ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1138

Сладкий соблазн мистера Эклза

Дата публикации: 24.01.2015
Дата последнего изменения: 24.01.2015
Автор (переводчик): Николь Никто;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: PG
Размер: миди
Саммари: Молодой бизнесмен встречает красавчика официанта, но поняв, что мужчина в руки не упадет, решает войти в доверие и соблазнить. Думал ли он о том, как обернется дело, если он влюбится в него? Вряд ли. Что предпримет мистер Эклз, когда поймет, что влюблен? И ответит ли ему взаимностью красавчик официант?
Глава 1

Часть 1, в которой рассказывается о героях.

Опять дождь. Хмурое тяжелое небо, словно вот-вот упадет прохожим на головы, уже неделю сыплет мелким противным дождем. Тонкая куртка не спасает от влаги. Ботинки давно промокли, а ноги уже покалывает от холода. Скорее бы дойти до дома, там хотя бы сухо. А если мне удастся раздобыть дров для камина, то и тепло.

Забыл представиться, я Джаред. Вернее, Джаред Падалеки. Друзья называли Джа, бабушка — мой маленький мальчик. Но все это теперь в прошлом. Бабушка умерла два года назад, друзья пропали. А сам я живу в маленьком домике на окраине города. С работой сейчас плохо, но я сумел найти. Мою посуду в ресторане «Fillipp», а иногда заменяю официанта, вот как завтра, например, поэтому и топаю теперь через весь город, сырой и замерзший.

В рюкзаке за спиной пакет с едой. Повариха жалеет меня и частенько набивает продуктами мою сумку. Иногда даже бутылку молока подкидывает.

Ну, вот, почти пришел. Сейчас отломаю пару досок от забора, растоплю камин и с наслаждением вытянусь перед огнем.



***

— Мистер Эклз, заказать вам столик в ресторане? — заискивающе посмотрела на меня Марта.

«Боже, до чего глупы и наивны секретарши! А в особенности эта. Ее злит и обижает мое не внимание к ее персоне. И она даже не представляет, что мне нравятся стройные подтянутые мужчины, их упругие ягодицы, их взгляды, заинтересованно бросаемые на меня».

— Да, Марта. Как всегда, на половину восьмого. Благодарю вас. Узнайте в прачечной, готов ли мой костюм. И если готов, привезите его сюда.


«Боже, наконец-то я от нее отделался! До чего прилипчивая особа».

Прошлая моя секретарша — миссис Джонсон, превосходно справлялась со своими обязанностями, никогда не засматривалась на меня и была предельно наблюдательна.

Ладно, пора собираться. Главное, не забыть документы на столе, совсем не хотелось бы ехать за ними в выходной.

Ну, вот и все.

Проклятый дождь. Только бы не зачерпнуть в ботинки воды, пока скачу к машине. Фух! Удачно. Теперь минут двадцать — тридцать по забитым машинами улицам и …

Дом, мой уютный, светлый, абсолютно мужской, без рюшечек и оборочек…



***

Мистер Дженсен Эклз сидел за своим столиком, и вяло ковырял вилкой в тарелке стейк. И все дело не в том, что еда оказалась не вкусной, напротив, вполне хороша, он бы даже сказал — восхитительна. Все дело было в молодом официанте. Он очень понравился мистеру Эклзу. Весь из себя ладненький, с огромными зелеными глазами, милой улыбкой и неоспоримой сексуальной привлекательностью. 

Мистеру Эклзу временами казалось, что на этого официанта засматривается, чуть ли не большая половина зала, что чрезвычайно раздражало его.

Он затаился, словно паук, и игнорировал других официантов, подзывая только «своего». 

Заказав телятину, мистер Эклз тянул время, высматривая молодого человека. А поймав взглядом, подозвал, заказал «Цезарь», а спустя еще минут десять попросил кофе с маленьким вишневым бисквитом.

Невинно поинтересовавшись у официанта — «А скоро ли вы закрываетесь, мой дорогой?» — принялся терпеливо ждать.

За оставшиеся два часа, мистер Эклз трижды выходил курить, дважды посетил туалетную комнату, прихорашиваясь перед зеркалом, и один раз заказал минералку со льдом.

Наконец, когда время вышло, мистер Эклз вышел на улицу, добежал до своей машины и подъехав к черному входу принялся ждать красавчика.

Через час работники ресторана стали потихоньку выходить из здания, открывали зонты, ловили такси, бежали на остановку общественного транспорта.

Мужчина в серой тонкой куртке сначала не привлек внимание мистера Эклза, но в свете фонарей тот внезапно разглядел мелькнувшее лицо и расплылся в улыбке.

Капюшон закрывал половину лица, а мешковатая куртка, доходящая почти до колен, скрывали фигуру.

Мистер Эклз медленно поехал вслед мужчине, стараясь не привлекать внимание. Ему стало интересно, где же живет этот красавчик.

Он отвлекся, уступая дорогу пешеходам, и потерял мужчину в ближайших дворах.

Часть 2, в которой Дженсен следит за официантом, а Джаред мечтает.

— Да где же он? Я уже все дворы исколесил. Пропал, словно сквозь землю провалился. Ну, надо же было так не вовремя пойти пешеходам… Эх, ну, ничего. Я пойду завтра снова в этот ресторан и попытаюсь не упустить этого красавчика.

Дженсен с досады ударил ладонью по рулю, и покатил к дому.

Развалившись на диване возле горящего камина, мужчина мечтательно прикрыл глаза и представил «своего» официанта обнаженным на широкой постели.

Крепкие ягодицы, сжимаемые пальцами Эклза, дерзкие, призывно торчащие соски, закушенная губа и манящий взгляд…

Герой-любовник в предвкушении вздохнул и вынырнул из только что нарисованной в воображении картины.

— Что ж, красавчик, ты все равно будешь моим. Так даже еще и лучше, потерялся в этот раз, сладостнее добыча в другой.

Дженсен встал с дивана, потянулся и достал из портфеля документы. Он решил доделать сегодня взятую на дом работу и посвятить официанту все выходные.

Засидевшись допоздна, он принес из спальни плед, завернулся в него и уснул в гостиной. Спал мужчина здесь редко, только лишь тогда, когда острое чувство одиночества охватывало сердце словно тисками. В такие моменты Дженс не любил свою спальню. Просторная комната с широкой кроватью навевала на него тоску.

***

Закутавшись в теплое одеяло, Джаред сидел на старом диване перед камином и уплетал жареные куриные бедрышки, заботливо упакованные поварихой. Приближалась зима и парень экономил каждую копейку, рассчитывая купить побольше дров. А еще ему нужна была новая теплая куртка. Старая износилась и была несколько маловата ему. Поэтому, питаясь с ресторанного стола экономил на продуктах.

В комнате было уже тепло, но намерзшийся молодой человек никак не мог согреться. Налетевший ледяной ветер заставил его бежать последние метров двести, но все равно насквозь продул, выдувая последние крохи тепла из одежды.

Наевшись и выпив горячего чаю, Падалеки свернулся клубочком на диване и провалился в сон. Такой желанный, что казалось, спал бы хоть целую неделю и все было бы мало.

***

Ровно в шесть часов Дженсен Эклз занял свое место за столиком. Заказал у вертлявого официантика ростбиф с картофелем и принялся высматривать понравившегося ему парня. Но того к сожалению не было. Уже отчаявшись, мистер Эклз заканчивал ужин, как вдруг в зал вышел «его» официант. Он заметил, как тот мельком оглядывает посетителей, неосознанно облизывает губы и подходит к какому-то мужчине принять очередной заказ.

Дженсен прищелкнул пальцами, подзывая его и, дождавшись ответного кивка, удовлетворенно улыбнулся.

«О, как мне повезло… Теперь взглянем поближе на этого сладкого, м-м… да, определенно сладкого», — думал мужчина, следя глазами за перемещениями официанта.

— Вы что-то желаете заказать? — поинтересовался «сладкий».

И клиент в этот момент не мог не ответить мысленно — «Тебя», но все же собрался с мыслями и заказал воду со льдом.

Надпись на бэйджике сообщила, что официанта зовут Джаред и Дженсен на все лады принялся подбирать вариации на эту тему.

