ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1093

К океану

Дата публикации: 07.10.2014
Дата последнего изменения: 07.10.2014
Автор (переводчик): Hank Stamper;
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; ООС; постапокалиптика; приключения;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: Фик на заявку с Дженсен-топа №5.76. Дистопия, постапокалипсис, зомби или вирусы, неважно - что-то такое, с опасностями и дефицитом всего включая нормальные человеческие отношения. Просьба без нон-кона в отношении Джеев, а так любой каприз экшен на ваше усмотрение.

Аптека была, разумеется, разграблена, но мародёры не сумели вскрыть дверь в хранилище, либо, что вернее, им помешали. Джаред огляделся, прислушался - вокруг стояла мёртвая тишина. Он аккуратно обмазал взрывчаткой периметр двери, стараясь не расходовать много, прикрепил шнур и спрятался за углом. Грохнуло, полыхнуло жаром, по тесному помещению расползлась вонь.

- Коль вы снова не у дел, - замурлыкал Джаред старый рекламный джингл и помахал рукой перед лицом, чтобы разогнать дым, - если жар вас одолел, выход один - пейте аспирин, тра-та-та...

Он переступил через обломки двери и с восторгом оглядел забитые лекарствами полки.

- Прокладки хорошо впитывают кровь, - признался он упаковкам "Олвейз". - Так что извините, девочки.

Он смахнул всю коробку в сумку, завалил сверху аспирином и желудочными средствами, стащил с плеча рюкзак и забил до отказа, не переставая мурлыкать под нос. С учётом того, что на земле осталось не так уж и много живых, дефицит общения стал большой проблемой - приходилось разговаривать не только с собой, но и с окружающими предметами. Джаред искренне верил, что это помогает ему не свихнуться от одиночества.

Это только в фильмах мирного времени выжившие объединялись в группы и с успехом противостояли напасти. За полгода, миновавшие после Заражения, Джаред так и не смог найти мало-мальски трезво мыслящих людей, паника жрала мозг не хуже вируса, и живые оказывались едва ли не опаснее мертвяков. Злую шутку сыграла изоляция - Амарилло нельзя было назвать большим городом, военную базу под боком зачистили почти сразу после катастрофы точечным авиаударом, и дороги в мир оказались отрезаны. Мертвяки шлялись по окрестностям в огромном количестве, топтались на выездах из города, стеная, расхаживали по улицам, но по домам особо не шарились. В Амарилло для них почти не осталось еды, и инстинкт гнал этих тварей прочь из города. Джареду это было только на руку.

В принципе, он был готов прожить здесь хоть сколько, еды у него было вдоволь. Ему удалось одним из первых справиться с паникой, пока работал интернет, взломать сервер местной военной базы и обнаружить потайные входы в хранилища. Военные не успели его опередить, авианалёт был стремительным, и от базы в считанные минуты осталась груды дымящихся обломков. Джаред начала обрадовался, потом приуныл (там всё-таки можно было разжиться оружием), а потом задумался: зачем? Зачем нужно было отдавать приказ о бомбёжке маленькой техасской базы, едва появились первые панические сообщения о заразе?

Если всё было так, как он думал, то Амарилло мог войти в историю. Историю, которую хрен кто напишет, если не он сам.

Эта мысль развеселила Джареда. Он искренне считал, что оптимизм и надежда - половина успеха в долгом и муторном процессе выживания, поэтому не позволял себе падать духом. Периодически делал вылазки, искал живых, но безуспешно. Иногда у него складывалось ощущение, что жителей просто подменили на мертвяков, слишком быстро всё произошло. Слишком быстро они сдались. Пару раз он встречал группки обезумевших от страха людей, которые нелогично порывались его убить, вместо того чтобы объединить усилия по выживанию. Словом, всё не так, как в кино. Совсем не так.

Порой Джареду казалось, что Амарилло принадлежит только ему. Ну и паре-тройке тысяч мертвяков.

Как всё началось? С эпидемии вируса, который вызывал симптомы, похожие на грипп, потом начинался кровавый кашель и наступала смерть, которая тоже финалом не являлась. Город вымер за считанные дни. Джареда спасло только то, что он отлёживался дома с сильнейшим приступом мигрени, опустив шторы и нажравшись снотворного вперемешку с обезболивающим. Когда спустя сутки он вышел на улицу, пошатываясь от слабости, мощный взрыв потряс город - рванула военная база. Джаред кубарем скатился в подвал, полежал там немного на груде осыпавшейся штукатурки, поразмыслил и решил, что хуже уже не будет.

Он, конечно же, ошибался, но, обладая железными нервами, удивлялся и ужасался только пару недель.

Плюс свою роль сыграли фильмы мирного времени, которые можно было использовать как пособие по выживанию, компьютерные игры и опыт в области хакерства. Город забили беженцы, которые умирали тут же, в бесконечных пробках. Джаред забаррикадировал дверь и засел в интернете. Пока не вырубилась сеть, он нарыл массу полезной информации и затаился. А когда вышел на улицу во второй раз, Амарилло был заполнен мертвяками.

Мертвяки ждали его в хранилище под большим складом на углу Сентрал стрит, но Джаред, вооружившись пистолетом, подобранным возле объеденного трупа копа, неожиданно удачно избавился от всех. Сказывался опыт компьютерных игр и навыки стрельбы, полученные в юности, на отцовском ранчо.

- Стре-ляй-в-го-ло-ву, - приговаривал он, считая про себя оставшиеся патроны. Их было шесть. По одному на мертвяка. Последнего Джаред не добил, пришлось пустить в дело пожарный топорик.

Выживать оказалось неожиданно весело.

Полгода Джаред жил в соседнем со складом здании на двадцатом этаже с видом на останки базы, но последнее время подумывал о переезде. Амарилло надоел ему до смерти, и иногда Джаред жалел, что не выбрался отсюда, как только началась заваруха. Он изучил карту и решил, что можно направиться к Оклахоме-сити - там, конечно, мертвяков побольше, чем здесь, но шанс встретить адекватных живых и прибиться к ним тоже был велик. Джаред начал копить запасы еды и медикаментов, потихоньку укладывать вещи. Один раз спустился в гараж, запертый на висячий замок, проверил, как там его малыш. Малыш - старый "харлей" - был в порядке, разве что потускнел малость.

- Ничего, - сказал ему Джаред, погладив по бензобаку. - Мы с тобой ещё попылим, да?

Аптека была последним пунктом в его приготовлениях к отъезду.

Джаред, насвистывая, оглядел опустевшие полки, застегнул молнию на сумке, закрыл клапан рюкзака... и успел отскочить в сторону, когда сквозь разбитый проём на него надвинулся стонущий мертвяк. Лязгнули челюсти, Джаред увернулся, выхватил из-за пояса монтировку и с размаху обрушил на голову твари. Мертвяк кулём повалился на пол, и Джаред разглядел в темноте за его спиной ещё несколько покачивающихся смутных фигур. Он подхватил рюкзак и сумку, выскочил из аптеки и припустил по улице, слыша за спиной стоны и тяжёлые хлюпающие шаги. Мертвяки, к сожалению, умели быстро бегать.

Подстёгиваемый хрипами и клокочущими воплями, Джаред перемахнул через низкий забор и свернул в переулок, который, по всем расчётам, должен был вывести его на улицу, ведущую к дому. На бегу он не переставал напевать всякую чушь, не позволяя панике охватить рассудок. В конце концов не первый раз ему приходится удирать от мертвяков, которые, при хорошем раскладе, скоро потеряют след и отстанут. Джаред ускорился, свернул в подворотню и упёрся в глухую кирпичную стену.

Чёрт. Тупик. Тупик, мать вашу.

Мозг лихорадочно заработал. У Джареда была фора в полминуты, можно было вернуться и спрятаться в одном из домов по сторонам переулка, но никто не даст гарантии, что там не окопались мертвяки, которые с радостью присоединятся к преследователям. Быть сожранным после полугода в общем-то неплохой и даже привольной жизни - глупо. Зря он что ли столько времени водил судьбу за нос и считал, что родился в рубашке?

Мертвяки показались из-за поворота, и Джаред, вжавшись спиной в стену, скинул с плеч сумку и рюкзак и поудобнее перехватил монтировку. Если ему удастся завалить первых двух, может быть, получится проскользнуть между остальными и удрать. Джаред пожалел, что слишком расслабился и оставил дома дробовик и пистолет - патроны были наперечёт, тратить их лишний раз не хотелось, тем более что последние месяцы Джаред удачно избегал встреч с мертвяками. Кто ж знал, что именно сегодня подвернётся тот самый случай, когда придётся пожалеть о непредусмотрительности.

