ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1015

Игра на двоих

Дата публикации: 20.03.2014
Дата последнего изменения: 15.03.2016
Цикл: J2 - AU
Автор (переводчик): Кошка с крыльями бабочки; Не_Представилась;
Пейринг: J2;
Жанры: dirty talk; АУ; детектив; драма; приключения; романс; экшен; юст;
Статус: в процессе
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Примечания: Баннер: стр.1 http://www.picshare.ru/uploads/140126/q01S65kxUQ.jpg стр.2 http://www.picshare.ru/uploads/140126/VBLui1Mdag.jpg
Саммари: Мир искусства - это не только красивые картины, скульптуры и прочие шедевры, но и прибыльный бизнес, в котором крутятся большие деньги. А значит, всегда найдется кто-то, кто захочет забрать их себе. Преступники умны и хитры, но смогут ли они обхитрить федеральных агентов, которые тоже, в общем, не лыком шиты…
Глава 0

Пролог

Что мы будем делать, что мы скажем, 
Когда закончится эта игра, в которую мы играем?
Рассыпемся ли мы на мелкие кусочки, мой друг?
Или мы начнём эту игру снова?

Право хода переходит ко мне...

3 Doors Down - Dangerous Game 


Прослушать или скачать 3 Doors Down Dangerous game бесплатно на Простоплеер 

 

- Капитан Бивер. Сэр, - специальный агент ФБР Джейсон Маннс явился на ковер к начальнику с увесистой папкой документов в руках.

«Дело Линкольна», как они окрестили его, стояло костью в горле уже пять месяцев. С тех самых пор, как, пожелавший остаться неизвестным частный коллекционер купил на аукционе Сотбис в Хьюстоне дневник Авраама Линкольна, написанный в период бытности его президентом Соединенных Штатов Америки. А через три недели бросил в интернете клич о том, что он готов приобрести остальные шесть рукописей этого же периода, и посулил по сотне тысяч за каждый экземпляр. Их спецам не удалось его отследить. IP-адрес этого ценителя старого чтива, скакал, как заяц на экстази, по разным странам и континентам. И теперь специальному агенту Маннсу предстояло сообщить своему начальнику, что очередной, уже третий, дневник был украден. На этот раз из частной коллекции толстосума с Уолл-стрит.

- Осталось еще три дневника, сэр, - докладывал Маннс и наблюдал за тем, как лицо начальника затягивают серые грозовые тучи. – Два из них принадлежат библиотеке Конгресса. Мы усилили охрану и оставили там своих людей – туда и мышь не проскочит.

- Стреляные белки! Так какого же болта эти мыши стянули у нас из-под носа уже третий дневник?! – старик Бивер, конечно, не был образцом вежливости и протокольных ритуальных танцев, но, в конечном счете, он был прав. Маннс и сам понимал, что они лажают, лажают на каждом шагу! – Есть зацепки? Наводки на исполнителей?

- Наши информаторы, как один, говорят, что исполнитель один и тот же.

- А кто это, наши информаторы не сообщают? – саркастично уточнил Бивер.

- Нет, сэр, - вздохнул Маннс. – Мы работаем над этим.

- Работайте, работайте, - Бивер почесал свою заросшую бороду и спросил: - А где оставшийся дневник?

- В Вайоминге, в захолустном городке Стар-Вали-Ранч, округ Линкольн, - Джейсон ответил ухмылкой на смешок Бивера. – У них там маленький музей Линкольна. Бюсты, копии текстов Геттисбергской и Второй инаугурационной речей, репродукция последней прижизненной фотографии, в таком духе. А самый ценный их экспонат – это оригинал дневника.

- Думаю, что наш ушлый воришка возьмется сначала за него, что скажешь? – Бивер задумчиво смотрел сквозь Джейсона.

- Скорее всего, сэр, - согласился Маннс. – Аналитики подтверждают вероятность девять к одному, что Стар-Вали-Ранч станет первой целью.

- Девять к одному… хм… - Бивер снова почесал бороду. - Но все же остается шанс, что под удар попадет сначала Вашингтон.

- Согласен. Шанс всегда остается, поэтому агенты Вашингтонского отделения плюс группа Кортеза круглосуточно находятся на объекте. Так же были высланы оперативные группы в Вайоминг.

- Это дело не должно превратиться в висяк, Маннс! Ты сейчас же отправляешься в Вайоминг курировать операцию. Лично.

 

***

- В эфире Мэри Сью с экстренным выпуском новостей. Сегодня стали известны подробности по беспрецедентному происшествию, случившемуся накануне вечером. Библиотека Конгресса, крупнейшая в мире, была ограблена. По последним сведениям из библиотеки были похищены бесценные рукописи шестнадцатого президента США Авраама Линкольна. Главный прокурор штата уже заявил, что берет расследование этого дела под личный контроль. Смотрите далее...

 

***

- Какого черта, Абель?! Три часа ночи!

- Вашингтон обчистили!

- Что?

- Мы просчитались! Этот нихера не дружелюбный Каспер полез на Вашингтон. Он вынес дневники, и никто не может понять как! Он точно призрак, агент Маннс! У Бивера от злости ягодицы сжимаются так, что если засунуть туда кусок угля, то он начнет срать алмазами! Всех повытаскивали из кроватей, а капитан завтра первым рейсом летит в Вашингтон на отчет!

- Ебанные пассатижи...

 

***

Миссис Салли Пардюсон, выходя из школьного автобуса, думала о том, как же она устала от подростков. За двадцать пять лет работы в школе она убедилась только в одном - подросткам все меньше и меньше интересна история и все больше им хочется развлекаться и сидеть, копаясь в своих телефонах. Направляясь к весьма обшарпанному крыльцу музея Линкольна, она с тоской думала о предстоящей двухчасовой экскурсии и мечтала вместо этого оказаться дома с чашкой чая в руках и пушистой Китти на коленях.

- Дети! Не разбредайтесь! Сейчас вас ждет занимательнейшая экскурсия!

Тихо скрипнув дверью, на крыльцо вышел высокий интеллигентный молодой человек и, поправив очки, сказал:

- Здравствуйте! Вы миссис Пардюсон, я правильно понимаю?

- Да, это я. А с кем имею честь?..

- Дин Форестер, мэм! Экскурсовод, - он поправил волосы, которые были несколько длиннее, чем полагалось для молодого человека, прелестно улыбнулся и продолжил: - Миссис Пардюсон, предлагаю вам занять следующие два часа прогулкой по парку или осмотром местных достопримечательностей. Одним словом, - наклонившись к ней, он заговорщицки подмигнул, - уделите время себе.

- Но как же дети? - засомневалась женщина.

- Не волнуйтесь, мэм. Это я беру на себя. Займитесь приятным делом и возвращайтесь к четырем часам. Я постараюсь к этому времени вложить в головы ваших учеников хотя бы немного информации. Но мне нужны документы на группу и список учеников.

- Ну, что же, мистер Форестер, я полагаюсь на вас и желаю вам удачи. И спасибо.

Отдав список, миссис Салли Пардюсон отправилась на прогулку.

Мужчина прокашлялся, пытаясь привлечь внимание школьников, но потерпев неудачу в этом начинании, он сунул два пальца в рот и оглушительно свистнул. Парни и девушки, вздрогнув, наконец, посмотрели на него.

- Привет! Я Дин Форестер, и сегодня я буду вашим экскурсоводом. Идите за мной, и вы узнаете о великом человеке, совершившем много хорошего для нашей страны, - произнес он и добавил тише, скорее для себя: - И еще много всякой бесполезной фигни.

- Что-что вы сказали, мистер Форестер? - пропищала одна из девушек, неожиданно оказавшаяся рядом.

- Я сказал, юная прекрасная мисс, что сегодня вы узнаете много интересной и полезной информации, - Форестер очаровательно улыбнулся, сверкнув ямочками на щеках, чем окончательно покорил женскую половину класса.

Пропустив школьников вперед, Форестер окинул взглядом территорию музея. Садовник, почтальон, о, даже водитель автобуса и та парочка на скамейке - пожалуй, столько федеральных агентов на квадратный метр Стар-Вали-Ранч не видел никогда.

- Добрый день, - Форестер, состроив озабоченную гримасу, поздоровался с девушкой в форменном пиджаке охраны музея. - Даймондвилльская средняя школа, мы приехали на экскурсию.

- Ваши документы, пожалуйста, - улыбнулась она. - И документы на группу.

- Пожалуйста, мисс. Вот документы на группу. Ребята, сейчас организовано пройдите через металлодетектор.

- Отлично. И ваши документы.

- Не толпитесь! Проходите по очереди. Пожалуйста, угомонитесь! Я что, не могу оставить вас ни на минуту?! Мне еще нужно уладить все формальности с этой милой леди! Прекратите кричать и не трогайте ничего!

- Все в порядке, - поспешно сказала девушка. – Проходите.

- Спасибо, - он послал ей обворожительную улыбку. – Ребята, идем!

«Отлично! На подростков всегда можно положиться в том, что касается создания хаоса!»

- Итак, народ, начнем? – Форестер улыбнулся и хлопнул в ладоши, привлекая внимание. – Кто знает, каким по счету президентом был Авраам Линкольн?

- Восемнадцатым!

- Двенадцатым!

- Сорок восьмым!

Среди школьников прокатилась волна смешков.

- Да-да, молодцы, - Форестер тоже засмеялся.

- Я знаю, мистер Форестер, - блондинистый парень с дурацкой усмешкой шагнул вперед.

- Что ж просветите нас, мистер…?

- Филипс. Джонни Филипс.

- Итак, мистер Филипс, мы вас слушаем.

- Линкольн был первым президентом!

- Отлично, Джонни! – Форестер хлопнул его по плечу.

- Серьезно?

- Нет! Но и да, в то же время.

- Как это?

Форестер выдержал интригующую паузу, радуясь в душе, что смог, наконец, заинтересовать этих детишек.

- Авраам Линкольн, - заговорщицким тоном начал он, - был первым президентом США от Республиканской партии.  Так что он был первым американским президентом-республиканцем! Джонни, может быть, блеснете познаниями снова и скажете, чем был знаменит старина Эйб?

- Он носил этот… ну, как его? Такую высокую шляпу!

- Цилиндр.

- Да, - захихикал парень.

- Джонни, вы просто поражаете меня своими знаниями!

- Дин, можно я скажу? - девчонки захихикали от такой дерзости своей подруги.

- Конечно, мисс, - Форестер улыбнулся и не стал поправлять ее.

- Меня зовут Кэнди, кстати, - девушка вышла вперед, вставая ближе к нему и улыбаясь вполне недвусмысленно.

- Очень приятно, Кэнди, - Форестер усмехнулся про себя и подумал, что люди зря недооценивают провинцию в плане сексуальной развращенности. - Просветите нас.

- Президент Линкольн был освободителем американских рабов!

- Совершенно верно, Кэнди!

Форестер поощрил девушку улыбкой и продолжил свой рассказ, то и дело, вовлекая школьников в этот процесс. Он водил подростков по музею, обращая их внимание на интересные предметы и украшая их малоизвестными историческими фактами. А сам искал способ увлечь их чем-то автономным, чтобы они не заметили его отлучки, и он смог осуществить задуманное.

Когда они подошли к уменьшенной копии дома, в котором родился Линкольн, Форестер понял, что это он, его шанс. Спровадив детишек обследовать строение, он незаметно скользнул в соседний зал, надевая тонкие резиновые перчатки. Оглядевшись и убедившись, что кроме него тут никого нет, он осторожно приподнял крышку стеклянного ящика.

«Спасибо вам, провинциальные музеи, за отсутствие сигнализации и камер слежения!»

Он вынул из сумки заготовленную книгу, зажал ее подбородком и достал из стеклянного короба то, за чем пришел. Не удержался, пролистал пару страниц, но, тут же опомнившись, быстро сунул дневник в сумку. Подмена удалась, никто его не заметил, дело осталось за малым - слинять отсюда, пока никто не поднял шум. Уже почти в дверях он услышал хохот подростков и понял, что они по достоинству оценили новый экспонат музея. Он, с ухмылкой обернулся на них и, не заметив нового посетителя, врезался в него.

- Извините, - Форестер встретился глазами с весьма симпатичным молодым человеком.

- Ничего страшного, - отвечая долгим взглядом, улыбнулся парень. - Как вам музей?

- Было довольно интересно, пока не налетели эти школьники и не устроили тут шумовую атаку, - Форестер широко улыбнулся в ответ. - Советую вам посетить политический зал, там самые интересные экспонаты, уверен, вам понравится, - и вышел за дверь.

Спокойно подойдя к «садовнику», Форестер открыто улыбнулся.

- Эй, приятель, прикурить не найдется?

- Бросил.

- Это жаль. Классные кусты, кстати!

- Спасибо, мистер, - как-то сквозь зубы отозвался «садовник», а Форестер, насвистывая тему из «Розовой пантеры» продолжил свой путь.

 

***

- Добрый день, сэр, - улыбнулась девушка в форме. - Выложите из карманов все металлические предметы - мелочь, ключи, телефон.

Посетитель, совершив необходимые манипуляции, прошел через металлодетектор.

- Все в порядке, мисс? – он, улыбаясь, собрал свои вещи.

- Да, сэр. Желаю приятно провести время.

- Уверен, так и будет.

Девушка проводила его заинтересованным взглядом.

«Ну и что, что ноги кривоваты, - подумала она. - Зато парню с такими глазами я бы многое позволила!»

- Этот Форестер такой красавчик! Я собираюсь попросить у него телефончик!

- Кэнди! Ты с ума сошла! Он же старше!

- И это самое замечательное! Надоели эти сопляки, которые даже целоваться толком не умеют. Мне нужен настоящий мужчина, такой как этот Форестер. Дин, - девушка мечтательно улыбнулась и обняла себя руками.

- Сумасшедшая, - восторженно выдохнули ее подружки.

- Уж он-то наверняка знает, что делать с женщиной, чтобы она была довольна! - засмеялась девушка. - Кстати, где он?

Молодой человек, ухмыльнулся, прислушавшись на минутку к этой беседе, и неспешно пройдясь по экспозиции, двинулся к своей первоначальной цели, находившейся как раз в зале, который посоветовал ему тот парень. Шумная толпа подростков, действительно затрудняла подход к некоторым экспонатам. Особенной популярностью у них пользовалась стойка с оригиналом дневника Линкольна.

«Блядь. Вряд ли старые записульки могли вызвать столько веселого интереса у вечно озабоченных малолеток».

- Что здесь происходит? - строго заговорил он, расталкивая ребят.

Глупо хихикающий прыщавый пацан громко заговорил:

- А Линкольн-то молоток! Такую книженцию накатал!

- Он что, был родом из Индии? - поддакнул приятель.

Молодой мужчина перевел взгляд на стенд и перестал слышать реплики сопливых подростков. Под стеклом красовались изображения причудливо изогнутых человеческих тел.

«Камасутра, значит. Хм... Интересный выбор, Авраам».

В правом углу страницы нельзя было не заметить издевательски розовый стикер, на котором было выведено послание:

 

«Как бы ты не изогнулся, этот дневник мой»

 

И гребаный дурацкий смайлик с языком!

Борясь с желанием расхерачить к чертям стеклянную витрину, молодой человек направился к выходу. Уже практически в дверях, он услышал, как девушка-охранница взволнованно кричит в рацию:

- Агент Тал - всем постам! Он украден! Дневник украден! Да! Подтверждаю, дневник украден!

Парень нахмурился и прибавил шагу, но он успел лишь спуститься с крыльца и увидел, как к нему спешит садовник с рацией в руках.

- Сэр, остановитесь.

- В чем дело?

Мимо них к музею резво пробежали несколько мужчин.

- Предъявите документы.

- Кто вы такой? Какого черта вам нужно?

- Сэр, - садовник достал из внутреннего кармана значок и представился: – Специальный агент Маннс, ФБР. Предъявите документы, пожалуйста.

- Да в чем, собственно, дело, специальный агент Маннс? – молодой человек достал свои права и протянул их федералу.

- Эрик Брэди, - прочитал тот. – Мистер Брэди, музей только что был ограблен. Вы согласны предоставить свои вещи для досмотра?

- Мои вещи?

- Вашу сумку, мистер Брэди. Позвольте осмотреть ее или будете задержаны до выяснения обстоятельств.

- Бред какой-то, - выругался Брэди и протянул федералу свою сумку.

- Что внутри? - спросил Маннс. – Есть какие-нибудь запрещенные вещества, оружие?

- Только дедушкин гранатомет, он достался мне в наследство! Всегда ношу его с собой!

Маннс вздернул бровь и строго посмотрел на него, давая понять, что не настроен, играть в игры.

- Там мой ноутбук, - нервным жестом сжав переносицу, раздраженно сказал Брэди.

- Что вы делали в музее?

- А вы что обычно в музеях делаете? – и, нарвавшись на очередной предупреждающий взгляд, добавил: - Я пишу диссертацию на тему «Линкольн – человек, изменивший целую страну».

- Я могу осмотреть ваши вещи?

- Да смотрите, на здоровье.

- Если вы пишете диссертацию, мистер Брэди, то почему покинули музей так скоро? – спросил федерал, извлекая из сумки ноутбук. – Неужели вы осмотрели все, что собирались?

- Там целая ватага школьников, они вопят, как макаки в брачный сезон. Сосредоточиться абсолютно невозможно! Я решил зайти в другой день.

- Вы и в области зоологии специалист, мистер Брэди? – ухмыльнулся Маннс, прощупывая сумку.

- Да, я специалист широкого профиля, специальный агент Маннс! – Брэди схватил протянутую ему сумку и принялся засовывать ноутбук обратно. – Вы удовлетворены? Или меня тоже желаете ощупать?

- Придется, мистер Брэди. Поднимите руки, пожалуйста.

- А вы не превышаете своих полномочий? – уточнил Брэди, все-таки подчиняясь.

Закончив осмотр, спецагент натянуто улыбнулся:

- Все в порядке, мистер Брэди. Вы можете быть свободны, спасибо за сотрудничество.

- Ага, - буркнул Брэди, уходя. – Удачи в поисках!

«Твою мать! Посмотрел, называется!»

Он достал телефон и быстро набрал номер.

- Мэтт, я возвращаюсь, будьте на месте.

Он вошел в гостиничный номер злой, как черт, бросил сумку в кресло – слишком мягкое – сумка спружинила и грохнулась на пол.

- Ты что творишь? – возмутился Мэтт. – Сломаешь машину!

- Куплю тебе новую! Только вот не с гонорара за последний дневник!

- Почему?

- Потому что в музее полно федералов!

- Дженсен, милый, успокойся, - темноволосая девушка подошла к нему и обняла за плечи, с улыбкой заглядывая ему в лицо. – Первый раз, что ли? Здесь ведь не может быть сложнее, чем в Вашингтоне.

- И все-таки, Соф, это немного сложнее, потому что дневник только что украл кто-то другой! - Дженсен раздраженно взъерошил волосы и плюхнулся в кресло. - Чертова деревня! Даже охраны нормальной нет! Ни единой камеры, ни сигнализации — заходи, бери, что хочешь!

- Ты серьезно сейчас ругаешь плохую охрану? - усмехнулся Мэтт.

- Дженс, а ты уверен, что дневник украли? - София присела на подлокотник кресла. - Может, он на реставрации или в хранилище?

- Думаешь, специальный агент ФБР облапал меня, потому что я ему понравился? - Дженсен посмотрел на нее, вздернув бровь. - Они там все на ушах! Вы бы видели, как они забегали, явно не ожидали, что мимо них кто-то сможет проскользнуть. Твою мать! Такое дело сорвалось!

- Ну, ладно тебе, Дженс, - Мэтт присел с другой стороны и сжал его плечо. - Сотня всего. Это же ерунда! Не расстраивайся, дружище.

- Да дело не в сотне, Мэтт, понимаешь? Блядь, мы из таких щелей вытащили остальные дневники эти гребанные! А тут из какого-то ебучего захолустья не смогли! - Дженсен подскочил и заходил по небольшой комнате. - Это как плевок в душу! Насмешка! Мы могли стать командой, укравшей всю коллекцию полностью! А стали лузерами, которые не смогли вынести экспонат из практически неохраняемого помещения!

- Откуда такая страсть к драматургии, Дженс? - София поднялась с улыбкой и взяла его за руку, останавливая. - Послушай, мы заработали полмиллиона, мы обокрали библиотеку Конгресса, которую, кстати, невозможно обокрасть, - она заговорщицки подмигнула ему. - По-моему, нам есть что отпраздновать. Как считаешь, Мэтти?

- Конечно, - Мэтт тут же оказался рядом с ними. - Черт с ним, с этим захолустьем! Это же натуральная жопа мира!

- И тем обиднее просрать этот дневник, - не унимался Дженсен. - К тому же этот мудак меня разозлил.

- Мудак?

- Тот, что увел у нас заказ! Он не просто спер дневник, он подменил его на... другую книжку, - Дженсен едва сдерживал нервную ухмылку. Встретив два вопрошающих взгляда, он продолжил: - Он оставил там Камасутру!

На мгновение в комнате повисла тишина, а потом все трое разразились хохотом.

- Но самое главное, - снова заговорил Дженсен, утирая глаза, - эта сука знала, что я приду.

- Почему ты так думаешь?

- Этот урод записку мне оставил, представляете? На розовом стикере! Скотина! Ненавижу розовый цвет!

 

***

- …и вы все у меня оперативной работы больше даже близко не увидите! Будете полы в Бюро намывать! Или лапшу по тарелкам в столовой раскладывать! - телефон надрывался так уже с четверть часа. Бивер был в бешенстве, казалось, еще вот чуть-чуть и наружу вырвется рука с пистолетом и перестреляет их всех к ебеням. - Маннс! - рявкнул голос из трубки, прекратив чихвостить всех на разные лады. - Отключи громкую и выйди в другую комнату!

- Да, сэр, - Джейсон вздохнул и приготовился выслушать персональную тираду. - Слушаю, капитан.

- Это я слушаю, Джейсон! Стреляные белки! Какого хрена там случилось?! Вы же должны были хороводы вокруг этого долбаного музея водить! Как же он просочился?! В самом деле, он, что ли, Каспер?! Последний дневник! – Бивер все не унимался. – Он увел последний дневник, прямо у нас из-под носа! Все! Прощай, дело! Профукали! Нет больше зацепок!

Маннс, сощурившись, слушал капитана и задавался теми же вопросами. Как он мог проскочить? Это ведь не огромная территория, как в Вашингтоне, например. Их люди были как внутри, так и снаружи. Как он вышел? Не улетел же, в самом деле! И тут Джейсон понял, что был всего один человек, который ушел из музея спокойно, и которого никто не досматривал.

«Ах, ты ж сволочь патлатая!»

- Капитан, - выдохнул он в трубку, - кажется, я знаю, что могло произойти! Возможно, еще не все потеряно, сэр, дайте нам еще несколько дней.

 

***

К вечеру Дженсен достаточно успокоился, чтобы позвонить своему посреднику и без лишних эмоций сообщить ему, что заказ он не выполнит.

- Зараза! - выругался он и набрал номер. - Ходж, это я. Как жизнь?

- Все шоколадно, брат. А ты как? Я слышал, охота была неудачной. Акела промахнулся? - в голосе Ходжа звучала усмешка.

- Слышал? - напрягся Дженсен. - И где же ты такое слышал?

- Со мной связался сегодня человек, сказал, что у него последний дневник. Сказал, что готов продать его за триста тысяч.

- Триста? - Дженсен почувствовал, как забилась жилка у него на виске. - Схуя ли триста? Цена — сотня!

- Он знает, какова цена. Но раз уж это последний... Короче, он либо продаст за три сотни, либо сливается вместе с товаром, и в гробу он видал заказчика. Как знает, гаденыш, что заказчик, повернутый на том, чтобы всю коллекцию собрать!

- И кто у нас такой умный? Знаешь его?

- Нет. Новый игрок, похоже. Представился... погоди... Форестер. Я о нем не слышал. А ты?

Дженсен завис на несколько секунд, имя казалось знакомым, но он не мог вспомнить, откуда. Мысль скакала от виска к виску, и он никак не мог ухватить ее.

- Блядь! – выругался Дженсен, вспомнив, наконец, где слышал это имя. – Он был там. Был, прямо передо мной, паршивец! Я, наверное, даже видел его! Это наверняка тот парень, с которым я столкнулся в дверях! Вот сучонок! Советчик херов! – он снова принялся наматывать круги по комнате. – Ох, сволочь, ну, мы еще встретимся с тобой! Еще поиграем!

- О ком ты говоришь? – спросил Ходж.

- О двухметровой оглобле с дебильной улыбкой во всю морду!

 

***

Через три дня Дженсен сидел в гостиной своей Нью-Йоркской квартиры и пялился в телевизор, в ожидании новостей. После того, как они вынесли дневники из библиотеки Конгресса, об этом деле говорили с завидной регулярностью. И ограбление в Стар-Вали-Ранч, кстати, тоже списали на них. И Дженсен каждый раз злился, слыша об этом.

- В эфире Мэри Сью с выпуском новостей…

Дженсен решил плеснуть себе виски, не хотелось слушать это на трезвую голову. Он поднялся и направился к бару под щебетание ведущей, бросил в стакан льда и наблюдал, как янтарная жидкость затапливает его, когда внимание снова привлек телевизор.

- …нашумевшее дело о похищении дневников шестнадцатого президента США Авраама Линкольна, наконец-то, разрешилось. Благодаря сотрудникам Федерального бюро расследований все бесценные рукописи будут возвращены владельцам, как только закончится следствие. 

На экране появились кадры, отснятого ранее репортажа: высокий мужик в черной одежде и бронежилете усаживал щуплого очкарика в полицейскую машину.

- Ебанные черти! - Дженсен грохнул стаканом о барную стойку, расплескав выпивку.

Мужик тем временем коротко и сухо сообщил, что заказчик этого вопиющего преступления был арестован, и остальные участники этого дела последуют за ним в ближайшие сроки.

«Специальный агент ФБР Дж. Падалеки», - гласила надпись на экране.

- Что тут у тебя? – в гостиной показался Мэтт. – Чего ты вопишь?

- Это он! – Дженсен замахал рукой на телевизор, хотя сюжет уже закончился. – Этот чепушила из музея! Тот, что обставил нас – он федерал!

 

***

- Пада, вот мы с тобой, сколько уже напарники? - спросил Маннс, едва войдя в кабинет, и протянул ему стаканчик с кофе.

- Не знаю, - ответил Джаред, поднимая голову. - Года два с половиной, три...

- Вот-вот! А ты все не устаешь меня удивлять, чучело! Бери, не кривись — это не местный.

Джаред принял стаканчик и, сделав глоток, одобрительно кивнул.

- А теперь поведай мне, какой мерзкий голосок в твоей лохматой башке подсказал тебе такое вычудить?

- Ну, а что мне оставалось делать, Джейс? Когда я услышал в новостях, что наш Каспер обнес Вашингтон, я понял, что пора переходить к нестандартным методам, или он украдет и этот. А мы не могли себе позволить упустить последний дневник. И что, я должен был сидеть, сложа руки?

- А действовать по плану, тебе в голову не пришло?

- Я и действовал по плану, - тихо парировал Джаред, практически утыкаясь носом в стакан.

- Прости? - переспросил Джейсон, через стол, наклонившись к нему. - Я, кажется, не расслышал тебя. По какому же такому плану ты действовал?

- По своему. Я решил просто не дать ему шанса украсть дневник.

- То есть я и все остальные там бамбук курили, по-твоему?

- Ну, не кипятись, Джейс. Я просто подстраховался. К тому же мне удалось, - он нахально усмехнулся и поиграл бровями. - Я пронес дневник мимо тебя, пока ты листочки на кустах ровнял.

Маннс запустил ему в голову карандашом, от которого Джаред, смеясь, увернулся.

- Потому что тебя, придурка, никому не пришло в голову проверить! - Джейсон пустил ручку вслед за карандашом, попадая другу прямо по лбу. - Никто же не ожидал такой подставы от своего!

- Да ладно! - смеялся Джаред. - Признай, что я вас обыграл! Та девчонка, что сидела на входе в музей, меня вообще не знала, так что не надо мне тут чесать про своих. Зато теперь она, кажется, меня как-то невзлюбила, - он состроил расстроенное выражение на лице.

- Ну, еще бы! Бедняжка Алона, это было ее первое оперативное задание, а ты так подставил ее. И нечего мне тут печаль демонстрировать. Прибереги свои щенячьи глазки для агента Тал. Слышал бы ты, как Бивер на нас орал. Кстати, он вернется из Вашингтона и накрутит тебе хвост, супермен недоделанный! Он тебя так отымеет — неделю присесть не сможешь!

- О! Напугал дракона спичками! - Падалеки, усмехнувшись, откинулся на спинку стула и закинул ногу на ногу. - Ему там сейчас, наверняка, выносят благодарность за спасенное наследие великого президента. Заказчика взяли — тоже плюс.

- Но посредник ушел.

- Да и хер с ним. Он нам может еще пригодится.

- И исполнителей тоже след простыл.

- Вот это херово, согласен, - Джаред сел ровно и нахмурился. - Этот Каспер порядочно нам нервов потрепал. Я найду его, будь уверен, Маннс. Мы с ним еще поиграем.

- Агент Падалеки, вам прислали посылку, - молодой агент, Абель, кажется, протянул ему сверток.

- А ты что у нас, в почтальоны подался? - с улыбкой спросил Джаред и взял пакет из его рук.

- Меня просто попросили передать, - Абель немного покраснел.

- Да ладно, я просто шучу. На посылке нет никаких штемпелей, - Джаред, нахмурившись, покрутил пакет в руках. - Ты где его взял?

- Курьер оставил на проходной.

- Что там? - Маннс подался вперед.

- Написано «Специальному агенту Дж. Падалеки», - прочитал Джаред. - Увесистый...

- Ну, давай открывай, - поторопил Джейсон.

Абель тоже не торопился уходить, переминаясь с ноги на ногу, в глазах его искрилось любопытство. Джаред поглядел на них и, покачав головой, разорвал бумагу. Внутри оказалась бутылка вина, с виду дорогая. Абель присвистнул:

- Ого! Шато Латур – дорогое вино, - он пригляделся к бутылке и выдал: - 1982 год! Очень редкое, сейчас такого не достать!

Две пары глаз изумленно уставились на него.

- Что? – смутился парень. – Мой отец – винодел из Напы. Он коллекционирует вино, вот откуда я знаю.

Джаред и Джейсон одновременно усмехнулись и покачали головами.

- От кого оно? – спросил Маннс. – Завел себе богатенькую подружку? – он поиграл бровями. – Или дружка?

- Не припомню такого, - Джаред показал ему средний палец и встряхнул разорванной упаковкой, на колени ему мягко спланировал белоснежный листок, на котором красивым почерком была написана короткая записка:

 

«Красиво сыграл, агент.

А теперь выпей вина, расслабься

и больше не вставай на моем пути.

М»

 

- Блядь. Блядь! – Джаред соскочил со стула.

- Что там, Джара? – Маннс подскочил следом, взял протянутый листок. – Блядь! Это он, да? Каспер? Это от него?

- Думаю, что да, - Падалеки взъерошил волосы и спросил сквозь зубы, тихо и зло: - Он что, мне угрожает?

- Похоже на то, друг.

- Ну, он сам нарвался. Найти этого ублюдка только что стало приоритетным делом для меня. И что это еще за «М»?

- Понятия не имею! – Джейсон хохотнул и выдвинул версию: - Чувак! А может, это Мориарти?

- Мориарти? – Джаред вскинул бровь. – Причем тут Мориарти-то, балбес?

- Ну, а что? Ты типа Шерлок, а он твой злой гений, профессор Мориарти, - Джейсона явно забавляла сложившаяся ситуация.

«Хм, интересно, - Джаред усмехнулся своим мыслям, его глаза заблестели азартом. – Ну, что ж, поиграем, Мориарти!»



Глава 1

- Джейс! Маннс! Еб твою мать, где ты? - заорал на весь кабинет запыхавшийся Падалеки.

- Чего разоряешься? Здесь я, - из-за спины вышел Маннс, помешивая кофе, выглядел он помято. - Ооо, дружище, я узнаю этот взгляд. И не ори, Бога ради, голова трещит.

Не обращая внимания на настроение напарника, которому, судя по внешнему виду, вчера было слишком хорошо, Джаред продолжил, тряся папкой перед его носом:

- Я таки прищучу этого изворотливого хера!

Всю дорогу до их столов Маннс не проявлял ни капли интереса к заявлению Джареда. Лишь усевшись и устроившись поудобнее, спросил:

- И что же ты нарыл? Сложно поверить, что именно сейчас он прокололся.

- А ты поверь! - бешеный азарт горел в глазах Падалеки, он едва ли ни приплясывал от возбуждения. - В среду, я засажу его за решетку.

Прошло уже почти два года с тех пор, как он ввязался в эту странную игру в прятки-догоняшки со своим таинственным «М». Правда, вскоре он выяснил, что никакой это не Мориарти, а просто мошенник, известный в преступных кругах под именем Макс Морган. Хотя определение «просто мошенник» ему все-таки не совсем подходит. Он со своей чудо-командой на раз обводил вокруг пальца не только недалеких простаков, но и маститых, опытных деятелей этого бизнеса. Не теряя при этом своей особой изысканности и некой грации и умудряясь придавать довольно грубому и жесткому миру искусства оттенок романтики. А его технический гений Брайс Ларкин, играючи обходил навороченные сигнализации, камеры слежения и прочие системы безопасности. Однажды, когда расследование завело Джареда в Кливленд, он сполна сумел оценить мастерство этого типа…

 

***

- Соф, напомни, зачем ты нас сюда притащила? - Мэтт ходил по Залу славы рок-н-ролла и с тоскующим видом смотрел на списки счастливчиков, попавших сюда, и на их фотографии.

- Не ной, Мэтт, - София укоризненно посмотрела на него. – Я хочу посмотреть, что у них есть от группы The Police.

- Странный выбор кумиров для мошенницы, - хихикнул идущий рядом Дженсен.

- Точно, - поддакнул Мэтт. – Чего это ты вдруг полицию полюбила?

- Я Стинга люблю, ясно? – София показала им язык. – Он такой классный мужик.

- Лучше бы ты меня любила, - тихо ворчал Мэтт. – Я тоже классный мужик.

- Ты шкодливый мальчишка.

- Что? Да я могу быть не хуже твоего Стинга! Я может даже лучше!

София только отмахнулась от него, а Дженсен, тихо засмеявшись, отошел к окну, а точнее сказать, к стене, которая сплошь была стеклянной. Мэтт вызывающе вздернул бровь и запел, подражая манере Стинга и делая вид, что играет на гитаре:

 

Роксанна!

Тебе не нужно надевать красное сегодня.

Я любил тебя, с тех самых пор, как впервые увидел.

Я не буду говорить с тобой свысока.

Я всего лишь должен рассказать тебе, что я чувствую.

Я не хочу делить тебя с другими мужчинами,

И мое решение окончательное,

Поэтому сотри свой вызывающий макияж,

Сказав тебе это раз, я не буду больше повторять,

Это ни к чему.

Роксанна,

Тебе не нужно надевать красное…

 

- Ну, хватит, - девушка весело смеялась, наблюдая импровизированное выступление друга. – Признаю, признаю! Ты выдающийся певец!

- Ебанные черти! – выдохнул Дженсен, перебивая веселье и чуть ли не вжимаясь носом в стекло. – Быть не может! Это ж, мать его, Падалеки!

- Что? – ребята тоже выглянули в окно. – Где?

- Вон он! Входит в здание напротив!

- Надо сматываться отсюда.

- Соф права, надо сваливать.

- Нет, - разулыбался Дженсен. – Надо передать ему привет. А то невежливо как-то получается.

- Дженс, ну, сколько можно? – шепотом ругала его София, хлопая его по плечу маленькой ладошкой. – Тебе когда-нибудь надоест дразнить медведя?

- Этого? – Дженс, смеясь, уворачивался от ее ударов. – Наверное, нет, - он спрятался за Мэтта, закрывшись им, как живым щитом. – Прекрати, детка, ты привлекаешь лишнее внимание!

- А ты привлекаешь внимание этого федерала, сумасшедший ты авантюрист!

- Ай, меня-то за что? – вскрикнул Мэтт, получив удар острого кулачка. – Я, между прочим, тоже не в восторге от этой идеи! Дженс, ты когда-нибудь добьешься того, что этот Падалеки окончательно обозлится и возьмется за нас всерьез!

