ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1180

Играй за мою команду

Дата публикации: 22.05.2015
Дата последнего изменения: 22.05.2015
Автор (переводчик): Amedeo Marik; Arianna Strider;
Ссылка на оригинал: https://ficbook.net/readfic/3159859
Пейринг: J2;
Жанры: ангст; АУ; драма; колледж-AU; романс; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Предупреждения: Нецензурная лексика
Примечания: Благодарности соавтору (она же бета). Пишем по моей же заявке: http://ficbook.net/requests/196772
Саммари: Влюбился в старшего брата лучшей подруги. Ну, с кем не бывает, правда?
Глава 1
В старшей школе Канзаса был первый учебный день. Солнце ещё ярко светило, будто давая ребятам ещё каплю прошедшего лета, чтобы последние неоконченные дела не откладывались в ящик до следующего тёплого времени.

И этот день, в общем-то, не собирался быть каким-то особенным, просто начался очередной учебный год, и Джаред был этому не то чтобы рад. Впрочем, так же, как и все остальные одноклассники. Предпоследний год в школе, а он всё ещё с интересом ждёт, что в класс войдёт кто-нибудь новенький. Падалеки любил новых людей.

Первым уроком была история. Юноша не очень любил этот урок, отдавая большее предпочтение литературе, но учился сносно по всем предметам, несмотря на отношения с некоторыми учителями. Например, с учителем истории, мистером Кейном, Джей не был дружен совсем. По правде сказать, этот учитель досаждал всем, считая, что нынешнее поколение — пропащее для мира.

Джаред полез в школьный рюкзак и с возмущённым, ничего не понимающим лицом, вытянул кисть обратно:
— Что за хрень?!

Кажется, он нащупал что-то тёплое, мягкое и определённо живое. Это что-то высунуло свой нос и Падалеки выдохнул:
— Крыса? Какого чёрта?

— Осторожно, раздавишь, — незнакомая девчонка с соседней парты нагнулась к рюкзаку и вытащила испуганное животное, тут же свернувшееся у неё в ладонях. — Не пугай его.

— Новенькая? — догадался Джаред. — Интересно, что твоя, как я понимаю, крыса, забыла в моём рюкзаке?

— Может, ты накрошил туда чего-нибудь?

— У меня полный порядок в рюкзаке, я первый день им пользуюсь, — невозмутимо ответил Падалеки.

— Ну, конечно.

— Что "конечно"? Я купил его к новому учебному году, — Джей любовно погладил фирменный рюкзак, на который потратил немаленькую сумму денег.

— Тогда почему у мистера Пибоди весь нос в крошках? — прищурилась девушка. Крыс согласно пискнул и дёрнул носом.

— Мистер Пибоди? — Падалеки хмыкнул.

— Крысу зовут мистер Пибоди, о боже. Я серьёзно не знаю, что он нашёл в моём рюкзаке, — он начал вытряхивать из сумки все учебники и тетради, параллельно интересуясь: — Так ты новенькая?
— Если тебе что-то не нравится, то имей в виду: он дрессированный и больно кусается.

Джаред пожал плечами, понимая, что девушка явно игнорирует его вопрос уже во второй раз, и хмыкнул: — Понял.

Она, кстати, была ничего. Симпатичная. Короткие русые волосы и зелёные глаза. Падалеки подумал, что если бы он играл за другую команду, то, наверное, мог бы приударить за ней.

— Извини, у меня проблемы с концентрацией, — ничуть не смутилась новенькая и протянула руку. — Маккензи.

— Хм, похоже на то, — кивнул Джей и пожал протянутую руку девушки. — Джаред. Очень приятно.

— Взаимно.

Крыс обнюхал ладонь парня и шевельнул усами. Несмотря на то, что в классе было полно народу, на живописную троицу никто не обращал внимания. Ученики были заняты обсуждением летних каникул.

— Он тоже рад, — улыбнулась Кензи.

— Рад, что все рады, — ответил Джаред. —Так, может, ты объяснишь мне, зачем тебе в школе крыса?

— На удачу. Ну и учителям раздавит.

— Странное понятие об удаче, — фыркнул Джаред. — А вот Кейну бы не помешала крыса на стуле. Только как бы он её не задавил. Качок—качком, а кроме своей истории ничего не знает.

— Зачем на стул? — оживилась девушка. — Под журнал.

— Ну, это звучит лучше. Вряд ли он, конечно, испугается, но попробовать можно, — кивнул Джей.

— Ладно, тогда пожелай мне удачи, — девушка поднялась со стула и шмыгнула в небольшую кучку школьников, оживлённо о чём—то галдевших.

На всё у неё ушло чуть меньше минуты, и хитро улыбающаяся Маккензи снова заняла своё место за соседней партой.

— Готово.

— Отлично, осталось дождаться Криса. Хм, проверим, любит ли он животных, — Джаред поёрзал и сел ровнее, ожидая, когда в класс войдёт учитель.

— Спорим, завизжит?

— Не, спорить не буду. Просто посмотрим на его реакцию, — хмыкнул парень.

— Нет в тебе азарта, — вздохнула Мак, вытащила из рюкзака тетрадь и сложила руки с видом примерной ученицы, никогда не подкладывавшей крыс учителям.


Кристиан Кейн класс осмотрел как обычно — придирчиво и свысока. Прошёл по кабинету и, проверив стул на наличие кнопок, удовлетворённо кивнул. Что ж, хотя бы на этот раз без таких подлянок. Мужчина осмотрел доску и провёл по ней пальцем — мылом не натёрта. Чёрт, год определённо начинался неплохо.

Класс следил за движениями учителя со смешками на лицах и понимающими кивками. Однако, сев на стул и поздоровавшись с учениками, Кейн никак не ожидал, что из—под журнала выползет крыс, погрызший любимую ручку преподавателя.

Кристиан недовольно хмыкнул и взял животное за хвост, уже собираясь спросить, что это, однако мистер Пибоди изогнулся и с писком укусил приподавателя за палец. Историк заорал и отпустил животное обратно на стол:
— Это что за х... за животное? Кто здесь живой уголок устроил?!

— Извините, — Маккензи потупила глаза и подошла к столу преподавателя, сохраняя на лице смущённое и испуганное выражение. — Это мой... испугался и убежал, наверное. Простите, мистер Кейн, он больше не будет.

Девушка жалобно посмотрела на историка, сделав вид, что готова расплакаться.

Джаред хмыкнул и произнёс:
— Мистер Кейн, я бы на вашем месте кричал не так громко. Мистер Пибоди, знаете, может не только кусаться.

Учитель от такой наглости прихуел, открыл было рот, но хмыкнул и выдохнул короткое:
— В честь первого дня, мистер Падалеки, я, так и быть, не вызову ваших родителей.

Джаред приподнял уголки губ и елейно произнёс:
— Премного благодарен.

— Идиот, — прошипела Кензи, возвращаясь на своё место. — Ничего бы он мне не сделал.

— Рад выручить.


∞ † ∞


Сейчас, спустя два года, Джаред вспоминает знакомство с лучшей подругой с улыбкой на лице. Вряд ли он тогда думал о том, что Кензи окажется настолько классной девушкой. Кроме того, он никак не думал, что они сдружатся настолько, что потом для поступления выберут одинаковый колледж.

У Джареда было много приятелей, но все они общались с ним в основном из—за собственной выгоды, и ещё ни с кем парень не чувствовал себя так уютно, как с Маккензи. Девушке не нужны были его деньги, влиятельный отец или классная сестра, за которую надо замолвить словечко.
Поэтому сейчас, учась в колледже, Джаред чувствует, что действительно может назвать себя счастливым просто стоя в коридоре и ожидая подругу, которая, кажется, положила глаз на преподавателя философии. Других причин в том, что Кензи постоянно задерживается после уроков у него, Джей не видит.

∞ † ∞


Маккензи, радостно напевая что—то себе под нос, вылетела в коридор и чуть не врезалась в поджидавшего под дверью Джареда. Он здорово напоминал сталкера, и если бы девушка не знала о его ориентации, то была бы уверена, что Джей на неё запал.

— Давно ждёшь? — поинтересовалась Кензи, перекинув через левое плечо потрёпанный рюкзак.

Джаред хмыкнул и прищурился, приподнимая уголки губ:
— С самого начала. Как тебе Чад? Вижу, прививает интерес к философии на первом же занятии.

— Ой, отстань, — отмахнулась Мак. — Мне надо подождать брата, постоишь ещё немного?

— Постою, — пожал плечами Джей. — Но про Чада даже не отнекивайся.

— Когда уже ты себе кого-нибудь найдёшь?

— Как кто-нибудь нормальный появится, — фыркнул Джаред. — Или когда ты признаешься, что тебе нравится наш философ... Неужели я наконец увижу твоего брата? А то как ни приду к вам, то он на учёбе. За два года дружбы с тобой так и не видел его. На каком он курсе?

— На втором, — Кензи толкнула друга носком кеда. — Ты умрёшь старой девой, Джей. Чем тебе Уэллинг не нравится?

— Том? Ну... он слишком... Том, — только и смог ответить Джаред. Парень и правда был неплохой, симпатичный и приятный в общении, но это не был его тип, не тип Джея.

— Привереда.

— Мак, не в этом дело.


Ответить девушка не успела — заметила в конце коридора силуэт брата и бросилась в его сторону так быстро, что собранные в конский хвост волосы мотнулись из стороны в сторону. Заполнивший коридор народ отступал и жался к стенам, успев уяснить за пару месяцев: когда Маккензи Эклз куда-то бежит, на её пути лучше не стоять.

Джаред улыбнулся. Картина была умильной. Меган, его сестра, тоже так бросалась ему в объятия, а теперь уже месяц, как учится по обмену в Испании. И, честно сказать, Джареду её не хватает.

Парень неловко побил ногой стену, поправил сползающую лямку рюкзака и прикусил губу. За девушкой парня не было видно. Понятно было только то, что он выше её и такой же русоволосый, как подруга.

Дженсен, терпеливо вынесший объятия сестры, потрепал её по волосам и улыбнулся:
— Когда у тебя детство играть перестанет? Пойдём, покажешь мне своего Джареда, о котором все уши прожужжала.

Друг Кензи оказался высоким парнем, с несколько растрёпанной шевелюрой и прикольными ямочками на щеках. Симпатичный.

— Привет, — Джен вышел из-за спины сестры и протянул парню руку. — Так ты и есть тот знаменитый Джей? Наслышан.

Джаред вздохнул и залип на.... Дженсене. На всём полностью. От ярких пухлых губ и зелёных глаз до непослушного ёжика русых волос и прекрасного телосложения. Ей-Богу, Маккензи сглазила. Нашёл подходящего, а ему и не светит такое даже, можно сразу карандашик брать и начинать закатывать губу.

Опомнился парень, когда Эклз протянул руку для пожатия. Джаред улыбнулся своей, как он думал, самой очаровательной улыбкой, но знал, что снова выглядит как идиот. Наверняка. Так всегда бывает.

Падалеки пожал руку, отметил про себя красивые пальцы и сдержал тоскливый стон. Ну каков же...

— Э-эм. Джей, да, — глупо повторил Падалеки. — А ты Дженсен, знаю. Тоже наслышан. Очень приятно.

— Может, сходим куда-нибудь? — предложила Кензи, незаметно пнув друга, чтобы тот вернулся в реальность.

— Неплохая идея, — пробормотал Джаред.

— Ладно, — Дженсен улыбнулся. — Мне надо зайти к философу, подождёте пару минут?

Мак кивнула и, дождавшись, пока брат скроется за дверью, зашипела на друга:
— Джей, прекрати на него пялиться!

— Я не пялюсь, — обиженно буркнул Джаред, провожая взглядом парня. К философу пошёл. Тоже, что ли, нравится, как Кензи? Господи, о чём он думает?

— Да ты его чуть ли не взглядом облизываешь.

— Неправда!

— Правда, и не отнекивайся!

— Нет, неправда. А тебе Чад нравится, — по-детски отгородился Джаред. — Вот как признаешься, так и я тоже.

— Да, нравится, — неожиданно согласилась девушка. Падалеки выгнул бровь аркой. Докатился. Он вздохнул и признался:
— Ладно. Твой брат... очень... красивый. Но мне всё равно не светит, как рыбам на дне океана, так что можем закрыть эту тему.

— А ещё он натуральнее свежевыжатого сока. Так что облом.

— Я так и подумал, — кивнул Джаред. — Ладно, забей. Даже не знаю, чего я ожидал.

— Что за шум, а драки нету? — довольный Дженсен прикрыл за собой дверь и дёрнул сестру за хвост.

— Мы просто обсуждали Чада Мюррея и то, как он нравится твоей сестре, правда, подруга? — Джаред широко улыбнулся и хмыкнул. Маленькая месть за то, что заставила признаться.

— Кензи, ты ещё маленькая для отношений... и для убийства тоже, — Дженсен ловко поймал рванувшуюся к Джареду девушку и прижал к себе. — Тихо, не калечь Джея, он ничего.

Джаред от неожиданности кашлянул и кхмыкнул. Если бы он не знал Дженсена, то подумал бы, что это флирт. Но Эклз был не за его команду, поэтому Джей только скромно улыбнулся и снова поправил спадающую лямку.

— Всё? — парень строго посмотрел сестре в глаза и отпустил её. Из-за сухой погоды у него постоянно обветривались губы, и Дженсен приобрёл привычку их облизывать, причём зачастую не замечал, что делает это. Не заметил и сейчас. — Ну что, пойдём?

— Да—а, — выдохнул Джаред, задерживая взгляд на губах парня. О Господи, он словно специально его дразнит...

Дженсен пропустил сестру вперёд и шёл рядом с Джаредом, занимаясь попытками разговорить его. Кензи иногда оглядывалась и смиряла их такими ехидно-понимающими взглядами, что парень обещал себе дома придушить мелкую заразу.

К тому времени, как все трое пришли в кафе "Робинс", Джаред чувствовал себя самым счастливым на свете. Дженсен многое знал, потрясающе говорил и классно разбирался в тех вещах, которые нравились Джею. На миг Падалеки показалось, что Дженсен просто нереален.


Столик заняли у окна подальше от посторонних глаз. Джаред выбрал пиццу "Маргариту" и колу, гадая над тем, что выберет Эклз. Кензи он знал отлично, та возьмёт воду без газа, чтобы не портить желудок, и какой-нибудь вкусный салат.

Дженсен пробежался взглядом по аккуратным строчкам и улыбнулся подошедшей официантке. Та тут же заулыбалась в ответ и заправила прядь волос за ухо.

— Будьте добры... — парень помолчал и побарабанил пальцами по столу. — Жареную картошку и ванильное мороженое.

Джаред хмыкнул, одобряя выбор парня, и улыбнулся. Мороженое он тоже любил, но если Эклз начнёт его неподобающе есть... хотя Джей надеялся, что здесь мороженое подают в пиалах.

— Мак часто рассказывала мне, как вы познакомились, — Эклз вытащил салфетку и принялся машинально сворачивать и разворачивать её. — Эта мелкая тупица действительно притащила крысу в школу?

Он увернулся от тычка в бок и широко улыбнулся. Сразу стало понятно, что для них такие перепалки — дело обычное.

— Как лестно ты отзываешься о сестре, — фыркнул Джаред. — Маккензи очень умная девушка. И да, она действительно принесла в школу мистера Пибоди, а тот каким-то образом забрался ко мне в рюкзак. Можно сказать, нас познакомил он.

— Раньше этот голохвостая мелочь лазила в мои вещи, — рассмеялся Дженсен. — Потом переключилась на твои, так что ты мой спаситель, Джаред.

— Сомнительное удовольствие, — фыркнул Джей. — Но рад знать.

Принесли пиццу и напитки, и Падалеки был рад отвлечься от созерцания Дженсена.

Кензи покосилась на брата и вздохнула. В свои двадцать с лишним Дженсен иногда вёл себя, как маленький, ни в какую не желая расставаться со старыми привычками. Одной из таких странных, но со стороны забавных была привычка макать картошку фри в мороженое. Девушка как-то уступила его просьбам и попробовала. Было вкусно, но не впечатлило. Зато Дженсену нравилось — вон, чуть ли не жмурится от удовольствия. Как бы мурлыкать не начал.

Джаред хмыкнул и поднял бровь: картошка фри с мороженым. Это Дженсен серьёзно? Но, чёрт, Эклз ел так... аппетитно, что хотелось и самому попробовать это нечто. Падалеки нагло потянулся к тарелке, в которой золотой горкой была уложена ещё горячая картошка, и взял один брусочек, макая его в пиалу рядом.

— Вкусно? — спросил Дженсен, наблюдавший за другом сестры.

— М—м—м... — Джаред неопределённо хмыкнул и подал плечами. — Не распробовал с одного раза, но это точно необычно, — Джей взял второй брусочек и обмакнул в сладкий десерт. Благодаря тому, что картошка была горячей, она растапливала мороженое и создавался какой—то диссонанс температуры и вкусом. Сладкое — солёное, горячее и ледяное.

— А вот Кензи нос кривит.

— Она просто приверженец здоровой пищи, а картофели и мороженое по умолчанию не входят в её список продуктов. К тому же, это действительно очень специфический вкус.

Джаред принялся за пиццу, оторвав от тоненького кружка уже надрезанный треугольник.

— Будешь? Я так нагло спёр у тебя картошку, что просто обязан поделиться пиццей. Она вкусная.

— Все тут против меня, — Дженсен шутливо поджал губы, сделав вид, что он обиделся. Но от пиццы ещё никто не отказывался, и парень взял кусок, нечаянно задев локоть Джареда. — Извини.

— Эй, я не все, — буркнул Джей и передал пиццу Дженсену. На то, что тот задел его, Джей мог только кивнуть, давая понять, что, в общем—то, не обижен. Слов просто не было, хотелось визжать, как сучка, словно он в седьмом классе и это его первая любовь. Ну, хорошо, симпатия, но от этого не легче.


Чем дальше, тем больше Дженсен убеждался, что Маккензи повезло с другом. Джаред оказался интересным, умным и смешливым парнем, и, если можно так назвать еле знакомого человека, открытым и доверчивым.

В кафе они просидели долго, до самого вечера, и Эклз только тогда вспомнил, что их ждут родители.

— Пожалуй, пора по домам, — улыбнулся он и толкнул зависшую сестру. Девушка вздрогнула и кивнула.

— Джаред, хочешь, мы тебя проводим?

Джаред смущённо улыбнулся, обнажая ямочки, хоть и знал, что Эклзу совершенно плевать на все его уловки. Парень пожал плечами:
— Вроде по пути, так что я буду не против.

— Отлично.


Дойдя до дома, Джаред обнял Кензи и неуверенно потоптался на крыльце, не зная, как следует прощаться с братом лучшей подруги. Наконец Джаред выдавил из себя что—то вроде "увидимся" и протянул руку. Хотелось бы ещё, конечно, обменяться телефонами, но Падалеки не стал тешить себя ложными надеждами и просить номер.

— Иди, я догоню, — подогнал сестру Дженсен, пожал протянутую руку и добавил немного смущённо:
— Это будет выглядеть очень дебильно, если я попрошу тебя дать мне свой номер? Не хотелось бы пинать Маккензи, чтобы с тобой связаться.

— Эм, — Джаред попытался не захлебнуться от счастья и кивнул немного нервно:
— Да, конечно. В смысле, это будет нормально. И да, я дам номер, — кивнул парень. — Запишешь?

— Давай, диктуй.

∞ † ∞


— Джей классный, да? — чуть ли не подпрыгивала Мак, пока они шли домой. Девушка была полностью довольна жизнью, за исключением обломов (временных) с Чадом.

— Да, — рассеянно отозвался Дженсен, обдумывая свой реферат по истории. — Прикольный. И шило у него там же, где и у тебя.

— Да ну тебя, — отмахнулась девушка, загребая пыль носками обуви, и сменила тему. — Когда пойдём за мистером Пибоди?

К сожалению, крысы не живут долго. Будущий питомец Маккензи будет шестым или пятым — если честно, Джен уже сбился. Сестра с маниакальным упорством умудрялась отыскивать точно такое же животное и давала им всем это идиотское, на взгляд парня, имя. Но он слишком хорошо помнил, как шестилетняя девочка плакала над своим первым крысом, и поэтому удерживался от подколок.

— В понедельник, — решил Дженсен. — На выходных я пишу реферат, а потом сходим.

∞ † ∞


Джаред зашёл домой и тут же сбросил рюкзак на пол. Позвал мать и отца, но никто не ответил, и парень решил, что родители просто ещё не успели вернуться с работы.

"Тем лучше", — подумал парень и направился в свою комнату. Возбуждение волнами накатывало на него всё то время, пока Дженсен был рядом. И — о боже! — Дженсен, этот невероятно красивый и офигительно интересный парень, попросил его номер телефона.

В общем, Джей просто не стал сопротивляться своему телу и запустил руку в штаны, обхватывая полувозбуждённый ствол кулаком и начиная делать поступательные движения.

В голове мелькали образы Дженсена за весь этот день: Дженсен ест картошку, Дженсен облизывает — ох, блять, как облизывает! — пальцы, Дженсен улыбается. Дженсен—Дженсен—Дженсен...

Джаред подумал, что его никогда ещё не крутило от какого-либо парня так сильно. Оргазм был быстрым и опустошающим.