«Сладкий Джаред. Развратный Джа. Страстный Джар. Или Джа девственник, м-м, что-то в этом определенно есть» — думал Эклз, дожидаясь закрытия ресторана.

Он вышел на улицу, сел в машину и как вчера подъехал к черному входу.

— Теперь я пойду за тобой пешком, Джаред. Ты слишком быстро ходишь, и я потеряю тебя опять, если поеду на машине, — бурчал под нос новоявленный сыщик, плотнее закутываясь в куртку.

Наконец, дождавшись «Развратного Джа», мужчина вышел из машины и отправился за парнем, держась на безопасном расстоянии. Перед перекрестком приблизился, что бы не потерять и держался метрах в пяти от него.

Но все равно едва не проглядел, вовремя заметив, что тот нырнул в небольшой переулок. Сам бы Дженсен нипочем не приметил его.


Шли они долго, и Эклз никак не мог предположить, где находится конечная цель Джареда.

— Мы, наверное, уже прошли через весь город. А ты все идешь и идешь. Куда же ты направляешься? — бурчал Генри.

Он промок и замерз, его ботинки не были предназначены для таких прогулок и он уже начал жалеть об оставленной у ресторана машине.

Внезапно преследуемый свернул в сторону какого-то маленького домика и «Шерлоку Холмсу» Эклзу пришлось спрятаться за угол покосившегося забора.

— Ты здесь живешь? — удивленно прошептал Дженсен, ежась от холода.

«Боже, он ходит на работу пешком, через весь город… И дров во дворе не видно… Похоже, парень экономит и во всем нуждается» — сам с собой рассуждал мужчина, выбираясь в оживленную часть города.

Поймав такси, он назвал адрес ресторана, уселся на мягкий диванчик и с наслаждением вдохнул теплый воздух.

«А Джаред… Почему он живет там? Что с ним случилось? Возможно он уступит мне, если я предложу ему деньги…»

Пересев в свою машину, Эклз вытащил из пачки сигарету и с наслаждением затянулся ароматным чуть горьковатым дымом.

«Слава богу, что у меня хороший дом. И в нем так чудесно сидеть у камина, особенно в такую погоду» — кривил губы в легкой улыбке он, выруливая на проспект.

***

Сегодня Джареду достался вкусный ароматный суп. Повариха налила его в средних размеров емкость, плотно прикрыла крышкой и закутала в полотенце.

Не часто удается бедняге поесть супа, обычно его не остается. И он был несказанно рад случаю.

Молодой человек перелил суп в кастрюльку, разжег камин и поставил разогреваться.

В сумке нашлись еще маленькие пирожки, холодная отварная курица и капустный салат.

Столько еды несчастный не видел в этом доме уже очень давно. Последний раз это было еще при бабушке. Но с тех пор прошло уже столько времени… «Маленький мальчик бабушки» вытянулся, плечи стали шире, кости обросли крепкими, закаленными тяжелой работой, мышцами. Он всегда хотел есть. А еще спать. Вот и сейчас, нежась в тепле камина, глаза стали медленно закрываться.

— Ага, если усну — останусь без ужина, — встрепенувшись, пробормотал Джаред.

Он встал, потянулся, раскидывая в стороны увитые мышцами руки, и сладко зевнул. Развесил влажную одежду, поставил сушиться промокшие ботинки и придвинул к огню чайник.

«Ой, сегодня же день благодарения!» — вспомнил парень, — «Что ж, спасибо тебе, бабушка, что воспитывала меня и растила. Спасибо нашей поварихе, за то, что кормит меня. Боже! Пожалуйста, если ты меня слышишь, пошли мне хорошую работу и семью. Я так устал от такой жизни…»

Это была традиционная молитва Падалеки, произносимая на каждый день благодарения. Он не верил в исполнение своей просьбы, но страстно желал этого.

Помолившись, бедняга принялся за еду. Расправившись с тарелкой супа, закусил пирожками и куском холодной курятины. Выпил чашку горячего чая и позволил себе немного помечтать.

«А что? Имею право! Скажем, милая супруга, высокая, стройная, с чуть рыжеватыми волосами. Она будет стоять на пороге большого дома, и встречать с работы своего любимого мужа. То есть меня. В гостиной накрыт стол, и мы садимся ужинать. А еще у нас две собаки, которые радостным лаем приветствуют меня. А потом, мы сядем на диван, включим телевизор и обнявшись будем смотреть какой-нибудь смешной фильм…»

Закутавшись с головой в одеяло, Джаред уснул на старом продавленном диване.

Часть 3, в которой Дженсен осуществляет коварный план.

Дня через три, Дженсен догнал Джареда на улице и предложил подвести. Падалеки смущался и в нерешительности отказывался. Но Эклз схватил его за рукав куртки и, не слушая робких возражений, потащил к машине.

— Да что же ты? Погода мерзкая, а ты без зонта. Я довезу тебя. Мне не сложно. Кстати, я Дженсен, — представился мужчина, протягивая ладонь.

— Очень приятно, а я Джаред, — мужчина пожал протянутую ладонь, — Я тебя вспомнил — ты приходишь в наш ресторан и сидишь до закрытия, — улыбнулся молодой человек.

— Точно. Это и правда я, — мужчина кивнул головой и завел машину. — Показывай, куда тебе ехать?

Пока машина петляла по узким улочкам, мужчины разговорились. Эклз пообещал присмотреть в городе маленькую квартирку для своего нового знакомого, взамен его домишки, а Падалеки согласился сходить с ним на футбольный матч.

Расстались возле дома лучшими друзьями.

Однако, мистер Эклз даже не собирался искать обещанное. У него был план, который он уже представлял исполненным, подробно, в красках, звуках, запахах. . и в чем там еще возможно.

Надо сказать, что план был прост и гениален по своему исполнению — Дженсен сообщает, что за стоимость домика квартиру не найти, и жалуется, что ему одиноко в его большом доме. А на дворе Рождество и ему совсем тоскливо там. Затем, предлагает Джареду переехать к нему, вдвоем, дескать, и веселее и проще. Вся загвоздка заключалась в том, что тот мог не согласиться. На это у гениального бизнесмена в рукаве был козырь — его жалобный несчастный взгляд побитого щенка, — и он частенько им пользовался, если не мог манипулировать другими способами.

Собственно, через два дня он и приступил к его исполнению.

— Джаред, привет, приятель, — воскликнул Эклз, едва увидел приятеля, выходящего из ресторана.

— О, привет, Дженс! А ты чего здесь… Холодно же!

— Тебя жду.

— Меня? А что случилось? Ты что-то нашел? — удивленно, а потом и со смутной надеждой, взглянул на приятеля Падалеки.

— Нет. Но, пойдем в машину, я тебе сейчас все расскажу, — подхватил под локоть мужчину коварный составитель планов и потащил к стоящей на обочине машине.

— Да говори же толком, я что-то ничего не понимаю.

— Я и говорю… Дом твой стоит копейки и квартиру на эту сумму не найти, — Эклз внимательно смотрел в лицо молодому человеку, ожидая реакцию на свои слова, — Понимаешь, … квартиры сейчас подорожали, а дом твой,… прости, но он в таком состоянии…

— Да, да, я все понимаю,- надежда медленно гасла в глазах бедняги.

— Да погоди ты,… У меня к тебе предложение… Ох, как бы тебе объяснить,… Ладно, слушай. У меня есть дом. Большой дом. А живу я в нем один, — Дженсен приготовился состроить жалобную мордашку, — Мне там одиноко и тоскливо. Я даже сплю в гостиной на диване,…

Внезапно мужчина понял, что говорит совсем не то, что собирался. Состроил таки мордашку, большие печальные глаза и, не отрываясь, смотрел в глаза парня.

— Ты знаешь, как одиноко вечерами? Никто не ждет дома, никому ты не нужен там, … И вообще, мне даже слово там сказать некому, — закончил свою речь несчастный Эклз.

— Погоди, … я что-то не до конца понял…- растерянно проговорил обладатель длинных ног и маленького домика, не сводя взгляда с жалобных глаз Эклза. — Ты решил мне пожаловаться или… зовешь к себе?

