ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1115

В Греции есть все

Дата публикации: 14.12.2014
Дата последнего изменения: 14.12.2014
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; ПВП; романс; флафф;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: на заявку: Реверс по возрасту. Тонкий, звонкий Дженсен трахает серьезного Джареда. Без нон-кона и принуждения. Флафф.
Глава 1

А все же отправиться в отпуск на море в Европу было хорошей идеей. 
Вроде бы Греция - это Европа? 
Джаред не очень хорошо разбирался в географии, но вряд ли это так уж важно. Главное, тут было ласковое синее море, яркое солнце и уйма свежайших фруктов. Даже обычные помидоры имели совсем не такой вкус, как их собратья, купленные в супермаркете Нью-Йорка. 
Одетый в легкие шорты такой расцветки, что если бы их увидел кто-то из его деловых партнеров, то сильно усомнился бы в его психическом здоровье, Джаред валялся на песке в маленькой бухточке. Скрытая от посторонних глаз скалой, заросшей каким-то неизвестным колючим кустарником, бухта очаровывала с первого взгляда. Если бы Джареду не понадобилось срочно … - как бы помягче выразиться? - полюбоваться красотами природы, то он бы так и проехал мимо этого кусочка рая. 
Он специально не останавливался в шикарных туристических отелях, а снимал комнаты в маленьких рыбацких поселках, где никто не говорил по-английски и приходилось объясняться универсальным языком всех времен и народов - жестами. 
Это было прекрасно. 
Улыбчивые греки явно принимали его за ненормального, но, привыкшие к туристам всех мастей, они стоически терпели его жестикуляцию и каждый раз в результате переговоров Джаред получал ночлег и вполне сносный ужин. Старенький форд, который он взял в аренду, тарахтел, но вез его по пыльным дорогам, по которым когда-то ходили боги и герои, а теперь ехал Джаред Падалеки - американский турист. Земля Греции настраивала на философский взгляд на вещи: о тщетности бытия и материальных ценностей. Растущие вдоль дорог оливы и апельсиновые деревья так и манили прилечь под их кронами, наплевав на дела. Да и какие дела могут быть в столь райском месте? Теперь Джаред лучше понимал, почему Греция не может выйти из экономического кризиса. Работать в окружении такой благодати не просто не хотелось, это казалось кощунством. А греки были очень набожными людьми или очень ленивыми, что в данном случае было одно и то же. 
Джаред валялся на песке, наслаждаясь покоем, тишиной и одиночеством. Всем тем, чего у него не было в деловой и суматошной Америке.