- Вот именно! Тебе мало, что он чуть не повязал нас в Буффало четыре месяца назад?

- Или в Сиракьюсе, или в Ниагара-Фоллз, или в Питтсбурге… - Мэтт оглянулся на него. – Мне продолжать? Ты уже больше года крутишь перед ним хвостом. В чем тут дело? Адреналина не хватает?

- Да ладно вам, ребята, - Дженсен поиграл бровями. – Это ж весело, давайте поиграем!

София и Мэтт одновременно длинно выдохнули и опустили плечи, сдаваясь. Они уже успели достаточно изучить этот взгляд, чтобы понимать, что Дженсен не отступится.

- Я выясню, что он тут делает, - Дженсен азартно улыбнулся, и ребята чуть ли ни физически почувствовали, как в его голове забегали мысли. – А вы, ребята, сделайте пока вот что…

Дженсену понадобилось около получаса, чтобы выяснить, что специальный агент Падалеки прибыл в Кливленд, чтобы разобраться с парой краденых картин, всплывших в каком-то завещании, и что расследование его подходит к концу, так что времени на особо грандиозный план совсем не оставалось. Но у Дженсена чесались руки, как-то поддразнить этого агента, адреналин уже несся по венам, снося на своем пути разумные доводы друзей. Он не мог отступить, не мог упустить шанс щелкнуть агента по носу, не мог не поиграть с ним, раз уж они так внезапно пересеклись.

Он уговорил Мэтта использовать его чудо-устройство, над которым он колдовал последние пару недель, и Соф тоже согласилась помочь с охраной и обеспечить им проникновение в нужные уголки здания, хотя и обещала ему устроить позже знатную головомойку.

Теперь все было готово, и оставалось только дождаться, когда появится Падалеки.

 

***

Тогда они с Маннсом как раз опросили горе-наследников, которым от богатенького дядюшки досталась пара краденых картин. Заносчивый юрист со своей истеричкой-женой уже третий день проверяли на прочность нервную систему федеральных агентов, пытаясь доказать, что эти картины вовсе не из числа похищенных из Бруклинского музея четыре года назад. Они вышли из квартиры сумасшедшей парочки на углу Девятой Восточной улицы и Эрисайд Авеню уже ближе к полуночи.

- Может, хоть завтра мы успеем заглянуть в Зал славы рок-н-ролла, - вздохнул Джаред, потирая виски. – Ты был там, Джейс? Здание классное, да? – и достал сигарету.

Джейсон только покосился на него.

- Ну, чего молчишь? – Падалеки с наслаждением сделал длинную затяжку. Он позволял себе иногда выкурить сигаретку, другую, когда выдавался особенно напряженный день.

- Я не могу говорить, - Маннс был хмурым и сердитым. – Мой мозг полностью сожран. Как люди могут быть такими наглыми и непрошибаемыми врунами?

- Это риторический вопрос? – усмехнулся Джаред.

- Да. Крик души, - напарник вернул ухмылку. – Бля, что ж так холодно-то?

- Потому что сейчас зима, а мы в Огайо, - засмеялся Джаред. - Пошли хоть на здание посмотрим.

- Далось тебе это здание!

- Я устал от беспринципных ублюдков, мне нужно что-то прекрасное, - с максимально возможным пафосом изрек Джаред.

- Отсюда полюбоваться не можешь? Я пока позвоню в офис, закажу ордер и вызову нам машину.

- Зануда.

- Пошел ты.

- Джейс, - Джаред подергал напарника за рукав и отбросил окурок.

- Отвали, Джара, - зашипел Маннс, закрывая телефон рукой, - у меня прокурор на проводе.

- Там какая-то херня происходит, - Джаред тоже зашептал и махнул рукой на здание.

- Заебал со своим Залом славы, - нахмурился на него Джейсон, но потерял мысль, когда проследил за указанным направлением.

Креативно спроектированное здание из стекла и металла, пристроившееся на южном берегу озера Эри, теперь было объято разноцветными огнями, как самый крутой клуб Нью-Йорка.

- Эээ… да! Да, спасибо, сэр, - Джейсон отключился и повернулся к напарнику: - Ордер будет через двадцать минут, тридцать – максимум. Это что за хрень?

- А я откуда знаю?!

- Вчера такого не было!

- Тут что-то не так, - Джаред быстро зашагал к зданию, настороженно оглядываясь, и тут вдруг внутри загромыхала музыка. Причем, ну… не самая подходящая для подобного места.

 

О, малыш, малыш.

О, малыш, малыш. О, малыш, малыш.

Как я и предполагала,

Не все здесь было правдой.

О, малыш, малыш.

Мне не следовало отпускать тебя,

И сейчас ты не в поле моего зрения.

Покажи мне, как бы ты этого хотел,

Расскажи, малыш,

Потому что мне необходимо знать, что у нас есть.

 

- Какого хрена происходит? – его догнал Маннс с пистолетом в руке. – Это?.. Блин, это Бритни? Твою мать, ты поэтому сюда так рвался, принцеска ты моя с мыльными пузырями вместо мозгов?

 

Мое одиночество губит меня.

Я должна признаться, что все еще верю.

 

- Заткнись, чучело! – Джаред засмеялся в ответ, и громко постучал в дверь – рабочий день уже давно кончился, и музей закрылся для посетителей. – И убери пистолет. Может, там местные гламурные дочки богатых папочек закатили вечеринку.

 

Что когда я не с тобой, я перестаю мыслить.

Дай мне знак,

Шлепни меня, малыш, еще один раз!

 

- Почему тогда ты не там? – подколол Маннс, заводя руку с пистолетом за спину.

 

О, малыш, малыш.

Причина, по которой я дышу – это ты.

Парень, ты делал меня слепой.

 

- Я забыл дома свою розовую мини юбочку со стразами! – огрызнулся Падалеки.

 

О, малыш, малыш.

Здесь нет ничего, чего бы я ни хотела,

И я не это планировала.

Покажи мне, как бы ты этого хотел.           

Расскажи, малыш,

Потому что мне необходимо знать, что у нас есть.

 

Они часто так подтрунивали друг над другом, это успокаивало нервы, да и их отношения давно сложились таким образом, и это их полностью устраивало.

 

О, малыш, малыш.

О, малыш, малыш.

Да, да.

О, малыш, малыш.

Как я и предполагала,

О, симпотяшка,

Мне не следовало отпускать тебя.

Я должна признаться, что мое одиночество губит меня.

Не знаешь, что я все еще верю,

Что ты будешь здесь

И дашь мне знак,

Шлепнешь меня, малыш, еще один раз…

 

Они довольно долго выносили двери прежде, чем увидели всклокоченного охранника. Все это время Бритни истошно просила шлепнуть ее.

- ФБР! - выкрикнул Маннс, стараясь перекрыть голосом грохот песни, и сунул ему под нос удостоверение. – Что у вас происходит?!

Музыка затихла на секунду, но не успели мужчины обрадоваться, как воздух снова разорвало невыносимо громкими звуками той же самой дебильной песни.

- Господи! Только не снова! – взвыл Падалеки.

- Я не знаю! - охранник схватился за голову. – Оно орет!

- Так вырубите!

- Мы не можем понять, откуда это! Мы ничего не делали! Оно просто вдруг заорало!

Падалеки ринулся вперед, оттолкнув охранника в сторону, и Маннс последовал за ним. Они рыскали по зданию в поисках источника звука, казалось, что он рвется из каждой щели и даже из самих стен! Оборудование не слушалось, так что просто вырубить звук никак не удавалось. Практически придя в отчаяние от того, что он даже мыслей собственных не слышит из-за этого грохота, который липким приторным киселем проникает в его уши и обволакивает мозг, Падалеки внезапно зацепился взглядом за лестницу.

- Куда она ведет?! – выкрикнул он в ухо охраннику, дергая его за грудки поближе к себе.

- В концертный зал!

Они ломанулись туда на всех парах, отчаянно надеясь отыскать проблему там. Их надежды оправдались, когда, оставив напарника рыскать между кресел, Джаред двинулся к сцене и чуть не расплакался от счастья, найдя непонятное устройство.

- Я что-то нашел! – крикнул он. Покрутив коробочку, он нашел выключатель, и в здании воцарилась благословенная тишина.

- Похоже, они подцепились к главному кабелю этой штуковиной, - вынес вердикт Маннс, потянув за провод, ведущий от устройства и уходящий в стену. Потом, похрюкивая, поднялся и протянул что-то напарнику: - Чувак, это тебе!

- Что там?

- Держи.

В руках Джареда оказалось бумажное розовое сердечко, на котором знакомым уже, красивым почерком было выведено послание:

 

«Узнал, что ты тоже здесь,

и не смог остаться равнодушным.

Понравился мой привет, агент?

М»

 

Один из охранников посмотрел на часы и, посмеиваясь, сообщил:

- Кстати, уже двадцать минут, как день святого Валентина.

- Так, я официально заявляю, что эта охуительная баллада посвящена тебе! – заржал Джейсон...

Падалеки улыбнулся своим воспоминаниям. В чем, в чем, а в остроумии Моргану не откажешь! И Джаред обязательно расскажет ему, как тот порой веселил его своими выходками, когда в среду застегнет металлические браслеты на запястьях изворотливого ворюги. Джаред едва ли не подпрыгивал от возбуждения и нетерпения, когда коротко постучал в дверь.

- Сэр, разрешите войти? - он заглянул в кабинет к своему начальнику.

- Падалеки! Проходи.

- Новая информация по делу Моргана. Есть наводка на Гейнсборо, «Голубой мальчик». Источники ссылаются на эту среду.

- Хмм... В Сан-Марино?

- Так точно, сэр, - глаза Джареда горели.

- Я свяжусь с Калифорнийским отделом. Сколько агентов будет необходимо?

- Полагаю, четыре группы будет достаточно. Но предварительно нужна подмена.

Бивер взял в руку телефон и набрал короткий номер.

- Стив, здравствуй. Насколько мне помнится, с прошлого года в вещдоках пылится крайне удачная копия Гейнсборо. Да-да! Он самый! Сейчас к вам спустится агент Падалеки с разрешением. Я ему передам. Спасибо, Стив!

Начальник положил трубку и выразительно посмотрел на Падалеки.

- Это реальная возможность поймать его, не облажайтесь. И, Падалеки, - Бивер погрозил ему кулаком, - не вздумай, выкинуть какой-нибудь фокус вроде того, что вытворил в Линкольне!

- Да ладно, кэп, - Джаред по-мальчишески улыбнулся. – Два года уже прошло. Всю жизнь теперь припоминать будете?

- Уволю, к чертовой матери!

Падалеки спрятал улыбку и решил не напоминать, что ему выдали приличную премию по итогам того дела.

- Руководить операцией будет Кортез, - капитан в мгновение ока сбил весь радостный настрой. - Ты и Маннс на подхвате.

- Что? Но... – Джаред почувствовал себя преданным. - Сэр! Я гоняюсь за ним уже два года и...

- Вот именно, - перебил его Бивер. - Два года, Падалеки. Этот Морган, стреляные белки, портит всю статистику нашего отдела! - и добавил, слегка смягчившись во взгляде: - У Кортеза опыта больше.

- Никто не знает его лучше меня! – взвился Джаред. - И с ним никакой опыт не поможет! Я справлюсь.

- Падалеки, я что тихо или непонятно говорю? – спорить с капитаном было бессмысленно. - Операцию возглавит Кортез. Свободен.

Разъяренный Падалеки пролетел мимо своего стола и, ни слова не говоря напарнику, направился к лифтам.

- Твою мать! - и громкий удар по кнопке вызова лифта.

Ничего непонимающий Маннс переглянулся с Абелем.

- Бобер отдал руководство операцией Кортезу. Мне Летти сказала.

- Ебаные сосны! - только и произнес Маннс, охренев от такого поворота событий.

Через несколько минут Джаред уже выходил из лифта на этаже хранилища. Здесь работали и реставраторы, и специалисты по подделкам.

- Мне нужен Стив Ламберт, - сказал Падалеки миловидной девушке за столом в приемной.

- Одну минутку, агент...

- Падалеки.

Стив появился в дверях кабинета через пару минут и пригласил Джареда следовать за собой. Привел он его к шедевральной подделке «Голубого мальчика». Так как после указания Бивера, вероятность, что Морган уйдет с картиной становилась практически стопроцентной, Джаред решил попрощаться с подделкой.

- Стив, а можно одолжить у вас тот раствор, который вы используете для определения возраста холста?

Стив протянул бутылек:

- Когда вы вернете репродукцию?

- Боюсь, она останется в частной коллекции, - Джаред не сумел сдержать ехидную  нотку в голосе. - Спасибо.

 

***

- Ты как? - Джейсон думал, что увидит как минимум расстроенного Падалеки, когда, наконец, отыскал его, но вместо этого Джаред неприлично широко ему улыбался. - Вообще-то, когда у тебя отбирают дело, принято злиться и материть начальство. Падалеки, ты какой-то неправильный. Кортез же все лавры себе присвоит.

- Не присвоит, - очень жизнеутверждающе  и радостно проговорил Джаред, вертя в руках бутылек из хранилища.

- А с чего такая уверенность? - Маннс понял, что веселость напарника напускная по ехидным ноткам, проскользнувшим в голосе.

- Морган разведет Кортеза. Как нехер делать, разведет. Хочешь пари?

Маннс понимающе разулыбался:

- И полными осликами перед всем отделом будем не мы. Мне это нравится! А это что?

- Это для Моргана, - подмигнул напарнику Джаред. - Не все ему мне записули строчить.

 

***

Падалеки все еще был немного зол, когда подъехал к гаражу в Бронксе. Дверь была раскрыта, Джаред осторожно заглянул внутрь – высокий темноволосый парень стоял спиной к нему и вертел в руках какую-то запчасть, потом склонился над раскрытым капотом, прилаживая ее на место. Джаред вошел осторожно и тихо, бесшумно подкрался к нему сзади, схватил за шею, приставил два пальца к затылку и заорал:

- Руки в гору! Так, чтобы я их видел! Ну! Живо! Ноги на ширину плеч!

- В чем дело?! – панически запричитал парень. – Что я сделал?!

- Заткнись и отвечай!

- Так заткнуться или отвечать?!

- Заткнись! – рявкнул Падалеки и, заломив одну руку за спину, нагнул его над капотом ниже. – А теперь отвечай! Машина краденая?

- Нет! Это машина клиента! Клянусь! Пусти! Руку сломаешь, изверг!

- Не ври мне, Левай!

Падалеки надавил чуть сильнее, и парень, вскрикнув, махнул свободной рукой в угол гаража:

- Вон та краденая! Эта чистая! – и спросил спокойно, оглядываясь через плечо: - Пиво будешь?

- Буду, – засмеялся Падалеки и отпустил его.

Левай распрямился, потирая плечо, и широко улыбнулся:

- Ты такой псих, Падалеки, - он шагнул к нему и обнял, похлопал по спине. – Давно тебя что-то не было.

- Работа, - Джаред ответил на объятие. - Ну, что ж ты так сразу все секреты сдаешь, Зак?

- А мне скрывать нечего, - подмигнул ему Левай.

- Ну, конечно! - Джаред прекрасно знал, что Зак не брезгует, иной раз, разобрать на запчасти угнанную машину. Но Падалеки закрывал на это глаза, предпочитая оправдывать себя тем, что у него есть дела поважнее и, вообще, это не его сфера деятельности. - Так что там с пивом?

- Полный холодильник!

- А тебе не надо тут, - Джаред неопределенно обвел рукой машину, - закончить?

- Да я уже почти. Сядь-ка за руль, погазуй.

Джаред уселся на водительское место и повернул ключ. Они дружили с Заком, наверное, лет с четырнадцати, с тех пор, как семья Джареда перебралась из солнечного Техаса в Нью-Йорк. Вернее сначала они с этим нахальным пацаном крепко подрались, так, что оба оказались в школьном медпункте, а уже там подружились, объединив свои силы против главного школьного хулигана, старшеклассника, к тому же, который наехал на них, пытаясь отобрать деньги.

- Ну, все, порядок, - Зак распрямился и с довольным видом захлопнул капот. – Сейчас гараж закрою, и я весь твой.

Джаред прошел в соседнюю комнату, достал им по пиву и уселся на видавший виды диван.

- Ну, что у тебя приключилось? - Зак плюхнулся в кресло и сделал длинный глоток из бутылки.

- У меня наводка на Моргана есть, - начал Джаред, а Зак при этом закатил глаза и сделал вид, что сейчас застрелится. – Верняк, в этот раз. Я точно знаю, когда и где он будет. И мне известна его цель.

- Ну, так и радуйся. Чего куксишься? – Зак отпил еще пива. – Ты с этим Морганом своим уже всю плешь мне проел. Пора уже засадить его.

- Бивер меня задвинул, - хмуро отозвался Падалеки.

- Что там Бобер ваш, лютует?

Подчиненные Джима Бивера стали звать его Бобром, за глаза, конечно, после того, как однажды в Бюро наведался его бывший сослуживец и принялся громогласно басить на весь этаж:

- Бобер! Бобер, выходи на бой!!!

Бивер тогда выскочил из своего кабинета, радостный, как мальчишка, и сразу же бросился на старинного друга с объятиями и шутливой дракой. Таким своего капитана они не видели ни до, ни после!

- Бивер отдал дело – мое дело! – Кортезу! – возмущение новой волной поднялось в груди Джареда. – Кортезу, представляешь?! Этот старый пердун задвинет меня в самую глубокую дыру! И близко мне подойти не даст! Он меня ненавидит, - сокрушенно закончил он свою речь.

- А не надо было с его дочкой кувыркаться, - засмеялся Зак.

- А что такого? Это было по обоюдному согласию. К тому же я на ней жениться не обещал! – Джаред хлебнул еще пива. – И вообще, это когда было?! В академии еще. Сто лет прошло. Мы с ней даже не встречались всерьез, так, трахались просто.

- И с ее братом тоже?

- Эй! Это он меня соблазнил!

- Ну, ты не очень-то сопротивлялся.

- Это да, но все же! – Джаред ухмыльнулся и облизнулся. – Бен был конфетка. Так просил трахнуть его, я не смог отказать ему в помощи.

- О, ты невероятно добр и щедр! – засмеялся Зак.

- И что, разве это повод ненавидеть меня? – Джаред тоже смеялся.

- Кортез застукал тебя с членом в заднице его сына! Удивляюсь, как он, вообще, тебя не пристрелил!

- Я быстро бегаю!

Зак слушал его, как и полагается лучшему другу, и ржал над ним весь вечер, как скотина. В итоге домой Джаред пришел за полночь пьяный, спокойный и почти счастливый.

 

***

- Да ты прикалываешься, - Мэтт распахнул свои ясные голубые глаза и уставился на Дженсена.

- Все гениальное просто, зайчик, - улыбнулся ему Дженсен. - Я тебе обещаю, это сработает.

- Это чистой воды авантюра.

- Как и все, что мы делаем.

- Ну, да, но...

- Что?

- Это уж как-то... вообще! - Мэтт задумчиво потер бровь. - А остальные? Думаешь, они купятся? А если этот появится?

- Откуда там Падалеки-то возьмется? - Дженсен сделал шаг назад, разглядывая картину, над которой работал. - Он в Нью-Йорке торчит, а мы в Калифорнии.

- Можно подумать, мы с ним только в Нью-Йорке пересекаемся, - саркастично заметил Мэтт и, подбросив в воздух очередную конфетку, поймал ее ртом.

- Ну, хоть и притащится, - Дженсен непринужденно сделал очередной мазок и вгляделся в фотографию в полный размер, служившую ему образцом. - Значит лоханется вместе с остальными. Соф их отвлечет, и они купятся на что угодно. Она же у нас волшебница!

- Ну, это да, - Мэтт широко улыбнулся и откинулся в кресле. - А где она, кстати?

- На свидании.

- Что? - Мэтт нахмурился, даже жевать перестал. - На свидании? С парнем, типа?

Дженсен поморщился, спрятавшись за мольберт, и негромко ответил:

- Ну, она же с парнями встречается.

- Да, но мы тут, вообще-то, дело обсуждаем, - проворчал Мэтт.

Дженсен не хотел комментировать это, хотя друг и глядел на него в ожидании ответа. Его спас повернувшийся в замочной скважине ключ и смех вошедшей Софии. С ней был какой-то мужчина.

- Стой, не надо... - Дженсен попытался остановить его, но Мэтт уже стремительно шел к двери.

- Привет, дорогая! – Мэтт радостно подскочил к Софии и, приобняв ее, звонко поцеловал в щеку. – Где же ты так долго была? Я уже начал волноваться!

Девушка недовольно покосилась на него, а потом сладко улыбнулась своему спутнику:

- Грэг, познакомься, это Марти, - и постаралась незаметно ввинтить свой острый локоток Мэтту под ребра. – Мой брат.

- Дарова, чувак, - парень, который был похож на спасателя из сериала, протянул сжатую в кулак руку.

Мэтт, взяв Софию за плечи, передвинул ее так, чтобы встать между ней и ее новым приятелем. Он проигнорировал приветствие парня и строго посмотрел на него.

- Значит, обхаживаешь мою сестренку, Грэг? – он старался не замечать злых щипков Софии. – Думаю, пришла пора нам с тобой серьезно поговорить, сынок.

- О чем? – парень явно был в замешательстве.

- О твоих намерениях.

- Прекрати, Марти, - прошипела София, изображая на лице улыбку.

- Каковы твои намерения, Грэг? – Мэтт продолжал строить из себя строгого папочку.

- Намерения?

- Собираешься жениться на ней? Или ты решил, что можешь, по-быстрому, обесчестить мою маленькую невинную сестренку?

Дженсен, решив, что пора вмешаться, тоже вышел в прихожую.

- Привет, - поздоровался он.

- Это тоже твой брат, Кэти? – настороженно спросил спасатель.

- Нет. Это Эрик, - София мстительно посмотрела на Мэтта: - Его бойфренд!

Дженсен мысленно поаплодировал подруге за шпильку и подошел к возмущенному Мэтту. Обнял его, интимно положив ладонь ему на живот, поцеловал в висок и оперся подбородком на плечо.

- Котеночек, не нужно так сразу выходить из себя, - заговорил он. – Ты же не хочешь снова загреметь за решетку. Видно же, хороший парень.

- Эээ, ну, я, пожалуй, пойду уже, - засобирался Грэг.

- Счастливо, - улыбнулся ему Дженсен.

- Я вас ненавижу, - объявила София, как только за парнем захлопнулась дверь.

 

***

В Сан-Марино было неприлично жарко в сравнении с Нью-Йорком, который уже неделю тонул в мерзкой осенней погоде. Штаб-квартира, в которой они провели весь день, находилась точно напротив Хантингтонского музея. Подмену совершили еще утром, а сейчас в душной комнате Маннс изнывал от жары, а Падалеки от невыносимого желания действовать.

- Пада! Прижми уже свою тощую задницу! Не мельтеши.

- Маннс, блядские кони! Ты слышал, что сказал Кортез? Слышал?!

Маннс закатил глаза к потолку, он выслушивал это уже раз пятый. Вспомнив дыхательные упражнения, которым его учила очаровательная доктор Марч, Джейсон закрыл глаза и досчитал до десяти. Впрочем, как оказалось, Падалеки совершенно не нужен был собеседник.

- Поймать его постфактум! Да, как, блядь, он себе это представляет? Поймать человека, обчистившего библиотеку Конгресса, постфактум? Как только картина будет у Моргана, он растворится. Исчезнет! - Джаред раздосадовано вздохнул. - Кортез такой дебил.

- Ну, допустим, там еще будем мы. Так что шансы у нашего Мориарти значительно сокращаются. Кстати, в этот раз, если что, садовником будешь ты.

- А ты, значит, будешь учить сопливых подростков, да?

Друзья поржали, представив ситуацию. Падалеки, наконец, уселся в кресло, захватив со стола пончик и какие-то жевательные конфеты.

- Ох, чую жопой, Морган нагнет не только Кортеза, но и все Бюро.

- Пада, в последнее время, этот твой задний орган слишком чувствительный. Расслабься. В любом случае мы с тобой не в проигрыше. Поймает его Кортез - заебись. Упустит его Кортез - еще больше заебись. Так что выдохни и кинь в меня пончиком.

Падалеки сделал так, как посоветовал напарник. Где-то в глубине души Джаред отчаянно хотел, чтобы Морган ушел с подделкой. Потому что тогда тот обязательно проверит холст и прочтет послание. От этих мыслей на лице у Падалеки заиграла до невозможности глупая улыбка, за что он и был вознагражден обеспокоенным взглядом Маннса.

Все началось в среду. С самого открытия музея все агенты в гражданском уже были на точках. Команда из Нью-Йорка курсировала вокруг здания. А Падалеки с Маннсом сидели в служебном фургоне, наслаждаясь спертым, нагретым воздухом, пропитанным ароматами протухшей пиццы, грязных носков и Бог знает чего еще.

- Как я люблю сидеть в засаде! Чего только стоят эти запахи! Однозначно, не один агент Калифорнийского Бюро провел здесь массу часов, выслеживая очередных нарушителей правопорядка! Пада, ты хоть понимаешь, что сейчас мы вступили в самый настоящий контакт с коллегами, обмениваемся, так сказать, практическим опытом!

- Маннс, заткнись, а?

Они сидели в этом фургоне уже черт знает сколько времени, проголодались, мышцы затекли, и все это не располагало к хорошему настроению.

- С удовольствием! Просто когда я говорю, этот запах не настолько отвратителен.

- Да ты просто глоток свежести! Альпийские луга, морской бриз и морозная свежесть в одном флако... Что за херня?..

Падалеки даже подпрыгнул на кресле и уставился напряженным взглядом в монитор. На экраны служебных компьютеров были выведены картинки со всех камер в музее и с тех дополнительных, что установили федералы, и теперь напарники имели полную картину происходящего.

В музее царило оживление. Обеденный перерыв привлек в храм искусства клерков из соседнего офисного здания и пенсионеров. Оказалось, что в местном доме престарелых есть традиция по средам выбираться в городские музеи. И именно сегодня на очереди был Хантингтонский музей.

Джаред сжал челюсти и гневно пробормотал:

- Кортез знал про это?

Маннс был также удивлен. Поправив наушник, он вслушался в переговоры агентов.

- Кортез в полной жо... в полном недоумении.

Джаред лишь криво улыбнулся, внимательно следя за происходящим на мониторах. Маннс перестал вслушиваться в переговоры и подцепил гарнитуру к аппаратуре, врубив громкую связь.

Агенты сухо переговаривались, было слышно, что ситуация начинает выходить из-под контроля. К некоторым служителям закона подошли бабушки и стали увлеченно о чем-то спрашивать. Джаред наблюдал, как агенты под прикрытием старались от них откреститься и не мог сдержать истерично-напряженного смешка. Картина оставалась на месте. Никто не смел и близко к ней подойти.

В динамиках что-то щелкнуло и резкий писк, заставил Падалеки и Маннса скривиться от неприятного звука. Связь была потеряна на несколько секунд, но когда она восстановилась, девушка-агент отрапортовала:

- Кортез... приказал... вынести...

Опять шорох и шипение.

- Маннс, это они! Смотри за картиной!

Падалеки схватил наушник и рацию, выскочил из фургона. Отдавал указания он уже в пустоту. Частота ФБР вновь была недоступна, только шорох и шипение.

Перемахнув через капот автомобиля, едва успевшего затормозить перед ним, Джаред потерял несколько драгоценных секунд и, когда связь восстановилась, он услышал все тот же голос девушки:

- Агент Фиббс, вы забываетесь! Прямой приказ Кортеза провести учение! А теперь уйди с дороги и не мешай мне выполнять мою работу!

Падалеки даже на мгновение поверил, так уверенно и нагло голос вещал про учения. Джаред сразу же прокричал в рацию:

- Агент Фиббс, задержать!

Но связь опять была прервана.

Не останавливаясь и не сбавляя темп, Падалеки обежал здание, и успел заметить, как выйдя с черного хода, девушка и парень с футляром для картин на плече в костюмах, очках и со значками федеральных агентов легко впрыгнули в черный безликий фургон, который сразу же взвизгнул колесами и сорвался с места.

Падалеки, выругавшись, отвернулся от дороги и двинулся к Маннсу, который уже приближался к входу. Они вбежали в музей, на ходу наорали на попавшихся на пути агентов, влетели в зал, в котором была картина, и недоуменно уставились на стену.

- Ну, и что это за фигня? – спросил Маннс.

- Я, - Джаред почесал затылок и пожал плечами. – Я уверен, что это были они!

- Тогда почему… - Маннс не успел озвучить вопрос, в комнату ворвался Кортез с красным от ярости лицом.

- Падалеки! – заорал он. – Какого дьявола ты тут делаешь?! Я сказал тебе прижать свою жопу и следить за мониторами!

- Я следил, - пытался оправдаться Джаред. – Морган был здесь!

- Ты его видел?

- Нет, не совсем, но…

- Тогда кто тебе позволил покинуть свой пост, наглый щенок?!

- Но они же вынесли холст!

- А это тогда что? – Кортез махнул рукой на стену, на которой преспокойненько висел «Голубой мальчик».

- Я не знаю, - Джаред растеряно окинул взглядом картину. Что-то тут было нечисто, но что?

- Я этого так не оставлю, Падалеки! Ты неуправляем и непредсказуем! Таким кадрам не место в Бюро!

- Сэр, - только что вошедший агент Фиббс посмотрел на Кортеза с преданностью в глазах, - учения прошли нормально?

- Учения? – Кортез явно был сильно удивлен.

- Нужно проверить холст, - Джаред дернулся к картине.

- В сторону, Падалеки! – рявкнул на него Кортез. – Ты ослушался прямого приказа, я отстраняю тебя от дела!

- Господи! Бога ради! Кортез, вместо того, чтобы орать, как потерпевший, картину проверь! И отправь машину, может, успеем перехватить фургон, хотя шансов мало. Фургон черный, без номеров, - и добавил тише: - Морган всех нас обставил.

Кортез с шумом втянул воздух и сквозь зубы рыкнул:

- Пшел вон!

Падалеки устало прикрыл глаза, поворачиваясь к выходу:

- Да пожалуйста! Тупоголовый…

- Что ты сказал, Падалеки?

- Ничего.

 

***

- Готовы? – спросил Дженсен и, дождавшись утвердительных кивков, стукнулся кулаками с Мэттом. – Давай!

Мэтт, одетый в костюм, накинул на шею цепочку, с висевшим на ней значком федерального агента, и, подмигнув ребятам, вышел из фургона.

- Наушник не забыл? – спросила София.

- Обижаешь, детка.

Уверенной походкой он направился к Хантингтонскому музею.

- Камеры наши, - сообщил он через несколько минут.

- Отлично. Соф, - Дженсен улыбнулся ей. – Расчисти мне дорогу, дорогая.

- Легко, дорогой.

Дженсен усмехнулся, услышав, как София строит федеральных агентов, взял футляр с картиной и тоже поспешил к музею. Он прошел незамеченным и без помех оказался в нужном зале, Мэтт с телефоном в руках уже был там.

- Заходи, - улыбнулся он, его пальцы быстро бегали по клавишам. – Камера передает статичную картинку, нас не видят.

Дженсен кивнул и быстро заменил местного «Голубого мальчика» на того, что принес с собой.

- Готово. Подгони машину, - бросил Дженсен через плечо.

Мэтт показал ему большой палец и отлепился от стены.

- И, Мэтт, - он улыбнулся обернувшемуся другу, - обеспечь нам радиомолчание.

- Ясен пень! – Мэтт тоже широко улыбнулся. – Жду вас у черного хода.

- Соф, я закончил, выхожу. Прикрой меня.

- Поняла.

Он вышел из зала, направляясь к выходу, когда услышал голос за спиной:

- Куда это ты картину потащил?

Дженсен выругался одними губами и повернулся, надменно выгнув бровь.

- У вас какие-то вопросы, агент, - он демонстративно пригляделся к значку, висящему у того на груди, - Фиббс?

- Да! Почему картина у вас?

- Падалеки, - начал Дженсен, но Фиббс перебил его.

- Падалеки тут ни при делах. Опытом не вышел! – ядовито высказался он. - Кортез в курсе этого?

- Кортез это приказал! – рявкнул Эклз.

- В чем дело? – появившаяся рядом с ними София, напористо шагнула к парню. – Специальный агент Кортез лично приказал мне проследить за учениями и вынести картину.

- Я должен спросить у него, - Фиббс схватился за рацию и неуверенно посмотрел на девушку. – По Инструкции…

- Агент Фиббс, вы забываетесь! Прямой приказ Кортеза провести учения! А теперь уйди с дороги и не мешай мне выполнять мою работу! - не дожидаясь ответа, она развернулась на каблуках и пихнула Дженсена, задавая ему направление на выход. – Ну! Шевелись! Или хочешь, как агент Фиббс, получить выговор с занесением в личное дело?

Они резво выбрались наружу и заскочили в фургон, который сразу же взвизгнул колесами и сорвался с места.

- Да! Все получилось! – Мэтт радостно вскрикнул и завернул за угол.

- София, ты была бесподобна! – Дженсен прижал ее к себе и поцеловал ее в щеку. – Ты моя королева! Я сам тебе едва не поверил! – восторженно хвалил он, начиная раздеваться. - Ты лучшая женщина на свете!

- Полностью согласен! – поддержал Мэтт.

- Ладно, ладно, - засмеялась София. – Я вас тоже люблю, ребята, - она аккуратно вынула картину из рамы и, скрутив ее, сунула в тубус. -  Не гони так, Мэтти, не хватало еще, чтобы нас за превышение скорости остановили. Так что? Мы снова обставили Падалеки, а? – она подмигнула Дженсену, который успел уже переодеться в шорты и футболку.

- Хер бы мы его обставили в этот раз, - выдал Мэтт. – Дело вел не он, а специальный агент Кортез.

- Да, Фиббс нам что-то такое тоже лепетал, - Дженсен перелез на переднее сидение. – Так что там творилось? Они были, как слепые котята, я их почти пожалел.

- Я послушал их переговоры немного, похоже, этот Кортез не из числа фанатов нашего Падалеки. Не знаю, что они там не поделили, но многоопытный Кортез терпеть его не может!

- А Падалеки что? – Дженсена разъедало любопытство.

Мэтт покосился на него с усмешкой.

- Ладно тебе, скажи ему, - засмеялась София и застегнула молнию на платье, которым заменила свой строгий костюм. – Он сейчас дыру в кресле проерзает.

Дженсен фыркнул и пихнул друга в плечо.

- Говори.

- Падалеки был хорош! Он нас раскусил почти сразу, если бы он мог связаться со своими, мы бы не ушли. Кстати, он чуть-чуть не успел догнать вас. Еще немного и не видать нам «Голубого мальчика».

Дженсен расплылся в широкой счастливой улыбке.

- Это твое безумие по имени Падалеки очень дурно пахнет, - предостерегла его София и похлопала по плечу. – Это плохо кончится, Дженсен.

- Я уверен, что пахнет он очень вкусно, - поддразнил ее Дженсен и с весьма загадочным видом закусил губу.

София покачала головой, закрыв ладонью лицо, а Мэтт не сдержал смешок.

- Ладно, пора разбегаться. Готовы? Я высажу вас и отгоню машину в другую сторону.

София распустила волосы и, надев туфли на шпильке, выплыла из фургона. Дженсен, быстро обойдя фургон, достал из него велосипед, перекинул ремень тубуса через плечо, надел кепку и укатил, сказав на прощанье, чтобы ребята были осторожны и не задерживались. Мэтт проводил взглядом Софию, которая теперь ни чем не напоминала сурового и даже немного мужиковатого агента ФБР, она легко поймала такси и махнула ему из окна. Он отогнал тачку на пару кварталов в сторону, перелез назад, снял с себя костюм и вместе с остальными засунул в рюкзак. Из фургона он вышел похожим на туриста, простые джинсы, удобные кеды и футболка с надписью «Я люблю Калифорнию». Рюкзак со шмотками и значками федералов, он благополучно «забыл» в метро по дороге к съемной квартире. Картина, которую он застал там по возвращении, была далека от радостной.

- В чем дело? – спросил он.

- Блядь! – ответил ему Дженсен, сверкая бешеными глазами.

- Очень информативно, - кивнул Мэтт. – А можно чуточку поподробнее?

- Чертова оглобля!

- Соф, - Мэтт отчаялся получить внятный ответ от друга, который, как заведенный нарезал круги по комнате. – Может, ты попробуешь объяснить мне, что происходит?

- Падалеки таки сумел нам помешать, - тихо сказала девушка. – Дженсен бесится.