— Ага, — обрадовался коварный соблазнитель, — еще как зову. Вдвоем жить проще, готовить меньше, и веселее. Как ты считаешь?

— Я, … считаю, я, .. не знаю, — совсем потерялся Джаред. — А зачем это тебе? Ну, … в смысле,… зачем тебе нужно, что бы я жил у тебя?

— Да нет! Я, … погоди, … я же так, чисто по дружбе. Вижу, что плохо тебе в твоем домике, одиноко, от работы далеко, и вообще… Мне тоже не сладко. Я может тоже, это,…Плохо мне одному, а с тобой веселее будет. Ты не думай, плату я с тебя брать не буду. И питаться вместе будем. А еще мне в приставку играть не с кем, — горячась, сказал Дженсен.

— Ты предлагаешь мне переехать к тебе, жить с тобой в одном доме, плату за комнату с меня не берешь, кухня общая и еще и в приставку сыграть предлагаешь… — растерянно произнес друг. — А с меня что?

Этот вопрос поставил в тупик бизнесмена. Он же не мог сказать приятелю, что за это хочет переспать с ним. Никак не мог.

— Ну, я об этом не думал… Не знаю,… Может убирать в доме вместе со мной? Или мусор выносить? Ты знаешь, как я ненавижу выносить мусор?

— Нет, — растеряно сказал парень, — Погоди, … ты что, серьезно предлагаешь мне переехать?

— Ну, да,…

— Ладно, — согласился он, — Если я действительно тебе не помешаю.

— Совсем не помешаешь, — расплылся в улыбке хитрец, — Собирай вещи, я заеду завтра за тобой утром. Ты же завтра не работаешь? Правда?

— Нет, завтра суббота. Только не слишком рано.



Дженсен довез Джареда до его домика и, ликуя от предвкушения, помчался домой.

«Да, Да! Спальня на двоих, кухня на двоих, ванная… Нет! Так Джаред сразу сбежит. Придется выделить ему комнату. К нему нельзя нахрапом, мистер натурал у нас недотрога. Вдруг испугается. Черт! Так даже азартнее, вроде охоты на уток. Ставим приманку, крякаем и ждем, когда клюнет на крючок. Тьфу! Какой крючок? Э… Утка же, …черт, что делает утка? Да бог с ней, с этой уткой! Главное заманить и соблазнить. Может напоить? А если он не пьет? Ладно, разберемся».

***

— Вот дела, — удивленно оглядывал комнату Джаред, — а мне и брать-то почти нечего. Здорово, что Дженс предложил переехать. Теперь мне дрова не нужны, теперь я могу к куртке еще и новые ботинки купить. И джинсы новые, а может еще и пару рубашек купить удастся.

Падалеки метался по дому собирая вещи. В сумку отправились: пара припрятанных новых футболок, еще чуть-чуть и они будут малы, джинсы, пара свитеров, джемпер на молнии, еще один на пуговицах, спортивные штаны, белье, носки сложенные попарно.

Вроде бы все. 

— Откуда взялся один носок?- парень разглядывал оставшийся без пары предмет одежды и вспоминал, не выбрасывал ли он в последнее время носков, — Да вроде бы нет. Может раньше? Или в сумке один, без пары?

Он вытащил все носки, проверил. Нет. Носок один.

— Странно. Ладно, ты остаешься дома, — сказал он носку, — будешь охранять вверенное тебе имущество. Девочек на мой диван не водить! Ясно?

Он закинул носок на полку, закрыл шкаф и почесал в затылке.

— Все, собрался. Наконец-то у меня будет друг, я смогу болтать с ним у камина, отмечать Новый год, Рождество, обсуждать матчи, да и вообще, … Смогу найти нормальную работу и купить свой собственный дом. Заведу семью…

Поужинав, Джаред забрался под одеяло и смотрел на догорающие угли в камине.

Часть 4, в которой случается Переезд.

Субботнее утро началось с внезапного гудка машины возле дома. Долгий, протяжный, режущий слух… он безжалостно выдернул Джареда из сна, поставил на ноги возле окна и распахнул еще досматривающие сон глаза.

Жестоко, мучительно, словно окатили горячей водой на морозе. Все тело оцепеневшее, еще не отошедшее ото сна, издало мучительный стон души, вышедший наружу жалким подобием.

Парень справился с ничего не видящими глазами, приоткрыл штору и увидел Дженсена, стоящего на подножке машины, машущего ему рукой. Тихо охнув, Падалеки заметался по комнате натягивая одежду, попадая двумя ногами в одну штанину, промахиваясь мимо ботинка.

- Черт! Черт! Ну, надо же так… Проспал! И ведь хотел встать пораньше…

Наскоро застелив покрывалом разобранный диван, выскочил из дома прихватив сумку. Запер дверь, калитку, и широким шагом отправился к машине.

-Привет, Джар! Ты чего какой? Проспал? – сверкая улыбкой, спросил Эклз.

-Я… а, нет. Нет! Я просто,… Все хорошо. Я был занят, - робко улыбаясь, просыпаясь окончательно, но с каждым мгновением, с каждым звуком все более увереннее сказал проспавший.

Дженсен внимательно посмотрел на приятеля, кивнул, подтверждая, что верит и завел машину.

- А я специально раньше заехал, - сказал он, выворачивая руль в сторону шоссе. – Думал, позавтракаем вместе. Ты, наверное, не успел. Да?

- Точно. Мне как-то не до того было, - признался Джаред.

- Ага. Ты что обычно ешь на завтрак? – спросил коварный соблазнитель, - Мне, например, нравятся тосты с апельсиновым джемом и кофе со сливками.

Парень задумался. Что он мог сказать… Что завтракает, обычно, тем, что осталось от ужина. Или же просто кипяток пьет. Но, это уже тогда, когда совсем ничего не остается.

- Обычно я ем омлет с ветчиной, - старался как можно убедительнее сказать Падалеки, - но больше всего мне нравится завтракать гамбургером или чизбургером.

-Что ж, поехали в кафе. Дома все равно ничего не готово, а если честно, то повар из меня тот еще. Самое лучшее, что у меня получается, это бутерброд с ветчиной. А еще растворимый кофе.

-Как это? А чем же ты питаешься? –хмыкнув, удивился работник ресторана.

-Я завтракаю в кафе, обедаю в офисе, а ужинаю в вашем ресторане, - улыбнулся приятель, уверенный в своей гениальности.

«Да уж! Я думал, что это у меня плохо с едой… А тут еще круче! Похоже, готовить придется мне» - подумал Джаред, разглядывая мелькающие вывески за окном.

- Нам придется зайти в магазин, купить продукты. А еще мне нужна новая куртка и ботинки, - красавчик оглянулся на Эклза, но тот и бровью не повел, - ты не думай, деньги у меня есть.

- А я и не думаю. Нужно, значит нужно. Но сначала завтрак.

Лихо подрулив на стоянку возле кафе, великий комбинатор отстегнул ремень безопасности и подмигнул своей жертве.

-Идем, я уже скоро слюной капать буду, - хохотнул Дженсен и подтолкнул плечом.

Завтрак прошел спокойно, "костюм" взял себе тосты, "длинноволосый" – гамбургер, и по большой чашке кофе.

***

-Ну, как я тебе? - крутясь перед приятелем, спросил Джаред.

Новая куртка чрезвычайно шла ему, джинсы сидели так, как будто были пошиты специально для него, очерчивая упругие ягодицы. Ботинки тоже были новые.

Дженсен едва ли не открыто облизывался на него. По крайней мере, смог сказать только – «Ух ты…», и жадно сверкать глазами.

Падалеки понял этот взгляд по-своему – «Дружище думает, что мне очень идет эта одежда».

-Теперь мы можем ехать, - кивнул владелец обновок, сел в машину и пристегнулся.

***

-Вот, это твоя комната, - сказал хозяин дома, открывая дверь светлой просторной комнаты. - Располагайся, ванна и туалет здесь, - он толкнул дверь, демонстрируя покрытую плиткой комнату.

- А я могу переставить кровать к стене? –спросил новый жилец, оглядываясь.