Джаред подрагивающими руками добрался до телефона в заднем кармане джинсов и быстро напечатал подруге СМС: "Мак, Иисусе, я буду поклоняться твоему брату. Он восхитителен. И не шипи, что он натурал. Ради такого и девкой не грех стать".

Телефон пискнул в самый разгар очередной стычки с братом, Кензи вывернулась из его загребущих рук и удрала в свою комнату. Дженсен не стал её преследовать, занявшись уборкой стола, на который девушка пролила графин с соком. В то, что нечаянно, он не поверил.

Мак плюхнулась на свою кровать и открыла сообщение, тихо хихикая в подушку. Джареда было слегка жаль, но кто знает — вдруг брат разглядит в её друге что-то большее?

"Не надо рассказывать мне каждый момент своей голубой жизни, Джей =)"

"У меня совсем нет шансов, не так ли? Ладно, в общем—то, я хотел сказать спасибо за сегодняшний день. Было классно. Надеюсь, ты помнишь про проект?" — Джаред заставил себя подняться и привести в порядок, только после этого прочитав смс подруги.

"Конечно".

Глава 2
Джаред с лёгкостью осознал, что каникулы, наконец, вступили в свою полную власть. После школы в колледже было непривычно, но первый семестр прошёл вроде бы неплохо, Джей даже сдал все предметы на "отлично", чем, несомненно гордился. 

Ему вдруг стало интересно, как учится Дженсен... Впрочем, ему было интересно всё, что так или иначе было связано с братом подруги. Поэтому Падалеки с радостью согласился делать проект по экономике в доме у Эклзов, ведь это автоматически означало — наверное — присутствие Дженсена. Или нет. Во всяком случае, Джаред хотел в это верить.

И верил до последнего, пока звонил в дом подруги и её брата, ожидая, когда ему откроют.


Дженсен оторвался от варки кофе и сходил к двери. За ней обнаружился терпеливо ждущий Джаред, и парню пришлось, ругаясь себе под нос, искать домашние шорты. Ещё и в коридоре было неприбрано... когда-нибудь он придушит Кензи за её привычку приглашать кого-то и не предупреждать об этом родных.

Джен распахнул дверь и улыбнулся другу сестры, опёршись о косяк. Для шорт было холодновато.

—Привет, Джаред.

— Дженсен... — глупо улыбнулся Джаред и попытался взять себя в руки и не смотреть на голый пресс Дженсена... голый пресс... кубики... и блядская дорожка светлых волосков... — Привет, — всё-таки ответил он и глубоко вдохнул, расправляя лёгкие. — Я, в общем, к Кен.

— Да, я понял. Эта любительница крыс опять не предупредила о том, что ты придёшь. В общем, — Эклз неловко показал рукой на себя и куда-то в коридор, — дома беспорядок, а я почти голый. Извини. Может, зайдёшь?

— Всё это нестрашно, — улыбнулся Джаред. "Особенно голый ты... Ну, почти голый. Ничуть не страшно. Даже охренеть как сексуально, чёрт... Главное — не спалить свой стояк..." — Подумал Джей и протиснулся в коридор.

— Кензи! — заорал Дженсен на второй этаж, пересекая гостиную. Сверху раздался отчётливый грохот, парень усмехнулся и крикнул ещё раз: — Кензи, тут Джаред! Или ты спускаешься, или я стащу тебя сам, и тогда все узнают, что ты спишь в трусах с Бибером!

Сестра рявкнула в ответ что-то матерное, Джен удовлетворённо кивнул и повернулся к Джареду:
— Кофе будешь?

— Милые вы, — хмыкнул Джей. — Давай.

— Малявка опять всю ночь смотрела свои сериалы, а теперь не может продрать глаза. Сама виновата.

— Но у нас каникулы, это простительно, — пожал плечами Джаред.

— Но не до двух ночи. А ещё у неё под подушкой фотка Чада, — сдал девушку Дженсен, ставя турку на огонь.

— А вот и нет, — возмутилась появившаяся в кухне Кензи и огрела брата свёрнутым журналом по затылку. — Заткнись, иначе я расскажу маме, кто на самом деле разбил её вазу.

— Не расскажешь, — спокойно парировал Дженсен и щёлкнул Маккензи по носу. — Если я начну разбирать все твои прегрешения, то пара-тройка моих затеряется на этом живописном фоне.

— Кенни, Чад стоит у тебя в телефоне на обоях, этого ты опровергнуть не можешь, — возмутился Джаред.

— Проверь зрение, — хмыкнула Мак и сунула другу под нос телефон, на обоях которого красовалась Дейнерис. — Что, съел?

Привыкший к выкрутасам сестры Дженсен меланхолично разлил кофе по кружкам и подтолкнул мелкую к столу.

— Ладно, не стоит, хватит верещать. Займитесь с Джаредом делом, я схожу переодеться.

— Ты просто сменила обои. Смирись, Кенни, а то я начну думать, что действительно у тебя не только трусы, но и постельное бельё с Джастином Бибером, — хмыкнул Падалеки.


Джен вернулся через несколько минут, накинув на себя чёрную футболку, и застал сестру с другом мирно сидящими на кухне.

— Удивительно, — хмыкнул он. — Кухня ещё цела.

— Да, и даже цел сервиз, — хмыкнул Джей. — Вообще-то, мы просто пили кофе. Кстати, очень вкусный, спасибо.

— Да не за что.


После кофе Джаред с Кензи плавно перетекли в гостиную дома, обложившись учебниками и бумагами. Джаред сел на полу возле дивана и листал экономику, думая, с чего начать сам проект, пока подруга занималась формальной подготовкой работы.

— Думаешь, было бы неплохо начать с вступления? — поинтересовался Джей. — Здесь, наверное, не так, как в школе, но что-то общее же должно быть.

— Лучше вступление, — посоветовал устроившийся в кресле Дженсен — как-никак, учился третий год, знал, как положено. — И не загружайте свою речь цифрами, не то препод вас сожрёт.

— Эм... — Джей повернул голову в сторону Эклза и вздохнул — оделся. Но, чёрт, эта футболка с V-образным вырезом оголяла ключицы и была, по мнению Падалеки, слишком соблазнительной для просто домашней вещи. Парень облизал губы и отвёл взгляд на Кензи. — Что думаешь?

— Я думаю, что тебе пора перестать залипать, — прошипела девушка, воспользовавшись тем, что её брат отвлёкся на телефонный звонок.

— Я не могу, — обречённо прошептал Джей. — Он что, по дому всегда ходит так? — выделил последнее слово Падалеки. — Кен, неужели так сильно заметно?

— Я тебя кастрирую, — пригрозила Мак и уткнулась носом в учебник, делая вид, что безмерно увлечена материалом.


— Джей, вам с Кензи не нужна помощь? — спросил Дженсен, вернувшись из коридора, где разговаривал по телефону с матерью.

— Да, было бы неплохо, — благодарно кивнул Падалеки. И брат подруги, к его ужасу, сел рядом с ним, так, что их плечи почти соприкасались.

— Рассказывайте, что у вас тут, — улыбнулся Джен.

— Ну... Кен, введи брата в курс дела? Я просто удивлён, что не завалил экономику. Здесь что-то вроде мануфактур... или монополий, — беспомощно улыбнулся в ответ Джаред.

Маккензи погрузилась в объяснения, не забывая периодически пинать друга, чтобы тот не забывал принимать участие в процессе.

Дженсен про себя подумал, что Джаред выглядит немного странно, как бы не заболел. После того, как родители скинули на него сестру, он привык быть ответственным за всё, а Падалеки, как друг, вошёл в круг людей, за которыми надо приглядывать.

Джен машинально взял с журнального столика ручку и принялся грызть её, чтобы сосредоточиться. Хорошо, что история и экономика близки друг к другу.

Джаред пытался держать себя в руках, но не мог — постоянно залипал на Дженсене и подумал, что так недалеко начать вздыхать по парню... распечатать фотку и под подушку, как Мак фотку Чада.
При этой мысли Падалеки фыркнул. Ну и бред. Однако залипать меньше у него не получилось, и он пропустил практически все слова Дженсена, просто глядя, как двигаются его губы, иногда, после толчка Кен, что-то вставляя. Невпопад, кажется. Ну и пусть... Зато губы у Эклза потрясающие, розовые, пухлые... обхватывающие ручку... чёрт. Он специально?

— Джаред, с тобой всё хорошо? — покосился на него Дженсен и потянулся. От долгого сидения в одной позе затекли мышцы. — Может, таблетку принести какую-нибудь?

— Всё в порядке, — заверил Джей и решил взять себя в руки, чтобы поменьше смотреть на парня и побольше вникать в суть, но стоило Дженсену потянуться, оголяя загорелую полоску живота, как Падалеки вздохнул. Всё. В руки, Джаред. Возьми. Себя. В. Руки.

— Точно?

— Сто процентов.

— Ладно, тогда продолжим?

— Да, конечно, — снова кивнул парень. — Что дальше? Оглавление?

— Да, только это называется план. Занимайтесь, я приготовлю что-нибудь. Экономикой сыт не будешь, — улыбнулся Джен, — а Кензи ещё не завтракала. Джаред, будешь что-нибудь?

"Тебя — с большим аппетитом", — прошептал Джаред и вздохнул:
— Нет, спасибо, я завтракал.

— Лучше согласись, — ткнула его подруга, — а то не отстанет. У Дженни мания всех кормить.
Дженсен скрестил руки на груди.

— Я предупреждал, что отшлёпаю, если ты ещё раз меня так назовёшь?

— А мне кажется, это мило, — улыбнулся Падалеки. — Хорошо, если ты угощаешь, то почему бы и да?

Мак быстро спряталась за спину Джареда и показала брату язык:
— Джея вон шлёпай, а я не маленькая.

— Думаю, это не лучшее предложение, — Джаред покраснел ушами.

Дженсен рассмеялся, отметив, что краснеющий Джей выглядит мило.

— Ладно, живи, малявка. Я на кухню, если что — зовите.

Джаред изо всех сил старался сосредоточиться на проекте, честно слушал Кензи, листал учебник и страницы в google, но в мыслях был только чёртов Эклз. В том виде, в каком он встретил его на пороге: взъерошенный, заспанный, без футболки... он был настолько сексуален, что у Джея вставало сразу же.

Падалеки прикусил губу и отодвинул от себя лэптоп вместе с огромным количеством пособий:
— Надоело. Не могу ни о чём думать!

— Может, ты всё-таки заболел? — Дженсен коснулся ладонью лба Джареда — температуры нет. Кензи, знавшая истинную причину странного поведения друга, закрыла лицо учебником, сдерживая хихиканье. — Выглядишь не очень.

— Всё в порядке, — заверил Джаред и кивнул, вздохнув. Эти бы пальцы, да ему в рот.... или куда пониже и поуже... Чёрт, нет, не думать об этом, не думать о том, как эти длинные, изящные пальцы растягивали бы его, а Джей бы в ответ тихо постанывал и просил ещё. Не думать! Не думать... — Иисусе, — прикусил губу парень и сдвинул колени вместе, прикрывая стояк. — Думаю, мне нужно сделать глоток воды...

"Или глоток спермы Эклза", — услужливо подсказала фантазия, которую никак нельзя было обуздать.

Дженсен понимающе улыбнулся и поднялся на ноги:
— Хорошо, сейчас принесу. Не умирай прямо у нас в гостиной, Кензи этого не переживёт. И лучше приляг.

— Да нет, я могу сам, — попытался отказаться Джаред. — И нет, Кензи не дождётся моей смерти, — фыркнул Падалеки.

— А ну сядь.

"С удовольствием... на чей-то наверняка такой же красивый, как и его владелец, член", — Джаред чуть не простонал. Совсем не к месту мысли заполнили всю голову. Единственное, что он смог сказать:
— Ладно.

И куда только делась вся его наглость? Всё это испаряется, когда рядом Дженсен.

— Ну вот и отлично, — фыркнул Джен и скрылся за дверью кухни. Маккензи прислушалась и с силой ткнула друга кулаком в плечо.

— Возьми себя в руки.

Джаред расплылся по полу бесформенной лужицей, даже не стесняясь подруги. Кензи уже как родная. Падалеки закрыл лицо ладонями и простонал:

— Кенни-и-и... я не могу.

— Тогда сходи и подрочи. Сил нет на тебя смотреть.

— Это будет странно, если я вдруг уйду в туалет на несколько минут. Дженсен не идиот, между прочим, — фыркнул Джей и заставил себя подняться, снова опираясь на диван спиной.

— Я скажу, что тебе плохо, — непреклонно ответила девушка. — Иди давай. А то джинсы прорвёшь.

— Ладно, — сдался Джаред, вполне разумно оценив, что если он не сбросит напряжение сейчас — это аукнется ему потом либо поллюцией, либо спермотоксикозом.

Падалеки бросил быстрый взгляд на кухню, в которую смылся Дженсен, и вздохнул:
— А куда идти-то?

— Вверх по лестнице и направо, — подтолкнула его подруга. — Живее, пока Джен не вернулся.

— Всё-всё, — Джаред хмыкнул и направился по заданному направлению, по пути отмечая, что дом Эклзов отделан со вкусом. Везде было уютно и светло.

Он потянул дверь на себя и оказался в просторном санузле. Впрочем, разглядывать здешнюю обстановку было некогда — парень закрыл дверь и нырнул рукой в штаны, тут же воскрешая в памяти Дженсена, его голый торс и ниже, по блядской дорожке волосков прямо до резинки трусов... Остальное Джей мог только додумать, но с фантазией у него всегда было отлично, а потому член у Дженсена обрисовался непременно красивый, гладкий и, чёрт, с капельками веснушек на стволе. Падалеки подумал, есть ли веснушки на самом деле в этом месте у Дженсена, и закусил губу, начиная быстрее водить кулаком по собственному члену.

В своей фантазии он уже давно опустился на колени и лизал головку члена Дженсена, мягко перебирал яички пальцами и с каждым разом заглатывал всё глубже, пока не уткнулся носом в лобок Эклза. Джаред даже представил, как бы мог пахнуть Джен: солнцем, немного сладковато, с нотками мускуса и чего-то ещё, необъяснимого.

И как только Дженсена из фантазии накрыл оргазм, Джаред почувствовал, как тоже сбивается на рваный ритм, и как на кисть попадают густые капли спермы.
Падалеки прижался лбом к кафельной плитке, закусил губу и тихо выдохнул. Ноги подрагивали.


Дженсен вышел из кухни со стаканом воды в руках и недоумённо замер, увидев в комнате только сестру, которая набирала что-то на ноутбуке.

— А где Джей? — поинтересовался он, отставив воду на столик, и сел на пол.

Мак сделала невинное лицо и честно вытаращила глаза:
— В туалете. Ему... плохо.

На самом деле, как догадывалась девушка, ему было очень даже хорошо.


Джаред устранил все следы недавней дрочки спустя минуты две, как только отошёл от оргазма. Вытер найденной салфеткой обмякший выжатый член, вымыл руки, умылся холодной водой и посмотрел напоследок в зеркало. Действительно, вид оставлял желать лучшего: красные скулы, встрёпанные волосы, дыхание ещё не до конца восстановилось, и мелкая дрожь иногда пробегает по телу от самого затылка до икр. Вполне можно подумать, что ему и правда сделалось плохо.

Спустя минут десять своего отсутствия Джаред снова был в гостиной. Он неуверенно оглядел Дженсена мутноватым взглядом и набрался наглости: сел рядом с парнем и сцапал пальцами стакан с водой, выпивая его полностью.

— О господи, — удовлетворённо выдохнул Джаред. Ему стало легче.

— Ты как? — озабоченно спросил Дженсен.

— Я? — Джей взглянул на парня, который сидел всего в нескольких сантиметрах от него. — Всё отлично, спасибо. И за воду тоже.

— Может, ляжешь всё-таки?

— Если только на твои колени, — нагло выпалил раскрепощённый недавним оргазмом Джаред, вполне понимая, что его полушутливая фраза была двусмысленной.

Эклз прищурился, прикинул что-то и широко улыбнулся. Собственную бисексуальность он не отрицал, хоть и скрывал ото всех, а Джей, как ни крути, был симпатичным. Ему бы только научиться думать прежде, чем говорить.

— Ложись, — пожал плечами парень, откинулся на спинку дивана и похлопал по коленям ладонью.

У Кензи самым натуральным образом отпала челюсть.

Джаред вздёрнул брови вверх, но решил не уточнять — точно ли, просто хмыкнул и развалился на диване, удобно устраивая голову на коленях Эклза. О да, так ему действительно было офигено удобно и приятно. Но проект так делать не с руки. Впрочем, ему же "плохо". Можно получить несколько минут приятной неги.

Дженсен хмыкнул, не удержался и запустил пальцы в волосы парня, массируя кожу. Волосы, кстати, были классные — мягкие и шелковистые. Он поднял взгляд на охреневшую окончательно сестру и вздёрнул бровь.

— Что? — вопросил Джен с таким видом, как будто друзья Кензи лежали у него на коленях по пять раз на дню. Девушка осторожно закрыла рот.

— Ничего, — буркнула она и подняла с пола записи Джареда, поставив в уме галочку напротив пункта "Убить старшего брата".

— М—м—м, — Джей прикусил губу и прищурился. Если бы он был кошкой — точно бы замурлыкал, потому что пальцы у Дженсена были ласковые, нежные и тёплые. Этот человек вообще был воплощением идеала. И если кто скажет, что нет предела совершенству, Джей даст в нос и покажет на Дженсена. Потому что есть.

Мак пробормотала что-то похожее на "ну вы ещё потрахайтесь прямо тут" и демонстративно отвернулась. Каков засранец, а!

— Было бы неплохо, — хмыкнул Джаред на фразу подруги и засмеялся, обращаясь к Дженсену: — Не воспринимай это всерьёз только, я пошутил.

— Маккензи, у меня с тобой будет разговор, который тебе не понравится.

Падалеки примерно представлял, что ожидает Кен, но решил заступиться:
— Может, не стоит? Она же девушка.

— Стоит.

— Суровый старший брат, — с расстановкой проговорил Джаред и засмеялся. Почему—то от мысли о Дженсене с ремнём и суровым выражением на лице было весело.

— Да, — серьёзно ответил Дженсен и посмотрел на поникшую сестру. — Закончите завтра, уже темнеет.

— Джен, — Мак робко подняла на него глаза. — Ты же обещал, что мы сходим в кино.

— А ты заслужила? — строго спросил Дженсен. Девушка выглядела так, словно вот—вот расплачется, и он сжалился.

— Ладно, бегом переодеваться. Пойдёшь с нами, Джей?

— Эм, — Джаред замешкался. — Нет, спасибо, я бы с радостью, но сегодня приезжает младшая сестра. Я давно её не видел. Ну вы понимаете, да?

— Мак, выйди на секунду, — попросил Дженсен, и когда сестра покинула комнату, наклонился к уху Падалеки, почти касаясь его губами. — Жаль, что ты не можешь.

Джареда прошибла дрожь. В этот момент он был готов заскулить от приятной близости и глубокого шёпота, а потом и рыкнуть, прижав парня к стене. Однако он только облизнул губы и кивнул:
— Мне тоже.

— Тогда до встречи.


Глава 3
Джаред действительно был рад возвращению Меган домой. Девушка целый вечер делилась открытиями с семьёй о том, как в Испании всё вроде бы так, как дома, но совсем иначе, и Джаред уж было подумал, что придётся-таки провожать любимую сестрёнку на долгосрочное обучение за границу, как в конце Меган произнесла: "Нет, Испания, это, конечно, офигительно, но, знаешь, Джар, не так классно, как дома. А уж как я по тебе скучала! По всем вам!"

Джаред радостно выдохнул и поцеловал сестру в макушку. Вот и отлично.


На следующий день после приезда Дженсен написал Джареду SMS с приглашением в кино на новых "Мстителей". Падалеки просьбу с радостью принял и, спросив, можно ли взять с собой сестру, радостно вздохнул. Меган, знавшая парня как облупленного, понимающе фыркнула и поинтересовалась, не влюбился ли братик, на что Джей честно ответил, что, похоже, да, но ему всё равно не светит. Младшая покивала и решила разобраться во всём сама.


Дженсен получил горячий мозговой секс с сестрой, которая шипела на него добрых полчаса, пытаясь выяснить, какого он ей обо всём не рассказал? Парень честно терпел, потом заткнул Кензи рот яблоком, и они снова подрались. Родители разогнали их по комнатам, и Джен маялся от скуки.
"Мстители" вышли как раз кстати, и он уломал предков отпустить их на сеанс. Правда, потом к троице прибавилась сестра Джареда, Меган, и Дженсен вздохнул с облегчением. Может, Мак подружится ещё с кем-то.

Они с Джеем не обсуждали то, что произошло, но Эклз иногда ловил себя на мысли о том, что скучает. Поэтому и обменивался с ним сообщениями, как влюблённая девчонка. То, что Джаред запал на него, Дженсен уже понял и не особо переживал. Так было даже интереснее.


Джаред счастливо фыркнул, когда мобильник снова завибрировал, оповещая о новом сообщении. Скорее всего, снова от Дженсена. Меган весь вечер посматривала на него с пониманием, но когда у Джареда уже болели губы от вечной улыбки, спросила, кто же этот человек, в которого Джей наконец-то положил глаз.

