ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1114

Нежданчик

Дата публикации: 13.12.2014
Дата последнего изменения: 13.12.2014
Автор (переводчик): taniyska;
Бета: Sigra
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; ПВП;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: По заявке Дженсен-топ кинк-феста: Дженсен - востребованная элитная проститутка, выступающая только в активной роли, поскольку уже давно имеет возможность выбирать себе соответствующих клиентов. Джаред - директор крупной фирмы, из-за статуса и комплекции вынужден выступать в активной роли со своими партнерам, хотя давно хотел бы попробовать себя в роли пассива. В конце концов, отчаявшись найти подходящего партнера, Джаред решает по рекомендации обратиться к профессионалу. Хочется: уверенного в себе, требовательного Джареда и вполне довольного своей жизнью, языкастого Дженсена. Грязные разговорчики приветствуются. Концовка на усмотрение автора.
Глава 1

Вой раненого хищника сотряс стеклянные перегородки, из кабинета босса стрелой вылетел зеленый от страха Чад Майкл Мюррей, гудевший множеством голосов опенспейс испуганно затих.
- Идиот, не мог подождать до понедельника со своим проектом, – Женевьев Кортез беззлобно обругала Мюррея и, одернув черную юбку-карандаш, решительным шагом направилась в логово льва.

Кому как не преданной секретарше бросаться грудью на амбразуру, успокаивая разбушевавшееся начальство.
Начальство, правда, бушевало не сильно. Сидело, уткнувшись лицом в ладони, и тихонько постанывало.
- Бедный мальчик, - вздохнула Женевьев, обошла стол и положила руки на напряженные плечи босса. – Ну, что случилось?
- Они меня достали, Жен, честно, почему вокруг одни тупицы? – глухо пробормотал Джаред Падалеки – глава крупнейшей в Нью-Йорке архитектурной конторы.
- Может, потому что ты слишком умный? – Женевьев продолжала усердно разминать боссу плечи, не обидевшись на то, что тоже оказалась причислена к кругу тупиц.
Джаред покачал головой, и концы его волос щекотно мазнули Кортез по пальцам.
- Работаешь, как вол, чтобы создать дело своей жизни. А потом вместо того, чтобы почивать на лаврах, вынужден каждому клерку объяснять, что и зачем. В чем смысл, Жен?
- В жизни вообще мало смысла, милый.
Джаред повел плечами, сбрасывая ее руки. Женевьев отошла и уселась на белый кожаный диван. Джаред встал к ней спиной, засунув руки в карманы, позволяя несколько секунд понаслаждаться видом задницы босса, обтянутой тонкой шерстью от Лоро Пьяна, а затем отвернулся от окна.
- Уволю всех нахрен. Честно, одному было намного проще.
- Брось, Джей, ты просто устал. – Джаред был хорошим боссом, и, хотя Женевьев не сомневалась, что со своей квалификацией не останется без работы, расставаться с Падалеки и его конторой не хотелось. Не то чтобы она считала, что Джаред серьезно говорит об увольнении. – Сегодня пятница. Сходи вечером в бар, развлекись, отвлекись, потрахайся, наконец. У тебя ведь нет с этим проблем. - Джаред молчал, и темные брови Женевьев медленно поползли вверх. - Или есть?
Падалеки был высоким, мускулистым, ухоженным, симпатичным и смертельно обаятельным. Конечно, когда не рычал на окружающих, как укушенный за задницу волк. И он был бисексуалом. А значит, его и без того немаленькие шансы найти себе пару на ночь были не в пример выше, чем у той же насквозь натуральной Женевьев. Как у него могли быть проблемы с сексом?
Джаред продолжал молчать.
- Тебе что, никто не дает?
Дурацкий вопрос, учитывая, что не чти Женевьев так сильно их десятилетнюю дружбу и принцип «не спать с начальством», она бы сама дала Джареду прямо здесь и сейчас. Не говоря уж о гораздо менее принципиальных сотрудницах и сотрудниках конторы, готовых вступить с боссом совсем не в трудовые отношения.
