ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
118

неПроститутка

Дата публикации: 04.07.2012
Дата последнего изменения: 04.07.2012
Автор (переводчик): Turtlette;
Бета: Yasuko Kejkhatsu
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Глава 1

После разговора с родителями на душе становилось еще горше. Дом, где он провел всю свою сознательную жизнь, вот-вот должен был уйти с молотка, а ни отца, ни мать это, похоже, не беспокоило. У них были другие проблемы. Например, где достать алкоголь, когда его продажа строго ограничена. Или решить, кому продать дедушкины часы и у кого узнать, сколько, в конце концов, за них можно выручить. И снова по кругу: где купить спиртное на деньги, полученные от продажи семейной реликвии. Дженсен сдался на третий год, когда отец в пьяном угаре разбил ему лицо и сломал нос за то, что тот вылил в унитаз последнюю бутылку текилы. Мать стояла рядом и пыталась оказать моральную поддержку. Не Дженсену.
Съехав, выдохнуть спокойно он так и не смог. Постоянная вина, терзающая за то, что он бросил родителей в таком состоянии, легла вечной тяжестью на душу. Устроиться на работу сразу не вышло. А потом случилась авария, после которой восстановиться до конца так и не получилось. Пособия, которое платило государство, катастрофически не хватало даже для того, чтобы прокормить себя.
Дженсен стоял на кухне и беспомощно оглядывался.
Хотелось есть. По-настоящему, а не обманывать желудок, заливая в него растворимый суп из пакетов и внушая себе, что обещанное мясо, сомнительными скукоженными точками находившееся в ярком пакете, действительно принадлежало животному, а не было продуктом какого-нибудь химического завода с окраины города. Ну, если Дженсен смог убедить в этом себя, это еще не значило, что его желудок был таким же сговорчивым. И более того, он явно протестовал против такого образа жизни и жестоко мстил за пренебрежительное отношение к себе приступами острой, непрекращающейся часами боли. Альтернативы Дженсен ему предложить не мог, поэтому все, что оставалось, - это постараться максимально оттянуть время нового приема пищи.
Дженсен жил в замкнутом круге. На работу в своем районе брать его отказывались из-за состояния здоровья, а ехать куда-то, чтобы его поправить денег просто не было. Так же, как и на поездки в другие точки города, где о его проблемах никто ничего не знал. Впрочем, наверное, это было бы бесполезно: болезненная худоба, лихорадочный блеск глаз и срывающееся, хриплое дыхание выдавали его с головой. Восторженных работодателей, готовых взять его такого к себе, не наблюдалось. Той пары сотен, которые перечисляло на его счет государство, едва хватало на оплату комнаты в не самом благополучном районе города и на покупку тех супов, которые, как думал Дженсен, сокращают ему жизнь намного быстрее, чем выбросы всех атомных станций вместе взятых.
В животе заурчало, и пока еще только предупреждающие, но уже достаточно ощутимые ноты боли раскатом прошлись по телу. По крайней мере, Дженсену так показалось.
Нужно идти в магазин сейчас, иначе через несколько часов встать с кровати он будет уже не в состоянии. По имеющейся в наличии сумме денег стало понятно, что этот поход на ближайшую неделю будет последним. Деньги кончались, а до перечисления еще шесть дней. Дженсен надел куртку и, заранее втягивая голову в плечи в попытках спрятаться от пронизывающего ветра, вышел из дома.


