавателей. Те были полностью заняты друг другом.

      — Обсуждать нам действительно нечего.

      Видимо, здесь и с Джаредом ему не светит.

      — И что теперь? Снова свалишь в Англию? Хрен тебе, понял. Потому что, чёрт возьми, я разозлился и определённо не собираюсь тебя никуда отпускать.

      Джаред взял Дженсена за руку. Второй рукой начал собирать все тарелки обратно на подносы. Было не очень удобно, но всё же. Первый поднос отнесли, второй — тоже. Никто не обратил на них внимания, и это было к лучшему. Падалеки вышел из светлого просторного помещения в коридор и прижал Эклза к стене.

      — Ты ведь старше, а ведёшь себя и правда, как девчонка. Мне не нравится это. Если ты парень, так будь добр, оставайся им, а не впадай в истерику. Мне и так сложно это принять, а ты хочешь снова обидеться. И что? Снова будем убиваться друг по другу? Ну уж нет, слышишь?

      И, предвещая все возражения, Джаред поцеловал Дженсена, не давая возможности отвертеться, держал крепко и совершенно не волновался, что кто-то может увидеть их.

      — Отцепись. Гомосексуальностью заразишься, — яростно зашипел Дженсен. Дженни разошлась не на шутку.

      — О, да что ты? Уже заразился, так что тебе нужно было думать об этом раньше. Я не отпущу тебя, пока сам окончательно не прогонишь, понял?

      — Может, мне тогда пол сменить, раз тебе что-то не нравится?

      — Всё меня устраивает, прекрати цепляться к этому. Дай привыкнуть, что у тебя груди нет, бёдра уже и задница, наверняка, лучше. 

      — Не привыкнешь. Из тебя даже би не получится.

      — Да мне всё равно, что из меня получится, — вздохнул Джаред. — Думай, как хочешь, только будь со мной.

      — Чтобы ты постоянно напоминал мне о том, что я не девушка?

      — Я не намерен это выслушивать, — заявил Падалеки и снова поцеловал Дженсена, осторожно просунув колено между его ног и надавливая на область ширинки. — Хватит быть ледышкой.

      — Я не ледышка, — фыркнул Дженсен, вплёл пальцы в волосы парня и с напором поцеловал, удерживая, чтобы не вырвался. — Сам говорил, что я горячая штучка.

      — М-м-м, — Джаред немного растерялся, сначала рванулся, а потом расслабился. — Я всё ещё придерживаюсь такого мнения.

      — Ну ещё бы.

      — Давай уже, — Джаред выдохнул Дженсену куда-то в щёку. — Поцелуй ниже, я же видел, как ты смотришь на меня...

      — Насколько ниже? - осведомился англичанин.

      — Насколько хочешь, - ответил Падалеки. - Только целуй, ну. Дженсен! Ты меня испытываешь?

      — Я? - Эклз поднял брови вверх.

      — Ты, - процедил Джей. — Будешь целовать?

      Дженсен несколько секунд смотрел Джареду в глаза, ища подвох. Наклонил голову, оттянул воротник футболки, полюбовался напрягшейся шеей и осторожно тронул языком загорелую кожу. Сглотнул, распробовал и втянул губами, поглаживая обтянутые тканью лопатки.

      — Чёрт, — Джаред подался навстречу, ещё больше прижимая Дженсена к стене. — Мы так с тобой дойдём до постели вместо всех экскурсий, — выдохнул Падалеки. — Чёрт, да... Джен...

      — Не так уж плохо, — фыркнул Эклз и сместился чуть выше.

      — М-м... наверное... о боже, Дженсен, — Джаред обнял Дженсена за талию и вдохнул поглубже.

      — Вот только с Господом меня ещё не сравнивали.

      — Сам знаешь, что я не в обиду. Пойдём наверх, я... м-м... захвачу вещи, оденемся и пойдём-м-м...

      Дженсен приподнял колено, надавил на вздыбившуюся ширинку и широко лизнул взмокшую шею, собирая мелкие капли пота.

      — Пойдём.

      Джаред от совершенно иных ласк тихонько охнул и закусил губу. С девушками такого не было. Всё, что их волновало — они сами. С Дженсеном всё не так. Падалеки мучительно вздохнул и поцеловал Дженсена, одновременно и страшась своей реакции тела, и плавясь.

      — Дженсен?

      — М-м-м?

      — А ты... спал с кем-нибудь?

      — Вообще? — колено Дженсена прошлось по кругу и мягко надавило. — Или в последнее время?

      — И так и так... — Джаред откинул голову и прикрыл глаза, облизывая губы.

      — Последний раз... около девяти месяцев назад.

      — С парнем?

      Дженсен, увлечённый вылизыванием и покусыванием ключиц Падалеки, утвердительно промычал что-то. Допрос во время... интересно, как можно это обозвать.

      — Ясно, — выдохнул Джей. — Пойдём наверх, вдруг нас кто-то увидит, Дженсен, пожалуйста... — Джаред собрал всю волю в кулак и произнёс эти слова.

      — Например, та парочка из столовой? — закатил глаза Дженсен, но всё же отстранился. — У тебя вся шея красная.

      — Парочка? — Джаред поднял брови. — Физрук и философ, да ну? Красная — не страшно.

      — Мой гей-радар не даёт сбоев.

      — Окей. Возможно, ты и прав, я раньше не задумывался об этом, — вздохнул Джей. — Идём скорее.

      — Веди.

      — Дорогу не запомнил? — Джаред хмыкнул и повёл Дженсена на второй этаж, поискал в кармане ключ от комнаты, отпер, и вошёл внутрь. — Ну что, одеваемся и идём? 

      — Мастер облома, — хмыкнул Дженсен и нагнулся к своему рюкзаку. — Пойдём, ага.

      — Ты про это? — Джаред подошёл к Эклзу сзади и обнял, проводя носом по шее, вдоль кромки волос. Непривычно, и пахнет совсем иначе, но не менее приятно. Джаред осмелился и втянул бледную кожу Дженсена между губ, посасывая. Шёлковый, приятный. Только бледный очень, хотя, странно, и это не портит ничуть. 

      — Да, я именно об этом.

      — Ты... — Джаред замер, не зная, какое подобрать слово, обнял покрепче, рукой поддел джемпер Дженсена и скользнул пальцами вверх, по оголённому животу. Прохладный, одуряющий, невозможный.

      — На экскурсию опоздаем, — напомнил Дженсен и прижался задницей к паху Джареда. 

      — Не опоздаем мы никуда, я твой главный экскурсовод, — Джаред поцеловал Дженсена в шею и улыбнулся, оглаживая пальцами живот Эклза.

      — Кто-то не готов идти дальше.

      — Совершенно точно нет, — соглашается Джаред. — Но как это называется? М-м-м... петтинг?

      — Именно.

      — Почему бы не попрактиковать именно его?

      — Ладно. Но в первый раз это буду делать я.

      — Серьёзно? Всё когда-то бывает впервые.

      — Тогда садись.

      Джаред послушно сел на кровать и вздохнул, готовый исполнять следующие указания.
Дженсен перебрался за спину парня, устроился сзади и опустил ладонь на напряжённый пресс, мягко поглаживая.

      — Можешь кричать, если будет совсем страшно.

      — А стонать можно? — фыркнул Джаред. — Или ты, когда возбуждаешься, становишься волком?

      — Можно, — разрешил Эклз и обхватил мочку уха губами.

      — М-м-м, — Джаред улыбнулся и откинул голову назад. — Мне уже нравится...

      — Когда ты в последний раз кончал в штаны?

      — Эм-м... лет в тринадцать, во время поллюций, наверное, — попытался припомнить Джаред.

      — Отлично.

      — Да? — неуверенно спросил Джаред и выдохнул, когда Дженсен коснулся пальцами его живота.

      — Потому что, — Дженсен перешёл на шею парня, медленно лаская её губами, — сейчас попробуем сделать это ещё раз.

      — Прозвучало убедительно, — хмыкнул Джаред.

      — Всё зависит от тебя.

      — Я понял, — кивнул Джаред и откинул шею назад, на плечо Дженсена, давая больше места для манёвра.

      Дженсен вернулся к мочке уха, сжал её зубами и принялся осторожно посасывать. Левая ладонь осталась на животе, правая скользнула к ширинке и надавила, поглаживая напряжённый член. Джаред ещё не успел расслабиться после "обнимашек" в коридоре.

      Падалеки на ласки Дженсена только тихо охнул, подался бёдрами вперёд и прикусил губу. Действительно, совсем всё иначе, но так хорошо, что кто-то касается твоего тела, ласкает, дарит нежные и возбуждающие прикосновения. 

      Джаред облокотился одной рукой на кровать позади себя, а вторую положил на шею Дженсена у самого роста волос, перебирая пальцами мягкие прядки.

      — Всё ещё жалеешь, что я не девушка?

      — Нет, — сдавленно ответил Джаред. — Определённо так лучше...

      — Вот и нечего было, — назидательно пробормотал Дженсен, мокро лизнул ухо и прижался губами к тёплой шее. Пальцы нашарили сжатую тканью головку и потёрли, заставив выступить небольшое влажное пятнышко.

      — Ох, — Джаред выгнулся и прикусил губу сильнее. — Дженсен, господи... Казалось, ещё мгновение и его проберёт дрожь. — Так хорошо...

      — А ты чего ожидал.

      — Не знаю, — отзывается Джаред.

      Дженсен промолчал и осторожно сжал зубы. Замер, зализал укус, сдвинулся выше, и так раз за разом, пока по шее не протянулась аккуратная цепочка красных следов. Пальцы поглаживали, массировали и надавливали, заставляя ткань тереться о самые чувствительные места.

      — Дже-ен, — Джаред кашлянул и хрипловато позвал парня.

      — М?

      — Я хочу видеть тебя, — Джаред вдохнул и осторожно повернулся, укладываясь на спину, и прижимая Дженсена к себе, сверху. — Вот так хорошо.

      — Но не очень удобно.

      — Ты не обязан лежать на мне, делай что хочешь, и как тебе удобно.

      Дженсен промолчал. Вобрал в рот нижнюю губу Джареда, лизнул, прикусил и снова лизнул, в то время как пальцы снова принялись мучить стеснённый джинсами стояк Падалеки.

      Джаред изо всех сил старался не лежать бревном, обнимал Дженсена, активно отвечал на все ласки и поцелуи, сжимая пальцами бока Дженсена и тихонько постанывал. Не лежать бревном под таким напором было трудно.

      — Уже не жалко, что у меня груди нет? — тихо прошептал Эклз ему на ухо и вернулся к вылизыванию шеи. Вытирать потом придётся... наверное.

      — Нет... — неуверенно ответил Джаред, а потом спустил руку на задницу Дженсена и сжал упругую ягодицу в ладони. — М-м-м... точно нет, Дженсен, как классно.

      — Ну вот и отлично...

      — Можешь посильнее надавить? — спросил Джаред, целуя Дженсена не то в щёку, не то висок. — Пожалуйста... ещё чуть-чуть.

      Дженсен отрывисто кивнул, очертил пальцами контуры напряжённого члена и с силой надавил на мокрое пятно, выделяющее головку. Языком разжал плотно сомкнутые губы Джареда и толкнулся в рот, проводя по зубам. Перед глазами потемнело от полузадушенных стонов и острого запаха секса, который источала каждая клетка тела Падалеки. И плевать, что это не настоящий секс.

      — Ох, чё-ё-ёрт, — Джаред простонал и вытянулся в струнку, чувствуя, как горячее семя заливает штаны. — Господи, Дженсен, да-а, — Джаред сомкнул глаза и вдохнул распалённого воздуха, чувствуя, как по телу проносится волна оргазма. — Дженсен, Дже-ен...

      — Поздравляю, тебе снова тринадцать.

      — М-м, — Джаред согласно мычит и притягивает Дженсена к себе ближе, целуя в губы. — А ты?

      — А я на экскурсии.

      — Дженсен, ну серьёзно...

      — Мне надо приучать тебя получать оргазм от рук парня. Я потом восполню. 

      — Это было необычно, — ответил Джаред. — Ну, знаешь... мне нужно в душ, — Падалеки улыбнулся и поцеловал Дженсена в скулу. 

      — И джинсы сменить.

      — И да... это тоже.

      — Иди, я подремлю пока.

      — Ты что, даже не возбудился? — Джаред немного удивился.

      — Ну как тебе сказать...

      — Как есть.

      — Немного.

      — Офигеть. Заставил меня кончить, как подростка, а сам...

      — Кто ж виноват, что ты чувствительный такой?

      — Вообще-то, — Джаред хотел было сказать, что нет, но подумал, что это глупо. — Можно мне тоже кое-что сделать?

      — Можно. Сходить в душ и помыться.

      — А... Ладно, — Джаред вздохнул. — Тогда слезь с меня, пожалуйста.

      — Ага, извини, — пробурчал Дженсен и скатился с него. — Вперёд, мой рыцарь.

      Джей фыркнул, не удержался, и снова поцеловал Дженсена — просто это было чем-то до жути приятным и, вроде как, необходимым дальше. Падалеки стянул с себя промокшие насквозь джинсы вместе с бельём перед входом в ванную комнату, так, что если бы Дженсен хотел - он бы увидел, бросил на диван байку с майкой и поплёлся в душ.

       Дженсен подкрался к дивану, сцапал боксёры Джареда и, вернувшись на кровать, прижал их к лицу, утопая в остром пряном запахе, который отправлял все мысли в свободный полёт и превращал мозги в желе.
Кончить он успел за несколько секунд до того, как исчез шум воды в ванной. Облизнул ладонь, смахнул потёки спермы влажными салфетками и бросил бельё обратно на диван.

      Джаред вздохнул, обмотался полотенцем и вышел наружу, поискав глазами бельё. Нашёл, сцапал и вернулся обратно в ванну, пояснив:
      — Забыл постирать.

      Вернулся через двадцать минут, переодевшийся в чистое бельё и вздохнул:
      — Ну что, переодеваемся и идём? 

      — Ага, пойдём.

      Джаред кивнул, подошёл к шкафу. За день две пары — рекорд даже для него. Переоделся в последние чистые брюки горчичного цвета, натянул сверху джемпер и спросил, снимая парку с крючка:
      — Пойдём?

      — Второй раз спрашиваешь, — Эклз медленно сел и подтолкнул очки ближе к переносице. — А тебе в парке не жарко будет?

      — Парка весенне-осенняя, не жарко. И джемпер тонкий. Нет, отлично. Там, знаешь ли, прохладно.

      — Ничего, согрею, если замёрзнешь.

      — Что ты предлагаешь?

      — Ничего, — Дженсен прошёл к двери и снял с крючка свою куртку. Она идеально подходила для сырого и промозглого Лондона, возможно, подойдёт и для Нью-Йорка. Застегнул, поправил воротник и протянул Джареду очки. — Подержи, я шнурки завяжу.