Раздраженно вздохнув, Джаред запустил пятерню в волосы.
- Мне все хотят дать, но проблема в том, Жен, что я заебался искать, кому бы дать самому.
Женевьев рот раскрыла от изумления. Возможно, она мыслила стереотипами, но ей и в голову не могло прийти, что мужик ростом под два метра, державший в кулаке строительный рынок Нью-Йорка и не только, мечтает о члене в заднице.
- Вот-вот, - кивнул Джаред, разглядывая выражение лица своей секретарши. – У всех примерно такая же реакция. Все считают, что я должен тащиться, натягивая очередную костлявую задницу и бормоча, как хорошо она меня принимает.
- Ты хочешь, чтобы тебе бормотали, как хорошо принимает твоя задница? – уточнила Женевьев, пытаясь побороть возбуждение близкое к отвращению.
- Нет, - рявкнул Джаред. – Я не хочу никакого бормотания и никаких разговоров, я хочу, чтобы меня просто выебали так, чтобы все мысли утекли в член. Так, чтобы в понедельник, сидя в кабинете и слушая очередную мутотень от Мюррея, я при каждом движении вспоминал, как хорошо меня отодрали, и представлял, что вечером меня отдерут еще лучше, и, может быть, это дало бы мне силы смириться с тем, что, как я уже сказал, вокруг одни тупицы.
- Фу, Джаред. – Женевьев отлично обошлась бы без таких подробностей интимной жизни своего босса.
Хотя… может, и не фу. Была какая-то логика в том, что мужик, державший под контролем так много, захотел хоть в чем-то отпустить вожжи. И определенно была логика в том, что никто не горел желанием подхватить эти вожжи, опасаясь, что жеребец взбрыкнет в самый неподходящий момент и засадит копытом сорок седьмого размера по звенящим от возбуждения яйцам.
Джаред снова понуро уселся за стол. Женевьев несколько секунд разглядывала его ссутуленные плечи, а потом сжалилась.
- А что, если я помогу тебе решить проблему?
- Брось, Жен, ты, конечно, хорошая секретарша, но не настолько. Как ты предлагаешь «решить проблему»? Пойдешь снимешь мужика, а потом мы прикуем его к кровати, накачаем какой-нибудь возбуждающей хренью, и я поскачу на его члене?
Кстати, не самый плохой вариант. Женевьев приложила ладони к загоревшимся от возбуждения щекам и пару раз глубоко вздохнула.
- Нет. У меня есть один знакомый, он оказывает… м-м-м… особые услуги.
- Шлюха, что ли? – Джаред брезгливо дернул верхней губой. – Я не настолько нуждаюсь в сексе.
По мнению Кортез, в сексе босс нуждался как раз настолько. Но кто она такая, чтобы спорить?
- Да, шлюха, но элитная. Только представь, что исполняются все твои желания. Без предварительных заигрываний, обязательств и неумелости. Тебя выебут точно так, как ты этого попросишь, а потом тихо исчезнут. Возьмут, конечно, немало, но это же не проблема? – Женевьев понизила голос, с удовольствием наблюдая, как хищно сужаются глаза Падалеки.
- С каких пор ты водишь знакомства со шлюхами? – Подчеркнуто-брезгливый тон не мог обмануть преданную секретаршу, прекрасно видевшую, что босс попался на крючок.
Женевьев усмехнулась, запрокинув голову.
- Брось, Джаред. У меня разнообразный круг общения. Никогда не знаешь, кто тебе понадобится.
Джаред молчал. Но это было уже не то унылое молчание побитого жизнью льва, что пять минут назад. Нет. Падалеки напряженно думал. Еще чуть-чуть, и Женевьев точно бы услышала, как вертятся колесики в его гениальной голове.
Встав, она одернула манжеты шелковой рубашки и, подчеркнуто покачивая бедрами, направилась к двери. Сзади послышалось пыхтение.
- Вызову его на восемь, - сообщила Женевьев, не оборачиваясь.
Пыхтение стало громче.
- На девять, - нагнал ее резкий приказ уже у самого выхода.
- Как скажешь, милый, - обернувшись, Женевьев послала Джареду воздушный поцелуй. – Ты здесь босс, - и исчезла из кабинета.