- Если радикулит замучил, - стиснув зубы, пропел Джаред, глядя, как твари приближаются, ковыляя и рыча, - не полагайтесь на случай...

Он размахнулся, намереваясь уложить ближайшего к нему мертвяка - солидного джентльмена в сгнившем деловом костюме - но не успел: над ухом сухо щёлкнуло, и тварь повалилась на землю с раздробленным черепом. Ещё три выстрела - и с мертвяками было покончено. Джаред так и застыл с занесённой монтировкой, плохо соображая, что происходит.

- Эй, - откуда-то сверху раздался хриплый голос. - Ты в порядке?

- Вроде бы, - Джаред задрал голову, зашарил взглядом по тёмным окнам. В одном из них, на втором этаже, виднелся человеческий силуэт. Лицо оставалось в тени, но Джаред сумел разглядеть пятнистую ткань рукава куртки: то ли парень из военных, то ли просто где-то подобрал камуфляж. Хотя, судя по метким выстрелам, первое было вероятнее.

- Спасибо, - проникновенно сказал Джаред. - Я у тебя в долгу, чувак.

Сверху донёсся смешок.

- Забей. Шоу окончено, иди куда шёл.

- Но... - Джаред растерялся. - Вообще-то я хотел угостить тебя... ну, аспирином, например, - он потряс рюкзаком. - Всё-таки не каждый день встречаешь живого, который не хочет тебя грохнуть, ополоумев от страха. Только не говори, что промахнулся.

Человек в окне снова засмеялся, и от этого звука у Джареда внезапно потеплело на сердце. В конце концов он так давно не слышал нормального человеческого голоса, не говоря уже о смехе.

- Ну же, чувак, - он снова потряс сумкой. - Давай поговорим как люди. Познакомимся хоть. Меня Джаредом зовут.

- Плохая идея, - донеслось сверху. - Сваливай отсюда.

- Почему?

- Потому.

В стене чернел дверной проём, вверх уходила лестница.

- Скажи хоть, как тебя зовут...

Джаред подхватил рюкзак и сумку и осторожно подкрался к двери. Под ногами хрустнуло битое стекло. Лестничный пролёт он преодолел одним прыжком и замер на пороге небольшой комнаты, оглушённый звуком взводимого курка.

- Дженсен, - хрипло сказал парень, сидящий на полу под окном. Он был одет в порванный местами камуфляж и высокие армейские ботинки и сжимал в руках пистолет, направив его на Джареда. На лице парня темнели полосы грязи, лоб пересекала длинная царапина, он выглядел усталым и больным, но глаза - зелёные, как замёрзшая во льду трава, - смотрели цепко и внимательно. Джаред поднял руки и обезоруживающе улыбнулся.

- Эй, остынь, - дружелюбно сказал он. - Не заставляй меня окончательно разочаровываться в людях.

Он сделал шаг, но ближе подходить не рискнул - чокнутый зеленоглазый парень явно был настроен серьёзно. Пистолет даже не дрогнул в его руках - больше того, он подтянул одно колено к груди и использовал в качестве упора. Джаред снова попытался наладить контакт:

- Ладно, окей. Как скажешь. Можно присесть? - Он ткнул пальцем в пол у стены напротив. - Устал, как собака, ноги не держат.

- Убирайся, - Дженсен кашлянул, прикрыв рот сгибом локтя, махнул пистолетом.

- Ну я не собираюсь задерживаться надолго, если ты настолько против моей компании, - Джаред опустился на пол, поджав ноги по-турецки, улыбнулся так, что скулы свело. - Просто я чертовски рад, что обнаружил в этой дыре единственного разумного живого. Чувак, ты не представляешь, как мне было одиноко. С упаковками аспирина разговаривать научился, прикинь. - Он старался не смотреть на чёрное отверстие пистолетного дула, сосредоточил взгляд на бледном лице напротив, на зелёных глазах, обведённых тёмными кругами. - Если ты беспокоишься, что я тебя объем, так забей, у меня жрачки выше крыши. И лекарств полно. И ещё... - Джаред попытался говорить как можно проникновеннее, - у меня тут недалеко в гараже стоит байк и запас бензина. Я собирался валить из Амарилло. Не хочешь со мной?

Последний вопрос у Джареда вырвался случайно. Ну, почти. Нет, ему на самом деле хотелось обзавестись уже нормальным адекватным попутчиком, с которым можно было бы не только разделить опасности и тяготы пути, но и наговориться вдоволь. Или, как Джареду ненавязчиво намекнула одна деликатная часть тела, заняться ещё чем-нибудь интересным. В конце концов, если они единственные выжившие на много миль вокруг, то, может быть, пора послать к чёрту предрассудки насчет сексуальной ориентации? Тем более что у Джареда до Катастрофы был опыт с мужчинами, и нельзя сказать, что ему не понра...

- Ты, - сказал Дженсен холодно. - Как там тебя? Джаред? Так вот, Джаред. Я последний раз повторяю: убирайся. Если тебе дорога твоя никчёмная жизнь, которую я на свою голову спас, то ты меня послушаешь, - он снова закашлялся и сплюнул на пол. Кровь. О, чёрт.

- Я понял, - Джаред вскочил на ноги, попятился. - Ты заражён, да? Блядь.

Дженсен устало покачал головой и облизнул сухие губы.

- Это не то, что ты думаешь. Но в твоих же интересах свалить отсюда как можно быстрее.

Джаред остановился в дверях. Дженсен опустил пистолет, откинул голову и прислонился затылком к стене. Выглядел он, прямо скажем, плохо.

- Не то, что я думаю?

Дженсен закатил глаза.

- Господи, какой же ты настырный.

- Я не уйду, пока ты мне не расскажешь.

Дженсен уставился на него таким яростным взглядом, что зелень в его глазах полыхнула, будто отблеск северного сияния.

- Я расскажу, а ты уйдёшь, договорились?

- Ладно.

- Сядь.

- Сел, - Джаред снова опустился на пол, скрестив ноги и подтянув к себе сумку.

- Не буду тянуть, - Дженсен облизнул губы. - Я - носитель. Тот подопытный кролик, который не только не сдох от очередного инфицирования, но и ухитрился положить начало заражению. Ты же знал, что вирус разрабатывался на базе здесь, рядом?

- Догадывался.

- Умница. Пять лет учёные возились с этим дерьмом, пытаясь обуздать его силу и заставить подчиняться себе. Это было бы оружие, которое могло бы держать в страхе весь мир. Я был одним из добровольцев, одним из... двух десятков. Все они погибли. Мне ввели очередную версию вируса, уже ни на что не надеясь. И я впал в помешательство.

- Ого...

- Тяпнул за руку врача, чуть не откусил палец санитару. Они превратились почти моментально, набросились на остальных. А я пришёл в себя, - Дженсен усмехнулся. - И, как видишь, ещё не сдох. Мертвяки меня за версту обходят, будто боятся. А я вроде бы и болен, а вроде бы и нет. Но то, что, как носитель, я заразен - факт.

- Ну... если ты не собираешься меня кусать или плеваться, - осторожно сказал Джаред, переваривая услышанное, - то, наверное, мы могли бы что-нибудь придумать. Ведь вирус не передаётся через прикосновения, верно?

Дженсен подозрительно уставился на Джареда.

- Ты о чём это?

- О том, чтобы свалить отсюда вместе, придурок! - Джаред вскочил на ноги, мозг лихорадочно заработал. - Ты что, не понимаешь? Ты - залог нашего общего спасения, нашей дальнейшей жизни. Мертвяки не трогают тебя, не тронут и меня, если я буду держаться рядом. А вдвоём выжить - легче лёгкого, тем более, что тебе явно не помешает помощь.

- Если на тебя попадёт хоть капля моей крови... - Дженсен закашлялся.

- Знаю, знаю. Ты умеешь водить байк?

- Когда-то умел.

- Отлично, - Джаред подхватил сумку, рюкзак, протянул руку, и Дженсен с недоумением уставился на неё. - Пошли отсюда. Ты поведёшь.

