ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
120

Против правил

Дата публикации: 04.07.2012
Дата последнего изменения: 04.07.2012
Автор (переводчик): Turtlette;
Бета: Yasuko Kejkhatsu
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: на заявку с кинк-феста: У Дженсена патологическая боязнь больниц и врачей. Он вынужден пройти медосмотр. Принимают трое студентов-практикантов. Один из них Джаред. Дженсен жутко стесняется, чувствует себя неловко и ему страшно. Парней возбуждает такой Дженсен, они решают, что его нужно осмотреть как можно тщательнее. Они хотят, чтобы Дженсен кончил перед ними. Но из-за смущения и боязни тот долго не может возбудиться. В конце концов они добиваются своего, только благодаря Джареду. Из всех троих он должен быть нежен и ласков с Дженсеном.
Глава 1

Джаред Падалеки был всегда открыт для нового. Особенно, если это «новое» было не вполне законно, грозило неприятностями и опасными последствиями для его так навязываемого родителями звездного будущего.
В друзья Падалеки, соответственно, выбирал людей, у которых надпись «опасно для жизни» горела не только на лбу, а прямо-таки распространялась опасными адскими отсветами на огромные расстояния.
Принцип магнита работает безотказно, поэтому, стоило Джареду только появиться в городской тусовке, его, можно сказать, учуяли по запаху, тут же идентифицировав как своего. Общий язык Падалеки нашел со всеми моментально: манеры и чувство юмора у него всегда были на высоте, плюсом шла его какая-то нереальная для человека харизматичность, что было очень на руку новой компании, особенно учитывая то количество передряг, из которых ему приходилось выпутываться.
Зная характер Джареда, не было ничего удивительного в том, что в лучшие друзья он выбрал себе парней с самой сомнительной репутацией в городе. Сомнительность возникала не из-за неизвестной фамилии, отсутствия связей или непрезентабельной должности родителей, нет, тут все по высшему разряду. Просто Ник и Дейв Картеры славились в городе такой распущенностью, что священник, встречаясь с парнями взглядом на воскресной проповеди, саркастично приподнимал бровь, в душе, наверное, недоумевая, каким образом посланники Сатаны на земле вообще могли проникнуть в храм Божий.
На самом деле, ничего из рук вон страшного братья не творили, развлекая себя и других в пределах разумного. Бисексуальные, абсолютно раскрепощенные, они искренне не понимали, почему все на той же проповеди мамаши оттаскивали своих уже вполне взрослых дочерей на самые дальние от них скамейки, а сыночки, отчаянно краснея и боясь хоть чем-то выдать себя, прятали глаза в дощатый пол церкви, пытаясь, наверное, разглядеть там истинную причину своих пороков. Впрочем, Картеров это совсем не расстраивало. Многие мальчики, как только оказывались в пределах досягаемости братьев, не особо рвались читать Библию и наставлять на путь истинный погрязших в содомии грешников, а часто были не против и сами приобщиться к сладости греха. Что касалось девочек, так с ними вполне можно увидеться и в более непринужденной обстановке, где мамаши церберами не будут стеречь целомудренность дочурок, к которой, кстати, нежные создания, относились без должного трепета. Так что если первое время по приезду в город Джареда еще и терзали легкие сомнения в том, что он не найдет себе близких по духу людей, да еще с похожими предпочтениями и образом жизни, то, глядя на братьев Картеров, они испарились, как капли воды, нечаянно упавшие на раскаленную сковородку.

Сегодня Джареду было очень скучно. До колледжа оставалось еще два месяца, собеседование на работу назначено только на конец октября, а летние тусовки уже успели приесться до такой степени, что казалось, если он встретит еще хоть одну обкуренную или упитую в хлам знакомую рожу, он будет блевать точно так же, как Синди Макугал, неделю назад перемешавшая наркотики с русской водкой.
От тоскливых размышлений его отвлек звонок, трелью раздавшийся по всему дому.