К сожалению, даже в ветхозаветном раю обитал змей, что же говорить о грешной земле. В блаженную нирвану полуденного зноя ворвались звуки мотоцикла. Еще один любитель уединения? Джаред очень надеялся, что, увидев его, местный житель передумает и найдет себе другое место для отдыха.
Как же! 
Джаред приподнялся на локте, с неприязнью разглядывая бесцеремонно вторгшегося в его уютный рай незнакомца на грохочущем металлическом звере. Даже скудных познаний в мотоциклах хватило, чтобы понять – зверь мощный и дорогой, а вот хозяин – совсем еще мальчишка, от силы двадцать с небольшим. Остановившись, парень снял шлем, и ветер тут же растрепал светлые, выгоревшие на солнце волосы, – а может, специально так выкрашенные, кто сейчас разберет? Джаред невольно отметил, что парень вызывающе красив той немного андрогинной красотой, на которую одинаково западают и мужчины и женщины. 
- Калимера! Боро на мейно едо?
Джаред сокрушенно пожал плечами, признавая свое невежество, и для убедительности добавил по-английски:
- Не понимаю.
И тут же услышал веселый смех:
- О, вы говорите по-английски? Слава богу! А то я скоро начну изъясняться жестами не хуже профессионального сурдоперводчика. Добрый день! Меня зовут Дженсен.
И парень вопросительно замер в ожидании ответной любезности. Джаред не спешил представляться, мальчишка нагло влез на его территорию и, судя по всему, не собирался ее покидать. Конечно этот пляж не был собственностью Джареда, но он первый его нашел и уже считал своим. Побережье большое, что мешает этому молокососу поискать себе другое место? 
Не особо скрывая недовольство, Джаред невнятно пробурчал: 
- Привет… Джаред. 
И считая на этом разговор законченным, Джаред откинулся на полотенце. Может, это заставит парня понять, что ему здесь не рады, и поискать себе другое место?
- Прости, что нарушаю твою идиллию, но я собирался здесь понырять с аквалангом. Не против?
Разумеется против! 
- Конечно, конечно! Я же специально забрался в это глухое местечко, чтобы нюхать бензиновую вонь и… - Джаред замолчал, пытаясь придумать, в чем бы еще обвинить непрошенного гостя, но взглянул в огромные зеленые глаза, обрамленные длиннющими пушистыми ресницами, и неожиданно для себя закончил: - Да ныряй, я же не купил этот пляж. 
- Не сердись. Я же сказал «пожалуйста»… А мог бы?
- Что?
- Пляж купить. Мог бы?
Парень улыбался тепло и – вот точное слово – солнечно, невозможно было не откликнуться на такую улыбку, и Джаред тоже разулыбался. Как дурак.
- Вряд ли. 
- Тогда посторожишь мой мотоцикл.
И ведь не спрашивал наглец! 
Нисколько не сомневаясь в том, что Джаред исполнит его просьбу, парень снова сверкнул сногсшибательной улыбкой и принялся раздеваться. На песок полетела выгоревшая футболка, порванные в стратегических местах джинсы и кроссовки, удачно имитирующие одну из самых дорогих марок. Без одежды мальчишка выглядел еще лучше: у него были широкие плечи, узкие бедра и красивая, не перекачанная стероидами мускулатура. Он явно не пренебрегал занятиями спортом, но строительством тела не увлекался. Джаред невольно сглотнул неожиданно собравшуюся во рту слюну: модные узкие плавки обтягивали небольшую поджарую задницу, мало что оставляя на волю воображения. В пальцах зазудело от желания дотронуться и смять упругую плоть.
Блядь!
Вытащив из спортивной сумки черный водолазный костюм, парень с ловкостью опытного дайвера быстро в него облачился. Джаред смотрел на происходящее с любопытством – сам он никогда не нырял – и, наблюдая за четкими привычными движениями нового знакомого, поймал себя на мысли, что раздражение от непрошеного вторжения подозрительно быстро испарилось, сменившись предвкушением чего-то приятного. Не то чтобы Джаред рассчитывал на что-то конкретное, но еще десять минут назад казавшееся важным одиночество вдруг перестало быть таким уж притягательным.
Джаред приподнялся на локте и с интересом наблюдал, как парень осторожно, боясь поскользнуться на скользких прибрежных камнях, омываемых прибоем и густо поросших мягкими зелеными водорослями, прошел к воде, обул ласты, сполоснул и надел маску, заправил в рот загубник от кислородного баллона и, помахав Джареду рукой, нырнул. Джаред еще немного подождал, вглядываясь в морскую гладь, но парень, видимо, сразу ушел в глубину и больше на поверхности не появлялся.
Джаред откинулся на полотенце и только тут понял, что плавки довольно заметно топорщатся. 
Вот же черт! Принесла нелегкая этого красавчика ему на голову! Точнее, на кое-что совсем другое. Огладив рукой выступающий бугор, Джаред решил, что самое время окунуться. Прохладная вода – то что ему сейчас нужно.
Далеко от берега отплывать не решился. Во-первых, не особо любил открытое море – то ли дело бассейн, там Джаред с легкостью мог плавать и час и два, а вот при виде огромного, до горизонта, водного пространства, на него нападал мандраж. Во-вторых, хотя он и не обещал незнакомцу сторожить его барахло, но и решительно отказаться не успел. А значит, невольно нес ответственность за его сохранность. Джаред знал за собой эту черту: в аэропорту его могли попросить посторожить вещи, в кафе – посмотреть за деньгами, которые оставили официанту, в клубе – подержать коктейль, пока отрываются на танцплощадке. Джаред с первого взгляда внушал доверие. Вот и этот незнакомый мальчишка ни секунды не сомневаясь доверил ему свой байк и шмотки. Шмотки, конечно, были так себе, но мотоцикл – всегда мотоцикл. 
Вселенная не уставала пользоваться добротой Джареда Падалеки.
Уходя, жена так ему и сказала: мне насрать на то, что ты гей, но нельзя же быть таким романтичным лохом! Что, впрочем, не помешало ей оставить ему на попечение их сына. Удивительно, что в бизнесе у Падалеки была совершенно другая репутация, но когда дело доходило до личных отношений, он сразу терял всю свою деловую хватку и напористость. 
Джаред перевернулся на живот, подставляя солнцу спину. Том уже вымахал почти с него ростом, сделал пирсинг на брови, татуировку на шее и увлекся роком. Этот ныряльщик наверняка был немногим старше его сына, и одного этого, по идее, должно было быть достаточно, чтобы погасить жар в паху. 
Но не срабатывало. 
Никаких отцовских чувств к этому ходячему сексу Джаред не испытывал. Даже наоборот – совсем-совсем не отцовские.
Вообще-то Джаред не чувствовал себя стариком, тридцать восемь - разве это возраст для мужчины? Он в самом расцвете сил.
Внутренний голос ехидно шепнул про то, что первым признаком надвигающейся старости как раз и служит влечение к этому мальчишке - потянуло на молодое мясцо, - но быстро заткнулся. Неохота тратить такой хороший день на копание в самом себе.

