ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
116

В космосе

Дата публикации: 04.07.2012
Дата последнего изменения: 04.07.2012
Автор (переводчик): Turtlette;
Бета: Yasuko Kejkhatsu
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: фантастика;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: насилие, попытка изнасилования.
Глава 1

Сказать, что в этот раз ему не повезло, значит не сказать ничего. Из четырех тысяч межгалактических рейсов, ежемесячно совершавших полеты в разные части Системы, Дженсену достался единственный корабль, где появляться он не собирался ближайшие лет тридцать. Назначение пришло больше месяца назад, а «поздравительные открытки» такого рода обсуждению не подлежат, если ты, конечно, не хочешь всю оставшуюся жизнь бегать с планеты на планету от суровых парней с проводами в спинном и головном мозгах. Измены не прощаются ни в каком мире, тем более на планете, где каждый военнообязан пожизненно.
Если уж быть откровенным, Дженсен плевать хотел на межпланетную «прогулку». Это было не военное задание, не приказ к зачистке вновь завоеванных территорий, даже не научная экспедиция. Угрозы жизни не то что бы не было, в межгалактических рейсах она существует всегда, просто на этот раз она была сведена к такому минимуму, что не стоила даже мимолетного внимания. Так, просто прогулка на свежем воздухе, если, конечно, такое выражение можно употребить к космическому вакууму. В назначении четким, механическим голосом сообщалось о «транспортировке научного объекта в состоянии анабиоза, код доступа отсутствует, уровень защиты – десять». В общем, ничего необычного, такие поездки могли происходить с периодичностью раз в месяц, а иногда и чаще, если успевали обернуться за три недели, что, надо признать, случалось крайне редко.
Единственное, что очень сильно беспокоило Дженсена, – это список команды, где под номером один значилось имя Джареда Падалеки, ответственного за доставку груза, что при отсутствии других должностей на корабле подразумевало его главенствующую роль.
Сейчас, спустя столько времени, Дженсена раздражало в Падалеки все, начиная от громкого смеха, заканчивая бешеной, какой-то неудержимой энергетикой, заполняющей собой все пространство, стоило тому только появиться в помещении. Да и манера общения тоже оставляла желать лучшего. Джаред разговаривал с Дженсеном так, что даже в обычном «привет» слышалась издевка. Эклз не удивлялся, тем более, если судить по тому, на какой ноте они закончили свои отношения.
Что думает Падалеки о нем, для Дженсена оставалось загадкой даже спустя столько времени, но взгляды, которыми его одаривали в промежутках между ехидными «приветами», красноречиво говорили, что Эклз был последним человеком, кого бы Джаред хотел видеть на корабле во время полетов, пусть даже и не продолжительных.
Щелчком выбив из пачки сигарету, Дженсен прикурил, с наслаждением затягиваясь. На корабле не покуришь, там с этим строго. Возможно, именно поэтому Эклз смолил по две пачки в день, находясь на планете, и резко ограничивая себя в никотине при перелетах. Как назло, сигарета закончилась удивительно быстро и Дженсен помедлил, решая, можно ли "надышаться" перед смертью. Времени на "надышаться" почти не оставалось, надо было идти на корабль, а Зона Посадки была еще не пройдена, поэтому Дженсен с сожалением опустил пачку в мусоросжигатель и двинулся к проходной.
Вытащив из внутреннего кармана куртки пропуск и назначение, Дженсен почти на автомате сунул документы в индификатор. Дождавшись разрешения на вход в Зону Посадки, он быстрым шагом, будто боясь передумать, пошел в сторону возвышающегося рейсового корабля.
Через час «Пес» вошел в безвоздушное пространство и начал посылать позывные на планету, попутно сообщив о том, что все в порядке. Учитывая, что это был первый полет Падалеки в должности капитана, то все прошло более-менее гладко. Дженсен почти хотел, чтобы они прямо сейчас рухнули обратно. Хотя бы потому, что тогда Джаред стал бы хреновым капитаном. А сам Дженсен – мертвым, но жутко довольным, что эта сволочь наконец-то утрется.