Джаред

Джареду Тристану Падалеки хотелось чего-то особенного. Честно говоря, хотелось банальных приключений на свою (а уж если совсем откровенно - на чужую) задницу.
Не далее чем час назад Джаред почти в шею вытолкал двух близнецов, Лейлу и Джастина. Ночь с этими прекрасными созданиями стоила столько, сколько получает среднестатистический синий воротничок в месяц, но ни один из многих акробатических секс-трюков, которые с усердием демонстрировали ему брат с сестрой, не вызвал в Джареде даже намека на эмоциональную заинтересованность. Возбуждение было скорее рефлекторным. Падалеки заскучал уже на втором часу, когда Лейла, закончив картинно стонать с его членом во рту, все-таки решила сменить позу и оседлала член брата, одновременно раскрывая себя руками и приглашая Джареда попробовать ее анально. Скучно. Хотя надо отдать Джастину должное, стонал он не в пример артистичнее своей сестренки, особенно когда Падалеки решил трахнуть его тридцатисантиметровым страпоном. Джаред улыбнулся, вспоминая вытянувшееся лицо близнеца, когда он только показал ему игрушку
Но это было опять же настолько обыденно повседневным, что лицо Джастина моментально потерялось среди десятков и сотен похожих обликов, с одинаково распахнутыми от удивления глазами и губами, раскрытыми в беззвучном крике, и искусственно выжатых из себя оргазмов, таких ненастоящих, что после них не хотелось даже мыться, настолько они казались неощутимыми.
Хотелось чего-то особенного, что можно было действительно почувствовать не только телом, но и сознанием, искупаться в новых ощущениях, вспомнить, как захлестывают эмоции от рвущего тело на части адреналина.
Дорогая машина оставлена на стоянке, бумажник, набитый картами, как и костюм от известного дизайнера позабыты в номере отеля. В кармане – только наличные. Сейчас Джаред Падалеки выглядел не лучше, чем задранный заботами о доме, трех детях и текущем баке работник заправки с Ритр-стрит.
А работники заправок, как правило, никогда не бывают против грязных развлечений. Очень грязных, таких же, как и никогда не вымываемая грязь под их ногтям. Прежде чем тронуться с места, Падалеки проверил наличие в бардачке маленького, черного пистолета. На всякий случай. Потому что они действительно бывают всякие. Выжав педаль газа на стареньком форде, Падалеки начал прикидывать, какой район города знаком ему меньше всего и где по определению может быть то, что он так упорно жаждет найти.


Дженсен

Ветер моментально забрался под воротник и заставил съежиться еще сильнее. От холода было почти физически больно, ледяной воздух проникал в легкие, вызывая приступы неконтролируемого кашля. "Черт, быстрее бы дойти,» - подумал Дженсен, грея ладони около рта. Самый короткий путь до магазина, по закону подлости проходил через самую знаменитую на весь район улицу. Хотя, безусловно, и самую прибыльную. Девочки и мальчики, стоявшие там постоянно, зарабатывали за неделю в разы больше месячного пособия Дженсена. Иногда на самом краю сознания ему казалось, что он бы тоже мог... но, слава богу, желания закончить эту мысль никогда не возникало.
Он нечасто ходил по этому пути, потому что, как только проститутки и хастлеры видели, что его не интересуется ничего из того, что они могут предложить, Дженсена автоматически зачисляли в конкуренты. Много сил и дипломатических навыков требовалось каждый раз, чтобы доказать обратное. Сейчас рискнуть стоило. Потому что боль в желудке была уже не фантомной, а вполне ощутимой, и Дженсен, собрав волю в кулак, шагнул в арку, соединяющую две улицы.
Идти нужно было быстро, опустив глаза вниз, и по возможности не привлекать к себе внимания. Мимо нестройной колонны девочек, застывших в разнообразных позах, лениво курящих или вяло переговаривавшихся, он прошел почти с легкостью, если не считать сопутствующего громкого свиста и сразу за ним – оглушительного гогота. От возгласа «Спайк, глянь, да тут новенький ходит, место себе присматривает!» Дженсен только сильнее втянул голову в плечи. Он уже почти преодолел опасное место, когда услышал за собой тяжелый стук блядских ботинок. Дженсен решил не оборачиваться.
Удар пришелся прямо под колени и, потеряв равновесие и не успев выставить вперед руки, Дженсен упал, ударившись грудью об асфальт. Что было дальше, он помнил смутно. Сгруппироваться не получалось, уйти от ударов, сыплющихся отовсюду, было невозможно, оставалось только закрыть голову руками и подтянуть колени к животу. Шум в ушах становился отчетливее, а крики, наоборот, словно отдалялись. Боль, сначала такая четкая и пульсирующая по телу, отошла на второй план, казалось, слилась с его телом и подстроилась под биение сердца. Сознание медленно уплывало. Он так и не понял, по какой причине ботинок остановился в нескольких сантиметрах от его лица и не раскрошил ему переносицу. Тишина была какой-то ненастоящей. И почему-то именно голос, вдребезги разбивший ледяное молчание улицы, столкнул его в невесомость окончательно.
«Эй, парень, ты как? …».