      Джаред взял в руки очки и покрутил в руках — красивые, в тонкой оправе. Как раз такие, как сам Дженсен. 

      — А ты... ладно, ничего.

      — Что?

      — Ничего, забудь.

      — Джаред.

      — Хотел спросить, переписывался ли ты ещё с кем-то.

      — Нет.

      — М... ясно. Давай, Нью-Йорк нас ждёт.

      — Подождёт. Я с развязанными шнурками не пойду.

      — Ага. Давай уже завязывай их.

      — Я не могу завязывать, когда ты пялишься на мой зад.

      — Простите пожалуйста, — Джаред фыркнул и вышел за дверь. Нежный какой. Одним глазком только посмотрел.

      Дженсен закончил с упрямыми шнурками, вышел за дверь и обнаружил, что Падалеки стоит к нему спиной. Нельзя было не воспользоваться таким шансом. Детство заиграло в одном месте, и он, подкравшись к Джареду, прыгнул сзади, оттолкнувшись от плеч парня ладонями.

      Джаред от неожиданности выругался, но Дженсена удержал, выпрямился и выдохнул:
      — Джен, ты что делаешь? А ведь старше меня.

      — Я нечаянно.

      — Всё, теперь мы идём вниз! — Падалеки подтянул его повыше. — И слышать ничего не хочу. Сам залез.

      — А ну поставь!

      — Дженсен, цыц, — Джаред запер дверь комнаты и потопал вместе со своей ношей вниз. Наградил сварливую вахтёршу довольным взглядом и поставил парня только на улице.

      — Я высоты боюсь, лосяра, — шикнул Дженсен, оказавшись на твёрдой земле.

      — Я тебе не небоскрёб, чтобы бояться. Тем более, мой принц, я вас держал.

      — Небоскрёб. 

      — Всё, хватит ругаться. Иди поцелую.

      — А может, я обиделся, — проворчал Дженсен и привстал, чтобы дотянуться до губ Падалеки. — Может, мне после высоты плохо, — продолжил он развивать мысль, обхватил Джареда за шею и прижимаясь к нему. — Сейчас в обморок упаду...

      — Сейчас — точно, — Джаред опустил руки ниже, на ягодицы Дженсена, и прижал его к стене.

      — Куда к святому руки тянешь? — шутливо возмутился Эклз. — Люди смотрят.

      — Да всё равно, — ответил Джей. Вообще-то, всё равно ему никогда не было, и даже больше, но теперь, с Дженсеном, он не мог и не хотел зажиматься. — Пусть знают, чей это парень.

      — Да я не особо против...

      — Вот и всё, а то снова возьму на руки, — Джаред справился зубами с молнией куртки и втянул между губ кожу Эклза — тёплую, сладкую. — Хороший, — промурчал.

      — Мы идём куда-нибудь, или вернёмся в постель? — бархатным голосом осведомился Дженсен, дёрнул джемпер ниже и прижался губами к затвердевшему от холода соску. Шоу эксгибиционистов, бля.

      — М-мы... идём, — Джаред позорно всхлипнул и усилием воли заставил себя отстраниться. — Господи... пойдём, пока я снова не кончил.

      — Мастер облома.

      — Пойдём, — Падалеки ещё раз чмокнул англичанина, вжикнул молнией и взял за руку, уводя в сторону автобусной остановки. — Парк нас ждёт, мой принц!

      — Кровать тоже ждала, — проворчал Эклз. — А она не Хатико... Да не гони ты так, руку оторвёшь!

      — Прости, Дженсен. Если мы все каникулы проведём в кровати, ты так ничего и не посмотришь...

      — Посмотреть я и в гугле могу.

      — М-м-м, — Джей кивнул. К остановке подъехал синий автобус с огромной наклейкой тигра с боку и зелёной подписью "Greenpeaсе". — Всё, пойдём.

      — Ура, приехал, поспать можно...

      — Никаких спать, — возмутился Джаред. — Смотри в окно!

      — А если я спать хочу? — жалобно поинтересовался Дженсен.

      — Мы спали, — Падалеки зашёл в автобус, оплатил два билета. Всё ещё держа парня за руку, прошёл по салону и занял место. Дженсен опустился рядом, и американец вздохнул. Путь не особо долгий, но полчаса вплотную рядом с Дженсеном... могли бы стать испытанием.
Дженсен нахально устроил голову на плече Джареда, зевнул и прикрыл глаза, намереваясь вздремнуть хотя бы немного. Со стороны — наверняка как парочка из романтического фильма. Ну и чёрт с ним.

      — Джен, ну ты и соня, — Джаред вздохнул и отвернулся к окну, чтобы скрыть неловкость. Не удержался и обнял парня за плечи. Так было намного удобнее и приятнее.


∞ † ∞



      В парк всё-таки съездили. Джаред поводил Дженсена и по другим красивым местам Нью-Йорка, показал свои любимые уютные скверы и аллеи, о которых не знали приезжие. Иногда Дженсен останавливался посреди дороги, доставал небольшой блокнот и делал зарисовки. Джаред терпеливо ждал.

      Вообще все их прогулки сводились к тому, что они либо бесились, отпугивая людей, либо зажимали друг друга и никак не могли насладиться теплом, наплевав на то, что многие их видят. Джареду словно срывало тормоза, когда рядом был Дженсен.

      Первые три дня провели по большому счёту на улице, в кампус возвращались под вечер, усталые и довольные, ужинали, смотрели какое-нибудь кино и ложились спать вместе. И ещё никогда до этого Падалеки не чувствовал себя таким живым и счастливым. 

      Когда пришёл последний, четвёртый день, парень осознал, что не хочет отпускать Эклза обратно. Самолёт был поздним вечером, но этого казалось так мало, что Джаред вздыхал и мысленно думал, что будет дальше.


      — Джаред, слезь с меня, — проворчал Дженсен и ткнул Падалеки в бок. Джей очень быстро приобрёл привычку забираться на него во сне и придавливать всей своей тушей к кровати. Да и вообще — превращался, казалось, в осьминога, опутывал во многих местах сразу и жарко дышал в затылок.

      Нет, были и свои плюсы. Например, не холодно. Но Дженсен часто чувствовал себя так, словно на нём разлёгся крупный динозавр.

      — Прости, — Джаред простонал и скатился с парня, прижимая парня к себе. — Не хочу отпускать тебя, Дженсен... не хочу.

      — Придётся, — Эклз на мгновение закрыл глаза, возненавидев себя за эти слова.

      — И что мы будем делать дальше?

      — Я доучусь и перееду в Нью-Йорк.

      — Ради меня?

      — Нет, ради здешних хот-догов. Ради тебя, тупица.

      — Хот-доги здесь вкусные, — буркнул Джаред. — А как родители это воспримут? Дженсен, ох, Джен... столько всего надо сделать и решить... но мы же будем видеться ещё, да? Я ведь не выдержу весь год без тебя.

      — Я буду приезжать на каникулах.

      — Почему только ты ко мне приезжаешь?

      — Потому что если приедешь ты, Кристиан тебя придушит. За то, что в первый раз ты меня послал.

      — Дженсен... господи. 

      — Эй, всё будет хорошо, — Дженсен улыбнулся и откинул с шеи Джареда волосы, прижимаясь к ней губами. — Давай не будем разбирать наши прошлые ошибки.

      Джей кивнул и слабо улыбнулся. Оба хороши были. 

      — Думаешь, в следующий раз стоит познакомить тебя с моими родителями?

      — Для начала скажи им, что ты не совсем натурал.

      — Я скажу, конечно. И отпишусь. Если не убьют сразу, — Джаред неловко улыбнулся Эклзу. — Страшно.

      — Заткнись, обними меня и перестань бояться.

      — Я и так тебя обнимаю, — буркнул Джаред. — Меня на полосочки порежут, Джен. Будешь тогда любить?

      — Буду.

      Падалеки улыбнулся, поцеловал его в нос и спросил:
      — Ну, а сегодня мы чем займёмся? До самолёта ещё много времени.

      — Есть идеи?

      — Есть, но она тебе не понравится.

      — У меня своя есть, — хмыкнул Дженсен и скользнул ладонью к паху Джареда. В какой уже раз за несколько дней — не помнил.

      Как-то так сложилось, что оргазм от петтинга получал Падалеки, а Дженсен поспешно отдрачивал себе, пока американец был в ванной. Лично его такой расклад дел устраивал — Джареда нужно было приучать к физической составляющей однополых отношений. Когда-нибудь они будут кончать одновременно, а пока рано.

      — Именно это я и хотел, — вздохнул Джаред и накрыл ладонью ладонь Дженсена. — Но сейчас с условием, Джен. Я тоже тебя коснусь...

      — Хорошо.

      — Ладно. Давай, — Падалеки вздохнул и откинул голову обратно на подушки. — Только вот так.
Он обнял Дженсена за лопатки и перевернул на постель, склоняясь сверху. Спали в нижнем белье, и это было намного удобнее, чем джинсы: прикосновения ощущались в несколько раз лучше.



      — Офигеть, — Джаред, полностью расслабленный, тяжело дышащий, повалился рядом с Дженсеном и громко засопел, пытаясь выровнять дыхание. Наконец-то кончил не только он. Его методика оказалась очень даже действенной, вроде ничего такого, но Эклз кончил сразу же за ним, о чём говорило такое же мокрое пятно на боксёрах, как и у самого Джареда. — Дженсен, после этого точно не хочу отпускать тебя никуда...

      — А у тебя нет выбора, — вздохнул Дженсен и потянулся, хрустнув шейными позвонками. "Когда-нибудь" получилось раньше, чем он ожидал. — Учёба сама себя не окончит.

      — Я понимаю, — выдохнул Джаред. — Но даже думать об этом не хочу.

      — Это всего лишь на год.

      — Год... Дженсен, это много, я же с ума сойду.

      — Я буду приезжать, сказал же.

      — Всё равно.

      — А у меня для тебя подарок есть.

      — Уже страшно, — Падалеки улыбнулся. — Что же?

      Ответной улыбкой Дженсена можно было просветить весь Манхэттен.
      — Потом узнаешь.

      — Ну, Дженсен...

      — Не-а. Сюрприз портить не буду.

      — Ладно. Как насчёт завтрака?

      — И как в тебя столько влезает? — Эклз округлил глаза в притворном удивлении.

      — Не знаю. Я же большой.

      — Мягко говоря. 

      — По-моему, это не проблема...

      Дженсен сполз к ногам Джареда, почти уткнувшись ему носом в пах, последил за опавшим после петтинга членом, подул и поднял глаза.

      — Вроде не проблема. 

      — Дженсен, не возбуждай меня снова... я и правда есть хочу. Поцелуй меня и пойдём в душ, приводить себя в порядок.

      — Я не возбуждаю, а наблюдаю.

      — За чем там наблюдать — всё опало давно.

      — Оно и в опавшем виде прекрасно. 

      — Прекрати меня смущать, — вздохнул Падалеки. 

      — Дай спеть оду. И вообще, у меня сайз-кинк, не мешай.

      — Дженсе-е-ен, — Джаред застонал и откинулся на подушки. — Какой ты извращенец.

      — Я?


      Оставшееся до отлёта время Дженсен до Джареда не домогался. Почти. Вместо этого они успели посетить места, полюбившиеся за время каникул. Эклз-таки нашёл в Центральном парке памятник, который всегда хотел нарисовать. Из-за нехватки времени пришлось ограничиться фотографией, с которой он потом перерисует.

      За три часа до рейса Дженсен собрал вещи, отложил очки на тумбочку и без слов забрался на колени к Падалеки. Обвил конечностями, уткнулся лицом в грудь и замер, чувствуя себя маленькой девочкой, у которой в командировку уезжает отец или ещё кто-то родной и любимый.

      Джаред вздохнул, обнял Дженсена в ответ, прижал поближе и поцеловал в макушку.
— Сам говорил: увидимся, — он пытался успокоить не то Дженсена, не то себя. — Странно понимать то, что ты мне нравишься, но ещё страннее отпускать.

      Дженсен фыркнул и, как в первый день своего пребывания в этой комнате, прижал Джареда к стене, одновременно пытаясь зацеловать его шею и потереться о парня.
      — Всё-таки жаль, что дальше пока не пошли, — пробормотал Эклз в перерывах между поцелуями.

      — Эй, не так быстро, — прикрыл глаза Джаред. — Ты меня и так за эти дни заездил, ещё никогда столько не кончал...

      — Скажи ещё, что не нравится.

      — Нравится. Очень. Не опоздаем? — вздохнул Джей. Он бы и опоздал с радостью, да только Дженсену это не нужно. Падалеки поцеловал парня в висок и вздохнул. Отпускать... кто вообще придумал всё это расстояние?

      — Выдвигаемся.



      В аэропорту Дженсен обмотал рюкзак плёнкой, сдал в багаж и, убедившись, что билет не выпадет из кармана, потянул Джареда за руку. До рейса оставалось пятьдесят четыре минуты — много и мало одновременно. 

      — Пойдём, подарок отдам.

      Джаред опешил, но за Эклзом пошёл, полностью доверившись ему.
      — А куда мы идём?

      — Куда надо.

      — Дженсен, — Джей обречённо вдохнул. — Ну почему так всегда?

      — Потому что я вредный.

      — Ты не вредный, ты как магнит — притягиваешь, и как маятник — гипнотизируешь, заставляя подчиняться.

      — Какие сравнения, — поразился Дженсен, выискивая глазами указатель.

      — Что ты ищешь? Сказал бы мне.


      В туалете оказалось неожиданно мало народу. Дженсен осмотрелся, втолкнул Падалеки в ближайшую кабинку, не дав опомниться, шлёпнулся на относительно чистый пол и принялся расстёгивать ширинку джинсов. В глаза Джареду не смотрел — боялся увидеть там не самые приятные эмоции.

      Закончив с молнией, сдёрнул бельё, осмотрел невозбуждённый член и мокро лизнул, поддерживая Джареда за задницу. Жаль, что наскоро: Дженсен бы не отказался изучать длинный ствол и крупную головку часами, мучить себя и Падалеки, брать медленно, вслушиваясь в хриплые поскуливания.

      Сейчас придётся быстро, грязно и глубоко, чтобы Джей запомнил и хотел повторения.

      — Чёрт, — Джаред выругался и вдохнул. — Дженсен...

      Эклз впервые касался его без препятствий: без белья, джинсов и прочего. И оказалось, что его пальцы очень даже приятные, на грани с тёплыми и прохладными... Что уж говорить о том, что в рот Дженсен у него ещё не брал ни разу. Максимум, чем они ограничивались — это петтинг... и тут сразу так. Падалеки откинул голову и неуверенно положил одну руку на шею парня, поглаживая дрожащими пальцами.