 



Эклз появился в центральном зале последним, чему был неприятно удивлен. Стульев, слава богу, оказалось более чем достаточно, и он выбрал себе место как можно дальше от Падалеки, да и от остальной команды тоже: выяснилось, что она была не столь многочисленна, как ему подумалось вначале, когда он только получил назначение. По всей видимости, управленцы не особо напряглись в этот раз и не стали укомплектовывать полный состав команды, ограничившись лишь несколькими сопровождающими.
Слева от него сидел мужчина в темном комбинезоне, в каких-то нелепых, совершенно не вписывающихся в образ очках, и Дженсену вспомнилось, что он, кажется, видел его пару раз на станции, когда проходил очередные тесты. Да, точно он. Рядом с «комбинезоном», постукивая по столу пальцами и качая ногой, развалилось нечто рыжее и обладающее гигантским ростом, потому что, даже сидя, оно возвышалось над остальными по крайней мере, головы на две. Судя по тому, как под майкой играли мускулы, мышечной массой этот громила обделен тоже не был. Дженсен где-то слышал, что такие внушительные размеры приобретаются на планетах с пониженным уровнем защиты: это своего рода защитная реакция организма на вынужденное облучение. Откуда-то из глубины сознания выплыло, что изменения у таких громил происходят не только с телом, но и с мозгом, превращая его в желе, но Дженсен тут же откинул эту мысль подальше, так как был уверен, что тесты бы показали наличие дефектов сознания в любом случае. Никому не улыбалось оставаться на одном корабле с психами. Вполне возможно, что парень просто пережрал анаболиков, которые нелегалы тоннами провозили через космопорты.
Дальше всех от него сидел молодой парень, у которого, похоже, был первый рейс, если судить по его напряженной позе и тому, с каким вниманием он прислушивается к объясняющему разделение обязанностей Падалеки.
Дженсен позволил себе расслабиться: в этот раз на него никто не пялился, не пытался с ним заговорить, а Падалеки, казалось, вообще не обращал на него внимания, увлекшись разговором с новичком. Что ж, по ходу не все так плохо, и Дженсен решил, что не мешает взять пример с новенького и послушать все же, о чем там так усердно трещит новоявленный капитан.
Повернувшись в сторону Джареда, Дженсен прислушался к разговору и не заметил, что одна пара глаз за столом наблюдала за ним слишком внимательно.
Что, однако, не укрылось от внимания Джареда, но лишь вызвало ухмылку.

-…Эклз, обязанности понятны?
Дженсен чертыхнулся, про себя подумав, что все-таки пропустил самую важную для себя часть разговора. Блядь, придется переспрашивать. Ох, как не хотелось с первых минут выглядеть придурком.
Джаред, увидев что Дженсен замешкался с ответом, почему-то не стал привычно гоготать и издеваться, а повторно объяснил, чем предстоит заниматься Эклзу во время полета:
- На тебе нижний отсек, все как обычно. Проверка, сканирование. Отчитываешься каждый день, в устной форме.
- Так точно. –Дженсен зло сверкнул глазами: он понял, почему из интонации Джареда исчезли издевательские нотки. Те разы, когда они отправлялись в совместные рейсы, Джаред был с ним в одной должности сопровождающего, сейчас же он стоял в списке «Ответственным», а это значит, что на протяжение всего полета его приказы должны выполняться в любом случае. Дженсен не сомневался, что у Падалеки найдется пара козырей в рукаве, которые сделают пребывание Дженсена на корабле «незабываемым».
- Ридельф – внешние датчики слежения, Фильчер – проверка оборудования, Перри – на подхвате, – как ни в чем не бывало продолжил Падалеки. – Если больше вопросов нет, можете расходиться. Через час заступаем на смену.
- У меня вопрос, Падалеки. – Дженсен посмотрел в сторону рыжего и решил, что был прав, мысленно выдвигая теорию о продолжительном нахождение того на радиоактивных планетах - Я не первый раз лечу в этой банке и зуб даю - одного человека на нижний уровень будет мало. А я знаю тут каждый угол, могу встать в смену с Эклзом.
-Ридельф, я с Дженсеном не первый раз в рейсе, его квалификации для этой рухляди более чем достаточно. Он и без сканера может поля чувствовать.
-Ты не летал этим маршрутом, и я бы на твоем месте не был так уверен в способностях твоего дружка.
Дженсен уже хотел было ответить за «дружка», но Джаред опередил его:
- А я бы на твоем месте заткнулся и занялся своим делом. Можешь, кстати, считать это приказом.