Волны лениво шумели, перекатывая гальку, по краю прибоя бродила нахальная чайка, не обращая никакого внимания на загорающего неподалеку человека. Если боги где-то и сходили на землю, то этот уголок планеты был самым подходящим для них местом. Непонятно к чему вспомнилась легенда о Зевсе, притворившемся лебедем и таким образом укравшем девственность Леды. Или это был бык? Джаред не особо хорошо знал древнюю историю. Все эти греки и римляне с их похотливыми богами никак не касались его жизни, он занимал должность исполнительного директора одного из филиалов огромного холдинга, раскинувшего свои щупальца по всему миру, и вся его жизнь проходила в окружении отчетов, цифр, графиков и таблиц. 
Солнце ласково обливало тело теплом, нашептывая, что он зря тратит отпущенное ему богами время на никому не нужную ерунду, а мог бы провести его в этой бухте, питаясь пойманной рыбой, используя горизонт вместо плазменной панели и наслаждаясь обществом вот таких симпатичных незнакомцев. 
- Спасибо, что постерег!
На нагретое тело упали несколько капель воды, показавшиеся обжигающе холодными. Джаред открыл глаза и увидел склонившегося над ним Дженсена. Парень уже избавился от маски и костюма и был весь покрыт капельками воды, мокрые волосы просвечивали на солнце, отливая рыжиной. 
- Не за что. Тут не особо много было желающих покуситься на твое добро.
- Все равно спасибо. Извини, что закапал. Но ты сейчас задымишься. Иди, окунись, теперь моя очередь охранять.
Джаред оглянулся на старенький форд, в багажнике которого лежал рюкзак с парой джинсов, запасными шортами еще более кислотной окраски, чем те, что были на нем сейчас, и тройкой столь же легкомысленных футболок. Все это Джаред купил в аэропорту, поддавшись внезапному порыву сменить имидж – отдыхать так уж отдыхать! - а понтовый чемодан с рубашками, брюками и даже одним костюмом - и о чем он только думал, когда брал его с собой? - оставил в камере хранения. Маловероятно, что кому-то могло понадобиться такое богатство.
- Спасибо за предложение…ммм…
- Дженсен. Забыл? 
- А должен был запомнить?
Безотчетно раздражала манера парня вести себя так, словно весь этот пляж, море, небо, солнце, а также луна и звезды принадлежат ему. Конечно стервец был красив, наверняка избалован вниманием как слабого, так и сильного пола, но это не давало ему права на… В этом месте Джаред понял, что завис, разглядывая сочные полные губы и длиннющие ресницы, от которых на глаза ложились тени. Как назло, Джаред вчера сломал солнцезащитные очки, а новые купить забыл. Если бы у него сейчас на глазах были эти маленькие щиты, не столько защищающие их владельца от солнца, сколько скрывающие направление взгляда, то Джаред чувствовал себя гораздо увереннее. А так он как на витрине со всеми своими неприличными мыслями и надписью большими буквами на лбу: «Хочу тебя!». 
- Обычно запоминают. - Дженсен озорно улыбнулся с безыскусным бахвальством: ну вот да, я такой неотразимый и сам это знаю. Но кроме самодовольства Джаред заметил во взгляде стервеца и мелькнувшую заинтересованность и, в общем-то, не удивился. 
А чего прибедняться? 
Джаред отлично знал, какое впечатление производит его внешний вид. Многие клевали на высокий рост, хорошую фигуру и ямочки на щеках. Такой способ отдыха он выбрал еще и потому, что заебался отшивать на пляже услужливые смазливые личики, жаждущие познакомить обаятельного американца с местными достопримечательностями. Чаще всего эти самые достопримечательности располагались у гида чуть пониже спины.
- Нанырялся? Не собираешься ехать дальше?
- Ой, как грубо! Но нет, должен тебя разочаровать. Я собирался здесь переночевать. Хочу еще утром понырять на рассвете, вода тогда особая. Если ты, конечно, когда-нибудь нырял.
- Не нырял, но верю тебе на слова. Рад был познакомиться… Дженсен. 
Уезжать не хотелось. Уж больно красивой была бухта, а у Джареда имелась с собой специально купленная для таких случаев одноместная палатка. Он собирался провести эту ночь здесь, на берегу, слушая шепот волн и любуясь на звезды. Но все это он намеревался делать в одиночестве, а не в компании самовлюблённого красавчика, в присутствии которого все мысли стекали в пах и становилось откровенно плевать на красоты природы. 
Дженсен обиженно насупился.
- Ты из-за меня уезжаешь? Брось, я не собираюсь тебе надоедать. Раз ты такой угрюмый тип, могу и вовсе не разговаривать. 
- Обещаешь?
- Не надоедать?
- Да.
- Обещаю.
- Тогда останусь.
Джаред не особо поверил в обещание, но уехать он всегда успеет. 
Оправдываться перед самим собой глупо, зато всегда найдешь понимание. 
Но парень сдержал слово. Отошел к своему зверю, вытащил из притороченного к багажнику огромного рюкзака небольшую, но удобную палатку и ловко поставил ее в стороне, около скалы. Палатка, кстати, была недешевая. Джаред видел такую в торговом центре, где покупал свою, и помнил, что пожалел денег. Для нескольких дней отдыха приобретать профессиональную альпинистскую палатку не имело смысла. 
Джаред еще два раза искупался, позагорал, при этом его взгляд то и дело возвращался к гибкой высокой фигуре, маячившей неподалеку. Дженсен не приставал с разговорами, но делал все возможное, чтобы Джаред не забыл о его присутствии. Справившись с палаткой, он решил переодеться, но и не подумал использовать для этого какое-нибудь укрытие, да хотя бы ту же самую палатку, нет, он специально дождался, когда Джаред вылезет из воды, развернулся к нему спиной, и, как ни в чем не бывало, стянул плавки, обнажив загорелые и очень аппетитные ягодицы. Джаред чуть слюной не захлебнулся. Широкие плечи переходили в узкую талию, а та в свою очередь мягко перетекала в упругие полушария, которые так и просились в руку. Потрогать, смять, шлепнуть, развести в стороны… Пришлось срочно возвращаться в море и плавать до посинения. Стояк категорически не желал спадать, а наглый засранец натянул рваные шорты, еле державшиеся на бедрах, и так разгуливал по берегу, то и дело наклоняясь и что-то выискивая в прибрежной гальке. При этом мягкий материал откровенно облеплял ягодицы, каждый раз напоминая, что под шортами ничего нет – стоит дернуть за завязки и вся эта аппетитная плоть окажется у тебя в руках. 
Не парень, а божье наказание и мокрая мечта в одном флаконе. 
Джаред никак не мог решить для себя один важный вопрос: Дженсен нарочно его провоцирует или настолько натурал, что не видит в своих действиях ничего предосудительного?