Джаред фыркнул, что завтра Мег сама всё узнает и снова уставился в телефон, отвечая на смс Дженсена:
"Думаю, вторая часть будет неплохой, да?"

"Я в этом даже не сомневаюсь".

Парень подпёр голову рукой, задумчиво глядя на плакат первого фильма. Они с Кензи благополучно стащили его из кинотеатра и долго выясняли, кому достанется. Выиграл Дженсен, естественно, и сестра отомстила ему, подмешав средство для эпиляции в гель для душа.

Джен фыркнул и допечатал:
"Что делаешь?"

"Ничего такого. Хотел почитать, но совсем лень. Думаю, скоро просто лягу спать. А ты?"

"Переодеваюсь."

Джаред прикусил губу и представил, как скользит по телу Дженсена ненужная одежда, возможно, оголяя тело совсем, или тут же пленяя это совершенство другими, тоже бесполезными тряпками.

Падалеки вздохнул и подумал, что бы можно было на это ответить. Наконец, обуздав свою фантазию (более-менее, потому что сделать это полностью невозможно), парень напечатал ответ:
"Тоже спать?"

"Приглуши свою фантазию, Джей, я отсюда слышу, как она кричит."

Дженсен усмехнулся, перевернулся на спину и закинул одну руку за голову.

"Эй, ничего такого, — напечатал Джаред и, подумав, прибавил: — Ты не то обо мне думаешь."

"Да? Жаль..."

"Жаль?"
Падалеки приподнял бровь. Он что — флиртует?

"Да."
Дженсен одёрнул задравшуюся футболку. Стеснительность Джея — лучшее средство от скуки.

"Я не понимаю, о чём ты."

"Ладно. Как насчёт секса?"

"Aw... ты же не серьёзно это, да?"

"Нет, ну если ты не хочешь, то я пойду спать."
Эклз улыбнулся, понимая, что Джаред не откажется.

"Нет! В смысле... это немного странно... и ты натурал, к тому же."

"Я бисексуал."

"Но у меня ведь всё равно нет шансов, не так ли?"

"Как знать."

"Знаешь, если твой флирт со мной только ради забавы, я могу принять это близко к сердцу, — предупредил Джаред, — всегда так происходит. Люди поиграются и счастливы, а после нас — хоть потоп."

А может, и не согласится. Дженсен скрипнул зубами, сожалея о том, что думал о Джареде хуже, чем он того заслуживает.

"Я знаю, каково это. Спокойной ночи, Джей. Завтра увидимся."

"Дженс."

"Я знаю, как меня зовут."

"Прекрати, я ничего такого не сделал, чтобы ты обижался. Давай попробуем? То, что ты предложил."

"Если хочешь."

"Да, господи, я хочу."

"Ты начинаешь."

"Ам... у меня это в первый раз... так что не смейся, ладно?"

"Обещаю."
Эклз прислушался к шуму посуды внизу и улыбнулся. Ну не настолько же он сволочь.

"Ну... знаешь, я бы хотел отсосать тебе", — Джаред решил начать с этого. И вообще, похоже, пора идти в свою комнату и запираться на ночь.

Падалеки поцеловал сестру в щёку, пожелал приятных снов и ушёл к себе. Меган в ответ понимающе прищурилась и кивнула, улыбаясь лисой.


"Может, это лучше сделаю я?"
Дженсен отправил прежде, чем успел сообразить, что именно написал. Ну и ладно, что в этом такого.

"Это... — Джаред лёг в кровать и вздохнул. — Немного неожиданно, но было бы классно, я думаю..."

"Я начну, с твоего позволения?"

"Да, конечно."

Джен шагнул к двери, дёрнул задвижку и вернулся на постель. Это будет интересно, и он будет не он, если не доведёт собеседника до оргазма за считаные минуты.
"Ты лежишь?"

"Да, только что ушёл в свою комнату."

"Хорошо."

Дженсен откашлялся и дёрнул за шнур ночника. Комната погрузилась в темноту, и из источников света остался только экран телефона.
"Я сажусь рядом с тобой и опускаю ладонь на твой живот. Знаешь, Джаред, твои мышцы меня завораживают, и когда-нибудь я оближу каждую. Если ты не будешь против."

Джаред вздохнул, чувствуя, как по телу собирается тепло, сосредотачиваясь в определённом месте. Падалеки щёлкнул ночником, и его комнату охватила полутьма, разгоняемая только светом луны из окна. Джей положил одну руку на пах, пока что просто через боксёры, и набрал ответ:
"Твоя ладонь такая тёплая, мне нравятся твои пальцы, Джен. И твои губы. Я определённо не буду против, если ты захочешь попробовать мой пресс на вкус."

"Зря... у тебя слишком красивое тело, чтобы скрывать его одеждой."
Дженсен облизнулся, замер, услышав шаги за дверью и отмер только тогда, когда они стихли в конце коридора. Хоть он и знал, что заперся, но на душе было тревожно.
"Я оттягиваю резинку твоих боксёров, спускаю их вниз, оставляя на свободе только головку. Красивая, как и твой член. Как и ты."

Джаред приспустил резинку трусов в точности так, как Дженсен описал. Чёрт, это ж просто... Дженсен... Джей никогда бы не смог подумать, что они дойдут до такой кондиции.
Падалеки дрожащими пальцами ответ:
"Я уверен, что он не разочарует тебя, если ты всё сделаешь правильно... Он уже чувствует тепло твоих пальцев и немного возбуждён."

"Я что-то говорил про пальцы?"
Дженсен перевернулся на бок и откинул одеяло. Становилось жарко.
"Лучше, думаю, задействовать губы. Видел, как ты на них залипаешь."

"Полагаю, присутствие твоей ладони на моём животе по умолчанию предполагает, что на ней пальцы, — решил поумничать Джей, но потом резко перехотелось. — Твои губы очень... ну... знаешь, я не думал, что так сильно палюсь."

"Они ведь тебе нравятся?"

"Очень."

"Тогда тебе везёт, потому что я обхватываю ими головку члена, начиная облизывать её. У тебя потрясающий вкус, Джаред."
Дженсен приоткрыл рот, вдохнув немного спёртый воздух... надо не забыть завтра проветрить.

"О господи, — Джаред слегка сжал кулаком ствол члена. Он знаком с Эклзом всего ничего, а уже потерял от него рассудок и дрочит третий раз. — Мне нравится видеть твои губы, растянутые на своём члене. Ты очень красивый..."

Телефон предупреждающе пискнул, и Дженсен тихо выругался, выуживая из-под кровати зарядку.
"Уверен, что ты обхватил его ладонью. Давай, Джей, толкнись. Представь, что это мой рот, и двигайся.

"Телепат? — напечатал Джаред и толкнулся бёдрами вверх. — Чёрт, Дженсен, он скоро выучит все мои фантазии на тебя..."

"Я хорош во всём, Джей, и в телепатии тоже."

"Я не сомневаюсь, чувак... Боже, сделай что-нибудь ещё!"

"Могу сварить кофе."

Эклз усмехнулся, представил возмущённое лицо Джареда и потянулся, выгнувшись всем телом.
"Очень вовремя."

"Ладно, не кипятись, Джей... выпустить головку и лизнуть твои яйца будет лучше?"

"Сейчас я просто трахну твой болтливый рот. Думаю, это лучшее его применение. Одно из."

"Тогда не спи и работай бёдрами, детка."

"Раскрой свои губы пошире и почувствуй, как я начинаю долбиться тебе в рот, доставая головкой до самого горла..."

То ли это глюки, то ли курение на холодном вечернем воздухе было лишним, но горло у Дженсена внезапно засаднило.
"М-м-м... давай, Джаред, выеби мой рот и кончи в глотку. Хочу попробовать твою сперму."

"Какой ты развязный, — едва ли смог напечатать Джаред, — Боже, да, Дженс... я почти... ещё сильнее..."
Джей продолжал толкаться в кулак. Это, конечно, совсем не рот Дженсена, но всё равно очень приятно, если иметь правильную фантазию.

"Хочешь, чтобы у меня болела челюсть, Джар-р-ред?"

"Я тебя потом вые... вылечу."

"Вые… не получится, я предпочитаю активную позицию."

"Мой член тебе понравится настолько, что ты изменишь свою позицию", — самоуверенно набрал Падалеки и только благодаря автонабору избежал ошибок в каждом слове.

"Посмотрим, пока что он мне нравится. Большой, тёплый, вкус невероятный. Как будто создавали под мой рот."

"Да... просто сомкни губы посильнее вокруг него и приготовься, потому что ещё чуть-чуть и..."

"Хорошо, сжимаю. Представь, как туго мои губы обхватывают твой ствол, как вибрирует горло вокруг головки... Давай, Джаред, сделай это."

Джей на несколько секунд отложил телефон и содрогнулся. Замер бёдрами на весу и тут же выплеснулся себе в кулак, тихонько выдохнув. По телу разлилась приятная нега.
"Ох, Дженсен..."

"Так и думал — вкусная."
Дженсен непроизвольно облизнулся. У него стояло, но наполовину: приученный анализировать и рассчитывать мозг имел напряжёнку с фантазией.
"Можно я не буду писать что-то вроде "Крепко тебя обнимаю и чмаффки в носик"?"

"М-м-м, девчачьи сопли оставь, но от поцелуя я бы не отказался. Так что считай, что я притянул тебя поближе и поцеловал."

"Увидимся завтра, Джаред. И спасибо, что дал довести себя до оргазма."

"Я... тебе спасибо."
Джаред отложил телефон на тумбочку и прикрыл глаза. Только бы не влюбиться.

"Всегда пожалуйста."
Эклз сунул телефон под подушку и уткнулся в неё носом. Интересно будет влюбить в себя парня. Как раз недавно они с девушкой расстались, а в ожидании новой можно было отвлечься на Джареда. Правда, Кензи его потом с потрохами съест, но ведь всегда можно сказать банальное "Не сошлись характерами".

∞ † ∞


Джаред едва ли мог дождаться следующего дня, чтобы наконец-то встретить Дженсена, но одновременно с этим юноша пасовал. А если Дженсен сделает вид, что ничего не было? Кроме того, наверняка будет немного стыдно смотреть в глаза брату подруги после того, что произошло вчера ночью. И определённо Джей теперь не сможет спокойно смотреть на пальцы Дженсена, на его губы. Не то, чтобы он мог и раньше, но теперь они будут сводить его с ума по двойному тарифу (если такое, вообще, возможно).

Поэтому, когда на следующий день Джаред и Меган ждали возле кинотеатра Эклзов, Джей заметно нервничал. Младшая сестра на это только хмыкала и ждала, наконец, увидеть этого парня, по которому её брат сходит с ума.

∞ † ∞


Дженсен, начиная с самого пробуждения, ловил себя на том, что волнуется больше, чем положено, когда знакомишься с новыми людьми. Перспектива встречи с сестрой Джареда его не напрягала абсолютно. Напрягал сам Джаред.

Чувствовавшая настроение брата Кензи притихла, и завтрак прошёл в гробовом молчании. Будь здесь отец — непременно выдал бы что-нибудь вроде "Донна, ты посмотри, неужели наши дети выросли?"

До кинотеатра они добрались пешком, и Дженсен первым же делом безбожно залип на Джареда. От позора спасла сестра, начав обычные при знакомстве расспросы.

Джен нацепил на лицо маску пофигизма, скинул с плеч кожанку, пристроив её на сгибе локтя, и подошёл поближе. Обменялся с Падалеки приветственным кивком и облокотился о стену, отбивая пальцами по бицепсу смутно знакомый ритм.


— Это он? — тихо спросила Меган, оглядывая подошедших Эклзов. — Вижу, он, ты так залип! Хоро-ош, — одобояюще покивала Меган, но тут её взгляд упал на сестру парня и девушка широко улыбнулась: — А сестра какая!..

Джаред хмыкнул. Подруга и правда была ничего, но его больше волновали парни. С недавних пор один Дженсен. Падалеки хмыкнул и пожал плечами:
— Попробуй, я не уверен насчёт ориентации Мак.

А уже громче Джаред поздоровался с Дженсеном и подругой, обнял ту и представил свою сестру:
— Мак, Дженсен... знакомьтесь, это Меган.

Джаред избегал прямых взглядов на Эклза-старшего, а потому просто улыбался, смотря куда угодно, но не на него.

Дженсен усмехнулся при виде покрасневшей Кензи, представил реакцию родителей на всё это и обнял сначала сестру Джареда, а потом его самого. Пока обнимал — еле заметно провёл кончиком языка по шее. Падалеки дёрнулся, и Джен отстранился, демонстративно облизываясь.

— Ну что, мы идём?

Джаред опешил от смелости Дженсена и, отстранившись, удивлённо взглянул на парня и ответил:
— Идём.

— Ну вот и отлично.


Билеты взяли на последний ряд, хотя смысла в этом не было, потому что зал был занят всего наполовину. Джаред честно сел рядом с сестрой, но сбоку подсел Дженсен, и Падалеки понял: будет весело. Маккензи села рядом с Меган, уже начав хрустеть карамельным попкорном.

Дженсен вытянул ноги, поставил на колени пакет с кукурузой, подложил куртку под спину и с видом чрезвычайно увлечённого человека перевёл глаза на экран. Справа от него оказался Джаред, и Эклз решил не лезть к несчастному невыспавшемуся парню. Пока что.

На соседних местах Кензи и Меган что-то обсуждали, и Джен усмехнулся. Уже спелись.
Джаред полностью погрузился в фильм. Попкорн он не ел, только потягивал колу и прикусывал губы на самых напряжённых моментах, даже забыв, что рядом сидит Дженсен.

Дженсен начал с малого: с воровства попкорна из пакета Падалеки. Тот всё равно был увлечён фильмом, и парень принялся безнаказанно таскать у него еду, каждый раз делая вид, что не может найти пакет, и задевая колени Джареда.

Поначалу Джаред не замечал прикосновений Дженсена, но когда они стали совсем явными, то просто перехватил руку и прижал к своему колену. Раз парню так нравятся его ноги, пусть наслаждается.

Хмыкнув, Джей свободной рукой начал тянуть попкорн из своего пакета.

Дженсен усмехнулся и повёл руку выше колена, остановив её на внутренней стороне бедра. До паха оставалась пара сантиметров, Джен чуть сместил ладонь и снова перевёл взгляд на экран, где Старк в очередной раз доказывал свою невъебенную крутизну.

Джаред вздохнул и попытался не смотреть на Дженсена, но его ладонь обжигала, казалось, даже через джинсы, что было немного неудобно и неловко.

— Дженсен, — прошептал Джаред так, чтобы его услышал только Эклз. — Что ты делаешь?

— Ничего. Попкорн ворую.

— Кушай с хлебушком, — ответил Джей на самое ухо парня, прикусив мочку.

— А можно мне попробовать кое-что другое?

— Например?

— Включи фантазию.

— Чёрт, Дженсен...

— Да? — Джен переместил ладонь на ширинку Падалеки, поглаживая круговыми движениями. Если бы Кензи это видела — не удержалась бы от комментария. Но она была тоже немного... занята, и Дженсен от души посочувствовал Чаду.

— Тебя не смущает, что нас могут заметить наши сёстры? — поинтересовался Джаред, подаваясь бёдрами навстречу руке Дженсена.

— Они отвлеклись друг на друга.

Джей искоса глянул на сестру и хмыкнул: хоть у кого-то то всё отлично. Меган с Маккензи уже вовсю обнимались и мило щебетали что-то.

— Ну...

— Баранки гну, — хмыкнул Дженсен и потянул вниз молнию на джинсах Джареда.

— Я тебя не понимаю.

— А тебе надо понимать? — Эклз скользнул пальцами под резинку белья и надавил на головку, стирая с неё выступившие капли.

— Боже... — выдохнул Джей, когда пальцы Дженсена, приятные и неимоверно желанные, наконец, коснулись его члена. Больше соображать парень не мог, раскинул пошире бёдра и тяжело вздохнул. Думал же, что будет весело.

— Можно просто Джен, — шепнул парень Джареду на ухо и обхватил ствол ладонью, надавливая сильнее.

— Какой же ты... — немного возмущённо ответил Джаред и прикусил губу, чуть толкнувшись бёдрами вперёд. — Не дай бог ты остановишься... я за себя не ручаюсь.

— Я понял, — улыбнулся Дженсен и взял резкий отрывистый ритм, не забывая одним глазом приглядывать за девушками. Член Джареда оказался именно таким, каким он его себе представлял вчера, во время "секса".

Джаред полностью доверился Дженсену, плавясь под его прикосновениями и прикусывая губы. Парень вцепился в подлокотники кресла и с силой сжал их, чувствуя, что скоро не выдержит — опасность быть замеченным и крышесносный запах Эклза выбивали тормоза.

— Давай, Джей, только потише, — прошептал Дженсен, замер, затем резко сжал головку, попутно целуя Джареда в шею и оставляя еле различимый след. Пульсирующий в ладони ствол и тихие выдохи справа начали действовать на него самого.

Джаред повернул голову и встретился губами с губами Джена, совершенно смело и нагло, но его уже подёргивало от возбуждения, и чтобы не застонать, он прикусил нижнюю губу Эклза, выплёскиваясь тому в кулак и себе в бельё. Грудная клетка ходила ходуном, постоянно гоняя по лёгким запах Дженсена и попкорна.

Дженсен, воспользовавшись тем, что почти все зрители отвлеклись на очередную драку на экране, осторожно вытащил ладонь и лизнул её, очищая от спермы. То ли у него открылись данные пророка, то ли ещё что, но его вчерашние представления сбылись: вкус действительно был запоминающимся.

Джаред подрагивающими руками застегнул ширинку и обмяк в кресле, рассматривая из-под полуопущенных ресниц действо Эклза. Язык Дженсена быстро скользил по ладони, и Джей хмыкнул. Этот парень был просто непонятен никаким законам логики, но от этого не становился менее привлекательней.

Убедившись, что рука чистая, Дженсен опустил её на подлокотник и вернулся к просмотру фильма, как будто и не отдрочил только что другу своей сестры.

Джаред восстановил дыхание и глянул на экран, хотя фильм его уже совершенно не прельщал. Тихо постанывающую Маккензи и обнимающую её Мег, похоже, тоже. Быстро девочки нашли общий язык, подумалось Джареду, и вспомнился их философ, по которому Маккензи сходила с ума. Что ж, видимо, не судьба.

Джаред посмотрел на Дженсена и фыркнул. Ну нет, он не собирается просто так взять и дать Эклзу досмотреть этот фильм. Падалеки облизнул губы и приблизился к уху Дженсена:
— Джен... Ты же не думаешь, что досмотришь этот фильм спокойно, не правда ли?

— Думаю.

— Зря, — фыркнул Джей и положил ладонь на колену парню, поглаживая вниз-вверх и целеноправленно потихоньку поднимаясь всё выше, к паху. Дженсен шлёпнул Джареда по руке, грозно шикнув на него.

— Не мешай смотреть.

— Нет, буду мешать, — упрямо ответил Джаред и снова положил ладонь, только теперь сразу на пах Эклза, чуть сдавливая бугор ширинки.

— Убери руку.

— Джен, — насупился Джаред и полез расстёгивать молнию джинсов парня.

— Последний раз предупреждаю.

— Да почему? Ты же мне мешал! — обиженно поджал губы Падалеки.

— Потому что, — отрезал Дженсен.

Джей убрал руку и стеклянными глазами уставился в экран. Справа до него доносились тихие вздохи девушек, слева — нервное дыхание Эклза.

— Недотрога, — буркнул Падалеки и откинулся на кресле, закрыв глаза. К чёрту фильм, уже всё пропустили. Потом посмотрит в интернете.

Дженсен вытащил мобильник и набрал сообщение Джареду, прикрывая светящийся экран рукой.


Джаред извлёк из кармана завибрировавший телефон и прочёл SMS. Фыркнул и напечатал ответ:
"Я не девчонка. Ты не хочешь — мне насильно?"

"Я хочу. Но если Кензи увидит, что я испачкал подаренные ей джинсы — она меня убьёт."

"Отмазки у тебя так себе. Пойдём в туалет, и я сделаю так, что на джинсы не попадёт ни единой капли."

"Хочешь бросить девушек в одиночестве?"

"Посмотри на них или прислушайся — им вдвоём очень хорошо, готов поспорить."

"Извращенец."

"Я не шучу вообще-то. Я ближе сижу и всё слышу. И вижу."

"И что же ты видишь?"

Джей закусил губу и бросил взгляд на девушек, вздохнул, и принялся писать ответ:
"Они... не заставляй меня это писать! Я не уверен, но, кажется, Маккензи кончила и теперь добралась до Меган."

"Убью заразу, — спокойно пообещал Дженсен. — Совсем стыд потеряла."

"Сказал парень, только что отдрочивший мне. То, что ты такая монашка, не означает, что другие должны быть такими же."

— Это я монашка? — Джен фыркнул и подхватил Джареда за плечи, перетащив к себе на колени. — Повтори.

— Эм... — Падалеки опешил от такой быстрой смены положений и вспыхнул кончиками ушей, но, воспользовавшись моментом, поёрзал бёдрами на Дженсене и повторил тихо:

— Монашка. Я же чувствую его... А ты не разрешаешь. Пойдём в туалет, Джен, я тебе так отсосу, что забудешь про всё на свете, а?