Джаред

У каждой части города есть свой запах. Дорогие, лощеные районы пахнут завораживающе, сочатся ароматом порока, сдобренным ядерной нотой вседозволенности, гипнотизируют шлейфом власти и страха, овевают могильно-приторной сладостью общего разложения. Джаред знал этот запах наизусть.
Рабочие районы пахнут недовольством, горечью, несбывшимися мечтами и вечным ожиданием чуда, которое имеет свойство задерживаться, порой, на десятилетия. Кислый запах обиды на жизнь и чуть слышный, почти неощутимый свежий запах надежды, который кажется, вот-вот унесется с первым порывом ветра.
Когда Джаред повернул в незнакомый район, находящийся почти за чертой города, в голове пронеслось точное определение, чем пахнет это место. Самый отвратительный запах, самое ненормальное, больное и тошнотворное, что может встретиться в жизни. Тут пахло безнадегой. Тухло, безысходно. С первых метров эта вонь начинала душить, и человеку непривычному было трудно справиться с неожиданным приступом паники. Хотелось убежать и забыть об этом месте навсегда или, наоборот, гордо рассказывать друзьям о приключении, сидя как-нибудь вечерком с сигарой и поглаживая упругую задницу красавчика или красавицы.
Но Джаред как раз это и искал. Как поисковая собака, держа по ветру нос, он, упорно высвечивая темноту яркими фарами, шел к своей цели. Еще не совсем ясной, но уже достаточно определенной. Он хотел грязи, он должен был ее получить.
Когда, проезжая по улице, полной дешевых проституток, он увидел толпу хастлеров, бьющих своего «товарища по блядскому счастью», проснувшийся внутренний голос даже не зашептал, а заорал во всю силу легких, что «вот оно, то самое». Достав из бардачка пистолет, Джаред выскочил из машины и бросился на помощь. Джаред испытал почти оргазмическое удовольствие, глядя, как словно по мгновению волшебной палочки толпа превращается в застывшую декорацию. Жестом приказав всем отойти от парня, Джаред подошел к нему, все еще держа пистолет по направлению к замершим людям и наклонился. Избитый человек находился почти в отключке. Когда он затаскивал проститутку в машину на руках, ему даже не пришлось напрягаться. Тот был невероятно легок для своего роста.
Не сказать, что над парнем сильно поработали. Он подоспел вовремя, все могло быть намного хуже, особенно учитывая, что из уличных потасовок в таких местах живыми редко кто выбирается. Удары были сильными, но по жизненно важным органам не прошлись, а парень отключился просто от болевого шока. Уехав от греха подальше с улицы, где произошла драка, Падалеки включил свет и внимательно осмотрел парня. Бледный, худой, какой-то нереальный для этого места. Джаред легонько стукнул его по щеке, пытаясь привести в чувство. Громкий кашель и захлебывающиеся вдохи известили Падалеки о том, что больной скорее жив, чем мертв.
- Как… как… - слова проститутке давались явно с трудом, и Джаред решил помочь.
- Ну, я так понял, вы там со своими что-то не поделили, вот и вышел посмотреть, что происходит. А потом решил, что толпы на одного тебя будет многовато. Ну вот ты тут и очутился. Это если кратко. Кстати, если длинно, то же самое, рассказывать особо нечего. Как тебя зовут? – Джаред смотрел на парня с интересом. Как-то не вязалась спортивная, легкая не по погоде куртка, потертые джинсы и раздолбанные в хлам кроссовки с образом дешевой, и готовой на все бляди. Проститутки должны выглядеть по-другому, даже в таком месте. «Первый раз, что ли?» - подумалось Джареду, и в голове все сразу встало на свои места. Ну конечно, кто тут будет терпеть конкуренцию? Тем более парень был уж очень симпатичный, а за этим, соответственно следовало, что скучно ему ночами точно не будет.
- Дженсен. Дженсен меня зовут. И с ними, - он неопределенно махнул рукой куда-то в сторону, – мне делить нечего. Я в магазин шел. Ну… спасибо, наверное, да? Пойду я.
Парень уже дернулся, хотел открыть ручку двери, но Джаред удержал его. Не проститутка, значит? Плохая, очень плохая мысль под названием «неявное сексуальное домогательство» ядовитой змеей заползла в голову и моментально отравила сознание. По телу прошлась первая волна адреналина, и Джаред, ни секунды не сомневаясь, нырнул в нее, позволяя телу уже почти забыто придти в боевую готовность.
- Постой. А почему ты живешь в таком месте? Почему ходишь по таким местам? – план в голове созрел моментально.
Джаред видел, что Дженсен на секунду заколебался, раздумывая над ответом, и Падалеки тут же помог ему, подталкивая в нужную сторону:
- С финансами туго, да?
Дженсен медленно кивнул, разворачиваясь к водительскому сидению и близоруко щуря глаза. Догадался?
Джаред решил идти ва-банк, сразу и не теряя времени, пока Дженсен был еще растерян и не отошел от произошедшего:
- Хочешь, помогу? Заплачу очень хорошо.
И тут же увидел, как парень напрягся: видимо, предложения такого рода были для него не в новинку. Но уточнить все же решился:
- Какого рода будет «услуга?»
- А какого рода они бывают там, откуда я тебя только что вытащил? Я, по-твоему, за леденцами сюда поехал?
Дженсен дернулся, как от пощечины, и, бледнея, выдохнул:
- Нет.
- Тебе же нужны деньги, Дженсен. Сколько ты хочешь? Пятьсот? Тысячу? Назначай цену.