Из-за всех этих волнений и смущающих мыслей день пролетел непривычно быстро. Джаред так и не смог разрешить свои сомнения, а солнце уже закатилось за горизонт, и только на самой границе, там, где море и небо сходились вместе, оставалась светлая полоса. В этих широтах темнело быстро и стремительно. Замечтавшись на маячившую весь день перед глазами распрекрасную задницу, Джаред совсем забыл про собственную палатку, и теперь ему предстояло возиться с креплениями практически в темноте. Да что с ним такое? Не мальчик уже, чтобы вот так терять голову от симпатичной мордахи. Что он знает об этом Дженсене? За весь день они и сотню слов друг другу не сказали. И все равно к парню тянуло со страшной силой. 
Размышляя о собственной глупости, Джаред открыл багажник, и в это время от скалы, где разбил свой лагерь Дженсен, потянуло умопомрачительным ароматом копченой на углях рыбы. У Джареда тут же рот наполнился слюной. Занятый сексуальными фантазиями и борьбой с собственным либидо, он совершенно забыл о еде. Желудок, который весь день робко молчал, понимая, что хозяину не до него, воспрял духом и напомнил о своем существовании. Сам Джаред не умел и не любил готовить на костре, предпочитая в такие вечера обходиться холодным мясом, сыром, сэндвичами и овощами. Еще утром он затарился всем необходимым в супермаркете одного из поселений, мимо которого проезжал, но, вдыхая чудесный запах, он даже думать не мог о холодных сэндвичах, когда в двух шагах готовится что-то столь божественно благоухающее. Минут десять голод боролся с гордостью: сам отшил, сам же собрался напроситься на ужин, но в неравной борьбе голод победил. Джаред всегда отличался здоровым аппетитом, а такие запахи заставили бы даже святого Франциска нарушить одну из заповедей, ту, что касалась чревоугодия. Впрочем, этот парень, кажется, мог бы соблазнить любого святого на нарушение еще нескольких гораздо более серьезных заветов Моисея. 
- У тебя так соблазнительно пахнет, что я не в силах устоять. Вношу свою долю в ужин - упаковку будвайзера. Местное пиво пить невозможно.
- Конечно, присоединяйся! Тем более с пивом! О, холодное! 
Пиво лежало в мини-холодильнике и было приятно ледяным – самое то после жаркого дня. В путешествии на машине есть свои плюсы: в багажник вмещается гораздо больше нужных вещей. Рыба не только пахла чудесно, но и на вкус была ничуть не хуже, Джаред и не заметил, как проглотил свою долю. Потом он сходил к машине и принес фету и пресные лепешки, которые припас себе на ужин. Как-то сам собой завязался легкий необременительный разговор, и Джаред пожалел, что весь день строил из себя социопата. Дженсен оказался остроумным, с хорошим чувством юмора парнем, с которым было интересно трепаться за жизнь, так что Джаред совсем забыл о разнице в возрасте и своих заскоках на эту тему. 
Около палатки горел фонарь, по догорающим углям костра проскакивали крохотные огненные молнии, вспыхивая искрами и тут же затухая. Дженсен придвинулся совсем близко, так что касался ногой бедра Джареда, а потом и вовсе прижался плечом, заявив, что замерз. Джаред обнял его за плечи, собираясь всего-навсего согреть. Дженсен повернулся лицом, продолжая говорить что-то о своем увлечении дайвингом, и его невозможные губы оказались так близко… так чертовски близко, что не было никакой возможности удержаться и не поцеловать их. Горьковатый вкус пива таял во рту, горьковатый поцелуй разливался жаром по телу. От алкоголя слегка кружилась голова, заставляя здравый смысл заткнуться не приходить до завтра. Джаред давно не держал в руках столь соблазнительное тело. 
Дженсен пах морем, дымом, морским ветром и немного йодом, наверное, от водорослей. Он был нетерпелив и порывист, как это свойственно молодости, но достаточно опытен, отчего Джаред мигом забыл все свои заебы насчет старого развратника и невинного ребенка. Дженсен отлично знал, чего хочет, и не скрывал этого, он не испытывал никаких сомнений и на поцелуй ответил с готовностью и даже нетерпением. Джаред поздно понял, что его развели как мальчишку, но ничуть не расстроился. Дженсену быстро надоело сидеть в неудобной позе, повернувшись к Джареду боком, и он легко переместился к нему на бедра. Его руки скользнули под рубашку; несмотря на жалобы о том, что замерз, он был теплым, даже горячим. Джаред прижал парня к себе, чувствуя каждый мускул, каждый изгиб молодого тела. 