***

Они собрали вещи в логове Джареда в четыре руки - забили два рюкзака и перекидной кофр. Дженсен старался не приближаться к Джареду, но тот сам пару раз тронул его за плечо, осторожно, словно пробовал, можно ли. Рисковый парень. Дженсен покопался в аптечке, нашёл марлевую маску, на всякий случай надел - мало ли. Конечно, чтобы заразить парня, его действительно нужно было укусить, или хорошенько обслюнявить... или трахнуть. Уставший мозг трактовал возникшее между ними напряжение по-своему: этого Джареда стало вдруг слишком много, а Дженсен, честно говоря, за полгода изоляции успел забыть, что такое простое человеческое общение.

Ему очень повезло тогда - успел смыться до авиаудара, в числе немногочисленных счастливчиков, который, впрочем, очень скоро поддались панике и пали жертвами собственной глупости. Во всяком случае, заразил их не Дженсен, а кто-то из мутировавших по его вине, которым тоже удалось сбежать. Переполох, начавшийся на базе, и стремительный рост числа заражённых не делали чести профессионализму военных; впрочем, на тот момент их было существенно меньше, чем учёных и лаборантов. База давно превратилась в исследовательский центр, что сыграло Дженсену на руку - исчезнуть оказалось довольно просто.

Некоторое время он отсиживался в одной из брошенных квартир, приходил в себя. С опаской прислушивался к внутренним ощущениям - ничего особенного, разве что кашель небольшой. Умирать и перевоплощаться в мертвяка Дженсен явно не собирался. Более того, мертвяки обходили его за версту либо вообще не замечали. Эксперимента ради Дженсен прогулялся по торговому центру, забитому тварями под завязку, и вышел оттуда живым и невредимым.

Сколько ему ещё осталось, он понятия не имел и думать об этом не хотел. С одной стороны, Дженсен чувствовал себя защищённым - болезнь давала ему право жить абсолютно свободно, ничего не боясь. С другой - его тяготило чувство вины: в конце концов, это из-за него начался этот апокалипсис, охвативший полмира, если не больше. Иной бы на его месте покончил с этим раз и навсегда, застрелившись к чёртовой матери, но у Дженсена тупо не хватило мужества. С вирусом, проникшим в каждую клетку его тела, чувствуя себя контейнером со смертельно опасным оружием, Дженсен ощущал себя как никогда живым.

И отчасти в этом оказался виновен Джаред. С ним почему-то хотелось поладить. Попробовать пожить по-человечески. Оптимизм, который прямо-таки излучал этот парень, его настырность, жажда жизни, способность выкрутиться из ситуации и полное отсутствие паники или страха - всё это здорово подкупало. Дженсен физически чувствовал, как будто бы очухивается от глубокой спячки, стряхивает с себя опостылевшее чувство вины (не забывай об осторожности, Эклз!) и, как дурак, радуется этой неожиданной встрече.

- Ты поведёшь, - повторил Джаред, кидая ему ключи от "харлея". - Я буду у тебя за спиной, и ты не сможешь на меня начихать.

Он выпрямился, закидывая туго набитый рюкзак на плечо, и улыбнулся. Дженсен кивнул, поправил повязку на лице.

- Поехали.

И они поехали. Лавируя по забитым брошенными автомобилями улицам, вырвались на трассу, проехали мимо толпы слонявшихся по мосту мертвяков и рванули на юг по пыльному шоссе, над которым дрожало жаркое марево. Дженсен поначалу думал, что не справится с джаредовым динозавром, но потом понял, что "харлей" слушается его, как собака, чутко реагируя на каждый наклон. Присутствие Джареда за спиной ободряло: парень прижимался к его спине, но руками не хватался - видимо, держался за седло позади себя. Гружёный "харлей" легко тянул около сотни миль в час, и Дженсен, вырулив на трассу, испытал дикий восторг - неважно, что там с ним случится через пару дней или через год-другой, но сейчас значение имела только эта свобода, прекрасная и не нужная больше никому, кроме них двоих.

Джаред за его спиной что-то проорал, и Дженсен с трудом удержался, чтобы не повернуть голову. Вместо этого он притормозил, заглушил двигатель и поинтересовался, не оборачиваясь:

- Что?

- Я говорю, залить канистры не мешало бы. - Зашуршала карта. - Тут в паре миль на съезде заправка, можем попробовать.

Пауза, и тут же насмешливое:

- Ты так втопил, что горючки до побережья не хватит.

- Прости.

- Не извиняйся, понимаю. Слушай, мне отлить нужно.

Байк качнулся, Джаред, слезая, задел Дженсена коленом. Дженсен упрямо смотрел вперёд, глаза слезились, в горле вскипал кашель. Он дождался, пока Джаред отойдёт на обочину, и зажал рот рукавом. Повязка повлажнела, запахло кровью. Дженсен откашлялся, содрал бесполезную тряпку, швырнул подальше. Краем глаза увидел, как подходит Джаред, и отвернулся, прижав ладонь ко рту.

- Держи, - Джаред протянул ему бандану, - повяжи. Она плотнее, чем эта маска дурацкая.

- Спасибо, - Дженсен замотал нижнюю часть лица на бандитский манер, рискнул повернуть голову и встретился глазами с Джаредом. Тот стоял, опустив руки, и ветер трепал его спутанные волосы, а во взгляде не было ни малейшего страха. Только любопытство с лёгкой примесью тревоги, будто бы Джаред действительно беспокоился за его здоровье.

- Слушай, - вдруг сказал он, - ты, наверное, не знаешь, но вдруг... Вакцина от этой дряни есть?

Дженсен усмехнулся.

- Понятия не имею. Мы были участниками эксперимента, о котором до поры до времени не знали ровным счётом ни черта. По-твоему, мне докладывали во всех подробностях о том, что происходит?

- Ясно, - Джаред помрачнел. - Выходит, нет.

- Даже если вакцина была, базу сровняли с землёй.

- Недальновидно.

- Есть такое.

Джаред помялся, словно хотел ещё что-то сказать, но передумал. Махнул рукой.

- Поехали.

- Забирайся.

Дженсен завёл "харлей" и вздрогнул, когда Джаред умостился позади и положил руки на его талию. У него это вышло совершенно недвусмысленно и легко, будто так и нужно.

- Ты так лупишь, - усмехнулся он, почувствовав, как напрягся Дженсен, - что я боюсь свалиться на повороте. Так что извини.

- Извиняю. Держись крепче.

Ветер хлестнул в лицо мелкой пылью, и Дженсен почувствовал, что Джаред прижимается щекой к его спине, отвернувшись от потока встречного воздуха. Даже сквозь плотный камуфляж куртки ощущалось фантомное тепло - удивительно и волнующе. Дженсен поддал газу, опустил взгляд и увидел руки Джареда, сцепленные на животе, прямо над пряжкой армейского ремня.

"Парень, ты обнимаешь бомбу с часовым механизмом, - подумал Дженсен, - и я ни хуя не знаю, как он отключается".

Он подавил растущий в груди кашель и сосредоточился на дороге, серо-жёлтым полотном убегающей под колёса.

***

Дженсен первым вошёл в маленький полутёмный магазинчик при заправке и чуть не споткнулся о мертвяка - у того отсутствовали обе ноги, и половина тела бессмысленно кружила по полу, оставляя влажный, дурно пахнущий след. Джаред замешкался в дверях, доставая оружие, но замер, когда Дженсен спокойно переступил через тварь, которая завизжала и попыталась уползти. Нагнувшись, Дженсен подцепил с груди мертвяка бейдж в пластиковой окантовке, поднёс к глазам. Мертвяк, извиваясь, потащился в глубь магазинчика.

- Его звали Шон Уэст, - спокойно сообщил Дженсен и бросил бейдж на пол.

- Упокой Господи его душу, - пробормотал Джаред, обогнул Дженсена и аккуратно выстрелил в голову мистера Уэста.

- Я видел за колонкой старую водокачку, - помолчав, сказал Дженсен и оттянул ворот куртки. - Если ты не против, я бы устроил помывку.

Джаред сунул пистолет за пояс и подхватил с пола канистры.

- Валяй. Я пока разживусь горючкой.

Пока он заправлял "харлей" и запаски бензином, то думал о Дженсене. О том, что этот красивый парень - ходячая биологическая бомба, и одной капли его слюны или крови, попавшей на слизистую или в ранку, достаточно, чтобы земной путь Джареда стремительно закончился. Джареду удалось относительно легко выжить в течение полугода, и похерить это достижение было бы глупо, но и терять Дженсена не хотелось. Слишком человечным и живым выглядел Дженсен, простой солдат, невольно возглавивший единственную оставшуюся армию - армию мертвецов. Или Джаред просто истосковался по нормальному общению... Везунчик, что ни говори. На всём белом свете он ухитрился встретить того, кто положил начало вселенской катастрофе. Конечно, виноваты в этом были учёные, упустившие в своих расчётах что-то важное, но физически это был Дженсен.