Дженсен

То, что предлагал ему этот человек, было отвратительно. Он бы никогда, никогда не согласился на такое. Нет, он просто не сможет себя пересилить. Это нереально.
- Тысяча. Деньги вперед, – это говорил не Дженсен. По крайней мере, не настоящий Дженсен. До настоящего же никак не могло дойти, кто только что произнес фразу, которая ни при каких обстоятельствах не могла быть им сказана.
Тот же неизвестный человек уже подсчитывал в уме, сколько еды, лекарств и возможностей дадут эти деньги. Дженсен заикнулся о том, что они будут настолько грязные, и он не уверен, сможет ли он вообще прикоснуться к ним. На слове «грязные» двойник взбунтовался, заявив, что чистых денег в природе просто не существует.
Дженсен хотел жить. Или хотя бы просто выжить.
Не слушающейся рукой он спрятал протянутые деньги в карман и, стараясь не смотреть на улыбающегося мужчину, откинулся на спинку сидения и закрыл глаза. Ощущение, что ему ампутировали какой-то жизненно важный орган, никак не могло покинуть душу.
Какой дорогой и куда они ехали, из головы стерлось напрочь. Пришел в себя Дженсен у входа в отель, когда яркие неоновые вспышки реклам выдернули его из внутренней непроглядной темноты.
- Мистер Падалеки? Добрый вечер, рады приветствовать вас снова в Астарии. Все как обычно? – Девушка на ресепшене щебетала, подобострастно заглядывая в глаза и норовя выставить вперед свой необъятный бюст, затянутый в невозможно узкую кофточку.
- Да, Синди, все как всегда.
Дженсен на секунду задумался о том, со всеми ли владельцами дешевых фордов так приветливы девушки-менеджеры в гостиницах. Это показалось странным, но он не стал заострять на этом внимание. Сейчас мысли были заняты более глобальными вопросами.
Номер оказался огромным. Как в фильмах, где обычно все счастливы и никто не придает значения той аляповатой, кричащей роскоши, которая сбивает с ног. Дженсен посмотрел на невероятных размеров кровать и усмехнулся, подумав о том, что для полноты картины тут не хватает только балдахина. А, ну и шампанского в ведерке. И тут же залился нервным смехом, разглядев его среди корзин с фруктами на небольшом, витиеватом столике. Яркий свет бил в глаза. В этом необъятном пространстве, по величине равном как минимум десяти его квартирам, Дженсен моментально почувствовал себя беззащитным. А вот сразу вписавшийся в антураж мужчина, казалось, был предназначен для этих комнат. Ну, или он там просто родился.
Незнакомец скинул рубашку, и его тренированное, в великолепной форме тело до такой степени контрастировало с хрупкостью и слабостью самого Дженсена, что он невольно запахнул на себе куртку.
- Тебе нужно сходить в ванную, Дженсен. Иди, а я пока все приготовлю.
Слова резанули по ушам, но отступать было некуда, тысяча долларов почти ощутимо жгла карман, и Дженсен пошел, еле переставляя ноги и не веря, что это происходит именно с ним.
Вода бурлила, приятно щекоча и убаюкивая замерзавшее на протяжение долгого времени тело, успокаивала нервы. Шампунь, правда, гадливо пах чем-то карамельным, но Дженсен не стал заморачиваться, решив использовать его и как гель для душа, чтобы не изучать в его поисках всевозможные названия на бескрайних полках по всему периметру ванной.
- Эй, ты там уснул, что ли? – громкий голос моментально заставил напрячься, и через минуту Дженсен уже стоял на холодном полу, судорожно хватаясь за полотенце.
- Пошли, – парень пристально посмотрел на его тело, задержав взгляд на пахе, от чего тут же захотелось прикрыться руками, и вышел, не закрыв за собой дверь.
Дженсен глубоко вздохнул и шагнул в комнату, оставляя за собой цепочку мокрых следов.