 

- Давно стал капитаном, Падалеки? – Ридельф явно нарывался, и Дженсен не мог понять, зачем тому нужно устраивать потасовку на первом же часу полета. Еще больше он недоумевал, зачем рыжему так сдался нижний уровень.
Джаред на провокацию не поддался.
- Даже этого времени, Ридельф будет достаточно, чтобы вышвырнуть тебя за профнепригодность. А теперь напряги свой высушенный мозг и реши, в качестве кого ты прибудешь на планету через несколько недель? Позорного отставника? Или какого-никакого, но все же члена команды?
Ридельф как-то погано усмехнулся, положил ладони на стол, максимально приближая туловище к Джареду, и выдохнул прямо в лицо:
- Есть, капитан.
Дженсен, наблюдая за всем этим, невольно отшатнулся, словно это его лицо опалило дыхание рыжего. Падалеки же, напротив, даже не шелохнулся и, глядя прямо в глаза Ридельф процедил сквозь зубы:
- Все свободны.
Ридельф вскочил и почти бегом вылетел из зала, на выходе двинув кулаком по открывающейся двери.
Дженсен выдохнул, только сейчас ощутив, как напряжен был все то время, пока шла словесная перепалка между капитаном и рыжим ублюдком. Господи, он что, переживал за Падалеки? Эклз мысленно засмеялся и резко поднялся из-за стола. Дел было еще много, нужно ознакомиться с фронтом работ, подготовить оборудование, да и вообще, не мешало бы пройтись по уровню до начала смены. О Падалеки он предпочел не думать. Пока не думать.

 