Вставать не хотелось, но слушать дебильное треньканье было выше сил, да и надежда на то, что это окажутся братья с чем-нибудь, что сможет впрыснуть адреналин, в его отупевший от постоянных гулянок мозг, моментально заставила прибавить шаг.
Снимая трубку и уже слыша из динамика сдавленное хихиканье, Джаред понял, что не ошибся.
- Чувак, ты там не засиделся? Я прям так и вижу твою скучную рожу со всклоченными волосами. Приехать, может, помочь расслабиться? – Ник явно был в настроении.
- Ага, а потом твой братик меня пристрелит из фамильного ружья вашего отца. Пожалуй, я соберу все свое мужество и найду в себе силы отказаться, – Джаред рассмеялся и тут же замолк, прикидывая, правильно ли он решил, что Картер звонит по делу или все-таки он зря вставал с дивана.
- Отец, кстати, уехал, а Дейв сейчас сидит в его кабинете и изображает из себя сторожевую псинку, обзванивая пациентов. Срочная операция, необходимо консультирование на месте, поэтому и получилось, что прием внезапно пришлось отменить. Наверное, всех уже и обзвонил сейчас. Одного пациента только оставили, Джаред, всего одного. – Ник помолчал секунду, нагнетая важность момента. – Дженсена Эклза. Так что ждем сладкую попку в половину четвертого.
У Падалеки моментально пересохло во рту. Эклз. Переехавший в город совсем недавно, чуравшийся всех и редко выходящий из своего дома. Точнее - из дома родителей, которых Джаред так ни разу и не видел. Картеры прожужжали Дженсену все уши о том, как хорош этот парень и как здорово будет соблазнить его и трахнуть где-нибудь в машине, чтобы он, широко открыв рот и раздвинув ноги, принимал их сразу двоих, давясь и сжимаясь, но не пытаясь освободиться. То, что в мечтах Ника и Дейва было дальше, Падалеки уже не слушал, так как оставался вполне равнодушен к эротическим фантазиям братьев о каком-то сомнительной красоты парне. Да и вкусы у них были совершенно разные. Пренебрежение к таким разговорам исчезло ровно в тот момент, когда Джаред столкнулся с Дженсеном в магазине. Парень был настолько энергетически притягательным, мужественным и одновременно хрупким, что все мысли из головы вылетели моментально, словно Джаред внезапно стал компьютером и попал под атаку мощного вируса, который, не задумываясь, уничтожал все файлы. Впрочем нет, один он оставил, самый новый, появившийся как раз во время нападения. Файл назывался просто и понятно: «Выебать любой ценой». Идея казалась заманчивой, особенно первые дни, и Джаред даже пару раз отдрочил себе в душе, представляя, как сажает Дженсена на себя, поддерживая за бедра, заставляя громко стонать и корчиться на своем члене в попытках принять больше или, наоборот, от легкой боли из-за растяжения, потому что не может принять так много. Но через пару дней наваждение спало, да и то, что Дженсен не появляется ни на одной тусовке и почти не выходит из дома, охладило пыл Джареда. Он любил доступных и сговорчивых, а Эклз таким не выглядел. Скорее уж закомплексованным, что никак не вязалось с его внешностью.
Джаред облизнул пересохшие губы, мгновенно поняв, что задумал Ник. Дженсен - новенький в городе. Их он знать не может точно, а молодые, талантливые врачи сейчас не редкость, поэтому подозрений возникнуть не должно. Да и на приеме у проктолога особо не будешь применять методы дедукции. Джаред знал по себе: там совсем не до этого. Главное сейчас - получить в руки Дженсена, а там… А там Падалеки что-нибудь придумает.
- Уже еду, – хриплым голосом выдохнув в трубку и швырнув ее на рычаг, он тут же схватил ключи от машины и практически выбежал из дома.
По поводу звонка он все-таки был прав. Развлечение у него на сегодня точно было.