Джаред

Пока Дженсен сидел в ванной, Джаред подошел к шкафу и, смотря на его содержимое, задумался.
Парень был явно девственником, и от этой мысли в паху становилось горячо, и все решения по поводу вечера уходили в сторону очень плохого. Хотелось многого. Глаза останавливались на игрушках: тех, что доставляют реальное удовольствие, а не приносят боль. Плеток и наручников почему-то не хотелось. Хотя… Джаред извлек из шкафа нить анальных шариков, рука потянулась не к обычной пластмассе, а к железным, тяжелым и довольно большого диаметра, дилдо среднего размера, и в последнюю секунду Джаред схватил блестящую упаковку женских чулок. Разложив все это на кровати, он пошел вытаскивать из ванной свою новую, самую главную игрушку. От предвкушения сводило челюсть.

Парень стоял посреди комнаты без одежды и судорожно комкал полотенце в руках. Растерянный, зажатый, еще не совсем осознавший, что сейчас произойдет. Джаред внимательно смотрел на Дженсена, подмечая при ярком свете ламп то, что не так сильно бросалось в глаза в полумраке салона машины: парень был не худым даже, а каким то хрупким, бледным. Длинные ресницы дрожат так, что кажется, сейчас заплачет. Россыпь веснушек на бледном лице и плотно сжатые, полные губы. Джаред подошел ближе и положил руку ему на шею:
-Сядь на кровать, я хочу кое-что надеть на тебя, – Падалеки разорвал зубами упаковку с чулками.
Дженсен, как загипнотизированный, опустился на кровать, со страхом наблюдая за действиями Джареда.
-Вытяни ногу.
Через секунду парень с ужасом смотрел, как Джаред медленно натягивает черную ткань ему на ногу. От удивленного, такого растерянного вида Дженсена член поднялся на раз-два, хотелось засадить прямо сейчас, но еще больше хотелось видеть в огромных глазах смущение, перемешанное со страхом.
- Встань, подойди к стене и раздвинь ноги.
Парень послушно встал, где было приказано и замер, прикрыв пах руками.
Черные чулки с кружевной резинкой великолепно подчеркивали тонкую талию и стройные бедра, а ширина плеч потрясающе контрастировала с нелепостью одеяния. Джаред развернул его лицом к стене, ощупывая упругую задницу и не удержавшись, потерся членом между ягодиц парня, гладя нежную кожу внутренней стороны его бедер.
Дженсен задрожал, и Джаред понял, что это не от возбуждения, что никоим образом его не взволновало. Не бывает на свете стопроцентных натуралов, это он еще с пятнадцати усвоил.
-Пошли, - тихо шепнул он, прикусывая мочку уха, увлек парня на кровать и уложил на живот.
Прижав грудь Дженсена к кровати, он поднял его бедра вверх, открывая место, которое так жаждал увидеть. Анус был чистым, розовым и сжавшимся так испуганно, что Джаред успокаивающе погладил Дженсена по спине, как бы говоря, что не собирается делать ему больно. Взяв смазку, он обмакнул туда первый в цепочке шарик и протолкнул внутрь, любуясь, как сопротивляется еще неподготовленное ко вторжению тело. Дженсен дернулся и застонал, но Джаред удержал его и принялся массировать большим пальцем уже припухший и покрасневший анус.
Без колебаний он протолкнул еще два сразу за первым, один за другим, заворожено наблюдая, как раскрываются, не в силах противостоять напору железа, мышцы. Дженсен болезненно вскрикнул, и Джаред переместил руку на его член, крепко держа и не позволяя сменить позу. Сдерживаться, слыша такие стоны, становилось все труднее, хотелось просто взять эту сладкую, неразработанную дырку, насладиться теснотой и трахать ее, выбивая из парня громкие вскрики. Джаред больше не хотел терпеть.
Он сильнее развел бедра Дженсена и потянул за нитку, снова любуясь, как раскрывается такое маленькое отверстие, словно с неохотой выпуская из себя большие, металлические шары.
Дженсен был по-прежнему не разработан, и Джаред все-таки смог удержать себя в руках, медленно подготавливая его для вторжения.
Щеки парня были пунцовыми, он старался не смотреть, но Падалеки, не отводя глаз от его лица, успевал ловить быстрые, острые взгляды, полные растерянности.
Когда Джаред понял, что Дженсен достаточно растянут, он вломился в него, заставляя принять полностью, до самого конца, до упора надевая на свой член. Было до невозможного сладко, так узко, что даже при достаточном количестве смазки Джаред двигался с трудом, ощущая заполняющий тело жар. Сейчас он был рад, что отказался от презерватива. Это того стоило.
Он уже представил, как заполнит до отказа тесную задницу Дженсена спермой, а потом не позволит ей оттуда вытекать, запечатает страпоном, растянет его ноги на кровати и будет трахать в этот прекрасный, блядский рот на всю глубину, так же, как сейчас трахает в задницу. Внутри все скрутило и, почувствовав приближение оргазма, Джаред вышел из Дженсена, пережимая свой член у основания.
- Готов поспорить, такого с тобой еще не делал никто, – прохрипел Падалеки, устраиваясь между ног ног.
В технике минета равных ему не было, он был в этом уверен. «Практика, практика и еще раз практика,» - как говорил его позапрошлый парень.
Всосав сразу и на всю глубину, он прижал бедра Дженсена , чтобы тот не дергался. И начал интенсивно двигать головой, с силой нажимая языком на головку, чередуя нежность с нарочитой грубостью. Член парня стал неуклонно подниматься. Когда Джаред очередной раз пропустил головку в горло, Дженсен дернулся и громко закричал, не в силах больше сдерживаться. Джаред застонал, послав вибрацию по телу парня. Джненсен всхлипнул и бессильно опустился на подушки. Почувствовав, что до оргазма парню остались считанные секунды, Джаред выпустил член изо рта и, закинув его ноги в чулках себе на плечи, снова ворвался в него, трахая с такой силой, что тот постепенно смещался к изголовью кровати.
Джаред словно со стороны видел, как Дженсен, не в силах сдержать его напора, ловит ртом воздух, как Падалеки своим телом вбивает его в кровать и тот, в отчаянной попытке удержаться, хватается за его плечи.
Падалеки сжал в кулаке член Дженсена и, пытаясь удержаться на самом краю оргазма, зарычал:
-Давай, Дженсен, я хочу, чтобы ты сделал это для меня. - И в ту же секунду почувствовал, как сжимаются мышцы вокруг его члена, а в руку выплескивается горячее семя. Срываясь в оглушительный оргазм, он, кажется, кричал что-то очень пошлое.