      Дженсен метнул взгляд наверх, убедился, что убивать его не будут и вздохнул с облегчением. Начинающий вставать член дрогнул на языке, Эклз вобрал его в рот и огладил пальцами потемневшие яйца, начиная глубоко и размеренно дышать носом.

      — С ума сойти, — сквозь зубы проговорил Джаред. — Даже лучше всех девчонок вместе взятых... Джен...

      Он вплёл пальцы в русые волосы и стал мягко поглаживать, хотя хотелось совсем другого. 

      — М-м-м, — промычал Дженсен, сглотнул слюну, но остатки всё-таки просочились и стекали из уголка губ. 

      А всё Падалеки виноват. Нехрен таким вкусным быть.

      Джаред выгнулся, упёрся в стену лопатками и почувствовал, что совсем близок, кончит вот-вот, чёрт возьми. Собрал всю силу воли и простонал:
      — Дженсен, стой. Хватит...

      Дженсен шлёпнул Джареда по ноге и на секунду перестал сосать, прислушался к возне в соседней кабинке. Нехорошо улыбнулся, вернулся к прерванному занятию и насадился полностью, уткнулся носом в живот, зажмурился, привыкая к вздрагивающему глубоко в глотке члену.
За тонкой стенкой кто-то занимался тем, за чем обычные люди ходят в общественные туалеты, а Дженсен тихо заурчал, окутав головку вибрацией, перекатил пальцами мокрые от слюны яйца и надавил на задницу Джареда, без слов разрешая двигаться.

      — Засранец, — процедил Джей и толкнулся бёдрами вперёд несколько раз, вводя член по самые яйца и выводя до головки. Ещё одно движение — и Падалеки кончил внутрь в горло парня, мыча что-то неразборчивое. Ему вдруг стало настолько хорошо, что всё вокруг, и посторонние звуки, и запахи померкли. Может, сказалось воздержание, ведь с тех пор, как Джаред познакомился с нынешним Дженсеном, он ни с кем не занимался сексом.

      — Сам засранец, — невозмутимо отозвался Дженсен, оторвал клочок туалетной бумаги и аккуратно вытер слюну с уголка губ. Горло саднило, но это будет напоминать о Джареде. Так что пусть. — Ещё и обзывается.

      — Не кипятись, — вздохнул Джаред и поднял его на ноги. — Мне впервые разрешили кончить в рот, это было неожиданно.

      Он притянул Дженсена к себе, положил руки на талию и поцеловал, ловя чуть заметный отзвук запаха и вкуса.

      — Пойдём, — вздохнул Эклз, и его скрытые стёклами очков глаза погрустнели. — Сорок минут осталось.

      — В следующий раз я восполню всё, — уверенно ответил Джаред, застёгивая ширинку и поправляя джинсы. — Вот увидишь. Точнее, почувствуешь.

      — Я понял.

      — Пойдём, мой принц. Ещё секунда — и я не смогу отпустить тебя.


      Перед тем, как сделать последний шаг и переступить границу США, Дженсен обхватил Джареда руками за шею, привстал и прижался своими губами к его, тщетно пытаясь вместить в оставшиеся секунды так много невысказанного и не до конца прочувствованного. Пересчитал языком зубы, коснулся нёба, лизнул изнутри щёку и опустил тёплые ладони на свои бёдра.

      — Я люблю тебя, — признался он, не открывая глаз. Специально выбрал этот момент, потому что если Падалеки будет возражать — можно тут же смыться.

      Джаред охотно ответил на поцелуй, вздохнул и прижал Дженсена поближе, выдохнув неожиданно даже для самого себя:
      — И я тебя... люблю, Дженсен. Напиши, как приедешь.

      — Я даже пропущу мимо ушей то, что ты колебался.

      — Мне нужно осознать всё до конца, не дуйся, — Джей поцеловал Эклза в щёку. — Всё, иди, а то без тебя улетят.

      Дженсен тоскливо посмотрел на него, вздохнул и двинулся к таможенникам. Не оборачиваясь, чтобы не было ещё больнее.

      Внутри роились странные чувства: одиночество, страх, доля ненависти к сложившимся обстоятельствам. А ещё он, чёрт побери, уже скучал.

Jensen Ackles:
Не забывай скучать по моему рту, рыцарь.


      В самолёт Дженсен садился в абсолютно растрёпанных чувствах. Посмотрел из иллюминатора на город, который теперь будет ассоциироваться со счастьем, вздохнул и закрыл глаза, даже не собираясь отрицать того, что из-под ресниц скатилась одинокая слезинка.

Jared Padalecki:
Никогда не перестану, принц. Уже начал.

      Джаред напечатал сообщение и вздохнул. Дженсен только уехал, а он уже начинал скучать. От каникул ещё немного осталось, можно было бы заняться чем-нибудь, но ничего не хотелось.
В кампус Падалеки вернулся совсем поникший, рухнул на кровать и вздохнул, вспоминая подарок Эклза. Неожиданно и приятно. Он ещё не до конца осознавал, что полюбил парня, но внутреннее эго уже всё давно решило без него.

      Джаред подумал, что заведёт календарь, который будет отсчитывать встречи с Дженсеном. Пожалуй, надо всё рассказать Чаду. И маме с отцом тоже. Студент уже представлял реакцию родителей на это, но решил, что если всё будет совсем плохо, у него есть ещё два года в университете, чтобы пробыть на расстоянии от семьи.


Глава 5

Часть 5. Каникулы в Ирландии

      Дополз Дженсен до дома только поздним вечером, а с учётом разницы во времени — под утро. Ни сил, ни времени, чтобы отправить сообщение, у него не было. Пробормотал в сторону родителей, что отдохнул хорошо, рухнул в кровать и отрубился.

      Проснулся от ехидного смешка Маккензи и, отобрав у поганки камеру, имел счастье лицезреть собственное тело, вольготно раскинувшееся на простынях, выделяющуюся задницу и красиво подсвеченные солнцем светлые лохмы.

      Дженсен задумчиво улыбнулся, перекинул снимок на свой телефон и отправил Джареду. В Ирландии было десять, значит, в Нью-Йорке до пробуждения Падалеки осталось ещё немного. Проснётся — увидит.

Jensen Ackles:
Сестра сфоткала, пока спал. Доброе утро ;)

      В ожидании ответа он присоединился к семейному завтраку, где откровенно признался, что летал к парню. На лице отца появилось знакомое выражение — Алан Эклз с недоверием относился к увлечениям сына. Зато Кензи тут же заверещала от восторга и напугала кота. Йоссариан от неожиданности громко мяукнул, вцепился в ногу Джоша, тот пролил на себя кофе, выругался и получил полотенцем от матери. 

      Под возникшую на кухне перепалку Дженсен стянул со стола кусок вишнёвого пирога и удалился в свою комнату. Завтра ему лететь обратно в колледж. А так хочется к Джареду.

      Джаред, едва проснувшись, тут же полез в сеть. И был вознаграждён фоткой аппетитной задницы, плотно обтянутой боксёрами. Если бы не обязательный утренний стояк — встало бы ещё раз.

      Парень сглотнул, не удержался, погладил экран и набрал ответ.

Jared Padalecki:
Ох, чёрт, я хочу тебя. Снова. Дженсен, так нечестно...

Jensen Ackles:
Это всё Кензи.

Jared Padalecki:
Кензи фотографирует тебя спящим?

Jensen Ackles:
Иногда.

Jared Padalecki:
Ты красивый. Считай, что я уже жалею о том, что мы не пошли дальше.

Jensen Ackles:
Можешь подрочить, я разрешаю.

Jared Padalecki:
Как ты на моё бельё? Да-да, Дженсен, я спалил тебя :3

Jensen Ackles:
Я не виноват, что оно офигенно пахнет...

Jared Padalecki:
Я поверю на слово. Завтра решил съездить к родителям — не откладывать.

Jensen Ackles:
Скинуть что-нибудь для поддержки?

Jared Padalecki:
Пока рано, а завтра скинешь :**

Jensen Ackles:
Эх... ну хоть в губы.

Jared Padalecki:
Эй... Сам напросился :*****

Jensen Ackles:
НАСИЛУЮТ!

Jared Padalecki:
Ну всё, закричал. Мой принц, где же ваши манеры? Не "насилуют" а "нежно имеют".

Jensen Ackles:
Принц сейчас сам себя поимеет.

Jared Padalecki:
А кто будет сверху? Я в лицо постеснялся как-то спросить.

Jensen Ackles:
Ты.

Подумал и отправил второе сообщение.

Jensen Ackles:
В первый раз. 

Jared Padalecki:
Почему так категорично?

Jensen Ackles:
Потому что :Р

Jared Padalecki:
Как скажет принц. Что будешь делать оставшиеся каникулы?

Jensen Ackles:
Скучать по тебе. И...

      Дженсен почти почувствовал, как у него в голове щёлкнула лампочка. Переключил камеру на фронтальную (спасибо родителям за новый телефон), в течении пяти минут прикусывал и облизывал губы. 

      Добившись нужного результата — влажные и чуть опухшие, как после хорошего минета — приблизил телефон к лицу, сфотографировал крупным планом и прикрепил к сообщению.

Jensen Ackles:
Я бы сфоткал для тебя свою голую задницу, но, боюсь, не возбудит. Поэтому держи.

      Он отправил сообщение и тут же стёр его. Джаред всё равно получит, а смотреть на это самому — слишком стыдно.

      Джаред сглотнул и сохранил фото себе, залипая на красивых припухших губах. Оторваться смог не сразу, почувствовал, как в паху собирается приятная тяжесть. Падалеки сжал член и с трудом напечатал сообщение.

Jared Padalecki:
Возбудит. Дженсен... Господи, я уже хочу тебя, хватит провоцировать, иначе я кулак из штанов не достану.

Jensen Ackles:
Ну и не доставай...

Jared Padalecki:
И как ты себе это представляешь?

Jensen Ackles:
Будешь хорошим мальчиком — отправлю ещё что-нибудь.

Jared Padalecki:
Даже так? Я буду хорошим, мой принц. 



      Дженсен переключил камеру, извернулся, сделал ещё один снимок. Почувствовал себя чокнутым селфистом и отправил, не написав ничего. 

      Где-то в глубине души ему было стыдно. А узнали бы знакомые, что задрот-Эклз так развлекается, решили бы, что их разыгрывают.

      Никакие взаимные пошлости и подначки не могли умалить тупую тоску по Джареду, которая за неделю измотала все нервы. Пришли выходные. Падалеки собирался идти на встречу с семьёй, которая должна была сопроводиться каминг-аутом. Дженсен очень хотел бы быть рядом, но поддержать мог только на расстоянии.



      Время с того дня, как уехал Дженсен, тянулось, как патока: медленно дни недели ползли, сменяя друг друга. Джареду казалось, что прошла уже вечность, а миновала всего полная неделя. На следующий день, как и обещал, к родителям не сходил. Позвонил домой и узнал, что мать с отцом уехали к родственникам в соседний город. И тогда Падалеки решил: подождёт. Это не та тема, которую обсуждают по телефону.

      Но вот вернулся обычный распорядок дня Джареда: учёба, просиживание над конспектами, почти непрерывная переписка с Дженсеном и сон.

      Потом позвонила Шерон и позвала сына на семейный ужин. Меган тоже обещала прийти, и Джей решил, что это лучший шанс всё сказать. Семья в сборе, всё должно было случиться.
Джаред зашёл на сайт, чтобы Дженсен пожелал ему удачи, однако тот не просто пожелал. От всей души или... задницы.

      Падалеки открыл прикреплённое к сообщению фото и вздохнул, залипая. На фотографии красовалась та самая задница Дженсена, правда, боксёры были приспущены до половины и был виден изгиб ягодиц.

      Если бы кто-то сказал раньше, что у него встанет на парня — не поверил бы. И даже, наверное, засадил в морду. А сейчас рот сам наполнился слюной, и Джаред почувствовал огромное желание провести между половинок языком, слизывая запах и вкус Эклза. В паху тут же стало горячо. Падалеки шумно втянул носом воздух и напечатал ответ. 

Jared Padalecki:
Дженсен, мне же предстоит серьёзный разговор, а ты возбуждаешь, засранец. Теперь я буду всё время думать о том, как хочу тебя всего вылизать, сил нет, Господи...

Jensen Ackles:
Я тебя подбадриваю.

Jared Padalecki:
Ты подбадриваешь не совсем меня...

      Джаред подумал, а потом вздохнул: чем чёрт не шутит? Присел обратно на стул, расстегнул ширинку и сфотографировал вздыбившуюся ткань боксёров, прикрепив к сообщению.

      Дженсен сглотнул мгновенно выделившуюся слюну. Воспоминания о члене Падалеки глубоко в глотке сделали своё дело — захотелось повторить. Но только медленно и обстоятельно.
Интересно, как они оба доживут до лета...

Jensen Ackles:
М-м-м. И тебя тоже.

Jared Padalecki:
Дженсен, принц мой, пожелай мне удачи.

Jensen Ackles:
Удачи, мой любимый рыцарь.

      С родителями Джаред всё же поговорил. Ожидал любой реакции после слов "мама, папа, я, кажется, бисексуал. И у меня есть парень. Да." Этим "да" Падалеки словно обрубил все ниточки родителей к тому, что "может, всё не так, как ты думаешь?"

      Вот бред, всё именно так. У него был петтинг с парнем, и это похлеще секса с девушками, а что будет, когда они доберутся до самого главного?..

      За столом тогда повисла неловкая тишина, а потом взвизгнула Мег, и со словами "А я знала!" обняла брата. Однако мать с отцом такого энтузиазма не разделили. Джеральд кашлянул и спросил, уверен ли он. Сын кивнул в ответ, и глава семейства продолжил есть, словно ничего не произошло. На самом деле внутри всё вопило и хотело нарычать, выбить всю дурь, но присутсвие жены и дочери не позволяло.

      Шерон повздыхала, кажется, утёрла слезу, глубоко вдохнула, отпив вина из бокала и предложила познакомить этого парня с ними. Джаред опустил голову и сознался, что пока никак - Дженсен в Англии и приедет только летом. А потом... потом на совсем. И если родители не примут его, всё равно будет с ним.

      Возражать было глупо. Сыну двадцать, и указывать, что делать, было бессмысленно. 
Вечером, после ухода сына, чету Падалеки ждал серьёзный разговор об этом, но пока Джаред доверился им, лучше было продолжить ужин, не накаляя атмосферу ещё больше.
В кампус Джаред вернулся около полуночи, разделся, принял душ, убедился, что Чад снова где-то шляется, и отправил Дженсену сообщение.

Jared Padalecki:
Я сделал это, принц. Я молодец.