Джаред очень боялся, что не успеет к началу спектакля, разыгрываемого братьями. Воспоминания о той дрочке в душе, когда он представлял Дженсена, накрыли с новой силой, и член начал вставать еще в машине, доставляя ощутимые неудобства и отвлекая от дороги. Музыка почему-то бесила, машина ехала убийственно медленно, а адреналин, концентрация которого в крови достигла критического уровня, заставлял сильнее вжимать педаль газа в пол. Здание, где располагался кабинет мистера Картера, выглядело для Джареда сейчас как кубок Формулы-1.
Быстро поднявшись на этаж и приоткрыв дверь, он увидел, как братья сидят друг напротив друга, лениво перебрасываясь бейсбольным мячом.
- Что... – у Джареда даже пересохло в горле при мысли о том, что его могли просто надуть.
Дейв засмеялся:
- Да успокойся ты, ему на полчетвертого назначено, я же говорил.
Падалеки выдохнул, стараясь сделать это как можно тише.
- Бегом переодевайся в халат, сейчас будем в больничку играть. – Ник находился в прекрасном настроении так же, как и брат. – Консилиум соберем, что называется. Дейв, я правильно слово-то выговорил?
Дейв картинно закатил глаза:
- И этот человек учится в Йеле, – и посмотрел на брата, но не с осуждением, а с нежностью, очевидно, понимая, что тот просто шутит.
- Иди, Падалеки, иди уже переодевайся, он же придет вот-вот. – Ник нетерпеливо поерзал на стуле.
Когда Джаред вышел, продевая руки в рукава халата, то моментально почувствовал, как напряжение буквально висит в воздухе, а сделав еще шаг, увидел Дженсена, судорожно сжимавшего в руках какие-то бумаги.
Вот оно. Сегодня будет жарко и точно не скучно.
Джаред по умолчанию сел на стул, заботливо принесенный Ником из приемной и, кашлянув в кулак, начал разговаривать равнодушно – вежливым врачебным тоном, который не раз слышал у мистера Картера.
- Ээээ, мистер Эклз, я так понимаю, вы на осмотр? – Джаред посмотрел на Дженсена, ожидая ответа.
- Да, то есть, нет, не совсем, мне просто нужна общая справка о состоянии здоровья, поэтому и приходится обходить всех врачей. Я думаю, что не стоит вас задерживать, может, вы мне просто распишетесь в документах? – Дженсен протянул Падалеки листок, но Джаред даже не удостоил бумажку взглядом, полностью концентрируясь на аккуратных, подрагивающих от нервного напряжения пальцах парня.
- Мистер Эклз, поймите, мы с коллегами, – Падалеки обвел широким жестом стол, где чинно, пряча горящие желанием глаза, восседали братья, – просто не можем взять на себя такую ответственность. А если у вас какая-нибудь инфекция, о которой вы понятия не имеете? Нет, это невозможно. Раздевайтесь, мы сейчас вас осмотрим.
- Минутку, доктор. Перед тем, как мистер Эклз разденется, я хотел бы задать ему пару вопросов по поводу его интимной жизни, – Дейв нагло развалился на стуле, громко щелкая ручкой.
Джаред злобно посмотрел на него, понимая, что тот уже выходит за рамки, а это было очень опасно. Ну, на данном этапе «осмотра».
- Да, конечно, доктор Картер, как считаете нужным. Я пока приготовлю инструменты.
Падалеки видел, как при упоминание этого слова и без того огромные глаза Дженсена расширились в ужасе и он уже перестает владеть собой из-за страха, терзающего его. Если судить по тому, как выглядел сейчас Эклз, то можно было представить, что с ним сейчас творится. Отчасти Джаред ему сочувствовал. Дженсен стоял перед тремя мужчинами, зажатый, ждущий, что ему вот-вот прикажут полностью раздеться. Наверное, он не был готов к тому, что ему придется позволить незнакомцам трогать себя в самых сокровенных местах, может быть, даже там, где он сам ни разу не касался.
Джаред даже одернул себя. Ну не девственник же Дженсен, в конце концов!
- Вы первый раз на приеме? – Дейв, видно, решил подстраховаться.
-Да, – нервно и быстро.
- Мистер Эклз, у вас был сексуальный опыт? – Дейв все-таки не выдержал и улыбнулся, но тут же, слава богу, опомнился и сумел замаскировать ехидство под вежливое участие.