-Конечно. Это же твоя комната. Поставь здесь все так, как тебе удобно. А теперь пойдем, я покажу тебе гостиную. Думаю, она тебе понравится.

Длинный угловой диван цвета молочного шоколада стоял прямо посреди комнаты. Перед ним - низкий журнальный столик с пепельницей. На полу ковер в виде шкуры зебры. Вдоль двух стен стояли шкафы с книгами. И на центральном месте, прямо посреди стены, камин. С массивными колоннами, тяжелой полкой и стеклянными дверцами.

Падалеки окинул взглядом обстановку, провел рукой по мягкой обивке дивана и сказал: - Здорово. Не понимаю, чего ты жалуешься? Я бы из такой гостиной не выползал. И в спальню совсем не ходил.

- Так я и не хожу. Сплю прямо на диване. Меня же там никто не ждет, - ухмыльнулся обольститель.

- Я, пожалуй, приму душ и распакую вещи. А ты мог бы пока сложить продукты в холодильник, - Джаред в дверях подмигнул и скрылся.

***

Приготовив немудреный ужин, новосел позвал старожила за стол.

Ели неторопливо, болтая о всякой ерунде, рассказывали друг другу смешные истории, а под конец уселись перед телевизором, прихватив по бутылочке пива.

Сначала шло какое-то шоу, потом фильм, но Дженсен никак не мог понять, о чем этот фильм. Он наслаждался видом сидевшего рядом с ним Джареда, мыслью о нем. Наблюдал, как тот прикладывает горлышко бутылки к губам, слегка обхватывает ее губами и делает небольшой глоток. Потом медленно облизывает губы, его мягкие чувственные губы…

О, Эклза просто вело от такого вида. Он старался успокоиться, нервничал, покрывался испариной и часто дышал. Пальцы теребили мочку уха. И парень боялся, что как только он выпустит мочку, то сразу же кинется обнимать друга.

Наконец, пиво закончилось. А с ним и мучения молодого человека. Гость облизал чуть горчащую влагу с губ, потянулся и встал.

-Я, пожалуй, пойду спать. Что-то у меня глаза закрываются, - Падалеки помахал другу рукой и пошел к себе.- Спокойной ночи, Дженсен.

-И тебе, спокойной ночи, Джаред, - хозяин шумно выдохнул и сполз по дивану. Еще бы чуть-чуть и он бы не выдержал. Повалил бы парня и накрыл его губы своими. А там будь что будет.

Накрывшись пледом, Дженсен медленно засыпал, вспоминая прошедший день.

Часть 5, в которой Дженсен признается.

Недели через три Джаред нашел объявление в газете, в котором говорилось о приеме на работу на должность официанта в ресторан при гостинице «Метрополь» и сразу же загорелся этой возможностью. Он пока не стал рассказывать Дженсену об объявлении, решил сказать, если все получится.

Выпросил у управляющего блестящие рекомендации, в которых было указано и то, что он «прилежный работник, внимательный и коммуникабельный, ответственный», а так же то, что он работал у них официантом.

Пока Эклз был в офисе, парень сбегал на собеседование, отдал рекомендации, заполнил кучу анкет и уставший, но лелеющий смутную надежду, вернулся домой.

***

С работы его, как повелось, встречал Дженсен. Подъехал на машине к черному входу, заглушил двигатель и, приоткрыв окно, курил.

— Привет, Джей.

— Привет. Давно ждешь? — поинтересовался Падалеки, плюхаясь на сиденье рядом с приятелем.

— Нет. У меня для тебя подарок, — мужчина подхватил с заднего сидения небольшую коробочку и сунул ее Джареду в руки.

— Что это?

— Открой.

Парень осторожно снял яркую подарочную бумагу и ахнул от удивления и радости. В руках оказался мобильный телефон. Совершенно новый. В яркой красочной коробке.

— Дженс, — чуть не взвизгнул Падалеки, бросаясь обнимать и благодарить друга. — Я так хотел телефон… Ты же знаешь, что я не могу себе позволить…, и вдруг… Спасибо огромное.

— Да пустяки, пользуйся. Так, по крайней мере, с тобой можно связаться. И сам, мало ли что, позвонить сможешь, — Дженсен смущенно улыбнулся и похлопал друга по плечу.

Ему было приятно, когда друг бросился обнимать его, он не отказался бы и от поцелуя в знак благодарности, но… это же Джаред.

— Тогда с меня ужин, — улыбался официант.

— Угу, — кивнул водитель, не отвлекаясь от дороги.

***

Ужинали как обычно, перед телевизором. Расставили вокруг себя тарелки, уселись на пол и наслаждались теплом камина, отличным фильмом и обществом друг друга.



— Дженс, скажи, пожалуйста, — начал было Падалеки, но запнулся на полуслове, растерялся и смущенно взглянул на друга.

— Что?

— Ну, я хотел спросить … вообщем, это конечно не мое дело … скажи, почему ты не заведешь девушку?

Эклз замялся. Сказать, что ему нравятся мужчины он не мог. Джаред бы такого не понял, и это как минимум, а как максимум сразу сбежал бы.

Он пытался собраться с мыслями, делая вид, что занят пережевыванием пищи.

— Ну, видишь ли … скажем так, что я пока не нашел ту, которая мне бы нравилась, — наконец выдавил из себя парень. — И вообще … мне и с тобой хорошо, — это уже с улыбкой и глядя в глаза.

Джаред усмехнулся на его шутку, толкнул кулаком в плечо и поднял в тосте бутылку пива.

— За нас!

— Точно, за нас!

— А сам-то чего без девушки? — спросил Дженсен, тайно лелея надежду.

— Да как-то не сложилось. Сначала родители погибли, потом бабушка умерла. А теперь вот, работаю до позднего вечера. Какая девушка будет столько ждать?

— Не знаю как девушка, а я буду, — Эклз чувствовал, что выдает себя с каждой фразой, но никак не мог замолчать. Словно слова толкали его изнутри, вынуждая признаться, открыться, а там будь что будет. И чтобы не раскрыться полностью он резко поднялся и сбежал на кухню.

Падалеки изумленно смотрел ему в след. Рука, несшая бутылку пива ко рту, замерла, янтарная жидкость тонкой струйкой полилось на спортивные штаны.

— Погоди… Дженс! Я не понял,… — он осторожно встал с пола, поставил бутылку на журнальный столик и пошел за другом. — Дженсен? Что происходит?

Мужчина с несчастным видом сидел на подоконнике и смотрел на сгущающиеся сумерки за окном.

— Дженс?, — парень сжал пальцами плечо и повернул к себе друга.

— ЧТО? — выкрикнул мужчина. В глазах плескался испуг.

— Скажи мне, что происходит? Я обещаю, что мы во всем разберемся. И я не буду орать на тебя, — уговаривал Падалеки.

— Нет. Ты убьешь меня прямо здесь. Тебе будет неприятно это слышать, ты сбежишь, ударишь, убьешь, просто закопаешь под плинтусом, — пытался отвернуться Эклз.

— Погоди, дружище, зачем я буду все это делать? Что за бред ты несешь? Успокойся и расскажи мне все.

Мужчина вырвался из его руки, отвернулся к окну и попросил: — Я скажу, если ты пообещаешь, что выслушаешь меня и попытаешься понять.

— Выкладывай, ничего я тебе не сделаю, — в голосе Джареда показались командные нотки и Дженсен сдался.

— Ты мне нравишься, Джаред. Я не играю с тобой, я говорю честно. Я заметил тебя еще в зале ресторана и понял, что хочу быть с тобой. Да, я гей, но … У меня давно никого не было. И… Вообщем, не отталкивай меня… Мне достаточно, что ты рядом со мной. Видеть тебя, слышать, замирать на твою улыбку… Джей… мне больно от мысли, что мы никогда не будем вместе, но я справлюсь. Если ты поддержишь меня. Если не бросишь.

Дженсен съежился, казалось, что он стал вполовину меньше, нервно кусал губы и ждал приговора.

Джаред сидел на столе, уперев тяжелый не мигающий взгляд в стену. Он нервно облизывал пересохшие губы и пытался осмыслить сказанное.

— Значит, ты специально предложил переехать к тебе? Ты все подстроил? — строго спросил он.