Почему-то стало обидно. Дженсен не позволял себя касаться, что, в общем-то, было разумно. Только тогда, на байке, когда Джаред под надуманным предлогом осторожно обнял его за талию... Под плотной тканью прощупывались крепкие мышцы, на которых никак не сказалось действие вируса. Вообще Дженсен производил впечатление вполне здорового человека, разве что немного уставшего. Даже кашель с кровью, казалось, его не тревожил и не вызывал неприятных ощущений.

Джаред завинтил крышку канистры, выпрямился, потирая поясницу, и мечтательно прикрыл глаза. В мирное время, встреть он такого парня, как Дженсен, он бы из кожи вон вылез, лишь бы завоевать его расположение. От одной только мысли о том, каково это - целовать такие губы, не только дух захватывало, но и член реагировал как надо. К сожалению, мечтам было суждено оставаться мечтами.

Джаред приторочил канистры к седлу, вытер руки ветошью и направился в магазин. Смёл с полок остатки орешков, пакеты с чипсами и закаменевшие конфеты, проволок рюкзак по полу и высунулся в заднюю дверь.

- Дже....

Имя застряло в горле, потому что зрелище, открывшееся взгляду Джареда, даже мертвяка заставило бы утратить дар речи. Дженсен сорвал кран с маленького резервуара с водой, стоявшего на ржавых опорах, и плескался под тугой струёй, фыркая, как тюлень. С его коротко стриженых волос летели мелкие брызги, вода сбегала по обнажённому телу, творя чудо: вместе с потом и грязью с Дженсена, казалось, сползала его болезнь, и Джаред видел перед собой абсолютно здорового красивого парня, которого мучительно хотелось потрогать. Просто чтобы убедиться, что глаза его не обманывают. Исчезли тени под глазами, засохшие потёки крови в уголках губ, бледный цвет кожи уступил место приятному румянцу от прохладной воды. Дженсен скрёб голову, пританцовывал, ловил ртом капли и жмурился, не замечая Джареда.

А тот стряхнул оцепенение и громко кашлянул.

- Чёрт! - Дженсен вздрогнул, вынырнул из-под тугой струи и проморгался. - Джаред, ты?

- Я, - прохрипел Джаред, сложив руки лодочкой в паху.

- Тоже хочешь?

- Очень.

- Сейчас освобожу.

Дженсен вышел из-под импровизированного душа, прошлёпал к брошенному рюкзаку, вытянул полотенце и начал вытираться. Джаред пялился, приоткрыв рот, и Дженсен в конце концов раздражённо замер, комкая полотенце в руках.

- Ты чего?

- Ничего, - просипел Джаред, развернулся и сбежал с позором. Отдышался у входа в магазин, обматерил себя с головы до ног, включил режим "мне всё похуй" и, игнорируя тяжесть в паху, принялся увязывать сумки. Он так увлёкся - или убедил себя в том, что увлёкся - что не услышал, как Дженсен подошёл сзади. Вскинулся, только услышав оклик:

- Эй, с тобой точно всё в порядке?

- Ага, ага, - Джаред закивал, не оборачиваясь. - Просто... ну, малость подзабыл, как выглядит голый мужик, ага.

- Рекомендую вспомнить ещё разок. Иди, я оставил тебе воду.

Джаред медленно повернулся. Дженсен, слава богу, одетый и застёгнутый наглухо, стоял в паре футов от него, заматывая лицо банданой. Кончики мокрых волос поблёскивали на солнце, и Джаред невольно запустил руку в свою всклокоченную, давно немытую шевелюру. Сразу как-то всё зачесалось.

- Ладно, - пробормотал он. - Погоди, я быстро.

Быстро не получилось. Сначала вода показалась ледяной, потом её поток слегка ослабел, а под занавес Джаред некстати вспомнил Дженсена, чьи следы ещё хранила влажная земля под ногами, и завёлся совершенно непотребно. Кругом смерть и разруха, он едет чёрт знает куда в компании ходячего вируса, чтобы выжить, нужно совершать множество маленьких подвигов каждый божий день, а поди ж ты: физиология брала своё. Более того, Джаред совершенно не был уверен, что среагировал бы точно так же, окажись на месте Дженсена любой другой мужик. Или даже баба. Хотя нет, наверное, если бы это была симпатичная тёлочка - как в старых фильмах, вся такая боевая милашка...

Так, где кнопка выключения грёбаной фантазии?!

Джаред поспешно домылся, наполнил водой пустые фляги и вернулся к Дженсену с видом обречённого на казнь. Дженсен сидел на байке, сунув руки в карманы куртки, смотрел вдаль. Лицо закрывала бандана, глаза - тёмные очки.

- Где взял? - просипел Джаред.

- Там, - Дженсен махнул рукой в сторону магазина. - Единственные целые, так что извини.

Голос Дженсена из-за банданы звучал чуть приглушённо, и Джаред поборол иррациональное желание содрать с него эту тряпку, чтобы увидеть его губы. Больше того - в мечтах он увидел себя, целующим этот рот взасос.

- Джаред?

- О господи, - простонал Джаред. - Замолчи, а? Всё со мной в порядке.

- Я вижу, - усмехнулся Дженсен. - У тебя всё на лице написано, приятель.

- Очень рад. Тогда ты наверняка видишь и ещё кое-что? Может, ты и ходячий вирус, Дженсен, но тебе больше идёт прозвище "ходячий секс". И мне до чёртиков хочется, чтобы ты меня трахнул. Бля, я сказал это вслух?

Дженсен медленно стянул с лица тёмные очки и воззрился на Джареда так, словно только что перед ним приземлилась летающая тарелка и маленькие зелёные человечки с ходу предложили близкий контакт третьего вида. Ветер гнал пыльные волны по пустому шоссе, тихо поскрипывала дверь магазина, болтаясь на ржавых петлях, а в голове Джареда вертелся очередной джингл - что-то там про "защити себя и партнёра своего - с "Дюрекс" это сделать легче всего". Очень своевременно. А главное, как в тему...

Дженсен кашлянул и сказал:

- Я... Короче. Я понял, да. Поехали?

Это прозвучало почти с мольбой, и Джаред досадливо прикусил язык. Всё, разговор исчерпан, а дурь выветрится вместе с попутным ветром. Это просто синдром "последних людей на земле", желание напомнить себе, каково это: быть живым.

Они выехали с мёртвой заправки и попылили к океану по прямому, как стрела, хайвею, и Джаред впервые порадовался, что на мотоцикле особо не пообщаешься. Зеркало заднего вида отражало запылённые стёкла очков Дженсена и верхний край банданы, так что о выражении его лица можно было только догадываться. Джаред отодвинулся подальше, взялся за сидение и уставился в широкую спину, обтянутую камуфляжной курткой. И поклялся себе, что больше не будет прикасаться к Дженсену - всё-таки безопасность превыше всего, об этом стоит помнить.

А остальное неважно.

***

Дженсен физически ощущал пустоту за спиной - Джаред касался его только коленями. С одной стороны, это было правильно. С другой - обидно. Дженсен затолкал это чувство от греха подальше, забаррикадировал разумными доводами об осторожности. Инцидент на заправке был исчерпан. Да, Джаред действительно завёлся, и Дженсен словил ответную волну: трахнуть этого парня захотелось до боли в яйцах. Развернуть к себе спиной, прикусить мягкую кожу на загривке, засадить поглубже... Дженсен тихо застонал сквозь зубы, чувствуя, как дёрнулся член в штанах, и стиснул руль, пытаясь сосредоточиться на дороге. Едва ли эта агрессия была следствием его болезни - в противном случае, фантазии Дженсена были бы куда кровавей, - но на всякий случай он постарался отвлечься. Считал милевые столбики по обочине, поглядывал в зеркало заднего вида, в котором отражалось плечо Джареда и пустынная дорога, теряющаяся в пепельной белизне. До океана оставался десяток миль, день клонился к вечеру, и ощущение полного одиночества навалилось с новой силой - мёртвые городки по обе стороны трассы оставались мёртвыми: ни единого проблеска света в слепых окнах домов, ни единой живой души на пустынных улицах. Даже мертвяки куда-то попрятались, и тишину нарушал только рёв "харлея".