Дженсен

Дженсен готовился переезжать в новый район, где можно будет устроиться хоть на какую-то работу. Денег должно было хватить, и, наверное, он должен был радоваться, но на душе оставался отвратительный осадок. Той ночью, пока Джаред мылся в душе, Дженсен тихо выскользнул из номера и, не дожидаясь лифта, бегом бросился по лестнице вниз. Самое страшное было то, что уже не раз Дженсен просыпался среди ночи весь в поту, со вставшим членом, и долго не мог заснуть, снова и снова прокручивая в голове произошедшее в номере. Он пытался забыть, пытался переключиться, но не думать не получалось. Решение переехать и кардинально изменить что-то в своей жизни казалось очень своевременным.
Оглядев последний раз комнату, он понял, что не испытывает к этому месту никаких эмоций. Разве что какое-то скребущее чувство обиды. Странно, как можно обижаться на что то неодушевленное?
Закрыв за собой дверь, Дженсен выдохнул с облегчением, понимая, что на новом месте забыть обо всем будет намного проще.

Ветер на улице по привычке набросился, норовя забраться в легкие и снова вызвать приступ удушающего кашля, но Дженсен только теплее укутался в новую теплую куртку. По крайней мере, хоть эта проблема была до конца решенной.
Огибая огромную черную машину, Дженсен удивился, что такая красивая девочка делает в этом богом забытом месте. А когда стекло в машине плавно опустилось и знакомый голос негромко окликнул его по имени, Дженсен замер, еще не до конца осознав, что обращаются именно к нему.
- Привет. Чувак, ты в детстве сказок перечитал? В этом гребаном королевстве найти тебя оказалось не так просто. А ты даже туфельку не оставил, – Джаред улыбался, с ног до головы рассматривая Дженсена. - Подвезти?
Забираясь в машину, Дженсен думал о том, что так и не спросил имени парня. И что это нужно исправить как можно скорее.

Конец.



Сказали спасибо: 207

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1414