- Это я как раз вижу. Что случилось-то?

София махнула ему, чтобы он следовал за ней, и подвела его к картине. Мэтт непонимающе развел руки в стороны.

- Это подделка, - она развернула картину и посветила ультрафиолетовой лампой.

Первое, что бросилось Мэтту в глаза, это неправильный цвет раствора для проверки возраста картин – подделка! А потом он перевел взгляд в середину холста, где красовалось короткое послание:

 

«Отсоси, ворюга!

Дж»

 

Мэтт присвистнул, едва сдерживая смех:

- Брааат, он переходит к активным боевым действиям.

- Нет, Мэтти, это настоящая война, - Дженсен остановился рядом с ним и зло покосился на записку. – Выключи, - поморщился он.

София сжалилась и выключила лампу.

- Как же я люблю запах напалма по утрам, - Мэтт улыбнулся еще шире.

Но Дженсену было не до шуток:

- Я хочу знать про него все. Полное досье, с кем учился, в какой детский сад ходил, кто делил с ним горшок, ясно? Как звали его любимого мишку и его любимые позы в сексе. Откопай его самое грязное белье.

Мэтт с задумчивым видом стучал пальцем по своей губе, выдерживая, по истине, театральную паузу.

- Пупсик, ты все еще здесь? Подтяни свои контакты, да хоть почку продай, но принеси мне этого лохматого на блюдечке!

- Вообще-то, пупсик, уже сделано, - подмигнул ему Мэтт.

У Дженсена на мгновение отбило дар речи.

- Да-да, я нереальный красавчик. Ты помнишь Питсбург? Именно тогда-то я все и сделал.

Дженсен, подпрыгнул к Мэтту и, захватив его шею, начал интенсивно натирать костяшками его шевелюру:

- Я говорил... что... да не вырывайся... что ты… золото?.. Стой... смирно... а то... будет... хуже...

Мэтт, смирившись со своей судьбой, покорно остался стоять, пока Дженсен не превратил его тщательно уложенную прическу в тщательно взъерошенный хаос. София звонко смеялась, наблюдая за страданиями Мэтта, который безуспешно пытался пальцами вернуть волосы в прежнее состояние, а Дженсен сиял, как начищенный десятицентовик, протягивая руки к Мэтту. Тот нашел в своем ноутбуке файл и показал ему.

- Вообще-то, я бы так не радовался, на него нет никакого компромата, он чист, как слеза младенца.

- Так не бывает, дорогуша, - читая и перечитывая некоторые детали, Дженсен все больше погружался в свои размышления.

Спустя некоторое время, он издал победный клич:

- Цитирую: «Неоднократно был замечен в клубе «Space». И ты мне говоришь, что ничего? Медвежонок мой, да это же оно!

Мэтт, предвкушая разъяснения, ждал, пока Дженсен угомонится. София предпочла не вмешиваться, дабы сохранить свою прическу в порядке.

- Может, все-таки поделишься с классом?

- Мэтти, да этот клуб известен своими, так сказать, широкими взглядами на взаимоотношения людей, - Дженсен поиграл бровями. – Так что, тут, возможно, есть с чем работать.

Мэтт издал звук раненого бородавочника и сполз по креслу.

- Как я мог это упустить? - порой он был еще тем перфекционистом с синдромом отличника и непередаваемой страстью к самобичеванию, убойная смесь, надо сказать.

- Не убивайся так, мой сладкий, - Дженсен снова слегка взъерошил его шевелюру. - С чего бы тебе знать про такие места? Ты же у нас натурален, как капуста, так что расслабься, ты сделал даже больше, чем нужно было. К тому же туда разные люди ходят, это же не гей-клуб.

Дженсен уже даже не злился. Потому что это весело. Реально весело и до адреналиновых мурашек интересно. Наконец-то появился достойный соперник. Все еще вглядываясь в его досье, Дженсен в очередной раз подумал, что агент неприлично хорош собой. Ну а после послания на подделке, выполненного интересным раствором, Дженсен убедился, что он умен и изворотлив. Клааасс! И сразу захотелось больше. Много больше.

- Мы обязательно наведаемся в «Space», - скорее для себя произнес Дженсен.



Глава 2

Дженсен шел по набережной Гудзона, натянув кепку низко, чтобы отгородиться от окружающего мира. Он шел медленно, никуда не торопясь, размышляя о своей жизни. Он, София и Мэтт полгода мотались по миру, отдыхали, развлекались и заодно провернули несколько дел. После провала в Сан-Марино они решили, что нужно залечь на дно и на какое-то время свалить из Штатов. Перед отъездом Дженсен успел пару раз наведаться в «Space», за что получил нехилый нагоняй от ребят, но так и не встретил там Падалеки. Хотя, что бы он стал делать, если бы все-таки встретил его там, он и сам не знал. Все эти месяцы Дженсен никак не пересекался со своим агентом, за исключением нескольких открыток, которые, не удержавшись, он отправлял ему на праздники из тех мест, где побывал. На Хэллоуин – из Дублина, довольно жуткую открытку со сценами вызова Самайна и прочими ужастиками вроде человеческих жертвоприношений. На День благодарения он отправил ту открытку, которую нашел в Канаде, по пути в Европу, с изображением картины Ферриса «Первый День благодарения». Рождество София потащила их встречать в Париже, и Дженсен отправил агенту милую, романтичную открытку с заснеженной сверкающей Эйфелевой башней. Ребята радовались, что Падалеки больше не висит у них на хвосте, и не нужно, что ни дело, стараться обхитрить кого-то, кто заранее знает, что его пытаются обхитрить. А Дженсен понял, что скучает по этому чувству, скучает по бешеному адреналину, когда словно идешь по острому лезвию, как эквилибрист по канату – один неосторожный шаг, один неверный просчет и тебе крышка. И даже по самому агенту он тоже скучал. Вообще-то, Дженсен никогда не любил федералов, считал их тупыми исполнителями чужой глупой воли, лишенными всякой фантазии и неспособными принимать самостоятельные решения. А если в их ряды и затесывались люди другого склада, то их быстро задвигали недалекие начальники, которые тряслись за свои высокие кресла и почетные ранги. Возможно, в нем говорила старая детская обида за то, что они сломали когда-то его жизнь.

Но Падалеки… Он казался другим. И это цепляло Дженсена. Из-за этого чувства он не мог остановиться, оставить его в покое, не лезть на рожон. Хотелось доказать ему и самому себе, что Дженсен умнее, что агент вовсе не особенный, что он такой же, как и другие служители правопорядка, что б им пусто было!

Дженсен тряхнул головой, стряхивая эти мысли, и вдохнул запахи весеннего Нью-Йорка – ароматы далекие от свежести Альпийских гор, где они с ребятами провели пару тихих недель, катаясь на лыжах. Но все же было в этом запахе что-то родное, этот город был его «почти домом», которого у Дженсена не было уже много лет.

Решив, что пора заканчивать с меланхолией, Дженсен столкнулся плечом с идущей навстречу девушкой, буркнул короткое извинение и пошел дальше, вертя в руках ее бумажник, который стянул из сумочки. Он делал так время от времени, гуляя по оживленной улице или спускаясь в метро в час пик. Не ради наживы – обычно он все возвращал обратно, а чтобы проверить, не растерял ли сноровку в деле карманника – первый навык, который он приобрел, когда семнадцатилетним парнем сбежал от своей семьи, из места, которое так и не научился считать своим домом. Чикаго был холодным и ветреным, промозглым городом, совсем чужим для Техасского мальчика. Зато Нью-Йорк встретил его буйством жизни, тогда тоже была весна. Дженсен улыбнулся, вспоминая, как у него разбегались глаза в первые дни – вечно спешащие куда-то люди в деловых костюмах, гламурные красотки в коротких юбках и открытых туфлях, вечные выставки, презентации, открытия новых клубов и ресторанов – казалось, этот город никогда не спит! И Дженсен быстро понял, что это так и есть.

Когда стали заканчиваться деньги, которые он скопил на новую жизнь, Дженсен стал всерьез задумываться о том, какой эта новая жизнь будет. И на этом непростом этапе он встретил Мэтта Бомера, такого же неприкаянного парня, которому не хотелось жить по правилам. Мэтт был на пару лет старше и уже имел кое-какой опыт самостоятельной жизни в Большом Яблоке, он взял под свое крыло юного Дженсена, научил некоторым приемам воровского дела и вскоре их знакомство переросло в крепкую дружбу. Позже, они встретили симпатичную девушку, с большими невинными глазами и очаровательной озорной улыбкой, которая стащила все их деньги, которые они должны были отдать на оплату квартиры. Они отыскали ее спустя три месяца, но вместо того, чтобы как-то отыграться за кражу, позвали ее к себе в команду. София Буш, подумав немного, как полагается приличной девушке, согласилась, и с тех пор они стали неразлучны. Так у Дженсена появилась новая семья.

Дженсен развернулся и догнал девушку.

- Мисс, постойте, - с улыбкой заговорил он. – Кажется, это вы обронили?

Девушка взяла протянутый бумажник и запричитала:

- О, Господи! Спасибо! Это, действительно, мой бумажник! Я такая растяпа, - она окинула его оценивающим взглядом и улыбнулась, явно довольная результатами осмотра. – Как я могу вас отблагодарить?

- О, ну, что вы, - Дженсен погладил ее по руке. – Любой честный человек, на моем месте поступил бы также.

- И все-таки? – девушка явно не хотела так просто сдаваться. – Может, я могу угостить вас хотя бы кофе.

У Дженсена в кармане зазвонил телефон, и он, взглянув на определившийся номер, поспешил извиниться и откланяться.

- Будьте осторожнее, мисс, - сказал он на прощание. – Вокруг полно воров и мошенников.

Он подмигнул ей и ответил на звонок.

- Ёу! Макс, братишка, как жизнь? – в трубке раздался жизнерадостный голос.

- Привет, Ходжи! Как сам? – привычно ответил Дженсен.

- Все круто! Расслабляюсь в своей норе, - отлично, значит, все чисто и можно говорить открыто.

- Старик, порадуй меня. Скажи, что звонишь, потому что нашел покупателя для Моне.

- Нееет, - протянул Ходж. – Тут пока засада, нужно еще подождать пока шумиха уляжется немного. Но у меня есть для тебя одно дельце.

- Дельце? У тебя дельце для меня? Опять, Ходж?

- Слушай, тут верняк! Клиент, чокнутый частник, готов платить шесть сотен, причем сразу. Не нужно будет выжидать. Ты просто тянешь картинку, и мы ее тут же сливаем.

- Просто, - проворчал Дженсен и покусал губу. – У тебя всегда все просто. Знаешь где?

- Да. У урода одного.

- Ясно. Связь, как обычно.

- Отбой, брат.

 

***

Макс Морган, также как и Брайс Ларкин, и Брук Дэвис не всплывали в поле зрения Джареда уже несколько месяцев. За исключением тех дурацких открыток, что приходили ему по праздникам с разных концов света.

С тех пор, как Джаред упустил их в Сан-Марино из-за этого упертого козла Кортеза, который дальше своего носа нихера не видит, банда Моргана пропала с радаров. Они просто испарились, как в воду канули! Падалеки тогда перетряхнул весь город, так оперативно, как сумел, конечно, потому что помогал ему только Маннс. Ну, и Джейк Абель, конечно, который вечно старался упасть им на хвост. К тому моменту, как Кортез одуплился, что нужно бы все-таки устроить облаву и выставить посты на выездах из города, было уже поздно. Джареду удалось отыскать только пустой фургон, ни отпечатков, ни образцов ДНК, ни каких либо еще улик там, конечно же, не было, за исключением, разве что, пустой рамы от картины. Да Падалеки и не надеялся на это особо. Только на запылившемся боковом стекле было выведено:

 

«Не судьба, агент.

М»

 

Одна радость была от того дела – Бобер так вызверился на Кортеза, что проехался по нему в своей обычной резкой манере при всех, чего, как правило, не делал. Капитан Бивер был хорошим начальником и предпочитал чихвостить накосячивших сотрудников в своем кабинете. Суров, но справедлив. Закончив орать на Кортеза и перечислять все многочисленные пороки его ближайших родственников, преимущественно с уклоном в различные сексуальные извращения и неважные умственные способности, он резко повернулся к Джареду, который изо всех сил сдерживал ехидную улыбку, и гаркнул:

- Падалеки!

- Капитан?

- Забирай своего Моргана себе! Теперь ты за него отвечаешь! Это официально твое дело! И мне, стреляные белки, надоело слушать о том, как этот гребанный недоносок лихо уходит от наших парней!

Ребята в отделе и до того подшучивали над Джаредом из-за этого ворюги и его записочек, а теперь он официально приобрел статус «его Моргана». Черт!

Через пару недель после этого, как раз на Хэллоуин, Джаред получил первую открытку. Всю в каких-то ужасных сценах с языческими ритуалами и с посланием на обороте:

 

«Не ожидал от тебя такого, агент.

Неплохая копия. А моя тебе понравилась?

И я обдумаю твое предложение.

М»

 

- Херовая копия, умник! Тоже мне Пикассо нашелся, - сердито процедил Джаред сквозь зубы, потом снова перечитал последнюю строчку и усмехнулся: - Обдумает он...

Потом была открытка на День благодарения:

 

«За что ты благодарен в этом году, агент?

М»

 

- Уж точно, не за тебя, ворюга, - пробубнил Падалеки и покачал головой. – Докатился! Разговариваю с открытками! И сам с собой…

И на Рождество:

 

«Уверен, что тебе уже не хватает меня, агент.

М»

 

Джаред тогда только хмуро высказался себе под нос:

- Ага, как же, - и закинул писульку в стол, к остальным. За эти пару лет у него уже собралась приличная коллекция.

И вот теперь, когда Нью-Йорк расцвел пышным цветом, впустив в себя весну, а от пресловутой команды Моргана не было ни слуху, ни духу, Джаред был вынужден признаться, хотя бы самому себе, что он уже начал беспокоиться не ушла ли эта команда в отставку, так и не получив заслуженного наказания. Он регулярно пробивал по всем возможным базам все известные ему псевдонимы этих ребят, которые когда-либо всплывали в прежних делах, но результат каждый раз оказывался нулевым. К тому же, и Джареду было очень неприятно это признавать, но ему действительно немного не хватало этого чокнутого ворюги, не хватало их игры и чувства удовольствия, возникавшего, когда удавалось расстроить его план. Морган держал его в постоянном тонусе, не давал расслабиться и облениться, как бывало с некоторыми коллегами Джареда. Это был самый долгий перерыв с тех пор, как они впервые пересеклись, зато статистика по раскрытию преступлений в их отделе резко возросла с исчезновением главной занозы в заднице специального агента Падалеки. Бобер был доволен, насколько этот грубый бородач вообще мог проявлять довольство, а Маннс посмеивался над ним, когда заставал друга за поисками знакомых имен, и говорил, что Джареду не живется спокойно, и он специально ищет приключений на свою тощую задницу, потому что он шизанутый.

- Я попробую выйти на него через посредника, - заявил Джаред где-то в середине февраля.

- Давно валентинок не получал? - усмехнулся Маннс.

- Заткнись, - отмахнулся Падалеки и тихо добавил: - Вчера получил.

- И молчишь! – охнул Маннс. – Давай, показывай, что на этот раз. Откуда?

- Из Рио.

- На карнавале, что ли, развлекается? Вот сволочь! Мы тут пашем, а он маракасами трясет! И что пишет?

Джаред протянул ему открытку, пестреющую карнавальными видами.

 

«Агент, я икаю каждый день!

Прекрати так часто вспоминать меня!

М»

 

- А ведь прав! – заржал Маннс, как конь, право слово! – Ты ж его ни на минутку из головы не выпускаешь! Все рыщешь, рыщешь, а он на другом континенте пляшет!

- Что, новое любовное послание? – засмеялся проходящий мимо агент Пирс.

- Да идите вы оба на хер, - Падалеки показал им средний палец.

- Ладно, ладно, - Маннс поднял вверх руки в примирительном жесте. - И что ты посреднику собираешься сказать, интересно? «Привет, это спецагент ФБР, не подскажешь ли адресок Моргана?»

- Попользую еще раз Форестера, - Джаред задумчиво тер бровь.

- После прошлого раза, клиента посадили в тюрьму, - напомнил Джейсон. - Не думаю, что посредник захочет работать с тобой.

- Ну, наеду на него, что и меня чуть не повязали, еле ноги унес.

Они решили попробовать, но это предприятие так и не дало результатов до сих пор.

И вот Джаред проводил очередной душный день за своим столом, мучая комп и матеря Моргана и его хреновы путешествия, и уже почти был готов впасть в отчаяние.

- Кто твой любимый напарник? – до неприличия радостный Маннс влетел в кабинет и уселся на стол, прямо на документы.

- Неужели ты? – с сомнением в голосе спросил Падалеки, и пихнул напарника в бок, вытягивая из-под него бумаги. – На отчет уселся, придурок!

- Ты говоришь со мной слишком грубо, - пожаловался Маннс и хитро улыбнулся. – Учитывая, с какими вестями я пришел.

- Что у тебя?

- Угадай, с кем Ходж вышел на контакт?

- Не может быть, - Джаред весь напрягся, как струна, глаза загорелись азартом, как будто он был готов сорваться с места, как только услышит заветное имя.

- Макс Морган! – Маннс вполне разделял возбуждение напарника.

- Да! – Падалеки соскочил с места. – Когда? Где? Что за дело? Номер отследили?

- Спокойно! Так они и выложили все открытым текстом! Того и гляди, тебе придет персональное приглашение, с указанием места и точного времени, - усмехнулся Джейсон. – Вот стенограмма разговора. Номер отследить не удалось, телефон шифрованный. Всё-то эти преступники прячутся-шифруются.

Джаред выхватил листок и быстро пробежал его глазами.

- Ну, и что это значит? – он нахмурился и прочитал последние фразы снова.

 

М: Знаешь где?

Х: У урода одного.

М: Ясно. Связь, как обычно.

 

- Ясно ему, - заворчал он, садясь на место. – Что на счет их связи?

- Уже поставил наружку.

- Кого? Нельзя, чтобы он заметил. Мы не можем упустить такой шанс.

- Спасибо, я не первый день на службе. Поставил несколько групп, будут вести его по очереди. Я справился с задачей, специальный агент Падалеки?

- Хорошо, - Джаред погрузившись в раздумья, даже не заметил сарказма в словах друга. – У урода… хм… Мало ли уродов  в Нью-Йорке…

 

***

- Объект в поле зрения. Движется на восток.

 Ходж шел по Кларксон стрит легкой походкой, не озабоченного никакими жизненными трудностями человека.

- Объект входит в салон цветов, напротив Джеймс Джей Уолкер Парк.

- Принял.

- Добрый день, леди, - Ходж с порога улыбнулся всем девушкам разом. – Мне нужна дюжина алых роз на длинных стеблях, перевязанных алой лентой. Позвольте блокнотик, - он внимательно вгляделся в бейджик с именем на груди девушки-администратора, - Эмели.

- Конечно, сэр, - она улыбнулась ему профессиональной дружелюбной улыбкой и протянула блокнот и ручку.

Ходж написал записку, оторвал бланк и достал бумажник.

- А что вы делаете сегодня вечером, Эмели?

- Иду в ресторан со своим женихом, сэр.

- Он везунчик. Зовите меня Пьер.

- Желаете оформить доставку, Пьер?

- Мне нужна срочная доставка, Эмели. Как можно скорее.

- Наш курьер, Майк, - девушка указала на парня закрепляющего букеты на своем велосипеде, - как раз сейчас выезжает с новой партией, и ваш заказ уже готов.

- Вы просто сказочная фея, Эмели, - Ходж расплатился и поспешил к курьеру.

- Объект вышел. Остаюсь на месте. Ведите курьера.

- Принял.

 

***

- Как? Как вы могли упустить курьера?! Черт! Черт! Черт! – Падалеки был вне себя от злости.

- Сэр, передвигаться по Манхеттену на велосипеде, гораздо быстрее, чем на машине, - попытался оправдаться неудачливый преследователь.

- Не умничай, - одернул его Маннс.

- Адрес выяснили?

- Нет, сэр, - отчитался агент Абель. - Объект  назвал адрес доставки напрямую курьеру.

- Прекрасно, - Джаред потер виски.

- Но мы изъяли листочек, который был под тем, на котором объект писал записку.

- Листочек? – саркастично уточнил Маннс. – Падалеки, у нас есть листочек, они его изъяли.

- Сэр, возможно на нем отпечаталась надпись, - уши агента Абеля пылали.

- А он не безнадежен, а, Джаред?  - Маннс хлопнул напарника по плечу.

Джаред выхватил протянутую страницу блокнота и резко спросил:

- Где он сейчас?

- Сэр? – молодой агент явно нервничал под суровым взглядом вышестоящего.

- Курьер! Где он сейчас? Почему он до сих пор не здесь?

- Мы потеряли его, сэр…

- Так найдите! И чтобы через полчаса он был у меня! Свободен.

- Да, сэр.

- Джаред, возьми себя в руки, - тихо сказал Маннс, садясь за свой стол.

- Джейс, мы не можем слить эту возможность в сортир, - так же тихо ответил Падалеки, принимаясь штриховать страницу карандашом.

- Именно поэтому ты должен успокоиться, тут нужна холодная голова, - Маннс перегнулся через свой стол, заглядывая Джареду под руку. - Получается?

- Да, вроде что-то есть, - Джаред прочитал записку, нахмурился и протянул ее Маннсу.

Он зачитал ее вслух:

 

«Дорогая Алина!

Помнишь, как мы гуляли с тобой вдвоем по проселочной дороге? Тогда было так красиво вокруг!  Я знаю, что причинил тебе боль, но может быть, ты сможешь простить меня, и в эти выходные мы снова погуляем с тобой? Ведь боль проходит, а красота остается.

Люблю Пьер!»

 

- Ерунда какая-то, - вынес он свой вердикт.

- Да, - задумчиво согласился Джаред.

- Может быть, это он действительно девушке послал цветы?

- Нет, это что-то значит. Это должно что-то значить, - Падалеки поднялся и подошел к окну, всматриваясь в спешащий город. Он просто стоял и, молча, смотрел, а потом резко развернулся и бросил Джейсону: - Фрик!

- Что? – опешил Маннс. – Сам ты фрик!

- Да нет! Фрик! Галерея Фрика! Ходж сказал Моргану, что картина у урода, я думаю, они говорили о галерее Фрика! – Джаред подскочил к столу и схватил записку. – Это точно шифр!

Маннс подошел и встал рядом, заглядывая через плечо.

- Черт! Они собираются ограбить Фрика в эти выходные, - сказал он. – Осталось всего четыре дня. Или три. Смотря, в какой именно день они пойдут на дело. Разве можно подготовить ограбление галереи за три дня?

- Не знаю. От Моргана всего можно ожидать, - Джаред покусал губу. – Думаю, это какой-то пейзаж, здесь говорится о проселочной дороге. Но чей? Кто художник? Пьер… Пьер… Пьер Боннар? Он писал пейзажи.

- А еще здесь говориться о двух людях, - добавил Джейсон. – Возможно это портрет или какая-то фреска. Возможно, это Пьеро делла Франческа. Кстати, они оба есть у Фрика.

- Тогда мы в деле, - улыбнулся ему Джаред. – Нам понадобится много агентов.

- Абеля возьмем? – усмехнулся Джейсон.

- Абеля посадим на велосипед – будет следить за входом и, в случае чего, возглавит погоню!

Джейсон рассмеялся и покачал головой.

- Не будь так строг с парнем. Ты ведь и сам прекрасно знаешь, какое на дорогах движение.

 

***

- Сэр, Майк Возовски, курьер, доставлен. Он во второй комнате для допросов, - доложил агент Абель.

Джаред приподнял бровь и демонстративно посмотрел на часы, хотя и так прекрасно знал, что прошло уже больше часа, но ничего не сказав, поднялся с места. Уши Абеля запылали с новой силой. Джейсон, подавив усмешку, закатил глаза и тоже встал.

- Пойдем, поговорим с нашим шустриком, - сказал он. – Может, и выходных ждать не придется.

- Добрый день, мистер Возовски. Я специальный агент Падалеки, это специальный агент Маннс.

- За что меня арестовали? – немедленно взвился курьер.

- Вы не арестованы, мистер Возовски, - Джейсон встал рядом с курьером, совершенно подавив своим ростом щуплого невысокого парня, и положил руку ему на плечо, слегка надавил, понукая сесть обратно. – Вы приглашены для беседы, так как располагаете важными сведениями.

Курьер опустился на стул, но все же не удержался от язвительного замечания:

- Приглашен?

- Нам нужна информация, - Джейсон предпочел не услышать его возмущение.

- Какая информация? Я ничего не знаю, я цветы девчонкам развожу! Ну, в основном девчонкам. А то ведь всякое бывает, знаете ли. И на кладбище случается доставлять, а бывает, что и парни между собой розочками обмениваются…

- Мистер Возовски, - прервал поток откровений Джаред. – Сегодня вы доставили букет. Нам нужно знать, куда и кто принял заказ?

- Мужик, я сегодня, наверное, сотню букетов доставил!

- Красные розы, дюжина.

- Это довольно ходовой заказ. Возьмите адрес у администратора.

- Клиент дал адрес вам напрямую.

Курьер беспомощно перевел взгляд с одного агента на другого.

- В три часа сорок восемь минут пополудни к вам подошел мужчина…

- А! Черный парень? Высокий такой?

- Именно. Адрес доставки?

- Я передал их красотке на другой стороне парка, она стояла на углу Лерой и Седьмой. Горячая!

- Фоторобот составить сможете?

- Нет, - досадливо протянул курьер. – Я и лица-то ее не видел почти. На ней были здоровенные солнечные очки.

- С чего тогда взял, что она красотка? – усмехнулся Маннс.

- У нее улыбка красивая, такая, знаете, с ямочками.

- Что-нибудь еще описать можешь? Рост, телосложение, цвет волос?

Пока Маннс выуживал последние крупицы информации, которые, скорее всего, окажутся бесполезными, Джаред ходил из стороны в сторону, остановился, посмотрел на себя в зеркало, висящее на стене, и запустил пальцы в волосы. Они явно теряют эту зацепку. Черт!

- Блондинка, длинные волосы у нее, рост средний, телосложение – горячая цыпочка!

Джейсон и Джаред переглянулись через зеркало, Джаред с досадой покачал головой и выругался одними губами.

- Что ж, вы можете идти, мистер Возовски, - сказал Джейсон. – Спасибо за сотрудничество.

 

***

- Мальчики, я дома, - София, войдя в квартиру, сразу же направилась к холодильнику и достала бутылку воды. – Жара просто адская! – пожаловалась она, вошедшему Мэтту и сняла длинный светлый парик.

- Достала?

- А то! – улыбнулась София.

- Ну, что за женщина! – восхищенно воскликнул Мэтт.  – И красавица! И умница! Богиня! Мечта!

- Хорошо, хорошо, - засмеялась София, когда Мэтт, обхватив ее за талию, приподнял и принялся кружить по просторной кухне.

Вошедший Дженсен только ухмыльнулся на эту картину и вынул из букета записку.

- Так, посмотрим, что тут у нас. Да угомонитесь вы, - шикнув на ребят, он развернул послание и прочитал вслух:

 

«Дорогая Алина!

Помнишь, как мы гуляли с тобой вдвоем по проселочной дороге? Тогда было так красиво вокруг!  Я знаю, что причинил тебе боль, но может быть, ты сможешь простить меня, и в эти выходные мы снова погуляем с тобой? Ведь боль проходит, а красота остается.

Люблю Пьер!»

 

- Это еще что за хрень? – спросил Мэтт и достал себе сок.

- О, это же Ренуар! – воскликнула София. - La douleur passe, la beauté reste[1]. Обожаю его!

- Да, думаю, речь о Ренуаре, - согласился Дженсен.

- Ладно, спецы по живописи, растолкуйте неучу эту байду, - Мэтт закатил глаза и отпил сока.

- Мэтт, стаканы, - строго сказала София.

Мэтт взял бокал и демонстративно налил в него сок.

- Так что там с Ренуаром? Его же Огюст звали.

- Пьер Огюст Ренуар, - уточнила София.

- А при чем тут эта… как там… Алина?

- Алина была его женой.

- Пейзаж с двумя фигурами, как считаешь? - обратился к ней Дженсен.

- Да. Думаю, да, - кивнула София.

- Нахрена такие сложности? - проворчал Мэтт, почесывая живот.

- Чтобы никто не догадался, - усмехнулся Дженсен.

- В детстве в шпионов не наигрались?

- У меня было трудное детство - деревянные игрушки, прибитые к полу… - засмеялся Дженсен.

Мэтт отмахнулся, усмехаясь.

- И что мы будем делать? – спросил он.

- Провернуть все нужно в эти выходные, - начал Дженсен.

- С дуба рухнул?! – возмущенно перебил его Мэтт. – Сегодня понедельник! Соф!

Но девушка также удивленно смотрела на Эклза.

- К чему такая спешка, Дженс? – Мэтт даже отставил свой стакан.

- Клиент ждет. Скинем картину сразу, без проволочек. И сумма сделки шестьсот тысяч, - улыбнулся Дженсен. - Да ладно вам, ребята, все получится!

- Стесняюсь спросить, каким образом, - София скептично приподняла бровь.

- Ну, - Дженсен почесал затылок, - тут надо подумать…

Мэтт закрыл ладонью лицо и покачал головой.

К вечеру Дженсен выдал им свой план.

- Вот так внаглую? – засмеялся Мэтт. – В твоем репертуаре.

- Ну, зачем же изменять себе? – Дженсен тоже широко улыбнулся.

- Дитё малое, - глаза Софии ласково светились.

- Мэтти, сможешь отвлекающий маневр сварганить?

- Да. Но посмотреть бы надо место. Прикинуть, что как…

- Понял. Завтра культурный выход в свет. Охрану, заодно, пощупаем.

- А картина поместится? – спросила София.

- Думаю, да. Она же маленькая, двадцать на тридцать сантиметров, примерно. Влезет! – Дженсен излучал энергию и удовольствие, как всегда, когда предвкушал новое дело. - Так, ладно, тогда с меня, - он хмыкнул подбирая слово, - транспорт. Мэтт на тебе, конечно же, технические заморочки, - дождавшись утвердительного кивка друга, Эклз повернулся к девушке: - Софи, милая, на тебе наши образы. Ну, как ты умеешь, детка, чтобы все обратили внимание, но никто не запомнил.

- Сделаю.

- Вот и ладненько, - Дженсен довольно потер ладони и закусил губу.

 

***

Ха, черт возьми, в тебе сидит другая личность,

Совершенно какая-то не такая,

Ты замечаешь только то, что тебе хочется,

Не пошел бы ты, а?..

Я тебе что, красная тряпка-зазывалка в шоу фриков, да?

Poets Of The Fall - Psychosis

 

Падалеки торчал здесь по шестнадцать часов с пятницы. Он оставался бы и на ночь, если бы Маннс не выгонял его поспать, практически с пистолетом у виска. По ночам у Фрика дежурили две группы агентов, и Джаред звонил по два раза за смену, чтобы убедиться, что ребята исправно несут свою вахту, за что по утрам получал от Джейсона по шее.

- Ты понимаешь, что если вымотаешься, если будешь не в форме в нужный момент, то сыграешь Моргану на руку? – отчитывал его напарник.

- Да понимаю я! Все в порядке. Я в порядке.

И вот уже воскресенье перевалило за полдень, а ситуация не менялась. Не происходило вообще ничего! Падалеки даже забеспокоился, что просчитался, неправильно разгадал послание Ходжа, что под ударом оказалось совершенно другое место. Или, что он спугнул Моргана своим присутствием, хотя в такое развитие событий верилось с трудом. Когда это Морган его пугался? Джаред бродил по музею с непринужденным видом и приглядывался к посетителям.

- Очуметь! – громко вскрикнула девица, в коротком ярком платье, едва войдя. – Как тут клево, пупсик! – девушка прыгнула к своему спутнику и повисла у него на шее. – Куп-Куп, мой сладкий зайчонок, какой же ты милый!

- Да-да-да, Кэрри, мартышечка моя! – довольно улыбаясь и подставляя лицо под град обрушившихся на него поцелуев, выговорил мужчина. Он был наряжен в костюмчик такой же придурочной расцветки, как у его «мартышечки».

«Цирк, что ли, приехал? Клоуны так точно в городе!»

Джаред покачал головой и отвел взгляд. Он уже третий день подряд наблюдал тут подобных придурков и его душевные силы были на исходе. Честное слово, когда Падалеки поймает Моргана, он отыграется на нем за этот уикенд отдельно! Он пересекся с Маннсом в одном из залов и кивком головы спросил, как дела. Джейсон красочной пантомимой сообщил, что совсем не против, убить себя, каким-нибудь особо извращенным способом, и Джаред выразил полное понимание такого желания.

В очередной комнате, Джаред закрыл глаза и устало потер шею, открыл глаза он уже в кромешной тьме.

- Какого?.. – выругался он, оглядываясь по сторонам. – Похоже, началось. Твою мать, включите кто-нибудь, этот херов свет! - с минуту Падалеки орал, пытаясь понять, что происходит, и раздавая команды в темноту: - Перекрыть все выходы! Всем оставаться на местах!

Его прервала сигнализация, которая оглушительно заорала прямо в этой комнате, совсем близко от него. Когда, наконец, восстановили освещение и вырубили этот мерзкий оглушительный рев, Падалеки огляделся. Все картины висели на месте.

 

***

- Что вы делали, когда погас свет, мистер Родри?

Падалеки с Маннсом уже битый час опрашивали всех долбанных посетителей долбаного Фрика и, честно говоря, многих из них очень хотелось придушить. В той комнате, где надрывалась сигналка, картины остались нетронутыми, зато из соседнего зала, каким-то образом исчезла картина Ренуара. Ебаного Ренуара, блядь! Джаред украдкой потер висок, Ренуар у них даже в списке потенциальных «жертв» Моргана не был. И теперь они сидели в кабинете управляющего галереи и болтали с чудесными посетителями этого места.

- Я прогуливался у фонтана, - ответил Родри. - Ждал парня, первое свидание, волнение, трепет, ну, вы знаете, как это бывает, - парень растянул свои красивые пухлые губы в улыбке для Джареда, прицельно, потом облокотился на стол, подпирая голову ладошкой. – Он так и не пришел.

- Неужели? – Джаред, прищурившись, посмотрел ему в глаза.

- Обидно, - парень кивнул и медленно облизнулся.

Он смотрел только на Джареда, откровенно заигрывал с ним.

- Не похоже, что свидания с вами часто пропускают, - в тон ему ответил Джаред. Парень был красив, раскован, одет с иголочки.

- Это случается даже с лучшими из нас, время от времени, правда, спецагент Падалеки?

Джаред не ответил, глядя на него, а Маннс прикрыл рот рукой и спрятал за нарочитым кашлем смешок.

- Простите мне мою наглость, но мой гей-радар просто зашкаливает, - парень поиграл бровями и усмехнулся. Потом бросил быстрый взгляд на Маннса. – О, надеюсь, что не раскрыл ненароком ваш секрет? Не обижайтесь на меня, - он снова улыбнулся и положил вторую руку на стол, он уже практически лежал на нем. – Если бы не обстоятельства, я уже пригласил бы вас выпить или потанцевать. Вы любите танцевать, спецагент?

- Очень! – Джаред скопировал его позу и благодушно улыбнулся. – Мистер Родри…

- Габриэль.

- Габриэль, - кивнул Джаред. – Вы живете в Нью-Йорке?

- Да, у меня отличная квартирка в Квинсе. Без соседей, - он обласкал Джареда взглядом. - Хотите посмотреть?

- Может, позже. Часто ходите по музеям?

- Я больше по клубам. Знаете «Space»?

Падалеки кивнул.

- Может, встретимся там, когда все это кончится? – наглый парень дотянулся до его локтя, поскреб пальцами. - Обещаю угостить тебя лучшим коктейлем. Или чем пожелаешь.

- Заманчивое предложение. А скажи-ка мне вот что, Габриэль…

- Что, милый?

- Долго ты планировал это ограбление?

- Что? – брови парня поползли вверх, он недоуменно захлопал своими пушистыми ресницами. – Я не планировал это.

- То есть недолго, - подсказал ему Джаред, не меняя своей расслабленной позы.

- Да о чем вы говорите? – парень сел ровно. – Я ничего не сделал!

- И где сейчас картина? – как будто не слыша его, спросил Падалеки.