Несчастный кивнул.

— Пожалуйста, не уходи. Я не смогу без тебя. Я обещаю тебе, что… Я не буду приставать… Правда. Только если ты сам… — умоляющим голосом пролепетал бедняга.

Парень молчал. Лицо словно превратилось в ледяную маску, глаза пылали яростью, и Дженсену казалось, сделай он сейчас хоть малейшее движение и его ударит молнией. Он замер на подоконнике, неудобно скрючившись, балансируя половиной тела.

— Если ты… Хоть раз… Я тебя… — прорычал Падалеки.

— Нет, — пискнул парень и, не удержавшись, свалился на пол. Приложившись копчиком об пол, больно ударился головой об угол тумбы и тихо ойкнув, застонал.

— Твою же мать, Дженс! — взревел Джаред, бросился к нему, помог сесть и приложил к голове мокрое полотенце.

Вода ручейками стекала за шиворот, Дженсен морщился, но терпел и улыбался. Ему было приятно, что друг бросился к нему, испугавшись.

— Как ты? Где болит? Скорую вызвать? — Падалеки ощупывал его, проверяя целы ли руки — ноги.

— Нет. Я в порядке. Посиди со мной, — с несчастным видом посмотрел на него Эклз.

Тот отобрал полотенце, смочил в холодной воде, отжал и положил обратно на голову. Он опустился на пол, сел напротив друга и молча наблюдал за ним, рассматривал его лицо, ища признаки его ориентации, как ищут признаки заболевания.

— Я кажусь тебе смешным? — тихо спросил парень.

— Нет 
— Ты обиделся. Я вижу. Думаешь, тебя предали в твоих лучших чувствах.

— Нет. Я так не думаю.

— А представь, какого мне… Я не могу быть с тобой и без тебя тоже не могу, — всхлипнул Эклз. — Я пытался… я две недели… честно… никак. Мне плохо. Я работать не могу, у меня проекты… сроки горят… а я ничего не могу. Оживал только когда приходил в ресторан и видел тебя.

— Ну, — буркнул «натурал», — может тебе каких успокоительных выпить?

— Успокоительных? Да я так сопьюсь. Мне столько не выпить, чтобы не думать. Пожалуйста, не уходи.

— Хорошо. Я останусь. Но… ты обещал мне! Я не знаю, как тебе быть… найди себе кого-нибудь. Ходи на свидания. Можешь даже в гости привести. Только прошу тебя… В гостиной на диване ЭТО делать не нужно. Я там тоже сижу, — Джаред обхватил за плечи, помог подняться и повел на диван.

— Нет. Мне никого не нужно. И приводить к нам я никого не собираюсь. И вообще… я в тебя влюбился, а ты мне предлагаешь приводить к нам кого-то. Ты в своем уме? — Эклз вырвался из рук, плюхнулся на диван и застонал, обхватывая голову руками.

— Влюбился? Когда ты смог? Я же только недавно познакомился с тобой…

— А я смотрел на тебя в ресторане, наблюдал, ловил твою улыбку, взгляд… Да я и в ресторан зачастил только из-за тебя! Сначала мне просто хотелось… ну… а потом, как-то само. Чувствую, все, хана мне, если не буду видеть тебя всегда рядом. Если не буду слышать твой голос, чувствовать твой запах, слышать смех и твое пение по утрам.

Падалеки задумавшись, теребил браслет часов на руке и не мог решиться задать вопрос. Ему было интересно, но это казалось ему грязным, словно спроси и сразу испачкаешься.

— А ты, правда, хотел… со мной… меня… ну… Ладно, проехали.

— Хотел, — подтвердил гей, — И если бы ты… в смысле… если решишь…а, черт! Вообщем, если решишь! — Дженсен отвернулся и замолчал.

Джаред удивленно раскрыл рот и взглянул на него.

— Ты серьезно? В смысле… ты не шутишь? Готов ждать моего решения хоть всю жизнь?

— Ага. Ну, или пока ты не трахнешь меня… сковородкой по голове.

Парень прыснул со смеха. Приятель уставился на него и тоже не выдержал, засмеялся.

— Ага. Или ты устанешь ждать и трахнешь меня, по голове. А потом, мое бесчувственное тело… — Джаред нервно рассмеялся.

— Ну, не-ет, — сморщил нос Дженсен,- так не интересно. Что я буду делать с трупом? Я некрофилией не страдаю, мне живого подавай, — Эклз смеялся в полный голос, похрюкивая, вытирая катящиеся из глаз слезы, и шлепал друга по коленке.

Отсмеявшись, обессилено упали на спинку дивана, поддерживая друг друга плечами.

— Идем, пора спать. Тебе завтра с утра на работу идти, — подтолкнул приятеля Падалеки. — У тебя сроки зависли, проекты горят, или что там у тебя горит? Короче, вставай и топай к себе.

Часть 6, в которой Джаред чувствует себя преданным.

Джаред уже почти перестал надеяться на то, что ему предложат работу в «Метрополе», как вдруг на пороге их дома появляется сухонький старичок, в строгом костюме. Он отдает конверт Падалеки и скептически оглядывает претендента, жилище, вышедшего с кухни Дженсена в спортивных штанах и с голым торсом.

— Что это, приятель? — заглядывая через плечо, спросил Эклз.

Мужчина открыл конверт, бегло прочитал глазами, оглянулся на дверь, но старичка уже не было, и протянул письмо другу.

Дженсен дважды прочитал письмо и недоуменно взглянул на друга.

— Когда ты успел? Ходил на собеседование и ничего мне не сказал?

— Не хотел обнадеживаться раньше срока, — попытался оправдаться Джаред, — Но, ты представляешь? Меня приняли! Подумать только… «Метрополь»!

— Я рад за тебя. Правда, рад, — парень обнял за плечи друга, притянул к себе и неожиданно поцеловал в шею.

— Дженс, ты опять за свое? — отпихнул его Падалеки, — Мы же договорились?

— Да я… случайно это, даже не собирался.

— Ладно. Мне на работу пора.

— Я тебя встречу… Можно?

Джаред подумал, представил холодные улицы, слякоть и согласился.

***

Дженсен лежал на диване в гостиной, вспоминал ощущения от прикосновений к Джареду, его запах, нежность его кожи под неожиданным поцелуем. И все это так ясно и отчетливо вспомнилось ему, словно он и сейчас обнимает друга. 

Эклз прикрыл глаза и мысленно провел руками от плеч друга до узкой талии под рубашкой. Мысленно сжал ладонями аккуратные упругие ягодицы и застонал от нахлынувшего возбуждения.

«Боже! За что мне все это… Я скоро от воздержания сойду с ума… Нужно срочно что-то придумать».

Он поднялся, натянул куртку и вышел за дверь.

***

В баре было шумно, пахло пивом, потом, мотоциклетной гарью от приезжих байкеров и еще чем-то, что Эклз не смог распознать.

Заказав бокал пива, он устроился на высоком стуле у стойки и, пригубив напиток, принялся осматривать посетителей. 

Кого там только не было… Рабочие, докеры, байкеры, пара или тройка журналистов из местных желтых газетенок… 

Он узнал парочку маклеров, архитектора и вдруг его внимание привлек молодой парень. С виду и не определить, чем он занимается. Лет двадцати, рубашка, куртка, джинсы — вроде бы все как положено. Но поймав взгляд Дженсена, парень сделал кое-что, что приковало его внимание. Он медленно облизал губы и стал толкаться языком в щеку, как будто минет делает. 

мужчина оглянулся, пытаясь увидеть, кому же такое предлагает парень, но с удивлением понял — ему.

Он ухмыльнулся, слез со стула и медленно пошел к парню, остановился напротив него, медленно оглядел и произнес: — Привет. Я Дженсен.

Парень расплылся в улыбке и протянул для пожатия руку.

— Я Адам.

***

Джаред инструктировал нового работника, водил его по подсобным помещениям, рассказывал, показывал как то или иное выполняется. Вообщем, сдавал работу новичку. 

Получив окончательный расчет, тепло попрощался со всеми и поспешил домой.