— Не-а, — Дженсен обнял его за шею и наклонил голову к себе, целуя парня в уголок рта. Повторять мантру "Только бы не встал" уже явно слишком поздно. — Успеешь.

— Монашка, — буркнул Джаред и вздохнул. — Нас сейчас заметят...

— Лично мне плевать.

— Предлагаешь смотреть фильм так?

— Предлагаю тебе заткнуться и целоваться.

— Ну, если ты хочешь, — протянул Падалеки и поцеловал Дженсена в скулу. — Боже, какой же ты... знаешь?

— Не надо, ваша светлость, я смущаюсь.

— О, ну что вы, не стоит, — сказал Джей и прикоснулся губами к губам парня.

— Я было подумал, что ты не умеешь нормально целоваться.

— Ты просто не представляешь, как был неправ. Мой рот способен на многое, — без стеснения проговорил Джаред.

— Мой вообще-то тоже. Раз уж ты кончил от виртуального минета.

— А ещё мы очень скромные, не так ли?

— Да, я само воплощение кротости, смирения и добродетели, — слегка охрипшим голосом подтвердил Дженсен и скользнул ладонями под футболку Джареда, поглаживая поясницу.

— Убери руки, — отзеркалил фразу парня Джей. — И вообще, мы прервались.

— Напомнишь, на чём остановились?

— На этом, — Джаред потянулся к губам Дженсена и начал целовать, как внезапно в зале включили свет.

— Неожиданно, — усмехнулся Эклз и надавил языком на губы Джареда, раздвигая их. Где-то сбоку тихо ругалась Маккензи, судорожно отряхивая юбку, зрители шуршали вещами и абсолютно не интересовались тем, что происходит на заднем ряду.

— Джен, дай встать... Люди будут смотреть, — в поцелуй промычал Джаред, но оторваться никак не мог.

— Да к чёрту их.

— А сёстры? — Джей закрыл глаза и пустил Дженсена в свой рот.

— Сами хороши.

— Дже-е-ен... прошу, всё. Мне стыдно будет.

— Мне тоже будет стыдно, — Дженсен прижал язык Джареда к нёбу, обхватил губами и втянул в свой рот. — Вместе выкрутимся.

— М-м-м... всё на твоей совести, — Джаред позволил себе утонуть в ласках, постепенно успокаивая себя мыслью о том, что он всё-таки небезразличен Дженсену. Возможно, у него есть все шансы...

Меган была неприятно удивлена и шокирована, когда в зале вдруг включили свет. Она прервала поцелуй с Маккензи и тут же застонала, потому что пальцы девушки, наконец, довели её до оргазма.

Они вдвоём как могли быстро попробовали привести себя в порядок и отдышаться, глянули вниз — никто даже не посмотрел в их сторону. Тем лучше.

И только стоило повернуться к братьям, как обе просто офигели.

— Эм, — протянул Меган. — Мальчики, кино закончилось, пора на выход.

— Отстаньте обе, — пробормотал Дженсен, покусывая нижнюю губу Джареда. Мало ему света, так ещё и эти две... извращенки.

Меган фыркнула и снова одёрнула юбку — чтобы наверняка.

— Пойдём, Кен? Думаю, они сами справятся.

— Порнозвёзды местного масштаба, — хмыкнула Кензи, подхватила стакан с недопитой колой и выплеснула на сладкую парочку. Почти всё при этом попало на Джареда, но и Дженсену досталось.

— Кензи! — недовольно пробурчал Джаред и встал с колен Дженсена. — За что?

— За списанную домашку по матанализу.

— Блин, я ничего у тебя не списываю, — обиделся Джей. — Я же не говорю про вас с Меган и то, чем вы весь фильм занимались!

— Мы его смотрели, — нахально заявила девушка и бросила пустой стакан в урну. Дженсен тихо зашипел и стянул с себя намокшую футболку.

— Я тебе устрою дома.

— Вы занимались сексом, — протянул Джаред и тоже снял с себя рубашку, которая была полностью мокрой со спины.

— Ничего подобного.

— А юбки у вас просто так задрались и причёски тоже просто сбились? — поинтересовался Джей.

— Мы переживали за главных героев, — не смутилась Кензи и посмотрела на сестру Джареда. — Да, Мег?

— Определённо, — подтвердила девушка. — А у Джареда ширинка не застёгнута, так что кто бы вообще говорил!

— Джей, ты её не переспоришь, — вздохнул Дженсен и поднялся со своего места. Естественно, они занимались сексом, но спорить не хотелось. — Все хороши.

Падалеки вздохнул и посмотрел на сестру:
— Ты тоже дома получишь.

Меган на это лишь фыркнула и приобняла Маккензи за талию.

— Ну всё, спелись, - махнул рукой Дженсен, пробираясь к выходу


Глава 4
Как только все четверо вылезли из душного кинотеатра — вдохнули поглубже ночной воздух. На улице было тепло и необычайно красиво. То время суток, что располагало гулять — тихо, тепло, безветренно. 

Джаред плюхнулся на скамейку рядом с торговым центром и откинул спину назад, жмурясь. Ему было очень даже хорошо.

— Мэг, по-моему, твой брат готов, — прищурилась Кензи и ткнула друга носком балетки. — Он вообще жив?

— Иногда бывало, когда со "свиданий" возвращался, — прищурилась Меган, сделав в воздухе кавычки при слове "свиданий", потому что на самом деле она знала, что это был просто одноразовый перепих. Девушка присела рядом с братом на скамейку и обняла парня за плечи:
— Дже-е-ей...

Джаред фыркнул и открыл глаза, буркнув:
— Я-то живой, а ты, Кенни, просто злыдня.

— Не обижай мою сестру, — хмыкнул Дженсен и набросил полупросохшую футболку на плечи. Кожанку пришлось повязать вокруг талии, чтобы не мешалась. — А то по шее получишь.

— Отвали, монашка, — буркнул Джей. — Чего вы привязались все ко мне?

— Это Дженни-то монашка? — рассмеялась Мак, а в следующую секунду была вынуждена убегать вокруг площади от брата, твёрдо намерившегося надавать "мелкой гадине" по заднице.

Джаред на это только фыркнул. Он-то знает, что ещё какая монашка. Недотрога.
Падалеки вздохнул и решил поинтересоваться у сестры, пока есть возможность, о происходящем:
— Быстро вы спелись с Мак, а?

Меган немного покраснела, но улыбнулась и кивнула:
— Она хорошая. Вы дружите с ней уже два года, а познакомил нас только сейчас, тебе вообще не стыдно?

— О нет, слушай, я сам только недавно познакомился с Дженсеном...

Девушка понимающе кивнула и предостерегла:
— Будь осторожней, ладно? Не хочу, чтобы повторилось то же самое, как в прошлый раз с Марком.

Джаред кивнул:
— Ладно, Мэг. Я большой мальчик, разберусь.

— Не сомневаюсь, — кивнула сестра и чмокнула брата в щёку, вставая с лавки. — Я просто на всякий случай.

Дженсен приволок сестру за шкирку обратно, победоносно улыбаясь, и выпустил.
— Ну что, куда дальше?

— Боюсь, что мы куда-нибудь без вас, — мило улыбнулась Меган и посмотрела на Маккензи.

— Кен?

— Да, погуляйте сами. Только без убийств.

— Очень смешно, Мак, — отозвался Джей. — Ты что, бросаешь меня наедине с твоим братом?

— Да что он тебе сделает?

— Не знаю... Что обычно монашки делают? Замолит меня и обольёт святой водой, — Джаред глянул на Эклза и вздохнул. Вряд ли ему сулило что-то хорошее и спокойное вместе с Дженсеном после ухода Мэг и Мак. — Кроме того, уже поздно гулять вдвоём по улицам, тем более, что вы девушки. Тем более очень даже красивые. — Дженс, что скажешь? Нам стоит проводить их до дома?

— Проводим, — спокойно ответил Дженсен. Ладно, будет Джею гибрид монашки и холодильника. — Мэг, переночуете у нас дома.

— А вы, значит, потом без нас гулять? — поинтересовалась Меган.

— Да.

— Только при условии, что ты не обидишь моего братика, — серьёзно ответила Падалеки, пропустив мимо ушей возмущение Джареда.

— Сдался он мне.

Джей снова фыркнул, но Меган этому удовлетворённо кивнула и улыбнулась. Её всё устраивало.

— Отцу с мамой сама звонить будешь, — буркнул Джаред сестре. Мэг закатила глаза, но кивнула:
— Ладно. Трусишка.

— Получишь у меня.

— Не ссорьтесь, — улыбнулась Кензи и потащила девушку вперёд, о чём-то с ней разговаривая. Дженсен промолчал, надел куртку поверх футболки и засунул руки в карманы, держась в нескольких шагах позади от Маккензи и Меган. Под ногами шуршали начинающие опадать листья.

— Джен, — позвал Джаред. — Обиделся, что ли?

— Нет.

— Тогда поцелуй, — попросил Джей.

— Я молюсь, — ядовито ответил Эклз и запрокинул голову, глядя в небо.

— Значит, обиделся, — кивнул сам себе Джаред. — Дженсен, я часто несу херню, не слушай меня...

— Gloria Patri, et Filio, et Spiritui Sancto. Sicut erat in principio, et nunc et semper, et in saecula saeculorum...

— Эм... ладно.

Джей вздохнул и взял Дженсена за руку. Крепко, так, чтобы нельзя было вырваться.
— Не будь девчонкой.

— Кто бы говорил.

— Джен, я же извинился! Чего мозг трахать?

— Потому что больше трахать нечего.

— Неправда.

— Ах да, ещё рука.

— А если бы ты посмотрел прямо перед собой, ты бы так не думал!

— Я давала обет девственности, когда вступала в монастырь, — тоненьким голосом произнёс Дженсен и улыбнулся.

Джаред зло вздохнул и отпустил руку Дженсена. Видимо, он и правда погорячился. Захотелось домой, но Джей не стал портить сестре настрой и только из-за неё плёлся рядом с парнем, отношения с которым напоминали бочку с порохом. На что он вообще надеялся? Доискался идеала, а идеал, похоже, ищет свой идеал. Мда.

— Ладно, извини, — вздохнул Дженсен и обхватил ладонь Джареда своей. — Мы оба неправы.

— Да ладно.

— Джей, — Эклз остановил парня и развернул его к себе. Ещё сорвётся, чего доброго. — Прости.
Джаред кивнул и продолжил идти дальше, рассматривая улицы вокруг. Было завораживающе—здорово. Дженсен рыкнул и схватил Джея, притянул к себе, не давая отстраниться.
— Перестань, что ты делаешь?

— Ничего, — Эклз поцеловал его, не обращая внимания ни на что вокруг. Джаред хотел было обижаться дальше, но не смог, прикрыл глаза и ответил, обняв Дженсена и притиснувшись поближе.

— Помолчи, — прошептал Дженсен, углубляя поцелуй. Можно повторять себе, что это только игра, но уже в это слабо верится. Не сдавайся, Дженс, вспомни, чем такое закончилось в прошлый раз. — Просто помолчи...

Джаред кивнул и снова поцеловал парня наслаждаясь приятной близостью с ним.

— Пойдём, пока на наших спутниц кто-нибудь не напал.

— М-м-м, не хочу, — протянул Джен. Но взял себя в руки, отстранился и ускорил шаг, чтобы догнать девушек, перед этим шлёпнув Падалеки по заднице.


Как только сестёр оставили дома у Эклзов, тут же засобирались на прогулку. Меган с Кензи унеслись в комнату, видимо, продолжить начатое, и Джей фыркнул — скучать точно не будут.

— Ну, — парень потоптался на месте. — Пойдём?

— Пойдём.

— Странно всё это. Мы просто оставим наших сестёр вместе, зная, как они начнут... кхм, развлекаться, и пойдём гулять...

— Они уже взрослые.

— Что, даже не сделаешь Мак выговор на тему "На первом свидании нельзя заниматься сексом"? — хмыкнул Джей, выходя на улицу. Дженсен пожал плечами, шаря по карманам в поисках зажигалки.

— Лучше Меган, чем Чад.

— С этим я согласен. К тому же, моя сестра, вообще-то отличная девушка, так что можешь быть спокоен. Мэг — противоположность меня. Дом точно будет цел.

— А вот Кензи — вряд ли.

— Вряд ли что?

— Вряд ли будет цела. Если ты понимаешь, о чём я.

— Это мы посмотрим, — ответил уверенный в своей спокойной сестре Джаред. Меган было бы интересно пообщаться с таким же расчётливым и уверенным в себе Дженсеном.

— Ладно, пойдём, а то они, кажется, уже начали, — прислушался Эклз и в притворной панике тряхнул головой. — Не хочу это слышать.

— Весело, — хмыкнул Джей и приобнял Дженсена. Почему—то ему казалось, что он не будет таким с ним всегда.

— Куда пойдём?

— Не знаю. В парк, как влюблённая парочка?

Дженсен удивлённо приподнял бровь. В руках Джареда было как-то слишком уютно, хоть и неудобно идти.

— Парочка?

— Это была шутка, чувак. Мы даже не влюблены, — открестился Джаред, а про себя добавил: "Хотя жаль..."

— Что-то мне подсказывает, что это не так.

— Не знаю, что там тебе кто подсказывает, но это неправда.

— Значит, ты не влюблён?

— Я не буду отвечать.

— Трусишка, — хмыкнул Дженсен. Странно, неужели он что-то не так понял? Вряд ли. Он неплохо разбирался в чужих эмоциях, несмотря на то, что его собственные были слаборазвиты.

— Монашка.

— Снежный человек.

— Дженсен Эклз, — буркнул Джей с таким видим, будто носить это имя уже было позорным.

— Сучка.
Это становилось всё интереснее.

Джаред зло выдохнул и повернулся к Дженсену, останавливаясь:
— Знаешь, что?

— Что?

— Я иду домой!

— Иди, — пожал плечами Дженсен. Нет, это не сожаление дёрнулось в самом дальнем уголке души.

Падалеки хмыкнул и развернулся в другом направлении. Дженсен, конечно, не выгонит Мэг, она-то ему ничего не сделала, а вот ему перед родителями отчитываться за двоих.

Решив, что скажет правду, как делает это обычно, Джаред понадеялся, что не получит наставлений от отца за то, что бросил сестру. В конце концов, он её не совсем бросал, с ней Маккензи, на которую можно положиться.

Засунув руки в карманы, Джей ускорил шаги, желая побыстрее добраться до дома.

— Счастливо добраться, — хмыкнул Дженсен и вытащил сигареты из кармана.

Джей хмыкнул и ускорил шаг, скрываясь за поворотом. Уже спустя десять минут он был дома. К несчастью, отец ещё не спал, видимо, дожидаясь сына. Джей простонал — отличное завершение дня.
Джеральд встал из-за стола в столовой, отложил газету и поинтересовался, где сестра. Джаред, вздохнув, всё рассказал, собираясь получить наставления, но отец только кивнул "Может, хоть с кем-то подружится, а то с её трудным характером из друзей у неё только ты и те парни из Испании".
Джей согласно закивал и улизнул с свою комнату, собираясь, наконец, лечь спать.

∞ † ∞


Часов до четырёх Дженсен шатался по городу, бездумно, заткнув уши наушниками и глядя себе под ноги. Поначалу каждые десять минут он проверял телефон на наличие SMS, потом психанул и отключил ни в чём не повинный аппарат.

Дома он оказался за полчаса до возвращения матери, но заснуть так и не смог. Ещё пришлось объяснять, почему Кензи лежит в обнимку с какой-то девушкой. Голая. Мать отнеслась с пониманием и не стала будить парочку.

Дженсен продержался до девяти, потом разбудил сестру и Мэг, накормил и вызвался проводить до дома. Спать хотелось неимоверно, а перспектива встречи с Джаредом не прельщала вовсе.


К десяти утра, когда мать с отцом уже были на работе, а Джаред спал у себя, в дверь зазвонили, и Падалеки, памятуя о том, что не додумался оставить ключи Меган (да и как-то не до этого было), злой и хмурый шёл открывать дверь, надеясь, что сестра пришла одна, потому что искать спросонья одежду было совершенно лень. Единственное, о чём думал Джаред — как бы снова поскорей вернуться в постель и уснуть.

В итоге на порог он вышел в одних боксёрах, встрёпанный, зевающий и проклинающий мир за несправедливость, потому что сестра была с эскортом.

Кензи на прощание обняла Меган, пообещала как-нибудь повторить и скрылась за углом, намереваясь сходить в библиотеку за материалами по экономике. Дженсен остался стоять, оттягивая кулаками карманы кожанки. Пусть уже забирает свою сестру и валит спать, а то простудится.

Джаред накинул тапки и открыл дверь сестре, впуская её в дом. На Дженсена парень только искоса взглянул и хмыкнул. Удручённость и напускное спокойствие налицо.

Подумав, что всё же Эклза надо поблагодарить, Джей буркнул:
— Спасибо, что отвёл Мэг.

— Не за что. Иди в дом, заболеешь.

— В няньки подался?

— Да пошёл ты.

Джей хмыкнул и закрыл ворота, возвращаясь в дом. Ну и не больно-то надо. Нашёлся тоже, самовлюблённый, упёртый...

∞ † ∞


Джаред уже целую неделю не общался с Дженсеном, зато наблюдал, как очень довольная Меган возвращается со свиданий с Маккензи и понимающе хмыкал: хоть у сестры в личной всё было ладно.
В последний день их каникул после первого семестра Джей снова оказался в гостиной дома Эклзов, потому что проект нуждался в последних доработках и тщательной вычитке.

Дженсен, при его появлении, тут же скрылся в своей комнате, на что Падалеки лишь фыркнул — нашёлся мачо. И вообще, он пришёл сюда сугубо к подруге.

Кензи неодобрительно смотрела на то, как её брат и Джаред избегают друг друга. Идиоты — хорошо смотрелись вместе, как настоящая пара. Мэг думала точно так же, и девушки решили попробовать помирить упрямых парней.

Мягкие меры не помогали, и поэтому пришлось перейти к радикальным.

Перед самым выходом из дома сестра Джареда вручила ему бутылку с газировкой, к которой Джей успел несколько раз приложиться. Меган точно не знала, какая доза афродизиака подействует, и не поскупилась. Маккензи сделала с братом то же самое, и теперь ей оставалось только сделать так чтобы Джаред и Дженсен очутились в одной комнате, а после запереть их и не выпускать, пока не "помирятся".

— Дже-е-й, — Меган крикнула откуда-то сверху, куда секунду назад ушла вместе с Маккензи доставать книги. — Если ты не хочешь, чтобы твою сестру и подругу придавило ящиками, неси свой зад сюда! Сейчас же!

Джаред вздохнул и пошёл наверх искать девушек. В комнате для гостей, очевидно, было некое подобие кладовой. Рядом с кроватью стояла пара огромных коробок, а на шкафу те самые книги. Джаред подхватил падающую коробку одной рукой, но вторая всё равно выпадала из рук. И Падалеки уже мысленно распрощался с жизнью, как её удержал Дженсен.

Девушки дружно вздохнули и, хихикнув, выбежали за дверь. Джаред только и успел, что расслышать, как щёлкнул ключ в скважине. Это всё было... неожиданно.

— Блять, — Дженсен опустил коробку на пол и безрезультатно пнул дверь ногой. — Кен, Мэг, не смешно.

— Не смешно, — согласилась Меган. — Но надо. Развлекайтесь, мальчики.

— Убью, — выдохнул Эклз, услышав удаляющиеся шаги и хихиканье. — Коварные стервы. Макиавелли нервно курит в сторонке.

Джаред фыркнул при упоминании философа, но ничего не сказал, сел на большую кровать и посмотрел в окно. Зашибись, только утро, а он заперт тут с парнем своей мечты, который по совместительству является высокомерным сукиным сыном по имени Дженсен Эклз.

Дженсен несколько минут метался по помещению, тихо шипя, когда врезался в коробки. Девушки их вряд ли выпустят, отец в командировке, мать на распродаже. Засада. Да ещё и Джаред, которого он незаслуженно обидел. Наверное, незаслуженно.


— Успокойся, — протянул Джаред и распластался по кровати, закинув руки за голову, отчего футболка задралась, оголяя низ живота.

— Ну да, это же не тебя заперли в одной комнате с парнем, который тебя терпеть не может.

— Я тебя не не могу терпеть. То есть. Терпеть не не... Чёрт. Ты меня понял.

— Ну конечно.

Дженсен плюхнулся в кресло и обхватил голову руками, заставляя себя успокоиться. Мозг перестал истерить и принялся выдавать варианты, которые сам же и забраковывал.

Окно родители забили сразу же, как только сделали из этой комнаты склад, через него не выбраться. Дверь он вынести, пожалуй, мог бы, но с большой вероятностью повредит себе при этом плечо. Замок взломать тоже не выйдет.

Через несколько минут Дженсен, окончательно успокоился, перегнулся через подлокотник и вытащил из коробки какую-то книгу. Сойдёт, а там либо мать вернётся, либо Меган и Маккензи надоест.


Джаред хмыкнул, когда Дженсен достал небольшой томик и с очень внимательным взглядом принялся его читать, до этого помаявшись и нервно облазив взглядами все места в комнате, видимо, ища выход, но так и не найдя.