- Да. – Дженсен был напряжен так, что, казалось, даже не улавливает суть вопроса.
Дейв, видимо, тоже уловил настроение Эклза и решил идти ва-банк:
- Анальные совокупления? В вас проникал кто-нибудь, Дженсен? Трогал вас там, где никто не трогал? Пальцами, членом? У вас были разрывы хоть раз? Меня интересует только анальное проникновение, это для вашей же безопасности. Опрос, чтобы знать, как осматривать вас дальше.
Казалось, Дженсен покраснел, весь, даже кончики ушей стали ярко бордовыми. Джаред еле сдержал улыбку.
- Д… не совсем, то есть.
- То есть как? - Дейв играл совершеннейшего кретина.
- Мы… я... это, господи, какое это имеет значение? – Дженсен не выдержал, и Джаред был не удивлен. Он бы дал в морду уже на третьем вопросе. Но Эклз был не Падалеки, да и менторские нотки в голосе Дейва заставляли моментально притихнуть.
- Так, мистер Эклз, либо вы отвечаете мне на поставленные вопросы, либо мы с вами прощаемся. – И тут же, продолжая изображать из себя утомленного тупостью пациентов врача, продолжил уже мягче:
- Поймите, это просто необходимая перестраховка. Все, что вы тут скажете, останется в стенах этого кабинета.
Дженсен выдохнул, видимо, собираясь с силами для дальнейшего разговора и ответил:
- Проникновение было пальцами, когда меня раскрывали, и это был мой первый опыт анального секса, потом я попросил остановиться, он не стал настаивать, и никто меня не рвал, если это так важно для осмотра. Марка смазки тоже важна для дальнейшего опроса? – огрызнулся Дженсен, и Джаред с тревогой посмотрел на Дейва. Только бы Эклз не заподозрил ничего раньше времени.
И только потом до Падалеки дошло, что сказал парень. Он был девственником. Встало окончательно, все другие мысли испарились. Сомнений в дальнейших действиях не осталось, просто хотелось, хотелось так, что от желания и нестерпимого жара в паху сводило зубы. Он должен, он просто обязан оттрахать эту нетронутую, стопроцентно узкую задницу.
- Нет, мистер Эклз, марка смазки нам без надобности, раздевайтесь, – молчавший Ник ожил и услужливо подтолкнул до сих пор стоявшего Эклза к кушетке.
Джаред внимательно посмотрел на парней и отметил горящие лихорадочным блеском глаза Дейва, поверхностно дышащего Ника, все еще держащего Дженсена за плечи, и осознал, что парни возбуждены не меньше его самого. И не сказать, что сама ситуация не была для них чем то особенным - таких финтов было множество за время их общения. Дело было не в том, что они устроили шоу. Дело было в главной звезде. Смущенный, растерянный, испугавшийся и пытающийся показать зубы Эклз возбуждал невероятно, его хотелось взять тут же, насильно или добровольно - не имеет значения. Это было желание, граничащее с безумием, когда отключаются все рефлексы и в голове остается только одно слово, выжженное в сознании паяльной лампой. «Трахнуть».
Джаред слегка напрягся, когда понял, о чем он только что думал. Нет, насильником он никогда не был.
Падалеки заворожено наблюдал, как Дженсен снимает кожаную куртку, избавляется от брюк, снимает рубашку и остается в одной белоснежной майке с какой-то смешной нашлепкой. Джаред попытался разглядеть рисунок и понял, что там изображен смайл. «Мать его, желтый, улыбающийся смайл. Господи, ему что, восемь?» - подумал Джаред, хотя и понимал в глубине души, что майка просто офигительно прикольная.
Повинуясь какому-то внутреннему порыву, он остановил Дженсена, пальцы которого уже схватились за края ткани.
- Майку можете оставить, тут довольно прохладно, – Джаред понимал, что врет: тут чертовски жарко. Наверное, это от Эклза, там, где он находится, градусники будут зашкаливать всегда. Это мысль почему-то злит Падалеки, и он чересчур резко толкает Дженсена на кушетку:
- Ложитесь на спину, ноги разведите как можно шире и подтяните к груди, руками держите колени.