- У тебя есть?..
Вопрос застал врасплох. Джаред был уверен, что на этом у них все и закончится. Поцелуи, максимум – подрочат друг другу. Ему и в голову не приходило, что Дженсен разрешит что-то большее. Несмотря на инициативу, откровенные заигрывания и сногсшибательную сексуальность, парень не производил впечатления доступного, скорее, просто не привык ни в чем себе отказывать.
Как назло, у Джареда ничего с собой не было. Он совершенно не настраивался на приключения такого рода и не озаботился приобретением ни презервативов, ни смазки. Это называется вселенская несправедливость! Да что за невезуха?!
- Прости. Нет.
- Хорошо, что я предусмотрительный, – короткий смешок прямо в губы. Алогично резанула секундная ревность: похоже, этому искателю приключений все равно с кем, сегодня подвернулся Джаред, завтра – кто-нибудь другой… Джаред чуть все не испортил, попытавшись вывернуться из объятий и уехать к чертовой матери из этой чертовой бухты! Подальше от развратного создания, которое боги Греции специально припасли для одинокого благопристойного американца с полным набором проблем в личной жизни. Но в этот момент Дженсен просунул руку между их телами, сжал член Джареда прямо через тонкие льняные брюки, которые тот натянул к вечеру перед тем, как идти напрашиваться на ужин, и тут же все посторонние мысли улетучились прочь. 
Дженсен привычно расправился с ширинкой и добрался рукой до возбужденной плоти. Теплая рука обхватила изнывающий от желания член, и Джаред невольно двинул бедрами, толкаясь в горячую тесноту сильных пальцев.
- Да, мой хороший… какой ты большой, какой горячий… Кто бы мог подумать, что за такой ледышкой скрывается такой темперамент… Сейчас я тебе сделаю хорошо...
Дженсен нес какую-то чушь, умудряясь одновременно ласкать член и вылизывать шею. В голове было пусто и легко, здравый смысл и скептицизм заткнулись, предоставив Джареду возможность сполна насладиться глупостями, которые он собирался сотворить. Завтра они вернутся на свое место, но сейчас хотелось бездумно наслаждаться настоящим. 
- Подожди, мне надо кое-что взять. 
Дженсен легко поднялся на ноги и достал из заднего кармана шорт квадратик фольги.
- Не беспокойся, со смазкой.
- А мне-то о чем беспокоиться? В случае чего твоя задница пострадает.
- Ошибаешься, большой и сильный гризли. - Дженсен снова оседлал его бедра и, наклонившись к уху прошептал: - Я предпочитаю сверху.
Джаред даже не сразу нашелся что ответить. Этот парнишка сводил его с ума своей невероятной сексуальной притягательностью, но все же не настолько, чтобы подставляться незнакомому партнеру. Или настолько? Джаред не особо любил быть снизу с незнакомыми любовниками. Не то чтобы у него был большой опыт по части спонтанного секса, но тот, что был, однозначно доказывал: в первый раз лучше быть сверху. За себя Джаред был уверен, несмотря на свой рост, вес и общее впечатление, как от небольшого добродушного великана, он никогда не позволял себе в постели грубости, но далеко не все разделяли его принципы. И пару раз услышав: «Подумаешь, ты же мужик», Джаред взял себе за правило в первый раз не подставляться. Но стоило ему набрать воздуха, чтобы выразить свое категорическое несогласие, как Дженсен приник губами к уху и жарко прошептал:
- Не бойся, я буду нежен как жених в брачную ночь с девственницей. Тебе понравится. Вот увидишь.
Сравнение с девственницей рассмешило и сняло возникшее напряжение. Дженсен словно прочитал его мысли. А пошло оно все к черту! Если не творить безумства в такую ночь, то когда? 
Джаред откинулся на спину. Нагретая за день галька успела остыть и приятно холодила разгоряченную кожу. Дженсен улегся сверху и аккуратно лизнул один из сосков, проверяя реакцию. Не все мужчины любят, когда до их сосков дотрагиваются, но Джареду нравилось. Убедившись в положительной реакции, Дженсен забрал в рот левый сосок и осторожно покатал его между зубами. Возбуждение тут же разрядом прошло через все тело, Джаред выгнулся, потираясь членом о пах Дженсена. 
В какой момент они оба оказались без штанов и футболок в голове не отложилось.
- Дженсен, пожалуйста…
- Что «пожалуйста»? Скажи, я сделаю все, что захочешь…
Проблема заключалась в том, что в данный момент Джаред категорически не мог внятно формулировать свои мысли. Возьми в рот, трахни меня, раз собирался, дай мне трахнуть тебя, подрочи, поцелуй, сделай еще раз эту приятную штуку с моим соском, дай мне все это сразу, одновременно, потому что мне нужно, и я больше не могу терпеть.
Джаред не мог всего это сказать, у него перехватило дыхание, не хватало слов, вместо них остались только стоны, охи и какие-то жалкие всхлипы. 
- Давай… оухм…в палатку… - с трудом выдавил из себя.
- Нет, не хочу. Я хочу взять тебя вот так, на берегу моря. Давно мечтал потрахаться в этом месте, но всегда жадничал привезти сюда кого-то чужого. 
Джаред был с ним согласен. Он тоже не любил делить свое одиночество с кем-то. Навязывать этому кому-то свое отношение к жизни и чувствовать себя виноватым за маленькое количество звезд в деревенских отелях и отсутствие привычных удобств. Это раздражало и рушило все очарование. Он всегда хотел иметь это только для себя, может быть поэтому так и не нашел никого. А с Дженсеном все было легко и просто, ничего не требовалось объяснять, словно они были знакомы сто тысяч лет. 
Джаред, очнись!
Что может быть общего у тебя с этим раскованным прожигателем жизни, ходячим сексом, голубой мечтой? Только эта ночь. Так используй ее на полную!
Дженсен отстранился, развел ноги Джареда в стороны и устроился между ними. Судя по шуршанию, он собирался надеть презерватив.
- Помочь?
- Сам справлюсь, - послышался легкий смешок, и тут же его член вобрали в рот.
- Блядь, Дженсен, что ж ты делаешь! Я же сейчас кончу!
В ответ Дженсен что-то промычал, то ли разрешение, то ли возмущение и, не выпуская изо рта член, принялся разминать пальцем анус. Это было утонченное издевательство. Джаред сам не понимал, как до их пор держится. В зрелом возрасте тоже есть свои плюсы, в восемнадцать он уже давно бы обкончался, не выдержав и половины программы. Дженсен выпустил член изо рта, его губы блестели от слюны:
- Нет, все же надо чем-то смазать. Кажется, ты и правда не любишь быть снизу. Хочу, чтобы тебе было хорошо.
- Мне и так хорошо.
- Значит будет лучше.
Дженсен вскочил и ушел к палатке. На короткий миг Джареду показалось, что он больше не вернется, сразу стало холодно и неуютно. Морская галька – далеко не кровать, а Джареду уже далеко не шестнадцать, сейчас потянет какую-нибудь мышцу и завтра встать не сможет, и вообще в его возрасте… Дженсен вернулся, держа в руке серебристый тюбик.
- А вот и я. Не успел соскучиться?
- Успел. - Все правильно. Как он и думал, парень не прочь поразвлечься при удобном случае.
- Врешь, я был стремителен, как супермен.
Джаред рассмеялся, и все сомнения тут же вылетели из головы. На Дженсена невозможно было сердиться. Разве он виноват, что природа сотворила его таким неотразимым? 
Дженсен снова принялся растягивать Джареда, аккуратно и неторопливо двигая внутри пальцем , забирая в рот то член, то мошонку. От невыносимого возбуждения ломило яйца, и казалось, стоит Дженсену толкнуться внутрь – Джаред тут же кончит. Но легкая боль - отвыкшие мышцы неохотно пускали внутрь - позволяла сдерживаться. Джаред согнул ноги и постарался расслабиться. Член у Дженсена был под стать ему самому: такой же красивый и нетерпеливый. От возбуждения он стоял вертикально, прижимался к животу и тек предъэякулятом. Крайняя плоть не была обрезана и от этого кожица на головке была особенно нежной и наверняка безумно чувствительной. Выныривая из блаженного удовольствия, Джаред с раскаянием думал, что Дженсену тоже приходится несладко, но тут же эгоистично забывал об этом. А потом Дженсен закинул его ноги себе на плечи, развел ягодицы и мягко-мягко, точь-в-точь как обещал, толкнулся внутрь. Хорошо растянутые мышцы послушно раздвинулись, вбирая в себя горячий, даже через презерватив это чувствовалось, член. Как же Джаред любил это ощущение наполненности! Дженсен не стал медлить, и Джаред нисколько его за это не винил. Быстро найдя правильный угол, он принялся с сумасшедшей скоростью работать бедрами, каждым толчком ударяя по простате. Знакомые волны горячего наслаждения пошли по всему телу, и Джаред окончательно потерял способность думать и анализировать, целиком отдавшись удовольствию. Где-то далеко Дженсен стонал, что-то говорил: то ли матерился, то ли сыпал комплиментами, а может и то и другое, но Джаред не вслушивался. Он даже не понял: кто-то из них кончил первым или они сделали это вместе. Просто в какой-то миг волны наслаждения, прокатывающиеся по телу, набрали силу и накрыли его с головой, как накрывает цунами маленький остров в океане.
Потом они с трудом наскребли в себе сил и сходили ополоснуться в море. Неугомонный Дженсен предложил трахнуться в воде – как дельфины, но Джаред засомневался, что из него получится хороший дельфин, и отказался. Дженсен надулся, но тут же заявил, что замерз и умирает как хочет спать, а вот завтра он не отстанет и обязательно уговорит Джареда попробовать дельфиний секс. Джаред не спорил, только счастливо поддакивал. Такой замечательной ночи у него давно не случалось, а может, и никогда. Как-то само собой вышло, что они оба оказались в палатке у Дженсена. Мягкий надувной матрас легко выдержал вес двух мужских тел, тесно прижавшихся друг к другу. После купания и пробежки голышом от воды до палатки они здорово продрогли, а так было гораздо теплее.