Падалеки не отказал себе в том, чтобы поразглядывать сидящее в нескольких метрах от него совершенство и к своему удивлению, отметил, что ему хватило всего пары минут, чтобы он возбудился, при этом даже не подумав о чём—то пошлом, что, определённо, было странно.

— Хватит убивать меня взглядом, — спокойно попросил Дженсен, перелистнув страницу. Кто додумался засунуть Сэллинджера в кладовую и забыть на чёртову кучу времени?

Джей выдохнул и почувствовал, как возбуждение всё больше накрывает его. Нервно поёрзав, Джаред попытался отвлечься на что—нибудь иное, но взгляды, так или иначе, сводились к Дженсену.

— Джаред, хватит, — протянул Эклз, закинув ногу за ногу. Не стоило демонстрировать Джареду неизвестно откуда взявшийся стояк. Он, конечно, любил классику, но не до такой же степени.

— Я ничего не делаю! Ты золотой, что ли? На тебя и взгляда не кинь!

— Платиновый.

— Я... эм... пить хочу, — пожаловался Джаред, у которого во рту всё пересохло от старательно сдерживаемого возбуждения.

— Где я тут тебе воду возьму?

— Не знаю, — обречённо выдохнул Джей. — Ты не чувствуешь ничего такого?

— Жарко. И я хочу отсюда выбраться.

— А ещё?

— А ещё меня бесит то, что ты не можешь посидеть спокойно, — Дженсен отложил томик на колени и снял футболку, обмахиваясь ей. — Книжку бы почитал.

— Я не могу. Мне кое-что мешает.

Джаред приподнял бёдра, стягивая с себя джинсы и откладывая их на кровать.

— За стриптиз не заплачу, даже не надейся.

— Я похож на шлюху? — Джаред снова почувствовал, как обида подступает к горлу. — Жарко.

— Ты похож на занозу в заднице, — прошипел Эклз, начиная понимать, что имели в виду эти мелкие нахалки под "развлекайтесь", и почему у них обоих стоит.

Дженсен аккуратно положил книгу обратно, пересёк комнату и сел на кровать рядом с Джаредом. В обычном состоянии он бы ни за что такого не сделал, но грёбаная виагра, или что там девушки им подмешали, била по мозгам.

— Думаю, я могу решить твою проблему, Джей.

— Поплюёшься ядом? — обидчивым тоном поинтересовался Джаред.

— Ты слишком плохого обо мне мнения, — протянул Дженсен и дёрнул резинку боксёров вниз, высвобождая возбуждённый член.

— Эй, какого чёрта ты творишь? — попытался возмутиться Падалеки.

— Джаред, — Джен придавил его бёдра ладонями. — Я не могу тебе отсасывать и разговаривать при этом так что выбирай: или светская беседа, — Дженсен прервался на секунду, чтобы лизнуть покрасневшую головку, — или минет.

— Чёрт... Я никогда не пойму тебя...

— Так мне продолжать?

— Да, господи, да!

Дженсен собирался съязвить на тему чего-нибудь, но понял, что если начнёт злословить, то остановиться не сможет. Поэтому заткнул сам себя, сжав головку члена губами и пощекотав её языком.

— Стой, — Джей остановил его и заставил посмотреть себе в глаза. — Сначала пообещай кое-что.

— Что?

— Ты дашь прикоснуться к себе.

— Обещаю.

— Хорошо, продолжай... пожалуйста.

— Спасибо за разрешение, — пробормотал Эклз и активнее приступил к прерванному процессу. Джаред лишь фыркнул и запустил пальцы в короткие волосы Дженсена, поглаживая кожу головы мягкими касаниями.

Дженсен оторвался от Джареда минут через десять, вылизав ему пах полностью и заставив вцепляться пальцами в старый потрёпанный плед. Горло слегка саднило, голос охрип, но Джен тихо произнёс:
— Переворачивайся.

Джаред, расслабленный после оргазма, послушно перевернулся на живот, даже не спрашивая, зачем это Эклзу понадобилась его спина.

— Извини, смазки нет, поэтому придётся без неё.

— Что? — до Джареда начало доходить. — Ты хочешь заняться сексом?

Дженсен закатил глаза, хотя и знал, что Джей этого не видит.

— Да. Ты против?

— Э-э-э... знаешь, я девственник. И если это для тебя лишь развлечение, чтобы провести время, поиграться со мной... или ещё что... я не знаю, то лучше не надо.

— Я осторожно, обещаю. Больно не будет. Почти.

— Ты слышал, что я сказал? Меня волнует не физическая боль!

— Не переживай.

Джаред подумал, что переживает за свою девственность больше, чем девушка. В конце концов, в сексе с парнями и даже (было дело) с девчонками он всегда доминировал, оставляя право подчинить его кому-то особенному. Дженсен определённо был особенным, но он также был красивым, сексуальным парнем, который привык получать от жизни всё, что захочет.

Но даже несмотря на это, Джаред просто кивнул, решив довериться:
— Ладно.

Дженсен развернул его поперёк кровати, сполз на пол и встал на колени, осторожно раздвинув ягодицы. Все предыдущие слова об играх и боли пронеслись мимо ушей под воздействием подмешанного препарата, и сейчас он мало что соображал.

— И как ты умудрился остаться девственником?

— Я не давал себя трахать, — протянул Джаред. Несмотря на недавний оргазм, ему снова хотелось ещё. Чёрт, Меган от него попадёт за это, а пока... — Хранил для кого-то особого, но такие раньше не попадались... Пока тебя не встретил.

— Говори, не отвлекайся, — посоветовал Дженсен и лизнул пальцы, как следует смачивая их. — Не так больно будет.

— Я не знаю, что мне говорить, я же не девчонка, чтобы нашёптывать всякую херню тебе.

— Что-нибудь говори.

— Ладно... Только не смейся потом.

— Не буду, — пробормотал Дженсен, надавливая пальцами на края сжавшейся дырки. — Не молчи.

— Мне спеть песенку? Чёрт... хочу, чтобы ты наконец трахнул меня. Как только я тебя увидел, сразу чуть с ума не сошёл, знаешь? Ты такой офигенный, такой красивый... мне нравятся твои веснушки. И твои волосы. Правда, было бы классно, если бы они были чуть длиннее,чтобы, когда ты делаешь мне минет, ну, знаешь, я мог бы зарыться пальцами в них и немного направлять тебя, оттягивать... хотя ты и сам отлично справляешься, знаешь, да? У тебя же был с кем—то секс, иначе бы ты не был так уверен в движениях.

— Был, — отрывисто ответил Дженсен, проталкиваясь чуть глубже. Сразу видно, что девственник: слишком тесно и нерастянуто. — И с девушками, и с парнями, так что опыт есть.

— Они наверняка все были очень довольны... потому что с тобой иначе нельзя, ты ведь такой, — Джей вздохнул. — И мне нравится, как ты пахнешь. И губы твои... такие, знаешь, бабские, но офигительные. Особенно, когда растянуты на члене, или когда ты касаешься ими моих губ. Такой... ты. Боже...

— За бабские губы — надаю по заднице.

— М-м-м... да, они определённо девчачьи. Знаешь, такие нежные, розовые, в форме бантика...
Дженсен несильно шлёпнул Джея свободной рукой, вгоняя пальцы до второй фаланги.

— Договоришься.

— О да, мой Кристиан Грей, устрой мне порку, я буду считать до пяти, — фыкнул Джаред.

— Ты читал эту девчачью херню?

— Хуже: я смотрел эту девчачью херню с Меган. Я проиграл ей спор.

— Бедный, — посочувствовал Джен и лизнул ягодицу, чуть прикусив. Как эту муть можно смотреть?

— Кристиан Грей был похож на варёную морковку. Если бы я был на его месте, Анастейше попало бы гораздо больше, — хмыкнул Джей.

— Ну-ну, — усмехнулся Эклз, нашарил простату и надавил на неё, удерживая рванувшегося Джареда. И пусть виагра рвала его нервы и выдержку в клочья, но боли всё равно не должно быть. По возможности.

— О-о-ох... — Джаред застонал. — Как офигенно. Сделай это ещё, Дженсен.

— Ладно, продолжай говорить, — Джен проехался по горячей точке, понемногу ускоряя движения.

— Ты хотел бы активную позицию?

— Я бы с тобой всё попробовал...

Дженсен честно продержался ещё несколько минут, но потом опасность умереть от спермотоксикоза перешла в разряд реальной.

— Не могу больше, — сдавленно признался он, извлекая пальцы и начиная возиться с молнией. — Извини, Джей, но я сейчас просто сдохну.

— О господи, наконец-то! — блаженно выдохнул Джаред. — Давно пора.

Эклз дёрнул ногами, сбрасывая джинсы, развёл ягодицы и ткнулся членом в растяную дырку. Притормозил и приподнял голову парня за подбородок, дотронувшись губами до ямочки. Перед глазами всё плыло от накатывавшего приливами возбуждения, только обломки разума им сопротивлялись. Сорвётся — может забыть о любовнике в лице Джареда.

— Готов?

— Да, давай уже...

— Я тебя предупредил, — хмыкнул Дженс перед тем, как мягко толкнуться внутрь.

— Ох, — коротко выдохнул Падалеки. Несмотря на короткую растяжку, всё равно было очень больно.

— Перестать? — замер Дженсен. Кровь пульсировала в висках с такой силой, что, казалось, вот—вот прорвёт кожу алым фонтаном. Ёбаная виагра...

— Нет, всё хорошо, продолжай...

— Не ври. Тебе больно, я вижу это.

Джаред стиснул зубы и подался назад.

— Тихо, бля!

— О, ты ругаться умеешь?

Дженсен тихо, но витиевато выругался, объединив в одной фразе папу римского, соседского пса, швабру и задницу Джареда, после чего толкнулся сильнее, мысленно обозвав Падалеки упрямым бараном.

— Да, Джен, давай быстрее... ох, боже...

— Ты. Мелкий. Упёртый. Невыносимый. Придурок. Которому. Очень. Нужна. Разорванная. Задница!

— прорычал Эклз, сопровождая толчком каждое слово.


Препарат окончательно выбил остатки соображения, и Дженсен упёрся дрожащими руками в кровать, принимаясь втрахивать в неё Джареда, не слыша ничего, кроме собственных хриплых выдохов и сдавленных стонов распластавшегося под ним парня. Тесные мышцы плотно сдавливали член, и двигаться было болезненно, но он упрямо продолжал, забыв о своём недавнем намерении не причинять боли. Да, потом Джей его прибьёт за жёсткость и будет прав, но именно сейчас, на излёте оргазма, эта проблема казалась такой мелкой.

Падалеки прикусывал губы. Практический каждый толчок Дженсена — новая доза боли вперемешку с эйфорией. Эклз долбился так чётко, словно выверял каждое движение до малейшего касания.

Говорить больше Джаред не стал. Заткнулся и просто рвано выдыхал, когда Дженсен делал очередной толчок в него. Ему бы хотелось предупредить, что он вот-вот, но не стал. В конце концов, Эклз сам это поймёт, а чем меньше он болтал — тем лучше.

Джен толкнулся максимально глубоко и оплёл пальцами член Джареда, несколькими рывками доводя его до предела. Сам успел выйти, чтобы не кончать внутрь, и выплеснулся в свою ладонь, запустив свободную в волосы Падалеки. Тихий щелчок замка ускользнул от помутнённого сознания.
У Джареда не было сил даже на то, чтобы повернуться на спину. Ниже поясницы горело, казалось, всё, но, в то же время, по организму разливался неимоверный кайф. Падалеки тяжело дышал, прикрыв глаза. И его совершенно не смущает, что он торчит сейчас вверх голой задницей перед Эклзом. Теперь уже поздно стесняться.

— Ты как?

— Эм... — Джей понятия не имел, что ответить. Точнее, слов было так много, что он не хотел казаться идиотом. — Ты классно меня оттрахал.
Дженсен приподнял бровь. Он-то думал, что Джаред начнёт нести что—то про любовь, чувства и эмоции, а тут — оттрахал...

— Это типа комплимент?

— Считай, что да.

— Рад, что тебе понравилось.

Джаред, наконец, пересилил себя и перевернулся на спину:
— Дженсен.

— Что?

— Ляжешь рядом?

— Я сказал.

Дженсен закатил глаза и опустился рядом. Зря он радовался.
— Ну что за сопливая романтика?

— Ты только что лишил меня девственности, имей совесть, козёл, — Джаред притянул парня к себе и устроил голову на его плече. Было спокойно.

— Ты был не особо против, — проворчал Эклз.

— Это афродизиак...

— Да что ты?

— Ладно, может, он сделал только половину, — неохотно согласился Джей и приподнялся, чтобы посмотреть в глаза Дженсену.

— Ну что ты на меня смотришь?

Падалеки неуверенно улыбнулся и вдохнул, набираясь решимости:
— Эм. То, что я сейчас скажу, наверное, может показаться странным. Я и сам до конца не уверен был, но...

— Афродизиак замедлил твои умственные способности?

— Не будь козлом, я пытаюсь признаться тебе в любви. Ну, может, в глубокой симпатии...

— Блять, — выругался парень и с силой двинул кулаком по подушке. Ну что за дерьмо, а? Зачем всё портить? Он же не знал, что Джаред влюбится по самые уши, да и секс не планировал... всё полетело к чёрту. — Не мог оставить это при себе?

— Я редко когда могу оставить что-то в себе. Особенно после подъёма эмоциональной волны. Мне кажется, то, что между нами происходит... ну, знаешь, что-то значит...

— Это точно не любовь, — Дженсен сел и пристально посмотрел на Падалеки, пытаясь донести до него свою мысль. — Послушай, Джей, ты классный парень, умный, симпатичный, и даже то, что ты был девственником, не играет большой роли. Но любовь — слишком сильное слово. Прости, я не думал, что всё так далеко зайдёт. Это всё Мэг и Кензи, а я не знал... в общем, — Эклз прикусил губу и вздохнул, разведя руками. — Мне жаль.

— Ну, может и нет, ещё рано, — пытался сообразить Джаред. — Но в зачатке точно. Потому что я ещё никогда не встречал кого—то, хоть немного похожего на тебя... Тебе жаль. Чего? Я не понимаю, мы только что занимались сексом и всё было отлично... и до ссоры тоже. Что не так?

— Мне жаль, что ты влюбился. Ну или почти, неважно.

— Я не понимаю тебя, — Джаред сел в кровати и нахмурился. — Почему жаль? Мне казалось, что ты тоже... ну, в смысле, я думал, что нравлюсь тебе.

— Немного нравишься. Но не настолько, чтобы петь тебе серенады.

— Я и не прошу.

— Джей, — Дженсен запустил руки в волосы. Блять, ну что ж так сложно? — В какой—то момент мне стало интересно, смогу ли я заставить тебя влюбиться. Ну, знаешь, лёгкое увлечение. Но не рассчитывал, что это выльется в любовь.

Джаред изменился в лице. Мышцы, до этого полурасслабленные, напряглись. Джаред прикусил губу и хмыкнул, вставая с кровати. Отлично. Просто... потрясающе. Идиот. Какой же Джаред идиот, если подумал, что такой, как Дженсен, сможет быть с таким, как он. Изначально было ясно, что пара из них не выйдет. Дженсен холодный, любящий держать всё под контролем, даже юмор у него прохладный, понятный не всем. Гуру сарказма и мастер обаяния. А в Джареде не было никогда ничего особенного, разве что душа нараспашку, широкая, всегда искренняя улыбка и способность чувствовать так, как могут немногие: глубоко, в полную силу, пропитываясь к человеку полной эмпатией и охотно делясь эмоциями, не прося ничего взамен.

Парень встал с кровати и принялся шарить по постели в поисках одежды, пытаясь избежать взглядов на Дженсена. На душе было горько.

Он едва ли не надел рубашку Экзла, но вовремя спохватился, что ткань другая, и, натянув последний элемент одежды, всё-таки обернулся на парня, облизывая губы и пытаясь подобрать слова к той лавине, что бушевала в нём внутри.

Не рассчитывал он. Конечно. Он изначально знал, что сводит его с ума, знал себе цену, знал меру и место, где остановиться. Только последнее под конец подкачало, потому что Джаред и правда влюбился. Возможно, впервые так, как любят другого человека, пару. Это не было привязанностью или чем-то вроде, как было с другими. И, возможно, это чувство вполне себе неплохо прогрессировало бы до настоящей любви, если бы не признание Дженсена.

Так и не найдя нужных слов, Джаред произнёс короткую, но полную боли и отчаяния фразу:
— Меняется возраст — меняются игрушки, не так ли? А интерес бывает караем, Дженсен.

Джаред повернул ручку двери, которая к счастью, уже не была заперта, и быстрыми шагами направился на выход. Он больше ни секунды не хотел здесь находиться.


Только в тот момент, когда Падалеки скрылся за дверью, Дженсен почувствовал себя так, словно сердце стиснуло что-то железное. Едва спина парня исчезла из виду, Джен подорвался и схватил свою одежду, второпях одеваясь. Было нестерпимо стыдно за то, что обошёлся с хорошим, искренним и открытым парнем, за то, что игрался с чужими чувствами, пытался развинтить их на мелкие части и понять, почему всё происходит именно так, а не иначе, как ведёт себя человек, который влюбляется, и так далее. Даже странно, как привыкший рассуждать мозг мог не понимать, насколько Джареду будет больно, что он не робот, и всё может плохо кончиться.

Дженсен бросился вниз по лестнице, чуть не сшиб с ног выглянувшую из своей комнаты Кензи и за несколько секунд оказался на первом этаже. Рубашку он накинуть не успел, и обнажённую кожу обожгло резким укусом холода. Джей успел перейти через улицу, и Эклз рванул за ним, не услышав за шумом крови в ушах визг тормозов где-то сбоку.


Джаред хотел как можно скорее оказаться дома, шёл быстро, а в груди клокотало сердце. Он и подумать не мог, что когда-нибудь всё же наколется на шипы. Что ж, жизнь и так его баловала, позволяя до двадцати одного года жить размеренно и не знать, на что способны люди.

Падалеки не стал ненавидеть Дженсена сильнее жизни или что-то вроде того, нет. Он по-прежнему чувствовал к этому парню влюблённость, но теперь она практически полностью глушилось обидой, разочарованием и злостью. Ну как он мог? И сам ведь тоже хорош, Маккензи сразу предупредила, что не светит, Мэг, словно чувствуя, предостерегала. А Джей был слеп.

Он почти скрылся за поворотом, когда услышал визг тормозов, трёхэтажный мат и глухой звук. Джей похолодел от страха и медленно, боясь увидеть то, что есть, повернулся.

Так и было: Дженсена сбила белая Хонда. Джаред сжал челюсти и бросился к телу, выбежавшие из дома Меган и Мак не понимали, что происходит, водитель не выходил из машины, видимо, оцепенев от ужаса, а Джаред орал "кто-нибудь, срочно вызовите скорую!" и сидел на асфальте рядом с потерявшим сознание Дженсеном.

Приподнимать тело Джаред не стал, потому что знал: если вдруг был повреждён позвоночник (чего отчаянно не хотелось), то тело лучше не трогать до приезда врачей, иначе риск сделать только хуже возрастал.

Джаред только осторожно вытер подушечкой большого пальца стекающую из носа Дженсена алую струйку и судорожно произнёс:
— Умрёшь — надеру тебе зад, Джен. Так и знай, слышишь? Держись.


Глава 5
Скорую, на удивление, не пришлось ждать долго. Медики тут же определили Эклза в реанимацию, заставив Джареда, Маккензи и Меган остаться в холле больницы. 

Когда спустя три с половиной часа из реанимации вышел усталый, но, похоже, удовлетворённый результатом врач, Джаред тут же пристал к нему с расспросами. Выяснилось, что всё не так хорошо, но врач уверял, что то, что Дженсен не умер — уже чудо. Парень был в коме. Было сотрясение мозга, защемление нескольких позвонков, сломано два ребра и многочисленные ушибы.
Падалеки слушал всё это и просто медленно сходил с ума, чувствуя, как по коже бежит холодок.
В палату не пустили, сказали, что ещё рано и нельзя. Маккензи, как сестру, попросили оформить амбулаторный лист Дженсена и позвонить родителям.


Меган пришлось около десяти минут успокаивать Кензи, прежде чем она взяла в себя в руки и заполнила, продолжая вздрагивать и всхлипывать, нужные документы. Мэг всё это время сидела рядом, гоняя брата по врачам.

Когда Маккензи позвонила родителям, то услышала в ответ механическое "Абонент недоступен", и снова впала в истерику. Отец вернулся несколько дней назад и забрал мать, отправившись с ней куда-то на годовщину свадьбы. Кен понимала, что предки ни в чём не виноваты, но не могла принять то, что они развлекаются, пока их сын лежит в коме и неизвестно, выживет ли вообще. Она так и не дозвонилась и перестала набирать номер отца, оставив ему голосовое сообщение.


Меган отправила подругу к лечащему врачу и повернулась к Джареду:
— Нельзя пока оставлять её одну.

— Конечно, — рассеянно согласился Джаред. Все его мысли были только о Дженсене. — Я... думаешь... Предложим ей побыть у нас, пока родители не вернулись?