Каюта не отличалась ни размерами, ни обстановкой от тысячи других, в которых довелось побывать ему за время работы в Системе. В кровати, если конечно можно было так назвать нечто, похожее на ванну с встроенным прибором контроля давления на случай непредвиденного ускорения, располагались полки для одежды. Ещё в каюте имелись стерилизатор с разными функциями, начиная от элементарного «помыться», кончая дезинфекцией вещей личного пользования, и аппарат внутренней связи, раздражающе мигающий ночью тревожным красным светом и будто предупреждающий о том, что тут нельзя расслабляться и нужно всегда быть начеку. Но больше всего бесили стены, выкрашенные в ядовито-салатовый цвет, словно в насмешку над нервной системой.
Ладно, недолго можно и потерпеть. В конце концов, это был один из самых коротких полетов, в которые Система отправляла Дженсену за последнее время.
На отдых времени не было, нужно было еще успеть помыться перед сменой, ну и неплохо было бы перекусить. При мысли о еде в животе заурчало, и Эклз начал торопливо раздеваться. Если поторопиться, можно будет заскочить на кухню, где он, кстати, еще и не объявлялся.
Шагнув в стерилизатор, Дженсен сразу ощутил знакомое покалывание и легкое дуновение воздуха. Даже спустя столько лет, проведенных в космосе, ему все равно было непривычно ощущать, как расщепленная на молекулы вода с примесью высокоактивных частиц вступает в реакцию с кожей.
Зато быстро и эффективно, что несказанно радовало, особенно сейчас, когда чувство голода усиливалось с каждой минутой.
Открыв дверь и уже занеся ногу, чтобы перешагнуть через порог стерилизатора, Дженсен застыл. В его каюте, прислонившись к двери и скрестив руки на груди, стоял Ридельф и разглядывал его, шаря глазами по телу, не скрываясь, с той самой ухмылкой, которую Дженсену уже довелось увидеть в зале.
Да какого же хуя этому ублюдку надо?
- Теперь я окончательно понял, почему Падалеки таскал тебя, как портовую шлюху, по всем своим рейсам. Ты, наверное, горячая штучка, да, Дженни? Тебе нравилось, как он тебя трахал, да? Или наоборот, не очень? И ты кинул его, чтобы пустится в поиски чего-то большего, да? – Ридельф говорил, все больше растягивая губы в отвратительной улыбке, и Дженсен, не выдержав, кинулся на него, на ходу занося кулак.
Ридельф, казалось, даже не двинулся с места, просто выставил руку, перехватывая движение, и четко отработанным жестом впечатал Дженсена в стену, фиксируя руки над головой и крепко прижимая своим телом так, что не было возможности пошевелиться.
- Дроча на твою мордашку ночами в полетах, Эклз, я не мог даже представить, насколько был далек от действительности. Ты и правда горячая сучка, теперь я уверен. - Ридельф наклонился и уткнулся носом в шею Дженсена. – Даже стерилизатор не в состоянии смыть твой блядский запах.
- Отпусти, ублюдок, и я вобью тебе этот запах туда, где ты еще долго не сможешь его с себя смыть. – Дженсен рванулся, но Ридельф, словно не чувствуя сопротивления, развернул Эклза от стены и, заведя его руки за спину, заставил стать на колени. Расстановка сил была явно не в пользу Дженсена, хотя его никак нельзя было назвать субтильным.
- Сейчас я тебя по-серьезному распечатаю, крошка. Пора бы тебе уже понять, что такое настоящий мужик. – С этими словами Ридельф, по-прежнему удерживая руки Дженсена за спиной и поднимая их вверх, вынуждая сильнее наклоняться, плюнул на пальцы и с размаху вогнал их в анус Эклза.
Дженсен дернулся, выворачивая суставы и не сдерживая крик, пытаясь уйти от вторжения, но Ридельфа это, казалось, только больше раззадорило.
- Я так и думал, детка, что тебе надо еще учиться и учиться брать то, что тебе предлагают. – Хриплое дыхание обжигало шею, и Дженсена затошнило от смрада, который исходил от рыжей твари.
Ридельф уже двигал в нем своими огромными пальцами, а Дженсен пытался сдержать слезы от злости и собственного бессилия перед этим громилой.
Сквозь шум в ушах Эклз услышал шипение внутренней связи и громоподобный голос Падалеки, быстро говорившего:
- Твою мать, Дженсен, ты без этого не можешь, да? Первое дежурство, а ты его спокойно проебываешь. Если через пять минут я тебя не увижу на месте, клянусь, я все-таки наложу на тебя штрафные санкции.
Рендольф замер, меняясь в лице.
- Ну вот, а я было подумал, что мы вдвоем проведем прекрасный вечерок. Падалеки и тут умудряется гадить. Ну ничего, скоро ты у меня перестанешь скучать. Уж я то умею веселить таких красивых и горячих сучек. До встречи, Дженни, – сделав особое ударение на последнее слово, Рендольф отпустил руки Дженсена и быстрым шагом вышел за дверь, словно опасаясь, что Джаред может заявиться в каюту.
Руки отказывались слушаться, боль в суставах никак не утихала, но Дженсен все же сумел натянуть на себя рабочую форму. Было противно. В первую очередь от себя. Как он мог допустить, чтобы этот ублюдок посмел до него дотронуться? Как он мог не заметить, что тот на протяжении долгого времени наблюдал за ним? Когда это началось? У него была отвратительная память на лица, но такого урода он бы точно не пропустил. Но вспомнить не удалось. Более того, он готов был поклясться, что ни разу не видел Ридельфа в Системе. Вопрос, говорить ли о произошедшем Джареду, для него не стоял. Еще не хватало, чтобы Падалеки подумал, что Дженсен ищет повод помириться. Сам разберется, не маленький. Теперь этот ублюдок не застанет его врасплох.
Одевшись, он вылетел из комнаты и уже через десять минут оказался около перехода на нижний уровень, где чуть не врезался в Падалеки, который казался каким-то напряженным.
- Почему задержался? – Джаред почему-то не смотрел ему в глаза, вместо этого оглядывая с ног до головы, будто ища какую-то недостающую деталь.
- Осваивался, – нервно усмехнулся Дженсен. – Ты чего тут делаешь?
- Все по уставу: капитан первое дежурство на нижнем уровне проводит вместе с назначенным на должность, осуществляя контроль и выявляя возможные форс-мажоры.
- Нет такого в уставе, я его тоже наизусть знаю вообще-то.
- Тебе надо освежить память.
Первый раз в жизни Дженсен был несказанно рад, что в этих помещениях всегда горит красный рассеянный свет, чтобы не сбивать частоту сканеров. Раньше для него это было проблемой из-за