Джаред прикоснулся к его плечу и тут же отдёрнул руку. Дженсен сбавил скорость, остановился. Небо над их головами наливалось алым закатным маревом.

- Я подумал, было бы неплохо остановиться где-нибудь и переночевать. Скоро стемнеет, а у меня передняя фара барахлит.

- Как скажешь, - проговорил Дженсен, глядя, как в тусклом покрытии бензобака отражаются огненные облака.

- Судя по карте, тут недалеко мотель. Зачистим его, и можно выспаться по-людски.

- Куда сворачивать?

- Ещё полмили прямо, потом будет развилка. Вроде бы прямо на перекрёстке.

Дженсен кивнул. Кашель снова попёр наружу, удушливой волной, забивающей горло. Привычный вкус крови заполнил рот. Дженсен нагнулся, пряча лицо в сгиб локтя, откашлялся, приподнял край банданы и сплюнул тяжёлый тёмный сгусток.

- Ты в порядке? - встревоженно подал голос Джаред из-за спины.

- Нет. Поехали отсюда.

Они добрались до перекрёстка за считанные минуты, как раз, когда солнце коснулось горизонта, готовое скатиться в бездну. Маленький мотель "Грин Вью", три машины на парковке, выбитые стёкла, ветер колышет пёстрые занавески. Дженсен остановил мотоцикл, дождался, пока Джаред слезет, и слез сам, чувствуя, как от усталости дрожат руки. Пока он приходил в себя, откашливался и вытирал слезящиеся глаза, Джаред успел разобраться с мёртвыми обитателями мотеля - судя по выстрелам, их было пять.

Дженсен забрал рюкзак и сумку, направился к двери. Джаред ждал его на пороге, запихивая пистолет за пояс.

- Разгар сезона, - пошутил он, - а свободных мест - завались.

- Мне номер с видом на море, пожалуйста, - в тон ему отозвался Дженсен, и увидел, как разгладилось лицо Джареда и в его глазах вспыхнуло облегчение. Правильно. Сделаем вид, что ничего не произошло.

Они оттащили трупы мертвяков (звучит-то как!) в подсобку, забрали с доски над конторкой два ключа с номерками 1 и 2 и отправились обживаться. Дженсен отпер свой номер и на мгновение замер, ошеломлённый: настолько мирным выглядело всё вокруг. Чистый пол, аккуратно заправленная кровать, покрытые слоем пыли полки и стол, картинка на стене с изображением идиллического сельского пейзажа... Дженсен поставил сумку на пол, снял с плеча рюкзак и прошёл в ванную. Стёр с зеркала пыль, стянул бандану и уставился на себя: заросшее рыжеватой щетиной лицо, тёмные круги под глазами, обветренные губы в кровавых трещинках... Да, зрелище то ещё. Усталый мужик, в свои двадцать восемь выглядевший на десяток лет старше. Дженсен усмехнулся краем губ, откашлялся, сплюнул в раковину, повязал обратно бандану и вышел в комнату.

В дверях стоял Джаред.

- Устроился? - спросил Дженсен, расстёгивая сумку и извлекая на свет банки с консервированным тунцом, чипсы и бутылку воды.

- Шикарно, - Джаред расплылся в улыбке. - Предлагаю отметить.

Он извлёк руку из-за спины и поболтал перед носом Дженсена бутылкой с чёрно-белой этикеткой. Коричневая жидкость внутри призывно булькнула.

- Старина Джек - не самое лучшее в мире пойло, согласен, но выбора у нас нет. И, к сожалению, льда - тоже.

Дженсен отошёл подальше, сел на край кровати и стащил с лица платок. Тело гудело от напряжения, и предложение Джареда неожиданно обрадовало. Расслабиться им обоим не помешает.

- Найдёшь из чего пить?

- Я принёс, - Джаред поставил на стол два пластиковых стакана и наполнил почти до краёв. Осторожно протянул один Дженсену, так, чтобы не прикоснуться ненароком.

- За что пьём? - Дженсен поднёс к губам стакан, вдохнул острый сладковатый запах виски, от которого тут же закружилась голова. Он не пил спиртного с тех пор, как стал добровольцем в исследованиях и не знал, как алкоголь подействует на вирус, но желание выпить пересиливало страх. В конце концов, даже если это кукурузное пойло запустит новую программу внутри него, Джаред успеет убить его. Во всяком случае, лучшей смерти Дженсен и пожелать себе не мог.

- За нас? - предложил Джаред.

- За нас, - согласился Дженсен и махнул залпом полстакана. Тело бросило в жар, желудок с непривычки сжался, но тошнота быстро прошла, и голова стала лёгкой и дурной. Дженсен вскрыл банку тунца, пальцами подцепил кусок и отправил в рот. И только потом понял, что Джаред смотрит на него странным взглядом.

- Чего? - пробормотал Дженсен с набитым ртом.

- Ничего. Просто смотрю.

- Лучше поешь.

Джаред сел в кресло поодаль, принялся послушно возиться с банкой. Дженсен смотрел на его руки, на пальцы - длинные, красивые. Такие пальцы здорово брать в рот, облизывать, пробуя языком шершавые подушечки... Хмель расползался по телу, отключал предохранители один за другим, оставляя чистые инстинкты. Дженсен сделал ещё глоток, откинулся на спинку кровати и вытянул ноги, глядя на силуэт Джареда в кресле. Сумерки заполняли комнату.

Джаред шумно прихлебнул из стакана, признался:

- Что-то меня развезло.

- У тебя есть аспирин, - усмехнулся Дженсен. - Завтра выживем.

- Такое чувство, что мы с тобой в прошлое провалились. Как будто ничего не было, да? И мы просто едем к океану, такие простые весёлые парни.

Дженсен подбил под голову пыльную подушку, потёр нос, избавляясь от желания чихнуть.

- О да. И у нас впереди целое лето - будем валять дурака, бухать и...

-... трахаться.

Слово вползло в кровь вместе с виски, растеклось по венам, отдалось в паху. Дженсен закрыл глаза и сглотнул.

- Джаред, послушай...

- Не хочу, - голос Джареда звучал хрипло. - Не хочу тебя слушать. И так знаю, что ты скажешь.

- Ты хотя бы не дурак, это хорошо.

- Дженсен, у меня никого не было полгода минимум.

- А у меня, можно подумать, было.

Темнота разлилась по комнате, и Дженсен слышал только дыхание Джареда и его голос. Можно было представить себе всё что угодно. И что мир вокруг них живёт и дышит, как огромное существо, и его заполняют привычные звуки - обрывки музыки, смеха, человеческих голосов... И что Джаред совсем близко - только руку протяни, а на губах вместо опостылевшего привкуса крови - дымный вкус виски.

- Давай просто поговорим, Дженсен, ладно? - донеслось из темноты.

- Давай... Легко. Расскажи мне, чего ты хочешь.

- Я хочу... Блядь. Да до хуя всего. Попробовать на вкус твой рот...

- Начнём издалека, да?

- Заткнись. Хочу встать перед тобой на колени, впустить твой член глубоко в горло. Я умею...

- Не сомневаюсь. Продолжай.

До Дженсена донёсся прерывистый вздох, шорох одежды.

- У тебя большой член, Дженсен, я не знаю, как он, чёрт подери, поместится в моей заднице, но я хочу почувствовать его в себе.

Дженсен запрокинул голову, закусил губу и нырнул рукой в расстёгнутую ширинку. Обхватил стоящий колом член, медленно провёл вверх-вниз. Голос Джареда плыл по тёмной комнате, завораживая.

- Я бы хотел, чтобы ты растянул меня. Подготовил как следует. Ты сделаешь это, Дженсен?

- Да, - проговорил Дженсен и не узнал свой голос. - Я вылижу тебя сначала. Твою дырку... Проберусь языком внутрь - ты такой горячий и тесный, пиздец.

- Пальцами...

- Да, потом пальцами. Два? Три?

- Три.

- Очень хорошо... - Дженсен услышал влажный звук со стороны кресла, понял, что Джаред занят тем же, чем и он, и это подстегнуло не хуже яркой до безумия картинки перед глазами. - Смазать тебя надо, да?

- Да. Господи...

- Ты течёшь, как девчонка, Джаред. Отпусти мои пальцы, у меня есть предложение получше...