- Хотите меня обыскать? – парень соскочил с места, раскинув руки в стороны. – Где бы, по-вашему, я мог спрятать ее? Бред какой-то!

- Успокойтесь и присядьте, мистер Родри, - твердо сказал Маннс.

- Я ничего не сделал, - повторил Габриэль, когда уселся на место. – Просто словосочетание «неудачное свидание» приобрело совершенно новое значение.

Напарники обменялись взглядами.

- Хорошо, Габриэль, - сказал Падалеки. – Оставьте свой адрес и телефон, перед тем, как уйти, мы свяжемся с вами позже.

Парень поднялся и, перегнувшись через стол в сторону Джареда, игриво сказал:

- Надеюсь, ты позвонишь, красавчик, - он подмигнул и послал ему воздушный поцелуй.

 

***

Спустя пару более-менее адекватных туристов, перед агентами расположилась женщина лет пятидесяти. От резкого аромата ее парфюма у напарников чуть глаза не заслезились. Яркий, неестественный макияж наводил на мысли о клоунаде, отчего Маннс поморщился. Еще с самого детства он терпеть не мог этих раскрашенных ублюдков.

Расположив свое тучное тело на стуле, она вытянула руки перед собой. Множество колец, венчавших ее пальцы, были явно малы, перетягивая кожу.

- Добрый день, миссис Штольц, сейчас мы зададим вам пару вопросов, отвечайте как можно более точно. Итак, расскажите вашу версию сегодняшних событий, - начал Падалеки.

- Событий? Что за событий? Я, вообще, не понимать, зачем меня сюда оставлять!

- В каком зале вы были, когда выключили свет?

- Ооохо, я рассматривать... Как бы это сказать?.. Перчик! Я рассматривать перчик античная статуя! Если вы понимать, о чем я, - Штольц вздернула нарисованные брови и скривила накрашенные губы в похотливом подобии улыбки.

Маннс с Падалеки переглянулись. У фонтана, значит.

- Понимать, понимать, - тихо высказался Джаред и, уже громче, добавил: - Как долго вы находились в музее?

- Я никого не находить в музее!

Тут уже не выдержал Маннс, терпеть эту престарелую Лолиту ему надоело, он рявкнул:

- Мадам! Вы долго рассматривать перчик?!

Румянец яркими пятнами раскрасил шею допрашиваемой.

- Oho, ja[2]! Долго.

- Время, когда вы зашли в музей?!

- Половина полудня! Вы такой строгий! Я любить строгих!

Падалеки с трудом заставил себя сдержаться и не заржать в голос при виде растерянного друга.

- И все это время вы находились у фонтана? - вступился Падалеки, постаравшись спрятать неудержимый ржач за маской профессиональной сосредоточенности.

- Ja[3]! Я быть покорена!

- Не заметили ничего странного? Может, что-то вас насторожило?

- Nein[4]! - она задумалась, поднеся руку к губам, при этом перезвон ее украшений, заполнил пространство маленькой комнатушки. - Там быть этот Greis[5] в коляскa! Он отдавить mein Bein[6]! Хотеть смотреть? - при этом она обращалась только к Маннсу, пытаясь приподнять подол своего цветастого платья.

Теперь пятнами пошел напарник, затравленно вздохнул и замахал руками:

- Мадам! Это ни к чему!

- Миссис Штольц, спасибо за беседу, если вы нам еще понадобитесь, мы с вами свяжемся.

Женщина поднялась и направилась к выходу, но остановившись около Маннса, указательным пальцем подняла его подбородок и быстро проговорила:

- Der kleine ungeeignet Junge! Sie brauchen, um richtig zu versohlen! Aber Mach dir keine sorgen. Mama wird sanft sein[7].

Джейсон от такой наглости, даже не успел вовремя среагировать, а когда, было, собрался, миссис Штольц уже покинула помещение.

Рядом очень подозрительные звуки издавал напарник, не то хрюкал, не то выл. Разобрать было совершенно невозможно из-за того, что он лежал на руках.

- Заткнись, чучело! И что она там шпрехала?

Падалеки пустился по новой, он уже даже не хохотал, а лишь тихо поскуливал. Когда же нашел в себе силы, пробормотал:

- Твоя подружка решила заняться твоим воспитанием.

 

***

Дверь раскрылась, чтобы впустить следующего свидетеля, и Падалеки с Маннсом увидели растерянные глаза Джейка Абеля.

- Побереги-ка ноги, сынок! – зычным раскатистым басом гаркнул седовласый мужчина и вкатился в комнату, крутя колеса инвалидного кресла. Его стрижка была короткой и аккуратной, волосок к волоску, лицо гладко выбрито, за исключением пышных седых усов, рубашка, застегнутая на все пуговицы, твидовый пиджак форменного покроя, ноги укутаны теплым пледом без единой складочки, спина прямая, как на построении – явно военная выправка.

- Мистер Ханнигер, - начал Маннс, когда мужчина устроился за столом.

- Полковник Ханнигер, - поправил тот тоном, от которого захотелось встать по стойке смирно.

- Хорошо. Что, по-вашему, сегодня здесь произошло, полковник Ханнигер?

- Выключился свет, - ровно ответил полковник. – И судя по тому, как вы, ребятки, всполошились, это не был простой скачок напряжения, - он окинул их внимательным взглядом сквозь очки.

- Вы правы, полковник, - кивнул Маннс.

- К тому же, чертова сигналка так заорала, что мой чертов слуховой аппарат, чуть не взорвался.

- Вы плохо слышите, полковник? – спросил Падалеки, который до этого лишь внимательно разглядывал его.

- Чертова контузия не прошла для меня бесследно. Когда вертолет падает тебе на башку, а со всех сторон вьетконговцы палят из автоматов, трудно остаться невредимым. Вы не могли бы выключить кондиционер?

- Зачем? – растеряно спросил Падалеки. Он представил, во что превратится эта комната, если вырубить кондер. Они сидят тут уже прорву времени, комнату заполнили непередаваемые ароматы, всех, кого они успели допросить, а миссис Штольц вообще выжгла весь кислород своими чудовищными духами. А на улице стоит жара, между прочим.

- После того ранения, - его рука привычным жестом вскинулась к груди, - меня все время морозит. Да и иммунитет ни к черту.

Обреченно вздохнув, Падалеки поднялся и подошел к выключателю, выругался про себя и повернул ручку.

«Добро пожаловать в газовую камеру», - невесело подумал он.

- Вы не могли бы снять аппарат, полковник? – попросил Джаред, обернувшись.

Полковник пристальным долгим взглядом посмотрел ему в глаза, а потом молча вынул устройство, четкими отработанными движениями – как автомат разобрал.

- Насколько хорошо вы слышите без аппарата? – спросил Джейсон.

Полковник не шелохнулся, все также глядя на Падалеки, пока тот не кивнул в сторону напарника. Маннс повторил вопрос, когда мужчина повернулся к нему.

- Не слышу, совершенно, - ответил он. – Барабанная перепонка разорвана.

Падалеки зашел за его спину и резко хлопнул в ладоши. Маннс вздрогнул и глянул на него, как на больного, зато полковник и ухом не повел. Джаред поморщился и наклонился к столу, подвинул аппарат к нему и сказал, когда тот повернул к нему лицо:

- Наденьте.

- Где вы были, когда сработала сигнализация? – спросил Джейсон.

- Там же, где и ваш напарник, - ответил полковник, поправляя аппарат. – Он чуть не опрокинул мое кресло, когда рванул из комнаты.

Джаред кивнул, в ответ на взгляд Маннса, подтверждая показания.

- Вы не заметили ничего подозрительного? – спросил Джаред и ослабил узел галстука, он чувствовал, как воздух нагревается и как будто сжимается вокруг него. – Может, какие-то странные личности?

- Странных личностей здесь хватает, сынок, - полковник неодобрительно качнул головой. – Когда тридцать лет назад, я был здесь с моей Молли, такого не было.

- Спасибо, полковник, - кивнул ему Маннс. – Оставьте свои координаты агенту Абелю. Мы свяжемся с вами, если возникнут вопросы.

 

***

Когда Джаред морально уже был готов усесться с ногами на стол и закурить, и лучше бы это был большой качественный косяк, а Джейсон, судя по тому, как нервно подергивался его левый глаз, и вовсе был готов перейти к физическим пыткам, после того, как через этот кабинет прошла группа туристов из десяти человек, которые совершенно не говорили по-английски, и для их экскурсовода-переводчика английский тоже не был родным языком, перед напарниками расположилось пирсингованное нечто. Черные волосы, сальными прядями завешивали выбеленное лицо с ярко подведенными глазами. Темная, почти черная помада и бесконечное количество крестов, черепов и прочей готической херни.

Падалеки мысленно взвыл. Однозначно, в галерею Фрика, ходят только фрики.

- Мисс МакЛафлин, с какой целью вы пришли в музей?

Девушка откинулась на кресле, рассматривая свой маникюр.

- Я не стану отвечать без своего адвоката.

«О, блядь! Приехали! И откуда только слова такие знает?» - раздраженно подумал Джаред и переглянулся с напарником, которого, похоже, посетила ровно та же мысль.

- Вы считаете, что вам нужен адвокат, мисс МакЛафлин? – Падалеки мягко улыбнулся ей.

Девушка хмуро глянула на него из-под густо накрашенных ресниц и надула большой пузырь из жвачки.

- Это мое право по закону.

- Что ж, звоните, - Маннс улыбнулся одними губами и придвинул к ней свой телефон. - Подождем его здесь все вместе, в теплой дружеской обстановке.

Девушка взяла мобильник и, прилепив жвачку к столу, набрала номер.

- Арти? Это Сара, твоя любимая клиентка. Нет, я не в полиции. Я в музее. В галерее Фрика. Мой отец платит тебе не за то, чтобы ты читал мне морали, - она разорвала соединение и выругалась сквозь зубы: - Козел.

- Отказался? – проявил участие Маннс.

- Он не может отказаться, - ухмыльнулась девушка. – Слишком старается получше вылизать зад моему отцу, чтобы тот продолжал платить ему раздутую зарплату. Будет здесь через двадцать минут.

- Чем вы занимаетесь, мисс МакЛафлин? Ну, мы же можем поболтать, пока ждем, правда? – Джаред старательно изобразил самую милую улыбку из своего репертуара в ответ на ее воинственный взгляд.

- Я учусь на сценариста в магистратуре Нью-Йоркской Академии Кино.

- О, это круто, - Джаред одобрительно кивнул. – Над чем работаете сейчас?

- Над сценарием короткометражки о молодом художнике, который пытается пробиться.

- А тут искали вдохновение? – спросил Джейсон, придвигаясь ближе, с заинтересованным видом.

- Что-то типа того.

- Сара, вы знакомы с творчеством Ренуара? - Джаред превратился в само добродушие.

- Издеваетесь?

- Мы похожи на шутников? - вступился Джейсон.

Девушка закатила глаза и заученным монологом выдала:

- Пьер Огюст Ренуар - один из самых видных представителей импрессионизма, искусство которого отличается живым интересом к человеку. Им было написано примерно 6000 картин. Значительное место в его светлом жизнеутверждающем творчестве занимает портрет, а также жанровые композиции. Продолжать?

Джаред не удержался и присвистнул:

- Ого! Да вы знаток!

- В Академии был курс по мировому художественному искусству. Миссис Томпсон заставляла каждого студента зубрить биографии выдающихся художников. Стерва.

- Тогда вы должны знать, что работы этого мастера очень высоко ценятся, - Джейсон придвинул по столу фото пейзажа.

Сара откинулась на стуле, мельком глянув на репродукцию.

- Как и любого мало-мальски знаменитого импрессиониста.

- Сколько, по-вашему, стоит эта картина?

Девушка внимательно посмотрела в глаза агентов:

- Вы принимаете меня за дуру? Сейчас я назову приблизительную, - на этом слове она ехидно улыбнулась, - стоимость, а вы без зазрения совести наденете на меня браслеты. Не выйдет. Я больше и слова не скажу без своего адвоката.

Не успела она договорить, как из-за двери раздался громкий голос профессионального и очень высокооплачиваемого адвоката:

- Добрый вечер, господа, - в комнату стремительно ворвался, иначе и не скажешь, довольно молодой, около тридцати лет, мужчина. Из нагрудного кармана его дизайнерского серого костюма щегольски торчал уголок синего носового платка, точно под цвет его глаз.

- А вот и Арти, - усмехнулась девушка.

Агенты одновременно скривились, будто съели по куску лимона.

- Артур Имс, адвокат мисс МакЛафлин. Что, собственно, произошло?

Маннс кратко ввел его в курс дела.

- Вы же понимаете, что продолжение этой беседы возможно только с согласия моей клиентки. Итак, Сара, вы желаете помочь агентам?

- Нет, - прозвучало безапелляционно.

- Что ж, господа. Если вы не готовы предъявить обвинение, то мы, пожалуй, вас покинем.

Маннс нацепил на себя самый добродушный оскал и проговорил:

- Всего доброго. Если возникнет необходимость, мисс МакЛафлин, мы с вами свяжемся.

- Свяжитесь сначала со мной, - таким же лучезарным оскалом наградил их адвокат.

- Всенепременно, - буркнул Падалеки в спину уходящих.

Как только захлопнулась дверь, Маннс возвел глаза к потолку и пробормотал:

- Похоже, сегодняшний день решил побить все рекорды абсурда.

- Ты даже не представляешь, кто у нас следующий в списке. Кажется, я видел их в музее. И запасись терпением, сейчас начнется настоящий цирк.

 

***

В кабинет впорхнула шебутная девица в наряде таких психоделических оттенков, что Падалеки показалось, что он временно ослеп. Искусственное освещение делало цвета совершенно невообразимыми.

Не успела девушка присесть, как на агентов обрушился поток ее красноречия:

- Привет! Я миссис Купер Орр! Клево, да? – она улыбнулась так широко, что отчетливо стали видны ее десны. - Так-то я Кэрри, но совсем недавно стала миссис Купер Орр! Это же так замечательно! Глядите, какое кольцо! Это мой Куп-Куп подарил мне! Ой! - девушка подскочила и достала вибрирующий телефон, отвечая на смс сообщение. С ее губ не слезала улыбка душевнобольного или безумно влюбленного, что по сути одно и то же, человека.

За это время Джаред успел поймать взгляд идущего на казнь смертника от своего напарника. Падалеки лишь склонил голову, мол, я тебя предупреждал, терпение, мой друг, только терпение.

- Итак, Кэрри, что вы делали в музее?

- О! Мой Куп-Куп сделал мне сюрприз! Видите ли! У нас свадебное путешествие! Правда, здорово?! Медовый месяц, представляете?! Сегодня начался пятый день, как я стала миссис Купер Орр! До сих пор не могу поверить в свое счастье! Он у меня самый лучший! Кто только из наших девчонок не мечтал стать миссис Купер Орр! Но он влюбился в меня! По уши, представляете?! Он так оригинально сделал мне предложение! - она мечтательно закатила глаза и тут же продолжила: - Значит, мы сидели в ресторане, я, конечно, подозревала, что сегодня-то он и решится! Но для меня было полной неожиданностью, когда в бокале я нашла это самое кольцо, - она завизжала и опять оттопырила свой безымянный палец, демонстрируя весьма приличный бриллиант. - Представляете?! Это был самый замечательный день в моей жизни! Я, конечно же, сказала ему «да»! И вот прямо перед вами сидит свеженькая миссис Купер Орр! Представляете?!

Девушка тараторила со скоростью расщепления молекул в ядерном реакторе и теперь головная боль, которая только маячила перед Падалеки, в полную силу ударила в виски.

- Значит, у вас медовый месяц.

- Именно это я и сказала! Ой! - девушка опять подпрыгнула на стуле, когда телефон, мирно лежащий на столе, заорал голосом… гребанной Бритни Спирс, которая просила, чтобы ее отшлепали.

Джаред с определенного времени, очень скептически относился к творчеству этой исполнительницы. Джейсон же лишь истерично хмыкнул, впрочем его услышал только напарник, потому что девушка была поглощена разговором:

- ... бу-бу! Я тоже соскучилась по тебе, медвежонок! Ну не сердись и не дуйся!

Когда она закончила свое до невозможности сопливое лепетание, Джейсон спросил:

- Где вы находились, когда погас свет?

Девушка опять начала разгоняться с ответом, грозя перейти на ультразвук:

- Мы с моим зайчоночком прогуливались по музею! Представляете! И у меня сломался каблук! И мой Купи нашел укромное местечко! И знаете, что он сделал? Он просто мой герой! Мой Куп-Куп! Он починил мне каблук! Он просто волшебник! Права была Пенни, я счастливица! Ну а когда поднялся этот шум, мы целовались. Понимаете? Мы так испугались! Он такой страстный! Мой Купи! Ой!

Телефон опять оповестил агентов, что Бритни все еще не отшлепана.

Девушка кинулась за трубкой, но серьезный голос Маннса ее остановил:

- Миссис Орр, последний вопрос. Вы заметили что-нибудь необычное? Люди, поведение?

Керри с огромным сожалением смотрела на телефон, который продолжал вибрировать и орать дурниной.

- Миссис Орр!

- Нет-нет! Что вы?!

Телефон затих, и девушка разочарованно вздохнула, не отводя взгляда от мобильника, принялась кусать ногти.

- Совсем ничего? Миссис Орр, любые детали, все может оказаться важным.

- Миссис Орр! Как это звучит! Здорово, правда? Да не смотрите вы так на меня! Ничего такого! Ничего необычного! В этом музее собрались самые нормальные люди!

«А вот это вряд ли», - подумал Падалеки, но вслух произнес лишь:

- До свидания, Кэрри. Мы с вами свяжемся.

 

***

В дверях кабинета мистер и миссис Купер Орр, к великому отчаянию напарников, столкнулись.

- Ты не отвечала на звонок, моя куколка, - засюсюкал мужчина, сжимая тонкие пальчики в своих ладонях. – Я так скучал по тебе, мартышечка моя.

- И я скучала, мой пряничек, мой любимый мармеладный котеночек.

Мужчина притянул ее к себе и поцеловал в губы.

- Сейчас блевану, - тихо сообщил Джаред.

Маннс похлопал его по плечу, в знак поддержки, и заговорил громко и строго:

- Мистер Орр, не могли бы вы уделить нам немного времени?!

Мистер Орр оторвался от поцелуя и, быстро глянув на них, обратился к своей супруге:

- Ты будешь, скучать по мне, булочка моя?

- Я уже скучаю, пирожочек!

- Поесть не мешало бы заказать, - обронил Маннс, невесело глядя на напарника.

- Кажется, я к выпечке месяц прикоснуться не смогу, - скривившись, ответил Падалеки и поторопил любвеобильного подозреваемого: - Мистер Орр, присаживайтесь.

Мужчина, наконец-то, устроился за столом, обменявшись на прощанье примерно девятью тысячами воздушных поцелуев со своей сладкой половиной.

- Где вы были, когда погас свет? – задал Джейсон вопрос, уже набивший оскомину за этот день.

- Моя рыбка сломала каблук, и мы отошли в сторонку, чтобы не мешать остальным. Я как раз починил его, когда вокруг стало темно.

- Разве рыбки носят каблуки? – устало потирая глаза, спросил Джаред.

Маннс пнул его под столом.

- О, вы, очевидно, никогда не были влюблены, молодой человек, - Купер благостно улыбался. – Но я не могу винить вас, ведь самая первая красотка досталась мне!

- Да, вам повезло, - кивнул Джаред.

- Вы живете в Нью-Йорке, мистер Орр?

- Зовите меня просто Куп.

- Так что, Куп? Вы гость города?

- У нас с моей конфеточкой медовый месяц. Не верю, что она вам не сказала! – засмеялся Купер.

- Да, она упомянула…

- Пару десятков раз, а? Она такая эмоциональная, моя ягодка! За это и полюбил ее! Она такая искренняя!

- Заметили что-нибудь странное сегодня, Куп? Может, подозрительные личности, или какая-то техника? Что угодно, что могло показаться вам необычным…

- Кэр-Кэр так закружила мне голову, что я ничего вокруг не вижу, - довольно оскалился Купер. – Медовый месяц, сами понимаете! Только супруга занимает сейчас все мои мысли!

- Ааа, Пада, пристрели меня, - застонал Маннс, когда за мистером Орром захлопнулась дверь. – Прояви гуманность к напарнику!

- Давай вместе, на счет «три», - невесело отозвался Джаред. – Потому что это был последний подозреваемый. И итог сегодняшнего дня – мы опросили всех, кто тут был во время ограбления, посетителей, работников, и никто ничего не видел и не знает. Но! Картина исчезла. Непонятно куда и непонятно как.

- Добро пожаловать домой, Морган! – Маннс соскочил со стула и преувеличенно радостно захлопал в ладоши. – Ты доволен, что он, наконец, вернулся?

Джаред в ответ только нервно передернул плечами.

Домой он возвращался уже поздней ночью, после того, как лично проверил, что все необходимые процедуры были проведены. Всю дорогу ему не давала покоя мысль, скребущая подсознание. Он крутил в голове допросы со всех сторон, а перед глазами стояли все эти фрики. Что-то здесь было не так, но разобраться в подозрениях своего подсознания он был не в силах. По крайней мере, не сегодня.



[1] La douleur passe, la beauté reste - Близким другом Огюста Ренуара являлся Анри Матисс,  который был почти на 28 лет младше его. Когда О. Ренуар оказался из-за болезни, по сути, прикован к постели, А. Матисс навещал его каждый день. Ренуар, практически парализованный артритом, превозмогая боль, продолжал писать картины в своей студии. Однажды, наблюдая за тем, с какой болью даётся ему каждый мазок кисти, Матисс не выдержал и спросил: «Огюст, почему вы не оставите живопись, вы же так страдаете?» Ренуар ограничился лишь ответом: «La douleur passe, la beauté reste» (Боль проходит, а красота остаётся). И в этом был весь Ренуар, творивший до последнего вздоха.

[2] Oho, ja! (нем.) - О, да!

[3] Ja! (нем.) - Да!

[4] Nein! (нем.) - Нет!

[5] Greis (нем.) – Cтарик.

[6] mein Bein (нем.) - Моя нога

[7] Der kleine ungeeignet Junge! Sie brauchen, um richtig zu versohlen! Aber Mach dir keine sorgen. Mama wird sanft sein. (нем.)  - Маленький негодный мальчишка! Тебя нужно как следует отшлепать! Но не волнуйся. Мамочка будет нежной.



Глава 3

 

Больше! Просто чтобы было.
Я получил все, что хотел, и, разумеется, хочу еще.
Я заплатил, развлекайте меня.
Я хочу все больше, мне это нравится,
Поэтому я не могу все бросить, жду еще,
Хочу больше, я не знаю чего я хочу,
Но я знаю, что хочу еще больше.
Poets Of The Fall - More

 
Прослушать или скачать Poets Of The Fall More бесплатно на Простоплеер

 

Дженсен сидел в своей комнате и смотрел на картину. Красивая. Подвижные, легкие мазки, деревья фактурные и объемные, все полотно пронизано зноем и солнечным светом, фигуры – лишь размытые силуэты, как бывает в жаркие дни, когда от зноя окружающий мир плавится, стирая очертания и четкие контуры. Прекрасный образчик импрессионизма. Эклз медленно моргнул и перевел взгляд в окно. Уголок его губ медленно, как будто сам собой, приподнялся в улыбке. В животе что-то радостно подпрыгнуло, когда он вспомнил еще один прекрасный образчик.

Агент.

Дженсен соскучился по нему даже больше, чем ему казалось. Сильнее, чем готов был признаться. Как же ему не хватало этой игры! А сегодня… Господи! Сегодня было просто восхитительно! Находится с ним рядом, в одной комнате, лицом к лицу, говорить с ним, смотреть ему прямо в глаза и все-таки суметь уйти оттуда без наручников. Ну, не то чтобы уйти, но все же он здесь, в своей квартире и наручников на нем нет!

«Вот так, агент! Ты был хорош, но я был лучше!»

Падалеки отлично выдрессировал своих псов, они перекрыли все возможные пути из здания, так что Дженсену и его новому другу Ренуару пришлось задержаться. Он встал и подошел к окну, уставился невидящим взглядом на Центральный парк, и в его голове вновь ожили события сегодняшнего дня…

- Черт! - выругалась София.

- Что такое? - спросил Мэтт, плавно притормаживая, чтобы припарковаться поближе к входу.

- Федералы, - ответила София, кусая ноготок.

- Где? - Мэтт окинул взглядом крыльцо, попутно отводя ее руку ото рта. - С чего ты взяла, что это федералы? Может, просто мужики? Экскурсия какая-нибудь...

- Я видела там этого... Падалеки!

- Падалеки? - оживился Дженсен, сидящий сзади, и выглянул в окно.

- Ты ему сказал? - обернулась к нему София, и взгляд ее был очень недобрым.

- Почему я? - засмеялся Дженсен и поднял руки вверх. - Мы не друзья с ним. Думаешь, я мог проболтаться ему за кружкой пива?

- Думаешь, я не знаю, что ты постоянно шлешь ему записочки? - прищурилась девушка. - И что тебя хлебом не корми, дай только устроить с ним скачки?

- Ммм... скачки? - Дженсен поиграл бровями и пошло улыбнулся.

- Придурок, - прыснула София и покачала головой. - Что ж ты озабоченный такой?

- Мэтти, давай-ка, отъедь на пару кварталов, - Дженсен тоже усмехнулся. - Дайте мне минут двадцать, прежде чем войдете. Я пока там глаза помозолю, прощупаю ситуацию.

- Отложить не хочешь? - Мэтт глянул на него в зеркало заднего вида. - Может, не будем испытывать судьбу?

- Откладывать нельзя, зайчик, клиент ждет. И вообще, зря я, что ли, наряжался?

Мэтт переглянулся с Софией и повернул за угол соседнего здания.

Дженсен подкатился к галерее и в тысячный раз обругал жару и свой удушающий прикид, который больше напоминал орудие пыток. Грим и теплая одежда создавали ощущение микроволновки, в которую он залез добровольно, как последний мазохист. Усугублял пытку толстый плед, укутывающий ноги.

- Эй, сынок, - окликнул он довольно молодого парня, понизив голос до густого баса. - Помоги-ка колесоногому забраться на чертово крыльцо!

- Конечно, сэр, - подорвался парнишка.

Когда Дженсен оказался внутри, он с удовольствием вдохнул охлажденный кондиционером воздух и прокатился по главному залу, обогнул фонтан, оглядывая окружающие экспонаты - неплохая коллекция. Внезапно под колеса ему кинулась грузная тетка:

- Wo du gehst, du Arschloch?! Weißt du nicht ein Mädchen sehen[1]?

Дженсен не совсем понял, что именно она сказала, но уловил по интонациям, что отозвались о нем не особо лестно. Буркнув короткое извинение, он покатился дальше.

Агент, действительно, был здесь. Собранный, натянутый, как струна, он пружинисто ходил из комнаты в комнату и сканировал окружающих. Усилием воли Дженсен сдержался, чтобы не ответить на пристальный взгляд. Дождался, когда агент отвернется и, не спеша, направился к нужной комнате. Даже из соседнего помещения, он услышал шумное появление ребят, что уж говорить, Софии нет равных в создании ультразвуковых волн. Дженсен усмехнулся про себя и оглянулся по сторонам, людей здесь почти нет, это хорошо. Когда ребята вошли в ту же комнату, Мэтт сразу же уткнулся в свой телефон, его пальцы порхали по экрану, творя техническое чудо. Фортуна сегодня явно была на их стороне, потому что единственная девушка, которая бродила по этому залу, вскоре вышла. Мэтт проводил ее взглядом, потом ткнул в экран пару раз и свет погас во всем здании. На мгновение воцарилась тишина, а потом воздух наполнился громкими выкриками Падалеки, раздающего указания. София, не теряя ни секунды, сняла нужную картину и положила ее Дженсену на колени. Он аккуратно расправил плед и поспешил в соседнюю комнату, как только он оказался на месте, там сработала оглушающая сирена.

Благословенная тишина. Свет. И Дженсен увидел озирающегося по сторонам Падалеки. Его взгляд быстро пробежался по всем картинам в комнате. Он нахмурился, ничего не понимая, и рванул к выходу, налетев прямо на Дженсена, зашипел, ударившись о коляску, глянул зло и выскочил прочь, даже не извинившись.

А потом началось веселье. Выйти из здания не было ровным счетом никакой возможности, всех посетителей собрали в большом зале, вызывая по одному, спрашивали имя, проверяли документы, фотографировали и снимали отпечатки пальцев, тут же пробивая их по компьютеру.

- Полковник Том Ханнигер, - отрапортовал Дженсен, когда очередь дошла до него.

Его отпечатки на все сто подтвердили его легенду.

«Спасибо, Мэтти, гений чертов!» - усмехнулся про себя Дженсен и отправился в кабинет управляющего, где Падалеки с напарником устроили комнату для допросов. У двери стоял тот же парень, который помог ему на крыльце.

- Ну, чего замер столбом? - гаркнул Дженсен. – Отворяй, давай! Побереги-ка ноги, сынок!

Ему задали несколько вопросов, и Падалеки все это время не отрывал от него внимательного взгляда.

«Чертова ищейка!» - думал Эклз, и картина прожигала в нем дыру.

- Вы не могли бы выключить кондиционер? - Дженсен едва не поднялся и не пнул сам себя за этот вопрос. Крыша и так уже ехала от жары, и сердце гнало по венам кровь с бешеной скоростью, от безостановочного выброса адреналина.

Падалеки явно не вдохновила эта идея, и Дженсен прекрасно его понимал, но все же наплел каких-то причин, подтверждающих необходимость этого действия. Агент вздохнул, с видом человека, идущего на гильотину, но все же выполнил просьбу.

- Вы не могли бы снять аппарат, полковник?

«Ебанные черти!»

Дженсен подчинился, глядя ему в глаза, проигнорировал вопрос второго и обратил на него внимание только, когда Падалеки подал ему знак. Он ответил на вопрос, слушая тихие шаги у себя за спиной, Дженсен ожидал чего угодно, тихого вопроса, подколки, гадости, сказанной о нем, но никак не того, что Падалеки станет ему аплодировать.

«Да чтоб тебя, агент! – подумал он, каким-то чудом сумев сохранить невозмутимость глухого человека. – Разве можно так обращаться с ветераном Вьетнамской войны?!»

Падалеки наклонился над ним близко-близко, так, что Дженсен уловил его аромат. Терпкий запах ударил в нос, посылая совершенно неуместные импульсы в голову и в пах.

«Очень не вовремя!»

Дженсен догадался, что можно нацепить аппарат обратно только потому, что Падалеки придвинул его ближе. Дженсен смотрел на его губы и не понимал ни слова, словно он, и правда, оглох, он даже едва не прослушал вопрос, который ему задал второй. О чем там этот федерал? Где он был?

- Там же, где и ваш напарник. Он чуть не опрокинул мое кресло, когда рванул из комнаты.

- Вы не заметили ничего подозрительного? Может, какие-то странные личности? – спросил Падалеки и подергал свой галстук, расстегнул пуговку, слегка оголяя шею, по которой скатилась капелька пота.

Издевается, что ли, над ним? Еще немного и стояк сбросит картину на пол!

- Странных личностей здесь хватает, сынок, - Дженсен мотнул головой, стараясь сбросить наваждение. – «Перегрелся, не иначе!» - Когда тридцать лет назад, я был здесь с моей Молли, такого не было.

- Спасибо, полковник. Оставьте свои координаты агенту Абелю. Мы свяжемся с вами, если возникнут вопросы.

«Да, да, уже оставил, - Дженсен покатился к выходу. – Звоните, мальчики, в любое время. Только боюсь, я буду слишком занят, чтобы ответить».

…Дженсен услышал, что ребята тоже вернулись, и вышел в гостиную.

- Зачем ты это сделал? – возмущенно вопрошала София.

- Я был в образе, детка! – оправдывался Мэтт, хотя виноватым не выглядел совершенно! Скорее довольным. – Все для дела, мартышечка моя.

- Пора уже выйти из образа! И не называй меня так!

- Что ты сделал? – заинтересовался Дженсен.

- Ничего, - буркнула София.

Мэтт за ее спиной вытянул губы в трубочку и поиграл бровями.

- Серьезно? – засмеялся Дженсен. – Вы целовались?

София пихнула его в плечо и прошла вглубь комнаты.

- Между прочим, ты мне ответила очень горячо, - довольно заявил Мэтт.

- Я была в образе, - едко отозвалась девушка и скрылась в своей комнате.

- Как прошло? – спросил Дженсен, провожая девушку улыбающимся взглядом.

- О, божественно! – ответил Мэтт. – Я мог бы к этому привыкнуть.

- Я про дело спрашиваю, дурень, - засмеялся Дженсен и взъерошил другу волосы. – Но рад за тебя!

- Дело нормально прошло, - улыбка не сходила с лица Мэтта. – Когда я вошел, у этих придурков уже нервный тик развился! Соф, умничка, профессионально взорвала им мозг. Ты бы видел выражения их лиц, Дженс! Это было нечто!

- Да, мне тоже жаль, что не видел этого. Когда я там был, они, конечно, уже выглядели изрядно заебанными, но уверен, что Соф устроила им настоящее размягчение мозга!

Мэтт мечтательно улыбнулся:

- Она бесподобна!

- Да-да. Слышал, проходили, - Дженсен заглянул другу в глаза. - Может, уже пора признаться, а?

На что тот лишь печально вздохнул, уставившись на дверь, за которой скрылась Соф.

 

***

- Абель! - только войдя в офис, крикнул Падалеки.

Джейк показался на горизонте сразу же и выглядел он не лучше побитой собаки:

- Д-да?

В словах говорившего была лишь предельная сосредоточенность, он раздавал указания быстро и четко, голосом, не терпевшим возражений:

- Список всех опрошенных мне на стол. Проверь фрау и адвоката.

- Вызвать?

- Проверить, Джейк, проверить. Или тебе разъяснить, что это значит? Номера социальных страховок, копии водительских удостоверений, выписки из отелей и гостиниц, а так же номера рейсов, если они вылетали за пределы города за последний год.

Абель медленно, но верно принимал оттенок свежей пекинской капусты.

- Дальше. Встретиться и поговорить с преподавателями и сокурсниками Сары МакЛафлин, сделать это так, чтобы ее адвокат ни слухом, ни духом. Сумасшедшую парочку изучить с особой тщательностью, понимаешь? Мне нужны все подробности их жизни, как встретились, когда возьмут ипотеку и сколько у них будет детей. Ханнигера и Родри доставить сюда. К ним у меня есть пара вопросов. Это все.

Джаред уже начал работать со своими вчерашними записями, когда обнаружил, что Джейк не сдвинулся с места.

- Агент Абель, вы все еще здесь?

- Да, сэр, я могу взять Пирса?

Джаред усмехнулся:

- Абель, подробности твоей личной жизни мне не интересны, хоть Пирса, хоть Кортеза. Маннса вон можешь взять, если уболтаешь.

Джаред заржал, пытаясь увернуться от канцелярских принадлежностей, летящих в его голову.

- Ладно! Ладно! - прикрикнул Джаред, поднимая руки в примирительном жесте. Напарник успокоился и Падалеки сразу же проговорил Абелю: - Маннс только мой! Да, пупсик?

Маннс уже спокойно жевал какую-то резиновую фигню, по недоразумению, носящее звание конфет, и абсолютно флегматичным тоном ответил:

- Только так, сладенький мой! Мартышечка моя! Булочка! Пирожочек!

Напарники одновременно скривились в рвотных позывах, не переставая при этом ржать, как последние кони.

- Я имел в виду не это! - голос младшего агента подозрительно стал срываться на фальцет.

- Бога ради, Джейк, иди уже работать! В помощь бери, кого угодно. Свидетели должны быть в комнате для допросов в десять, - глядя в глаза Абелю, отчеканил Падалеки и припечатал: - Ни минутой позже!

Как только младший агент скрылся из виду, Маннс окинул задумчивым взглядом Падалеки:

- Ну, из-за чего ты вызвал Родри, подозреваю. Он слишком откровенно к тебе клеился. А вот чем тебе не угодил ветеран?

Усмехнувшись, Падалеки заявил, играя бровями:

- Да-да, решил закрепить наше знакомство, - и совершенно серьезно добавил: - Полковник этот, какой-то слишком… театральный, что ли.

Маннс потянулся на стуле:

- Не убедительно, Джара.

- Знаю,- Падалеки скривился, как от ноющей зубной боли. - Не могу отделаться от ощущения какого-то подъеба.