 

не очень хорошего зрения и отсутствия очков, носить которые он стеснялся. Сейчас же это было как нельзя кстати, потому что еще на бегу сюда он видел, как начинают проявляться красные пятна на запястьях, которые в будущем обещали превратиться в синяки. Захотелось сплюнуть от накатившего чувства брезгливости, и Дженсен невольно поморщился.
- Ты точно в порядке? Прибежал когда, на тебе лица не было. – Джаред сделал участливое выражение лица, хотя Эклз понимал, что Падалеки с его актерским талантом можно было бы спокойно сниматься в кино и, особо не напрягаясь, отхватить парочку Оскаров. Сволочь. Опять издевается.
- Слушай, по-дружески, отъебись, а? Тебе-то какое дело, что со мной происходит? Мы, по-моему, с тобой все выяснили уже давно. – Не выдержав, сорвался Дженсон. Нервное напряжение все-таки сказалось. «А говорили, что в Системе работают люди из железа и с нервами, как стальные канаты», - он не сдержал смешок, который, по-видимому, Джаред принял на свой счет.
Уже через секунду он был прижат к стене, и Джаред впился губами в его рот, не давая вздохнуть. Каких-то три секунды. Мало. Очень мало, мать твою!
- Эклз, сколько можно? Ты что, правда, ни хрена не понимаешь?
Дженсен сбросил с себя руки, обнимающие его, и выдохнул, пытаясь скрыть нервные нотки в голосе:
- Тут понимать нечего. Уходи. – Он видел, как Джаред меняется в лице, как сужаются его глаза и сжимаются кулаки, сдерживая желание ударить.
- Ну и катись ты на хуй, Дженни, – будто сплюнул под ноги. Развернулся и вышел. Если бы на корабле были такие же двери, как на планете, он бы наверняка ей хлопнул.
Дженсен сполз по стене, обхватив голову руками, закрыв глаза и пытаясь не думать ни о чем. Просто успокоиться. В голову упорно стучалась мысль, что все-таки лучше было бы бегать по планетам нелегалом, скрываясь ото всех и вздрагивая от каждого шороха, чем сидеть вот так, полностью потерянным и не понимающим, что делать дальше.
Он любил Джареда. Любил несмотря на то, что Джаред делал с его жизнью, распоряжаясь ей так, будто Дженсен всецело принадлежал ему, будто они жили на планете, где рабство считается нормой. Он устал от постоянного контроля, пусть даже Джаред всегда очень логично разъяснял, почему ему, Дженсену, не стоит делать тех или иных вещей. Самое паскудное, что Эклз осознавал, насколько прав был Джаред, каждый раз направляя его и оберегая от ошибок. Но упертый характер и никому ненужная гордость постоянно вызывали чувство противоречия, и Дженсен,с какой-то упертостью маньяка, не задумываясь, крушил все, что было выстроено с таким трудом.
«Да хер с ним, с этим Падалеки. Столько времени жил без него, столько же еще и проживу», - нахлынувшие эмоции наконец-то оформились в привычную озлобленность, и Дженсен смог придушить понявшее было голову чувство.

 