- Перевернёшь меня? Или трахнешь на спине?

- Переверну. У тебя охуенная задница, знаешь? - Дженсен заработал рукой, ускорившись, и услышал, как зачастило дыхание Джареда. - Прогнись. Вот так, да... Я буду держать тебя за бёдра и трахать медленно и глубоко... сначала. Убери руки, не трогай себя.

Судя по всему, Джаред послушался, хотя Дженсен, распалённый фантазиями, не имел в виду реальность.

- Убрал... - голос Джареда дрожал и срывался на стон. - Любишь, когда тебе подмахивают, да? Я бы насадился на твой член до конца. Больно, чёрт. Охуенно.

- Быстрее? Ты хочешь быстрее?

- Блядь, да!

Дженсен задвигал кулаком, сжимая горячий ствол, чувствуя, как подкатывает тяжёлая сладкая волна оргазма. Где-то вдалеке ритмично поскрипывало кресло, сбивчивое частое дыхание Джареда перемежалось короткими стонами.

- Давай... - шептал Дженсен, не понимая ни единого слова, - давай же, детка... господи, как хорошо... - и Джаред вторил таким же сорванным полушёпотом, где-то в темноте подмахивая созданному воображением фантому. Насаживаясь на член, выгибая влажную от пота спину и подставляя под поцелуи шею под мокрыми завитками взлохмаченных волос. Дженсен махнул свободной рукой, мазнув кончиками пальцев вдоль ложбинки позвоночника, и Джаред обернулся через плечо, блеснув кошачьими своими глазищами: "Дженсен, я скоро... скоро кончу".

- Не смей, не смей, подожди, бля-а-а-дь....

Оргазм вышиб дух, тело выгнуло в судороге, и Дженсен, содрогаясь, излился в кулак - густо, обильно и, похоже, едва ли не до потолка. Джаред захрипел где-то на периферии уплывающего в кайф сознания - догнал, хороший мальчик... Лихорадочная дрожь волной прокатилась с макушки до пят, приятным отголоском вернувшись к обмякшему члену. Блядь, он в юности так не кончал, чтобы столько... Даже под самую офигительную порнуху. Даже с самыми умелыми парнями. А тут - от одних только слов под диктовку фантазии, от голоса и дыхания Джареда в темноте...

- Эй, - хрипло окликнул Джаред с кресла. - Ты там жив?

- Не совсем. Скорее, нет. А что?

- Я кончил без рук. Охуеть, да?

- Что?

- Ну, ты сказал убрать руки... я и убрал. И больше не трогал себя.

В его голосе звучало изумление и гордость одновременно. Дженсен восхищённо присвистнул, извернувшись, стащил футболку и принялся вытираться - тщательно, чтобы ни единой капли заразной спермы не осталось на коже. Бельё на кровати тоже придётся выбросить. И футболку со штанами сжечь. Не хватало ещё, чтобы Джаред случайно...

Чёрт!

Кровать внезапно скрипнула и просела, и бедра Дженсена коснулось тёплое. А голос виновато зашептал совсем рядом:

- Я только хотел посветить, темно же, не видно ни хрена...

- Сбрендил? Убирайся, тут же всё... блядь... всё испачкано...

Дженсен попытался отползти на другой край кровати, когда вспыхнул слабый огонёк крошечного карманного фонарика - батарейки, видать, садились. Озарил виноватое лицо Джареда, скуластое, разрумянившееся, глаза блестели, губы порозовели - кусал он их, что ли... От него пахло разгорячённым телом, спермой, мускусным терпким ароматом возбуждения. Дженсен понял, что выглядит примерно так же.

- Окей, - проговорил он. - У тебя есть что-нибудь помощнее этой хреновины?

- Есть, но в рюкзаке.

- Достань. И не подходи близко, пока я не приведу себя в порядок, ладно? Джаред, для твоей же безопасности...

- Дерьмо всё это, - с неожиданной злостью выпалил Джаред, вскочил с кровати и, подсвечивая дорогу, направился к рюкзаку, валявшемуся на полу. - Дерьмо! - Он вытряхнул одежду, коробки с лекарствами, выудил фонарь на длинной рукоятке и потряс им. - Знаешь, несмотря на то, что это был один из лучших оргазмов в моей жизни, я чувствую себя полным идиотом. - Джаред включил фонарь, направил луч на стену. Его мелко потряхивало, он смотрел на Дженсена в упор, и взгляд его был злым и полным горечи. - Я понимаю, что мы с тобой никогда не сможем... ничего, блядь, не сможем, и это бесит. Зверски. Может быть, я в тебя влюбился, ходячая ты бацилла, сразу, как увидел - так мы даже на плече друг у друга полежать не сможем, уснуть, обнявшись... Шоу было клёвым, но знал бы ты, как мне хуёво сейчас.

- Я понимаю.

Джаред поводил лучом по стенам, рисуя бессмысленные узоры. Его голос звучал глухо.

- Я ведь всю жизнь хоть и душой компании был, но всегда один... Ни девушки постоянной, ни парня. Никто меня не воспринимал всерьёз. Ну, я и привык.

- Так многие живут... Я вообще последний год с базы не выходил.

Дженсен вытерся насухо, засунул испачканные вещи в пакет и накрепко завязал горловину. Его руки механически делали своё дело, но мысли путались, в груди подрагивало и болело, и очень хотелось, чтобы Джаред замолчал, потому что в его планы не входили настолько близкие отношения. В его планы вообще, по-хорошему, ничего серьёзного входить не должно было, ведь кто знает, что случится дальше: Дженсен так и будет таскаться по земле олицетворением мирового зла или вирус в итоге сожрёт его изнутри и убьёт к чёртовой матери... Оба расклада выглядели так себе, и Джаред в них не вписывался. Влюбился... Господи, сколько ему лет-то, что сердце такое слабое?

Дженсен уговаривал себя, убеждал, как мог, но Джаред обезоруживал одной своей улыбкой, голосом, бесстрашием и откровенной прямотой.

- Если бы мы могли найти лекарство от этой блядской болезни, Дженсен... - твердил он, и Дженсен едва слышал его, проваливаясь в сон, похожий на обморок. Во рту снова появился вкус крови, но кашлять не хотелось. Так и уснул, голый, подтверждая старую присказку: "В любой непонятной ситуации ложись спать".

Если бы мы смогли найти лекарство от этой блядской болезни, Джаред, то наш путь к океану обрёл бы хоть какой-то смысл. А пока что это просто дорога, ведущая в никуда.

***

Тюрьма Бернардо была обнесена аккуратным тройным рядом решётчатых заборов, и несколько мертвяков бродили вдоль периметра, бессмысленно тычась в ограду. Джаред прикинул, что это неплохое место, где могли бы обосноваться живые - если зачистить внутренний двор, перекрыть флигели, чтобы не заморачиваться с истреблением многочисленных трупов, то получится вполне уютное и крепкое убежище. С видом на океан, между прочим.

Он покосился на Дженсена, тот с непроницаемым лицом жевал травинку, глаза прячутся за тёмными очками, рот привычно закрыт банданой.

- Как думаешь, стоит туда сунуться? - спросил Джаред, стараясь, чтобы голос звучал максимально безразлично. Это оказалось тяжелее, чем он думал.

- Думаю, тебе точно стоит. Смотри, - Дженсен указал на что-то белое, трепыхающееся на верёвке, протянутой от угла здания к фонарному столбу. - Бельё сушится. Вряд ли такие порядки были приняты, когда тюрьма ещё была тюрьмой, так что здесь явно живут люди. И вполне возможно, на сей раз тебе повезёт и никто не станет тебя убивать с порога.

Джаред услышал из всей тирады только одно. "Тебе". Не "нам". Он открыл было рот, чтобы высказаться по этому поводу, но этот порыв быстро задавил голос рассудка: ты здоров, Джаред, как бык, а Дженсен... ты знаешь. И ты не имеешь права подвергать риску тех, кто находится за этим забором, даже если ты точно знаешь, ха-ха, как избежать заражения. Чёрт побери, этот голос звучал отвратительно, но говорил он правильные вещи. Джаред понимал - но ещё он понимал, что тупо не может оставить Дженсена одного. Прибиться к людям означало существенное повышение шансов на дальнейшую спокойную жизнь и, может быть, на обнаружение тех, кто знал, как и где можно достать вакцину от этого дерьма. А значит, подарить Дженсену возможность вылечиться.