      Дженсен проснулся от громкого писка телефона, проклял себя и Вселенную за то, что не отключил звук. Смотреть было ужасно лениво, но лень боролась с желанием узнать, как прошёл разговор Джареда с родителями.

      За окном сиял хмурый лондонский рассвет.

Jensen Ackles:
Ты был бы ещё больший молодец, если бы помнил, что у меня пять утра...

Jared Padalecki:
Чёрт, я разбудил тебя?

Jensen Ackles:
Вроде того.

Jared Padalecki:
Прости, я не хотел. Ты мог бы ответить потом. Иди спать. Утром напишешь.

Jensen Ackles:
У меня уже утро.

      Эклз в очередной раз включил фронталку, пригладил растрёпанные волосы и поднёс сжатую в кулак руку к левой щеке. В правую уткнулся языком, оттопырил, заснял и вернулся к сообщению.

Jensen Ackles:
Держи свой приз за смелость, я пойду досыпать.

Jared Padalecki:
Ты просто невыносим. 

      Джаред улыбнулся очередному фото и заблокировал телефон.

Jensen Ackles:
И я тебя люблю.


      Время до летних каникул Джаред действительно считал на календаре. Чад даже не стал спрашивать, с какого хрена на двери под крючками расположился кусок бумаги. Сам всё понял, многозначительно хмыкнул и отстал. 

      Переписку по-прежнему продолжали, но Джаред, зная, как хорошо с Эклзом в реальной жизни, весь изнылся и, кажется, натёр мозоли на правой руке. Просто этот принц со вторым именем "провокатор" то и дело скидывал свои фото, на которые Падалеки сначала залипал, хлопая глазами, а потом тянулся в штаны — поправлять среагировавший член.

      Закрыв летнюю сессию, оба договорились, что первую половину лета проведут на родине Дженсена. И как только Падалеки сдал последний экзамен, тут же понёсся в кассу, покупать билет на самолёт.

      В итоге, спустя два дня он уже готовился к отъезду.



Jensen Ackles:
Когда прилетаешь?

      Кензи вынесла брату остатки мозга, требуя познакомить её с парнем, по которому Дженсен вздыхал каждый день без перерыва. Собственно, решение провести половину каникул в Ирландии было обусловлено желанием познакомить Джареда с семьёй.

      Эклз нервничал, потому что раньше не приводил в дом тех, с кем завязывал отношения. Да это и отношениями назвать-то было сложно. Но факт оставался фактом — Джаред будет первым. Поэтому Дженсен, сразу после закрытия сессии, смылся в Ирландию и морально готовил семью к предстоящему.

Jared Padalecki:
Самолёт вылетает через семь часов. Плюс полёт три часа. В интернете должно быть расписание рейсов, принц, можешь посмотреть, потому что я ещё не делал этого.

Jensen Ackles:
Я буду в зале ожидания. Ищи самую красивую девчонку — не ошибёшься.

      Джаред сложил последние вещи во вместительную спортивную сумку, вздохнул, десять раз перепроверив, спросил у Чада, позвонил ли он своим родителям, потому что сам не помнил, Чад фыркнул, что он совсем замотался со своей любовью, но да, звонил. Падалеки расслабленно выдохнул. Всё было готово. Хлопнул друга по плечу в аэропорту, послал с пожеланием приехать с "вытраханными мозгами" и, желательно, целым Дженсеном — для знакомства — и написал Эклзу сообщение, перед тем, как пройти таможню.

Jared Padalecki:
Джен, я скоро сажусь в самолёт, жди меня, принц :**

Jensen Ackles:
Жду.

      В зале ожидания Дженсен успел изгрызть ногти под корень, пробарабанить по подлокотнику все знакомые мелодии, собрать коллекцию взглядов и вымотать всем нервы. Потом встал и начала нарезать круги по залу, огибая спешащих людей. Удивительно, но только сейчас, когда истекали последние минуты их разлуки, он скучал сильнее всего и поминутно проверял сообщения.

      Джаред вышел из самолёта в аэропорту намного меньше его, американского, вздохнул, и достал телефон из кармана, собираясь напечатать Дженсену, но не успел — заметил знакомую русую макушку и пошёл в нужную сторону, расталкивая всех.

      Эклз стоял к нему спиной. Падалеки улыбнулся и обнял парня со спины, крепко-крепко, как будто не видел вечность. Поцеловал за ухом и шепнул:
      — Привет, мой принц.

      — Привет, — Дженсен улыбнулся и сгрёб его в объятия, прижавшись щекой к груди. Сердце радостно затрепыхалось, провоцируя на глупости; хотелось зацеловать Джареда до смерти... особенно шею. — Мне кажется, или ты вымахал ещё больше?

      — Тебе кажется, я перестал расти, — Джаред широко улыбнулся и погладил Дженсена по макушке. — А ты стал ещё красивее — точно. Джен...

      — Вот кто бы говорил вообще.

      — Кто? — Падалеки заглянул в зелёные глаза. — Поцелуй.

      — Неа. Я мстительный, — фыркнул Дженсен и несильно прикусил шею Джареда, потом лизнул и поцеловал. — Это за то, что разбудил в пять утра.

      — Я не хотел, — ответил Джей и прижал парня к стене. — Но раз так… — Он втолкнул колено между ног Дженсена и спустился ниже, к шее, выцеловывая узоры.

      — Эй, тут люди, если ты не заметил.

      — М-м-м, да...

      — Я определённо чувствую, что ты скучал, — усмехнулся Дженсен и потёрся о недвусмысленно вздыбившуюся ширинку. Оттянул голову Джареда и поцеловал. Поцелуй начинался нормально, но под конец стал похож на изнасилование, с глухими постанываниями в рот и непрерывными поглаживаниями по спине. Народ спокойно шёл мимо, то ли слишком занятый своими мыслями, то ли толерантный.

      — М-м-м, — Джаред обессиленно застонал и выгнулся навстречу, придавливая своего любимого ближе к стене, чувствуя вкус губ. Долгожданный и желанный. — Дженсен, я хочу тебя, чёрт... куда мы сейчас пойдём?

      — Не знаю...

      У Дженсена был заранее расписанный план, но он тут же забылся, стоило Падалеки коснуться его. Острая вспышка в нервах разнесла продуманный алгоритм в клочья.

      — Дженсен, — Джаред оторвался от Эклза и отошёл на шаг, пытаясь соображать нормально.

      — Что?

      — Соображай мозгом. Иначе мы трахнемся прямо тут...

      — Не то чтобы я был против. Ладно, — Дженсен зажмурился, опустил голову, снял очки и сделал несколько глубоких вдохов. Взбесившийся организм не желал успокаиваться довольно долго, но под конец всё же сдался. Стояк медленно спадал, и через несколько минут Дженсен смог взять Джареда за руку, не рискуя кончить на месте. — Пойдём.

      — Так куда? — спросил Падалеки, который и сам едва смог успокоить своё возбуждение.

      — Домой. Предки жаждут тебя увидеть.

      — Джен... хотя ладно. Потом спрошу.

      — Это что ещё за конспирация?


      Опасался Дженсен зря. Семья приняла его парня достаточно нормально, и даже кот, который в присутствии посторонних становился похож на лохматый белый шар, не отходил от Джареда и мурлыкал у его ног. Почуял доброго человека, у которого можно выпросить еду со стола, и обхаживал, как умел.

      Падалеки потерял надежду вырваться сразу же после того, как был представлен семье. А дальше всё пошло по тому же сценарию, какому следуют все родители мира: допрос. Где учишься, как, куда собираешься пойти работать, какая семья, планы на будущее и, контрольным выстрелом, вопрос о серьёзности отношений. Дженсену было тоже интересно, поэтому он перестал шёпотом препираться с сестрой и поднёс к губам кружку с чаем, скрывая заинтересованность.

      Джаред ожидал подобного вопроса, но, расслабленный беседой, всё равно был застигнут врасплох. Решив, что если начнёт думать — это вызовет подозрение, Падалеки проговорил:
      — У меня... очень серьёзные намерения. Я серьёзно отошусь к Дженсену, и в будущем мы планируем... жить вместе. Начнём с этого.

      — Так, — Дженсен перевёл огонь на себя, получив недобрый взгляд матери и понимающий отца — наверное, Алан вспомнил, как когда-то тоже подвергался подобной процедуре. — Джаред устал, мы спать.

      Состривший на тему "спать" Джош получил подзатыльник от сестры, и в кухне началась очередная баталия. Дженсен улучил минуту и потянул Джареда за собой.

      — Пойдём, это надолго.

      — Я всё запорол, да? — безнадёжно спросил Падалеки и вздохнул, уходя вслед за Дженсеном.

      — Нет. Отцу ты точно нравишься.

      — Ладно...

      — Спать будешь в моей комнате, — не терпящим возражений тоном объявил Дженсен. — А то сестра на запчасти разберёт.

      — С чего бы?

      — Ей ты чересчур нравишься.

      — Надеюсь, не в том самом плане, — фыркнул Падалеки. За разговором они уже вошли в комнату Дженсена, и Джаред, осмотрев её, спросил: — А где... Дженсен, где я буду спать? У тебя всего одна кровать и нет дивана.

      — В одной постели со мной брезгуешь?

      — Нет! Просто, я подумал, что в доме столько народу, это будет как-то... неудобно.

      — Не развалятся, — хмыкнул Дженсен и прикрыл дверь. — Ну вот как-то так я и живу.

      — Здорово, — выдохнул Джаред, осматривая комнату. — Мой принц — ботаник. Почему я не догадывался раньше? — он хмыкнул, скользя взглядами по огромному количеству книг на полках.

      — Потому что, — пробурчал Дженсен и принялся раздеваться. Стереотип на стереотипе, как жить-то в таком мире?

      — Ты обижаешься? Дженсен, ты так много от меня скрывал... зачем?

      — Я не обижаюсь.

      — Ладно. А можно в душ?

      — Можно. По коридору и направо.

      — Ага, — Джей вытащил из сумки домашние вещи и вздохнул. — Надеюсь, Маккензи меня не убьёт за это. Дженсен, может, составишь мне компанию?

      — Нет. Извини, что-то не хочется.

      — Хорошо.

      Падалеки вышел из комнаты, мечтая о том, как смоет всю грязь с дороги и освежится.
Дженсен сходил вниз, убедился, что конфликт исчерпал себя, взял две кружки с чаем и кусок пирога — мама приготовила специально для Джареда, но за допросом и последующими событиями не отдала.

      Поднялся наверх, поставил еду на тумбочку, задумчиво осмотрел полку с длинным рядом книг и завесил пледом. И вовсе не ботаник. Разве что совсем немного.

      Джаред вернулся спустя несколько минут, уже переодевшийся и освежившийся. Зашёл в комнату, огляделся и вздохнул, обращаясь к Дженсену:
— Ну и зачем завесил? Дурашка, я же не хотел тебя обидеть. Мне наоборот, рвёт крышу от того, что ты такой... со мной. Ведь только со мной, да, Джен?

      — Чтобы не отвлекали завесил.

      — И ничего не отвлекают. Придумал же.

      — Ну... — Дженсен дёрнул Падалеки за плечо, повалил на кровать и устроился сверху. — Мало ли, ты кончаешь, а на тебя с книжной полки Твен пристально смотрит. Неудобно.
Он приподнялся, приник губами к любимой части шеи Джареда — чуть выше ключицы — и опустил ладонь на ширинку, обводя контуры начинающего твердеть члена.

      — Неудобно спать на потолке, а пока я с тобой — мне вообще всё удобно.

      Джаред глубоко вдохнул и откинулся на подушки, принимая знакомые ласки от Эклза.

      — Так что ты там спросить хотел?

      — Я хотел спросить, займёмся ли мы сексом.

      — Займёмся, — утвердительно кивнул головой Дженсен. — Зря я себя растягивал, что ли...

      — Что? — Джаред подавился воздухом и почувствовал, как возбуждение затапливает его с головой.

      — Что слышал.

      — Вот даже так? — Падалеки задержал дыхание и начал стягивать с Дженсена футболку, затем опустил руки на его бёдра и огладил, пробираясь внутрь, под пояс джинсов.

      — Нет, если ты рассчитывал на обычный петтинг, то я пойму...

      — Боже, не неси ерунды, — отозвался Джаред, стягивая с Дженсена оставшуюся одежду.
Огладил упругие ягодицы, смял и развёл в стороны.
Дженсен потёрся о выпуклость на джинсах Джареда и задрал его руки вверх, покрывая мокрыми короткими поцелуями ключицы и сдёргивая рубашку через голову.

      — Чистился тоже, можешь не волноваться.

      — Эй, я сделал не всё, что хотел, — буркнул Джаред, зажмурился и толкнулся бёдрами вверх.

      — Подожди, — Эклз сполз с парня, вытащил лист бумаги, прикусил карандаш, быстро набросал два трахающихся смайлика и пришпилил к двери снаружи. Подписал "Не беспокоить", щёлкнул задвижкой и вернулся на кровать, седлая Джареда и цепляясь за его плечи. — Всё. Можешь продолжать лапать мою задницу.

      — А родители ничего? — поинтересовался Падалеки, целуя и посасывая тёплую солёную кожу.

      — Ничего.

      Дженсен подмял парня под себя, перекатился на бок, затем на спину и оказался под ним, развёл ноги в стороны, прижался кожей к коже, вылизывая напрягшуюся шею и цепляя зубами выступающие венки. Затвердевшие соски ощутимо тёрлись о мышцы Джареда, и он тихо, на грани слуха застонал. Грубая ткань джинсов царапала кожу.

      — Ты разденешься или... начинать без тебя?

      — Да, конечно, — ответил Падалеки, снимая с себя джинсы вместе с боксёрами.

      — Ты тормоз, Джей.

      — Что-то не нравится? — поинтересовался Джаред, полностью раздевшись и склонившись над Эклзом. Спустился вниз и накрыл губами сосок Дженсена, погладил подтянутый живот, спускаясь ниже.

      — Нет... меня всё устраивает.

      — Так и думал. Тогда прекращай язвить, — ответил Джей, наконец опуская правую руку ниже. Джаред накрыл рукой член Эклза, потёр большим пальцем под головкой и спустился туда, куда хотел уже давно. Он помассировал указательным пальцем анус и толкнулся внутрь на одну фалангу. Внутри оказалось тепло и влажно. Джаред огладил стенки и выдохнул: — Какой ты там... м-м-м, Дженсен...

      — Это тебе не с девушками, — сквозь зубы предупредил Дженсен и откинул голову на подушку. Только бы не оказалось так, что он зря себя готовил. Еле успел, пока Джаред был в душе. 
Пальцы Падалеки были словно выточены под его тело: не слишком тонкие, но и не слишком большие, идеально вместившиеся в растянутую дырку, заполняющие именно так, как нужно.