Проснулся Джаред резко, словно кто-то разбудил.
Не сразу понял, где находится, а потом вчерашний вечер и ночь всплыли в памяти, и он чуть не застонал от разочарования, что все закончилось. Явись к нему Санта Клаус и спроси: а чего ты, Джаред Падалеки, хочешь за свое хорошее поведение в прошедшие десять лет? И он ни на секунду не задумавшись потребовал бы повторения вчерашнего вечера. Почему День сурка – киношная выдумка? 
Лучи поднявшегося над горизонтом солнца проникали в палатку, освещая лицо спящего рядом Дженсена. Сейчас он казался таким юным. Ночью, в темноте, Дженсен казался гораздо старше: низкий голос и спокойная уверенность вводили в заблуждение. И хотя Джаред видел парня при свете солнца, ночью словно забыл о том, каким юнцом тот показался ему при встрече. Вот и сейчас на матрасе лежал совершеннейший пацан. Студент, наверное. Устроил себе секс-каникулы эконом-класса. Выбравшись из- под обнимающей его руки, Джаред накинул на спящего легкое покрывало. Вдвоем им было не холодно, а один Дженсен мог замерзнуть и проснуться. А это никак не входило в планы Джареда. 
Да-да, он собирался трусливо сбежать. 
Эта ночь должна остаться в памяти одним красивым воспоминанием, а то, что утро основательно загадит картинку, не было сомнений. Джаред не хотел неловкого утреннего молчания и еще более неловкого прощания, когда каждый из случайных любовников не знает о чем говорить и куда деть глаза, чтобы ненароком не встретиться взглядом с тем, кому ночью наговорил всяких глупостей.
Осторожно выбравшись из палатки, Джаред собрал разбросанные по пляжу вещи и небрежно закинул их на заднее сидение. Потом разберется. Машина завелась легко и послушно, и Джаред осторожно вырулил на дорогу, больше походящую на горную тропинку. Во время дождей её наверняка размывает и она делается непроходимой, но сейчас на всем побережье стояла чудесная сухая погода.