Утопия. Мечтать не вредно, Джаред. Скорее всего, поиски вакцины или тех, кто способен заняться её разработкой, займут месяцы, если не годы. За это время Дженсен может сто раз умереть или перевоплотиться в монстра. И тогда останется один выход, о котором Джаред даже думать не хотел.

- Мы пойдём к ним вместе, - проговорил он, глядя на своё отражение в чёрных стёклах очков Дженсена. - Или не пойдём вообще.

- Ты спятил, - спокойно констатировал Дженсен. - Ладно, хватит. Сейчас я понимаю, что мне стоило тогда выстрелить в стену над твоей башкой, чтобы ты понял серьёзность моих намерений и убрался на все четыре стороны. Чем я думал, когда соглашался на твоё предложение...

- Ты правильно сделал, что согласился.

- Нет.

- Да. К чёрту Бернардо. Поехали отсюда. Здесь полное побережье шикарных брошенных вилл, - Джаред улыбнулся, надеясь, что Дженсен тоже улыбнётся в ответ. - Хоть каждый день меняй. Если нам повезёт, найдём дом с работающим генератором, будем музыку слушать и фильмы смотреть... А сколько там, наверное, хорошего бухла осталось, прикинь?

Из дверей тюрьмы появилась человеческая фигурка - женщина с корзиной подошла к верёвке и стала снимать бельё. Джаред осёкся на полуслове. Да, там были люди - судя по всему, в своём уме. Это означало помощь, защиту и взаимовыручку. Окрестности кишели мертвяками, так что вопрос безопасности стоял остро, а тюрьма выглядела более чем надёжно.

Дженсен медленно стянул с лица бандану, снял очки и взглянул на Джареда.

- По-моему, отличный вариант. К тому же, такой прекрасный генофонд, как у тебя, нужно беречь, - он усмехнулся и кивнул на женщину во дворе тюрьмы. - Мало ли, может быть именно здесь начнёт возрождаться человечество.

- Заткнись, - пробормотал Джаред. Его мутило.

- И не подумаю. Джаред, это с самого начала была плохая идея. Я, ты, "харлей" и это бессмысленное путешествие. Иди к ним.

- Нет.

- Придурок. Я думал, ты умнее. Один раз потрахались на словах - и тебя развезло, как бабу, - Дженсен говорил зло, выплёвывал слова, словно специально хотел выбесить, оттолкнуть. - И не заливай мне тут про великую любовь, всё равно не поверю. В общем, спасибо, что подкинул до побережья, чувак, но мне пора.

Он поправил рюкзак и, не дожидаясь ответа, полез через кусты к дороге. Джаред догнал, цапнул за рукав, разворачивая к себе, Дженсен начал вырываться, невнятно матерясь сквозь тряпку на лице. Внезапно его сотряс приступ кашля, и Дженсен осел на землю, пряча лицо в ладонях. Джаред обнял его, чувствуя, как горячее дыхание, отдающее кровью, оседает на его руке. Ничего, протрёт спиртом, а царапин вроде бы и нет...

- Убирайся, - простонал Дженсен, отталкивая Джареда плечом.

- Хуй тебе, - отозвался Джаред. Он всё обдумал. Вот за эти несколько секунд, пока держал Дженсена в объятиях, чувствуя тепло его тела, Джаред понял, что ни при каких обстоятельствах не готов бросить человека, который спас ему жизнь, ведь это, чёрт побери, неэтично по всем параметрам. Да и элементарного чувства долга никто не отменял. А с чувствами они уж как-нибудь разберутся.

- Поехали отсюда, - сказал он, помогая Дженсену встать. - Я видел по дороге сюда симпатичный дом с видом на океан, всю жизнь о таком мечтал. Кстати, какую музыку ты любишь?...

***

Год спустя. Колония "Эдем", исследовательский центр по контролю за эпидемиями, Флорида. Население - 108 человек.

Джаред спустился на третий уровень, натянул комбинезон, перчатки, но маску надевать не стал, нафиг. Открыл герметичную дверь, вошёл в уютно обставленную комнату - вроде и мебель простая и потрёпанная, а всё же мило... Почти как дома. Бесценному сокровищу - человеку с исходным кодом вируса в крови - выделили лучшее жильё в секторе, разве что за семью замками, но это меры предосторожности, только и всего.

Дженсен валялся на диване и читал. Увидев Джареда, сел, отбросив книгу, глаза заискрились. Он выглядел во много раз лучше, чем тогда, когда Джаред почти принёс его на порог центра, измученного постоянным кашлем, харкающего кровью... Положил перед запертыми дверями, за которыми царила враждебная тишина, и сказал:

- Это мой дар человечеству, суки.

И, к счастью, его поняли правильно.

- Ну что? - Дженсен приподнялся, подался вперёд, уже читая ответ в торжествующем взгляде Джареда.

- Концентрация вируса в крови быстро снижается... прогресс налицо, - выпалил Джаред на одном дыхании и рассмеялся. - В общем, через пару дней, как считают эти умные парни в белых халатах, тебя можно смело выпускать в мир. Спасибо, чувак, что послужил на благо науки и позволил синтезировать действенную вакцину.

- Значит, у тебя есть два дня, чтобы подготовиться, - неожиданно мягким и вкрадчивым голосом проговорил Дженсен, плавным движением соскользнув с дивана и оказавшись каким-то образом за спиной Джареда. Обжёг дыханием шею, не касаясь. - Я хочу сделать с тобой всё, Джаред, и повторить раза два минимум.

Джаред почувствовал мягкое пожатие ладони, тепло тела сквозь тонкий латекс перчаток, и ему мучительно захотелось, чтобы эти грёбаные сорок восемь часов превратились в сорок восемь секунд, а ещё лучше - вообще схлопнулись в точку. Он откинул голову, прижавшись виском к щеке Дженсена, и улыбнулся:

- Знаешь, мы за этот год так здорово освоили теорию... Я думаю, что на практике точно не возникнет никаких проблем.

Эпилог

- Это дурь какая-то, - ржал Дженсен, отбиваясь от корзины, которую ему пытался всучить Джаред: дырявая плетёнка была доверху набита консервами и накрыта потрёпанным куском некогда клетчатой скатерти. - Чего ты задумал, чучело?

У Джареда был хитрый и довольный вид, и Дженсен мог примерно представить себе, что у этого парня на уме… но чтобы пикник? Примитивный способ соблазнения, который в настоящее время выглядел несколько архаично. Когда вокруг шляются мертвяки, а ветер гоняет по дюнам пустые ржавые банки…

- И что? Нихуя ты не романтичный, Дженсен. Солдафон.

- Угу, - Дженсен с сомнением заглянул в корзинку. - Чувствую себя идиотом.

- Ты идиот и есть. Посидим, на океан посмотрим, консервированного тунца пожрём, что такого?

Они всё-таки выперлись в эти чёртовы дюны, где на многие мили вокруг царила пустота и мёртвая тишина - только волны шелестели, набегая на берег, и ветер шуршал сухой осокой. Где-то за периметром базы шлялись и стонали мертвяки.

Джаред расстелил на песке клетчатое нечто, вывалил из корзины банки и вынул термос. Сделал широкий жест.

- Садись! Буду тебя кормить и поить.

- Да я, как бы, дееспособен…

- Придурок, не с ложки же! Размечтался. Смотри, какая вода красивая… - Джаред сноровисто вскрывал банки, нюхал содержимое, расставлял на импровизированном столе. Налил в пластиковые кружки коричневую жидкость из термоса - ром с крепким чаем. Дженсен послушно смотрел на воду, рассеянно вытряхивая песок из-за отворотов джинсов.

Джаред закончил хлопотать, разулся. Скакал по пляжу на одной ноге, пытаясь стянуть ботинок с другой. Дженсен отвёл глаза от выступающей под щиколоткой округлой косточки, трогательно длинных пальцев. Да, вируса в его крови больше не было, он был чист и здоров, но всё равно… что-то мешало. Как будто ушёл этот запал, смелость, облечённая в тысячи жарких, бесстыдных слов, которыми они обменивались каждую ночь, лёжа рядом и не касаясь друг друга. И теперь на место этой безбашенной страсти пришла робость. Как будто и правда - первое свидание…

Джаред прочитал мысли.

- Волнуешься?

- Неа, - Дженсен набил рот тунцом, с трудом прожевал, маскируя смятение. - Зашем мне волноватша?

- Ну, у тебя вид такой… - Джаред плюхнулся рядом на песок, сделал финт рукой. - Как будто ты боишься.