***

Звонок в дверь застал Джареда за разглядыванием собственного отражения в зеркале, которое, к сожалению, не могло сказать, какого хрена он повелся на уговоры Женевьев. Какого хрена он – здоровый, привлекательный, уверенный в себе мужик без склонности к извращениям – собирался сейчас заплатить за секс.
Когда в дверь позвонили второй раз, Джаред отвлекся от созерцания себя и огляделся по сторонам. Можно было бы не заморачиваться и отправиться открывать с полотенцем на бедрах, но не хотелось демонстрировать, что ему так сильно нужен секс. Натянув на голое тело спортивные штаны, Джаред хмыкнул. Как будто, заказав шлюху на дом, он этого не продемонстрировал.
Звонок загремел в третий раз и резко оборвался, когда Джаред распахнул дверь, матеря про себя нетерпеливую шлюху.
- Ого, парень, а ты и вправду огромный.
Если честно, то открывая дверь, Джаред особо не раздумывал, что ожидает увидеть за ней. И только увидев, понял, что совсем не это. Совсем не высокого – лишь чуть ниже его самого – стройного мужика за тридцать в белой футболке и линялых джинсах, с уложенными гелем русыми волосами и легкой щетиной на квадратном подбородке, с искрящимися весельем глазами и довольной улыбкой на четко очерченных губах.
Джаред понимал, что вряд ли Жен прислала бы в качестве ебаря для босса мальчика в обтягивающих кожаных штанах, майке-сеточке и с подводкой вокруг глаз, но все же окажись такое на пороге, удивился бы гораздо меньше, чем сейчас.
- Так и будем стоять или ты меня пустишь? И мы займемся делом? – Одно движение бровей, и улыбка волшебным образом из довольной превратилась в насмешливую.
Джаред отступил в сторону:
- Проходи.
Мужик зашел в квартиру и, дождавшись, когда Джаред закроет дверь, сообщил:
- Я – Дженсен.
- С чего это меня должно интересовать имя шлюхи? - буркнул Падалеки.
Этот бесил и сильно. Надо было сразу показать, кто в доме хозяин. Но Дженсен не смутился, не покраснел, а глаза заблестели вовсе не от сдерживаемых слез, а скорее от насмешки.
- Может, чтобы представить, что ты вовсе не платишь мне за то, чтобы я засунул свой член в твою задницу и показал звезды?
Удержаться и не врезать по этой наглой морде помогло давно проверенное средство: включи бизнесмена.
- Кстати, озвучь мне свои расценки.
Хастлер шагнул к Джареду так стремительно, что тот не успел отодвинуться или увернуться от прикосновения горячих ладоней к своей спине.
- Ну-у, - протянул Дженсен, и в уголках его глаз снова собрались насмешливые морщинки. – Все зависит от того, как быстро мы достигнем поставленной цели. Помнится, - он чуть нахмурился, будто в самом деле припоминал, - ты хочешь в понедельник утром вспоминать, как славно тебя отодрали. – Ладони скользнули вниз по спине и забрались под резинку штанов, облапав голый джаредов зад. И если мозг Джареда был против, чтобы хозяйское тело без спросу лапали наглые шлюхи, то член оказался очень за. А поскольку кровеносная система в данный момент работала на член, а не на мозг, пришлось стоять и позволять лапать себя дальше. Хотя Дженсен не стал злоупотреблять. – Думаю, для этого мне придется очень постараться. - Он мимолетно, будто случайно задел пальцами расщелину между ягодиц и убрал руки.
Пора было заканчивать разговоры и предварительные игры. Падалеки платил не за это.
- Спальня, - из горла вырвалось хриплое карканье. Джаред откашлялся и начал снова: – Спальня там.
- Сразу к делу? – Дженсен не двинулся с места. – Даже не поцелуешь?
- Шлюху? Уволь. - Джаред брезгливо передернул плечами, но ожидаемого эффекта снова не произвел.
