ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1017

Пигмалион

Дата публикации: 28.03.2014
Дата последнего изменения: 28.03.2014
Автор (переводчик): J.Daniels;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Саммари: Джаред общается с героем своей книги.

«Ремингтон» запылился. Поседел от пыли и горя, ебанутая жестянка, пока Джаред шатался в доках: пожимал лапы и пересчитывал худые ребра всем знакомым и не очень дворнягам. Не считать же это изменой.
Он звонко чмокнул стертые клавиши и чистый лист бумаги – уфф, волоскам в носу стало смешно, щекотно. И чихать охота. Сдул пыль защечным воздухом, потом смахнул крошки чего-то несъедобного ершиком из свежесрезанного рогоза. Вот теперь порядок.
Напечатал мизинцем: «Скучал по тебе, чувак».
Бумага зашуршала, просыпаясь. Заскрипели металлические потроха печатной машинки. И замерли после точки. Джаред почесал бровь в ожидании: ответит – не ответит, деткой назовет или нахуй пошлет. Вероятнее всего последнее, потому что он не притрагивался к Дженсену целых семь с половиной дней.
Дженсен Эклз – это не винтажный печатный монстр с сальными проплешинами по бокам и выбитыми зубами-кнопками, а главный герой нового романа Джареда Падалеки. Он твердый камушек, и нужна кувалда мощнее, чтобы расколоть его на треп.
«Пытался устроиться портовым грузчиком».
Попался: заедающая кнопка с силой вжалась, и «ремингтон» затрясся весь, а Джаред вместе с ним. От любви. Крутанулся в кресле и приготовился к свиданию с Дженсеном.
«Тоже мне новость. Чтобы ты знал, хуеписец, все писатели-неудачники начинают с грузчиков или официанток», - он явно знал, что такое роман, но не романтичность.
«Эй…»
«Ими же обычно и заканчивают», - припечатал Дженсен. Джаред в ответ пощекотал текст.
Его бабушка была болотная ведьма и та еще змея, а дедушка – матрос дальнего плаванья. Обе стороны видели свой союз вопиющим мезальянсом. В итоге дедушка утонул в ванне, потому что так пожелала бабушка. Самое трагичное в этой истории было то, что Джаред не получил ее силы по наследству. Ничего более материального, хотя бы какого-нибудь завалящего счета в швейцарском банке – тоже не получил.
Потому пришлось опуститься до первобытного обмена с владельцем жилища: Джаред, скрипя душой громче, чем зубами, отдал ему компьютер с залежами гей-порно за полгода безоблачной аренды. В тот же день – под счастливой звездой и проливным дождем - он нашел на помойке пишущую машинку «ремингтон» и придумал Дженсена Эклза. Пока еще неясную путаницу из осколка золотой молнии, прибитых сыростью кошачьих хвостов и отдаленного рокота грома.
Минул без малого год, над арендой сгустились тучи – продать свою рабочую силу пока не вышло - а в коробке из-под кроссовок распухал от страниц будущий бестселлер. Он был, мать вашу, о Дженсене, а это сводило возможность провала к нулю.
Когда-то перед Джаредом маячил белый лист бумаги и черновой образ чувака-который-мега-крут: он спасал вселенную по паре раз на дню; не вляпывался в приключения, но сам выбирал их; от его вида кончали женщины и мужчины, а игрушки и животные становились пушистее. Аж дух захватило и срочно захотелось кому-нибудь отдаться, но вдруг невидимая рука с ленцой потрогала клавиши.
«Только попробуй это написать, и развалюха упадет и отдавит тебе яйца».
«Ого, какой ты», - изумился Джаред и подумал, что не будет потакать герою из бумаги. Сунул в рот соломинку и потянул колу без пузырьков. Не от нее в горле сладко запершило, когда побежала еще одна строка. Дженсен не угомонился.
 «Я не картонный персонаж, знаешь ли, - сообщил. – Подумай надо мной. Обо мне. Как я о тебе, Падалеки».
Джаред думал, думал и думал, пока все его мысли не зароились возбужденно вокруг Дженсена. А супермена из него все равно не вышло. Вытеснил собой пафос из текста: валялся на воображаемом диване, манил круглой пяткой из дырки в носке, переругивался с Джаредом. Ну и что он за герой, разве что между строк. Как не подружиться и не влюбиться. Джаред пристрастился к нему, как хищник к водопою. Алчно. И выписывал со всей литературной пылкостью.
Теперь эта зараза намекала ему на то, что писатель из него хероватый.
«Ты зря пропитываешь бумагу своим ядом, Эклз».
«А то что?»