Дженсен не слушает. Дженсен лежит, руками прикрывая пах и мошонку, так сильно сжав ноги, что мышцы на бедрах подрагивают от напряжения.

- Мистер Эклз, тут не причинят вам вреда, это не будет больно, мы просто посмотрим, все ли у вас в порядке.
Дженсен медленно, словно во сне, притянул к себе ноги, и Джаред увидел крошечное, розовое колечко мышц, так трогательно сжатое и никем еще не тронутое.
- О Господи, – Джаред не может сдержаться, и слова вылетают бесконтрольно.
Тут же подходят Картеры и, не особо церемонясь, поднимают кушетку выше, опуская Дженсену голову и приподнимая зад, неаккуратно поддергивают за плечи, ставя в удобное для себя положение, а Джареда это почему-то дико злит. «Блядь, это всего лишь прикол», - думает он, еле сдерживаясь, чтобы не оттащить наглых братьев от кажущего сейчас таким беззащитным Дженсена, который лежит и очень, просто очень, тяжело дышит, отвернув голову в сторону и прикрыв глаза.
- Успокойтесь, мистер Эклз, – говорит Картер, и Джаред видит, как дергается парень, когда пальцы в смазке начинают кружить вокруг отверстия, еще не проникая, но подготавливая. – Сейчас осмотрим вас там. – И Дейв резко, без предупреждения, проталкивает в него, такого узкого и нетронутого, сразу два пальца.
Дженсену больно, и он кусает губы в попытке удержать стон.
- Доктор Картер, Доктор Падалеки, мне кажется, вы должны посмотреть вместе со мной на это, – Дейв улыбается и качает головой, подзывая их. Джаред не знает, зачем он это делает, но подходит, не в силах оторвать взгляда от сфинкера, уже покрасневшего и немного распухшего. Ник первый проталкивает свой палец по первую фалангу, скользя по смазке, стекающей с пальцев Дейва. Их там уже три, они растягивают его, каждый в свою сторону, пусть аккуратно, не торопясь, но Джаред видит, что Дженсену все равно больно. Видит и не может оторваться от раскрытой, ставшей уже красной дырки, видит отверстие, растянутое с обеих сторон и такое доступное.
- Минутку, мистер Эклз, я принесу инструменты, – Ник отрывается от него и, глядя куда-то мимо Джареда, идет в кабинет. Дейв, встревожено глянув на него, отрывается от Дженсена и идет следом за братом.
Эклз открывает глаза и смотрит каким то странным, мутным взглядом на Падалеки и то ли утверждает, то ли просит:
- Мне не нужна справка, я передумал.
Как в замедленной съемке, он опускает ноги, все так же стыдливо прикрывая пах, и опускает ноги с кушетки на пол.
Что-то смущает Джареда. Он не может понять что, он не может ухватится за мысль, он слишком возбужден, чтобы думать. Проходит, наверное, пол минуты, прежде чем мозг, работающий как глохнущий движок на последних оборотах, выдает запоздалую информацию.
Резко, за доли секунды, встав с кушетки и потянувшись за джинсами, смущенный, испуганный происходящим Дженсен просто исчез, а за место него появился улыбающийся насмешливо и разочарованно незнакомый парень. Движения неторопливые, уверенные, дрожь в теле и растерянность во взгляде испарились, как будто кто-то внезапно повернул внутренний выключатель.
- Херовые из вас доктора, ребята. Я бы на вашем месте попрактиковался дополнительно.
Падалеки почувствовал, что его ударило током. Эклз знал, знал, что приема не будет, знал с самого начала и сейчас все-равно пришел. Значит..
Джаред мог бы потом утверждать о временном помутнении рассудка, но нет, он помнил каждое свое движение, каждый жест настолько отчетливо, что казалось, ему просто показывали какой-то фильм в 3D. Падалеки больше не контролировал себя. Он рванулся к Эклзу, прижал к себе изо всей силы одной рукой, другой комкая на спине дурацкую майку.