Хастлер расхохотался, запрокинув голову.
- «Красотки» насмотрелся? Боишься, что влюбишься?
Конечно, не стоило удивляться, что вместо нормальной шлюхи Женевьев прислала сучку себе под стать. Но Джаред тоже умел быть сучкой, когда припекало.
- Нет, не хочу запачкаться тем, что побывало у тебя во рту до меня.
- А зря, я, между прочим, зубы почистил. – Пожав плечами, Дженсен все-таки направился в спальню.
Удовлетворенный результатом Джаред решил метнуть еще один «нож» в обтянутую футболкой широкую спину.
- Не староват ли ты для шлюхи?
Дженсен обернулся:
- Боишься, не встанет?
«Нож» своей цели явно не достиг.
- У кого? – уточнил Джаред.
Дженсен опустил глаза к натянувшейся палаткой ткани спортивных штанов в паху Джареда.
- Риторический вопрос. – И скрылся в спальне.
Джаред направился за ним, уверяя себя, что торопится только потому, что боится, как бы хастлер чего не стянул, а не потому, что горит от нетерпения заполучить его член. Врать самому себе получалось плохо, но признать правду казалось слишком унизительным.
Не успел Падалеки перешагнуть порог собственной спальни, как хастлер крепкими руками ухватил его за плечо, неуловимым приемом бросил на кровать, вздернул за задницу и стащил штаны к лодыжкам.
- К делу так к делу. Посмотрим, что у нас тут. – Горячие ладони прошлись по бокам, легли на ягодицы и чуть развели их в стороны. По спине пробежали мурашки от прохладного воздуха, коснувшегося разработанной, заботливо подготовленной дырки. А затем задницу Джареда овеяло влажное теплое дыхание, вызвавшее уже настоящую дрожь. – Привет, детка. – Голос Дженсена стал бархатным, почти воркующим. – Какая же ты красавица, такая розовая, такая влажная, такая заждавшаяся. Несладко тебе приходится с этим громилой. Все его боятся. Никто и не знает, какую прелесть он прячет, да?
Вот это действительно было унизительно. Стоять без штанов раком и слушать, как хастлер сюсюкает с твоей задницей. И возбуждаться от этого так сильно, что, кажется, можешь кончить от одного голоса.
Джаред закусил губу, чтобы отвлечься на боль, и дернул бедрами, вырываясь из рук Дженсена.
- Может, все-таки сделаем то, для чего все мы тут собрались? Или ты предпочитаешь и дальше вести разговоры с моей задницей?
Голой спины коснулась ткань футболки, в кровать рядом с головой Джареда уперлись ладони, ухо пощекотало теплое дыхание.
- С ней разговаривать намного приятней, чем с тобой.
- Ты здесь не для разговоров.
Дженсен вздохнул и двинулся вперед-назад, легко потираясь джинсами о голые ягодицы Джареда. Тот сжал кулаки, чтобы удержаться и не подмахнуть.
- Знаешь, если ты перестанешь относиться к этому как к необходимой, но неприятной процедуре, и ты, и я получим намного больше удовольствия.
Джаред перевернулся на спину и мрачно уставился на Дженсена.
- Как будто меня интересует твое удовольствие.
Дженсен согнул руки, опускаясь так низко, что едва не коснулся губами губ Джареда.
- Боюсь, без моего удовольствия тебе будет трудно получить свое.
Джаред был зол на подавшую идею Женевьев, на себя, согласившегося на этот фарс, и на хастлера, который вел себя так, будто это он тут хозяин положения. Но сейчас, окруженный со всех сторон Дженсеном, вдруг подумал, а почему бы и в самом деле не расслабиться и не получить настоящее, а не вымученное удовольствие.
- Зубы точно почистил? – Джаред положил руку на затылок Дженсену, ощущая, как кожу покалывают короткие волосы.
- Дважды, - прошептал тот с неизменной усмешкой.
И не соврал.