«Дженс, наверное, даже не догадывается о моем приходе. Вот будет здорово, сходить куда-нибудь вместе… Может, в кино сходим? Давно не были» — думал парень, подходя к дому.

Он открыл своим ключом дверь и осторожно прошел в дом. Желая сделать сюрприз, он прокрался к гостиной, где обычно обитал друг и приоткрыл дверь.

Открывшаяся ему картина шокировала его и возмутила, поразила, удивила… Джаред не мог определиться в ощущениях.

Дженсен, стоял сзади обнаженного парня и самозабвенно трахал, зажмурив глаза от удовольствия. Постанывая, что-то бормоча, впившись в его бедра пальцами, практически натягивая его на себя.

А парень стонал, выгибался, терся членом о диванные подушки и лепетал: — Да… еще… как хорошо… 

Внезапно он открыл глаза и подмигнул Джареду.

Падалеки попятился в коридор, бесшумно прикрыл за собой дверь и выдохнул. Стоны и вопли парня разносились по всему дому. Джаред даже удивился, как не услышал их от самых дверей.

Он схватил свою куртку, надел ее и вышел за дверь. Дойдя до ближайшего кафе, он купил большой стаканчик кофе, пакет с пончиками и побрел обратно к дому. 

Сев на крыльцо, он убедился, что парень все еще в доме и принялся неторопливо отпивать горячий кофе. Пончики поставил тут же на ступеньку. Есть отчего-то расхотелось. Хотелось спрятаться и напиться. Или влепить Дженсену по лицу… Или парня за шиворот выволочь на улицу и дать хорошего пинка… Или просто все послать и отправиться в путешествие.

Джаред не ревновал, но на душе было погано, словно туда плеснули помоев. Он и не претендовал ни на что, но признание Эклза что-то колыхнуло в его душе, и то, что он увидел… Было гнусно, больно, противно, словно его предали в лучших чувствах.

Он замерз сидя на крыльце, но в дом идти не хотел. 

Пошел легкий снежок, покрывая дорожки, крыши, лестницы и спину Джа. Он сначала отряхивался, а потом просто замер, уже не обращая внимания ни на что.

Внезапно на крыльце вспыхнул свет и в резко открывшуюся дверь вывалились на улицу целующиеся Дженсен и парень. Задыхающийся любовник отлепился ото рта незнакомца и внезапно увидел присыпанного снегом друга, сидевшего на ступеньках. 

— Джаред? Ты чего здесь? — удивленный, опешивший Эклз подошел и присел рядом.

— А? Да вот, сижу, воздухом дышу, — тихо ответил тот, — ты пойди, проводи гостя.

— Падалеки? — испуганно пробормотал Дженсен, — ты же сам говорил…

— Гостя проводи, — чуть с нажимом сказал парень. Поднялся, стряхнул снег с куртки и вошел в дом.

«Пойманный на месте преступления» опешил и покорно поплелся провожать Адама.

Ему было плохо, паршиво на душе… Джаред ведь сам предлагал ему привести кого-нибудь… чего же теперь? Может, ревнует? Так с чего? 

Проводив Адама до остановки общественного транспорта, Дженсен торопливо рванул обратно. 

Куртка Джареда висела на вешалке, ботинки аккуратно стояли в углу, но в доме стояла подозрительная тишина. 

Хозяин дома обошел первый этаж и поднялся к комнате друга. Тот лежал на кровати, отвернувшись лицом к стене, и чуть слышно дышал.

«Притворяется» — подумал Эклз — «Это специально для того, что бы я почувствовал себя предателем и подлецом. И разговаривать со мной не захочет».

— Джей, дружище, ты чего? Я тебя обидел? Но ты же сам говорил… Сказал, что я могу привести… Прости, но ты сам виноват. Я же не железный и в монахи не записывался, а ты… Ты же недотрога! Тебе же наплевать на то, что я по тебе с ума схожу! Для тебя это… Если я сплю с парнем, то по-твоему я псих? Или больной? А может это тебе пора взглянуть на мир по-другому? — Дженсен распалялся все больше и больше. И чем язвительнее и обиднее были слова, тем более он чувствовал уверенность в себе.

— Я просил тебя, Дженсен, чтобы ты ЭТИМ не занимался в гостиной! — выкрикнул Падалеки, — Я хотел пойти с тобой в кино, думал сюрприз тебе сделать — пришел пораньше. Ты что, позвонить не мог мне? Предупредить? Я сидел на крыльце и ждал, пока ты с этим… пока вы… ваши стоны по всему дому было слышно! — парень яростно сверкнул глазами и отвернулся обратно. — Если ты хотел показать мне цену твоим словам, то я увидел. И рад, что до сих пор не уступил тебе.

***

Утром Джаред отправился на новое место работы, закрутился, забегался и обида потихоньку отступила.

Новые правила, новые коллеги, новые клиенты, уровень обслуживания и тот новый. Он старался во все вникать, желая показать, что ресторан не прогадал, взяв его.

Выходя с работы, Падалеки прихватил с собой газету. Он твердо решил съехать от приятеля и хотел определиться с ценами на квартиры. Почему-то ранее ему не приходило в голову проверить все самостоятельно.

Он добрался до дома Эклза на автобусе, разглядел сквозь щель в дверях, что тот занят с бумагами и поднялся к себе.

Переодевшись, он прошел в кухню, сделал себе пару больших бутербродов, налил чаю и уселся над газетой.

Домик его, оказалось, никому не нужен, а вот земля под ним возросла в цене.

Парень не колеблясь, выставил на торги землю, и вскоре начали поступать предложения о покупке. Дождавшись максимально высокой ставки, он подтвердил покупку и договорился о заключении сделки.

Суммы, вырученной за землю, хватало только на крохотную квартирку.

«Ничего, работа пойдет — деньги появятся. А там, глядишь, и на что-то более приличное наберу».

Перекусив, Джаред проскочил в свою комнату, упал на кровать и замечтался. И не заметил, как уснул.

Часть 7, в которой Джаред начинает новую жизнь.

Поднявшись раньше звонка будильника, Джаред торопливо собрался и даже не позавтракав, выскользнул за дверь. Он не мог, да и не хотел встречаться с Эклзом. Он не мог разобраться в ощущениях, но то, что произошло, ему очень не нравилось. Он чувствовал себя преданным, но одновременно с этим он не хотел мешать ему.

Дженсен не торопясь позавтракал в кафе и пешком отправился на работу. Ему нужно было разобраться в себе, в своих чувствах. Раннее утро очень способствовало этому.

Отработав, Падалеки торопливо, словно вор, вошел в пустой дом, так же крадучись собрал свои вещи и, бросив ключи на журнальный столик, вышел за дверь. Хлопок двери за его спиной обозначил начало новой жизни.

Прошагав два квартала от дома приятеля, парень поймал такси и отправился в агентство недвижимости. Ему обещали подобрать жилье и Джаред торопился.

***

Маленькая однокомнатная квартирка радовала своей ценой, но размерами не могла порадовать. 

Кухонька, если это можно было назвать кухней, находилась тут же, в комнате. Словно крохотная студия, годящаяся только для лилипутов. Джаред оглядел жилье, прикидывая, во сколько ему обойдется его ремонт и тяжело вздохнув, согласился.

В результате, парень днем пропадал на работе, а вечерами клеил обои, выкладывал плитку, красил и прочее, прочее, то, что он никогда раньше и не умел.

Деньги утекали словно вода. Ремонт съедал большую часть его заработка, но когда все было завершено, Джаред с гордостью оглядывал свое меленькое гнездышко.

Барная стойка и диван отделяли кухню от комнаты. Телевизор на стене, напротив дивана, и шкаф в углу. Вот и все, что было у него в квартире. Но и этому новосел был чрезвычайно рад. Этот год он работал как проклятый и теперь мог гордиться собой.

***

Сидя одинокими вечерами в своей отремонтированной квартирке, Джаред часто вспоминал друга, но не хотел встречаться, не хотел давать повода для надежд, но очень скучал по улыбке Эклза, его смеху, его взгляду, наблюдающему за ним. Ему очень не хватало приятеля.

И вот, перед самыми Новогодними праздниками он не выдержал и отправил ему поздравительную открытку. Просто красивая картинка и адрес Эклза, и ни строчки, ни словечка больше. Просто знак внимания.