Джаред ощутил, как Дженсен упирается ему в грудь в попытках вырваться, но каким-то шестым чувством Падалеки понял, что Эклз старается не в полную силу, поэтому только увеличил напор. Рука отпустила майку и скользнула между ягодиц, моментально находя горячее, воспаленное отверстие и надавил на вход, уже не контролируя силу проникновения. Дженсен застонал и выгнул спину, смиряясь и безропотно принимая в себя пальцы. Значит, Джаред понял все правильно.
Ощущение тугого, уже подготовленного отверстия сорвало крышу окончательно и Падалеки резко, не утруждая себя прелюдией, толкнул Эклза к кушетке, заставляя опереться на нее руками. Грубо раздвинул бедра, надавил на затылок, жестом приказывая нагнутся ниже и, приставив набухший от притока крови член к покрасневшему и раскрытому анусу, толкнулся внутрь. Дженсен дернулся, закричал, но Джаред лишь вдвинулся глубже, обхватывая Эклза за шею, накрывая своим телом, удерживая его, не позволяя вдохнуть и пошевелится. Хотелось большего и Падалеки, предупреждающе сомкнув зубы на шее Дженсена, переместил руки тому на бедра, подхватывая под них и отрывая его ноги от пола. Эклз, удерживающий вес своего тела только за счет рук, мог лишь стонать и кусать губы, когда Джаред вбивался в него, с каждым разом проникая все глубже.
Вынув член и развернув Дженсена к себе лицом, Падалеки начал целовать его, кусая губы, намереваясь поставить на колени и, наконец, оттрахать в рот так, как мечталось с самого начала, с первой дрочки в душе. Так, что бы запомнить, хотя, Джаред был просто уверен, что этот момент жизни он не забудет еще долго. Ну, или вообще никогда.
Увидев за спиной Эклза братьев, которые до этого, по-видимому, наблюдали, Падалеки прижал потерявшегося в ощущениях Эклза крепче, на всякий случай готовясь удержать, если тот будет против группового секса. Сейчас Джаред отпустить его был просто не в состоянии. Не в этой жизни.
Догадавшись, для чего Ник опускается на колени, позади Дженсена, он опустил руки на тому на ягодицы, и развел их в стороны, максимально широко открывая доступ. Падалеки замер, глядя, как Эклз хватает ртом воздух, пока Картер трахал его языком, раскрывая еще сильнее, делая еще доступнее для всех них.
Его разложили на кушетке заново, уже подготовленного, стонущего и выгибающегося от каждого прикосновения – он был полностью готов и, слава Богу, совсем не против происходящего. Джаред боялся представить, что было, если бы Дженсен все-таки начал сопротивляться.
Падалеки снова ворвался в такое сладкое и горячее тело, уже подготовленное, уже способное выдержать его размеры. Он обхватил грудь Эклза, прижимая его к себе спиной и с каждой секундой увеличивая темп, не думая о том, что, возможно, причиняет боль. Дженсен кричал, не замечая еще двоих парней, находящихся рядом. Казалось, он окончательно потерялся в чужих руках, прикосновениях, боли, приносящей удовольствие.
Они вместе перевернули полубессознательного, ушедшего в себя Эклза, снова устраивая того на члене Падалеки. Дженсен поздно понял, что задумали парни. А когда понял, то сильные руки уже держали за плечи, не давая возможности соскользнуть. Дейв нажал на спину Дженсена, заставляя прогнуться и медленно, но неуклонно начал вводить свой член в уже невозможно растянутое отверстие ануса. Эклз просит, чтобы они остановились, но, Джаред слышал только похоть в низком, охрипшем от криков голосе. Когда Падалеки положил руку на его член, он был твердым и именно это удержало от того, что бы остановится. Джаред по себе знал, что не все слова, сказанные при занятии сексом, стоит принимать в серьез. Дженсен стонет, стараясь не шевелиться на двух огромных членах, распирающих его. А дальше были только резкие, рваные движения, три намертво сплетенных тела и громкий шепот неистово дрочащего себе Ника:
- Всадите ему, всадите сильнее, смотрите, он же хочет получить их глубже, он мечтает, чтобы его трахали такими огромными членами, он хочет, чтобы вы накачали его своей спермой так, чтобы текла, по ногам, чтобы было не отмыться. Давай, черт, Джаред, засади ему еще раз, он же тащится, от твоего хера!