- В этом ты не одинок, дружище. Такое чувство, что вчера нас отымели в особенно извращенной форме!

Падалеки не удержался и кинул шпильку:

- Так ты все-таки встретился с миссис Штольц?

Маннс наградил его предупреждающим взглядом:

- Больше никогда не вспоминай при мне эту женщину! - Джейсон вздрогнул. - У меня до сих пор от нее мурашки! Бррр!

Не успел Джаред ответить, как появился запыхавшийся Абель, в руках у него был факс:

- Агент Падалеки, по моему запросу из министерства обороны пришел ответ. Сэр, полковник Том Ханнигер скончался два года назад от сердечной недостаточности.

Падалеки выхватил бумагу из рук оторопевшего Абеля и быстро стал вчитываться в досье. Человек, глядевший на него с фотографии, совершенно определенно выглядел не так, как вчерашний псевдоветеран.

- Черт! Черт! Сучий мудак!

Абель стоял красный, как мексиканское чили:

- Сэр, я пробил адрес, он реальный, и он не соответствует адресу настоящего Ханнигера.

- Говори!

Абель быстро продиктовал. Джаред на пути к лифтам натянул пиджак и разъяренно уставился на табло. Маннс пыхтел рядом, излучая такое же негодование.

 

***

Дом, представший перед агентами, был в превосходном состоянии и выглядел, как фотография к буклету «Семейная идиллия». Агенты прошли по идеально вычищенной дорожке, поднялись на крыльцо и постучали в дверь, она поддалась, впуская нежданных гостей в уютный холл.

Маннс двинулся в сторону гостиной, а Джаред тем временем осмотрел кухню. Здесь никто не жил, пыль на бытовых приборах и на столешнице говорила сама за себя.

- Дружище! Дуй сюда.

Джаред уверенным шагом завернул за угол и наткнулся на огромного плюшевого медведя, который сидел в инвалидной коляске, и лапы его были заботливо укутаны пледом.

- Что за нахер?!

- Не что, а кто! - Маннс стоял около кофейного столика, на котором уютно расположились слуховой аппарат, очки и усы, последние были приклеены к записке.

Падалеки достал носовой платок и аккуратно, с его помощью, раскрыл свернутый листок.

 

 «Вот так, агент! Ты был хорош, но я был лучше!

P.S. Присмотри за моим другом. Ему нужен дом.

М»

 

Падалеки молча свернул записку и положил обратно. Выходя из дома, он уже набирал номер офиса.

- Джейк, проверь агентство недвижимости «Буч и Ко», кредитку, с которой оплатили аренду...

- Уже сделано! Транзакция проведена с Каймановых островов, наши айтишники уже работают с IP-адресами, но пока ничего конкретного.

Падалеки одобрительно хмыкнул, распорядился, чтобы по указанному адресу прислали лабораторную группу и добавил:

- Ты молодец, Абель.

Сразу же отключившись, Джаред достал сигарету и с удовольствием затянулся. В голове было пусто.

А на другом конце города, потрясенный младший агент недоверчиво смотрел на трубку, после чего радостно улыбнулся.

- Привет, красавчик! Меня хотели видеть? И надеюсь, что хотел меня именно агент Падалеки.

Габриэль Родри развалился на стуле перед Абелем.

- Да, он, - и заметив предвкушающее выражение лица собеседника, Джейк поспешил исправиться: - Для допроса, сэр!

- Милый, если специальному агенту Падалеки угодно, то я готов, чтобы меня допрашивали всю ночь. И день. И по несколько раз.

Абель несколько растерялся, но подумал и решил, что никто сегодня не испортит его настроения. Его похвалил спецагент! Нужно обязательно отпраздновать это событие.

 

***

Пока работали эксперты, Джаред и Джейсон все время находились поблизости.

Джаред сидел на качелях, которые так удачно обнаружились на заднем дворе, и докуривал шестую сигарету за последний час. Благоговейная пустота, которая воцарилась в его голове после обнаружения записки и «подарков», была сметена бесконечным потоком мыслей, которые жалили не хуже тропических ос.

- Пада, ты охуительно гармонично смотришься на этих качельках! Не хватает только плюшевого мишки рядом. Ой, черт! - Маннс наигранно ударил себя по лбу. - У тебя же уже есть один! Может, мне притащить этого Винни Пуха? А что? Составит компанию своей принцессе, - Джейсон ржал, как умалишенная лошадь, впрочем, он сразу же сообразил, что все его шуточки пролетели мимо. Потоптавшись, Маннс плюхнулся на соседнюю качелю, начиная сразу же закручиваться вокруг своей оси.

Джаред скосил взгляд на дурачившегося напарника и тяжело вздохнул.

- Не стони, Джара! Не первый раз Морган нас обошел.

Падалеки собрался достать очередную сигарету, но Маннс его опередил, выхватив из рук и пачку, и зажигалку:

- Падалеки, ты чего, решил тут никотиновый приход словить?! Задолбал убиваться! Что в этот раз такого особенно произошло?

- Я. В этот раз я облажался. Хватку потерял, нюх у меня отбило к ебеням собачим! Походу, я никчемный агент, дружище! Я ведь даже гребанного Ренуара не раскусил, а про весь этот маскарад, я вообще молчу.

На что Маннс лишь заявил:

- Девочка моя! Дай мне платочек, а то еще слово, и я разревусь! Я обязательно куплю тебе Барби, даже лучше, чем у остальных девчонок, только, пожалуйста, хватит нести такую сопливую хуйню!

Падалеки не смог сдержать улыбки:

- Маннс, ну что ты за человек такой, а? Даже порефлексировать нормально не даешь!

- А знаешь почему?

Джейсон выжидательно замолчал.

- Ну?

- Ибо нехуй!

После такого фееричного заявления, сказанного с абсолютно серьезным лицом, Джаред громко засмеялся:

- Заебись причина!

Маннс проигнорировал друга, занятый распутыванием цепей над головой. Он умудрился закрутиться так, что вытащить себя без потерь не представлялось возможным. После удачно выполненной миссии, он соскочил с качели, опоры которой опасно пошатнулись. Шутка ли - пара взрослых мужиков под два метра ростом решили детство вспомнить!

- Собрался, тряпка?

Падалеки, наблюдая за манипуляциями друга, понял, что его немного отпустило.

- Собрался.

- Вот и славненько. Бобер жаждет видеть наши задницы у себя, так что можешь в его кабинете, превратиться опять в сопливую девчушку. Но, Пада, запомни, ты сделал все правильно. Мы сделали все правильно. И, знаешь, мы ведь совсем близко к нему подобрались. Так что в следующий раз мы с Морганом встретимся уже в зале суда.

- Я очень на это надеюсь, дружище! Очень.

 

***

Как только они вошли в кабинет к начальнику, стало сразу понятно, что увольнять их пока не собираются. От такой снисходительно-интересующейся манеры Джареду сразу захотелось удавиться. Все мысли, которые благополучно затихли после разговора с напарником, вернулись с удвоенной силой. Он расклеился! И чувствовал себя совершенно никчемным агентом.

Пока Джим Бивер выслушивал лаконичный доклад Маннса, Джаред смотрел куда угодно, только не на капитана.

- Стреляные белки! Этот Морган точно меня в могилу сведет! Театрал, бл… - капитан споткнулся на полуслове и решил не разлагать и так очень шаткую морально-этическую атмосферу в коллективе.

- Сэр, провал операции целиком и полностью на мне, - подал голос Падалеки.

- Конечно, на тебе, умник!

- Эй! А я что, тут в качестве декорации? Я тоже участвовал во всей этой... постановке! - Маннс дышал праведным гневом, бросая на Падалеки красноречивые взгляды, будто Джаред только что попытался увести у него из-под носа как минимум премию Оскар.

Джаред развернулся к Маннсу и, хотел было уже, что-то сказать, но был беспардонно прерван.

- Ну Чип и Дейл, ей-богу! – высказался капитан и, со всей дури долбанув ладонью по столу, рявкнул: - Затухните! Оба хороши!

Напарники, как провинившиеся школьники, понурили головы, давя улыбки. Бивер сейчас напоминал особенно сердитого Бобра, впрочем, сегодня он пребывал в благодушном настроении, так как Кортез закрыл один из висяков, поэтому он быстро сменил тон:

- Значит так, ты, - он ткнул пальцем в Падалеки, - уезжаешь домой и отсыпаешься, наслышан я о твоих героических выходных. Знаешь, почему он тебя провел? Потому что ты, блядь, не спал ни черта! Поэтому вон, чтоб глаза мои тебя не видели до завтрашнего утра, а то и обеда! Ты, - он просверлил взглядом Маннса. - Мне нужен отчет по проделанной работе. Очень уж ты складно поешь, и разберись с этим, мать его, Родри! Он мне все мозги протрахал. И всему Бюро заодно.

Напарники, переглянувшись, хохотнули.

- Стреляные белки! Вы еще ржете? Ну, пошли вон! Видеть вас не хочу! Бурундуки! - последнее слово догнало их уже в дверях.

- Вот что ты за сука, Пада?! Тебе спать, а мне мемуары строчить?

- Я не поеду домой, расслабься.

- Сдурел? Хоть один из нас отдохнет!

- Вот и езжай, а я тут сам...

- Ты, блядь, точно с катушек поехал, - прошипел напарник, плюхнувшись в кресло. - Нечего мне дома делать. От меня Бетти ушла.

Падалеки вскинул взгляд, но Маннс был уже погружен в какие-то документы.

- Ну, ты не сильно-то расстроен, я погляжу.

- Смеешься? Да, я самый счастливый человек на земле! Ее кот меня просто доконал! Слушай, а где этот Родри? Он что, здесь с десяти часов?! Абель!!!

Рабочая суета закрутила Джареда, не давая окунуться в тяжелые мысли. Вечером, он все обдумает вечером. Или напьется с Заком. Второй вариант ему нравился много больше.

 

***

В четверг настроение Джареда скатилось к критичной отметке со знаком минус. Он, то орал на кого ни попадя, то хвалил за проделанную работу. Абель его усилиями превратился в истеричку со стажем, не знающую, что ожидать от спецагента в следующую минуту.

Маннс лишь иногда тормозил напарника, предоставляя ему возможность разобраться во всем самому. Только скачкообразное настроение Джареда не проходило и усугублялось, так сегодня он мечется между «Да все заебись! Сегодня самый охуенный день в моей жизни, а я вообще Джеймс Бонд!» и «Все плохо. Пойду, сдам значок и ствол».

Как-то Джейсон проморгал, и Джаред все-таки сунулся к Бобру с последним абсурдным желанием, что посетило его башку - просьбой об отстранении. Громоподобную ответную речь Бобра слышал весь офис:

- Падалеки, стреляные белки! В могилу меня решил свести?! Что за сопли?! Ждешь, что я тебя пожалею?! Хочешь, чтобы я усадил тебя на колени и сунул в рот свою сиську?!

Маннс отчетливо представил, как глаза его напарника расширились, оценив перспективу такого утешения, как он нервно сглотнул и пробормотал что-то типа:

- Не стоит капитан, я в порядке.

Когда дверь в кабинет капитана закрылась за Падалеки, Кортез не удержался и кинул какую-то шуточку в его сторону, за что получил такой трехэтажный выговор, что в офисе больше никогда не поднималась тема соплей, коленей и сисек капитана.

Маннс же лишь проговорил:

- И не стыдно тебе так выражаться, тебя же дети слышат, - и неопределенно махнул в сторону оторопевшего Абеля, по лицу которого было понятно, что тот усиленно пытается восстановить маршрут, по которому послали Кортеза.

- Пада, ты завязывай с этим, - серьезно посмотрев на друга, добавил Маннс.

- Завязал! - Падалеки искренне улыбнулся. - Ты даже себе не представляешь, как отрезвляюще хорош бывает наш капитан!

Напарники похохотали и взялись за дела. Уже к вечеру, Джаред решил, что не против отдохнуть где-нибудь. Договорившись с Джейсоном, они разбежались по домам.

Позже, ругая, на чем свет стоит, Джейса, Бетти и прощальный секс, Джаред вошел в свой любимый клуб и сразу же прошел к барной стойке. Музыка громыхала, услужливый бармен не забывал про него, и постепенно нервное напряжение последних дней начало растворяться в шуме, смехе и алкогольных парах.

 

***

Прошло уже четыре дня, и все было отлично. Деньги на счете, заказ у клиента, все, как по маслу. И теперь Дженсену хотелось как-то это отметить.

- Предлагаю сегодня зажечь, - широко улыбнулся Дженсен и отправил в рот очередной кусочек прекрасно приготовленной рыбы в винном соусе, которую они заказали в La Silhouette. – Отпразднуем!

- Посреди недели? – Мэтт блаженно жмурился, слизывая соус с губ.

- А тебе что, завтра на работу с утра? – усмехнулся Дженсен. – Соф, а ты что скажешь? Музыка, танцы, ты же любишь! Пойдем, а?

- Дай угадаю, в какой клуб ты собрался, - улыбнулась девушка.

- Ну, а что? Там же классно, - Дженсен поиграл бровями. – Для всех развлечение найдется. На любой вкус.

- Я догадываюсь, каких развлечений ищешь там ты, - засмеялся Мэтт. – Только вот зря! Некоторым действительно завтра с утра на работу.

- Да никого я не ищу, - отмахнулся Дженсен. – Повеселиться хочу! Мы провернули дело под носом у федералов, неплохо заработали и заслужили себе праздник!

 

***

«Space» встретил их громкой музыкой и атмосферой всеобщего веселья. София сразу же утащила парней на танцпол, чтобы они выполнили свое обещание танцевать с ней не менее часа, но когда ее закрутил в объятиях какой-то парень, ребята сбежали, под предлогом, что нужно занять столик. Они расположились на открытой галерее, уровнем выше. Оттуда открывался отличный вид на танцпол, но музыка при этом не была такой громкой, давая возможность пообщаться.

- Выпьем за успех, дружище, - Мэтт поднял стакан с виски. – Чтоб ты немного угомонился, наконец, и перестал водить нас всех по краю. Хотя, должен признать, это чертовски весело!

- За успех, - Дженсен улыбнулся и поддержал тост.

- Солнышко, повтори, - Мэтт с улыбкой подмигнул официантке. – По два, ладно?

- Ну, как дела? – спросил Дженсен, как бы, между прочим, разглядывая танцующих.

- Зашибись! Виски, как родной, зашел.

Дженсен повернулся и посмотрел на него выразительным взглядом.

- Мы друзья, как всегда, - ответил Мэтт и опрокинул еще один шот, который так вовремя принесла официантка. – Еще принеси, красавица.

- Мэтти, может, притормозишь чуть-чуть?

- Ты хотел зажечь, вот я и зажигаю!

Дженсен только кивнул и молча выпил с другом еще по одной. Они смотрели на то, как их подруга куражится на танцполе, вот кто умеет зажигать! Она танцевала, то с одним парнем, то с другим, ни с кем не задерживаясь подолгу, а Мэтт, глядя на это, продолжал загружаться вискарем. Дженсен заказал им еды, в надежде избежать процедуры по вытаскиванию пьяного друга из-под стола. К Софии, тем временем, подкатила какая-то разбитная деваха в драных джинсах, и теперь они танцевали вместе, собрав вокруг себя стайку залюбовавшихся мужиков. И Дженсен вполне понимал их, потому что выглядел их танец очень эротично.

- Гляди, что вытворяет! – Мэтт тоже пристально смотрел на танцпол. – Хоть бы они себе ноги переломали!

- Эй, ты чего? – Дженсен толкнул его плечом в плечо, отчего друг едва не завалился.

- Да я не про девчонок. Про мужиков этих! Чтоб они там на своих же слюнях поскользнулись!

- Мэтт, давай-ка, закусывай хотя бы. И хватит хлестать виски, как верблюд после длительного перехода по пустыне!

Мэтт кивнул и заказал себе пива.

- Дружище, ты серьезно? Пиво после виски? – скривился Дженсен.

- Не учи меня жить, лучше помоги материально! – выдал Мэтт и засмеялся, совершенно пьяным смехом.

- Могу тебе кофе купить, - улыбнулся ему Дженсен. – Серьезно, кончай! Я тебя на себе не потащу!

- Потащишь. Куда ты денешься? – самодовольно улыбнулся Мэтт.

- Ребята! – возбужденная, раскрасневшаяся София появилась рядом с ними и облокотилась обеими руками на столик. – Он здесь! Ну, то есть, я почти уверена, что это он. Близко я не подходила, но со спины – здоровенный, лохматый. Вроде он.

- О чем ты, вообще, говоришь, Соф? – Мэтт был уже изрядно навеселе. – И хватит уже бегать везде! Посиди со мной… с нами. Отпразднуем!

- Блин! Надо валить отсюда, - София была явно не настроена на праздничный лад.

- Агент? – тихо, насколько позволяла клубная обстановка, спросил Дженсен.

- Да! – воскликнула Буш. – Сматываемся! Ну!

- Пойду, поздороваюсь, - Дженсен привстал с довольной улыбкой.

- Сдурел? – София шлепнула его по лбу, усаживая на место. – Может, заодно, и полицию вызовешь?

- Не драматизируй, Соф!

- Вы о ком, вообще, говорите? - Мэтт отхлебнул еще пива.

- Погоди, Мэтти, - Дженсен отмахнулся от друга и поднялся. – Софи, детка, что тут страшного? Он же меня не знает в лицо.

- Вы говорили с ним пару дней назад, идиот ты озабоченный!

- Да он меня в жизни не узнает! Представлюсь другим именем и дело в шляпе. Не паникуй, солнце.

- Я тебе не солнце! Он загребет нас всех, к египетским богам!

- Я быстренько, - Дженсен чмокнул ее в щеку и, запущенной торпедой рванул навстречу к их дамоклову мечу. – Где он? – через плечо уточнил Эклз.

- У барной стойки. Бухает, - надувшись, ответила София. – Я против этой встречи! – крикнула она уже вслед удаляющейся фигуре.

- Записано! – Дженсен послал ей воздушный поцелуй.

- Мэтт, твой друг дебил, ты в курсе? - София присела и подперла рукой подбородок.

- Зато ты сегодня особенно красивая, - Мэтт тоже облокотился на стол, заглядывая ей в глаза и улыбаясь самой очаровательной улыбкой из своего богатого арсенала.

- Ты понимаешь, что он нас может слить прямо сейчас? – София старалась говорить строго, но все-таки не смогла удержаться от довольной улыбки.

- Дженс никогда так не сделает, - Мэтт закусил губу и отвел выбившуюся прядь с ее лица.

- Да я не об этом. Просто этот Падалеки… он одержимый! Ты вспомни его глаза, Мэтт!

- Софи, ну, ты же сама прекрасно знаешь, Эклза не остановить, если он что решил. Ты, правда, очень красивая сегодня.

- А ты наклюкался, дружище, - девушка похлопала его по руке.

Мэтт тихо вздохнул и ничего не ответил.

 

***

Падалеки сидел на высоком стуле, облокотившись на стойку и низко склонив голову. В отличие от Софии, у Эклза не возникло и секундного сомнения, что это он, специальный агент Падалеки, его ночной кошмар. Ну, ладно, может, и не кошмар, но снился он ему пару раз точно! И от таких снов Эклз просыпался… взволнованным. Ладно. Надо просто подойти и заговорить с ним, понять, что он просто тупая кувалда государства, специально обученная ищейка, которая пашет за гроши, и считает себя лучше всех остальных, простых смертных, святое совершенство. Да что он о себе возомнил?!

- Привет, - Дженсен подсел на соседний стул. Падалеки ответил кивком головы, даже глаз не поднял, сука. Эклз заказал себе выпивку и сделал второй заход: - Скучаешь?

- Разве можно скучать, когда пьешь виски один в переполненном клубе? – Падалеки усмехнулся барной стойке и хлебнул из стакана.

- Твоя правда, приятель, - Дженсен поддержал тост и тоже сделал глоток. Чертов агент, ни в какую, не шел на контакт, клещами из него, что ли, тянуть?! – Проблемы с девушкой?  - «Ну, хоть башкой своей лохматой махнул – типа «нет», видимо». - С парнем?

- Не, - со смешком ответил Джаред, продемонстрировав ямочку, и потер пальцами лоб. Черт! Красивыми, длинными, как у пианиста, пальцами! – Не то чтобы… На работе просто все через жопу. Все должно было получиться, но потом что-то пошло не так, и наступил пиздец.

«Ну, слава тебе, Господи! Заговорил!»

- Бывает, - посочувствовал Дженсен. – Тебя кто-то подвел или типа того?

- Да нет, я сам лажанулся. Один неверный просчет и все летит к ебеням!

Странно. Дженсен ожидал, что агент станет винить его, а не себя.

- Как тебя зовут?

- Джон, - ответил Джаред.

Эклз покосился на него удивленно, может, и правда, перепутал парня? Нет. Агент – точно! Что ж, ладно. Он усмехнулся в свой стакан и покачал головой.

«Как скажешь, агент!»

- Выпьем, Джон. За то, чтобы, несмотря на наши ошибки, нам удавалось найти радость жизни!

Джаред впервые посмотрел на него и тут же завис, вглядываясь в его глаза, легкая ироничная улыбка застыла гримасой. Дженсена пробил холодный пот.

«Узнал! Бля, как?! Так, нужно успеть предупредить ребят. Или лучше побежать, уводя чертова сыщика за собой. Ебанные черти! Соф, милая, умница моя, впредь всегда тебя буду слушать!»

Джаред смотрел, не отрываясь, так долго, что это было уже просто неприлично! Ну, в самом деле, сколько можно?! Дженсен, призвав на помощь все свои актерские таланты, держал лицо, готовый сорваться с места в любую секунду.

«Так, срочно нужен отвлекающий маневр! Добавить поволоки в глаза, легкая полуулыбка, теперь медленно облизать губы и чуть прикусить, как бы задумавшись».

Джаред моргнул, слегка мотнул головой и с улыбкой спросил:

- А твое имя?

- Дженсен.

«Черт! Черт!! Черт!!! Ебаный ж ты в рот! Долбаный гипнотизер! Ладно. Спокойно. Хотя бы он не знает этого имени».

- Очень приятно, - кивнул Падалеки.

- Ну, будем знакомы! – Дженсен протянул ему руку, почему-то до зуда в пальцах захотелось коснуться его.

Джаред пожал протянутую ладонь. Твердо, крепко, сильно – никакого кокетства или жеманности.

«Что же ты за фрукт, агент?»

Дженсен погладил большим пальцем ладонь, проверяя границы. Оп-па! Зрачки агента мгновенно расширились, как у наркомана, взгляд неуловимо изменился.

- А тебя что гложет этой ночью? – спросил Джаред, отнимая руку. – Тоже проблемы на работе?

- Да нет, на работе все удачно, а вот в личной жизни творится какой-то пиздец, в последнее время, - криво усмехнулся Эклз.

- За пиздец! – Джаред щедро хлебнул из стакана.

- Отличный тост, - Дженсен тоже осушил свой стакан и жестом велел бармену обновить им выпивку. – Хотя знаешь, на работе есть один тип, который периодически путает мне карты.

- Понимаю!

И тут Дженсен заметил, что он треплет в руке какой-то клочок бумаги. Он присмотрелся и, различив пару слов, узнал свою собственную записку, которую послал ему на днях. Ирония Судьбы, блин!

Посидели немного молча, думая каждый о своем, еще выпили. Дженсен, плавно соскользнув со стула, прижался, чуть теснее, чем было необходимо, и зашептал Падалеки в ухо, намеренно касаясь губами:

- Слушай, ты извини, если я напираю. Но сил удержаться просто нет. Ты… ты… я просто должен попробовать, понимаешь? Не могу упустить этот шанс, – Падалеки слушал, не отталкивал его и не отстранялся, так что Дженсен рискнул провести ладонью по широкой спине. Жар сильного тела отчетливо чувствовался сквозь футболку – явно лишняя тряпка! – Ты мне нравишься, Па… по-настоящему сильно! Хочу тебя – сердце сейчас, нахрен, выскочит! Что скажешь? – он потерся носом о его висок. – Поехали?

Джаред кивнул и поднялся. Он полез в карман, надо думать, за бумажником, но Дженсен остановил его руку:

- Я заплачу, ладно? – и, увидев, нахмуренные брови, добавил: - Позволь.

- Я поймаю такси.

- Только не сбегай.

- Я никогда не сбегаю.

Дженсен проводил взглядом удаляющуюся фигуру и, усмехнувшись, допил свой виски.

- Это будет интересно, - он бросил на стойку пару двадцаток и отправился, было, следом за агентом, но дорогу ему преградила маленькая разъяренная женщина.

- Какого дьявола ты творишь?!

- Соф, я иду домой. Присмотри за Мэттом, он сегодня расклеился совсем.

- Домой, как же! – София подбоченилась и укоризненно покачала головой. – Ты хоть соображаешь, что ты делаешь?

- Все под контролем, не волнуйся.

- Дженсен? Ты идешь? – Падалеки материализовался за спиной у девушки.

«Дженсен?» - одними губами переспросила она и сделала страшные глаза.

- Да, сейчас иду, Джон.

«Джон?!» - теперь лицо Софии стало таким комично-удивленным, что Дженсен едва сдержал смешок.

- Счастливо, - он сжал ее плечо и, обогнув девушку, взял курс на выход.

- Подруга твоя? – Джаред окинул взглядом девушку, которая так и не обернулась.

- Не, работает здесь. Идем?

Падалеки назвал свой адрес, и такси мягко тронулось с места. Бронкс. Ну что же, это не сюрприз, это было в досье, которое собрал Бомер. Любопытно будет взглянуть на хоромы федерала. Дженсен покосился на мужчину рядом, все-таки он был шикарен! А такси тащится слишком медленно, слишком долго, он столько не вытерпит. Дженсен облизнулся и осторожно провел рукой по его бедру, Джаред откинулся и прикрыл глаза, закинул руку Эклзу на плечи и принялся массировать его затылок, медленно перебирая короткие волосы. Дженсен едва не заурчал от удовольствия, а когда вспомнил, какие красивые у Джареда пальцы, заерзал на сидении. Нахрена такие узкие джинсы было надевать? Со стороны Падалеки послышался понимающий смешок. Когда такси, наконец, остановилось у высокого многоквартирного дома, обоих уже трясло мелкой дрожью. Джаред отдал деньги водителю, строго посмотрев на Дженсена, попытавшегося и тут расплатиться.

«Что ж, справедливо, агент».

Войдя в обшарпанный подъезд, Дженсен тоскливо огляделся и нажал кнопку вызова лифта.

- Не работает, - Падалеки рванул по лестнице.

- А этаж какой?

- Седьмой!

- Издеваешься?

- Догоняй, - засмеялся Джаред.

Дженсен догнал его уже у двери, налетел со спины, прижался тесно, не удержался – потерся болезненным стояком, залез руками под майку.

- Дженс... - Джаред откинул голову ему на плечо. – Дженсен, ты меня отвлекаешь, я не могу вставить ключ.

- Вставить? – Дженсен обхватил его руку и направил ключ в скважину. – Сейчас я тебе вставлю.

Джаред закусил губу и зажмурился сильнее. Они ввалились внутрь, так и не расцепившись. Дженсен приник губами к взмокшей шее, параллельно оглядывая местные достопримечательности: довольно узкий холл, маленькая кухонька, гостиная – тоже не бальная зала, дверь, очевидно, в спальню.

«Н-дааа… херовенькая у тебя квартирка, агент».

Дженсен потянул его футболку вверх, Джаред быстро вывернулся из нее и повернулся, чтобы снять футболку и с него. Голова Дженсена застряла в горловине, они одновременно засмеялись, сразу, как будто сблизившись. Пока Дженсен, хохоча, яростно сражался с непослушной одеждой, Джаред без помех рассмотрел его голый торс, заценил внушительный бугор в джинсах, пробежался пальцами по ребрам и прикусил сосок.

- Ау! – вскрикнул Дженсен и сдернул, наконец, майку. – Сучка! – обругал он ее и отшвырнул в сторону, снес какую-то рамку с фотографией. – Извини.

- Забей, - Джаред обнял ладонями его лицо, провел большими пальцами по бровям, снова внимательно вглядываясь в него. - Мы раньше не встречались?

- Обычно так подкатывают, когда хотят познакомиться, а мы уже почти в постели, - Дженсен принялся расстегивать его джинсы, пытаясь отвлечь его внимание.

«Чертова ищейка! Ну и нюх у него!»

- И все же?

- Не думаю, - Дженсен запустил руку ему в штаны. - Болтаем или трахаемся?

- Второе. Определенно! – Джаред расстегнул, было, его штаны, обещая долгожданную свободу тесно зажатому органу, но остановился, не доведя дело конца.

- Что? – Дженсен вскинул на него непонимающий взгляд. – Почему ты остановился?

- Хочу тебя поцеловать. Можно?

Дженсен опешил от такого вопроса, учитывая то, чем они уже занимаются. Хотя в губы они действительно еще не целовались.

«Какой же ты… агент мой…»

Дженсен сам потянулся к его губам, неожиданно почувствовав себя сопливым школьником, который вот-вот получит свой самый первый настоящий поцелуй. От соприкосновения губ их ударило статическим электричеством, но они не отпрянули, а наоборот вжались друг в друга крепче и целовались, пока в легких не запекло.

- Твою ж…

- Да…

Джаред, вспомнив о своем незаконченном деле, вернулся к Дженсеновой ширинке, потянул его за собой, увлекая к спальне. Дженсен снова впился в его губы, так они и продвигались по небольшой квартире, целуясь, лаская друг друга, сшибая мебель, ввалились в спальню и рухнули на постель.

Дженсен навалился сверху и заглянул Падалеки в глаза:

- Так хочу тебя…

- Я чувствую, - усмехнулся Джаред.

Эклз медленно поцеловал его губы, подбородок, прошелся по шее, лизнул мочку уха и шепнул тихо-тихо:

- Дашь?

Джаред замер.

«Пожалуйста, агент, решайся… разреши мне…»

Дженсен провел ладонью по его телу, обхватил член, и Джаред выгнулся ему навстречу, прикрыв глаза.

«Вот так, умничка», - думал Эклз, спускаясь поцелуями по его груди и стягивая с него джинсы вместе с бельем.

Джаред судорожно вздохнул и неожиданно поднялся с кровати, Эклз поднялся следом, настороженно наблюдая за ним.

«Блядь, если он сейчас включит недотрогу, я просто взорвусь!»

Падалеки не подвел, он стряхнул с себя джинсы, пинком швырнул их в угол комнаты, сдернул с кровати покрывало, отправляя его туда же, и кивнул, дернув бровью.

- Шикарно, - выдохнул Дженсен, оглядывая красивого, обнаженного мужчину с ног до головы, он достал из кармана все необходимое и в мгновение ока разоблачился.

Они одновременно шагнули друг к другу, столкнулись губами, телами. Эклзу сносило крышу от осознания того, что он целует агента Падалеки, что может вот так запросто погладить его спину, сжать в ладонях ягодицы, толкнуть его в кровать, раздвинуть коленом его бедра и притереться близко-близко. Господи! А он, этот невозможный тип, упертый, как сто чертей, был таким податливым в его руках, таким расслабленным и бесстыжим, таким сексуальным, он позволял делать с собой все. Мирная Сила, дремлющая Мощь – Джаред – весь сплошные мышцы и сухожилия. Сейчас он казался таким доверчивым и невинным, таким… безопасным.

«Эх, агент, если бы ты сейчас вдруг понял, кому отдаешься, моя жизнь была бы кончена!»

Как же крышесносно целовать его, чувствовать на языке, пьянящий почище виски, вкус его кожи, касаться его вот так и получать в ответ его стоны, его сильные руки на своем теле, его мутный взгляд и закушенные губы. Сладкие губки. Они были такими жесткими во время допроса, делая его лицо суровее и старше, а сейчас… О, Боги! Сейчас они были просто воплощением поцелуев! Дженсен застонал и толкнулся сильнее, впиваясь в них, стараясь взять все, что сможет, пока у него еще есть эта возможность.

Большим вором Дженсен себя еще никогда не чувствовал. А ведь у него такой богатый опыт!

Финальный протяжный стон Падалеки и теплая влага, брызнувшая на его руку стали спусковым крючком для самого Дженсена, на мгновение он вжался лбом в широкое плечо и откатился в сторону.

Они лежали лицом друг к другу и тихо улыбались. Дженсен убрал влажную прядь с его лба, обвел кончиками пальцев контуры его лица, запоминая каждую черточку. Джаред медленно, по-совиному, моргнул и усмехнулся:

- Прости. Вырубаюсь. Тяжелая неделька выдалась.

- Ничего, - улыбнулся ему Дженсен и поцеловал его, мягко, медленно. – Отдохни.

Он гладил его волосы, пока тот не уснул, а потом еще долго разглядывал его в свете уличных огней, пробивающихся в окно.

Нужно было уходить. Уходить прямо сейчас, пока Падалеки спит. Дженсен усилием воли поборол желание тоже заснуть, прижавшись к теплому боку, и поднялся. Он тихо оделся, выбросил в урну презерватив, побродил по маленькой квартирке, осмотрелся, нашел у телефона блокнот с ручкой и с тяжелой душой написал записку, поколебавшись немного, оставил ее на тумбочке у кровати и, окинув прощальным взглядом, силуэт в кровати, вышел из комнаты. В гостиной он задел что-то ногой и, наклонившись, поднял с пола фотографию. С нее улыбалась счастливая семья. Падалеки, радостно скалясь, обнимал своими длинными ручищами всех сразу! Дженсен грустно улыбнулся, когда-то, в другой жизни, он тоже жил в такой семье. Отец, мать, брат и сестра… Он аккуратно поставил фотографию на столик.

- Прости, агент…

И вышел за дверь.



[1] Wo du gehst, du Arschloch?! Weißt du nicht ein Mädchen sehen? (нем.) - Куда прешь, козел?! Не видишь, девушка стоит?

Почувствуй меня,
Позволь всему этому произойти.
Времена меняются
Между мной и тобой.
Собери все воедино,
А потом разбей.
Ничто не длится вечно,
И порой бывает перевернуто с ног на голову.
Camouflage - Me And You

 
Прослушать или скачать Camouflage Me And You бесплатно на Простоплеер

 



Глава 4

Джаред проснулся рано, до будильника, со вкусом потянулся и широко зевнул. Он чувствовал себя выспавшимся и довольным, тело сладко ныло, и на душе было легко и хорошо. Все-таки это отличный способ отвлечься от неприятностей, от собственной некомпетентности и от этого злоебучего Моргана! Нужно просто снять красотку или классного парня в клубе, ну или позволить снять себя, как вчера. Вчера было так хорошо. Джаред улыбнулся и поднялся с постели, чувствуя, как от воспоминаний о прошедшей ночи в нем просыпается желание повторить на бис. Но в постели парня не оказалось, оставался, конечно, небольшой шанс, что он на кухне или в туалете, например, но скорее всего он просто ушел. А жаль, такой красавчик. Джаред, не озадачив себя одеванием, прошлепал босыми ногами на кухню, почесывая живот, сунул нос в холодильник, выпил молока прямо из бутылки и направился в душ. Было бы здорово обнаружить там Дженсена, вжать его в кафельную стенку...

«Черт! Надо было хоть телефончик у него взять, - с досадой подумал Джаред, ступая под горячие струи. - С другой стороны, кто же знал, что, плюсом к его очевидным достоинствам, он еще и так классно трахается!»

Джаред закрыл глаза и обхватил себя рукой, вспоминая растерянный взгляд огромных потрясающе зеленых глаз и нежный поцелуй невообразимо сексуальных пухлых губ... первый поцелуй...

«Нужно будет обязательно сходить в «Space» снова, и попробовать найти Дженсена».

Когда он вышел из душа, покончив с... водными процедурами, будильник уже вовсю надрывался. Джаред поспешил в спальню – вырубить надоедливую пищалку, но, не достигнув цели, его рука зависла над тумбочкой. Он увидел записку. Хорошее настроение и чувство расслабленной легкости, с утра поселившееся в животе, неприятно перевернулось и плюхнулось куда-то вниз. Он поколебался пару секунд, потирая пальцы, прежде чем взять злосчастный листок и прочесть короткую надпись, сделанную знакомым красивым почерком:

 

«Ты такой сладкий, когда спишь, агент.

Мне понравилось с тобой.

М»

 

Молча глядя в стену, он смял бумажку и выронил ее из пальцев. А потом очень спокойно взял вновь запищавший будильник и шарахнул его об пол.