Первое дежурство, на удивление, прошло безо всяких эксцессов: оборудование исправно работало и за смену Дженсен не зафиксировал ни одного изменения на уровне.
Все было в порядке, каждый выполнял свою работу с максимальной отдачей, даже корабль, казалось, проникся рабочей атмосферой и бойко пробивался сквозь безвоздушное пространство, игнорируя маленькие астероиды и ловко уворачиваясь от больших, как и от прочего мусора, так часто попадающегося на встречу идущим кораблям.
На обратном пути, после того, как они сдали груз, Дженсен успел подружиться с Фильчером и Перри, которые оказались совсем не плохими ребятами. Перри был почти так же помешан на видео-играх, как и Дженсен, поэтому темы для разговоров у них находились всегда.
Ридельф, казалось, оставил его в покое, только изредка бросал сальные взгляды и усмехался своим мыслям, на что Дженсен обращал внимания не больше, чем на бейджик у приходящего в Систему техника.
К нападкам Падалеки после того случая он привык и не обращал на них внимания, Джаред же от этого только бесился сильнее и старался больнее подколоть, чем причинял неприятности разве что себе. Теперь Дженсен был согласен с фразой начальства о «стальных нервах».
Полет подходил к концу, и Джаред, оставив в покое Дженсена, много времени проводил за приборами и то и дело связывался с Системой, обговаривая детали посадки.
Последнее дежурство обещало быть спокойным, и Дженсен даже взял с собой приставку, чтобы скоротать время, которое в конце полета стало похоже на бесконечную тянучку. Чуть-чуть потерпеть, и он больше никогда не увидит Джареда! Уж в чем-в чем, а в этом он не сомневался, особенно, если учитывать его поведение. К лучшему это все.
Увлекшись мыслями, он не заметил, что уже не один, и вздрогнул, когда на его плечо легла чья-то рука.
Дженсену на миг показалось, что это Падалеки заявился и что он… Нет, не может быть. Дженсен резко оглянулся и тут же отшатнулся, сначала не поверив своим глазам.
- Ну ты же не думал, что мы закончили, детка? Скучал? – Редельф сильнее сдавил плечо, но Эклз сбросил руку и тут же отскочил на безопасное расстояние, настолько, насколько это было возможно в тесном коридоре корабля.
- Пошел ты на хуй, чокнутый ублюдок! – Воспоминания о том вечере в каюте накатили с новой силой, заполняя сознание паникой.
Ридельф, казалось, проигнорировал оскорбление, думая о чем-то своем и пристально глядя на Дженсена.
-Чем же ты ему так насолил? Был непокорной шлюшкой в постели, да? Ну ничего, я тебя пообломаю. – С этими словами Ридельф двинулся на отходящего вглубь Дженсена, невольно загоняющего себя в угол.
- Ох, как Падалеки бегал перед рейсом, выбивая тебе местечко рядом с ним. Мне оставалось только с удовольствием наблюдать, как придурок старается и делает за меня всю работу. Я долго за вами наблюдал, Дженсен, очень долго. И был уверен, что зря Джей так мечется, ты же не простишь его и не придешь обратно. Как видишь, я не ошибся. И знал, что ты из-за своей гребанной гордости не побежишь рассказывать, как я чуть не поимел тебя там. Видишь, опять попал. Ты даже не представляешь, как я счастлив, что ты оказался таким сказочным долбоебом. Под стать Падалеки, не зря он с тобой так носился. Вот у меня ты не будешь так выебываться. Ты будешь литрами глотать мою сперму, все время молчать и взглядом просить еще. Я буду натягивать тебя на свой большой член ежечасно и заполнять до предела Ты будешь всегда полон моей «любви» к тебе. Пожалуй, пора сделать первый вклад. – Ридельф подходил все ближе, вынуждая Дженсена вплотную прижаться к стене. Паника накатила волной, сдавливая горло и мешая дышать. Ридельф остановился, положив руки Эклзу на плечи и поглаживая.
-Ты надолго это запомнишь, надолго, я обещаю, надолго, – твердил Ридельф, шумно втягивая воздух ноздрями.
Чтобы освободить руку для замаха, Дженсен оттолкнулся от стены, давя своим весом и вынуждая рыжего отступить. Задуманное почти получилось. И сам замах, и удар. Дженсен не рассчитал только разницу весовых категорий. Для Ридельфа его удар был как астероид весом в килограмм для их многотонного корабля. Эклз все еще бил, вкладывая в каждый удар всю силу, все отчаяние, весь животный страх перед этим сумасшедшим недочеловеком. Однако Ридельфу быстро надоело развлекаться подобным образом, и он, как и в прошлый раз, перехватил кулак Дженсена и уже привычным жестом развернул к стене.
- А знаешь, меня это заводит, – шептал он, спуская к щиколоткам комбинезон вместе с трусами Эклза. – Слишком много одежды, в прошлый раз ты мне нравился больше.
Дженсен почувствовал, как рука Ридельфа сжала ягодицу, чуть отодвигая, а пальцы закружили вокруг ануса. Из последних сил Эклз дернулся, вырывая руки из крепкого захвата, и нанес еще один удар, целясь в переносицу. От неожиданности Ридельф разжал руки, и у Дженсена появилась возможность освободиться. Если бы это произошло чуть раньше, пока комбинезон не опутывал его ноги, Дженсену удалось бы использовать эту возможность для спасения. Но быстрота реакции Ридельфа лишила его последнего шанса. Теперь он был еще и зол.
- Не стоило принимать мои слова слишком буквально, детка. Мне игры вообще быстро надоедают. – Швырнув Дженсена на пол, он сомкнул руки у него на шее. – Не дергайся, это будет быстро, – прошептал он, придавливая сонную артерию. Перед глазами моментально пошли круги, а горло пронзила острая боль. Из всех мыслей осталась только одна: дышать.