«Перепишу тебе внешность, и будешь ты… - Джаред наткнулся взглядом на рогоз. - На ощупь плюшевый. А на цвет как смесь перегноя и корицы. Я бы тебя не трахнул».
«Неа, не перепишешь. Вспомни, какой у меня рот».
И правда.
В книге Джаред осыпал главного героя веснушками и смягчил голос мартовским урчаньем. А насчет рта фантазировал особо. Губы Дженсена любили облизываться, но не целоваться прилюдно, зато что выделывали под одеялом. Похотливо, ласково и очень жарко. Джаред в раздумье поправил стояк. Из-под ресниц покосился на пишущую машинку: Дженсен тоже за ним наблюдал. Ох.
Джаред запустил руку в штаны. Пожевав уголок исписанного листа, со стоном измазал ладонь спермой. Кнопки тут же пришли в движение: «Слижи ее за меня, чувак».
 «Хочу попробовать тебя, - напечатал Джаред уже чистыми пальцами. - Наверное, ты вкусный, как чернила или черника…»
«Джаред».
«Чего?» - после оргазма его разморило. А в голове теснились идеи о том, как бы простимулировать «ремингтон», чтобы Дженсену тоже было хорошо. Он будто догадался, забарабанил клавишами.
 «Допиши меня. Сделай меня своими умелыми лапами. Давай».
«Над эпилогом будут все рыдать, Дженсен, обещаю».
«От смеха, чудило?»
«А не пошел бы ты, картонка. Все уже отсмеялись над моей первой книгой».
Она называлась «Муравей», и тридцать глав в ней подробным образом и без особого накала страстей рассказывалось о том, как муравей тащит травинку по полевой дороге к родному муравейнику. При ее написании Джаред вдохновлялся «Эмпайром» Энди Уорхола, но критики не оценили замысла творца. Разромили в пух и прах. В туалете до сих пор хранилась целая кипа их статей, которые использовались по прямому назначению. А на что они еще годились, если не на подтирку.
«Ну так к черту грузчиков. Пиши, Джаред. Я тебя жду», - написал Дженсен и затих.
 Ждет он, как же. Мировой славы и глянцевой обложки, с неясным томлением подумал Джаред, но слова Дженсена и воспоминание о провале сделали свое дело.
Он не ел и не спал три дня, позеленел немного и сбросил пару фунтов. Наконец-то его плечи с торжеством расправились: эпилог был дописан до завершающего многоточия. И Дженсен сказал «да». Вернее, Джаред за него написал, потому что тот все еще молчал букой. Никаких тебе поздравлений и дружеских объятий.
Может быть, стоило шарахнуть машинкой по стене, вытрясти из нее железки и дженсеновы мозги, если они там были. Но как раз после этой идеи Джаред завершил бритье и превратился в человека из дикого бородатого зверя. Сказал:
- Ну тебя, сучка, - собрался к своему редактору и даже осилил половину пути до издательства. Шаловливо шептались листья шелковицы, а с моря задувал штормовой ветер. Джаред остановился и пробормотал. – Не хочу ни с кем делиться. Ну ее, книгу.
И побежал домой, к Дженсену. Он с порога увидел разворошенную коробку с рукописью и россыпь девственно белых листов по комнате. Все напечатанное на них исчезло. Что за черт.
- Надо сказать тебе спасибо за то, что не придумал меня гермафродитом с вибрисами, - сказал кто-то голый и ухмыляющийся. Очень знакомый. Он был чуть ниже, чем представлялось, а его голос звучал сочнее. – У меня неплохое тело. И оно на тебя реагирует.
- Дженсен… - ахнул Джаред, шагнув к нему. Помялся, и Дженсен притянул его к себе сам. От него немного пахло типографией и очень сильно – теплым мускусным запахом живой, не бумажной плоти. – Ты идеальный даже с недостатками. Хотя постой-ка… Если тебя искупать, ты не растечешься в чернила?
- Долбоеб, - сказал Дженсен и стиснул его до треска в ребрах. – Ты остался без своей писанины, и это все, что тебя волнует?
Листы бывшего бестселлера задрожали под ногами от сквозняка. Джаред просиял:
- Ага. А ты испугался, что я тебя отдам, поэтому вылез из книги, Дженсен.
- Все это отдает дешевым любовным романом, знаю, - уши Дженсена зарумянились.
- Потому что мы любим друг друга, бессердечный Дженсен. Хотя я вроде не забыл написать, что оно у тебя есть.
- Ты его забрал себе… Пойдем в ванную, проверим, не раскину ли я от воды.
- О, - застонал Джаред. Прежде чем окончательно потерять голову, он успел подумать, что все-таки бабушка-ведьма поделилась с ним крупицами колдовства. А потом Дженсен потянул его за собой.
На «ремингтон» опустилась пылинка.



Сказали спасибо: 71

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388