— Да, лучше у нас. Домой ей сейчас нельзя.

— Я не против, Мэг, сама знаешь. Я просто не могу ещё до конца опомниться. Давай... давай её поищем и поедем, да? Думаю, нам всем нужен отдых.

— С ним всё будет хорошо, Джей. Наверное.

— Будет, — уверенно ответил Падалеки.

— Я пойду поищу Мак, поговоришь с врачом?

— Я уже говорил. Не могу больше здесь находиться. Подожду вас на улице, ладно?

— Иди, — Меган привстала на цыпочки и поцеловала брата в щёку. — Не переживай за Дженсена, хотя так ему и надо, этому засранцу.

— Ты-то откуда знаешь? — поджал губы Джаред и грустно улыбнулся.

— Ясно как день, что он тебе что-то сделал, ты как ошпаренный из кладовки вылетел. Очнётся, — Мэг прищурилась и дёрнула себя за свисающую прядь волос, — придушу к чёртовой матери.

— Не посмеешь, — фыркнул Джаред. — Я потом расскажу всё, ладно? Иди ищи его сестру.
Он кивнул Мэган и пошёл к главному входу.

— Ага, расскажет он, — проворчала девушка и скрылась в конце коридора, набирая номер Маккензи. — Конечно.



Джаред заваривал чай на троих, и делал сэндвичи с курицей, параллельно думая о том, что теперь не может злиться на Дженсена. Пусть тот и поступил с ним так ужасно, Джей уже влюбился и это не сотрётся.

Падалеки попытался отвлечься и позвал девушек на кухню перекусить. Мать с отцом были на работе и не стесняли молодёжь вопросами о том, почему их дочь сейчас так близко сидит к подруге Джареда, и почему они иногда... впрочем, Джаред был просто рад, что все на работе. Не хотелось лишних вопросов. Если Джеральд и Шерон узнают о том, что и младшая дочь подалась не в ту команду, точно сойдут с ума.


Когда Алан и Донна Эклз приехали, их ждала подредактированная версия событий. Согласно ей Дженсен перебегал дорогу в неположенном месте и был сбит пьяным водителем. И пусть это выставляло Джена не в лучшем свете, но лучше так, чем его отец и мать будут винить Джареда.
Донна рвалась открутить водителю всё нужное и ненужное, а её муж, в которого Дженсен пошёл спокойствием, расстарался, чтобы в больнице всё сделали по высшему разряду и сообщали о малейшем изменении в состоянии парня. Поэтому, когда его состояние стабилизировалось, семья тут же отправилась к нему в палату. Правда, семья — слишком громко сказано. Кензи заявила (и не соврала, кстати), что не может смотреть на находящегося в таком состоянии брата. Белые стены и странный, присущий лишь больницам запах действовали на девушку угнетающе. Родители посидели минут тридцать и отправились по делам, из которых их вырвал звонок врача.
В палате остался Джаред, представленный Эклзам, как друг Дженсена.


Джаред едва ли дождался, когда все покинут палату Дженсена, и он останется с парнем наедине. Конечно, это было трудно назвать уединением, потому что Дженсен был в коме и вряд ли даже соображал, что рядом Падалеки, но врач настоятельно рекомендовал разговаривать с больным побольше, словно он прямо сейчас душой с тобой. Джаред не мог пересилить себя и свою скромность, чтобы поговорить с Дженсеном при его родителях и их сёстрах, да и по сути он был ему никем, но сердцу было на это плевать, поэтому Джаред решил просто перебороть себя.
Парень присел на стул возле кушетки и обхватил прохладную руку Эклза своими ладонями. Джей не знал, с чего начать.

— Эй, — Падалеки прочистил горло и слабо улыбнулся, бросая взгляд на кардиомонитор, который ритмично попискивал, сопровождая каждым тонким сигналом удар сердца Дженсена — медленный и слабый.

Эклз выглядел так, словно уснул, законсервировал своё тело и всё. Губы были бледнее обычного, лицо немного побелело и даже обожаемые Джаредом веснушки практически слились с кожей.

Парень продолжил:
— Я, знаешь, не могу перестать винить себя в произошедшем. Ну, ты ведь пошёл за мной. Ты пошёл за мной, — повторил Джаред. — Я не понимаю, зачем? Хотел извиниться? Потому что я не верю, что ты передумал так быстро... Но ты пошёл, а это значит, что я что-то для тебя всё же... что-то стою. И, чёрт, Джен, мне кажется, нет, я прямо чувствую, что это я во всём виноват. Если бы я отнёсся к твоим словам спокойнее... но они ранили меня. Я не мог... как же всё трудно.

Джаред мягко сжал кисть Эклза и судорожно вдохнул — было трудно, но он всё же продолжил:
— Я думаю, ты всё равно слышишь меня... может, когда очнёшься, даже не вспомнишь обо всём этом, но сейчас — точно слышишь. По крайней мере, я хочу в это верить, потому что мне есть, что сказать. Да.

Джаред нервно облизнул губы, снова бросил беглый взгляд на монитор с зелёными несимметричными зигзагами, а потом вернулся к Дженсену:
— В общем, как бы то ни было, я всё равно... влюблён в тебя. Наверное, люблю. Ну, может, я мазохист, не знаю. Но ты — особенный. Я не устану повторять. И мне всё равно, что ты отшил меня после того, как оттрахал. Я неудачник, зато спал с тобой, это круто. Боже, что я несу. Это странно. Я только хочу, чтобы ты поскорее пришёл в себя, мы все волнуемся. И пусть ты будешь сучить и дальше, пусть. Даже... я даже подыграю тебе, да? Ладно. Я стану твоей игрушкой, пока тебе не надоест. Что угодно, только давай выбирайся поскорей оттуда, ладно? Я скучаю по тебе. Ну...
Джаред смахнул накатившую слезу и протёр ладонью лицо.

— Как девчонка совсем, — вынес приговор Падалеки и склонился над Дженсеном, целуя его в уголок таких же прохладных губ. — Борись, Джен. Я верю, что ты сможешь.


∞ † ∞



3 months later


Первое, что увидел Дженсен, когда открыл глаза — снег. Белоснежный, пушистый, медленно оседает на подоконник, кружится в воздухе. И пусть это всего лишь замёрзшее H2O, но это не мешает снежинкам быть красивыми и непохожими друг на друга.

Стоп. Снег? Джена как будто кувалдой по голове огрели. Или снег выпал в октябре, или... О втором "или" думать не хотелось. Эклз привык к тому, что точно знает обо всём что происходит в его жизни. А как знать, если ты был без сознания три с чем-то месяца? В мире за это время могла произойти атомная война, землетрясение или рождение внебрачного ребёнка президента.
Так просто в повседневной жизни — щёлкнуть пультом и узнать, чем наградил человечество сегодняшний день. А ему что делать, рыться в файлах? Это не то.

Мышцы превратились в кисель, уши ныли от писка приборов, Дженсен скосил глаза и увидел прикорнувшего на стуле Джареда. С ума сойти, после того, как он поступил с парнем, тот изображает Хатико возле его койки. Да ещё и в такой неудобной позе. Псих Джей или нет, но Эклз был бы меньше рад другому посетителю. Интересно, можно ли скучать, валяясь в коме?
Пальцы слабо шевельнулись, и Джен, не надеясь, что его услышат, хрипло произнёс:
— Шею не свернёшь себе?

Джаред встрепенулся и выгнулся на стуле, принимая удобную позицию. Последний месяц парень спал чутко, почти всё свободное время проводя у Дженсена в палате. Его успеваемость в колледже съехала с "отлично" до "хорошо", но единственное, что волновало Джареда — это не учёба, а Дженсен. Всю последнюю неделю врач говорил об улучшении состояния, и Джаред ждал всё сильнее и сильнее, когда же он очнётся. Случилось.

Джей протёр глаза и нахмурился — может, показалось. Парень посмотрел на Эклза и облегчённо вздохнул — глаза были приоткрыты! Джаред обрадовался, но в тот же миг растерялся. Осторожно попробовал отпустить ладонь Дженсена, смущаясь. Он привык за всё это время обращаться к Дженсену, много разговаривать с ним, но это пока тот был в коме, а сейчас... Джаред чувствовал неловкость. Ему было неудобно и, скорее всего, Мак или родителям Дженсен бы обрадовался больше, чем ему, но...

— Эм... привет, — глупо произнёс Джаред первое, что пришло на ум.

— И тебе не хворать, Джей, — улыбнулся Дженсен, попытался принять более удобное положение и поморщился, когда игла капельницы въехала глубже под кожу. — Давно тут сидишь?

— Эм... Лежать! — сориетировался Джаред. — Тебе нельзя, то есть, не тревожь... всё это, — Падалеки обвёл рукой аппаратуру. — Я... ну, с прошлого вечера. Выходной же, я у тебя тут... мало ли, что. Эм. Надо врачей.. сейчас, подожди, чёрт...

Он растерялся, встал со стула и заметался.

— Сидеть.

— Что? — Джаред присел на место и решил, что от того, что он сходит чуть позже, никто не умрёт.

— Вдруг я сдохну и не успею тебе сказать, — усмехнулся Дженсен. — Прости меня.

— Ещё раз такое скажешь — я сам придушу тебя, — серьёзно ответил Джей. — Но спасибо за извинения. Это всё?

— А ещё я сволочь.

— Ага, — буркнул Падалеки. — Я позову врача.

— Подожди, — Дженсен сжал непослушные пальцы, не отпуская его. Не скажет сейчас, пока мозг ещё не отошёл от комы — не скажет никогда. — Кажется, я по тебе скучал.

Падалеки усмехнулся:
— Ты не помнишь ничего, как ты бы смог? — Джаред вздохнул. — Хотя знаешь... я тоже.

Он поцеловал Эклза в уголок губ и поднялся, выходя в коридор за врачом. Нужно было остыть, перестать дико радоваться и пытаться скрыть это от самого Дженсена. Он был рад, что парень очнулся, но не мог смириться с мыслью, что скоро придётся снова отстраниться от этого человека. Вместе с "пробуждением" Дженсена проснулась и обида.


Дженсен с детства ненавидел, когда вокруг него носятся и действуют на нервы бесконечными вопросами, взволнованными голосами и вниманием, которое запросто может удушить, как удав своими кольцами. Поэтому при всех своих неудачах он забивался в угол, приходил в себя и снова выбирался на свет божий, подлатав недостающее. При всех, будь то сломанная ключица, расставание с девушкой или обиженный Джаред.

Если бы проклятые ноги работали, Дженсен бы бросился за ним, убедил остаться и рассказал всё, что успел осознать за эти три месяца. Да, он не знал, что происходило по ту сторону, но кома умеет промыть мозги не хуже талантливого психолога. Джея он не отпустит никогда и ни за что.
Естественно, ни за кем он бежать не смог, а когда попытался — получил кучу нравоучений от врача, не сдержался, рявкнул, что с ним всё в порядке, и попросил позвать Джареда. Но этот мелкий гадёныш (Дженсен великодушно игнорировал то, что Падалеки был выше него самого) успел удрать из больницы, и Джен не знал, что сделает, когда тот вернётся: обматерит или поцелует. Пожалуй, всё сразу.



После того, как Дженсен очнулся, врачи вздохнули спокойно. Парень медленно, но верно шёл на поправку. Начались зимние каникулы, Джей сдал всю сессию и теперь мог спокойно, не разрываясь между больницей, учёбой и домом, находиться рядом с Дженсеном постоянно.
Эклз пока мало ходил да и вообще двигался мало, но Джей всячески поддерживал его, веселил, чтобы тому было не скучно, забив даже на свою обиду. Жизнь коротка, чтобы думать об этом, поэтому он просто решил пока забыть.


Пожалуй, впервые в жизни Дженсен не знал, какие нужно подобрать слова. Джаред носился с ним, как с ребёнком, надоел врачам хуже горькой редьки и постоянно заставлял его улыбаться. Эклз привык к парню и уже не знал, как можно было жить без этого ходячего водоворота активности и положительных эмоций.

Джен чувствовал себя девчонкой, но переживал, если Джаред не появлялся вовремя, а когда началось какое-то осложнение и врачи попытались не пустить Падалеки в палату, то Дженсен выплеснул весь скопившийся в нём за три месяца яд, которого хватило бы на стаю гремучих змей. После этого Джареда пропускали чуть ли не с поклонами.

Несмотря на все свои улыбки, радостный вид и оптимизм, Джей казался незавершённым. Как будто в нём не хватало чего-то, что сделало бы парня прежним. Дженсен отчаянно пытался найти это что-то, но Джаред не давался, отшучивался и отвечал, что давно простил. Эклз отступал, вырабатывал новый план и пёр напролом, потихоньку пробивая оборону. Измором возьмёт, чтобы выяснить, как получить прощение.



Джаред уже десять минут носился по всем этажам госпиталя, потому что ни в одном автомате не было апельсинового сока, который любил Дженсен. Он, конечно, мог бы купить другой, но парень не из тех, кто сдаётся и выбирает альтернативу.

Когда спустя четыре этажа и небоскрёбы мата он всё-таки нашёл заветную коробочку с оранжевым фруктом, то победно улыбнулся и пошёл к Дженсену. Миссия удалась.

Дженсен лежал и смотрел телевизор. Кто-то, видимо, забыл, что парню пока тяжело, поэтому показывал ящик какую-то бабскую ересь, а пульт лежал слишком далеко. Джаред фыркнул и тут же выключил телик. В палате было ужасно душно.

— Я сок принёс, — Джей вручил коробочку Дженсену и улыбнулся. — Чёрт, как ты здесь находишься? Окна зашторены, душно, по зомбоящику дерьмо.. Зато палата отдельная. За что только твои родители платят?

Джей повозмущался и сдвинул все шторы, тут же впуская свет в больничную палату, распахнул два окна и только после этого сел на свой уже ставший родным за три с лишним месяца стул возле койки Дженсена.

— Это кара небесная, — отмахнулся Джен и неловко сел. Рёбра побаливали, но не настолько, чтобы визжать от этого. Как находится, как находится... как в могиле. С какой-то ванильной передачей по телику и ватой в мозгах.

Плевать на трещины в костях. Хуже всего было то, что у него едва не отнялись ноги, и теперь каждый шаг давался с трудом, словно всё ниже колен закатали в бетон.

— Скорее, карма, — хмыкнул Джей. — Похоже, с тебя решили авансом списать, чтобы потом, если вдруг натворишь какой-нибудь херни, тебе всё сошло с рук.

Джаред поправил на ногах Дженсена лёгкое одеяло и спросил:
— Что-нибудь хочешь ещё?

— Нормально ходить, а не опираться на стены.

— Скоро. Врачи обещают, что ещё недели три на восстановление... ты быстро идёшь на поправку по сравнению с тем, что некоторые не выходят из комы много лет.

— Я сдохну за эти три недели. Уж лучше кома. Лежишь себе и никто тебя не трогает, со шприцами на задницу не покушается, а если какая-то грёбаная часть тела не работает, то ты об этом просто не знаешь.

— Кома, говоришь, лучше? — Джаред посерьёзнел, стоило только вспомнить, что он чувствовал, когда Дженсен лежал в отключке. — Ну конечно лучше! Не ты же переживал за одного очень наглого парня! Не ты же тут дневал и ночевал, следя за тем, чтобы врачи и медсёстры не сделали какой-нибудь херни.

— Ты тут дневал и ночевал? — переспросил Дженсен. — Серьёзно?

— Первые две недели да, но потом с учёбой стало херово всё, приходилось приходить сразу же после колледжа. А по выходным мы тут с Мак были, она вечером уходила, а я оставался.

— Ну и мазохист, — подытожил Эклз и с трудом сдвинул ноги левее, к краю койки. То, что он собирается делать — сродни самоубийству, но начинать надо. Иначе рассекать ему в инвалидной коляске до конца дней своих. — Давай я сам попробую?

— Попробуешь что? — Джаред скептически осмотрел Дженсена. — Походить?

— Для начала встать.

— Зачем? Джен, может, не надо? Серьёзно, чувак, тебе нужен покой.

— Я не хочу остаток жизни ходить с костылями, а врачиха говорила, что так будет, если не буду тренироваться.

— Ладно. Только учти, начнёшь падать — закину на плечо и привяжу к кровати.

— Извращенец.

— Эт-то не то, что ты подумал, — запинаясь, проговорил Джаред.

— Жаль, — пробормотал Джен и скинул ноги с кровати. — Ладно, поехали.

— Жаль? После всего... О боже... Ладно, всё.

Парень встал рядом с Дженсеном для подстраховки и подал ему руку.

— Не торопись.

— Я сам, не надо. И отойди, чтобы соблазна не было.

— Нет. Если ты начнёшь падать, я смогу это предотвратить.

— По-моему, если я сверну себе шею, ты не будешь очень расстроен, — фыркнул Эклз и оторвал пятую точку от койки. Тут же подогнулись колени, но устоять на ногах у парня всё же вышло, если ухватиться при этом за стойку с капельницей. Какой—никакой, но прогресс.

— Идиот, — закатил глаза Джаред и тише добавил: — Я сойду с ума.

— Да куда уж дальше-то.


Дженсен отпустил свою хрупкую опору и сделал шаг вперёд. Ноги тряслись, как будто их прошивали током, Эклз стиснул зубы и шагнул ещё раз, понимая, что падает и удержаться уже ни за что не успеет. Джаред тут же подскочил к Дженсену и удержал того, беря весь вес на себя.

— Ну всё, хватит. Находился, Дженни. Лежать. Рано тебе ещё сигать, — Джей уложил парня на место.

— Я тебе что — трёхлетка?

— Джен, — он попробовал сделать строгое лицо. — Лежи.

— Ой, какой грозный щеночек, — умилился Дженсен, протянул руку и потрепал Падалеки за ухом.

Джаред рыкнул и плюхнулся на стул:
— Не смешно!

— Сядь рядом, пожалуйста.

— Чтобы ты мне надавал? — Джей вздохнул и пересел на койку к Дженсену. — Чего такое?

— Ничего, — Джен силой сдвинул себя с места и прижался к парню, стараясь не дрожать так заметно.

— Просто так.

— Что случилось? Тебе плохо? — Джаред обеспокоенно глянул на Дженсена. — Так и знал, что не надо было тебе позволять, о боже. Позвать врача?

— Всё нормально. Сиди.

— Устал уже сидеть, — пожаловался Джей. — У меня с тобой вся жопа в блин превратилась, на меня теперь даже парни не смотрят.

— Я смотрю, — усмехнулся Дженсен и развернул Падалеки к себе. Парни на него не смотрят... пусть только попробуют. Джен обнял его за плечи и поцеловал, удерживая Джареда за лопатки, чтобы не отстранился.

Джаред отстранил его от себя. Если бы Эклз был здоровым — оттолкнул бы, но не мог.

— С ума сошёл? После того, что было? Я не хочу быть опять игрушкой. Хотя, знаешь, я молился за то, чтобы ты очнулся, соглашаясь даже на это, — Джей прикусил губу и вдохнул поглубже. Ему безумно нравилось целовать тёплого Дженсена, а не прохладные губы, но это ничего не меняет. Хоть он и говорил, что простил, в душе это было не так.

— Я не хочу, чтобы ты ей был, — тихо ответил Дженсен, сглатывая застывший в горле ком.

— А чего ты хочешь?

— Чтобы ты меня простил, а не сделал вид.

— Я не могу, — ответил Джаред. — Я впервые полюбил кого-то так. И напоролся.

Эклз зажмурился на минуту и смял пальцами больничное одеяло. Мозг отчаянно отказывался соображать, и вместо него партию пришлось вести чувствам. Да, Джаред ему не поверит, но если он будет держать всё в себе — свихнётся. И почему обычные люди понимают всё сразу, а ему понадобилась кома?

— Я люблю тебя.

— Что? — Джаред выгнул брови и удивлённо уставился на Дженсена.

— Что слышал.

— Ты не наигрался? — вздохнул Падалеки. — Или это ты головой так сильно приложился?

— Блять, я серьёзно.

— Я не могу... ну, поверить в это.

— Я знаю. Сам бы себе не поверил. Наверное, кома вправила мне мозги, — Дженсен пропустил волосы между похудевшими пальцами. — Джей, я пойму, если ты не захочешь мне верить. Ты и так слишком много для меня сделал.

— Ничего я для тебя не сделал, — буркнул Джаред, обнял Дженсена и опустился с ним на кровать, прикрыв глаза. В произошедшее только что верилось с трудом, и парень только сейчас понял, как же он устал за эти месяцы, но расслабляться не смел, зная, что впереди у Дженсена процесс реабилитации.

— Ты сидел с человеком, который практически разбил тебе сердце, — Джен боялся шевелиться, боялся дышать, делать хоть что—нибудь, чтобы не спугнуть момент. Ему не верилось в то, что это происходит на самом деле.

— Потому что мне плевать на свои обиды, когда ты болен.

— А если бы я не попал в кому, то тебя бы здесь не было, — вздохнул Дженсен и пожалел о том, что не может свернуться в углу кровати — ноги не слушались.

— Если бы было угодно судьбе — она бы нас свела. Обними меня, а?

— Джаред, — Джен серьёзно посмотрел на Падалеки и опустил глаза. — Я знаю, что слишком много от тебя прошу, но... не хочу, чтобы ты прощал меня лишь по той причине, что я чуть не умер.