Джаред исследовал его рот и чувствовал легкий ментоловый вкус. И злился, потому что хотел целоваться не с тюбиком зубной пасты, а с человеком. Джаред слизывал и слизывал сладковатый привкус с десен, языка, зубов, внутренней стороны губ, пока, наконец, не почувствовал, что вот он Дженсен, прямо тут. Вкусный, с легкой горчинкой от кофе, немного терпкий и полный неразбавленного греха.
Скомкав в кулаках полы футболки, Джаред, оторвавшись от губ Дженсена, дернул ее вверх. Чтобы снять мешавшуюся тряпку, чтобы вдохнуть немного воздуха, чтобы увидеть открывшееся перед ним великолепие. Широкие плечи, мощные мышцы, блестевшую в свете лампы кожу и блядскую дорожку тонких волосков.
- А ты боялся, что не встанет, - усмехнулся Дженсен, когда Джаред нетерпеливо расстегнул ширинку и стянул джинсы хастлера вниз по бедрам.
Член Дженсена был прекрасен. Настоящее творение матушки-природы, которую ни один художник-гений при всех своих талантах не смог бы переплюнуть. Идеальный размер, идеальная толщина. Джаред чуть сжал пальцы, наслаждаясь бархатистой кожей и фактурой толстой вены.
- Ты не забыл, что платишь за свое удовольствие? - голос Дженсена чуть охрип, наконец-то теряя насмешливые нотки.
- Вот и не мешай мне его получать. - Джаред аккуратно провел кончиком языка по головке, дождался судорожного вздоха сверху и втянул член в рот.
О, да. Это Джереду хотелось ощутить не меньше, чем член в заднице. Но в самом деле, не будешь же признаваться хлюпику, которого ебешь, что безумно скучаешь по пульсирующей тяжести на языке, по солоноватому привкусу в горле, по возможности одним движением губ заставить партнера задыхаться от желания и молить о бòльшем.
Джаред медленно засасывал ствол все глубже и глубже, наслаждаясь каждым миллиметром. И также медленно поднимал взгляд вверх по дрожавшим от напряжения мышцам на животе, по широкой груди, по мощной шее, по сжатым добела губам к полуприкрытым, чтобы не ослепить горевшей в них похотью, глазам Дженсена.
Джаред поймал его взгляд лишь на секунду и опустил ресницы - удовлетворенный, - сосредотачиваясь на деле. Член проскользнул глубоко в расслабленное горло, горящие от растяжения губы коснулись аккуратно постриженных волосков в паху Дженсена, подбородок задел нежную кожу яиц. Джаред глубоко вдохнул носом, втягивая острый запах возбуждения, и в голове поплыло, будто травки вкурил. На лоб легла тяжелая ладонь, убирая волосы и оттягивая голову назад, так что во рту у Джареда осталось лишь головка члена.
- Издевательство, - сообщил Дженсен и двинул бедрами, снова проскальзывая в горло Джареду до упора.
По ощущению, что каждый твой вздох зависит от воли другого человека, Джаред тоже скучал. Дженсен двигался короткими рывками, забивая членом горло, выбивая из Джареда судорожные короткие вздохи, и это оказалось идеально. Настолько, что он готов был кончить, когда вдруг его сняли с члена и легонько пихнули назад.
- Какого черта? – Джаред приподнялся на локтях и потянулся обратно.
Дженсен опустился на него, прижался мокрой от пота грудью к груди.
- Твой рот хорош, - он облизал перемазанные в слюне и смазке губы Джареда. – Но задница намного лучше, - и перевернул его на живот.
Дженсен не стал церемониться, будто знал, что Джареду нравится вот так балансировать на грани боли и удовольствия, то и дело срываясь то в одну, то в другую сторону. Долбился мелкими частыми толчками, меняя угол, пока Падалеки не изогнулся, выставляя задницу, открываясь на полную, а когда это случилось, начал прицельно бить в одну точку.
Хваленые мозги отключились напрочь, казалось, что все органы чувств собрались в едином центре удовольствия: там, где телом теперь управляла маленькая железа, которую усердно долбил член Дженсена. И эта железа вынуждала стонать и орать, и подмахивать, и просить: еще, еще, еще.
Дженсен вдруг замер, войдя до упора, и издевательски медленно потянул член назад, все дальше и дальше, оставляя после себя тоскливую пустоту. Джаред попытался податься бедрами за ним, но крепкие руки удержали его на месте. Оставалось только сжаться изо всех сил, чтобы не упускать свое. А Дженсен только этого и ждал, ломанулся вперед, вскрывая сомкнутые мышцы, снова выводя Джареда на так любимую им грань удовольствия и боли. И снова прицельные мелкие толчки, и снова внезапная остановка, но теперь Джаред знал правила игры и принимал их с охотой, сжимаясь как можно сильнее, с замиранием сердца ожидая, когда Дженсен рванется вперед.
Рука, сомкнувшаяся на члене, выдернула Джареда из вязкой топи сладострастия, где он бултыхался в ритме движений Дженсена.
- Нет, - прохрипел Падалеки. Дженсен над ним замер, но руки не убрал. – Заставь меня кончить задницей.
Сзади послышался смешок, и пальцы на члене разжались.
- Ты здесь босс.
Теперь Дженсен взялся за дело всерьез. Никаких игр, никакого изощренного удовольствия, только примитивная, безостановочная ебля. Джареду, придавленному к подушке тяжелой ладонью, не разрешено было шевелиться, подмахивать или пытаться потереться членом о простыню. Позволено было только стоять раком и принимать мощные толчки члена. И когда Джареда по контрасту с этими грубыми движениями накрыло вдруг мягким, обволакивающим оргазмом, он сжался изо всех сил, не желая кончать в одиночку, и словил вторую волну кайфа, почувствовав дрожь наслаждения Дженсена.
Прошло минут десять, а может двадцать. Джаред с блаженной улыбкой валялся на кровати, закрыв глаза, и смаковал любимые, но так давно не испытываемые ощущения: легкое жжение в растраханной заднице, царапающую боль в не менее растраханном горле, едва заметное покалывание в натруженных коленях и локтях.
- Эй, здоровяк, не раскисай, - Джареда легонько похлопали по щекам, и он недовольно открыл глаза. Дженсен смотрел на него с улыбкой самца, удовлетворившего свою самку. – Мы только начали. – И снова перевернул Падалеки на живот.