 

 

***

 

Дженсен вернулся домой только поздним утром. После того, как он ушел из квартиры Падалеки, он отправился искать приключений на свою задницу, таскаясь ночью по Бронксу. Может просто хотел себя таким образом наказать. Хотя, что он такого сделал, чтобы наказывать себя? Он никого не насиловал и никого ни к чему не принуждал! Просто предложил парню в клубе провести время вместе к взаимному удовольствию, и тот согласился — обычное дело! Да и агент не хрупкая беззащитная барышня, не хотел бы, не дал, какие проблемы? Дженсен рассуждал так, сидя в каком-то задрипанном баре и глуша разбавленное пиво из сомнительной чистоты стакана. У него все было хорошо. И чувство вины его не мучило. Совсем.

- Где тебя носило? - София набросилась на него, не дав даже освежиться.

- В Бронксе, - буркнул Дженсен.

- Ну, и какого, стесняюсь спросить, хрена ты забыл в Бронксе? - София умела состроить лицо грозной мамочки, от которого хотелось попросить прощения сразу за все свои пакости.

- Соф, может, отложим этот разговор? - жалобно.

- На когда? - строго.

- Навсегда? - и невинная улыбка.

- Привет, вы чего тут? - Мэтт, широко зевая, вошел в гостиную.

- Этот... - София указала на Дженсена и замялась, видимо, пытаясь подобрать для него подходящий эпитет. - Он только что пришел!

- Веселая ночка? - разулыбался Мэтт и подмигнул другу.

- Не подначивай его, - София шлепнула его по плечу.

- Ай! Ну, а что такого? Ты раньше никогда не контролировала его любовные похождения. С чего вдруг столько шума теперь?

- Потому что вчера, пока ты напивался в клубе...

- Ну, ладно тебе! С кем ни бывает? Расслабился немного, - оправдался Мэтт.

- Пока ты расслаблялся, Дженсен ушел из клуба с этим федералом!

- С каким федералом?

- С тем самым. С Падалеки. Стоять! - крикнула София вслед Дженсену, который уже собрался потихоньку свалить, пока друзья отвлеклись друг на друга. - Даже. Не вздумай. Уйти.

- Соф, ну, чего ты от меня хочешь? - Дженсен состроил страдальческое лицо. - Я еще даже не спал.

- Избавь меня от интимных подробностей, - София, поморщившись, закрыла глаза, и выставила руку перед собой, останавливая.

- С Падалеки? - переспросил Мэтт с округлившимися от удивления глазами. - С тем Падалеки, что пытается нас засадить?

- Именно так, - кивнула София.

- Вау! - Мэтт засмеялся, вызвав недовольный взор рассерженной девушки. - Ну, а что? Падалеки пытается засадить нас, а Дженс засадил ему! Да? - он перевел взгляд на Эклза.

- Джентльмены не хвастаются своими поцелуями.

Мэтт подошел и обнял его за плечи.

- Но ведь похвастаться есть чем? – поиграв бровями, спросил он.

- Мэтт, - Дженсен тоже не удержался от улыбки и слегка толкнул друга в бок.

- Может, ты прекратишь скалиться, когда узнаешь, как наш ловелас представился этому федералу, - София сложила руки на груди и выгнула бровь.

- Макс? Неужели ты так ему назвался, и он все равно с тобой пошел? – изумился Мэтт.

- Если бы! – воскликнула София. – Он сказал ему свое настоящее имя!

- Дженсен? Ты сказал, что тебя зовут Дженсен? Зайчик, да ты с ума ебнулся!

Дженсен только поморщился на это и потер ладонями лицо.

- Но зачем? – не унимался Мэтт. – Нахрена было так подставляться? Объясни, ради всего святого, потому что сам я не могу этого понять!

- Ну… это как-то случайно получилось.

- Случайно? Как можно случайно представиться именем, которое не использовал уже лет двадцать?! – Мэтт принялся нарезать круги по комнате.

- Вы меня постоянно так называете! – парировал Дженсен.

- И с кем из нас ты перепутал этого верзилу? – уточнила Буш.

- Вы не понимаете, - начал, было, Дженсен.

- Это точно! - в один голос перебили его друзья.

- Спелись, - проворчал Эклз и продолжил: - Просто... ну, мы поболтали немного, и он оказался не таким уж придурком. А потом он спросил мое имя, и оно как-то само собой вылетело. Я не собирался ему говорить! Просто...

- Что? - ухмыляясь, спросил Мэтт. - Кровь от головы отхлынула?

- Иди ты, - отмахнулся Дженсен. - Но да, не без этого. И прекратите разыгрывать греческую трагедию! Все не так уж и страшно. Просто имя, что тут такого?

- Ладно, Соф, - Мэтт остановился и прочесал пальцами спутанные со сна волосы. - Все не так уж страшно на самом деле. Падалеки ведь не знает, что Дженсен — это и есть Макс Морган.

- Нееет, - выдохнула София, глядя в изменившееся лицо Дженсена. - Ты не мог. Скажи мне, что ты не настолько озабоченный придурок, что признался ему!

- Ну, он же не до такой степени идиот, Соф, - вступился Мэтт и перевел взгляд на Эклза: - Ведь не до такой, правда?

- Я не смог.

- Не смог сказать ему, да? – Мэтт натянуто улыбнулся и с надеждой заглянул ему в глаза, положив руку на его плечо.

- Не смог НЕ сказать, - твердо ответил Дженсен.

- О, Боже! – воскликнула София и закрыла лицо ладонями. – Какой идиот! Какой же ты идиот, Дженс! И что нам теперь делать? – она зло посмотрела на него. – Нам теперь придется съехать отсюда? А мне так нравится эта квартира, она такая большая и светлая, и из окон виден Центральный парк! И я купила занавески. Сама!

- Успокойся, Соф, здесь он не появится, - Дженсен обнял ее за плечи.

- Подожди-ка, Дженс, - нахмурился Мэтт. – А почему он тебя отпустил?

- Он спал.

- О, так ты просто склонился над ним во сне и шепнул: «Я тот самый Макс Морган»? – улыбнулась София.

- Я оставил ему записку. И хватит об этом! – Дженсен развернулся, собираясь уйти в свою комнату. – Я посчитал, что так будет правильно, ясно?

- Почему это?

- Потому что он мне понравился.

- Извини?

- Он здоровый, сильный, красивый, трахается хорошо…

- Дженс! – взмолилась София. – Лишняя информация!

- В общем, я подумал, если не расскажу ему, то, возможно, захочу встретиться с ним снова, а это уже могло бы привести к неприятностям. А это нам не нужно, согласитесь. Зато теперь все, соблазна больше нет, мы никогда больше не увидимся, так что проблемы нет. А теперь я иду спать.

- Да, - глядя ему вслед, протянул Мэтт. – Только вот теперь, скорее всего, Падалеки начнет копать под нас с утроенной силой.

- Думаешь? – сощурилась София и принялась грызть ноготь на большом пальце.

- Сама посуди, - сказал Мэтт, отводя ее руку ото рта. – Он гоняется за нами уже черт знает сколько, на днях мы увели очередную картину у него из-под носа, а теперь он узнает, что Макс Морган его нагнул и отымел. Думаю, он в бешенстве.

- Фу! – поморщилась София и направилась в сторону кухни. – Какие же вы оба грубые!

- Ну, ладно, Софи, не сердись, - Мэтт поплелся за ней. – Хочешь, я тебе кофе сварю?

 

 

***

 

На работу он приехал злой, как черт! Еще и пару раз едва не попал в аварию по пути, потому что внимание то и дело отвлекалось от дороги на то, что чертов Дженсен… Дженсен как же! Сука Морган был так близко к нему, Джареду, а он не почуял, упустил его! И дал себя трахнуть к тому же! Блядские кони! Изрядно перепсиховав в бесконечном ожидании лифта, он все же не выдержал и чуть ли не бегом поднялся по лестнице, вихрем влетел в кабинет и с порога вызверился на Абеля из-за какой-то ерунды, за что заработал какого-черта-ты-вытворяшь взгляд от Маннса. Посидел немного, зло перекладывая с места на место документы по столу, внутри все кипело.

«Сучий мудак! Ненавижу!»

Еще больше Джаред бесился от того, что каждый раз, когда сквозь белую пелену гнева пробирались воспоминания о сегодняшней ночи, о гладкой коже под пальцами, о жарких выдохах и стонах, о сильном горячем теле, вжимающем его в кровать, внутри что-то сладко екало, и он снова начинал почти чувствовать его внутри себя и даже его запах как будто намертво впитался в кожу.

Джаред резко поднялся и пошел налить себе кофе. Чертов аппарат заглотил монетки и затих. Пришлось выколачивать из него напиток кулаками и пинками. Вернулся к столу победителем под внимательным настороженным взглядом напарника.

- Что? – резко спросил Падалеки.

Маннс сощурился, но ничего не сказав, вернулся к своим делам. Не повелся на провокацию, сволочь, Джаред раздосадовано поморщился и глотнул из стаканчика.

- Говно, а не кофе! Какого хера нас пичкают этой отравой?!

Джейсон спокойно откинулся на стуле и абсолютно меланхоличным тоном произнес:

- Может, потому, что кто-то, - красноречивый взгляд на напарника, - расхерачил к ебеням нормальную кофеварку?

- И что?! Теперь до конца дней мне будешь это припоминать? - Джаред уже откровенно нарывался.

Маннс также спокойно вернулся к своим делам:

- Нет.

Скрипнув зубами, Джаред погрузился в работу.

 

 

***

 

Дженсен, скинув с себя одежду, упал на кровать, зарываясь в подушки. Утруждать себя походом в душ он не стал. По телу растеклась волна усталости и удовлетворения, предвещая восхитительный сон, лишенный сновидений.

Пятнадцать минут комок из подушек, одеяла и простыни вздыхал и метался по кровати.

«Ебанные черти!»

Дженсен открыл глаза. В голове прочно засел агент.

Посмотрев на часы, он понял, что Падалеки уже нашел записку. И от этого стало не по себе. Поднявшись с кровати, Дженсен прошлепал к холодильнику и достал бутылку воды. Не обращая внимания на встревоженные взгляды Софии и Мэтта, он вернулся в комнату, с грохотом захлопнув дверь.

Нарезая уже пятый круг по комнате, он начал рассуждать вслух:

- Я сделал все правильно. Поставил этого выскочку на место. Доказал ему, что со мной тягаться бессмысленно, - подойдя к зеркалу в пол: - А кто волнуется? Дженсен Эклз переживает из-за какого-то там парня? Не смешите! - с ироничной ухмылкой, которая впрочем, не тронула глаз.

Бутылка, наполовину опустошенная, полетела в кресло. В груди поселилось то чувство, которое не давало покоя и с завидной регулярностью толкало его на безрассудства. Вот и сейчас Дженсену была необходима разрядка. Например, такая, как была ночью. Кривая улыбка появилась на губах при воспоминаниях. Внизу живота закрутился жгут, и охуеть как снова захотелось к агенту.

Он снова рухнул на постель и уставился в потолок. Перед глазами, как кадры из фильма, замелькали эпизоды прошлой ночи.

Агент сидит у стойки. Один. Он такой сексуальный и мрачный, притягательный. Хотя толпы из ухажеров нет, потому что, надо признать, вид у него довольно суровый и даже немного пугающий. Он кидает фразы, даже не глядя на Дженсена, и - Святые Угодники! - теребит в руках его, Дженсена, записку. Прошла почти неделя, а он все таскает с собой эту бумажку!

Падалеки, весь такой разгоряченный и возбужденный, полуголый, заглядывает ему в лицо этими своими хищными, какими-то рысьими глазами и просит о поцелуе. Как будто Дженсен был в состоянии ему отказать!

Он отдается Дженсену так страстно и самозабвенно. Отвечает на его ласки, выгибаясь ему навстречу, дрожит и целует его плечи...

Дженсен и сам не заметил, как его рука заскользила по телу, лаская грудь и пощипывая соски, поглаживая напряженный живот. Когда его пальцы сжались на уже полностью возбужденном члене, Дженсен резко открыл глаза и, приподняв голову, посмотрел вниз.

- О, ну, здорово! Приплыли!

Вздохнув, он откинулся на подушку и, стянув трусы, отбросил их в сторону.

 

 

***

 

Весь день Джаред с переменным успехом кусался с коллегами, да и со всеми, кому не посчастливилось попасть под горячую руку, и продолжал открыто провоцировать конфликт.

- Маннс! - рявкнул он на весь офис. - Я, блядь, с тобой разговариваю!

- Ты со мной не разговариваешь, ты орешь, как истеричка, - веселые карие глаза уставились на Падалеки. - Я прямо таки вижу, как у тебя кулаки чешутся, и в любой другой момент, поверь, дружище, я бы с радостью подправил твою сногсшибательную улыбку, но не сегодня. Не се-год-ня...

Договаривал он фразу, уже полностью погруженный в документы.

Падалеки нервным жестом вскинул плечи, уже понимая, что затея выпустить пар в рукопашной провалилась, но с упрямством носорога все равно попытался зацепить Маннса.

- Эй, Маннс, а помнишь, Летти? Так это она ко мне ушла, ну, тогда, вечером.

- Передать не могу, как я рад, - не отрываясь от досье.

- Ну а рыженькую помнишь? Из архива. Ууух! Горячая цыпочка! Мы с ней долго ржали над твоими нелепыми попытками затащить ее в постель.

- Это охуительная новость, - переворачивая лист документа. Глаза Джейсона бегали по строчкам.

Скрипнув зубами, Падалеки решил пойти на грязный прием:

- Я трахнул твою сестру.

- Я в восторге и надеюсь, что ты передал ей привет, - вообще без эмоций.

- Всенепременно!

«Вот ведь слоняра толстокожий!»

Устав игнорировать настойчивые попытки друга вызверить его, Маннс произнес, глядя в глаза:

- Слушай, напарник, я вижу, что тебе с самого утра неймется поразмяться, вышибив из кого-нибудь дух, из меня, например, - он усмехнулся и покачал головой. – Но тут тебе ничего не обломится. Смирись.

- Я вовсе не ищу ссоры, - хмуро отозвался Падалеки. – С чего ты это вообще взял?

- Ты довел свидетельницу до слез, - Маннс красноречиво посмотрел на друга.

- Да, ладно! Она все равно ничего не знала, - отмахнулся Джаред.

- Это, конечно, повод, - с понимающим видом закивал Джейсон. - Понятия не имею, что за неэпическая хуйня у тебя произошла, но, мой тебе совет, спустись-ка ты в зал и выпусти пар. Предложил бы взять в спарринг-партнеры Кортеза, но он, похоже, и без тебя хорошо справился и поправляет себе здоровье, поэтому тебе остается только груша, друг мой.

Джаред еще попытался что-то сказать, но был остановлен жестом «разговаривай с рукой».

По истечении следующих пятнадцати минут Джаред понял, что сам собой он не успокоится, перебирая все факты, воспоминания и мгновения. Как же теперь, должно быть, Морган счастлив. Какая удача! Нагнуть ФБР в прямом и переносном смысле. Даже не так. Нагнул Морган только Джареда. Нагнул и сделал так, чтобы тот стонал от удовольствия. Джаред, как законченный мазохист, прокручивал в голове каждое слово их разговора, каждое движение, эмоции в глазах Моргана и зверел. Зверел отчаянно и бесконечно. Даже воспоминания о ночи перестали посылать импульсы наслаждения по телу. Осталась только ярость. Всепоглощающая ярость.

Осознав всю бесполезность своих душевных метаний, Джаред поднялся:

- Я в зал.

Напарник лишь хмыкнул:

- Друг плохого не посоветует, - и уже в спину Джареду прилетело: - Эй, чучело! Летти и рыженькая из архива - это один человек, и она охрененно готовит завтраки!

Джаред даже не повернулся, но улыбка, появившаяся на его лице, впервые за весь день, тянула на искреннюю.

 

 

***

 

Спустя примерно шесть часов, Дженсен решил оставить надежду на крепкий сон. Он в очередной раз повернулся, окончательно сбивая постель, и тяжко вздохнул, свешивая голову за край. Целый день он провалялся, периодически погружаясь в смехотворное подобие сна, в котором его обязательно настигал агент, события каждый раз развивались по-разному, но от каждого такого недосна он просыпался весь в поту и с болезненным стояком, настойчиво требующим разрядки.

Этот изнуряющий марафон прервала София, она постучала и позвала его пообедать. Он отказался, сказав, что хочет побыть один, и попросил не дергать его, пока он сам не выползет обратно в мир. София открыла дверь шире и принюхалась, сморщив носик. Никак не прокомментировав свои впечатления, она лишь попросила ничего не делать, пока она не вернется, и быстренько сбежала. Дженсен мягко стукнулся головой о подушку и тихо застонал:

- Пожалуйста, Соф, надеюсь, ты не решила, что мне сейчас необходимо дружеское участие.

К облегчению Дженсена, София лишь притащила здоровенный разнос с бутербродами и фруктами, а еще сок и воду, водрузила все это на тумбочку и распахнула окно.

- Дышать уже не чем у тебя, - проворчала она.

Дженсен, не шевелясь, одним глазом следил за ее манипуляциями.

- Поешь, - строго сказала София, глядя в этот самый глаз, и добавила уже выходя: - Или хотя бы попей, а то помрешь тут от обезвоживания.

Дженсен тихо засмеялся ей вслед:

- Язва.

Повалявшись еще немного после ухода Софии, Дженсен решительно поднялся. Все бока ломило, и мышцы ныли, от долгого лежания, и голова была мутная и тяжелая, как с дикого похмелья. Он достал из шкафа чистые шорты и нехотя натянул их, на случай, если София снова нагрянет, и решил немного размяться. Покрутил головой, помахал руками, отжался несколько раз и поглядел на себя в зеркало — видок у него был тот еще! Вспомнив последние слова Софии, он сделал пару больших глотков воды, взгляд его зацепился за мобильник, Дженсен посмотрел на него долгим взглядом, кусая губу, а потом отвернулся и выпил еще воды.

- Плохая идея, - он снова покосился на мобильник. - Нет, серьезно! Идея просто кошмарная!

Подошел к окну и уставился на Центральный парк, обняв себя руками. Улица жила своей жизнью, люди живыми реками текли по своим делам, и никому не было ни до кого дела. Дженсен уткнулся лбом в стекло и проговорил тоном, которым уговаривал бы капризного ребенка:

- Ты не станешь этого делать, Эклз. Потому что это глупо и совершенно не нужно. И прекрати даже обдумывать этот бред.

 

Не нужно, не нужно морочить мне голову,
Если всё, что ты делаешь, ложно.
Не нужно, не нужно говорить,
Что для тебя это имеет значение.
Потому что я не смогу стряхнуть эти слова с себя.
Не доставай меня вообще,
Не путайся со мной.
Poets Of The Fall - Don't Mess With Me


Прослушать или скачать Don't Mess With Me бесплатно на Простоплеер 

 

Рекордно быстро преодолев расстояние до тренажерного зала, Джаред влетел в раздевалку к своему шкафчику. Наплевав на законы физики, Падалеки переоделся практически мгновенно, замотал боксерские бинты и рванул к груше, бросив телефон на ближайший тренажер. И уже занес руку для удара, как вспомнил, что не размялся. Неимоверным усилием воли он себя остановил и заставил наскоро сделать это. Чтобы закопать Моргана, ему нужно оставаться в форме. Зло улыбнувшись, Джаред сделал первый удар.

Он колошматил грушу с такой яростью, что будь перед ним реальный противник, то уже после пары ударов того везли бы в реанимацию, ну или на кладбище. Он рычал и практически кричал, вкладывая в каждый удар всю ненависть, на какую был способен.

Его убойный сет длился минут двадцать, и Джаред даже запыхался, пот щипал глаза, а правая перетяжка уже окончательно сбилась. Сделав перерыв ровно настолько, чтобы привести бинты в порядок, Джаред продолжил экзекуцию бедной груши. Боковым зрением увидел, как телефон замигал, возвещая о входящем вызове, нацепил на ухо гарнитуру и, занеся кулак для следующего удара, рявкнул:

- Что?!

- Привет, агент.

Джаред замер, не донеся руку до цели, и прислушался – собеседник молчал и лишь слабый звук дыхания проникал в ухо. Падалеки решил, что сходит с ума, потому что это не мог быть… просто не мог!

Дженсен, сидя на подоконнике, прижал колени поближе к груди и закусил губу, в ожидании его реакции. Какой она будет, несложно было догадаться.

- Морган, - сквозь зубы.

Одно слово и, казалось, весь тренировочный зал покрылся коркой льда.

У Дженсена от этого тихого рыка подвело живот и даже ладони вспотели. Но он, приняв расслабленную позу, заговорил легко, с улыбкой, желая разрядить обстановку:

- Угадал, агент! Ты такой проницательный!

Если что и могло вывести Джареда из себя еще больше, так это такой смешливый тон. Он на выдохе провел свой самый яростный удар и проговорил, немного запыхавшись:

- Я убью тебя, сука. Теперь ты можешь быть уверен, что я достану тебя из-под земли. Я найду тебя и тогда, я тебя прошу, дай мне повод, малейший, и я пристрелю тебя. Попытка к бегству, сопротивление при аресте, любой повод и тебе пиздец.

Не дожидаясь реакции на том конце провода, Джаред отключился, сорвал с себя гарнитуру и зашвырнул в сторону. Именно в тот момент в зал заходил Абель, который и получил прибором четко в живот.

- Ай! За что?! - потирая ушиб, почти прокричал Джейк.

Но Джаред ничего не слышал и тем более ничего не ответил, он продолжал остервенело колошматить грушу. Джейк оценил атмосферу и поспешно закрыл дверь, справедливо рассудив, что позаниматься он может и в другое время.

Дженсен глядел на телефон еще пару минут после того, как агент бросил трубку. Ему определенно не нравилось, как прошел этот разговор. Он ведь не собирался добиться этим того, что агент окончательно озвереет и решит положить свою жизнь на то, чтобы засадить или даже убить его, Дженсена. Он просто хотел…

Дженсен спрыгнул с окна и, подойдя к зеркалу, спросил у своего отражения:

- И чего же ты хотел добиться этим звонком, Дженсен Эклз?

Отражение, ясное дело, не ответило, и Дженсен, вздохнув, уперся в зеркало лбом. Он метался из угла в угол с четверть часа, непрерывно прокручивая в голове короткий разговор с агентом, прежде чем решил, что он просто должен позвонить снова и попытаться как-то смягчить сложившуюся ситуацию. Падалеки не должен ненавидеть его! Такая игра уже совсем не будет веселой.

Приняв окончательное решение о необходимости этого разговора, Дженсен начал набирать номер. Затормозив на последней цифре, он нервно перевел дыхание и сбросил вызов. Чертыхнувшись, он обругал свое отражение тряпкой и запустил пятерню в волосы. Пристально посмотрев на телефон, он повторил всю процедуру, включая сброс. Он пошел по комнате, костеря себя, на чем свет стоит, подошел к тумбочке, взял что-то из того, что принесла ему София.

- Девчонка! Тряпка! - швырнув яблоко обратно на разнос, снова подошел к зеркалу. - Что за сопли, Эклз?! Ты никогда в жизни не боялся никому позвонить! Не укусит же он тебя, в самом деле! Ну, по крайней мере, не через телефон. Соберись!

Он сделал длинный выдох, подергивая плечами, сбрасывая нервное напряжение, подошел к окну и набрал номер.

Джаред колошматил грушу уже добрых пятнадцать минут, с каждым новым ударом выпускал свой гнев, выдавая новый эпитет:

- Сука! Тварь! Закопаю! Мудака! Уничтожу! Ублюдок! Ебанный! Заносчивый! Наглый! Проблядь! Звонит еще! Хер моржовый! - он остановился, тяжело дыша, воздух со свистом покидал легкие, когда телефон снова ожил.

Не питая надежд отыскать гарнитуру, он схватил аппарат, номер не определился.

Уже понимая, кто это может быть, он принял вызов, выдавив из себя угрожающее:

- Слушаю.

- Агееент, - нахально прозвучало в ответ и тут же торопливо: - Только не бросай трубку!

- Я же сказал, слушаю!

- Эммм... Как дела? - спросил Дженсен таким тоном, как будто они болтали по четыре раза в день.

- Заебись вопрос! Ты для этого позвонил?

- Ты почему так дышишь? - заинтересовано и немного с претензией.

- Морган, ты себя бессмертным возомнил? - даже несколько опешив от такого градуса наглости, спросил Падалеки и зло добавил: - Охуел в край!

- Злишься на меня? - заискивающе пробормотал Дженсен.

- Нет. Просто убью тебя.

От этого спокойного тона у Дженсена даже волосы на загривке зашевелились. Передернув плечами, он продолжил:

- Мне не нравится, что ты хочешь меня убить, - все тем же заискивающим тоном.

- Раньше надо было думать, - отстраненно.

- Подожди! Ты только подумай, чего ты лишишься без меня!

- Головной боли? - ехидно.

- Азарта, агент! Адреналина! Тебе же это тоже нравится!

- Мне нравится, когда такие, как ты, сидят в тюрьме.

- И много у тебя было таких... как я?.. Агент?

Джаред заскрипел зубами, тон, которым был произнесен вопрос, оживил воспоминания о прошлой ночи. Джаред наотмашь ударил грушу, прогоняя наваждение.

- Агееент, - хриплым шепотом, - ты все еще со мной?

- Какого хера тебе надо, Морган?

Разочарованно:

- Падалеки, ты весь интимный настрой сбиваешь!

- Ты мой номер с сексом по телефону перепутал?

- Можем попробовать. Хочешь? Просто ты так дышишь, что я весь... грхммм…

- Если это все, я кладу трубку.

- Подожди-подожди, - торопливо заговорил Дженсен. - Давай сменим тему. Так почему ты так дышишь?

- Приезжай в Бюро, я тебе покажу.

- Очень заманчиво, пожалуй, воздержусь. И все же? Я тебя отвлек от чего-то? Или от кого-то?

- Нет, я уже кончил, - с усмешкой.

- Хм. Ну и как? Понравилось? - ехидно.

- Ооочень, - разговор начал забавлять Падалеки, напустив мечтательности в голос, он добавил: - Давно мне не было так хорошо.

- Удар ниже пояса, агент. А ты неплохой актер, мне показалось, что тебе понравилось.

- Тебе показалось. Что-то еще?

- Еще? Я очень даже «за».

Секундная пауза.

- Мы с тобой так мило беседуем, а тебе не приходило в голову, что я уже вычислил, где ты, и сейчас в твою дверь постучит оперативная группа?

- Не думаю, что Бюро слушает нашу милую беседу. Вряд ли ты хочешь, чтобы все знали подробности нашей личной жизни.

- Нашей? - с сарказмом.

- Ну, твоей и моей. Ведь мы же оба там были. В твоей квартире. В твоей постели, - вкрадчиво, выговаривая каждое слово.

- И именно поэтому, я тебя закрою. Услышал меня?

- Ну, а что такого, агент? Что я сделал? Просто позвал тебя побыть вместе, и ты согласился. Это нормально, разве нет? Разве я плохо обошелся с тобой? И тебе тоже было хорошо. Признайся, - беззаботным тоном, стараясь сгладить ситуацию и вернуть разговор в правильное русло.

- Если все так радужно, что ж ты мне назвался каким-то чудаковатым придуманным именем, а?

Такие эпитеты к своему имени царапнули слух Дженсена.

- Ну, ты мне тоже не специальным агентом Падалеки представился, - парировал он.

- А может, я должен был еще значком посветить?

- Хотя бы настоящим именем представиться, Джон. Или ты предпочитаешь Джонни?

- Может, это мое второе имя? Не подумал?

- Хм… Тебе не подходит. Тебе подошло бы что-нибудь эпичное, такое, знаешь, романтичное, - смакуя каждое слово, проговорил Дженсен. - Например, Тристан.

Джаред на мгновение опешил.

«Сука такая. Копал под меня», - зло подумал Падалеки.

- Я передам маме твои пожелания.

- О, ты уже рассказал обо мне своей маме? Это так мииило!

- Не зарывайся, Морган, - угрожающе произнес агент.

- Ладно, не рычи.

- Все. Ты меня утомил.

- Я тебя утомил? Или кто-то еще?

- А-а, не заморачивайся! – протянул Джаред, усмехаясь, и нажал отбой.

Дженсен уперся лбом в оконное стекло и легко рассмеялся. Все прошло не так уж плохо, кажется, ему удалось успокоить агента и даже развеселить немного. И это стоило отпраздновать! Он потянулся, с наслаждением разминая мышцы, оглянулся.

- Теперь можно и посмотреть, чем там Соф собиралась поддерживать мои жизненные силы.

Дженсен наскоро зажевал подсохший бутерброд, чтобы унять разыгравшийся аппетит, и отправился в душ. Позже, когда он смотрел на свое отражение в зеркале, вытираясь мягким полотенцем, он вынужден был признать, что совершенно не в состоянии прекратить глупо улыбаться. Попытался взять себя в руки перед тем, как выйти к друзьям, но быстро сдался и, цапнув еще один бутерброд, вышел в гостиную.

- Ну что, ребятки, может, поужинаем? Закажем какую-нибудь вкуснятину, выпьем вина.

- Чего это ты так довольно скалишься? - вздернул бровь Мэтт.

- Я не скалюсь, - возразил Дженсен и расплылся еще шире.

- Еще как скалишься, - София тоже устремила на него внимательный взор.

- Не сочиняйте, - засмеялся Дженсен по пути в кухню.

Он вернулся с бутылкой красного вина и тремя пузатыми бокалами.

- Красавица моя, - Дженсен плеснул вина в один из бокалов и протянул Софии.

- Спасибо, я не хочу, - девушка отрицательно качнула головой, все также внимательно вглядываясь в него.

Дженсен пожал плечами и осушил ее порцию. Взял второй бокал, налил в него вина и протянул другу:

- Мэтти? Выпьешь со мной?

- Я вчера так выпил, что до сих пор от одного вида алкоголя тошнит.

- Как знаешь, - Дженсен опрокинул в себя и его бокал.

- А что у тебя за праздник? - спросила София.

Дженсен только загадочно улыбнулся и направился обратно к себе, прихватив бутылку.

- Ну, хоть еды закажите, раз пить не хотите, - попросил он, обернувшись к друзьям. - Ну, что? - засмеялся он, увидев две пары настороженных глаз.

- У тебя глаза, как лампочки светятся, - констатировал Мэтт.

- Что ты сделал, Дженс?

- Ничего.

- Дженсен...

- Ничего я не сделал, клянусь, Соф! Закажи, пожалуйста, поесть, умираю с голода, - и скрылся за дверью.

- Кажется, он выкинул какую-то глупость, - тихо сказал Мэтт.

- Я тоже так думаю.

 

 

***

 

Нет, ну, какой же наглый поганец! Как он вообще решился позвонить ему, Джареду? Суицидальные наклонности у парня, не иначе! Ну что ж, еще один повод пристрелить несчастного. Джаред вернулся из спортзала, выстраивая в голове коварные планы страшной мести и планируя разные изощренные способы убийства, и уселся на свой стул.

- Рад за тебя, - сказал Маннс, бросив на него короткий взгляд через стол.

- Что? - не понял Падалеки.

- Ну, я вижу, тебя отпустило, - хмыкнул Джейсон.

- С чего ты взял?

- Ну, - Джейсон снова посмотрел на него, - ты улыбаешься.

- Я не улыбаюсь.

- Я вижу твои очаровательные ямочки, - просюсюкал Маннс.

- Клеишь меня? - Джаред наклонился к нему через стол и поиграл бровями.

- А то как же! - хмыкнул Джейсон, возвращаясь к своим бумагам.

- Чучело, - засмеялся Падалеки и открыл брошенный файл в своем компьютере, с которым он пытался работать утром.

- Истеричка, - меланхолично отозвался напарник, не отрываясь от своего занятия.

- Где Абель? Он мне нужен.

Маннс лишь неопределенно пожал плечами.

Джейк явился сразу после звонка Падалеки, отчет, который он составил, включал в себя все дела, по которым проходили пальчики псевдополковника. И многие из них датировались почти пятнадцатилетней давностью. Абель сразу же сообщил, что сумасшедшие молодожены - пустышка. Купера и Кэрри Орр не существует. Не теряя времени, младший агент пробил и их отпечатки, которые совершенно случайно, не иначе, проходили по тем же делам, что и псевдополковника.

Похвалив Абеля, Падалеки погрузился в размышления. Он знает все его псевдонимы, он знает его команду, он знает, как они выглядят, еще он знает, как Морган трахается, но это к делу не относится. А еще у него есть зацепка в виде телефонного звонка. Улыбнувшись своим мыслям, Падалеки решил, что это не так уж и мало! Он засадит Моргана.

Спустившись на нужный этаж, Падалеки подмигнул Саманте, очаровательному младшему агенту и направился в святая святых технических специалистов.

- Привет, Кэтти, - Джаред уселся на краешек стола. - Мне нужна твоя помощь.

- Привет, каланча, - усмехнулась девушка. - Что на этот раз?

- Только это неофициально. Для меня, ладно?

- Спецагент Падалеки, личные просьбы в служебное время? - строго спросила Кэтти, а потом усмехнулась: - Показывай, что там у тебя.

- Звонок со скрытого номера, - Джаред протянул ей телефон. - Мне очень нужно узнать этот номер. Или определить место, откуда был сделан звонок.

- Ладно, поколдую.

Кэтти можно было доверять, они дружили еще с академии, к тому же она была не из болтливых. Плюс, она была первоклассным спецом в своем деле и всегда симпатизировала Джареду, так что шансы на успех были хорошие.

После сорока минут бесполезных попыток пробить номер, Кэтти выставила его, чтобы не стоял над душой, и пообещала отзвониться, когда будут какие-то результаты. Падалеки оставил ей решение этой задачи, пообещав ей исполнение любого каприза, в случае успеха, и вернулся в офис. Настроение Джареда можно было охарактеризовать, как прекрасное.

 

 

***

 

С тех пор этот наглец принялся названивать Джареду регулярно. Вначале Падалеки сбрасывал звонки, едва услышав этот раздражающий до чертиков голос, но со временем монологи вора стали находить в нем отклик. Джейсон подозрительно косился на него, но после пары неудачных попыток выяснить, что происходит, отстал. А Джареду оставалось в одиночку разбираться со своими демонами. Ну, с одним конкретным демоном.

 

Первый звонок раздался в воскресенье вечером:

- Как прошли твои выходные, агент? Ты думал обо мне? Я - да...

Сброс.

 

А в понедельник Морган принялся доставать его с самого утра.

 

Понедельник, 07:53 АМ

- Ты мне снился... Падалеки, как же ты мне снился... Рассказать?

Сброс.

 

Понедельник 09:07 АМ

- Уже на работе, агент? А я валяюсь в постели, думаю о тебе…

Сброс.

 

Понедельник 10:25 АМ

- Ты что, мне так и не ответишь?

Сброс.

 

Понедельник 11:40 АМ

- Агент, я вот тут думаю, какой бы фильм посмотреть. Посоветуешь?

Сброс.

 

Понедельник 12:55 РМ

- Агент, что делаешь? Я вот сейчас обедаю. Нашел классную кафешку недалеко от твоего дома, здесь подают совершенно потрясающие блинчики. Ты просто обязан их попробовать, а какой сироп... Ммм... Сладкий...

- Ты, блядь, мне звонишь про обед рассказать? Я работаю!

- Все преступников ловишь? – с улыбкой в голосе. - Работай, работай. А кафешку я обязательно тебе покажу...

Сброс.

 

Понедельник 14:30 РМ

- Падалеееки! Поговори со мной!

Сброс.

 

Понедельник 15:40 РМ

- Агееент, удели мне внимание, или я пойду и что-нибудь украду!

- Только попробуй!

Сброс.

 

Понедельник 17:21 РМ

- Долго ты еще работать собираешься?

- Тебе какое дело?

- Хочу поболтать с тобой.

- Отвали!

Сброс.

 

Понедельник 18:10 РМ

- Агент, ты еще не устал?

- Только от тебя.

Сброс.

 

Понедельник 19:18 РМ

- Падалеки…

- Морган, ты меня заебал!

- За один раз?

Сброс.

 

Понедельник 22:54 РМ

- Алло, - хрипло выдохнул Джаред.

- Падалеееки! Хотел пожелать тебе спокойной ночи, но с твоего голоса, похоже, сам сон потерял...

Джаред промычал что-то нечленораздельное.

- Ты все еще здесь? Со мной? – вкрадчивым, тихим шепотом. - Я бы так хотел тебя поцеловать на ночь...

Джаред только сонно выдохнул и заерзал, устраиваясь поудобнее.