— Если твои слова правда... — Джаред сам перекинул руку через талию Дженсена и прислонился лбом к его плечу. — Если ты не врал мне, то я прощу всё это. Может, я идиот, не знаю, но я люблю тебя. И мне всё равно, что было до.

— Я не заслуживаю этого. Не заслуживаю тебя.

— Позволь мне самому решать? Или что? Мы типа, как выяснилось, любим друг друга, но ты не заслуживаешь этого, а потому лишишь и меня и себя любви?

— Я не настолько сволочь, — слабо улыбнулся Эклз. Ледяной ком в лёгких медленно таял. — Может, сходишь домой и отдохнёшь? Не надо себя изводить.

— Нет. Я буду рядом. Тем более теперь. Знаешь, как я соскучился по тебе? По твоим вечным ухмылочкам, поцелуям и прочей чепухе?

— Я тоже скучал. Особенно по твоим девчачьим фразочкам.

— О, заткнись. Интересно, если кто-нибудь сейчас войдёт в палату, что он подумает?

— Я брошу в него подушкой. Всё равно врачи считают меня неуравновешенным.

— А если кто-то из своих? Твои родители в курсе, за какую команду ты играешь?

— Нет, только Кензи.

— Чёрт. Я вообще думал, что ты натурал! Твои родители будут в шоке.

— Я не хочу им говорить.

— Ну, если мы не будем вместе, то это неплохая идея, — подтвердил Джей. — Сейчас я немного полежу и встану, ладно?

— Нет. Лежать, — велел Дженсен. — И не дёргаться.

— Ладно, — покорно согласился Джей. — Но скоро обещали прийти Донна с Аланом. А ты не хочешь говорить им. Будет неловко, не думаешь?

— Примем пристойный вид.

— Джен.

— Ну что?

— Мы типа вместе?

— Не типа, — хмыкнул Дженсен и повёл затёкшим плечом.

— Не... я запутался.

— Да, мы вместе, а ты всё так же туго соображаешь.

— Я отлично соображаю! — возмутился Джаред. — Мне непонятно то, как ты собираешься встречаться со мной и скрывать это от родителей.

— Я умный, придумаю что-нибудь. Пока с них хватит новости о том, что Мак встречается с девушкой.

— Они уже спалились по полной, — подтвердил Джаред. — Когда тебя увезли в больницу, Мак немного у нас жила, пока родители ваши не вернулись. И когда они приехали забрать её, то, кхм, наткнулись на них, целующихся в коридоре. Неловко было.

— Ей никогда не хватало осторожности, — усмехнулся Эклз и осторожно опустил Джареда на кровать, устроившись сверху. Ноги пришлось сдвигать усилиями. — Постараемся не спалиться.

— Джен, это слишком хорошо для того, чтобы я встал потом, — простонал Джаред.

— Ничего, спихнёшь меня на пол.

— Идиот, — пробурчал Джаред и прикрыл глаза. Всего на несколько секунд, но, чёрт, ему отчаянно хотелось спать, а под Дженсеном было так приятно и тепло...

— Ты сейчас заснёшь.

Нет, всё хорошо... я бодр.

— Нет.

Дженсен подул Джареду в лицо и улыбнулся, когда тот недовольно наморщил нос:
— Не спорь со старшими.

— М-м-м, — протянул Джаред лениво и почувствовал, что совсем засыпает.

— Вот-вот.

Джей попытался ещё что-то возразить, но уснул окончательно, не заботясь ни о чём больше, кроме голоса Дженсена и его тепла на себе.


Эклз дал Джареду окончательно заснуть, потом осторожно сполз с него и встал на пол, игнорируя трясущиеся колени. В сошедшем с ума мозгу появилась бредовая идея, и Дженсен тут же поспешил привести её в исполнение. Деньги нашлись в кармане рубашки Джея.

На то, чтобы добраться до автомата в конце коридора, у него ушло больше пятнадцати минут. Обратная дорога заняла двадцать, и Дженсен упрямо переставлял непослушные ноги, одной руку выставив в сторону, чтобы опереться, а в другой удерживая стакан любимого Падалеки чёрного кофе. Батончик разместился в кармане больничных штанов.

На предложения помощи от медсестёр Дженсен не шипел, как обычно, а вежливо отказывался, и когда добрался до палаты, то взмок и дрожал. Ноги ныли, как будто он отбегал километра три-четыре, в ушах звенело, а перед глазами кружились чёрные пятна.

Но, несмотря на это, чувствовал себя победителем. Ради Джареда можно и понапрягаться.
Он сел на кровать рядом со спящим парнем и тронул его за плечо. Хоть будить и было безумно жалко, но перед родителями не выкрутишься.

Джаред пошевелился и сначала не понял, где находится. Подушка пахла Дженсеном, но самого Дженсена рядом не было.

Медленно Джаред вспомнил всё и сел в кровати, игнорирую кружащуюся голову и широко зевая:
— Джен?

— Привет, спящая красавица. Кофе будешь?

— Дженсен! Ты что, ходил? До автоматов? Чёрт. Джен, ну нельзя же...

— Не за что, — фыркнул Эклз и протянул ему картонный стаканчик.

— Спасибо, — Джаред принял кофе. — И... вообще спасибо. Я тобой могу гордиться, ради меня попёрся в даль.

— Гордись. Тебе ещё много чем можно гордиться, — Дженсен сел на край кровати, обхватил ладонями щиколотки и забросил ноги на койку.

— Погоди, давай помогу, — Джаред усадил его поудобнее и отпил немного кофе. — Чёрт, ты лучший. Ты знаешь, да?

— Лучший бы за этим кофе сбегал, а не сползал.

— Эй, чувак, перестань. Это уже достижение, так?

— Меня бесят мои же собственные ноги, — невесело рассмеялся Дженсен. — Абзац.

— Ну прекрати, — Джаред обнял парня и слез с койки. — Всё наладится. Просто тебе трудно сейчас...

— Да знаю я. Батончик будешь есть?

— Пополам. А то ты на скелет похож.

— Я? — Джен прищурился и задрал больничную майку. — Ткни пальцем — где?

— Везде, — Джаред печально вздохнул. — Одни рёбра, боже.

— Плакали мои мышцы, — обречённо подвёл итог Эклз. — Теперь я окончательно и бесповоротно девчонка.

— Эй, перестань. Вот поднимем тебя и всё станет, как прежде. Врачи говорят, ты в рубашке родился.

— В гондоне, блин.

— Дженсен!

— Ну что?

— Говорю, хватит. Тебе просто так кажется, у тебя плохое настроение, потому что ты в больнице долго находишься, и обстановка тебя гнетёт.

— У меня будет очень хорошее настроение, если ты съешь чёртов батончик. Окей?

— Ладно, давай, конечно.

Дженсен содрал с шоколадки обёртку и зажал один её конец зубами, повернувшись к Джареду. Из-—под нестриженой чёлки хитро сверкнули зелёные глаза.

— Приятного аппетита.

Падалеки хмыкнул и ухватил зубами второй край. Что ж, так его устраивало гораздо больше.

Надо было брать побольше, успела промелькнуть в голове мысль, прежде чем Дженсен начал пережёвывать батончик, косясь на Джея из-под полуопущенных ресниц. Ни разу не удавалось увидеть его глаза с такого расстояния, а жаль. Красивые.

Джаред сверкнул глазами, приблизился совсем близко к нему и, откусив последний кусочек батончика, хитро улыбнулся: сам поцелует или нет? Дженсен смахнул языком кусочек шоколада с нижней губы Джея и нарочито медленно облизнулся.

— Хорошо, но мало.

Джаред хмыкнул и обхватил его лицо ладонями, чтобы ещё ближе, нежнее.

— Мне тоже, — ответил он и поцеловал Эклза в губы, собирая с них остатки нуги и орехов.

Джен краем уха уловил шаги в сторону его палаты, отобрал у Джареда последний кусочек и толкнул его на стул, принимая вид человека, смертельно заёбаенного окружающим миром. Родители. Как обычно — не вовремя.

Джаред нахмурился и вздохнул. Ну всегда так, он только дорвался до Дженсена...


Глава 6
Недели восстановления Дженсена тянулись долго, но с результатом. Джаред и сам не заметил, когда Джен начал всё более уверенно ходить, меньше опираться на что-то и больше улыбаться. Джареду это нравилось, нравилось, что Дженсен идёт на поправку, и что к нему возвращается хорошее настроение. Это было самым важным. 

Но лишь одно омрачало всё это: шёл пятый месяц, как Падалеки не встречается ни с кем, кроме своей руки, храня верность то Дженсену в коме, то ещё немного слабому, но выздоравливающему.

Пропадая в больнице, Джаред не мог не думать о том, как же на самом деле хочется завалить Эклза, подставиться самому или трахнуть, потому что Джей совсем не был монашкой, а его терпение... скажем, он бил все свои рекорды.


Когда Дженсену объявили о том, что он выписывается, его внутренний вопль было слышно на Марсе. Кто бы знал, как ему осточертела больничная палата, однообразная муть по телику и неспособность нормально потрахаться. Эротические сны, оказывается, способны замучать, особенно когда их объект торчит у тебя перед глазами почти всё время.

Дженсен вернулся домой, но Джареда по возможности старался избегать, а если они всё же пересекались, то прилагал все усилия для того, чтобы не оказаться без одежды. Когда он впервые увидел себя в зеркале, то потерял дар речи: узник концлагеря, да и только. Эклз вынес мозг врачам, добился разрешения на физические нагрузки и расписал себе план, призванный вернуть ему прежнюю форму как можно скорее. Претило то, каким он выглядит скелетом рядом с крепким и мускулистым Джаредом... блять, ну вот, опять встал.



Джаред выловил момент, когда Мак с Меган ушли на очередную прогулку, и решил заявиться к Дженсену, чтобы узнать, что происходит и почему парень его избегает. Это было странно, особенно после того, как привык видеть его каждый день.
Джей позвонил в дом и потоптался, но твёрдо решил всё выяснить.


Звонок в дверь застал Эклза на пути в ванную. Он каким-то шестым чувством почувствовал, что это Джаред, и натянул серую толстовку, несмотря на то, что в доме было довольно тепло. Ноги слушались всё охотнее, и пару раз парень даже выбирался на пробежку.

На пороге действительно оказался Джей, и Дженсен открыл, поёжившись от порыва сырого февральского ветра.

— Привет.

— Привет, — Джаред зашёл в дом и захлопнул дверь. — Джен, какого хрена? — прямо с порога заявил Падалеки.

— Прости?

— Прощаю, — буркнул Джаред и притянул Эклза к себе, заключая в объятья. — Что происходит?

— Я не понимаю, о чём ты.

— О том, что ты меня избегаешь.

— Я? — очень натурально округлил глаза Дженсен.

— Да. И не придуривайся!

— Может, пройдём в гостиную?

— Ладно, — хмуро отозвался Джей. Дженсен мысленно перекрестился и плотнее запахнул толстовку, дожидаясь, пока Падалеки снимет обувь и верхнюю одежду.

— Будешь что-нибудь?

— Тебя, — незамедлительно ответил Джаред и, раздевшись, прошёл в гостиную. — Без сахара и в больших количествах.

— У меня реабилитационный период, сам знаешь, — вздохнул Джен, устроившийся в углу дивана. Был период, но врач разрешал секс. Правда, без фанатизма и стремления воплотить всю Камасутру.

— И это повод избегать меня? Знаешь, обидно, когда я столько времени тебя поддерживал и сходил с ума, а ты...

— Я не избегаю, просто... прости.

— Просто что?

— Ничего.

— Я снова не понимаю тебя, — закатил глаза Джаред и пересел к Дженсену. — Я же скучаю.

— Я тоже, Джей, поверь мне.

— Тогда заканчивай страдать хернёй. Я знаю, из-за чего ты это делаешь.

— Просветишь, Шерлок Холмс?

— Из-за этого, — Падалеки подцепил пальцами спортивку Дженсена и дотронулся до плоского живота.

— Не трогай, — ощетинился парень и дёрнул подол вниз, скрывая под тканью чуть выступающие рёбра. Уже не скелет, но и не прежний накачанный Джен. — Самому противно, но на восстановление уйдёт не меньше четырёх месяцев.

— Да пойми уже, что мне всё равно, какой ты! Дженсен, прекрати быть таким, ничего не изменилось, я по-прежнему тебя люблю! Пока ты был в коме, я видел и делал большее, что могло бы меня оттолкнуть, но, чёрт, это всё неважно, потому что я продолжал и продолжаю любить тебя.

— Я знаю, но не могу на себя смотреть и позволять смотреть тебе. Не человек, а глиста. Тощая.

— Да перестань быть бабой, ради бога! Ты красивый в любом случае и, если хочешь знать, мне нравится твоя худоба.

— Чего? — еле смог выговорить Дженсен. Интересно, как должен выглядеть приз "Псих года"?

— Того. Я серьёзно.

— Ты ещё скажи, что у тебя встаёт.

Джей хмыкнул и положил ладонь парня на свой пах. Член успел принять почти боевое состояние, благодаря виду Дженсена, его привычке облизывать губы, запаху и вообще всему Эклзу в целом.

— Встаёт.

— Это у тебя на Кензи, — не пожелал сдаваться Дженсен.

— Всё сказал?

— Ну вроде.

— А теперь подумай над тем, что: а)твоя сестра моя подруга и её здесь даже нет, б) я гей, в) я, блять, тебя люблю и г) ты просто идиот.

— Я выбираю вариант "г". А можно помощь зала?

— Дженсен!

— Извини. Разучился язвить.

— Просто перестань себя стесняться, ты по-прежнему самый лучший для меня, и я не понимаю, какого хрена говорю и так очевидное!

— Потому что я идиот, — усмехнулся Дженсен и толкнул Джареда ладонями в грудь, опрокинув его на диван.

Джей тут же потянулся к его губам и прищурился:
— С ума схожу по тебе.

— Да, ты полный псих...

— Просто замолчи, — Джаред потянул толстовку Дженсена вверх, оглаживая рёбра парня. Джен напрягся, но дёргаться не стал. Надо же когда-то начинать. Что, так и стесняться до конца жизни? Не дождётесь.

— А ты заткни, — улыбнулся он и провёл ладонью по волосам Падалеки.

— Нарываешься, Дженни? — Джаред поднял бровь и улыбнулся, притягивая парня к себе и затыкая его поцелуем.

— Я? Нарываюсь?

— Тс-с... не шуми, Джен, просто давай сделаем это, а? Я с ума схожу... Пойдём в спальню?

— А на руки взять?

Джаред хотел было съязвить, что Дженсен вряд ли осилит, но прикусил язык и покачал головой.

— Я возьму тебя, детка, — Падалеки хмыкнул и выкарабкался из-под парня, подхватывая его на руки.

— Эй, я пошутил вообще-то, — Дженсен нервно покосился на ставший слишком далёким пол. — Поставь, где взял.

— Нет, ты же не на витрине стоял, — фыркнул Джаред и понёс Эклза в спальню. — Не вредничай.

— Хочу и вредничаю.

— Это скоро пройдёт.

— Надейся, — хмыкнул Дженсен и коснулся губами шеи Джареда. Лизнул, осторожно прикусил и поцеловал оставшееся пятнышко, похожее на синяк. — Не пройдёт.

Джей фыркнул и, открыв дверь плечом, наконец зашёл в спальню.

— А за "не пройдёт" получишь сейчас.

— Уже дрожу от страха.


Джаред склонился на распластавшимся по кровати Дженсеном и снова огладил его рёбра. Это было немного странно — ощущать каждую косточку руками, но Джаред ничуть не соврал — Джен нравился ему и таким.

— Ты так и будешь на меня пялиться, или всё-таки трахнешь? — смущённо проворчал Эклз.

— Ты хочешь, чтобы я тебя?.. — Джаред лизнул сосок парня и начал стягивать с него джинсы, борясь с молнией.

— М-м, — Дженсен чуть выгнул спину и потянул вверх ворот рубашки Джареда. Горячая кожа обожгла ладони, и на секунду ему показалось, что на плечах Джея останутся следы. — Да, хочу.

— Не буду отказываться от такого подарка, — хмыкнул Джаред. — Есть смазка?

— Где-то должна быть...

— Где?

— В ванной посмотри.

— Блять, — простонал Джей, понимая, что вряд ли сможет сейчас оторваться от Дженсена. — Так растяну.

— Нет уж, будь добр, поищи. Не хочу себе разорванную задницу.

— А мне хотел, значит?

— Тогда, если ты помнишь, мы оказались заперты в кладовке, и найти что-нибудь было проблематично!

— Это не отменяет того факта, что ты трахнул меня насухую, — буркнул Джаред и стёк с Эклза. — Не пойду за смазкой.

— Ну и не иди.

Джаред простонал и поплёлся в ванну. После того, как тюбик с лубрикантом упал на подушку рядом с Дженсеном, Падалеки развернул того на живот:
— Давай, а то мне неудобно. И я всё ещё обижен.

— Девчонка, — вздохнул Джен и уткнулся лбом в скрещенные руки. Последний пассивный секс у него был с год назад, и тут хоть растягивай, хоть не растягивай — больно будет в любом случае.

— Цыц. Лучше помоги мне и расслабься.

— Да, ваше высочество.

— Молодец.

— Давай уже.

Падалеки вылил на пальцы немного геля и приставил их к сфинктеру Дженсена, массируя круговыми движениями. Эклз, вопреки его просьбе, продолжал зажиматься, поэтому Джаред повторил:
— Джен, пожалуйста, спокойнее. Я не в первый раз занимаюсь сексом.

Дженсен медленно вдохнул горячий воздух, закрыл глаза и расслабил плотно сжавшиеся мышцы. Не так уж это и болезненно, в конце-то концов. Не в первый раз, и всё такое...

Он продолжал говорить сам с собой и потихоньку успокаивался всё больше и больше. Под конец толкнул Джареда коленом, показывая, что уже можно.

— Рано ещё, — Джей шлёпнул Эклза по коленке. — Не хочу разорвать твой зад.

— Я тогда посплю пока, ладно?

— Прекрати язвить!

— Всё... засыпаю.

Дженсен очень натурально зевнул и повернув голову набок, пристроив на сгибе локтя левую щёку.

— Ну всё, довыёбывался, — разозлился Джаред.

Парень развернул тощего Дженсена обратно на спину, закинул ноги себе на плечи и вошёл, сразу же набирая быстрый темп. Эклз широко распахнул глаза и невольно дёрнулся, на секунду потеряв контроль над собственным телом, которое попыталось уйти от болезненного проникновения. Блять, год же ничего не было!

— Я предупреждал? — спросил Джаред, всё ещё злясь, но остановился и дал Дженсену привыкнуть, поцеловав в скулу. — Ладно, прости. Мне не следовало тебя слушать...

— Всё нормально, двигайся, — на остатках дыхания прошептал Джен.

— Я тебе все мозги вытрахаю, — постепенно Джей возобновил движения, но темп был плавный и неспешный. Эклз обречённо выдохнул, опустил дрожащие от напряжения ноги ниже, скрестив на пояснице Джареда, и начал толкаться навстречу, подстраиваясь под медленный ритм. Наверное, если бы не Джей, то он бы так и остался спокойным, анализирующим всё и всех затворником, не высовывающим носа из своей оболочки. Джаред изменил его с такой лёгкостью, что это пугало...

Дженсен выгнулся и закусил ребро ладони, когда Падалеки случайно попал по простате, но тихий стон всё же прорвался через преграду.

— О боже, Дженсен, давай ещё, — тяжело дыша, прошептал Падалеки, поняв, что нашёл нужный угол, и стал таранить головкой члена железу.

— М-м-м, — еле смог выдать Дженсен и надавил ногами на спину парня. Глаза зажмурились сами собой. — Быстрее, Джей, пожалуйста...

— Опять торопишься? — Джаред рыкнул и прикусил мочку уха Дженсена, всё же начиная двигать бёдрами быстрее.

— Успеешь привыкнуть, — рвано предупредил Дженсен и стиснул мышцами член Падалеки, приподняв бёдра выше.

— Я тебе не фак-машина, — буркнул Джаред, но напрягся и стал двигать бёдрами быстрее, прикусывая то шею, то мочку уха Дженсена, рвано постанывая. — Чёрт, какой узкий... ты был раньше снизу?

— Последний раз около года назад, — процедил Джен, сглатывая собственное застрявшее в горле дыхание.

— О боже, да ты же девственник! — простонал Джаред. — Как круто...

— Мы так и будем обсуждать вопросы девственности, или ты уже выебешь меня нормально? — раздражённо мотнул головой Дженсен. Нет, привычка Падалеки трепаться во время секса — это прекрасно, но как же иногда бесит.

— Заебал выпендриваться, — рыкнул Джаред и, обхватив Дженсена руками под лопатками, перевернулся на спину. — Давай, поработай сам.

— Ленивая задница, — закатил глаза Эклз и качнулся назад, плавно поводя бёдрами. Так было привычнее, да и чувство того, что он ведёт, становилось сильнее. Как бы давно у него не был секс, мастерство не пропьёшь, и нужный ритм Дженсен вспомнил достаточно быстро: неторопливо, не насаживаться до конца, дразнить, ненадолго сжимая мышцы.