      — Прекрати. С девушками-не девушками. Надоело. Больно? — Джаред поводил пальцами внутри и вздохнул.

      — Я же сказал, что растягивал. Не больно.

      — Я должен убедиться. Если помнишь, впервые делаю это с парнем.

      — Меня не нужно готовить, Джаред.

      — Ладно, — Джаред вздохнул, вытащил пальцы и раздвинул колени Дженсена в сторону, устраиваясь между ними.

      — Аллилуйя, — закатил глаза Эклз и приподнял бёдра. Неужели его всё-таки трахнут?

      У Джареда были ненормально горячие ладони, и Дженсен с трудом подавил желание посмотреть, не обуглилась ли кожа. Всё тянулось слишком медленно и казалось нереальным: их общее тяжёлое дыхание, скрип кровати, шум трассы за окном, тихие голоса внизу и еле уловимые соприкосновения тел. Но эта медлительность лишь подчёркивала то, что они оба дорвались, наконец-то.

      — Опять язвишь, чёрт возьми? Сейчас всё вытрахаю из тебя, — пригрозил Джаред и стиснул в ладонях колени Эклза.

      Головка вошла медленно, но плавно, Падалеки тут же почувствовал, как его стискивает тёплое и влажное. Он толкнулся глубже. Тесно, приятно... но, как бы ни хотелось ускориться, Джаред не стал.

      — Хочу и язвлю.

      Джею было не до препирательств: он, наконец, вошёл до конца и замер, привыкая к новым ощущениям. Ни одну девушку девственности он не лишал, с парнями сексом не занимался, поэтому такая теснота, захватившая член в жаркие объятия, испытывалась впервые.

      Дженсен дёрнулся, выпустил искусанную губу из зубов и понял, что рулить процессом придётся ему, несмотря на пассивную позицию. Джаред обращался с ним осторожно и слишком предусмотрительно, как... с девушкой. Нет, конечно, в размеренном и неторопливом сексе тоже есть своя острота, но после долгих месяцев воздержания хотелось не этого.

      Эклз поднял ноги, скрестил их в замок за спиной Джея и надавил, расслабил мышцы и резко сжал, начиная двигаться навстречу. Хотелось не медленно и с расстановкой — наоборот. До искр перед глазами, протяжных стонов и шлепков тел друг о друга. 

      — Дженсен, какого хрена ты так торопишься?

      Джаред вздохнул. Ладно, хочет так — пусть будет. 

      Падалеки стиснул зубы, наконец унял тёмные пятна, пляшущие перед глазами, стал быстро, насколько это вообще возможно во всё же узком Дженсене, двигать бёдрами. В какой-то момент он поймал себя на том, что залипает на губах Дженсена, хочет коснуться их своими, смять зубами, провести по ним языком, точно почувствовав: шершавые, сладкие, как вишня, упругие.
Но Джаред остановил себя; вообще закрыл глаза, чтобы не искушать себя. Дженсен хочет "по-мужски"? Будет так.

      Привыкший к сексу с девушками, осторожный, ласковый и нежный Падалеки совершенно терял себя, втрахивая Эклза в матрас, чувствуя, как тело любовника сдвигается по простыне вверх от совершаемых движений. Джаред был уверен: открой он глаза, то увидел бы, как парень прикусывает губы, хмурится и мнёт несчастную простыню в руках.

      — М-м-м, — Дженсен не смог сдержать довольного урчания, выпустил измятую ткань, перекинул руки через шею Джареда и укусил его за нижнюю губу, заставив открыть глаза. — Не закрывай...

      Он заталкивал стоны глубоко в лёгкие, и те плавились изнутри от невозможности объявить на весь дом о том, как же хорошо бывает с Падалеки, когда он отпускает себя, не думает, отдаётся сексу с головой, точно так же, как сам Дженсен. Не зря всё же они сошлись.

      — А если хочу? — Джаред прикусил упругие губы Дженсена, оттянул и выпустил, тут же зализывая укус широким движением языка.

      — Я тоже много чего хочу. Чтобы ты двигался так, как тебе хочется.

      — Я двигаюсь отлично, прекрати болтать, — Джей закрыл рот Эклза поцелуем и продолжил вбиваться в него, сходя с ума от обжигающих тисков, в которые попал.

      — А вот возьму... и не прекращу.

      — Всё, — Дженсен рыкнул, присосался к шее Джареда, не находя в себе сил оторваться от кожи, запах которой забивал ноздри и заставлял преступно истекать слюной.

      Он подался назад, скользнул задницей по члену, замер у головки и насадился до конца, до самых яиц, плотно сжал мышцы, обхватив член горячим кольцом и удовлетворённо вслушиваясь в звонкий шлепок. Потом ещё раз. И ещё — выпустить, насадиться, сжаться. Простыня сбилась и превратилась в ком, волосы острыми лохмами торчали на висках, пропитавшись потом, а Дженсен всё не отстранялся от шеи, на которой не осталось нетронутого места, только засосы и укусы.

      — Чёрт, — Джаред выругался и подался вперёд, Дженсен начал двигаться сам, будто бы ему было мало тех толчков, которые совершал Падалеки, и он хотел больше эмоций и приключений на задницу, которая наверняка, подумал Джей, будет саднить потом. 

      Ещё не к месту подумалось о том, что они слишком громкие, и наверняка весь дом в курсе того, чем они тут занимаются, но все эти мысли и подобные им, исчезли, оставляя место возбуждению, которое сменялось предоргазменной негой.

      — Дженс... сейчас... остановись.

      — Заткнись и двигайся, — рявкнул Дженсен и царапнул лопатки Джареда. Короткие ногти впились в кожу, почти не повредив её; Эклз плотно стиснул собой горячий член и надавил на спину любовника, вталкивая его внутрь, жмурясь, непрерывно матерясь про себя, вздрагивая всем телом, выстанывая его имя; насаживался так, словно от секса зависела жизнь всех людей на планете, издавал какие-то совершенно животные звуки, вгрызался в подставленную шею, чувствовал, как мир скручивается в чёрную дыру и вот-вот взорвётся, сметая всё.

      — Я без... резинки, чёрт тебя возьми... — прохрипел Падалеки, не прекращая движений.

      — Да мне плевать.

      — Ну и хрен с тобой, — выругался Джаред и отпустил себя, кончил внутрь, продолжая толкаться с прежней силой, хотя в этом уже не было особой необходимости. 

      Через несколько минут, когда он понял, что окончательно обессилел, свалился рядом с Дженсеном и прикрыл глаза, пытаясь отдышаться.

      — Ну и чего... в этом такого страшного? — пробормотал Эклз, с трудом сводя ноги вместе — задница побаливала. — Скажи ещё, что не понравилось.

      — Было бы отлично, если бы ты дал мне возможность быть собой, а не предаваться животному сексу. Как будто в последний раз, честное слово.

      — Извини, — Дженсен покаянно опустил голову. Наверное, взгляды на секс у них слишком разные. — Давно хотелось.

      — Да, я понял, Дженсен, — Джаред хмыкнул, но потом бросил взгляд на расстроенного парня и вздохнул. — Иди ко мне.

      Тот покосился недоверчиво и всё же придвинулся ближе, прижавшись тёплым боком.

      — Я уже понял, что запорол наш первый раз, но хоть какие-то положительные ощущения остались?

      — Ничего ты не запорол, Дженсен, оставь эту херню. Всё было здорово, — Джаред обнял Эклза и поцеловал в висок. — Я давно так не занимался сексом. И это не было похоже ни на что, серьёзно.

      — Да ты в принципе давно не занимался.

      — Плюс это. Джен... а у тебя много парней было?

      — Ну... — Дженсен сделал вид, что задумался. — Сейчас посчитаю.

      — О нет, не надо, — Падалеки почувствовал укол ревности. — Я не хочу знать этого.

      — Если считать тех, с кем доходило до постели — четверо.

      — Ладно, значит, всё не так плохо. Может, в душ?

      — Лежи, энерджайзер. Ты мне уже целый гарем насчитал?

      — Я не знаю. Ты ведь красивый.

      — Это тебе после недотраха так кажется, — усмехнулся Дженсен и дотронулся до свежих укусов на шее Джареда кончиками пальцев. — Странно, не замечал в себе вампирских наклонностей.

      — Да прекрати, — буркнул Джаред. — Ты красивый и всё. И... что, красная теперь?

      — Очень. Извини.

      — Фигня, — Джей зевнул. — Придётся Мак просить замазать, наверное. Неудобно будет перед твоими родителями.

      — По-твоему, у них никогда засосов не было?

      — Дженсен, такое чувство, что у тебя напрочь смело все рамки приличия.

      — Лежи спокойно, — Дженсен перевернул Падалеки на живот и сел сверху.

      — Боже... что ты хочешь?

      — Расчленить тебя и закопать в саду, — загробным голосом провыл Дженсен, а потом нормально продолжил: — Расслабься. От небольшого массажа ещё никто не умирал.

      — Действительно, — сдался Джаред и расслабился, прикрыв глаза. — Ты странный такой, Дженсен, то хардкорный секс, то массаж. У тебя где-то есть кнопка смены режима?

      — Есть. Под простатой. Ты на неё дохрена раз нажал, — парировал Эклз, вытащил спёртый у сестры крем для рук, выдавил на пальцы и принялся замазывать засосы, чтобы быстрее зажили.

      — Дже-ен, убери с моей шеи эту девчачью фигню.

      — Цыц, — велел Дженсен, нанёс белую прохладную массу на плечи, растёр и начал разминать напряжённые мышцы, поглаживая ноющие места. Царапин на спине Джареда не осталось, так, еле заметные красные полосы, но на всякий случай он и их обработал.

      Хорошо, что старший брат когда-то научил его делать массаж. Правда, настоятельно советовал применять его по отношению к девчонкам, но Дженсен поступил по-своему. На многих парней массаж действовал, как хороший афродизиак, чем Эклз беззастенчиво пользовался.

      — Дже-е-енс, — Джаред блаженно выдохнул, перевернулся на спину и улыбнулся, притягивая Дженсена ближе к себе, устраивая его между своих колен. — Прекрати, если не хочешь, чтобы секс повторился.

      — Ты не хочешь?

      — А можно... Чтобы ты... ну, я не знаю, делают ли так парни, — Джаред проклял свои заалевшие скулы и вздохнул: — Ладно, по морде всё равно не дашь ведь. Побудешь наездником?

      — Парни так часто делают. А румянец тебе идёт.

      — Дженсен, не испытывай меня, — вздохнул Джаред. — Давай уже... Я помогу.

      — И кто тут нетерпеливый? — усмехнулся Дженсен и приподнялся, усаживаясь на бёдра Падалеки. — Поддержи, что ли...

      — У тебя зад не болит?

      — Нормально всё с моим задом.

      — Не рычи на меня.

      — Простите, мой рыцарь, — парень молитвенно сложил руки перед грудью и резко насадился на Джареда. Анус отозвался тянучей болью, которая тут же исчезла, стёрлась острой горячей вспышкой, с которой член въехал точно в простату. Из горла Эклза рванулся тихий скулёж, перешедший в откровенные стоны.

      — Вот теперь весь дом точно в курсе... 

      — Неловко вышло. Дженсен, ну серьёзно. Люди вообще в курсе, что под маской тихони затаился ненасытный, язвительный и очень горячий принц?

      Джаред распластался на кровати, а Дженсен уютно устроился сверху, прижимаясь щекой к мускулистой груди. Ровно напротив уха чётко и быстро билось сердце, казалось, в унисон с его собственным.

      — Я не язвительный. Просто иначе начну нежничать.

      — Я ничего не имею против.

      — Ладно, — Дженсен приподнял голову. — Тебе говорили, что у тебя очень красивые глаза? Как листья в Гайд-парке, которые просвечивают через туман...

      — Какая романтика, — Джаред хотел фыркнуть, но получилось улыбнуться. Он кашлянул и сгрёб Дженсена в охапку. — Ладно. Так мне намного больше нравится.

      — Это я с точки зрения художника. А ещё у тебя шикарные волосы.

      — Да. Мег говорит, отрезать надо.

      — Я ей так отрежу...

       — Эй. Сестрёнку не трогай.


Глава 6

Часть 6. Старые знакомые

      Вторую половину лета решили провести в Америке. Джаред договорился с родителями. Шерон сказала, что раз уж сын так уверен в своём выборе, то нужно знакомиться. Такая же энергичная, как сам брат, Меган, была рада не меньше. Отец отнёсся к этому более спокойно, но сказал, что знакомиться действительно нужно.

      Поэтому, пробыв месяц в Ирландии, парни тут же двинулись в Америку. На самом деле, родители Дженсена оказались очень гостеприимными людьми, и уже на следующий день Донна кормила ребят пирогами, делая вид, что не слышит, чем они занимаются по ночам. Мак с Джошем тоже культурно отмалчивались, но при любом удобном случае подкалывали двух "кроликов", дорвавшихся друг до друга. 

      Уезжать было жалко, время текло, как вода сквозь пальцы. Не успели натрахаться вволю, как подошла дата отъезда. И сейчас все собрались на крыльце дома, чтобы проводить двоих парней. До аэропорта провожать не стали — не было надобности, Джаред с Дженсеном уверили, что сами способны доехать, не маленькие. 

      Джей теребил в руках лямки спортивной сумки и улыбался уголками губ:
      — Спасибо, что разрешили погостить, — обратился Падалеки сразу ко всем.

      — Приезжайте ещё, — вылезла вперёд Кензи, получила от отца строгий взгляд и спряталась за спиной брата.

      — Приедем, — ответил за всех Дженсен и дёрнул Джареда за рукав. — Пойдём.

      — До свидания, — Джаред облегчённо вздохнул. Немного напряжённая, неловкая атмосфера давила на мозги. Падалеки улыбнулся напоследок, пожелал мысленно Кензи найти красивого парня и спустился со ступенек вместе с Дженсеном, думая, не будет ли это неприлично, если он сейчас же возьмёт парня за руку. Подумал и решил, что не стрёмно. Просунул свои пальцы в пальцы Дженсена и крепко сжал ладонь, широко улыбаясь.

      — Тактильный ты мой, — улыбнулся Эклз, спиной чувствуя недовольный взор кота.

      — Я знаю, что тебе нравится, так что прекращай.

      — Может, ещё и поцелуешь при всех?

      — Может, и поцелую. Тогда, когда ты закончишь язвить.

      Падалеки выпустил руку Дженсена и обхватил ею лямку сумки, чтобы было сподручней. Думать о том, что Дженсен хорош всем, кроме того, что бесконечная язва, не хотелось, и Джей попытался отвлечься, думая о том, как встретят Эклза его родители.

      — Я больше не буду, честное слово.

      — Больше и не надо, — ответил спокойно Джаред. — Мы на автобусе поедем?