 

-Вот так, мой хороший. – Ридельф убрал руки с шеи Дженсена. – Теперь ты не будешь так сопротивляться и делать вид, что тебе не нравится. Ты же хочешь, чтоб я тебя выебал, так ведь? – Реакции не последовало, Эклз тратил остатки сил только на то, чтобы дышать.
Ридельф до конца освободил его от одежды, перевернул на живот, заставляя подтянуть колени к груди и чуть раздвинуть согнутые ноги, максимально открывая доступ.
- Сейчас, мой хороший, папочка о тебе позаботится. – Звук расстегиваемой молнии – и Дженсен чувствует, как что-то огромное упирается ему между ягодиц.
«Господи, какой же у него при его комплекции должен быть размер?» - от этих мыслей Дженсен немного приходит в себя и дергается, но рука Ридельфа тут же притягивает его обратно, надежно фиксируя в прежнем положение.
Несмазанный член начинает невыносимо раздирать мышцы, и Дженсен захлебывается криком, слыша только бесконечное «Шшшш..». И ничего. Вообще ничего. Ридельф замирает в нем, так и не войдя до конца. Дженсен снова дергается и выталкивает из себя только начавшую входить головку, на что рыжий притягивает Дженсена еще ближе к себе, снова смыкая руки на шее. В той позе, в которой Дженсен лежит, увидеть, что происходит, просто невозможно. Но слышать можно прекрасно.
- Ты, гребаный, больной ублюдок, отойди от него. – Джаред говорит ледяным, почти равнодушным голосом. Почти. Потому что в тоне, которым он говорит эти слова, ясно прослеживается готовность зайти намного дальше, чем обычная драка.
- Зачем тебе эта строптивая сука, Джаред? Я столько времени наблюдаю за тобой, и сто раз убеждался, что тебе его не объездить. Отдай его мне, я с этим прекрасно справлюсь. Смотри, он уже научился вести себя тихо.
- Отойди от него, Ридельф, я обещаю, что не скажу Совету.
- Знаешь, а мне похуй, скажешь или нет. И ты не скажешь. В том положении, в котором сейчас находится твоя шлюха, если ты так за него переживаешь, в твоих интересах вообще молчать всегда. – Для наглядности ублюдок пережал горло Дженсена, заставив того издать хрип. Джаред дернулся в их сторону.
- Стой на месте, Падалеки! Иначе ни тебе, ни мне трофей не достанется.
- Что, Ридельф, слабо по-хорошему? Или просто так никто не дает?
- А мне так неинтересно, Джаред.
-Это плохо, Ридельф, таких, как ты, уже не лечат.
Секундное затишье, показавшееся Дженсену вечностью. Слышно только бряцание метала о метал.
- Откуда? – Ридельф судорожно сглатывает, и Дженсен чувствует, как ему окончательно перекрыли кислород.- Ты не посмеешь.
- Он мне нужен, и все мы когда-нибудь идем в обход закона, не так ли?
- Да хуй тебе, Падалеки! Пусть уж никому. - И пальцы на горле сжимаются: Дженсен слышит хруст костей - ну или кажется, что слышит. А где-то очень далеко в уши забивается оглушительный – на одной высокой ноте – крик, и, наверное, именно он не позволяет ему уйти за ту стену, откуда уже нет выхода.