— Чёрт, давай быстрее, Дженсен, — проныл Джей, умещая ладони на упругих ягодицах парня и слегка разводя их в стороны. — Давай, Дженни, покажи мне, на что способен.

— Раскомандовался, — вздохнул Дженсен и, наклонившись к плечу Джареда, на секунду вцепился в него зубами. Член при этом ткнулся точно в простату, и тело прошило судорогой. — Никаких... "Дженни".

— Дженни, — улыбнулся Джаред и лизнул Дженсена в щёку. — Мне нравится. Ты такой хрупкий сейчас...

Эклз сузил глаза, раздвинул колени, на которые опирался, и соскользнул до конца, услышав звонкий шлепок от их соприкоснувшихся тел. Задница полыхнула болью, Дженсен беззвучно выматерился и взялся за дело всерьёз, не давая передышки ни себе, ни Джареду, напоминая резкими и отрывистыми движениями о том, что он, блять, не девчонка. Из охрипшего горла вырывались звуки, ничем не напоминавшие человеческие, и выгибался он так, что, казалось, вот—вот переломится.

Джаред задержал дыхание от резких движений и низко застонал, когда Дженсен соскользнул и начал двигаться в быстром темпе.

На лбу появилась испарина, Джей прикусывал губу и жмурил глаза, подбрасывая бёдра вверх в такт движениям Эклза, обхватывая член парня в кулак, начиная надрачивать.
Джаред, может, и хотел что-то сказать, но не получалось — слишком хорошо, и много, и мало одновременно, как будто Дженсен везде.

Джен до боли стиснул мышцы, вытянулся в струнку, зажмурился и вцепился в бёдра Джареда, наверняка оставляя синяки. Он вздрагивал, как при сильном холоде, тихо стонал, запрокинув голову назад, тратя остатки сил на то, чтобы довести Падалеки до оргазма. Вообще это было больше похоже не на секс, а на попытку отбить друг у друга контроль, но было слишком охуенно, чтобы разбираться во всём прямо сейчас. Дженсен прижимался к любовнику так крепко, словно хотел забраться к нему по кожу, раствориться в венах и остаться на дне каре-зелёных глаз, и забывалось всё: кома, обида, работающие через раз ноги, всё, кроме раскалённого тепла внутри и хриплых стонов Джареда.

— Дженс, только не останавливайся, сейчас, — прохрипел Джаред севшим отчего-то голосом. — О боже, о боже, господи, — Джей сжал пальцами ягодицы Эклза разводя их в сторону на автомате, пальцы на ногах поджимались, дыхание совсем сбилось, и Джаред из последних сил умудрялся ласкать ещё и член Дженсена, но это было очень трудно. — Вместе давай. Дженсен, вместе...

Дженсен прикусил губу, чтобы не съязвить в ответ, в последний раз толкнулся в кулак Падалеки и кончил, зажмурившись ещё сильнее, до разноцветных пятен перед глазами. От того, чтобы не рухнуть прямо на Джареда, его удержали колени и осознание того, что тот ещё не кончил. Джен возобновил ритмичные движения, хрипло дыша ртом и чувствуя, как по подбородку стекает кровь из прокушенной губы.

Джей, почувствовав, как сокращается сфинктер Дженсена, рыкнул и протяжно, гортанно застонал, прикусывая нижнюю губу в самом уголке.

Парень почувствовал, как выплёскивается внутрь Дженсена, и закрыл глаза. Ему казалось, что сейчас он где-то не здесь, не в этой квартире, не в городе вообще, но он определённо был с Дженсеном, потому что его руки сами собой обхватили плечи Эклза и уронили на себя.
Сказать Падалеки ничего не мог и только поцеловал парня в висок, слегка улыбаясь. После стольких месяцев без секса этот был самым лучшим.


— Обнимашки после секса вредят здоровью, — шутливо произнёс Дженсен, когда снова обрёл способность говорить.

— Мне плевать, что ты там вредничаешь, — буркнул Джаред. — Я так люблю, я тактильный. Смирись.

— Куда я денусь.

— Никуда не денешься, влюбишься и женишься.

— Не дай бог.

— Ты опять язвишь? Или серьёзно? — нахмурился Падалеки, тут же возвращаясь из каких-то пост-оргазменных грёз.

— Серьёзно.

— Ну блять, — всё, что смог сказать Джаред, выпутываясь из объятий Дженсена. — Ты снова игрался со мной?

— Да стой ты, — буркнул Дженсен и сгрёб Падалеки в охапку, не давая пошевелиться. — Тебе всё разжевать? Влюбиться по новой я уже не смогу — влюбился в тебя. А свадьба просто не вариант.

— Будешь скрывать? Я так не хочу.

— А как ты хочешь? Счастливый брак, кучу детей, дом с белой оградкой и собаку?

— Ничего не хочу.

Джаред закрыл глаза. Мать обещала принять его ориентацию вместе с партнёром как раз при тех условиях, которые перечислил Дженсен. Ну практически. И смешно, и грустно. Джей подумал, что будет обидно, что его скрывают, словно проказу. Какие это тогда отношения? Да и семью свою, конечно, можно не послушать, но что тогда? У него останется только Меган. Ну, наверное, Джей готов и на это, если сестра примет. Хоть кто-то будет рядом.

Дженсен молча встал и скрылся за дверью в ванной. Узкий бортик не был самым комфортным местом, чтобы сидеть, но парень умудрился там пристроиться и опустить голову на руки.
Наверное, в своём стремлении обезопасить Джареда он заходит слишком далеко. Эклз не понаслышке знал, как могут относиться к таким, как они, и не хотел, чтобы Джея это коснулось. Но тому, видимо, было просто необходимо вытащить всё на свет божий и чуть ли не красной тряпкой помахать перед радикально настроенными. И ничего с этим не поделаешь.


— Чего ушёл? — Джаред потопал вслед за Дженсеном в ванну и теперь стоял, опираясь на косяк. — Ну не хочешь — не надо, я не заставляю. Просто хочу нормальной жизни и всё. И да, блять, я хочу ребёнка, прикинь? Я не могу ничего сделать с тем, что родился геем, и мне похуй на девчонок в том смысле, для чего они нужны. И ещё один момент: что твои родители скажут, если у тебя долго не будет девушки?

— Насчёт детей это не ко мне. Я парнем родился, если ты не успел заметить.

— Я вижу. Но это не проблема, знаешь ли. Ладно, просто забей, хорошо? Я знаю, как складываются судьбы таких как мы, у которых родители живут веке в двадцатом, а то и девятнадцатом. Кончим как в "Горбатой горе": заведём баб, натрахаем детей, а по праздникам будем вырываться друг к другу, скрываясь, чтобы не дай бог кто...

Дженсен закрыл глаза и сидел так минуту, после чего встал и вернулся в комнату.
Он взял слайдер с тумбочки и набрал номер матери, надавливая на цифры с такой силой, что заболели пальцы. Прижимая одной плечом аппарат к уху, Дженсен натягивал домашние штаны прямо на голое тело. Мать ответила только через несколько гудков, и у Эклза было время всё обдумать.

Во-первых, он виноват перед Джаредом и должен это исправить. Во-вторых, какая разница, примут родители, или нет; в любом случае, Джей и Маккензи его поддержат. Ну и в-третьих — он сам не хотел это скрывать. Просто боялся за Джареда.


— Алло, мам? — Дженсен выпрямился и отошёл к окну, обрывая встревоженный голос Донны Эклз. — Нет, всё нормально, мне просто надо кое-что тебе сказать. Да, все живы, а я гей.
Парень поморщился от громкого удивлённого возгласа. — Я серьёзно. И парень есть. Джаред, ты должна его помнить. Нет, это не растление малолетних. Ну выросли у тебя дети такими, не кричи. Отцу скажи, я вечером с ним поговорю. Пока.

Дженсен завершил вызов и швырнул слайдер на кровать, натягивая чистую футболку. Нет в этом ничего настолько уж страшного. Лучше крики и вопли, чем воплощённая в их жизнь "Горбатая гора". Джаред такого не заслужил. Да и никто.


Джаред с охреневними глазами стоял рядом и всё слушал, пытаясь придумать, что сказать, но, как назло, в голову ничего не приходило. Парень облизал губы, проследил за Дженсеном и его манипуляциями с одеждой и с сожалением проводил взглядом обтянутые кожей рёбра, которые скрылись за футболкой.

Как только парень выпрямился, переодевшись, Джаред широко улыбнулся и в два шага сократил расстояние между ними, обнимая Эклза с такой силой, что, казалось, раздавит.

— О боже, Дженсен...

— Кости мне сломаешь, — проворчал Дженсен. — Полегче.

— Прости, — Джей отстранился и обхватил лицо Дженсена в свои ладони, целуя его. Так нежно и чувственно, как вообще мог. Хотелось вложить все эмоции, которые Джаред чувствовал на тот момент — благодарность, нежность, извинение за то, что пришлось так поступить, любовь.

— И ты прости, — вздохнул Джен, обнимая Падалеки в ответ. Наверное, вечером его убьют, но оно того стоит. Тёплые губы и по-хозяйски устроившиеся на его скулах ладони стоили гораздо большего.

— Ты... невероятный, знаешь?

— Во имя всех высших сил, ты безнадёжен, — закатил глаза Дженсен. — Романтик.

— Это так ужасно, как ты интерпретируешь? — надул губы Падалеки.

— Это непривычно... и хватит лапать мои рёбра.

— Нет, — категорично помотал головой Джаред. — Мне они нравятся. И пока ты их не привёл в порядок, я буду их лапать, — улыбнулся Джаред, обнимая Дженсена снова и целуя в висок. — Не могу так...

— Как ты не можешь, извращенец?

— Не целовать тебя, не трогать, не говорить всякую чушь. Особенно сейчас. Пойдём полежим ещё. Родители ведь вечером возвращаются?

— Вечером. Но не могу исключать того варианта, что мать примчится сюда из гостей, чтобы спасти мою мужскую честь. Давай сядем уже... или ляжем. Ноги ноют.

— Блин, прости, прости... забыл... — Джей прикусил губу и вздохнул: сейчас Дженсен опять будет ругаться, но пока он такой... нет, Джаред не мог отказать себе в таком счастье.

Парень поднял Эклза на руки и донёс до оставленной ими несколько минут кровати. Она, разворочённая, с мятыми простынями и перекошенными наволочками на подушках, всё ещё ждала их, возможно, даже хранила тепло.

— Джаред, я не инвалид, — вздохнул Дженсен, потянулся и перевернулся на живот. — Спасибо.

— Не инвалид, но мне нравится тебя таскать, — ответил Джей и лёг рядом, обнимая парня. — Сильно болит?

— Терпимо.

— Сейчас я кое-что сделаю, — уверенно ответил Джаред. — Только не фыркай и не вредничай снова, ладно?

— Хорошо...

Падалеки удовлетворённо кивнул и сполз по постели вниз, осторожно раздвигая ноги Дженсена и устраиваясь посередине. Ладони осторожно раздвинули ягодицы, и Джей весело фыркнул:
— Боже, здесь есть веснушки!

Падалеки стянул с парня штаны, откидывая их в сторону. Так и знал, что Эклз зря их надевал. Джаред мягко коснулся губами половинок и съехал ещё ниже. Он этого никогда не делал, но попробовать стоит. С Дженсеном тем более хотелось.

Язык лизнул расселину от самого шва мошонки почти до самой поясницы. Дженсен был вкусным. Из сфинктера стекла тонкая струйка спермы и начинала подсыхать. И как только Дженсен это терпит?

Впрочем, в размышления Падалеки вдаваться не стал, а напротив — стал больше работать языком. Нырнул в напряжённую дырочку, слизал сперму, толкнулся самым кончиком внутрь, на пробу, и тут же вынырнул, ожидая реакции парня.

— Чего ты прицепился к моим веснушкам? — смущённо пробормотал Дженсен, пряча покрасневшее лицо в сгибе локтя, и вынес суровый приговор: — Извращенец.

— Они мне нравятся. Весь ты — потрясающий, — снова сказал Джаред. — Я тебе постоянно это твержу, знаю, но это потому, что мне до сих пор не верится, что мы вместе. И ничего я не извращенец. Тебе неприятно?

— Мне хорошо, зараза ты такая...

— М-м-м, — Джей просиял и снова склонил голову, забирая мешающие волосы за ухо и снова проводя языком по анусу, уже смелее ныряя внутрь, поглаживая шёлковые стенки, чувствуя, как они сужаются.

Джаред погладил поясницу Дженсена в просьбе расслабиться и продолжил уже более смело.
Дженсен приподнял бёдра повыше, иронично подумав о том, что Джаред пытается облегчить ему боль, параллельно её же и причиняя: ноги снова ныли от такой позы. Но он велел себе терпеть и тихо застонал, чувствуя тёплый влажный язык в растянутой и побаливающей заднице.

Джаред возмущённо промычал что-то и надавил на бёдра Дженсена, заставляя лечь и расслабиться. Вот ведь неймётся ему вечно!

Падалеки ещё какое-то время поласкал дырку Эклза, пока не вылизал её, казалось, до блеска, а потом лёг рядом и обнял Дженсена.

— Язык с мылом мыть будешь, — хрипло произнёс Дженсен и улыбнулся.

— Твой с мылом помою, чтобы не язвил. Считай, я поцеловал, где болит.

— У меня не болела задница.

— Не ври. Я вижу, как она распухла и покраснела.

— Ладно, болит. Я посплю? А то нам недолго жить осталось.

— Прекрати, а? Вечно ты преувеличиваешь. Я так устал. Когда ты был в коме — такой милый. Фу, сироп несу. Шучу, конечно, но ты хотя бы не язвил и не нагнетал. Плохая привычка, знаешь?

— Я не заслужил такого счастья, — протянул Эклз. В бога он не верил и благодарить кого-то за Джареда не мог.

— Совсем спятил, — вынес вердикт парень. — Это я должен это говорить, а не ты. Потому что я — это я. А ты...

— А я с тобой играл.

— Но ведь сейчас нет, — полууверенно ответил Джаред.

— Сейчас нет. Блять! — Дженсен согнулся пополам и вцепился в колени, которые в одну секунду взорвались болью. Или это карма, или ещё что... Он мысленно дал себе слово, что если это прекратится, то больше никогда, ни за что не съязвит в сторону Джареда. Колени тяжело пульсировали, их рвало на части, и Эклз с трудом сел, ругаясь сквозь зубы.

— Всё в порядке, Джей, — бросил он на всякий случай. Какое там "в порядке", кости чуть ли не плавились.

— Эй... — Джаред притянул Дженсена к себе. — Ты меня пугаешь, чувак. Всё хорошо, ты что?

— Ноги, — коротко ответил Джен. — Описать не могу, это надо... пережить.

— Очень больно?

— Нет, — сквозь зубы процедил Эклз, осторожно дотрагиваясь до ноющей ноги. Она даже на ощупь была горячей.

— Часто такое? Чёрт, это ведь организм ещё не окреп, а я тебя гоняю. Я мудак, Дженни, прости, а?

— Джаред сделал щенячьи глазки и потёрся лбом о плечо парня. — Кусок идиота просто, как я не подумал об этом. Врач же предупредила.

— В первый раз. Не голоси, Джей, ты не виноват.

— Виноват!

— Джей, помолчи, пожалуйста, — Дженсен чуть не сорвался на болезненный всхлип и ударил кулаком по кровати. Карма, как есть карма.

Джаред не знал, куда себя деть. Встал с кровати и осторожно расправил ноги Дженсена, удерживая их в таком положении. Доктор проинформировала, что такое может быть — неокрепшие после долгой спячки нейроны могут медлить и приносить боль.

— Не шевелись, — отчего-то шёпотом попросил Джей. — Это должно пройти минут через пять, потерпи, ладно?

— Уже проходит...

Джаред спокойно выдохнул:
— Хорошо, но всё равно лежи пока. Всё отлично будет. Врач сказала, так полгода максимум может быть, так что прорвёмся, Дженс.

— У меня и выбора особого нет.

Через несколько минут Дженсен решился осторожно пошевелить ногами и с облегчением обнаружил, что они уже почти не болят.

— Кажется, всё.

— Хорошо, но всё равно лежи. Рано ещё, — Джей немного успокоился и поцеловал Эклза в щёку.

— Джей, ну что ты со мной, как с маленьким?

— Не как с маленьким, а как с любимым.


Дженсен проснулся от шума мотора за окном и растолкал сонного Джареда, тихо ругаясь себе под нос. Пока родители выгружались, Эклз успел одеться сам и подгонял туго соображающего со сна парня, чтобы успеть придать себе пристойный вид. Вниз они спустились вместе.



Разговор (у Дженсена чесался язык назвать его допросом) проходил в гостиной. Мать с преувеличенным трагизмом прикладывала платок к глазам и громко вздыхала, а отец ходил лицом с таким видом, словно не знал, кого из присутствующих ему убить — сына или Джареда.

Не убили в итоге никого. Донна отложила платок, улыбнулась и произнесла фразу, которую втайне надеется услышать любой ребёнок, родившийся таким: "Я приму тебя любым". Не всем так везёт, и Дженсен это прекрасно понимал.

Отец запил своё решение стаканом виски и сказал, что ему нужно это обдумать, но тоже не был особо против. Пригрозил, что в случае, если Джей и Дженсен не заведут детей, пристрелит обоих и вычеркнет из завещания. Джен отнёсся к этому с пофигизмом и одобряюще сжал ладонь нервничающего Падалеки.

Под конец разговора у него снова заныли ноги, но прошли, стоило Джареду бросить на него обеспокоенный взгляд. Мать принялась звонить Кензи и выговаривать ей за отсутствие, отец ушёл в кабинет, и Дженсен удрал наверх, потащив Джея за собой. Он привык считать, что обладает крепкими нервами, но своеобразная исповедь перед родителями вызвала у парня чуть ли не нервный тик.



Джаред пребывал в некотором шоке после разговоров с родителями Дженсена. В конце концов они оба его удивили. Донна и Алан заслуживали уважения. Понять, что сын и дочь придерживаются нетрадиционных отношений — многого стоило. Понять и принять — ещё дороже.
Джей облегчённо выдохнул, когда они с Дженсеном снова оказались наверху. Парень нервно хохотнул и притянул Дженсена к себе:
— О господи, ты это сделал, Джен!

— Я бы без тебя там ласты склеил.

— Эй, да ладно... вроде неплохо прошло.

— Но не было. Давай радоваться этому, ок? — Джаред улыбнулся парню и поцеловал того в уголок губ. — Теперь нам не надо скрываться.

— Ура, — вздохнул Джен и опрокинулся на кровать, приземлившись в подушку затылком.

— Не сигай так, — посерьёзнел Джаред. — Рано. Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя ущербным или типа того, но я забочусь о тебе и хочу лучшего.

Он присел рядом с Эклзом и вздохнул.

— Я знаю, — Дженсен потянул своего (непривычно звучит) парня к себе, заставляя лечь рядом. Теперь, когда все всё знают, можно расслабиться и перестать быть хладнокровным анализатором. — Ты мелкое лохматое чудо.

— Я не мелкий, — возмутился Джаред. — Я выше тебя и вообще... Давай не будем мериться, — хмыкнул он и лёг рядом с Эклзом. — А если родители зайдут? Не боишься моральную травму им обеспечить?

— Вряд ли их ещё что-нибудь удивит. Разве что, — Дженсен ловко дёрнул вниз домашние штаны Джареда, оставляя на виду боксёры, — только это.

— А что там не так? — фыркнул Джаред.

— Не думаю, что они такое видели.

Падалеки потёрся лбом о плечо Дженсена и промурчал:
— Ну что ты хочешь?

— Просто посмотреть.

— Там не на что смотреть.

— Мда? — Дженсен приподнял бровь и невесомо провёл кончиками пальцев по члену Джареда. — Не на что?

— Эй-эй, тише... — Джей мимолётно прикрыл глаза. — Он, знаешь ли, возбуждается от любого твоего движения.

— Напомни мне пореже двигаться.

—Какая забота, — фыркнул Джаред. — Ладно... Пойдём заберём Мак и Меган, а потом отпразднуем твой каминг-аут?

— Заберёшь девчонок, хорошо? Мне что-то опять херово. Дурацкие ноги, — проворчал Дженсен и перевернулся на бок. — Бесите.

— Эй, всё отлично будет. Принести сока? Или закажем пиццу? Джен... Господи, мне больно, когда больно тебе.

— Мне не больно, просто... как будто ваты напихали. Ни побегать, ни постоять, ни потрахаться нормально.

— Это как раз не проблема... Я вообще-то спросил, не нужно ли тебе чего-нибудь.

— Нет.

— Ладно, просто привезу эту парочку и всё. Они будут в восторге. А Мак мне говорила — не светит! Светит, — широко улыбнулся Джаред и поцеловал Дженсена в щёку. — Люблю тебя, Джен. Ну, ты знаешь...

— Я тебя люблю больше, — Дженсен приподнялся и заткнул поцелуем возможные возражения.

Джей улыбнулся в поцелуй и прикусил кончик языка Эклза, тут же зализывая повреждённое место. Ну, может, и не с первой попытки, может, пришлось пройти через слишком многое, но солнце всё-таки засветило. И Джаред уверен: это того стоило.


Сказали спасибо: 27

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1380