      — Да.

      Дженсен подтянул свой рюкзак, поправил очки и зашагал к остановке, не оборачиваясь к оставшимся на крыльце родным. Остановка была за углом, и вскоре дом скрылся из виду.
      
В аэропорт приехали за полчаса до самолёта, посидели в зале ожидания, ещё раз проверили, всё ли взяли, и пошли на посадку. В самом самолёте Джаред предпочитал отмалчиваться. Дженсен довольно быстро понял, что его парень решил поиграть в молчанку. Хмыкнул, заткнул уши классической музыкой и весь полёт делал вид, что спит.

      Ему-то ничего — привык к долгому молчанию. В Лондоне, бывало, сутками ни с кем, кроме преподавателей, не общался. А Джареду, с его стремлением разговаривать с окружающими, должно прийтись нелегко.

      Дженсен честно проанализировал свои последние фразы, но ничего язвительного в них не было. Скорее всего, Падалеки решил докопаться и обидеться. Ну и на здоровье.

      — Дженсен, — Джаред вздохнул. Может, со стороны казалось, будто он всегда всё делает первым, но это неважно.

      Дженсен промолчал, прибавил звука и продолжил изучение инструкции по спасению жизни при авиакатастрофе. От желания громко обматерить парня его удерживал только Бетховен со своей расслабляющей музыкой.

      — Ну и молчи, засранец, — Падалеки отвернулся к окну. Не мешало бы поспать.

      — Ну и молчу.

      — Может, мы перестанем дуться друг на друга?

      — Нет.

      — Как хочешь.

      — Вот и замечательно, — подытожил Дженсен и запихнул инструкцию в карман переднего кресла. Обидно было до жути. Ему редко когда хотелось тактильности, но когда всё же появилось такое желание — Джаред обломал. Так что вины в этом ничьей другой нет.

      — И долго мы так будем? — как бы невзначай поинтересовался Падалеки.

      — До конца жизни.

      — Мириться в постели?

      — Не будет тебе постели.

      — Да как угодно, — Джаред встал с кресла и вышел, намереваясь прогуляться до туалета, чтобы не видеть Дженсена хотя бы чуть-чуть и перестать злиться.

      Дженсен хмыкнул, с видом победителя откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Пусть выпендривается и дуется, сколько влезет. Сам виноват.

      Приземлились удачно. Почти.
      Из аэропорта вышли всё в том же молчании. На автобусе ехать не было никакого желания - Джаред поймал одно из многочисленных такси. От аэропорта до дома был примерно час езды. Падалеки раскинулся на заднем сидении и блаженно выдохнул: скоро домой.

      Дженсен всю дорогу изображал спящего, не вытаскивал наушников и вёл себя так, словно ехал один. Кажется, это была первая их серьёзная ссора, но не по его вине.

      Первая. Если не считать того долгого молчания, когда Джаред его послал далеко и надолго после их первой встречи. И если он не ожидал, что парни тоже могут обижаться, то Падалеки ждал неприятный сюрприз.

      Джаред делал вид, что не замечает Дженсена, и дал ему спокойно пообижаться. В голову пришла невесёлая мысль о том, как он будет знакомить Дженсена с родителями, но проблемы решил устранять по мере их поступления, поэтому задвинул эти рассуждения подальше.

      Таксист остановился возле небольшого коттеджа, Джаред вышел из машины, достал багаж, расплатился с водителем и подождал Дженсена возле дороги.

      Эклз вытащил рюкзак, вытащил очки из нагрудного кармана рубашки и протёр подолом. Раз уж знакомиться — то выглядеть официально.

      Шагая по дорожке к дому, он изучал окружающую его среду, пытался составить своё мнение о хозяевах дома — аккуратисты, заботятся о своём жилище, мать Джареда явно не терпит беспорядка, а когда дверь открылась, то нацепил свою самую обаятельную улыбку, взял Падалеки под руку и призвал на помощь опыт, приобретённый в школьном драмкружке.

      Родители явно хотят увидеть своего сына счастливым — не разочаровывать же их.

      Джаред не стал брыкаться. Пусть Дженсен и надел на себя маску, перед родителями лучше было притвориться, чем показать, что сейчас они с Дженсеном в ссоре. 

      Падалеки нажал на звонок, и тут же дверь открыла Меган.

      — Я из окна ещё вас приметила! Чего хмурые такие? Ма-а-ам, — крикнула девушка куда-то вглубь дома. — Джаред с парнем пришёл. С красивым! Ма-ам!

      — Не кричи, — на вопли дочери вышел отец, строго глянул, и Меган тут же замолчала, обнимая Джареда и заодно спасаясь от гнева Джеральда.

      Спустя несколько секунд в коридор вышла Шерон. Улыбнулась, сняла фартук и поздоровалась с парнями. Оценивающим взглядом просканировала Дженсена и пригласила на кухню.

      Дженсен, не переставая приветливо лыбиться, прошёл в светлое просторное помещение. Успел определить, что сестра Джареда очень похожа на Кензи и полностью всё одобряет, мать волнуется, а отец не воспринимает всё достаточно серьёзно.

      Руку Джареда пришлось отпустить, когда их усадили за стол, и Эклз приготовился к вопросам. Информационные атаки были ему не в новинку.

      Ничем особенным родители Джареда от родителей Дженсена не отличались. Вопросы были примерно похожими. В основном спрашивала Шерон, Джеральд только молчал, но все ответы анализировал в голове и кивал сам себе, уверяясь в чем-то. 

      Вопросы были стандартными: как и где познакомились, давно ли "поддерживают контакт", спросили о серьёзности и дальнейших планах. Шерон уже почти приняла Дженсена, когда Меган решила влезть и спросила:
      — А ругаетесь вы часто? Джаред такой забияка, может и обидеть, но он не нарочно. Он как мишка — большой, но не злой. Домашний, ага. Или ты тоже не вишенка? — девушка хихикнула и отправила в рот как раз ту самую вишню с пирога, только мармеладную и с просахаренной веточкой. 

      Джаред фыркнул, но сестру этим было не взять. "Маленькая пройдоха", — вздохнул про себя Джей и дал возможность Дженсену ответить самому. Ладно, пусть он будет мишкой. Вот ведь сравнила.

      — Нет, ругаемся редко, — Дженсен потискал Падалеки за щёки и ловко увернулся от ответной "ласки". — На эту панду невозможно злиться.

      Нехорошо врать девушкам, вяло укорила его Дженни и снова замолчала.

      — Прекратите меня звать мишкой, — Падалеки не знал, на кого злиться: на Дженсена или на сестру, которая и заварила всё это.

      Как обычно бывает в таких обстоятельствах, ситуацию спасла мама. Шерон улыбнулась и спросила:
      — Кому ещё пирога?

      Вечер покатился по намеченному сценарию.

      После ужина Джеральд предположил, что дети устали с дороги, им бы в душ и спать. Оба "ребёнка" согласились, поблагодарили и вышли из кухни. Джаред прошёл вместе с Дженсеном в свою комнату, убедился, что их никто не слышит, и спросил, точнее, зашипел — обиженно и зло:
      — Панда? Серьёзно?

      — Абсолютно.

      — Ладно. Можешь снимать свою миролюбивую маску, мы здесь одни. И я в душ. Если хочешь — вторая ванная комната справа, в конце коридора. Не ошибёшься.

      — Спасибо, разберусь.

      — Мгм, — Джаред прошёл к комоду, достал сменные вещи и пошлёпал в душ, напоследок бросив: — Располагайся. Если не хочешь со мной спать — кровать полностью в твоём распоряжении.

      — Как это любезно с вашей стороны, — фыркнул Дженсен, вытащил чистую одежду и удалился в указанном направлении.

      Мылся с закрытой дверью — на всякий случай.

      Джаред старательно вымывал из себя всю грязь. Не потому, что на что-то надеялся, а потому, что хотел подольше задержаться в душевой. Вся ситуация с Дженсеном была весьма неприятной, но надо отдать Эклзу должное: актёр из него вышел отличный. Но то ли вся их ссора создавала несерьёзный оттенок (словно стоит Джареду подойти к Дженсену, обнять — и всё станет хорошо), то ли что-то ещё, но верить до конца в то, что вляпался — не получалось. И вообще, думалось Падалеки, что если он подойдёт и обнимет, то получит в нос за наглость. 

      Поэтому он, выйдя из душа, застал Дженсена в комнате — он искал что-то в сумке. Джаред сцапал с полки свой телефон, порылся в шкафу и достал вторую подушку с пледом. Сама кровать была расстелена, нужно было только снять верхнее покрывало. В том, что Дженсен с этим справится, Джей не сомневался. Брякнул "Спокойной ночи" и вышел из комнаты, чтобы не услышать в ответ что-нибудь язвительное про "панду" или что-то вроде того.

      — И тебя чтобы клопы не жрали, — откликнулся Дженсен и сдёрнул покрывало. Ткань комом полетела куда-то на стул.

      Джаред хмыкнул. Ладно, всё-таки услышал. Ну и чёрт с этим, сейчас выспится, а утром, может, всё пройдёт. Как в детстве. Глупо, конечно, решать взрослые вопросы так, но сейчас Джаред устал и хотел спать.

      Диван в гостиной расстилать не стал — завалился прямо так, с подушкой и пледом. Он мог бы занять одну из комнат для гостей, но одна была в качестве кладовки, вторую оккупировала Меган, словно одной было мало, и охраняла её, как дракон сокровища. 

      Шерон ещё копошилась на кухне, убирая всё, но от помощи отказалась и Джаред поцеловал мать, уходя на диван.

      На следующий день Дженсен отпросился у родителей Джареда в город — съездить в пару мест. Кристиан просил поискать кое-что в магазинах, посвящённых музыке, да и принадлежности для рисования не помешали бы. Джеральд предложил довести Эклза, но тот отказался, объяснив это тем, что хочет побыть один. Джаред сослался на какие-то дела и тоже не поехал.

      Истинную причину его отказа Дженсен понял, только вернувшись домой — невысокая девушка, сидящая у Падалеки на коленях. Светлые волосы, лица не видно, а характерные для поцелуя звуки он услышал аж от двери.

      В коттедже продолжалась обыденная жизнь — Шерон гремела на кухне посудой, готовя ужин, Джеральд, Мег и Джефф уехали за продуктами, а Дженсен стоял, беспомощно стиснув пакет с красками и папкой с нотами. Всё-таки нашёл то, что просил Кристиан.

      Дженни очнулась от спячки, пнула Эклза, и тот сдвинулся с места.

      — Простите, что помешал, — процедил Дженсен, обогнул диван и поднялся на второй этаж.

      Во всех гомосексуалах живёт бифобия. Дженсен не был исключением. С того момента, когда Джаред занял позицию бисексуала, он подспудно опасался этого момента. Момента, когда Падалеки вернётся к старым привычкам. Ну вот и вернулся, долго ждать не пришлось. Он слишком устал, чтобы устраивать сцены ревности с истерическими выкриками "Предатель!" и прочей фигнёй.

      — Чёрт, — Джаред застонал и вскочил с дивана. Пусть сначала мозг и подумывал о том, как бы оттолкнуть Кэти поосторожнее, всё же, она девушка, но когда вошёл Дженсен... Падалеки показалось, что всё медленно скатывается в тартарары. И теперь их ссора не казалась несерьёзной, и Кэти... 

      Джаред не хотел всего этого. Кэт — друг детства — пришла внезапно, как только узнала, что Джаред вернулся. Видимо, девушка не знала о том, что вернулся парень не один. Пришла и тут же, как вихрь, прижала Джареда к дивану, полезла с поцелуями. Сначала Падалеки просто растерялся от такого натиска, потом за долю секунды решил, как отстранить, а потом всё уже стало неважно. Хорошо, что кроме Дженсена, этого позора никто не видел. От стыда перед парнем Падалеки не знал, куда деться. Вытер губы рукой и вздохнул:
      — Кэт, зря ты это. Неловко получилось. Я не знаю, в курсе ли ты, но у меня есть парень. И он только что это видел. Ничего не может быть, извини. 

Джей пытался говорить ровно, но получалось отвратительно, потому что сердце загнанно колотилось в клетке из рёбер и в мозгу полыхало: "Добро пожаловать в Ад".

      — Я знаю, — спокойно ответила девушка. — Видимо, спасать тебя от этого уже поздно.

      — Поздно. Если знала — зачем сделала это? Я люблю Дженсена, а ты меня подвела.

      — Не умрёт. Но я не понимаю: сам всегда говорил, как "эти" тебя раздражают.

      — Говорил. И был идиотом. Не умрёт, но простит теперь вряд ли. Он... мы и так немного в разладе. Я не хочу показаться тебе грубым, но...

      — Но мне лучше уйти. Ладно, — Кэти пожала плечами, попрощалась с выглянувшей из кухни Шерон и пошла к двери. — Беги утешать свою принцессу. 

      — Он принц, — поправил Джаред, неловко закрыл за девушкой дверь и вздохнул. Ну и неудачник.

      Наверх шёл, как на казнь. Замер возле своей комнаты и не решился зайти. Присел на корточки под дверью, закрыл глаза и откинулся на стену.

      — Дженс? — негромко позвал. — Слышишь меня?

      Дженсен промолчал. Он сам себе казался настроенной бомбой, которой хватит одного удара, чтобы рвануть. Падалеки явно стремился обеспечить этот самый удар. 

      — Я знаю: слышишь. И ещё я знаю, что прозвучит глупо, но это не то, что тебе могло бы показаться. Кэти — моя подруга детства. Правда, когда я поступил в колледж, мы перестали дружить. А сегодня она пришла, потому что узнала, что я здесь, а не в кампусе. Она... я не лез к ней, Дженсен. Хреново всё вышло, не так я представлял наши каникулы. Но если ты хотя бы допустишь тот факт, что я не лгу — ты поймёшь. Мне незачем лгать. Ты ведь знаешь, что я люблю тебя.

      — Спасибо, я успел заметить, что вы очень дружны. 

      — Были когда-то, — не стал отрицать Джаред. — Но она никогда мне не нравилась, как девушка. Тем более сейчас, Дженсен. Для меня больше нет никого, кроме тебя. Просто не существует.

      — Я знаю, — Дженсен вздохнул, вышел в коридор и сел рядом. Хватит. Если хочешь, чтобы тебя не сравнивали с девчонкой, не будь ей. — Просто это очень больно.

      — Могу представить. Но я не хотел ничего этого. Ты должен меня понять.

      — Пытаюсь.

      — Иди сюда, — Джей притянул Дженсена к себе поближе и обнял. — Оба хороши, но я не собираюсь тебя терять. Тем более из-за какой-то девчонки.

      — У меня язык чешется назвать её более жёстко.

      Дженсен поднял голову и поцеловал Джареда. С напором, увлёкся так, что повалил парня на пол и не заметил. 