Уже к вечеру Джаред понял, что совершил самую большую ошибку в своей жизни. Почему он сбежал не попрощавшись? Что теперь будет думать о нем Дженсен? Что он трус и идиот? И будет прав. Из головы не выходила насмешливая улыбка и внимательные зеленые глаза, в которых Джаред, кажется, безвозвратно утопил свое сердце. Если бы ему кто-то два дня назад сказал, что он влюбится в парня в два раза младше себя, проведя с ним всего одну ночь, Джаред рассмеялся бы такому прорицателю прямо в лицо. Любовь с первого взгляда? Да вы шутите. Ему уже давно не шестнадцать. 

Проехав очередную бухту, Джаред понял, что отдых бесповоротно испорчен. И море, и солнце, и сама Греция перестали быть привлекательными, и только раздражали свей полной ненужностью, если к ним в комплект не шла наглая веснушчатая самовлюбленная сволочь. Джаред был уверен, что сам Дженсен уже и думать о нем забыл, а он вот мается и страдает. Уж лучше вернуться в Нью-Йорк, там хотя бы ничто не будет напоминать о совершенном безрассудстве. 

Нью-Йорк встретил туманом, дождем и резким ветром. 
Добро пожаловать домой! 
После солнечной Греции контраст был особенно велик. Джаред забросил вещи домой, позвонил сыну, но у того, как обычно, телефон был отключен, оставил в голосовой почте сообщение о том, что он дома, приехал на пять дней раньше, чем наверняка расстроил все планы любимого чада. Перед отъездом Том долго допытывался, на сколько точно дней он уезжает и когда приедет. Подобное любопытство вызывало подозрение, но Джаред давно понял, что не создан быть строгим отцом. С сыном они были, скорее, друзьями, и обоих такое положение вполне устраивало. Судя по беспорядку и грязной посуде в раковине, дома сын все же появлялся. И на том спасибо.
Джаред позвонил в фирму по уборке. Обычно им удавалось справляться собственными силами, но сейчас не было никакого настроения заниматься домашним хозяйством. Оставив консьержу ключи и распоряжение пропустить в квартиру уборщиков, Джаред отправился на работу. Вот что ему нужно, чтобы отвлечься и снова начать жить, а не бороться с желанием вернуться в ту бухту и проверить: вдруг под скалой все еще стоит сине-желтая палатка, а ее владелец неподалеку возится со своим аквалангом? Глупые мечты. Джаред даже не знал у парня фамилии. Только имя. А с другой стороны, хорошо, что не знал, а то бы сейчас принялся делать очередные глупости. 

В офисе творился настоящий бедлам. Все бегали, из принтеров непрерывно лезли бумаги, факс захлебывался от входящих, не успевая распечатывать все, что на него отправляли. Поймав свою собственную секретаршу, которая бежала мимо, уткнувшись в какую-то бумажку и одновременно разговаривая по телефону, Джаред наконец-то получил возможность задать вопрос:
- Хлоя, что здесь, черт возьми, творится? 
- Ах, мистер Падалеки! Наконец-то вы вернулись! У нас тут сумасшедший дом. Совет директоров холдинга принял решение о слияние нескольких филиалов. Мы тоже попали под реорганизацию, сейчас готовятся документы. Через неделю приедет новый директор. Принимать дела и знакомиться с персоналом. Если бы вы в отпуске включали телефон, то тоже бы обо всем этом знали.
Последнее предложение прозвучало как обвинение, но Джаред предпочел его проигнорировать. Если бы он в отпуске не выключал телефон, то, скорее всего, не уехал бы дальше аэропорта, а если и уехал, то это был бы не отпуск, а непрерывное селекторное совещание по скайпу. Спасибо, не надо.
- И кто этот новый босс?
- Говорят, сын самого Алана Эклза! Парень закончил Гарвард или Кэмбридж, или и то и другое, и папаша решил отпустить его в свободное плавание. 
- Понятно.
Очередной золотой мальчик. 
Что же Джареду в последнее время так на них везет?
Следующие пять дней прошли в сумасшедшем ритме. Джаред добирался до дома только для того, чтобы принять душ и рухнуть в постель. Идея ночевки в кабинете на диване с каждым днем казалось все более привлекательной – только зря теряет время на дорогу туда и обратно.
Пришлось перетряхнуть документы чуть ли не со дня основания филиала. А ему-то всегда казалось, что у него все находится в идеальном порядке. Шиш. То не хватало какого-нибудь контракта, который должен был лежать вот в этой папке, но почему-то в ней отсутствовал, то в перечне не был указан список прилагающихся дополнительных соглашений, в то время как сами соглашения лежали тут же. И еще куча таких же бессмысленных, но тем не менее важных дел. Конец отпуска прошел в суматохе, зато воспоминания о Греции подернулись дымкой и некогда было страдать по своей несчастливой личной жизни.