*** 

Джаред медленно переходил от одного отдела супермаркета к другому, катил перед собой тележку и никак не мог выбрать, что же купить к празднованию. 

Вспоминал друга и скучал по нему, по их совместным вечеринкам, их домашним радостям, их просмотрам футбольных матчей… 

На дворе канун Нового года, а на душе у него скребли кошки, было грустно и тоскливо. Хотелось все бросить и добежать до дома Дженсена, робко позвонить в дверь и броситься ему на шею, едва он откроет. Но гордость… Только она и удерживала Джаредаа от этого шага.

***

За неделю до Нового года Дженсен неожиданно получил поздравительную открытку. Пустую. Только адрес, написанный рукой Джареда и ни словечка больше.

— Ну, наконец-то! А я с ума сходил, все больницы оббегал, морги и полицейские участки. Все ночлежки. Болван! А он просто сбежал! Просто свалил, без объяснений, без прощальных слов, словно и не было его тут.

Мужчина опустился на диван, прижал открытку к губам и прикрыл глаза, не позволяя слезам вылиться.

Облегчение нахлынуло на него, и он почувствовал, что оживает. Весь этот год Дженсен искал друга, обошел все рестораны, побывал несколько раз возле его домика, слонялся по городу в надежде встретить его. Но все безнадежно. Падалеки либо старательно скрывался, либо уехал из города.

И тут неожиданно эта открытка… он изучил ее, обнаружил почтовый адрес отделения на штемпеле и удивился. Джаред перебрался в тихий спальный район на окраине города. 

Дженсен выскочил из дома на ходу натягивая куртку, запрыгнул в машину и рванул туда, едва не нарушая правила.

Он кружил по району, всматриваясь в прохожих. Но день проходил за днем, а приятеля он так и не встретил. 

«Может быть, он и не живет здесь… Может, просто отправил письмо отсюда. Может, зря я ищу его тут?»

В канун Нового года, когда толпы прохожих спешат купить необходимое к столу, докупить подарки и прочее, Эклз все так же ездил по улицам. До рези в глазах он всматривался, не покажется ли Джаред, или не мелькнет ли его лицо в толпе.

И вдруг он увидел его. Падалеки стоял на перекрестке и готовился перейти дорогу.

Дженсен хотел выскочить и подбежать к нему, но поток машин не дал ему это сделать. Тогда он припарковал машину на обочине и понесся широким шагом, высматривая друга. С высоты его роста было легче высматривать, но народ тек по тротуарам, словно полноводная река. 

Мужчина закусывал губу и отчаянно крутил головой.

Приятель нашелся уже в отдалении. Он подходил к переулку, неся в руках по пакету. 

Дженсен ускорил шаг, не сводя взгляда со спины Джареда. Он натыкался на прохожих, запинался за их ноги, но не сводил взгляд, боясь снова упустить свою находку.

Падалеки свернул к многоквартирному дому и скрылся в подъезде.

Дженсен влетел вслед за ним через две минуты, но беглец уже скрылся в кабине лифта, медленно ползущего на верхние этажи. Догоняющий бросился к лестнице. Перескакивая через две ступеньки, прислушиваясь к шуму лифта, торопился, боясь опять опоздать.

Он успел. Увидел, в какую дверь вошел Джаред. Парень прислонился к стене, прислушался к звукам из квартиры и с шумом перевел дыхание.

«Нашел!» — ликовал Дженсен, — «А, что я скажу? Вдруг он живет здесь с девушкой? Хотя… нет, слишком маленькая квартира. Нет. Я приду к нему завтра. Устрою сюрприз».

И Эклз медленно пошел вниз по ступенькам, светясь от радости и счастья.

Часть 8, в которой происходит неожиданное примирение.

Дженсен тщательно готовился к встрече с Джаредом. Он привел себя в порядок, долго выбирал одежду, чистил ботинки. Наконец, он упаковал в корзину кое-что из продуктов и сел в машину.

Конечно, он боялся, что Джаред его не примет, но он надеялся, что перед самым Новым годом друг не выставит его за дверь.

Ровно без десяти минут двенадцать Эклз стоял возле двери друга и мысленно репетировал речь. Слова путались, забывались, приходили на ум совершенно не те, что он заготовил, что вконец доконало мечущегося парня.

Он решительно постучал в дверь и старательно скорчил жалобную мордашку.

Послышались шаги, замок скрипнул, открываясь, и дверь распахнулась. Джаред удивленно распахнул глаза и пролепетал:- Дженсен…

Парень расплылся в улыбке, осторожно поставил корзину и шагнул навстречу другу. Обхватил его, стиснул в объятиях, зарылся носом в его волосы и прошептал: — Джей… я нашел тебя…

Падалеки счастливо улыбался, вжимая Эклза в свою грудь, гладил его по спине и бормотал сбивчиво: — Как же ты… Я же хотел… а ты… я думал, тебе так будет лучше. Я тогда обиделся на тебя, знаю, что глупо, но… Я скучал по тебе.

А Дженсен шептал в ответ: — Я искал. С ног сбился. Морги, больницы, приюты… А ты тут… Мне открытка пришла… И я скучал. Мне так плохо было без тебя.

Опомнившись, мужчины втянули в квартиру корзинку, захлопнули дверь и поспешили к праздничному столу. 

Под шампанское и разговоры ночь пролетела не заметно. 

Утро нового года застало друзей в обнимку на диванчике Падалеки. Хозяин квартиры спал на груди приятеля, а гость так же спал, обнимая того за талию, боясь отпустить и снова потерять.

Дженсен открыл глаза и улыбнулся. Его длинноногое чудо сладко посапывало, припав к его груди. Манящие губы чуть приоткрылись, ресницы трепетали, и он любовался, боясь пошевелиться и разбудить. 

Они вчера договорились, что жить пока будут раздельно, но все выходные проводить вместе. Дженсен даже готов был все выходные ночевать у Джареда. В ответ дав обещание не приставать.

***

Дженсен развалился на диване, ожидая Джареда из душа. Пижамные штаны были непривычны для него, но он дал обещание. 

Диван был единственным спальным местом в квартире Падалеки и мужчины прижимались друг к другу, боясь случайно упасть с него. И пижамные штаны являлись единственной преградой между ними.

Дженсен не домогался Джареда, но тот иногда останавливал взгляд на некоторых его частях тела, «случайно» выставленных на обозрение.

Дженсен иногда читал газету на барной стойке, подложив руку под голову, прогнувшись в спине, выставив аппетитную попу. Джаред наливал себе чай и останавливался сзади него, засматривался, и неторопливо прихлебывал, не сходя с места. Мужчина это прекрасно знал и специально провоцировал приятеля.

Или, выходил после душа в халате и останавливался возле окна. Смотрел на улицу, в темноту, распускал кушак халата и замирал.

Джаред непременно находил себе занятие сзади него, поглядывал на отражение Эклза в стекле и улыбался. 

Широкая грудь с торчащими сосками отчетливо была видна, тонкая талия, переходящая в узкие бедра, чуть рыжеватые короткие завитушки вокруг члена.

Джаред разглядывал Дженсена в отражении стекла и свершено не подозревал, что за ним тоже наблюдают.

Иногда парень рассматривал спящего друга и не протестовал, если тот «во сне» закидывал на него руку или ногу.

А иногда Падалеки, сквозь полуприкрытые веки наблюдал за разгуливающим по квартире обнаженным Эклзом. Тот выходил из душа в полотенце. Взглянув на спящего, скидывал полотенце и устраивал себе тренировку. Отжимался, размахивал руками, делал наклоны и повороты.

Джаред успел рассмотреть его во всех подробностях.

***

Расставшись в понедельник утром, Падалеки решил после работы узнать в интернете все, что сможет найти на тему однополых отношений. Ему было интересно, чем же живет его друг. Увиденное шокировало его, но он постарался принять все спокойно.

И только поэтому ворвавшийся в пятницу вечером Эклз, обнявший его и поцеловавший в губы, заявивший, что очень соскучился, не получил в глаз. 