      Проходившая по коридору Шерон в результате увидела дивную картину: её младшего сына прижали к полу, целуют куда-то между шеей и ключицами, а сам Джаред активно сжимает чужие ягодицы и тихо постанывает, не отрываясь от партнёра.

      Женщина кашлянула, Дженсен тут же сполз с Падалеки и обворожительно улыбнулся:
      — Извините, миссис Падалеки. Уже уходим.

      Шерон кивнула и прошла дальше по коридору, решив не делать никаких замечаний. Молодые, что с них взять? Пускай.

      Джаред отчего-то даже не смутился. Улыбнулся матери и уволок Дженсена в комнату, как лиса свою добычу в нору.

      — Дженсен, хочу тебя, давай, — Джей поцеловал парня в шею и выше — прикусил мочку уха и втянул её между губ.

      — Твоя мама недалеко, а ты предлагаешь заняться сексом?

      — У себя дома ты об этом не волновался.

      — Мы, ботаники, застенчивые, — Дженсен вернулся к шее Джареда, на которую у него, кажется, выработался кинк. Больше суток не целовал и успел соскучиться.

      — Я тебя не заставляю, — фыркнул Джаред.

      — Мне же надо повыпендриваться, — хрипло ответил Дженсен, вскинул бёдра и вжался ими в пах Падалеки, одновременно оставляя засосы и несильные укусы на подставленной шее.

      — Да-а-а... смазка в тумбочке. Сделай это.

      — Тебе нужно почиститься, — предупредил Эклз, заставив Джареда мучительно покраснеть. 

      — Я уже... после обеда. Не спрашивай ничего!

      Дженсен хмыкнул, выбрался из-под парня и сел на его ноги.
      — Перевернись.

      Падалеки послушно перевернулся на живот и вздохнул:
      — Что, ещё и на локти опереться скажешь?

      — А вот теперь лежи и не дёргайся.

      Дженсен поцеловал Джареда в затылок и начал спускаться цепочкой к пояснице, прихватывая зубами кожу по пути и зализывая отметины. От американца пахло теплом и городом, в котором смешивались запахи дыма и толпы, во всём её многообразии. Дженсен не успел удивиться тому, что так отчётливо разбирает запахи — горячая кожа под губами не давала мыслить.

      — Как скажете, ваше Высочество...

      Добравшись до ягодиц, Эклз осторожно развёл их в стороны и несколько секунд рассматривал открывшийся вид. Подтолкнул Джареда чуть выше, укусил левую ягодицу и лизнул на пробу сжавшееся кольцо мышц. Помассировал кончиком языка, надавил и тут же ослабил нажим, придерживая Падалеки за бёдра, чтобы не сбежал. А то кто его знает. Быть сверху бывшему натуралу, может, и не зазорно, но насчёт активной позиции Дженсен не был уверен.
Джаред сбегать не собирался. Охнул, тихонько, подался вперёд и выдохнул:
      — Дженс... чёрт, как приятно.

      — Не смей терпеть, если будет больно.

      — Ну конечно, — Джей кивнул, а про себя решил, что терпеть он всё-таки будет. Вот ещё.

      — Я серьёзно.

      — Я тоже. Давай. Не девушка.

      — Да, я вижу, — Дженсен приподнял бёдра Падалеки, вывернул голову и лизнул полувставший член. — Ты определённо не девушка.

      — Спасибо, что заметил.

      — Просто обещай, что скажешь, если будет больно, — Эклз пощекотал головку члена языком и сжал губами, вытягивая ниточку смазки.

      — Да-а, обещаю... Дженсен, сделай уже что-нибудь, — Джаред подбросил бёдра вверх в тщетной попытке толкнуться в тёплый рот. Его ждал облом: Дженсен отстранился, опустил бёдра Джареда на кровать и снова склонился над ягодицами. Подул на дырку, лизнул и протолкнул язык, массируя гладкие стенки.

      — Дженсен, — Джаред выдохнул, но продолжить фразу не смог: снова закрыл глаза и тихонько застонал. — Боже... я чувствую себя бревном.

      Эклз фыркнул, выпустил внутрь струю воздуха вместе с вибрацией, обвёл по часовой стрелке и медленно вытащил язык. Избавляться от вкуса Джареда не хотелось, но римминг — явно не то, чего сейчас хочется его парню.



      — Класс, — Падалеки выдохнул и пристроил голову на груди Дженсена. У него ныла задница и мышцы сделались похожи на расплавленное желе, но всё меркло перед отголосками яркого и неожиданного оргазма, который они пережили минуту назад. — Не знал, что снизу тоже очень круто...

      — А ты как думал?

      — Я не думал об этом.

      — Ну что ж, — Дженсен зевнул и натянул на плечи одеяло. — Теперь ты знаешь.

      — Эй, Дженсен, — Джаред повернулся на бок и посмотрел на Эклза. 

      — Что?

      — Мы помирились в постели! — Джаред захохотал, но тут же притянул Эклза к себе поближе, целуя в губы: попытки откреститься были провалены.


Глава 7

Эпилог

      Как Дженсен пережил ещё один год — неведомо. Плохо пережил. С тоской, одиночеством и дрочкой на фотографии Джареда. Отправлял ему свои, двусмысленные и распаляющие, а после откровенно ржал над реакцией парня.

      Они встречались на каникулах и каждый раз расставались так, словно провожали на войну: чуть ли не со слезами и объятиями по двадцать минут. Долго не могли расцепиться и постоянно оглядывались.

      Кристиан периодически стебал Дженсена этой любовью, но потом сам влюбился в практикантку, и пришла очередь Эклза издеваться над другом. Так и жили: два дня ржут, день в ссоре, а после всё по новой. Без Кейна Дженсен точно бы загнулся от тоски по Джареду, потому что никакими фотографиями и сообщениями не заменить человека, которого ты любишь.

      Дженсен всё же закончил учёбу. Закончил прилично, чему никто не удивился. А на вечеринке он с удивлением узнал о себе от однокурсников, что является отличным парнем и настоящим другом. Учитывая, что с большинством знакомых он хорошо если обмолвился десятком фраз, то это дружелюбие можно было списать на хороший алкоголь и атмосферу праздника.

      За несколько месяцев до окончания Эклз начал искать себе работу. Нашёл несколько вариантов, связанных непосредственно с журналистикой, но на всякий случай приметил вакансии и в других местах. С квартирой тоже разобрался — приемлемая цена, естественно, никаких джакузи и хрустальных потолков, довольно приемлемое жильё.

      Родители провожали его до самого аэропорта. Джош отпросился с работы, а Кензи, поддавшись грустному настроению, обняла брата, разревелась и призналась, что воровала в детстве его конфеты. Дженсен честно делал опечаленное лицо, но грустить не мог — летел к Джареду, навсегда, и эйфория забивала остальные эмоции. 

      Он обещал писать и приезжать, подхватил чемодан, поправил рюкзак и отправился на регистрацию. По пути изловчился и связался с Джаредом.

Jensen Ackles:
Я вылетаю. Жди, мой рыцарь ♥

      Джаред ждал приезда Дженсена так, как ещё никогда ничего в своей жизни не ждал. Конечно, они встречались на каникулах и праздниках, но этого было так чертовски мало, что Джаред потихоньку начал подвывать. А ещё Дженсен кидал свои фотографии, от которых стояло на раз, и Падалеки с мучением понимал, что член не выдержит очередной дрочки, но рука как-то сама тянулась вниз.

      Когда же Дженсен закрыл летнюю сессию и защитил диплом, Джаред не помнил себя от счастья. Готовился к приезду Дженсена и даже взял обещание с Чада, что тот будет хорошим мальчиком, и примет его парня нормально. Мюррей покривлялся, но пообещал. Джаред тоже закрыл сессию и теперь думал, где проводить это лето — с Дженсеном ещё не обсуждали. 

      В назначенный день Джаред уже был собран и готов. К аэропорту подкатил быстрее, чем самолёт вылетел из другой страны — Джей и сам понимал, что зря торопится, но ничего не мог с собой поделать.

Jared Padalecki:
Я жду, принц. Встретимся у того самого ларька. Удачно долететь :**

      Подходя к ларьку, Дженсен подумал, что это место стало для них особенным. Оно было много с чем связано: с разочарованием, с радостью, с ожиданием. Он не верил, что теперь больше не будет разлуки и разделяющего их океана.

      Джаред стоял к Эклзу спиной, и парень, подкравшись сзади, обхватил его одной рукой за грудь, прижал свободную ладонь к паху и коснулся губами шеи, чувствуя кожей посторонние взгляды.
— Чёрт, всегда ты из-за спины появляешься, засранец! — Джаред улыбнулся и повернулся к Дженсену, припечатывая того к стене. — Бесстыдник, прямо при всех... — он расслабленно подался вперёд, потираясь пахом о бедро Эклза и, наконец, целуя его. Они не виделись около трёх месяцев.

      — Хочу и подкрадываюсь.

      — Никто и не мешает… Давайте, Ваше Высочество, обнимите меня покрепче, мы так давно не виделись.

      Дженсен скрестил руки за шеей Джареда и прижался к нему, отвечая на поцелуй. Мимо прошаркала какая-то бабка и демонстративно перекрестилась.

      — Я думал, мои фотки не давали тебе скучать.

      — Они не давали мне перестать дрочить, — выдохнул Джаред, снова увлекая парня в поцелуй.

      — Тоже вариант...

      — Не особо. Если представить, как сильно я хочу засадить тебе в глотку, — глухо отозвался Падалеки. — Мои руки по сравнению с этим — просто ничто.

      — Засади. Этот аэропорт много чего уже видел.

      — Я потерплю ещё немного... Пойдём, родители ждут.

       — Кому-то очень не терпится, — хмыкнул Дженсен, медленно и демонстративно облизнулся, подхватил чемодан и рванул к выходу, пока не придушили.

      — Очень-очень, — жарко и нетерпеливо ответил Джаред, выходя вслед за Дженсеном.

      Нью-Йорк как всегда кишел народом. Джей едва не потерял макушку Эклза, но тут же нагнал и обнял за талию:
      — Куда ты бежишь? Без меня всё равно не уедешь.

      Падалеки поймал такси и погрузил вещи в багажник, плюхаясь на заднее сиденье рядом с Дженсеном. Назвал адрес родителей и расслабился. В этот раз всё хорошо.

      — Возьму и уеду, — шутливо отмахнулся Дженсен. — К твоему брату. И скажу, что если он будет продолжать подслушивать под дверью — получит по нахальной физиономии вибратором.

      — К Джеффу? — Джаред насмешливо приподнял бровь. Ну-ну.

      — Да нафига он мне. У меня есть Джаред, — Дженсен улыбнулся и тронул пах Падалеки кончиками пальцев. — И Джаред-младший.

      — Расслабься, я же знаю, что ты мой, — Джей фыркнул и чуть толкнулся бёдрами вперёд, выражая всю заинтересованность.

      — Мы в машине, между прочим.

      — Ну и что, — Падалеки мягко убрал руку Дженсена и шепнул тому на ухо: — Если не хочешь, чтобы я трахнул тебя прямо при водителе — не стоит, принц.

      — Я-то не против, — Дженсен многозначительно поиграл бровями. — Мужика жалко...

      — Вот и пожалей его психику.

      — Спорим, он твои деньги не пожалеет?

      — Джен, не нагнетай, пожалуйста...


      До дома родителей Падалеки они доехали, не травмировав несчастного водителя, который и не догадывался о миновавшей его опасности.

      Родные Джареда встретили парней, накормили, и через несколько часов после прилёта Дженсен выполнял желание своего парня — предоставил глотку в распоряжение и активно насаживался на член, жмурясь и сглатывая выступающую слюну. Остальные члены семейства расположились в гостиной и тактично делали вид, что не слышат глухих стонов.

      — Чёрт, как хорошо, как дома, ох, Джен... — сдавленно шептал Джаред, проталкивая член всё глубже в глотку Эклза. — Зачем волосы остриг? Неудобно, — он вдохнул через нос и выдохнул, шаря рукой по короткому светлому ёжику.

      — Это... мама настояла, — неразборчиво пробормотал Дженсен. — Я сопротивлялся до последнего...

      — Отрастут, не болтай, — Джей мягко надавил на затылок парня и глухо застонал, чувствуя, как член его толкается в самую глотку. Эклз расслабил горло, уткнулся носом в живот Джареда и сглотнул, чуть приподнимаясь на полусогнутых руках. Член и без того был немаленьким, но во рту ощущался ещё больше.

      А вот волосы действительно жалко.

      — Ох, чёрт, — Джаред рыкнул и спустил глубоко в горло Дженсена, прикусив губу. — Дженни, иди ко мне, срочно, — он притянул парня к себе и запечатал мокрым поцелуем, слизывая с губ собственную сперму. — Потрясающе...

      — Дженни?

      — Нельзя?

      — Просто неожиданно. Разбудишь её ещё... начну краситься и носить чулки. 

      — Чулки, говоришь? — Джаред улыбнулся. — Я не против. Но только не ногти.

      — Ну хоть блёстки для губ можно? - Дженсен сделал жалобные глаза. Неплохая идея, кстати. Когда там у Джареда день рождения...


∞ † ∞



      День рождения оказался девятнадцатого июля. В этот день Эклз смылся из дома с утра пораньше, отпросившись у Джареда на художественную выставку, и встретился с Чадом. Тот долго ржал над таким оригинальным подарком, но согласился помочь. Призвал в поддержку свою пассию, увлекающуюся косплеем девушку, и вдвоём они за несколько часов соорудили из Дженсена вполне приличную женскую особь.

      Волосы на теле было немного жалко, но, что странно, результат парню понравился, и он надеялся, что Джаред тоже по достоинству оценит ставшую идеально гладкой кожу.

      Синтия нарыла белокурый парик, заканчивающийся в районе лопаток, накрасила Дженсена, и Чад, увидев результат, ляпнул, что не отказался бы встречаться с такой девчонкой. Тут же получил по шее от своей темпераментной подружки, сделал виноватые глаза и был немедленно прощён.

      Чулками им каким-то образом удалось замаскировать кривизну ног, каблуки Дженсен через полчаса одолел, но появилась ещё одна проблема — грудь. Синтия не стала долго думать и одолжила свой бюстгальтер, набив его ватой.

      В итоге получилась симпатичная девушка, не блещущая красотой, но и не страшное чучело. Немного мешали широкие плечи, но тут уж ничего не поделаешь — на пластическую операцию времени не было. Эклз отправился в клуб, куда Чад должен был затащить Джареда.

      Перед парнем стояла предельно простая задача: напоить, затащить в туалет, отсосать и спалиться. Дженни билась в радостной истерике, Дженсен нервничал, Синтия торопливо подкрашивала глаза, а Мюррей то и дело срывался в ржач.