***

В понедельник Джаред заявился на работу ближе к обеду. Болтавшиеся без дела подчиненные при виде босса вспугнутыми тараканами кинулись по своим местам. Но Падалеки вместо того чтобы рассердиться, с добродушной улыбкой отца семейства посмотрел по сторонам и несколько скованной походкой направился в кабинет.
- Кто-то хорошо провел выходные? – Женевьев разве что не подпрыгивала на своем кресле.
Джаред мечтательно прикрыл глаза, воскрешая в памяти воспоминания о том, насколько хорошо он провел выходные.
- Напомни выписать тебе премию, - и закрыл за собой дверь, оставляя секретаршу плавиться от любопытства.
Задница болела при одном взгляде на кресло, каждая мышца в немаленьком теле усердно напоминала о себе беспрестанным нытьем, глаза слипались, голова была набита ватой.
Джаред давно уже не чувствовал себя таким счастливым.
Два дня и три ночи с Дженсеном обошлись Падалеки в кругленькую сумму. Два дня и три ночи божественного секса с перерывами на заказать поесть, поесть, отрубиться и поспать пару часов, чтобы проснуться и продолжить. Два дня и три ночи восхитительных анальных оргазмов. Правда, на третью ночь Джаред вернул собственный член из опалы и позволил Дженсену отсосать. И то, что тот творил ртом, было неподражаемо, но все-таки не настолько прекрасно, как то, что Дженсен творил своим членом.
Короче, деньги были потрачены не зря. Более того: Джаред планировал ввести новую статью в список расходов.
Джаред аккуратно опустился в кресло, поерзал, освежая воспоминания, и открыл ноутбук. Работать не хотелось совершенно, да и вряд ли можно было в таком состоянии, поэтому Падалеки загрузил новостной сайт и погрузился в чтение репортажей.