- Прошто я отвык, - Дженсен проглотил комок тунца, запил воняющим ромом пойлом. - Знаешь, меня как-то на базе пикниками не баловали. Да и вообще… ну, странно это. Мир катится в жопу, благодаря мне, а мы тут на океан смотрим.

- Мир близок к спасению - благодаря тебе, чудило, - Джаред придвинулся чуть ближе, коснулся бедром, локтем. Ветер играл его встрёпанными волосами, от солнца покраснел и чуть облупился кончик носа, и Дженсен нашёл это чертовски милым. Джаред закатал джинсы до колен, зарыл ступни в песок, зашевелил пальцами.

- Всё наладится, - проговорил он, щурясь на солнечные блики на воде. - Я тебе говорю.

- Ну раз ты говоришь… - протянул Дженсен с улыбкой. Допил остатки из кружки - башку слегка повело. Как тогда, в заброшенном мотеле…

Джаред снова уловил - грёбаный эмпат - гибко извернулся, влез сверху, оседлал и сжал бёдра. Дженсен едва успел понять, что произошло, как уже лежал в песке и трогал Джареда везде, где мог дотянуться: гладкая горячая спина под футболкой, крепкий зад в тёртых джинсах, узкие лодыжки, упругий живот… И целовал подставленный рот, настырный и жадный. Вылизывал языком, кусал губы, пока не добился тихого стона - Джаред прильнул всем телом, волосы щекотали щёки.

- А как же океан? - хрипло прошептал Дженсен, подначивая.

- К чёрту твой океан, - отозвался Джаред, выпрямился, загородив обзор, и стащил с себя футболку. Плечи и грудь заблестели на солнце, словно облитые мёдом.

Дженсен намёк понял. Позволил снять с себя рубашку, но как только она отлетела в сторону, тут же извернулся, сжал Джареда в объятиях и перекатился вместе с ним по песку на скатерть, расшвыривая пустые банки. В волосы Джареда набилась золотистая пыль, глаза сияли.

- Наконец-то, - выдохнул он. - Устал ждать, честное слово.

Кожа к коже, горячий солнечный сплав. Солёные капли пота на языке - в ключичной впадине, под горлом, между сосками. Дженсен приподнялся на локтях, вылизал втянутый живот, и Джаред расшумелся там, наверху. Выгибался и стонал, охал бесстыдно, прихватывал Дженсена за короткие волосы на затылке. Дженсен пробовал его на вкус и балдел от избытка ощущений - и сладко, и солоно, и отдаёт мускусом и потом, и пахнет необычно… близко. Всё - близко. Больше не нужно отдёргивать руки и губы, забывшись, и это круто.

Дженсен положил голову на живот Джареда и закрыл глаза, слушая биение крови. Рукой накрыл пах, чуть надавил на бугор под грубой тканью джинсов, покачал язычок молнии, дразня. Джаред тихо завыл:

- Издеваешься?...

- Угу. Растягиваю удовольствие.

Дженсен встал на колени на песок между ног Джареда, расстегнул ремень на его джинсах, молнию, и потянул - Джаред приподнял бёдра и выкрутился из штанов, как змея из старой кожи. На его щеках пылали яркие пятна румянца, волосы прилипли ко лбу. Он искусал губы до ягодного цвета, и у Дженсена сорвало башню. Моментально захотелось всё и сразу.

Ещё и потому, что Джаред, зараза, под джинсами был голый. Совсем. И его большой напряжённый член лежал на животе, подрагивая. Дженсен на мгновение закрыл глаза, вспоминая то, о чём еще несколько дней назад рассказывал Джареду, надрачивая себе до боли, и нырнул головой вниз. Губами обхватил головку, и Джаред застонал.

- О… бля… Дженсен-н-н…

Смазка на вкус отдавала океанской водой: Джаред тут просолился, как селёдка, за тот месяц с небольшим, который они провели на побережье. Дженсен подцепил языком тягучую каплю, пробуя, и заработал ртом. Джаред матерился, стонал и хватался за плечи, пальцы скользили по потной коже. А потом вдруг замер, отпихнул Дженсена:

- Всё… всё… Кончу так.

Приподнялся на локтях, с восхищением разглядывая Дженсена, и тот увидел своё крохотное отражение в разноцветных Джаредовых глазах, и понял, почему у него такой взгляд.

- У тебя надо было не только исходный код вируса взять, - усмехнулся Джаред. - А ещё и генетический. Для восстановления популяции самого красивого населения во вселенной.

Дженсен смутился. Ухмыльнулся. Возбуждение накатывало океанским прибоем, мягко подталкивало к распротёртому на клетчатой скатерти телу. Джаред шире раздвинул ноги, и Дженсен, скользнув взглядом по тёмному налитому члену, упёрся в расселину между ягодицами.

- Три пальца, да? - тихо поинтересовался он и, не дожидаясь ответа, воплотил слова в жизнь. Джаред выгнулся, заёрзал, сминая пятками песок, и Дженсен поцеловал его в колено, погладил бедро. Джаред был растянут и смазан как следует, но Дженсен не мог заставить себя вынуть пальцы - поглаживал, надавливал и кружил внутри тесной дырки, наслаждаясь скользкой упругой плотью. Джаред порозовел и начал дышать чаще, член дрогнул, из щёлки выступила капля прозрачной смазки. Ещё немного - и он кончит без рук, как тогда. И как много раз после.

Дженсен спустил свои джинсы, лёг на Джареда и осторожно ткнулся головкой в раскрытый и смазанный вход - Джаред вскинул бёдра и принял в себя член Дженсена, сразу глубоко, как только смог, и не сдержался - вскрикнул. “Жадный, жадный мальчик…” - пробормотал Дженсен, целуя покрасневшие губы, гладя подрагивающее горло. Джаред издал невразумительный звук, выдохнул и сцепил лодыжки за спиной Дженсена, насадившись до конца.

Это было прекрасно.

Вокруг них бился о берег равнодушный океан, ветер шелестел сухой осокой, плыли облака, повинуясь воздушным течениям, и царила тишина - мёртвый мир всё ещё казался мёртвым, но в нём билась, кипела, жаждала и жадно брала своё жизнь. Дженсен намертво впаялся в Джареда, пропитываясь его потом, запахом его тела, он вбивался в него, отпустив себя полностью, и не понимал, то ли слёзы на его губах, то ли соль от ветра - и в ушах его звучали и звучали слова, много раз сказанные друг другу, облекаясь в форму, обретая суть и осязаемое, физическое тепло. И сейчас они не требовались совсем - Джаред молчал, молчал и Дженсен. Только бессвязные стоны, прерывистое частое дыхание, звуки поцелуев, обжигающий жар кожи.

Они кончили одновременно, как сговорившись, а потом раскатились по песку, раскинув руки и ноги и глядя в затянутое перистыми облаками небо. Дженсен запустил руку под спину, вытащил банку и швырнул подальше. Мир обретал краски, звуки и новые ощущения. Быть живым оказалось так здорово…

Джаред подобрался ближе, уложил лохматую тяжёлую голову на плечо, и Дженсен взъерошил его спутанные, забитые песком волосы.

- Хочется сказать что-нибудь, - признался Джаред, - но не получается.

- Мы уже наговорились на сто лет вперёд, - усмехнулся Дженсен.

- Я не об этом… Дай футболку, кстати. Надо вытереться.

- А в чём ты пойдёшь?

- Похуй. Знаешь, я много раз представлял себе, как это будет, но даже близко не угадал…

- Настолько плохо? - Дженсен, смеясь, прижался губами к его виску, и Джаред обиженно прогудел:

- Издеваешься?

До вечера они обменялись едва ли десятком слов, но отлично освоили язык тела. Ещё дважды - один раз в дюнах, второй - в их общей комнате на базе, куда Джаред прокрался голым по пояс, с бесстыдно исцарапанной спиной. А ночью, когда над океаном встала огромная белая луна, Дженсен подошёл к окну и посмотрел на океан сквозь решётку ограждения - он дышал, как огромное живое существо, и глухо стонал, и рычал еле слышно. И от бликов лунной дорожки невыносимо слезились глаза.

Позади перекатился на другой бок Джаред, всхрапнул во сне, подмял под себя подушку.

- Всё будет хорошо, - повторил Дженсен, смахнул со щеки соль и улыбнулся.

КОНЕЦ



Сказали спасибо: 101

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408