- Ммм, Падалеки, ну скажи что-нибудь, я с ума схожу от твоего голоса...

- Блядь! Разбудил все-таки! Прекрати названивать мне каждый час!

- А каждые два часа можно?

Джаред рыкнул в трубку и отключился.

 

Вторник 09:44 АМ

- Доброе утро, агент!

- Да чтоб тебя! – зло процедил Джаред и сказал Маннсу, прикрыв рукой микрофон телефона: - Подожди, я на минутку.

- Свидетель ждет.

- Сейчас вернусь, я же сказал. Начинай без меня, - он отошел на пару шагов и рявкнул в трубку: - Чего тебе?

- Ты занят? – в голосе вора явно слышалась улыбка.

- Как ты догадался? – зашипел Джаред и покосился на напарника, который так и не вошел в комнату для допросов и теперь стоял у двери и наблюдал за ним. – Прекрати мне названивать.

- Ты не говоришь со мной, что мне еще остается?

- Прекратить мне звонить?

- О, это выше моих сил! – засмеялся вор.

- Прекрати, я серьезно. Или при встрече я убью тебя с особой жестокостью.

- Ладно, ладно не рычи. Работай, я позвоню тебе вечером, - и отключился прежде, чем Джаред успел на это ответить.

- Ну, и что это? – спросил Джейсон, преграждая ему путь в допросную. – Твой телефон вчера весь день не затыкался, сегодня опять начинается. Что происходит? Назойливый любовничек?

- Типа того, - буркнул Джаред. – Один парень из клуба.

- Беспорядочные половые связи не доведут тебя до добра, - засмеялся Маннс.

- Между прочим, твоя вина, что я так вляпался с этим… любовничком!

- А я-то тут при чем?

- Если бы ты пришел тогда в «Space», как мы договаривались, ничего бы не случилось.

- Эй! Я оказывал моральную помощь своей бывшей девушке!

- Ну-ну, - хмыкнул Джаред.

- Разве я виноват, что ты производишь неизгладимое впечатление на парней? Видимо, ты хорош, - Маннс с усмешкой хлопнул его по заднице.

- Хочешь попробовать? – Падалеки пихнул его в плечо.

- Ага. В другой раз, принцесса моя, работа ждет.

Маннс толкнул дверь, и они вошли в комнату для допросов, нацепив на лица маски серьезных профессионалов.

 

 

***

 

Вечером того же дня, когда Джаред, сидя на своем диване, лениво переключал каналы и дожевывал остывшую пиццу, его телефон снова ожил.

- Привет, агент.

- Ну, здравствуй, ворюга, - Джаред вздохнул и выключил звук у телевизора. В конце концов, новости идут каждый день, событий ему и на работе хватает, да и не мальчик он уже, бегать от разговора. К тому же первые бурные эмоции уже улеглись, так что теперь можно и выслушать, что же так настойчиво пытается ему поведать этот Морган.

На другом конце города Дженсен довольно улыбнулся, поняв, что ему удалось, наконец, раскрутить Падалеки на контакт.

- Ну, говори, раз позвонил. Чего молчишь?

- Приятно, наконец, услышать твой голос, когда ты такой спокойный, расслабленный.

- Морган, - Джаред устало потер переносицу и закрыл глаза, - ты позвонил, чтобы голос мой послушать?

- Ну, это одна из причин, - тихо рассмеялся Дженсен. - Мне нравится. Такой приятный тембр.

Джаред усмехнулся и покачал головой:

- Ты просто... фетишист какой-то!

- Падалеки, просто теперь ты сплошной фетиш. Мой. Персональный.

- Говорю же, извращенец, - фыркнул Джаред.

- Представляю, какой ты сейчас, - Дженсен продолжал улыбаться, обволакивая его хрипловатым шепотом, - домашний, уютный и тихий. Что на тебе? Мягкие домашние штаны и больше ничего?

- А давай лучше о тебе поговорим, - тихо заговорил Джаред. - Ты и так много обо мне знаешь. Расскажи о себе. Как прошло твое детство?

Дженсен молчал, уставившись в окно.

- Макс, - протяжно позвал Джаред. - Ну чего же ты замолчал? Ты так рвался поговорить, а теперь... Это же простой вопрос.

- Просто не знаю, что и сказать. Обычное детство. Не о чем рассказывать.

- И все же?

- Родился, вырос, вот и все. Скукотища.

- Ладно, - Падалеки удивленно кивнул и решил зайти с другой стороны: - Расскажи тогда, где ты сейчас.

Дженсен рассмеялся, но ответил:

- В своей комнате, сижу на подоконнике.

- Хм... И что из окна видишь?

- О! Центральный парк! У меня огромная шикарная квартира прямо посреди Манхеттена с видом на Центральный парк!

- Ясно, - он говорил таким тоном, что Джаред понял - верить ему нельзя. - А еще ты наследный принц, да?

- О, да! - Дженсен засмеялся.

- Расскажи подробнее. Какую часть парка ты видишь?

Дженсен хитро улыбнулся:

- Отличная попытка, агент. Но нет.

Джаред вернул усмешку:

- Попробовать стоило.

- Ага, я тебя понимаю. Примерно так же я думал в клубе.

Улыбка Джареда погасла, он распрямил спину и нервно передернул плечами.

- Черт, кажется, я ляпнул очередную глупость, - моментально почувствовав перемену в настроении собеседника, проговорил Дженсен. - Ты опять напрягся. Пожалуйста, не надо. Расслабься...

- Что ты меня как телку клеишь? Ничего не попутал? - грубо рявкнул Падалеки.

Дженсен поморщился и долбанулся об окно, выругавшись одними губами.

- Падалеки, не заводись, - примирительным тоном проговорил Эклз.

- Не указывай мне, - сквозь зубы.

- Да ладно тебе! Не указываю я.

- Разговор окончен.

Эклз лишь обреченно выдохнул:

- Спокойной ночи, псих.

Дженсен закатил глаза к небу и улыбнулся, успев услышать рык перед тем, как связь оборвалась.

 

 

***

 

Он позвонил только следующим вечером, когда Джаред решил, что звонки прекратились совсем.

- Морган.

- Привет, агент! - раздался веселый голос.

- Здравствуй, ворюга, - без эмоций в ответ.

Тишина, которая повисла между ними, была почти сразу прервана тихим:

- Восточная сторона.

- Что восточная сторона?

- Моя квартира на восточной стороне. Из окон открывается потрясающий вид на Централ Парк в лучах закатного солнца.

Джаред засмеялся:

- Окей, а как насчет наследного принца?

- Мне нравится твой смех, агент.

- О, Господи! Тебе все нравится! - продолжая смеяться, проговорил Падалеки.

- Мне ты нравишься, - со смешком уточнил Эклз.

- Все никак не наиграешься, Морган? - с иронией спросил Джаред.

- Агент, ты меня обижаешь! Я серьезен, как... - Дженсен замялся. - А кто у нас сойдет за эталон серьезности?

Падалеки уже ржал в голос.

- Агент, ты на удивление весел сегодня. Хороший день?

- Да-а, - протянул Падалеки. - Есть наводка на одного... - Джареда запнулся, подбирая слово, - хитрожопого вора. Скоро возьму его.

Дженсен напрягся и мысленно прикинул, не запланировано ли у них какое-нибудь дело. Вроде нет.

- О ком это ты говоришь? У тебя есть еще какой-то вор, кроме меня? - изобразив обиду, выдал Дженсен.

- Много. Очень много воров. Маннс вон вообще считает, что беспорядочные связи меня погубят, - вовсю веселился Джаред.

Дженсен даже немного растерялся от такого игривого настроения Падалеки.

- Агент, ты там что, пьяный? Или обкурился?

Эклз услышал на заднем фоне громкий стук в дверь, как будто кто-то долбил в нее ногами, и сразу же веселый ответ Падалеки:

- Еще нет, но сейчас буду!

Дженсен недоуменно уставился на трубку в руке - что там у Падалеки творится?

- Зак! Пупсик мой! - эта фраза явно предназначалась не Дженсену.

Незнакомый голос радостно откликнулся на приветствие:

- О! Зайчонок! Смотрю, ты меня прям заждался весь!

Падалеки снова заржал и, быстро бросив в трубку, что у него дела, отключился.

 

 

***

 

День выдался нелегкий. Облава, в целом, прошла успешно, хотя и не обошлось без небольшой перестрелки. Плюс похмелье после загула с Заком и недостаточный сон не улучшили настроение Падалеки. К тому же Маннс отправился в передвижную лабораторию уже хер знает сколько времени назад и до сих пор не вернулся, поэтому, когда зазвонил телефон, Джаред ответил мгновенно, даже не взглянув на номер:

- Ну и где ты?! Я уже заебался тебя ждать!

- Ммм, агент! Ты меня ждешь? Где?

- Морган! Ты, блядь, не вовремя!

Джаред сбросил вызов и принялся набирать номер напарника, но телефон в его руках снова зазвонил, а на экране высветилась знакомая уже надпись «Номер скрыт».

- Подожди! Как это я не вовремя? И кого ты там опять ждешь?!

- Я же сказал, что ты не вовремя!

- Какого хера? Поговорить пять минут не можешь? - вспылил Дженсен.

- Отсоси! - резко послал его Джаред.

- С удовольствием! - в том же тоне ответил ему Дженсен и сбросил вызов.

Этим вечером телефон молчал. Джаред не мог уснуть, он ворочался в своей постели и думал. Схватив телефон, Падалеки отметил, что уже за полночь, а пропущенных вызовов нет. Вечерний ритуал последних дней не соблюден.

Ну и хер с ним. Джареду все равно.

А тем временем, Дженсен шатался по ночному Бронксу, заглядывая в темные окна на седьмом этаже. Он не понимал, с чего так психанул, но и успокоиться все еще не мог. Света нет. Спит. А может, развлекается где-нибудь.

Ну и хер с ним. Дженсену все равно.

 

 

***

 

- Я тут на днях подумал, - Дженсен позвонил только через пару дней, - что в школе ты, наверняка, был капитаном футбольной команды. Ты был таким классным спортсменом, горячим, сильным... И каждая девчонка отчаянно мечтала, чтобы ты позвал ее на бал...

- Хм... Не совсем.

- Баскетбол? Падалеки, только не говори, что это был бейсбол...

- Нет, - протяжно опроверг Падалеки.

- Ты меня заинтриговал!

- Я вообще не был в команде. Я был последним хулиганом в школе.

- Серьезно?! Я в это не верю.

- Поверь. И приводы были.

- Палалеееки! Я удивлен и восхищен! Приводы? Расскажешь? Подробнее.

- Вряд ли. И вообще, это шутка.

- Врешь.

Джаред прокашлялся и спросил:

- Где пропадал? Чего украл?

Дженсен хохотнул:

- О чем ты, агент? Я добропорядочный гражданин.

- Тооочно!

- А что? Ты великий школьный спортсмен, я законопослушный человек, все по-честному.

Джаред засмеялся, и дальнейший разговор прошел легко и непринужденно. Они болтали долго, до самой ночи, и уже засыпая, Джаред тихо спросил:

- Ты от меня не отстанешь, да?

- Теперь уже вряд ли.



Глава 5

Между нами постоянный,
Непонятный, бесконтактный…
Sex…
В разговорах, в полу-взглядах,
Рядом мы, или не рядом…
Sex…
Мара - Sex


Прослушать или скачать Мара Секс бесплатно на Простоплеер 

 

- Да, точно! - засмеялся Джаред, поднялся и прошел в кухню. – Я тебе говорю, отстой этот твой «Дом восковых фигур»!

- Да что ты понимаешь? - Дженсен развалился на своей кровати и поудобнее перехватил телефон. - Классный фильм!

- Ты что, по Пэрис фанатеешь? - фыркнул Джаред и достал себе еще пива.

- Да, я президент фан-клуба, - хмыкнул Эклз, а Падалеки смачно выругался. - Да ладно тебе, чего ты так остро реагируешь? Ревнуешь, что ли?

- Я пиво на себя пролил, - пожаловался Джаред. - Подожди.

Дженсен сглотнул, представив, как агент стаскивает с себя футболку.

- Агент, - тихонько позвал он.

- М?

- Сколько пива ты уже выпил? - Дженсен закусил губу. Они уже несколько недель разговаривали практически ежедневно, но никогда еще Дженсену не удавалось раскрутить его на что-то большее, чем обмен парой двусмысленных фраз, после чего чертов упрямец, обычно быстренько сворачивал разговор. К тому же он регулярно грозил, что арестует Эклза при первой же встрече.

- Не знаю, - Джаред расплылся в улыбке, плюхнулся обратно на диван и сокрушенно признался: - Кажется, я немного пьян.

- Это ничего, - успокоил Эклз и продолжил вкрадчиво: - Расскажи мне, где ты сейчас находишься.

- Зачем это? – настороженно.

- Просто так, - буднично обронил Дженсен. - Мне интересно.

- Сижу на своем диване. Что ты...

- Тшшш... Что на тебе?

- Ты опять путаешь мой номер с одной службой...

- Ну, ладно тебе, давай, - Дженсен подпустил в голос хрипотцы. - Чуть-чуть, агент. Давай сыграем в эту игру, а?

Он услышал, как Падалеки перевел дыхание и зашевелился.

«Решайся, сладкий мой», - мысленно взмолился Эклз и удвоил свои попытки соблазнить его:

- Так и вижу, как ты сидишь там, совсем один, хочу поцеловать тебя.

- Макс... – Джаред закрыл глаза и заерзал.

- Падалеки, ну давай, пожалуйста, - Дженсен судорожно облизнулся и сжал через трусы налившийся член. – Что на тебе?

- Костюм пожарника, - иронично бросил Джаред.

- Ммм… Пожарники такие сексуальные, - в тон ему ответил Дженсен. – А каска? Каска есть?

- Конечно! Как же без каски?

- И что, ты только котят с деревьев снимаешь или реальные пожары тушишь? – пальцы сжались вокруг ствола, заскользили вверх-вниз.

- Я спасаю жизни всех, кто попадется мне под руку, - в голосе Падалеки звучал смех, но он все же продолжал говорить, и Эклз плавился, растекался от его слов.

- Ты просто герой!

- А то! Днем я обычный человек, а по ночам я превращаюсь в супергероя! - пафосно произнес Джаред. - Я выхожу на улицы города весь затянутый в латекс, чтобы бороться со злодеями, против которых закон бессилен!

- Что еще ты делаешь? – получилось хрипло.

- Морган, ты там дрочишь, что ли?

- Ну, что ты? Как можно? Конечно, нет. Не останавливайся, - скороговоркой выдал Дженсен, продолжая свое занятие.

- Макс...

- А днем? Что ты делаешь днем? Когда потушишь пожар и спасешь всех котят в здании?

Падалеки подозрительно прищурился и заговорил низким, томным голосом, медленно проговаривая слова:

- Когда выхожу из здания, после того, как потушу очередной пожар, весь горячий и потный…

Дженсен не выдержал и застонал, закусив зубами подушку.

- Ты точно дрочишь! – победно вскрикнул Джаред и подскочил на диване.

- Агент, - всхлипнул Эклз. - Я хочу тебя.

Падалеки длинно выдохнул и откинулся обратно. От этого голоса, сбивчивого дыхания, от этих просящих ноток у Джареда внутри что-то сжималось, и кровь по венам бежала быстрее.

- Я бы хотел сейчас быть рядом с тобой, - продолжил Эклз. – Хочу целовать тебя, гладить твое тело, чувствовать твой жар, слушать ритм твоего сердца, ласкать тебя, чтобы ты стонал и извивался, чтобы взгляд стал мутным, пьяным от желания, чтобы дрожал от нетерпения…

- Что ж ты творишь, ворюга?

- У меня голова кругом идет, когда вспоминаю, какой ты, агент. С ума схожу просто. Если бы я был сейчас там, рядом с тобой, я сделал бы все для тебя. Все, что бы ты ни захотел. Чего бы ты хотел сейчас, агент? Чтобы я встал перед тобой на колени и взял в рот твой горячий, твердый, истекающий смазкой член? Чтобы дрочил тебе своей рукой, а ты отшвырнул бы ее шлепком, схватил меня за волосы и вбивался бы в мой рот, сильно, глубоко...

Джаред слушал его и понимал, что он не в силах удержаться, он просто не сможет остановиться сейчас. Вздохнув, Падалеки запустил руку в штаны, застонал протяжно, наткнувшись на болезненный каменный стояк. Ответный стон не заставил себя ждать:

- Да, Падалеки, вот так. Давай вместе со мной, - рука Дженсена задвигалась быстрее, дыхание вырывалось из груди с хрипами. Он положил телефон на подушку и прижался к нему ухом, чтобы освободить вторую руку и заговорил снова: - Скажи мне, агент, скажи, чего ты хочешь...

- Приезжай, и я покажу тебе, - тяжело проговорил Джаред и стянул ниже мешающие штаны.

- Я бы приехал, но боюсь, что ты сразу же закуешь меня в наручники так, как мне не понравится, - Дженсен попытался сказать это со смешком, но, кажется, у него плохо получилось.

- Ну, может, сначала тебе понравится, - выдохнул Джаред.

- Почему? Скажи мне...

- Может, сначала я загнул бы тебя прямо там, где поймал. Заставил бы тебя скулить и крутиться на моем члене...

- Твою мать! - Дженсена затрясло, он завел вторую руку за спину, пытаясь представить, каково это будет, почувствовать прикосновения Падалеки. - Говори, пожалуйста, не останавливайся.

- Я буду трахать тебя, пока ты не начнешь молить о пощаде...

Дженсен так протяжно и сладко застонал в трубку, что Джаред едва сдержался, чтобы самому не начать умолять его приехать прямо сейчас!

- А потом, когда ты останешься совсем без сил, я разверну тебя к себе, чтобы видеть твои глаза, чтобы можно было целовать твои блядские губы, и трахну тебя снова.

- Да, чччерт, да, агент. Я хочу... хочу, чтобы ты сделал так. Хочу чувствовать тебя в себе... Хочу, чтобы трахал меня так сильно, чтобы я еще несколько дней чувствовал тебя...

Когда сил говорить что-то связное или хотя бы членораздельное не осталось, разговоры прекратились, сменившись на какое-то время всхлипами и стонами. Два человека отчаянно вслушивались в звуки, доносившиеся из динамика телефона, и каждый мечтал сейчас оказаться рядом с другим. Чтобы прикоснуться, почувствовать тепло, живое человеческое тепло, чтобы стать причиной этих сорванных вскриков, чтобы можно было ловить губами прерывистые выдохи, чтобы можно было увидеть в глазах тот самый момент, когда вселенная на секунду взрывается...

- Падалеееки, - выстонал Дженсен и замолчал, раскинувшись на постели с блаженным выражением на лице.

Джаред понял и, представив, как сейчас выглядит чертов ворюга, тоже кончил с громкими вскриками. Отдышавшись немного, он спросил:

- Ты там жив? - голос слушался плохо, по телу растеклось тепло и усталость, хотелось завалиться в постель и уснуть, и лучше прижав кого-нибудь к себе. Кого-нибудь конкретного. Черт!

- Да, - мурлыкнул Дженсен в ответ. - Ты просто потрясающий, Падалеки.

- Я иду спать.

- Ох, не соблазняй меня снова, - довольно засмеялся Дженсен.

- Я тебя соблазняю?! - возмутился Джаред, но в его голосе слишком явно звучала довольная расслабленность.

- Представь, как я целую твои губы перед сном.

Падалеки застонал и упал в кровать, утыкаясь лицом в подушку.

- Я тебя все равно упеку, ворюга, - тихо сказал он.

- Да-да, агент, обязательно, - отозвался Дженсен. - А сейчас спи спокойно, мой хороший.

 

 

***

 

Джим Бивер ворвался в офис красный, как свежесваренный омар и, не размениваясь на приветствия с подчиненными, громогласно рявкнул:

- Маннс! Падалеки! Резво за мной!

Джаред с Джейсоном переглянулись, но, не сказав ни слова, отправились за начальником.

Агенты еще какое-то время имели удовольствие наблюдать, как их капитан стягивает пиджак, наливает воду и громко ее пьет, и только после того, как цвет его лица приблизился к нормальному, он уселся за стол.

- Что с Фриком? Почему нет отчета?! Стреляные белки, совсем распоясались! Где Моне? Вы вообще работаете или штаны тут просиживаете?

Напарники обменялись взглядом проорется-и-нормально-поговорим.

- Падалеки! Почему этот изворотливый гад, - Джаред скривился и начал придумывать правдоподобную причину, почему же этот изворотливый гад Морган еще не в суде, но капитан его удивил: - Карлос, мать его, еще не наслаждается гостеприимством нашей тюремной системы?!

Падалеки на мгновение опешил:

- Так это же дело Кортеза! - и поспешно добавил: - Сэр.

- Что ты мне тут, как в песочнице! Мое, не мое! Маннс! Белки... стреляные! Что с этим греком? Петролиусом!

- Так мы же закрыли его! Еще на прошлой неделе!

- Где отчет?!

Маннс спокойно ответил:

- Там же где и отчет по Фрику.

- Я похож на гребаного Коперфильда?! Мысли твои должен читать?!

- Мысли Вольф Мессинг читал.

Капитан приподнялся на своем кресле, резко дернул галстук, ослабляя его, и в упор уставился на Маннса.

- Сэр, на вашем столе.

Капитан дернулся и скосил глаза на заваленный стол. Некоторые стопки здесь были, казалось, со времен Гражданской войны. Бивер выдохнул, плюхнулся обратно и беззлобно проговорил:

- Щенок!

Напарники переглянулись, давясь смехом, папа-собака пришел в себя. Капитан пошарил взглядом по заваленному столу и тихо выругался.

- Что встали, как истуканы? Прижмите свои задницы и выслушайте меня.

Голос начальника тянул на примирительный, что за ним никогда не наблюдалось, потому что капитан никогда не считал нужным извиняться.

- В общем, так, ребятки. Меня только что отымели по полной, и как вы уже поняли, мне это не доставило никакого удовольствия! - взгляд Бивера хаотично метался по кабинету, так, будто мыслями он был очень далеко от этого места. Он похлопал по карманам брюк и повернулся к пиджаку, проводя те же манипуляции. - Стреляные белки! Где мои сигареты?!

Маннс ответил:

- Вы бросили, сэр, - и тише добавил: - два месяца назад.

- Да чтоб тебя! - и опять сердито уставился на Маннса. - Ты, погляжу, все знаешь, умник?!

- Стараюсь, сэр!

- Не скалься мне тут! Так. Вы забираете дело Моне.

Падалеки покосился на Маннса красноречивым взглядом: раздраконил?! Теперь он на нас все дела повесит! Выкручивайся!

- Сэр! Но ведь это дело Коллинза, - осторожно напомнил Джейсон.

- Это дело всех!

На что напарники лишь обреченно вздохнули, потому что здесь нельзя было поспорить.

Два месяца назад конгрессмен от штата Нью-Йорк Питер Донован умудрился лажануться по-крупному. Он решил подарить своей недалекой подружке пару картин Моне и заодно сделать отличное финансовое вложение за счет средств налогоплательщиков. Но картины так и не доехали до новой владелицы. Бесследно исчезнув где-то в пути.

Однако официальная версия всех этих событий звучала несколько иначе.

Конгрессмен Донован, политик в третьем поколении, благодетель штата Нью-Йорк, меценат и филантроп решил подарить своему любимому городу пару картин великого художника. За собственные средства, разумеется. Но вероломные похитители лишили Метрополитен-музей и, соответственно всех ньюйоркцев и гостей города, возможности наслаждаться созерцанием этих выдающихся работ.

- Капитан, но мы и так загружены по самую маковку, - подал голос Маннс.

- Ребят, я все понимаю. Много свесилось на вас, но это дело на редкость скверно воняет и грозит политическим скандалом. Вы одни из моих лучших агентов, так что давайте включайтесь. Еще и дело Карлоса заберете.

Тут уже не выдержал Падалеки:

- Сэр, ну, это же дело Кортеза!

- Так, Падалеки, стреляные белки, ты опять начинаешь? Что там у тебя с твоим Морганом, кстати?

Джаред растерялся, а в голове замелькали детали их последнего пикантного разговора.

- Что? - переспросил он, чтобы успеть собраться с мыслями.

Маннс покосился на друга, но не стал ничего комментировать.

- Не спи, Падалеки! Морган! Что у тебя там с ним?

- Простите, капитан, отвлекся. Я все про Кортеза думаю, не могу я работать под его началом, - Джаред даже со стула соскочил. - У нас с ним непримиримые разногласия.

- Не мельтеши, Падалеки, - заворчал Бивер. - Дай мне сигарету и прижми свой зад.

- У меня нет сигарет, - Джаред снова сел на стул.

- Стреляные белки.

- Сэр, я реально не могу взять дело Карлоса! Кортез просто не даст мне работать!

- Прекрати пререкаться! - Бивер стукнул ладонью по столу, и Падалеки сник. - Если не можете работать вместе, значит, будете работать параллельно! Все! Это не обсуждается!

Напарники недовольно переглянулись.

- По Карлосу, кстати, и наводка есть. Вчера он лично связывался с кем-то по поводу обмена.

- С кем-то? - усмехнулся Маннс. - Исчерпывающая информация.

Капитан лишь строго посмотрел на него.

- Что за обмен? Подробности есть какие-нибудь? Кто? Что? Где? - напомнил о себе  Падалеки.

- Вот это ты и выяснишь. Сегодня! - заявил Бивер и добавил: - Известно только, что на встречу отправится кто-то из шестерок Карлоса. Родригес или как там его.

- Родриго, - подсказал Маннс, за что опять был удостоен сурового взгляда капитана.

- Я не могу сегодня! У меня машины нет. Сломалась, - радостно заявил Падалеки.

Бивер, никак не комментируя эту радость, начал быстро набирать номер.

- Крис!.. Не аллекай мне тут! Никто работать не хочет. Машина мне нужна!.. Да не мне нужна машина! Нахрена мне-то? Я ж только приехал! Этому нужна машина, - он махнул на Падалеки. - Кому-кому?! Ты что, сопля, специально меня доводишь?! Падалеки машина нужна. Только это... такую... для засады.

Капитан отключился, не попрощавшись, и, глядя на Падалеки, сказал:

- Стартуй! Чего расселся?!

Джаред обреченно посмотрел на Маннса, понимая, что ему не отвертеться от этой работы. Джейсон сразу же подскочил, собираясь отправиться вместе с ним.

- А ты куда намылился? - рявкнул капитан. - Сидеть! Раз ты такой умный, надо приладить это к делу.

- Ну, кэп! Он что, один поедет?

- А он что, маленький, что ли?! Устроили тут твикс - сладкую парочку! Падалеки, стреляные белки, ты еще здесь? Бегом в засаду! У Кортеза все подробности, а будет возникать посылай его ко мне.

Как только за Джаредом закрылась дверь, Бивер продолжил:

- Значит так, умник. Не сегодня-завтра к нам в отдел нагрянет большая проверка. Трахать будут всех без разбору, при малейшем поводе. Донован, чтоб его! Штаны не может держать застегнутыми. К нашему отделу из-за этой поебени особо пристальное внимание. Поэтому ты, как самый умный, - из уст капитана это звучало как самое изощренное оскорбление, - приведешь в порядок все ваши с Падалеки документы. И проследишь за Абелем и Пирсом. И не скули! Ты нужен Бюро, сынок!

- А как же Падалеки?

- Тьфу! Заладил! Можешь ему помочь, но не раньше, чем закончишь с документами. И только попробуй свалить, не отчитавшись лично мне.

 

 

***

 

Джаред вышел из кабинета капитана и направился к общему с Маннсом сейфу, чтобы взять оружие. Он открыл дверцу и прежде чем вытащить пистолет, машинально пробежался кончиками пальцев по бутылке, которая лежала там больше двух лет. Они с Джейсоном договорились открыть ее, когда засадят Моргана за решетку.

Когда он спустился на парковку, Крис встретил его уже с ключами в руках.

- Ты что, издеваешься надо мной? - спросил Падалеки, уставившись на предложенную машину. - Это же корыто!

- Другой нет. Бери эту или иди пешком, - лаконично ответил Крис.

- Да ее давно пора пристрелить, чтобы не мучилась!

- Другой нет.

Ясно. Продолжать этот разговор нет никакого смысла.

 

 

***

 

- Старик, ты где? – Джаред откусил от почти засохшего уже пончика. – Я тут с самого утра торчу. А ты должен был меня сменить уже полчаса назад.

- Не зуди, - огрызнулся Маннс в трубку. – Я тут тоже работаю!

- И чего ты там наработал? Сидишь в уютном офисе, - ворчал Джаред. - А я даже поссать сходить не могу!

- Не умеешь ты в засаде сидеть, Падалеки, тебе легче по крышам скакать, с котами наперегонки, - укорил Маннс с улыбкой в голосе и сказал приглушенно куда-то в сторону: - Сейчас... дай мне пять минут, Летти, - и снова Джареду: - Послушай, напарник, потерпи, ладно? Я буду сразу, как вырвусь из этого вертепа.

- Вертепа, как же, - усмехнулся Джаред и отхлебнул гадкого кофе из термоса, которым второпях заправился в офисе. - Опять Летти по темным углам зажимаешь? А я тут страдаю!

- Твои бы слова да Богу в уши! Но нет, к сожалению. Меня тут Бобер в такую позу загнул, что даже тебе не снилось, наверное! А я, знаешь ли, такими вещами не увлекаюсь, - хмыкнул он. - Как там вообще обстановка?

- Обстановка, вполне себе, дебильная. Я сижу в приличном костюме, весь такой при галстуке, в убитом ржавом корыте, вместо нормальной тачки, посреди Бронкса — вообще внимание не привлекаю!

- Ну, ты же местный, войди в образ, - заржал Маннс.

- Придурок, - Джаред тоже засмеялся. - Тащи сюда свою задницу и поскорее, иначе я тебя в позу покруче, чем Бобер, загну.

- Не соблазняй! Ладно, я понял, ты на пределе, держись, я прибуду, как только, так сразу!

Джаред сунул трубку в карман, размял затекшую шею и нетерпеливо застучал пальцами по рулю.

- Ну, давай, Родриго, тормоз ты чертов, шевели колготками. Двигай уже куда-нибудь, заебался я тут сидеть.

Дверь гаража медленно начала подниматься, как будто в ответ на пожелания Джареда. Из него выехала машина, не многим лучше той, что досталась сегодня агенту Падалеки, и двинула в сторону реки.

- Хороший мальчик, - усмехнулся Джаред и на приличном расстоянии покатился за ним. - Это уже поинтереснее.

Родриго привел его к докам на северном берегу Гудзона, и тут чертова колымага, которую Джаред за этот день уже успел порядком возненавидеть, задрожала в предсмертных муках и, издав прощальный жалобный скрип, приказала долго жить. Джаред выругался и быстро выскочил из предательницы, заглянул под капот, отмахиваясь от клубов дыма.

- Твою мать! У меня нет на это времени! - он оглянулся и проводил взглядом заворачивающую за угол машину Родриго. - Как же не вовремя!

Он пнул колесо и поспешил продолжить погоню уже на своих двоих. Оставалось надеяться, что доки — это и был пункт назначения, в который ехал Родриго. Ну а что? Местечко вполне подходящее для тайной стрелки всяких преступных элементов. Джаред довольно быстро отыскал тачку Родриго, но хозяина в ней, конечно, уже не было.

- Что ж ты меня не подождал, гаденыш мелкий? – Падалеки оглянулся по сторонам, доставая нож, и порезал все четыре колеса. – Не обижайся, малышка, - он похлопал машину по крыше и убрал нож, - но твой папочка очень плохо себя вел. А нам ведь не нужно, чтобы вы с ним смылись, тем более что я остался без колес.

Он медленно и осторожно петлял между доками, сжимая пистолет в ладони, когда услышал негромкий вопрос:

- Принес?

Желудок сжался и сделал акробатический кульбит от этого голоса.

«Не может быть!» - пронеслось в голове, и пальцы на рукоятке глока сами собой сжались крепче.

- Да, - отозвался Родриго.

- Я что-то ничего не вижу, - голос звучал насмешливо. - В кармане, что ли, спрятал?

- Я... нет, - Родриго явно тушевался перед собеседником. - Она в машине. Я оставил ее в машине.

- И что мне теперь, прогуливаться с тобой туда-обратно? Дилетант, блин. Посылают хомячков всяких. Ты хвоста хоть не привел за собой, как там тебя, Родригес?

- Меня зовут Родриго! И никого я не привел, я проверял, - огрызнулся парень, хотя и без особой уверенности в голосе. - Покажи камни, и я принесу ее.

- Думаешь, я стану лишний раз светить брюликами в таком месте? Тащи давай картину, и разбегаемся, - и добавил тише, уже, похоже, для себя: - Ну, Карлос, чтобы я еще раз тебе одолжение сделал...

Джаред понял, что Родриго сейчас вырулит прямо на него и затаился. Как только парень завернул за угол, Падалеки подскочил к нему со спины, сжимая шею в удушающем захвате. Парень немного подергался, пытаясь разжать его руки, и тихо осел. Джаред аккуратно, чтобы не наделать шума, усадил его, проверил пульс и, похлопав по плечу, шепнул:

- Никуда не уходи.

Он вывернул из-за угла и сразу же встретился взглядом с весьма удивленными зелеными глазами.

- Здравствуй, ворюга.

- Привет, агент, - вор широко улыбнулся и рванул с места.

- Стоять! - выкрикнул Джаред и кинулся следом. - ФБР! Я буду стрелять!

Дженсен бежал, не оборачиваясь и даже не думая тормозить. И Джаред не отставал, он не имел права упустить его. Только ни теперь, когда он прямо перед ним! Он бежал, глядя в светлый затылок — волосы были немного длиннее, чем в тот раз.

«Мать твою, Падалеки, о чем ты думаешь?!»

Он сделал рывок и схватил вора за шкирку.

- Стой, я сказал!

Дженсен быстро дернул вниз молнию на своей легкой куртке и выпутался из рукавов, оставляя Джареду этот трофей.

- Так и знал, что мечтаешь снова раздеть меня, агент, - засмеялся Дженсен и рванул за угол.

Джаред выругался, хотел было выбросить свою добычу, но вовремя вспомнив об упомянутых брюликах, решил прихватить куртку с собой, он завернул за тот же угол, но вора там уже не оказалось.

- Да ладно! Я задержался всего на секунду! - он остановился и прислушался, вскидывая перед собой руку с пистолетом. Все чувства обострились, радуясь настоящей охоте, после целого дня сидения на одном месте. Его глаза сузились, сканируя окружающее пространство, слух улавливал даже шуршание по гравию листка бумаги, гонимого ветром, его ноздри шевелились, пробуя воздух, как будто он и в самом деле мог учуять свою цель.

«Ты не мог убежать за такое короткое время, ворюга. А значит, ты где-то затаился. И значит, на этот раз тебе не уйти».

Более сильный порыв ветра игриво растрепал его волосы и дал подсказку, скрипнув дверью в одном из доков. Джаред повернулся в сторону звука и пошел к неплотно закрытому помещению. Толкнул дверь, всматриваясь в полумрак.

- Я знаю, что ты здесь, Макс, - тихо заговорил он, буквально кожей ощущая его незримое присутствие рядом. - Лучше сдайся сам, я не намерен шутить с тобой. Помнишь, что я сказал тебе, когда ты впервые позвонил? Все в силе, если дашь мне повод, я пристрелю тебя.

- Неужели? - Дженсен бросился на него в попытке отпихнуть от прохода.

Джаред, готовый к такому развитию событий, встретил его левым хуком. Дженсен как-то удивленно зашипел и повторил атаку, уже злее. После короткой потасовки и обмена несколькими ударами, Джаред оттолкнул его вглубь комнаты и, схватив упавший пистолет, направил дуло ему в лицо.

- Стоять!

- Ты не станешь стрелять в меня, агент, - вкрадчиво заговорил Дженсен и сделал шаг вперед.

- Ты уверен в этом? - жестко ответил Джаред и снял ствол с предохранителя.

- А ты? - еще  один шаг с усмешкой.

Джаред, глядя ему прямо в глаза, нажал на курок. Пуля закончила свой стремительный полет, врезавшись в стену позади Дженсена.

- Лицом к стене, - ровно произнес Джаред.

- Сдурел, Падалеки?! - Дженсен оглянулся на дырку в стене. - А если бы промахнулся?

- Я и промахнулся. Я сказал, мордой в стену, Морган!