В понедельник весь офис явился на работу за полчаса до начала. На памяти Джареда такое случались впервые. Всем хотелось увидеть нового босса. Джаред за прошедшую неделю наслушался о нем столько слухов и сплетен, сколько не слышал за все время работы ни об одном из директоров. И не удивительно: ни одному из них не было двадцати шести лет и ни один из них не приходился сыном легендарному Алану Эклзу - основателю и владельцу холдинга. Джаред тоже поддался всеобщему ажиотажу и поэтому ожидал представления если не с нетерпением, то уж точно с любопытством.
- Мистер Эклз, мистер Падалеки - исполнительный директор отделения. 
Снившиеся ему всю последнюю неделю зеленые глаза смотрели удивленно и настороженно.
Да, парень, мы оба попали. 
Впрочем, Джаред не обманывался на свой счет: в отличие от Дженсена, он влетел по-крупному. 
Они пробормотали взаимные приветствия. Джаред не запомнил, как прошло представление, не в силах оторвать взгляда от сидящего во главе стола молодого мужчины. 
Дженсен Эклз. 
Разве бывают такие совпадения? 
Только в книгах и сериалах.
Поздравляю, Падалеки, ты и правда редкостный неудачник! Приз в студию!
Чертовски не хотелось уходить. Он отдал этому филиалу пятнадцать лет, как пришел после университета, так и больше никуда не уходил. Постепенно поднимался по карьерной лестнице, исключительно за счет способностей, а не потому, что имел в родственниках кого-то из высшего руководства, не потому, что хорошо умел лизать задницу и даже не потому, что переспал с мистером Пеллегрино, вице-президентом Совета директоров, хотя тот очень настойчиво ему это предлагал. Джаред всего достиг сам, а теперь придется все бросить и уйти. Конечно, менеджер его уровня без работы не останется, но только если Алан Эклз ничего не узнает, а иначе... Джаред поежился при мысли, что история может выплыть наружу. Сейчас все твердят о толерантности, но Джаред очень сомневался, что железный Алан настолько прогрессивен. Он и сам взбесился бы, узнай, что Том трахнулся с сорокалетним мужиком. И не имеет значения, кто кого поимел. Не стал бы он разбираться, в какой позе это происходило, и Эклз тоже не станет. 
- Мистер Падалеки, мистер Эклз простит вас зайти к нему. Немедленно.
Начинается. 
Джаред быстро набрал текст и, не давая себе возможности передумать, нажал «Enter». Принтер выплюнул листок, Джаред схватил бумажку, размашисто расписался внизу и, выставив ее как щит, направился в кабинет к новому шефу. 
- Разрешите.
- Да-да… - Дженсен стоял у окна, пиджак он снял и снова стал похож на того мальчишку, с которым Джаред занимался любовью на берегу Эгейского моря.
- Мистер Падалеки… Джаред… - Ого, неужели этот парень может испытывать неловкость?
Джаред не хотел лишний раз унижать ни себя, ни Дженсена, выслушивая предложения все забыть, а иначе… 
- Мистер Эклз, я хочу уволиться по собственному желанию. Вот заявление.
- Что?! Почему?
- Не хочу ставить нас обоих в неловкое положение.
- И только? – Дженсен смотрел испытующе. 
- А что еще?
- Вдруг я не устраиваю тебя в качестве начальства.
- Я понятия не имею, какой ты начальник, – «вот любовник из тебя классный», но последнее предложение у Джареда хватило ума не озвучивать.
- Так, может, дашь мне время?
- На что?
- Убедить тебя, что я не только хорошо трахаюсь.
От неожиданности Джаред чуть не подпрыгнул.
- С ума сошел? 
- Нет, с ума я сошел, когда проснулся утром и увидел, что ты сбежал.
- А ты хотел меня угостить утром кофе в постели?
- Может быть… 
Дурацкий разговор. Джаред никак не мог понять, что Дженсену от него нужно.
- Если ты думаешь, что я собираюсь трепать языком, то можешь успокоиться…
- Нет! Ты опять все неправильно понимаешь! Почему ты считаешь, что все обо мне знаешь? 
- Что ты имеешь в виду?
- В прошлый раз ты решил, что я готов залезть в штаны первому встречному симпатичному мужику…
- А это не так?
- Не перебивай. Сейчас решил, что я боюсь огласки наших отношений.
- Нет у нас никаких отношений! Нечего придавать огласке.
- Так почему бы это не исправить?
От разговора у Джареда голова шла кругом. Когда он смотрел на Дженсена, весь его хваленый аналитический мозг отключался и не в силах был сложить два плюс два, что уж говорить о разгадывании шарад.
- Я тебя не понимаю. 
- А мне тебя рекомендовали как одного из самых перспективных руководителей. Перестань тупить, я приглашаю тебя на свидание.
- На свидание?
- Да. Я уже заказал столик в Гранд-отеле, если ты конечно не против. Креветки, шампанское, мне показалось, что ты любишь средиземноморскую кухню. 
Джаред секунду рассматривал Дженсена, словно увидел его в первый раз. 
Значит, говоришь, как самого смышленого?
- Против. Поехали ко мне. В холодильнике есть лазанья и пара банок «Будвайзера».
- Согласен.

Конец.



Сказали спасибо: 163

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

23.12.2014 Автор: Swenigora

Маленькая сосна, рада что понравилось))

17.12.2014 Автор: Маленькая сосна

Спасибо!

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1358