      Очки не понадобились — Эклз внезапно обнаружил, что и без них прилично видит. С Клинтом Бартоном, конечно, не сравнить, но на предметы он не натыкался и Джареда за несколько метров узнать сможет.

      До клуба они добрались за десять минут до прибытия Падалеки. Дженсен оккупировал место у барной стойки, положил ногу на ногу и постарался успокоиться. В крайнем случае всегда можно дать волю Дженни, которая разрулит эту ситуацию.

      Синтия оказалась мастером — никто не бросался на него с воплями "Бей транса!", а несколько парней даже пробовали познакомиться. Эклз обворожительно улыбался, поправлял бретельку короткого платья и обшаривал взглядом зал. Джаред должен был подойти с минуты на минуту.


      Джаред с самого утра ожидал чего угодно: от пробуждения минетом до чего-нибудь попроще. Жили теперь вместе, снимали небольшой домик, но решились на то, чтобы попросить помощи у родителей и купить его.

      В общем, все ожидания были напрасны: с утра Дженсен, быстро и горячо чмокнув его, улетел по каким-то делам, и Джей вздохнул: ну, может, просто забыл, что у него сегодня день рождения. Двадцать один — наконец-то он может пойти в любой бар и официально нажраться, хотя этого он делать не собирался. Отпустил Дженсена с тяжёлым сердцем и думал, чем заняться в этот день. Всё время до обеда принимал звонки от однокашников, поздравления. Звонили родители, и даже родители Дженсена. Поздравил его и Джош, и даже Кензи. А Дженсен словно забыл.

      Впрочем, к вечеру позвонил в Чад и потянул в клуб. Джаред, сомневаясь, всё же попёрся с ним, но твёрдо сказал: пить не намерен. Чад хмыкнул и вздохнул: ладно, мол, не пей.
К семи вечера Джаред с Чадом попёрлись в клуб.


∞ † ∞



      Дженсен, хоть и смотрел во все глаза, чуть не пропустил появление Падалеки. Пнул намеревшегося подсесть незнакомца, поправил слегка съехавший парик и кивнул Джареду на место рядом с собой. Молча возблагодарил полумрак клуба и томно улыбнулся.

      — Не присоединишься?

      — Нет, спасибо, — Джаред отметил, что для девушки голос немного грубоват. — Я не пью. И тебе не советую.

      — Ну будь человеком, а? Мне отметить не с кем.

      — Без обид, — Джаред даже не повернулся, только краем глаза отметил силуэт. — У меня парень есть.

      — Ну и что?

      — То. Вообще не понимаю, какого чёрта я тут забыл, — Падалеки заозирался по сторонам, ища Чада, чтобы свалить, но этот засранец свалил раньше. Джаред выругался и вздохнул. Ладно, девушка ни при чём. — Максимум, что в моей морали — заказать тебе безалкогольный коктейль, за мой день рождения. Будешь?

      — В день рождения безалкогольное? Да ладно тебе. Я же ни на что не намекаю, — Дженсен включил всё своё обаяние и наклонил голову. — Просто выпить, поговорить... расскажешь, почему лицо такое грустное. Я умею слушать.

      — Ладно, тебе алкогольное. Выбирай. И на разговоры я не очень настроен, извини.

      — У тебя что-то случилось?

      — Нет, у меня всё хорошо, — Джаред подозвал бармена. — Мне безалкогольную "Колумбию", девушке... — он искоса глянул на собеседницу. — Что будешь?

      — Виски.

      Парень приподнял бровь. Голос девушки казался очень знакомым. Как у Дженсена. Падалеки ещё раз глянул на неё искоса и вздохнул сам себе: "Нет, глупость какая! Даже на Мак не похожа, да и у той голос женственней, тоньше.

      — Виски так виски, — Джаред кивнул бармену, поняв, что слишком долго думает. — Не крепко тебе будет... э-э...

      — Джейми, — Дженсен поддёрнул лямку бюстгальтера и снова улыбнулся.

      — Джейми, — повторил Падалеки. Кажется, его ненавязчиво соблазняли. — Я Джаред.

      — Джей?

      — Нет, просто Джаред. Ты здесь одна?

      — Извини. Да, в полном и абсолютном одиночестве.

      — Понятно.

      Джаред отвлёкся: принесли их заказ. Девушка взяла стакан с виски к себе, Джей вздохнул и поднёс к губам свою "Колумбию".

      — Ну, за моё официальное совершеннолетие.

      — Ты первый парень, который отказывается пить в таком возрасте, — хмыкнул Дженсен. У него ныло горло от усилий говорить "женским" голосом, но предвкушение всё сглаживало. Осталось немного. — За тебя.

      — Я знаю, чем заканчиваются такие вечера. День рождения, алкоголь, потеря памяти, случайный секс. Мне это не нужно, если бы не Чад — вообще сидел бы дома.

      — И чем тебе плох случайный секс?

      — Тем, что у меня есть парень.

      — Хорош парень, который с тобой не отмечает.

      — Он мог просто забыть, ничего такого, — Джаред пожал плечами. Ну, он почти заглушил обиду в себе.

      После двух стаканов Дженсен удачно изобразил опьянение и почти рухнул на Джареда, широко и бессмысленно улыбаясь. Падалеки чертыхнулся и потащил "девушку" к женскому туалету — рыцарский характер не позволил бросить в беде. Эклз повис на нём и старательно прикидывался пьяной вусмерть любительницей приключений. Наверняка Джаред уже не знал, как отвязаться.

      В кабинке Дженсен толкнул парня на унитаз, опустился перед ним на колени и дёрнул молнию, машинально облизывая покрытые блеском губы. Не клубничным — вишнёвым. Джаред, судя по глазам, был в шоке, а сам Эклз почувствовал себя шлюхой. В который раз за вечер. Дженни отрывалась по полной.

      Джаред, полностью опешивший от такого поведения, вспомнил, чем закончился поцелуй с Кэти, тут же оттолкнул Джейми и застегнул ширинку.

      — С ума сошла? Сказал: парень есть! А тебя потащил просто из благородства, какого чёрта лезешь к чужому?

      Злой Джаред обхватил подбородок девушки и поднял вверх, чтобы попытаться вразумить. Поднял и выругался: в скудном освещении зала не разглядел сразу, но теперь и голос, и лицо... Всё понятно стало. Падалеки подцепил светлую прядь и, намотав на два пальца, потянул. Так и есть — парик.

      — Дженсен, значит.

      Джей не знал, чего он хочет больше: злиться или обнять парня. 

      — Вся эта мишура... Вот, на что ты время потратил?

      — С днём рождения, что ли, — вздохнул Эклз. Мда. Идея, видимо, была дурацкая. Дженни пробормотала что-то матерное и удалилась. Возникло знакомое чувство расщеплённости и желание убиться о ближайшую стену.

      — Офигеть. Бельё у тебя тоже женское?

      — Да.

      — Ладно, — Джей, наконец, взял себя в руки, поднял Дженсена с пола и стал снимать с того всю одежду. Оставил только кружевные белые трусики с тёмно-синими лентами по бокам. — Дома поговорим, а сейчас уж давай...

      Он замолчал, увидев подавленный взгляд парня. Стало неудобно: Дженсен ведь готовился, мучился на этих каблуках... да и девушка из него получилась отличная.

      — Это... своеобразный подарок, Дженни. Серьёзно.

      Джей притянул Дженсена к себе, огладил плечи, поясницу и сжал ягодицы в тонком кружеве.

      — Может, трахнуть тебя прямо так, не снимая этих трусиков? Раз ты так перевоплотился, готовился, чёрт тебя возьми. А потом ты мне отсосёшь. М? — Джаред лизнул Эклза за ухом, повёл языком вниз и прикусил мочку. — Даже пахнешь девчачьими духами. А косметику зачем? Веснушки с губами испортил. Но трусики мне нравятся, иди сюда...

      — Губы нормальные. И веснушки... — Дженсен оторвал край туалетной бумаги и стёр тоналку. — Веснушки на месте.

      — Другое дело, — Джаред улыбнулся и слизал остатки вишнёвого блеска, стёр тональник в уголках глаз, заметил, что ресницы Дженсен не тронул — они и без того такие пышные, что любая девушка позавидует. — Мой. Красивый.

      Он поцеловал губы, от которых всё ещё пахло блеском, на языке они сластили химией, и вообще, весь такой Дженсен — непривычный, кажущийся более хрупким, нежным.

      — Так лучше, рыцарь?

      — Определённо.

      — Тогда дай уже тебе отсосать. Хватит ломаться, девушка тут я.

      — Да кто ломается? В божеский вид тебя приводил, — Джаред фыркнул и кашлянул: — Соси, чего стоишь тогда? Я весь твой.

      — Это моя фраза, — не удержался Дженсен и расстегнул молнию на ширинке Джареда.

      — Была твоя — стала наша, — Падалеки расслабился и откинул голову на стену, выложенную кафелем.

      Дженсен подавил желание сказать ещё что-нибудь, оттянул резинку боксёров и пристально посмотрел на выглянувшую головку. Блёстки Джей стёр не до конца, так что член у него будет... необычный.

      Такого странного минета Джаред ещё не помнит. Дженсен был вроде и собой, но в то же время совершенно иным, более ласковым, что ли. Словно бы одежда влияла не только на внешность, но и на то, что внутри. 

      Джаред подумал, что Чад, гадёныш, был в курсе всего, раз притащил его сюда, но ничего не сказал, даже не намекнул. Впрочем, всё равно. Дженсен сосал так сладко, с причмокиванием, слизывал с мокрого от слюны и блеска члена смазку и явно наслаждался процессом вместе с ним. 

      Долго Джаред не выдержал. Будучи на взводе, он кончил глубоко в горло, предупредив коротким выдохом, без слов. 

      — Охренеть, — пробормотал, тут же вздёрнул Эклза на ноги.

      — Больше не будешь на меня такими глазами смотреть? — тот облизнулся и сверкнул затуманенным взглядом.

      — Нет... наверное, нет. Вот сейчас ещё трахну тебя — и вообще хорошо будет, — шутливо отозвался Джаред. — Такой гладкий... — он на пробу ткнулся пальцем между ягодиц и огладил, сдвигая резинку в сторону. — С ума сойти. А там тоже?

      — На мне, по-моему, вообще волос не осталось, — Дженсен прогнул спину, прижался к стене и прикрыл глаза. — На голове только.

      — Отрастут, не переживай, — Джей ободряюще улыбнулся и поцеловал его в шею. — Пахнешь так...

      — Как девчонка, — подсказал Эклз и повернулся к любовнику. — Чад задался целью найти самые "девчачьи" духи. И ведь нашёл.

      — Точно как принцесса, Дженни. Чад если и возьмётся за что-то — обязательно сделает.
Джаред нырнул ладонью в бельё, огладил гладкий, без единого волоска пах, ахнул от возбуждения и необычных ощущений и легонько сжал член в ладони.

      — Тесно, — уже тихонько зарычал Джаред и вынул руку, отодвинул полоску трусиков, втиснулся двумя пальцами, огладил мокрую дырку и вошёл внутрь. 

      — Ещё и растянула себя. Какая хорошая девочка, — Джей лизнул Эклза за ухом, вытащил пальцы, обхватил свой член и провёл пару раз по стволу, чувствуя, как в пах возвращается тепло. Возбудившись окончательно, он толкнулся внутрь. Тесно, туго, но, как подсказывал опыт, Дженсену не должно быть больно.

      — Не хотелось время тратить, — вздохнул Дженсен, поднял ногу и закинул на талию Падалеки, куснул за шею и поцеловал, подаваясь навстречу. Окончательно входя в роль, тихо застонал. Растяжка сделала своё дело, и горячий член Джареда мягко обжимали мышцы. Вместо боли щекотало лёгким жжением, которое исчезло, стоило парню сделать толчок. Дженни выползла из угла сознания и снова ринулась в бой, заставив его еле слышно заскулить и потереться о партнёра. 

      — Подготовился, — Джаред разомлел от такого податливого, тёплого тела. — Хорошо подготовился, — он решил заткнуть болтовню подальше и поцеловал Эклза, начиная толкаться.

      — Чад помог...

      — И с растяжкой тоже?

      — Нет, — Дженсен аж взвился, выгнулся, подставив губам Джареда горло. — С ней сам справился.

      После секса Дженсен безропотно принялся смывать с себя остатки косметики и в конце концов стал похож на того, кем и являлся — на парня, в женском платье и на каблуках. Мда. Несмотря на своё начальное недовольство, Джаред всё же втянулся и так вошёл в раж, что порвал бельё. Теперь Эклзу предстояло добираться до дома в платье и с голой задницей. 

      Как-то они выбрались из клуба, не получив в спину ни одного нетолерантного выкрика. Поймали такси и с нервным смехом загрузились внутрь. Видавший виды водитель не обратил внимания на то, что Джаред тут же затащил странную на вид девушку на колени и тронулся с места.


∞ † ∞


      В детстве родители часто пилили Дженсена за привычку откровенно высказывать своё мнение. В школе он получал за это от учителей, после — от сверстников. За то, что это мнение отличалось от общепринятого, Эклз бывал бит и дрался, отстаивая собственные мысли. Но если бы не эта привычка и не Дженни, то он никогда не осмелился бы влезть в обсуждение известного фильма и пойти наперекор всем. Не встретил бы Джареда.

      Дженсен не знает, что было бы с ним без Падалеки. Он не задумывался о том, что делал бы, не встреть этого парня. Возможно, сидел бы в какой-нибудь конторе на практике и давил скуку, может, валялся бы на кровати и действовал своей ленью родителям на нервы.

      Дженсен не знает. Но сейчас, сидя на коленях у Джареда, чувствуя его тёплую ладонь на животе и холодный ветер в лицо, он точно понимает: всё могло сложиться иначе.
Но лучше — не могло.

      Если бы когда-нибудь Джареду сказали, что он будет счастлив с парнем — совершенно точно, он никому бы не поверил. Да ещё и в морду бы двинул, вполне вероятно. А теперь был благодарен случаю, или судьбе (тут уж каждый сам решит), что тогда не прошёл мимо «беззащитной девушки». Это сейчас Джаред знает, что Дженсен вовсе не беззащитный, но для него навсегда останется его принцем. 

      Возможно, как в случае с Дженсеном, судьба бы сложилась иначе, но думать об этом Джаред не хочет. Счастлив, что приняли свои. С горем по полам, разборками, тяжело, но приняли — свыклись. А, на самом деле, у них и выбора большого не было. Видя, как счастлив сын, невозможно оставаться при своём мнении о недопустимости таких отношений. 

      Парни были счастливый — и это лучшее, что смогла дать им жизнь. 



The End


Сказали спасибо: 81

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1380