Именно эта мысль стала последним, что успел осознать Джаред прежде, чем сильнейший оргазм вырвал его из этого мира, заставив потерять сознание на пару секунд.

Первое, что увидел Падалеки, - это сидящего на полу Ника, обессилено опирающегося на руки. Почувствовав на лице влагу, он провел рукой по щеке, стирая с себя сперму, по всей вероятности, Дженсена, который все еще лежал на нем то ли без сознания, то ли просто боясь пошевелиться. Дейв вообще не придавал признаков жизни.
«Интересно, а папочка Картеров точно так же без остатка отдается работе?» - проскользнула пошленькая, неуместная мыслишка.
Джаред еще раз посмотрел на Дженсена и чуть вздрогнул, встретившись с оценивающим, пристальным взглядом.
- Мистер Эклз, почему у меня такое ощущение, что со своей драгоценной девственностью вы нас наебали? – Джаред подумал о том, что, наверное, стоило сказать совсем не это, но язык уже выдал тупую фразу, и сворачивать назад было поздно.
- Ну что ж, доктор Падалеки, один-один. Ваша врачебная практика у меня тоже стоит под вопросом. А когда вчера доктор Картер позвонил мне, отменяя встречу, звонок его младшего сына был, мягко говоря, неожиданностью. Но, знаешь, я тоже сильно люблю приключения, да и скучно в этом городишке стало. Надо же до конца лета дожить как-то. Спасибо за прием, кстати, уважаемые эскулапы, мне и, правда, очень полегчало, – Дженсен рассмеялся, выворачиваясь из объятий Падалеки.
- Не такой, как кажешься, да, Эклз? – Падалеки почему-то очень не хотелось, чтобы Дженсен сейчас исчез из этого кабинета и его жизни.
- Да кто что видит на самом деле. –Дженсен уже натягивал на ноги джинсы, и Джаред никак не мог увидеть его глаза.
И только когда Эклз был у самой двери, Джаред окликнул его еще раз:
- Эй, Дженсен, этот город только на первый взгляд кажется мертвым. Прям как в ужастиках.
- Да я уж догадался… доктор Падалеки. – Эклз улыбнулся.
- Может показать тебе тут все самое интересное? – Джаред, который после секса обычно был расслабленным, сейчас чувствовал, что напряжена каждая мышца.
- Я думаю, что все самое интересное я уже увидел. А секс не повод для знакомства, Падалеки, даже не рассчитывай.
От громкого хлопка двери на кушетке наконец-то завозился Дейв.
А у Джареда было такое ощущение, что это его только что поимели двумя членами.

Ровно через месяц и двадцать девять дней дней Джаред не выдержал и поехал по адресу, который уже успел выучить наизусть. Он понятия не имел, зачем он едет и что хочет сказать Дженсену. Тот был чертовски прав по поводу знакомств в постели, но что-то не давало покоя, и определения этому, почти за два месяца раздумий над случившимся Падалеки дать так и не смог.
На звонок не отвечали долго, и Джаред уже подумал о том, чтобы сесть и подождать на крыльце, но тут за дверью раздался шорох, и Эклз, взъерошенный, с заспанным лицом и недовольным взглядом, показался на пороге. Джаред затаил дыхание. Проблема была в том, что все эти дни он думал только о том, как он позвонит в дверь к Дженсену, а вот о том, что он собирается ему сказать, мыслей не возникало ни разу.
- Хочешь опровергнуть правило, Падалеки? – Дженсен улыбался открыто и весело.
- Хочу, что бы ты сделал исключение.


Конец.



Сказали спасибо: 72

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388