Падалеки смутился, вырвался из его рук и загремел посудой на кухне. И орать, тоже не стал.

Дженсен был удивлен. Он уселся на высокий барный стул, завел разговор о дне рождения Джареда и болтал без остановки. Парень всегда много болтал, если был взволнован.

Поужинав, парни улеглись спать. Привычно уже прижавшись, друг к другу плечами, руками, бедрами…

Дженсен лежал, не шевелясь, боясь спугнуть, решившего обнять его друга.

Джаред не смело обнял его за талию, уткнулся носом в плечо и затих. Мужчина уже начал засыпать, когда почувствовал дыхание возле своего лица. 

— Не шевелись, — приказал Джаред и прикоснулся губами к его губам. 

Мягкие нежные губы манили его в свете луны. Едва коснувшись, он оторвался смутившись. Но вскоре быстро вернулся, накрыл его губы в поцелуе, провел кончиком языка по сухим губам Эклза и скривил губы в улыбке в ответ на едва слышный всхлип.

Дженсен не выдержал, обнял, впился поцелуем в губы Джареда и заскользил руками по спине оглаживая.

Часть 9, в которой Джаред решается.

Утро для Джареда началось неожиданно и приятно. Он медленно просыпался от соблазнительного ароматного запаха кофе. Открыв один глаз, он сонно оглядел комнату и не смог сдержать улыбку — Дженсен сидел на полу перед диваном и водил перед его лицом чашкой с этим дивным напитком.

— Доброе утро, Джей, — промурлыкал мужчина.

— М-м-м… доброе… вкусное утро, — Падалеки выпутался из одеяла, отобрал чашку и отпил, закрыв глаза.

— Ты вчера был такой… так неожиданно, — сказал Эклз и отвернулся, скрывая от друга радостную улыбку.

— Ничего странного. Я вчера читал об… — парень замялся, не зная как объяснить, — об…вообщем, я решил проверить кое-что.

— И как?

— Проверил.

Джаред с невозмутимым видом допил кофе, и прошлепал на кухню. Дженсен следил за ним глазами и ждал, что же скажет друг о своем впечатлении.

Тот молчал.

— И? — не выдержал Эклз.

— Что, и?

— Ты проверил, и?

— Ты, похоже, удивлен? Сожалею, я не настолько опытен, как тебе хотелось.

— Да ты что? — мужчина уже начинал жалеть, о том, что начал этот разговор. — Я ничуть не жалею, это было неожиданно и приятно. Теперь я знаю, чего я ждал все это время.

Эклз обнял взъерошенного друга и Падалеки не смог сдержать ухмылки.

***

Дженсен готовил обед, а Джаред валялся на диване и наблюдал за ним. И, кстати говоря, было на что посмотреть. Высокий, мускулистый, подтянутый, с шикарной стрижкой чуть рыжеватых волос. Улыбка не сходила с его лица. 

Эклз, в одних домашних штанах, крутился не кухне, сыпля шутками и подколками, и Падалеки не мог оторвать взгляд. Парень притягивал его, хотелось смотреть на него, слушать его смех.

А позже, ночью, когда приятель крепко спал, обхватив подушку, Джаред выполз из-под одеяла и в свете уличных фонарей разглядывал друга. 

Падалеки вспомнил, что он чувствовал, когда застал Дженса с тем парнем. И ревность опять накатила на него волной.

Нет, он был не согласен отдать его кому либо, отказаться от него. Но, прекрасно понимал, что слишком мало отдает Эклзу, что тот живой и у него есть потребности не только в пище.

А еще Джаред понимал, что Дженсен хочет его и ждет, ни на чем не настаивая, но все может перемениться и тот найдет кем заменить его.

Падалеки подхватил ноутбук и скользнул на кухню. Усевшись прямо на пол, он просматривал одно видео за другим и пытался представить, что это он и Эклз. На кухонном столе, в спальне, в гостиной и стоны Дженсена, его всхлипы, страстный шепот. 
Он честно пытался представить. Вспомнил ту картину, что открылась ему в гостиной Эклза. Как друг стискивал бедра парня, вбивался в него и бисеринки пота блестели на его груди. Вспомнил, как стонал под ним парень, как умолял не останавливаться, просил еще.

Джареду представилось, что это Дженсен стонет и умоляет, а он врывается в него, обезумев от накатившего наслаждения.

Мужчина тяжело вздохнул. Представить он мог, а вот решиться… нет, на это его мужества не хватало. Пока не хватало.

***

Проснулся он от неясного подвывания. Сначала не мог понять, откуда раздается звук, а потом все же определился. Поднялся и, подойдя к приоткрытой двери ванной комнаты, заглянул. Эклз стоял под душем, лицом к стене, намыливая гелем тело. Он что-то пел, вернее, пытался это делать, не попадая в ноты и пропуская некоторые слова. При этом он подтанцовывал, старательно вихляя намыленным задом, оглаживая себя руками.

Падалеки забыл, как дышать. Он вошел в ванную, прикрыл дверь и, ощутив возбуждение, принялся стягивать пижамные штаны.

— Nossa, nossa
Assim você me mata
Ai, se eu te pego
Ai, ai se eu te pego

Delí cia, delí cia
Assim você me mata
Ai, se eu te pego
Ai, ai, se eu te pego

Дженсен старательно пытался спеть как нужно, но это все, что он помнил из песни, поэтому остальные слова он придумывал на ходу.

Джаред приблизился к нему, вошел под упругие струи душа и, прижался к его спине, обнимая, перехватывая рукой поперек груди.

Парень откинул голову ему на плечо, притянул его бедра ближе к себе, вжимая в себя, наслаждаясь его возбуждением.

— Ты специально не закрыл дверь? — внезапно севшим голосом спросил он.

— Угум. — промычал Эклз.

— Знал, что я приду? Ждал?

— Угу, — кивнул мужчина.

— Ах, ты…

Дженсен повернулся к нему, закинул руки Джареду на шею и накрыл его губы своими. Прикусывая, посасывая нижнюю губу, он ворвался в рот друга языком. Постанывая, зарылся пальцами в его волосы, оглаживая спину, плечи другой рукой. Притянул за талию ближе к себе.

— Джей, Джей, я так больше не могу, — словно в бреду забормотал Дженсен, — сделай уже что-нибудь. Я не выдержу. Я так долго тебя жду, смотрю на тебя, дышу тобой…

— Что сделать… — растерянно прошептал Падалеки, — я же не умею. Я боюсь, что сделаю тебе больно.

— Не бойся. Все будет хорошо. Я подготовился. Давай же, Джей.

— Что мне делать? 

Эклз схватил флакон геля, налил ему на ладонь и повернулся спиной.

— Давай, я прошу тебя. Иначе я просто с ума сойду.

Мужчина сглотнул и как во вчерашнем видео размазал гель по вставшему члену. Парень припал к стене, прогнулся в спине и скомандовал — Давай!

Любовник обхватил партнера за бедра, притянул к себе еще больше и медленно вошел в него до половины.

Застонав, Дженсен дернулся и насадился полностью. 

— Не стой, Джей. Двигайся. Давай же.

И Джаред дал… выложился полностью, до дрожащих ног, до пересохшего горла, до темноты в глазах.

***

На дрожащих ногах парни вывалились из ванной комнаты. Дженсен не переставая покрывал поцелуями лицо Джареда, подталкивая его к дивану спиной вперед. Тот отвечал на них как мог. Споткнувшись, они упали, растянулись на диване и Эклз, заглядывая в глаза любовнику, произнес:

— Я так долго ждал этого. Знал бы ты, какой это соблазн — лежать рядом с тобой, дышать тобой, видеть тебя. И пытка — не иметь возможности заняться с тобой любовью.

— Любовью?

— Да, Джа, я люблю тебя. Это именно то, что я чувствую к тебе. И я знаю, что я тоже тебе не безразличен.

— Откуда?

— Я это понял еще тогда, когда ты сидел на крыльце моего дома. Присыпанный снегом. А я провожал того парня.

— Да, я не мог вынести этого и ушел.

Дженсен обнял друга за талию, прижался к нему, и, прошептав — Прости, — запечатал его рот поцелуем.




Сказали спасибо: 58

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408