***

Вой раненного хищника сотряс стеклянные перегородки. Женевьев сочла за благо притвориться глухой. Конечно, кому как не преданной секретарше бросаться в логово разбушевавшегося начальства. Но если начальство бушует из-за этой самой секретарши, разве не должен явиться прекрасный принц и спасти ее от праведного гнева?
Прекрасный принц не стал медлить.
- Не думал, что он догадается так быстро, – Дженсен Росс Эклз склонился к Женевьев, чтобы не пришлось перекрикивать повторно раздавшийся вой раненного хищника.
- Быстро? – Кортез опасливо покосилась в сторону кабинета начальства. – Я удивляюсь, как он не раскусил тебя за эти два дня. Он же гений.
- Я очень старался, чтобы ему некогда было пользоваться своими гениальными мозгами, - подмигнул Дженсен. – Ладно, пойду, а то он весь кабинет разнесет.
Женевьев проводила взглядом своего бесстрашного рыцаря, огляделась вокруг, проверяя не болтается ли поблизости кто-нибудь из вездесущих практикантов, и не стала отключать внутреннюю связь. В конце концов, кто знает, на что способен Падалеки в ярости.
- Значит, так ты зарабатываешь деньги для своего благотворительного фонда, Джей Ар Эклз? – Голос Джареда сочился таким ядом, что Кортез даже отодвинулась от переговорного устройства, чтобы тут же придвинуться обратно. Любопытство оказалось сильнее инстинкта самосохранения.
- Вообще-то, нет, но, знаешь, идея хорошая. Намного приятнее, чем уговаривать всяких шишек подать на благо общества. – Дженсен был как всегда спокоен и доволен жизнью.
- Верни мои деньги обратно!
- Тогда тебе придется вернуть оргазмы. – Видимо, такая наглость сорвала у Джареда последние предохранители, потому что тон Эклза стал менее насмешливым. – И потом, твои деньги пойдут на правое дело.
На некоторое время в кабинете воцарилась тишина, нарушаемая приглушенным пыхтением. Женевьев забеспокоилась: возможно, прямо сейчас за стеклянной, закрытой жалюзи стеной происходило убийство.
- Ты не шлюха?
Кортез выдохнула. Вряд ли Падалеки стал бы разговаривать с трупом.
- Смотря что ты вкладываешь в это понятие. Но, по крайней мере, на жизнь я себе таким образом не зарабатываю. Вообще, я сценарист.
- Сценарист? И все это твой очередной сценарий?
- Не мой. Идея принадлежит Женевьев.
Кортез напряглась. Если сейчас Падалеки решит придушить ее, удирать придется очень быстро.
- И ты просто так согласился сыграть шлюху? От нечего делать или из любопытства?
Женевьев снова выдохнула. Джаред пока был настроен относительно миролюбиво. Очень хорошо, потому что удирать в Лабутенах на двенадцатисантиметровой шпильке неудобно.
- На самом деле, это не в первый раз. Подожди, дай мне договорить. В восемнадцать я написал свой первый сценарий и отправился с ним к продюсеру. И там возникло небольшое недопонимание. Продюсер решил, что я шлюха, а я решил, что в Голливуде все через постель. Мы с ним не хотели разочаровывать друг друга и хорошо провели время, а когда все вскрылось, очень повеселились. Продюсер оказался дядей Кортез. И честно, я не знаю, каким образом она связала твой недотрах, мой приезд в Нью-Йорк и эту историю семнадцатилетней давности. Но очень рад, что она так сделала.
- И зачем ты пришел сюда?
«Бедный мальчик», - подумала Женевьев, услышав бесконечную печаль в голосе Падалеки.
- Во-первых, чтобы от имени фонда Джей Ар Эклза поблагодарить тебя за щедрое пожертвование, а во-вторых, чтобы выполнить вторую часть твоих желаний. Помнишь? – Голос Дженсена стал на пару тонов ниже, и по коже Женевьев пробежали мурашки. Этот парень умел пользоваться тем, чем его так щедро наградила матушка-природа. - Ты ведь не только хотел, чтобы тебя выебали так, чтобы все мысли утекли в член, чтобы в понедельник ты при каждом движении вспоминал, как хорошо тебя отодрали. Ты хотел сидеть здесь и представлять, что вечером тебя отдерут еще лучше?
В кабинете снова воцарилась тишина, и Женевьев снова забеспокоилась - теперь о здоровье начальства.
Дверь вдруг распахнулась. Кортез, отшатнувшись от переговорного устройства, сделала занятой вид, стараясь не косить глаза на вылетевшего из кабинета раскрасневшегося Джареда, тащившего за собой довольно ухмылявшегося Дженсена.
- Мы в архив, - бросил Падалеки.
«После обеда вызвать уборщицу в архив», - пометила Женевьев в ежедневнике и с чувством выполненного долга открыла сайт МаксМары: новая няшная линия пальто из альпаки просто-таки требовала потратить на себя обещанную премию.



Сказали спасибо: 242

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1414