Он не дышит. Судорожные рывки легких, вырывающихся наружу, и его жалкие попытки запихать их обратно нельзя назвать дыханием. Сильные руки поднимают его, надавливая на подбородок, заставляя открыть рот шире, чтобы дать больший доступ воздуху. Руки гладят его по мокрым щекам, успокаивая и вытирая слезы.
-Прости, прости меня, прости, – шептал Падалеки, и Дженсен слышал его слова сквозь пелену почти уходящего сознания.
-Где он? Где он, Джаред? - Дженсена никак не может отпустить страх, хотя он понимает, что, если рядом Падалеки, эта падаль все же куда-то делась.
- Больше никогда! Прости, прости Дженсен. – Это похоже на истерику, Джаред держит его лицо в ладонях, судорожно сцеловывая дорожки от непроизвольных слез, целуя губы, мокрые ресницы, нос и снова губы.
- Блядь, Падалеки, ну и кто из нас девка? Где эта мразь?
- Нет его больше, Дженсен, нет и никогда не было. Забудь о нем. – Джаред обнимает его за плечи, почти затаскивая себе на колени.
- Объяснишь, может?
-Нет. Ни к чему тебе это. – Джаред поднимается и, подхватив Дженсена под колени, берет его на руки, и несет к выходу с этого мерзкого уровня.
«Да пофигу, пусть несет», - думает Эклз. Ему сейчас действительно хреново, один раз можно в конце концов. А потом он не вспомнит. Или сделает вид.

 



Посадка прошла как на подушку прыгнули: высококлассно, - если учесть, что это была первая стыковка Джареда с Системой. Шума поднимать не стали, исчезновение Ридельфа определили как «смерть на производстве». Никому из Совета не хотелось подставлять свои задницы и объяснять, как они могли профукать психа со своими передовыми тестами.
Дженсен сидел в портовой кафешке, по привычке крепко упиревшись ногами в пол и чуть сутулясь – вечная осанка космонавта, – и пил долгожданное пиво, изредка затягиваясь не менее долгожданной сигаретой. Джаред должен был появиться с минуты на минуту: как же, капитаны не опаздывают.
Падалеки он увидел сразу, как только тот вошел. Его просто невозможно не заметить. Та бешенная энергетика, которую он так старательно пытался ненавидеть, моментально, с первым шагом Джареда распространилась по кафешке.
- Йети, – улыбнулся Дженсен, подставляя губы для поцелуя.
- Пошли отсюда – у меня для тебя сюрприз. - Падалеки счастливо засмеялся и схватил Эклза за локоть.

В их новой квартире только кровать, на которой сейчас лежит Дженсен, придавленный немалым весом Джареда. Дженсену сладко и горячо от поцелуев, которыми его покрывает Падалеки. Когда горячий рот накрывает головку, он стонет, когда Джаред разводит ему ноги широко в стороны, ему немного непривычно и стыдно, но от этого хочется только сильнее. Джаред не жалеет его, быстро разрабатывая пальцами такое узкое отверстие, быстро приставляет головку к открытым мышцам и, будто в противовес своим действиям, медленно и долго входит, задерживаясь на каждом дюйме. Он подхватывает Дженсена под плечи и тянет на себя, усаживая сверху, заставляя опускаться сильнее и принимать глубже, до самого конца, до всхлипов, до срывающихся стонов, почти до боли. Когда Дженсен кончает, он вскрикивает и утягивает за собой Джареда, насаживаясь последние разы с особой силой.
Его по-прежнему бесит самоуверенность Падалеки. Бесит, когда он собственническим жестом притягивает Эклза к себе, властно и глубоко целуя, доказывая каждому по отдельности и всем вместе, что Дженсен принадлежит только ему. Раздражается, когда Джаред в каждом неосторожном взгляде, брошенным в сторону Эклза видит прямую угрозу. Его вообще, много что в поведении Джареда выводит из себя. Но ему на это глубоко плевать. Потому что он любит.

 

 



Сказали спасибо: 128

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1366