Дженсен счел за благо подчиниться и уперся ладонями в холодную поверхность, его глаза оказались прямо напротив пулевого отверстия. Джаред подошел ближе и упер дуло ему между лопаток.

- Ноги на ширину плеч.

Дженсен медленно расставил ноги пошире, опустил голову и, взглянув на агента через плечо, прогнулся в пояснице. Джаред шумно перевел дыхание и принялся ощупывать его карманы.

- Еще никогда мне не было так приятно во время обыска, - обронил Дженсен и сглотнул.

Джаред, вместо ответа, застегнул браслет наручника на его запястье, едва ощутимо коснувшись кончиками пальцев.

- Это обязательно?

- Да, - Джаред подергал трубу, выходившую из середины стены и упирающуюся прямо в потолок, и, убедившись в прочности, застегнул на ней второй браслет.

- Ты серьезно? – Дженсен вскинул бровь, глядя ему в глаза. - И что дальше?

- Заткнись, - Джаред отошел от него, убрал пистолет и достал телефон. - Маннс...

- Джара, я скоро буду, чесслово, - скороговоркой выдал напарник. - Через час — максимум!

- Джейс...

- Ну, самый максимум — через два!

- Джейсон, прекрати тарахтеть и дай мне сказать!

- Что? - спросил Джейсон и продолжил без остановки: - Я и так знаю, что ты готов меня придушить! Не обязательно мне напоминать об этом. Если тебе поссать невмоготу, так приоткрой дверцу, высуни и... ну... ты понимаешь.

- Я взял его, - тихо сказал Джаред, оставив надежду, заставить напарника замолчать.

- А если... Погоди, что? - к Джейсону, похоже, вернулась способность слышать Джареда. - Взял? Кого? Родриго?

- Родриго тоже, - улыбнулся Падалеки и оглянулся на задержанного, который выглядел довольно хмуро, прислушиваясь к этому разговору. - Он отдыхает тут, неподалеку. Правда, если он очнется, то наверняка смоется. Так что ноги в руки и дуйте в доки. Джейс... - голос Джареда зазвенел от переполняющих чувств. – Угадай, с кем он тут встречался.

- Ну, ни с Морганом же, - хмыкнул Маннс, а потом добавил неуверенно: - Или?.. Неужели?.. Но как? Это же вообще!

- Да, детка, я понял, что тебя одолели эмоции, - засмеялся Джаред. - Но ты уж справься с ними и дуй сюда.

- А ты не можешь погрузить его в машину и привезти сюда сам? Выруби его, если надо. Сунь в багажник.

- Эта ржавая консервная банка подохла! Так что я тут застрял.

- Ладно, жди, - отозвался Маннс и отключился.

- Ну, что ж, мистер Морган, посмотрим, что тут у нас, - Джаред раскрыл бумажник, который изъял при обыске.

Восемьдесят баксов двадцатками, десятками и пятерками, пара дисконтных карт из магазинов, ни каких-то крутых и сверхдорогих бутиков, а обычных, из тех, что кучкуются в гипермаркетах, и права на имя Эдди Джи.

- Неплохая фотка, Эдди, - усмехнулся Джаред и посмотрел на него.

- Тот, с кем ты разговаривал, это твой напарник или твоя подружка? - спросил вор, внимательно глядя на него.

- Скоро ты сможешь сам задать ему этот вопрос. Вот, что я тебе скажу, Эдди, - начал Джаред, отходя к двери. - Ты крупно вляпался, - он поднял колченогий стул и, положив на него бумажник, подцепил ногой куртку вора.

- Эй, полегче! - взвился Дженсен. - Это же Армани!

- И я посоветовал бы тебе начать сотрудничать с ФБР, - продолжил Падалеки, не обращая внимания на этот выкрик, - если хочешь, чтобы у тебя появился шанс выйти из тюрьмы до того, как ты отбросишь копыта от старости.

- Ну, может, ты подойдешь ко мне поближе, и мы с тобой немного посотрудничаем, а? - Дженсен облизнулся и поманил его пальцем.

Джаред нахмурился и, покачав головой, принялся обшаривать карманы куртки. Вытащил бархатную коробочку и присвистнул.

- Нихера себе! Сколько тут? На пару миллионов?

- Да, брось! Это просто стекляшки, - улыбнулся ему Дженсен.

- Серьезно? - Джаред взял один камешек и повертел его в пальцах, посветил телефонным фонариком. - А похоже на бриллианты по два-три карата.

- А ты что, в камнях разбираешься?

- Это моя работа, - усмехнулся Джаред, положив коробочку на стул и подходя ближе к Дженсену. - Слушай, Макс, облегчи свою участь, верни Ренуара, которого ты украл из галереи Фрика.

- У меня его нет. Серьезно! - добавил он в ответ на скептический взгляд. - У меня был покупатель, я скинул его уже на следующий день.

- Кому скинул? – буднично поинтересовался Падалеки.

- Не знаю, - засмеялся Дженсен. – Ну, что ты, как маленький, агент?

- Как передал картину?

- Мне перевели на счет бабки, и я отослал ее по указанному адресу, - Дженсена явно забавлял этот допрос.

- Адрес и номер счета?

- И пароль?

- Конечно. Говори.

- Я не помню. Знаешь, совершенно не запоминаю цифры. Беда прямо!

- Неужели? – Джаред жал кнопки его мобильника, не глядя на него. – А вот телефончик-то у тебя совершенно пустой. Ни контактов, ни смс, ни вызовов.

- Я одинок, - улыбнулся ему Дженсен. – Мне некому звонить.

Джаред хмыкнул и глянул на него исподлобья.

- Ну, нет у меня картины, агент. Хочешь, я тебе новую нарисую?

- Не шути так. Это федеральное преступление.

- Ну, ты же федеральный агент. Если перестану совершать федеральные преступления, тебя перебросят на кого-нибудь другого, я стану скучать по тебе, совсем зачахну от тоски! Превращусь в иссушенный сморщенный сморчок и перестану тебе нравиться!

- Ты мне и так не нравишься.

- Да брось! Немножко нравлюсь!

- Нет.

- Ну, чуть-чуть, хоть капельку…

- Нет.

- Ты сегодня так серьезен.

- По-твоему, это все шутка?! Думаешь, твоя рука прикована к трубе для красоты?

- Думал, может, ты просто хочешь развлечься, - Дженсен поиграл бровями.

- Надо было еще и рот тебе заткнуть.

- Вообще-то, игры с фиксацией – это не мое, но если тебе так нравится, я готов.

- Через несколько минут, здесь будет твой почетный эскорт и специальная машина, такая, знаешь, с решеткой между передними и задними сидениями.

- Значит, у нас есть еще несколько минут, - Дженсен понизил голос до интимного шепота и провел рукой по рукаву пиджака, чуть сжал повыше локтя. – Нам лучше не тратить драгоценное время на препирательства.

- Что ты делаешь? – резко спросил Джаред, но не отошел.

- Окажи мне эту маленькую услугу, агент, - вор едва ощутимо потерся носом о шею, пощекотав горячим дыханием его нервы. – Меня скоро посадят под замок на неопределенный – в любом случае, слишком долгий – срок. Я прошу у тебя лишь немного тепла, - легкий поцелуй за ухом, - подари мне эту малость.

Падалеки демонстративно отодвинулся и ощупал свои карманы.

- Да ладно, что у тебя красть?! Твое жалование? Я сам готов положить на твой счет пару тысяч…

- За какие же услуги? – сурово прервал его Джаред.

- За то, что ты так много и усердно трудишься, - быстро нашелся Дженсен. – И за то, что ты такой отличный сыщик – меня вот поймал, - он дернул его за лацкан пиджака на себя. – Разве я о многом прошу? Всего лишь поцелуй для осужденного на заточение.

Он потянулся к его губам, но Джаред замер в дюйме от поцелуя.

- Наручники не сниму, - предупредил он.

- Я и не прошу…

Настороженный поначалу поцелуй постепенно стал более чувственным, стирая все границы между ними. Больше не было преступника и стража порядка, не осталось ни противостояния, ни соревнования, никто не убегал и никто не догонял. Осталась лишь удивительная нежность и тепло одного на двоих дыхания, двух небезразличных друг другу людей. Вор провел рукой по его груди, издав какой-то полузадушенный стон, как будто пытался задержать его в горле, но не смог. Прошелся костяшками пальцев по шее и надавил на затылок, прижимая крепче.

С неприятным металлическим звуком звякнул браслет наручника, Падалеки немедленно прервался.

- Что ты там делаешь? - он бросил подозрительный взгляд в сторону звука.

- Просто не справился с порывом обнять тебя, - улыбнулся Дженсен. – И может, пощупать напоследок твою задницу.

- Вторая твоя рука ведь свободна, - подкинул идею Джаред.

- Ты все-таки поймал меня, агент, - грустно улыбнулся Дженсен и с отчаянием впился в его губы снова, приправив поцелуй изрядной долей горечи.

Падалеки прерывисто выдохнул и навалился на него, вжимая его в ту самую трубу. Вор издал болезненный звук и пихнул его в плечо.

- Рука, агент!

- Извини, - Джаред, как марионетку, передвинул его в более удобную позицию и принялся выцеловывать его шею.

Вор полностью отдался на милость победителя, сдался, обмяк в его руках, запрокинул голову сильнее, подставляясь. Лаконичный рингтон мобильника прервал объятие, последнее невесомое касание губ и Джаред сказал тихо:

- Пора.

- Уже? – голос Дженсена дрогнул.

Джаред отступил и, отвернувшись от него, ответил на звонок.

- Да. Где вы? - его голос звучал ровно и профессионально, холодно, не оставив в его образе и намека на страстного любовника.

- Слушай, тут херов лабиринт, - начал Маннс. – Но мы нашли твою тачку и тачку Родриго. У нее, кстати, все шины порезаны.

- Да, это я, - ответил Джаред. – Проверьте багажник, там должен быть подарочек.

- Понял. А Родриго-то где?

- Эээ… ну, где-то там недалеко. Я придушил его слегка и оставил у одного из доков. Не было времени, устраивать его поудобнее.

- Ладно. Джонсон, Пирс, осмотритесь вокруг, поищите Родриго. Картер, проверь багажник… Так вскрой! Ключей у него нет, - закончив раздавать указания, Маннс снова обратился к Джареду: - Окей, дружище, я весь твой! Где ты?

- А вот этого я как раз и не знаю, - Джаред нервно усмехнулся. – Как-то не успел запомнить дорогу. Сейчас выйду, встречу тебя.

Посмотрев долгим взглядом Дженсену в глаза, он развернулся и вышел из комнаты.

Выйдя на воздух, Джаред сделал несколько глубоких вдохов, прежде чем попытаться восстановить их с Морганом петляющий путь сюда. Покружив немного, он вышел, наконец, к своей цели, ориентируясь на гомон толпы агентов.

- Маннс! – крикнул он и махнул рукой. – Джейс, я здесь!

Джейсон чуть ли ни вприпрыжку поспешил к нему. Абель, конечно же, увязался за ним.

- Наконец-то, ты взял его, Джара! – излучая жизнерадостность всем собой, Маннс хлопнул его по плечу. - Теперь мы сможем откупорить ту бутылку вина!

- Да-да, конечно, - Джаред натянуто улыбнулся и зашагал обратно к своему пленнику.

Когда они вошли, комната была пуста, бриллианты, бумажник и даже куртка исчезли, раскрытый наручник насмешливо свисал с трубы. Рука Падалеки рванулась вверх, но он знал, что пальцы его наткнутся лишь на ткань.

- А где?.. – Джейк мялся в дверном проеме, заглядывая через плечо Маннса.

- Какого?.. – Джейсон посмотрел на напарника со странным выражением в глазах. - Что, черт возьми, произошло?

Джаред сжал ладонями виски, в отчаянной попытке отгородиться от возмущенного гомона коллег, и окинул комнату взглядом. На стуле он увидел двадцатку, прижатую его булавкой для галстука. На купюре была лишь пара строк, написанных торопливым красивым почерком:

 

«Извини, агент!

Но я еще не готов выйти из игры,

она слишком возбуждает!

М»

 

- Джаред? - Маннс тряхнул его за плечо, привлекая внимание. - Что тут произошло?

- Он сбежал, не видишь, что ли?

- Я вижу! Ебаный в рот! Каким хуем он это сделал?!

- Вот, - Абель протянул ему зажим для галстука. - Похоже, он вскрыл наручник этим.

Джейсон взял из его рук булавку и тихо рыкнул:

- Выйди.

Абель не стал спорить и выскользнул за дверь.

- Ничего не хочешь мне объяснить? - Джейсон внимательно посмотрел на Падалеки.

- Объяснить что? Меня здесь не было, когда он уходил.

- Ну не знаю, может, подскажешь, как у него оказалось это? - он демонстративно поднял булавку.

- Украл. Он же вор, - резко ответил Падалеки и дернул плечами в нервном жесте.

- Как он сумел стянуть твою булавку с твоего галстука? - сквозь зубы спросил Джейсон.

- А как он умудряется вообще все делать? - в тон ему ответил Джаред.

Напарники уставились друг на друга тяжелым немигающим взглядом.

- Ты хочешь что-то мне сказать, Джейсон? - рыкнул Падалеки.

- А должен?

- Я облажался, ясно?! Я упустил его!

Джейсон выдохнул и хлопнул его по плечу:

- Ладно. Не бери в голову, дружище. Мы все равно его засадим. В конце концов, должны же мы выпить то вино, а то прокиснет. Между прочим, дорогое вино, жалко.

 

 

***

 

- Карлос… - Дженсен перехватил трубку другой рукой и поморщился.

- Коллега! Да тут все кошерно! – собеседник продолжал воодушевленно убеждать его. - Быстренько обменяемся, и дело в шляпе! Я же знаю, у тебя есть.

- Есть. Но это не значит...

- Подожди, дружище, ты мне должен, - сделал пробный заход Карлос.

- Я тебе должен?! – изумленно засмеялся Эклз. - Не наглей!

- Ну, ладно, ладно. Сделай мне одолжение. Ну, ради нашей давней дружбы. Мы ведь вместе с тобой начинали на улицах Нью-Йорка.

- Сейчас ты опять будешь вспоминать нашу бурную юность! – снова засмеялся Дженсен.

Они с Карлосом, действительно, много чего натворили вместе на заре своей криминальной деятельности. Не особо крупные дела, так по мелочи. Они ограбили несколько магазинчиков и заправок, да иногда дурили туристов, разводя их на бабки. Ну и бумажниками, стянутыми из карманов зазевавшихся простофиль, не гнушались. Ну а что? Нужно же было как-то выживать. Нью-Йорк не прощал слабаков и мямлей. Так что все крутились, как могли.

После того, как они проворачивали очередное удачное дело, они с удовольствием вместе развлекались. Устраивали вечеринки или ходили по вечеринкам, которые устраивали друзья Карлоса, напивались и делили подружек, иногда баловались травкой, а пару раз кто-то притаскивал даже кокс. Ну а что? Кто в юности не экспериментировал?

Со временем эксперименты Карлоса становились все сомнительней. Он окунулся в мир наркобизнеса, и перспективы, открывшиеся ему там, манили, завлекая дополнительными бонусами, деньгами, доступными девочками, готовыми продавать свою любовь на улицах ради очередной дозы. Частенько он старался подрядить и Дженсена с ребятами к своим грязным делишкам, но они всегда отказывались. Им хотелось другого, чего-то более чистого, может, даже прекрасного. Им хотелось творить, превратить преступление в произведение искусства. Однажды, лежа на крыше под ночным небом и деля один косяк на двоих, Дженсен признался Карлосу, что учился живописи и у него здорово получалось. Карлос ржал так сильно, что едва не свалился с крыши, а потом авторитетно заявил, что на этом не заработаешь, и Дженсену стоит выбросить эту дурь из башки и заняться уже нормальным делом.

Тогда у них даже был шанс породниться, когда брат Карлоса Диего начал ухаживать за Софией, вернее за Брук. Не смотря на довольно близкие взаимоотношения, общую работу и совместные развлечения, ни Дженсен, ни ребята никогда никому не называли своих настоящих имен. Только они трое, Дженсен, Мэтт и София, знали имена друг друга, для всего остального мира существовали Макс Морган, Брайс Ларкин и Брук Дэвис.

По прошествии многих лет, после того как их дорожки разошлись, общение с Карлосом сводилось к редким звонкам, да нескольким случайным встречам. Они почти никогда не лезли в дела друг друга и не комментировали методы работы. Лишь однажды Карлос признал, что ошибался на счет Дженсена, и сказал, что рад за него и за ребят, раз они сумели найти дело по душе, которое еще и приносит хорошие бабки, как он слышал.

Карлос родился в самом бедном квартале Бронкса, но мечтал стать влиятельным и богатым человеком, которого будет уважать весь район. Что ж, теперь он своего добился. У него было много подручных и довольно широкий круг профессиональных интересов, в общем, бизнес его рос и процветал. И вот теперь он просит Дженсена об одолжении. У Карлоса невесть откуда взялась картина Ван Гога. Наверняка кто-то расплатился ею за долги, а ему, Карлосу, понадобились бриллианты, чистые, не меченые, не застрахованные, и этот проныра разнюхал, что у Дженсена как раз такие завалялись после того, как они, путешествуя по миру, побывали в ЮАР, где увели как раз такие камушки из одной не слишком крупной компании по добыче алмазов.

- Приятель, решайся, - продолжал уговаривать его Карлос. - Это же Ван Гог! Знаю, ты питаешь слабость ко всяким импрессионистам!

- Ван Гог был постимпрессионистом, неуч, - усмехнулся Дженсен, уже прикидывая, кому можно предложить картину.

- Не грузи меня этими деталями, заучка, - засмеялся Карлос в ответ.

- Какая картина?

- Ирисы.

Дженсен присвистнул.

- Заинтересован?

- Точно оригинал?

- Мой спец говорит, что да.

- Я надеюсь, твой спец что-то в этом понимает?

- Обижаешь, брат. У меня есть один подкормленный эксперт. Думаешь, я бы взял фуфло?

- Думаю, нет. И ты знаешь, что мне фуфло ты не всунешь.

- Тебе всунешь, как же! Ты же у нас сам круче любого эксперта! Так что? Договорились?

- Мне нужно обсудить с ребятами.

- Ага, обсудите. В любом случае, завтра часов в семь, Родриго будет в том месте, где Марла отсасывала за двадцатку.

- Знаменательное место, - хмыкнул Дженсен.

- Да уж, - Карлос тоже хмыкнул.

- А что за Родриго?

- Ну, тот, помнишь? Мелкий, прыщавый. Братишка Розы.

- Тот двенадцатилетний пацан, который таскал у нас дурь? Сбиваешь малолеток с пути истинного сомнительными соблазнами, Карлос?

- Соблазнять всегда ты был мастер. В общем, завтра в семь. Не опаздывай.

- Я еще не сказал «да».

- Так скажи. Ладно. Привет ребятам, надеюсь, ты придешь.

- Счастливо.

 

 

***

 

Дженсен все-таки отправился на эту встречу. София заявила, что они просто обязаны заполучить эту картину, и наотрез отказалась слушать какие-либо возражения от них с Мэттом. И теперь Дженсен терся в доках, кутаясь в тонкую курточку, которая не спасала от холодного ветра с реки, и поджидая посланца Карлоса. Парень запаздывал. И когда он, наконец, появился, Дженсен был уже порядком раздражен.

- Принес? - бросил он, напустив на себя грозный вид.

- Да, - Родриго нервно подергал ворот своей джинсовой куртки.

- Я что-то ничего не вижу, - усмехнулся Дженсен, интересно было снова подразнить этого пацана через столько лет. - В кармане, что ли, спрятал?

- Я... нет, - парень залился ярким румянцем. - Она в машине. Я оставил ее в машине.

- И что мне теперь, прогуливаться с тобой туда-обратно? Дилетант, блин. Посылают хомячков всяких. Ты хвоста хоть не привел за собой, как там тебя, Родригес?

- Меня зовут Родриго! - взвился он, совсем как в старые добрые времена, и огрызнулся: - И никого я не привел, я проверял! Покажи камни, и я принесу ее.

- Думаешь, я стану лишний раз светить брюликами в таком месте? Тащи давай картину, и разбегаемся, - Эклз уже успел пожалеть, что подписался на это. Шестое чувство, выработанное за годы жизни на грани, шептало об опасности, и он выдавил сквозь зубы: - Ну, Карлос, чтобы я еще раз тебе одолжение сделал...

Родриго отправился за картиной, а Дженсен остался ждать, ругая его за тупость, за то, что не догадался принести чертову картину сразу, за то, что теперь придется торчать здесь дольше необходимого. Он услышал шаги. Быстро же Родриго вернулся. Дженсен посмотрел в сторону звука и замер, зависнув взглядом на таком знакомом лице. Вот это нежданчик! Неужели агент ему уже и наяву мерещится?

- Здравствуй, ворюга, - этот пробирающий до самого нутра голос и такое знакомое приветствие.

- Привет, агент, - губы помимо воли расплываются в улыбке, а потом он усилием воли заставляет себя побежать.

- Стоять! - закричал Падалеки ему в спину и, конечно же, побежал следом. - ФБР! Я буду стрелять!

Дженсен бежал и бежал вперед, он не оглядывался, чтобы не дать себе шанса сделать какую-нибудь глупость. Затормозить, например. Блядские сопли! Откуда только он здесь взялся? Чертова ищейка! Теперь уж точно делу пришел пиздец...

 

 

***

 

Не успел Дженсен войти в квартиру, как София набросилась на него с расспросами, как будто поджидала его у двери все это время:

- Где она? Дженс, где картина? Куда ты ее дел? - она едва не подпрыгивала от возбуждения.

- Ее нет, - лаконично ответил Эклз. Ему хотелось уединиться в своей комнате и подумать о том, что сейчас произошло.

- Фальшивка? - разочаровано выдохнула девушка.

- Или что-то пошло не так, - предположил Мэтт, внимательно глядя на друга. - Полиция?

- Бери выше, - Дженс стащил с себя куртку и отбросил ее в сторону дивана.

- ФБР, - догадался Мэтт.

- И даже круче, - Дженсен немного подумал и взял куртку снова, он еще не был готов расстаться с вещью, которой касались те руки.

- Неужели специальный агент Падалеки собственной персоной?

- Именно так, Мэтти.

София испуганно замерла:

- Дженс, прости меня, - девушка с виноватым видом принялась кусать ноготок. Она замялась, не зная, что еще сказать, и, видимо, выпалила первое, что пришло ей в голову: - Давайте я вам кофе сварю!

- Успокойся, детка, ты не виновата, - Мэтт подошел и отвел ее руку. - А как ты ушел, кстати?

- Я... - Дженсен почесал затылок и улыбнулся: - Я просто сбежал оттуда. Я пойду к себе, прилягу, ладно? Набегался. Устал.

- Конечно, отдохни. Хочешь чего-нибудь?

- Нет, Софи, спасибо. Я просто лягу спать.

Когда Дженсен, наконец, остался один, он потер запястье, которое все еще хранило ощущение металлического браслета, и рухнул на кровать, утыкаясь лицом в подушку. В голову волной хлынули мысли. Похоже, Падалеки серьезно настроен, засадить его в тюрьму, и все эти разговорчики для него мало что поменяли. Спасибо, хоть не грохнул его, прямо в доках! Хотя когда агент выстрелил, Дженсену изрядно пощекотало нервы. Если бы кто-то спросил Дженсена, испугался ли он в тот момент, он ответил бы: «Определенно, да». Когда дуло тридцать девятого калибра направленно тебе в лицо, а палец на курке держит человек с таким холодным взглядом, то поневоле готовишься проститься с этим грешным миром. Зато уже минутой позже, когда Падалеки обыскивал его, тщательно ощупывая его карманы, проводя ладонями по телу, Дженсен понял, что готов снова подставиться под пулю, только бы наградой стали эти прикосновения. Он не мог даже собраться с мыслями, чтобы осознать, что он попался, что ему никак не сбежать пока Падалеки рядом с ним, а сам Дженсен прикован наручниками к гребанной батарее.

Агент был серьезен и скован, пока осматривал его вещи, а Дженсену хотелось скулить и умолять его подойти поближе, снова прикоснуться к нему. И сейчас, когда он вспоминал, что ему удалось все-таки заболтать его и украсть долгожданный, такой желанный поцелуй, у Дженсена в груди затеплилась надежда, что возможно Джареду он тоже немного небезразличен. По крайней мере, он тоже хочет его, а это уже немало.

 



Глава 6

- Привет, агент.

- Сука! - вместо приветствия зашипел Джаред, отстав от напарника на пару шагов.

- Как же тебе верить? - продолжил Дженсен, как ни в чем ни бывало. - Обещаний своих не держишь.

- Каких еще обещаний, мудак недотраханый? - Джаред изо всех сил сдерживался, чтобы не сорваться на крик.

- Потому и недотраханый, что ты не сделал, как говорил мне по телефону. Что нагнешь меня и всякое такое...

Джаред ослабил узел галстука и покосился на Маннса, который вопросительно глядел на него и делал знаки поторопиться.

- Чего молчишь, агент? Злишься на меня?

Падалеки махнул Джейсону, что сейчас догонит его и снова зарычал в трубку:

- Ты так и напрашиваешься, чтобы я тебя пристрелил.

- Да на другое я напрашиваюсь, глупень, - тихо засмеялся Дженсен.

- А напросишься на пулю в лоб!

- Не надо так говорить, накаркаешь еще, - Эклз продолжал веселиться.

- Я не каркаю, я факт констатирую.

- Ладно, не рычи. Что ты вообще забыл в доках?

- Я работал! А вот что ты там делал? - рявкнул Падалеки.

- И я работал, - совершенно спокойно ответил Дженсен.

- С Карлосом шашни крутишь?

- Ревнуешь что ли, агент?

- Я занят, - резко выплюнул Джаред и отключился.

- Наболтался? - угрюмо глянул на него Маннс. - С кем ты там все воркуешь?

- Да ни с кем, - отмахнулся было Джаред, но под пристальным взглядом друга, неохотно добавил: - Все с тем же парнем. Ну, из клуба, помнишь?

- Так ты роман с ним крутишь?

- Да брось ты, какой роман? Так, названивает мне.

- Встречаешься с ним?

- Пересекались один раз.

Маннс хмыкнул и открыл дверь во вторую комнату для допросов, где спецагент Кортез вместе со своим напарником спецагентом Брауном уже часа три допрашивали Карлоса и все еще не слишком преуспели в этом деле.

- Смена караула, ребята, - чуть ли не пропел Джейсон. - Спасибо, дальше мы сами.

- Маннс, а ты тут что забыл? - Браун вскинул на него раздраженный взгляд. Видимо, Карлос уже успел порядком попортить им нервы.

- Я пришел вас спасти, - Маннс изобразил широкую улыбку и шагнул внутрь. - А свои вопросы можете задать капитану.

- Это наше дело, - зло зашипел Кортез, нос к носу, сталкиваясь с Джаредом в дверях.

- Мне это тоже не в радость, - в тон ему отозвался Падалеки. - Знаешь, где я вертел это дело?

- Наглый сучонок, - выплюнул Кортез, выходя, и толкнул его плечом в плечо.

- Привет семье, - и Падалеки закрыл за ними дверь, прежде чем Кортез успел что-то ответить на это.

- Ну что, Карлос, - начал Маннс, усаживаясь за стол, к которому Карлос был прикован наручниками, - теперь, когда мы остались в теплой, дружеской компании, можно и поболтать.

- Мне нечего вам сказать, - заявил тот. - И вообще не понимаю, почему я здесь. И где, черт побери, мой адвокат?

- Кажется, мы арестовали невиновного. Слышь, Падалеки?

- Да? - немного рассеяно отозвался Джаред. - А я думал, мы взяли его за то, что его человек пытался сбыть картину небезизвестного художника. Украденную картину, прошу заметить.

- Чем занимаются мои люди в свое свободное время, меня не касается, - проговорил Карлос, абсолютно уверенный в своей крутости и невъебенности. - Я звонил своему адвокату три часа назад. Где он?

- В пробке застрял, наверное, - пожал плечами Маннс и рассеянным жестом постучал пальцами по столу.

- В час ночи?! – съехидничал Карлос.

- А вот Родриго говорит, что это был твой приказ, - равнодушно продолжил Джаред и улыбнулся ему, игнорируя этот вопрос.

- И кому верить в такой ситуации? - тяжело вздохнул Маннс.

- Думаю, выберем тот рассказ, который нам полезнее, - кивнул ему Падалеки. - И пока Родриго явно лидер в этой гонке.

- Я хочу поговорить со своим адвокатом! Я имею право на адвоката! Я не стану говорить с вами, пока вы не скажете, где мой адвокат!

- Чего он орет? - Падалеки, поморщившись, покосился на напарника.

- Адвоката хочет, - Маннс принял скучающий вид и откинулся на стуле, балансируя на двух ножках.

- Это того, которого на проходной тормознули с подозрительным порошком в кармане?

- Ага.

- Ну что, дружочек, - Падалеки перевел взгляд на Карлоса, - может все-таки у тебя найдется, что нам поведать? Родриго сказал свое слово.

- Родриго не мог так сказать, потому что это не правда, - скептично скривился Карлос, хотя наглости во взгляде, после заявления спецагента, поубавилось.

- Правда, не правда, кому какая разница? - Падалеки откинулся на стуле. - Мне, по большому счету, плевать, кто из вас сядет. Мне это дело позарез закрыть надо, понимаешь? - доверительно сообщил ему Джаред.

- Я бы на твоем месте начинал рассказывать, - подключился Джейсон. - И в твоих интересах, рассказать историю куда более захватывающую, чем та, которую мы выслушивали последние пару часов.

- И что вы хотите узнать? - Карлос отклонился на стуле, насколько позволяли оковы. В его глазах явно читалось, что прикрывать облажавшегося Родриго ценой собственной свободы он не собирается. Теперь каждый сам за себя. Настало время выторговать для себя все возможные поблажки.

- Браслеты снимите, - Карлос приподнял руки над столом.

- Ага, сейчас! Может тебе еще текилы и проституток организовать? - хмыкнул Маннс.

- Да ладно, сними, - равнодушно бросил Падалеки. - Пристрелим его за попытку к бегству, если что.

- Ну, вот сам и снимай.

- У меня ключа нет.

- А булавка на галстуке тебе на что? - съехидничал Маннс.

Джаред громко перевел дыхание и прошипел:

- Затухни, - и добавил громче, доставая телефон: - Надо Абеля позвать. Джейк, - заговорил он, когда после нескольких длинных гудков Джейк, наконец, ответил на звонок сонным голосом. - Принеси ключи от наручников во вторую допросную, это срочно, - он отключился, не дожидаясь ответа. - Кажется, я разбудил его. Так что придется подождать.

- Да еще и пробки на улицах, - Джейсон снова принялся раскачиваться на стуле. - Ты начинай пока, Карлос. А мы пока тебя внимательно послушаем.

- И что вас интересует?

- Ну, для начала, откуда у тебя Ван Гог? - продолжил Маннс.

- У меня? А вы ничего не путаете? Картинка была у Родриго. Я к ней вообще никакого отношения не имею.

- Карлос, не борзей, - угрожающе начал Падалеки. - С тебя и так уже наручники сняли. Ну, почти. Ладно, хер с ней с картиной. Ты имеешь отношение к Родриго. Давай про него.

- А что про него? Я дал пацану работу, а он, оказывается, грязные делишки за моей спиной крутил.

- Кончай строить из себя святую невинность, - отмахнулся от него Падалеки и усмехнулся, обращаясь к напарнику: - У нас тут прям филиал девы Марии.

- Я ж говорил, невиновного повязали, - Джейсон вернул усмешку.

- Я чист, как младенец, ребята.

- Кончай выебываться, - Падалеки больше не улыбался, его взгляд стал холодным и собранным. - Может, скажешь еще, что гора таблеток, которые были при тебе во время задержания, это аспирин? Шутки кончились, Карлос. Как ты вышел на покупателя?

- Покупателя? А я ничего не продавал.

- Блядь, Маннс, сними с него эти ебучие браслеты, я его пристрелю!

- Остынь, - осадил его друг, и наклонился к задержанному через стол: - До тебя никак не дойдет, да, амиго? Просто так тебе отсюда не выйти. Даже если твой торчок-адвокат сейчас ворвется в эту дверь, тебе все равно уже светит срок. И я лично буду добиваться того, чтобы под залог тебя не выпустили.

- Ладно-ладно, устроили тут корриду, - быстро заговорил Карлос, сдаваясь. - Давайте поговорим, раз вам так приспичило.

- Покупатель, - раздраженно поторопил Падалеки.

- Он вышел на меня сам, кто такой, не знаю, дел с ним раньше не имел.

- И отправил на встречу с незнакомцем своего этого Родриго? - скептично скривился Джейсон. - Одного?

- Он не маленький, чтобы его за ручку водить.

- Да, - согласился Маннс. - Но ты же не мог знать, кем окажется этот таинственный покупатель. Место тихое, безлюдное, он запросто мог грохнуть твоего посланца, и у тебя не остается ни Ван Гога, ни бабла, ни, мать его, Родриго. Ноль в сухом остатке. Ты же деловой человек, Карлос. Как ты мог пойти на такой риск?

- Я и не пошел, - заявил тот. - Я отказался. Родриго отправился туда за моей спиной, против моей воли.

- Складно ты поешь, Карлос, - Джаред пристально глядел на него исподлобья. - Только Родриго поет складнее. Похоже, он успел познакомиться с нашим мистером Икс. Говорит, зовут его Макс Морган.

- Никогда не слышал это имя.

- Приятно провести время в федеральной тюрьме, - Джаред поднялся и шлепнул друга по плечу. - Поехали по домам, Маннс, я спать хочу.

- И что, даже не дадим парню шанс? - Джейсон не торопился вставать. - Малыш Гиллиган как раз сейчас срок мотает. Боюсь, как бы чего не вышло, если они встретятся. Вряд ли он все забыл и простил.

- Да хер с ними, пускай сами разбираются. Я спать хочу, поехали.

- Эй-эй, - Карлос заерзал на своем стуле. - Вы что, собираетесь бросить меня здесь вот так?

- Не волнуйся, мы скажем кому-нибудь, что ты здесь, - Маннс встал, направляясь к двери вслед за другом. - Если кто-то еще тут есть.

- Сделка! - в отчаянии крикнул Карлос. - Я согласен на сделку!

- Мы не предлагали тебе сделку, - оглянулся Джейсон.

- Маннс, серьезно, поехали. Час ночи уже!

- Погоди, Падалеки, - и снова обратился к Карлосу: - Разве у тебя есть, что нам предложить?

- Мне нужна гарантия, что я не попаду в одну тюрьму с Гиллиганом.

- Ты этим нас пытаешься заинтересовать? - Джаред усмехнулся и вздернул бровь.

- Что вы хотите знать? Спрашивайте.

- Меня интересует Морган, - глядя ему в глаза, твердо сказал Джаред.

- Я не знаю его, я же сказал.

- Так сделка тебе уже не нужна? Или ты даешь мне что-то существенное по Моргану, или сделки тебе, как своих ушей, не видать. И свидание с Гиллиганом тебе обеспечено.

- Можно даже договориться, чтобы их в одну камеру определили. Зачем таких хороших друзей разлучать?

- Ладно! Кое-что я могу вам сообщить. Но мне нужны гарантии. Письменное соглашение.

- Сначала ты должен сообщить что-то интересное. Тогда и поговорим.

- Ходят слухи, что всю вашу контору неслабо раком ставят.

- За языком следи.

- Ходят слухи, что это связано с неким конгрессменом. И с его подружкой. Интересует?

- Что ты знаешь?

- Одна тупоголовая курица, - начал Карлос, - трепанула, где не следовало, что ее "козлик" из конгресса собирается преподнести ей умопомрачительный подарок. Подарок она получила, правда не тот на который рассчитывала. Вместо пары шедевров Моне, ей досталась картинка, из тех, знаете, где собаки в картишки режутся.

- Это все? - Падалеки кинул тяжелый взгляд на арестованного.

- Нет.

- Ну и чего кота за яйца тянешь? Выкладывай! - поторопил Маннс, - До утра с тобой, что ли, возиться?

- Что-нибудь существенное есть? - теряя терпение, спросил Падалеки.

- Я знаю, кто сделал, - выдержав паузу, в надежде произвести впечатление на агентов, Карлос продолжил: - Ходят упорные слухи, что картинки стянул некий Майкл Дасс. Говорят, что он со своей командой, вел картины с самой Европы. Залетные ребята.

Услышав знакомый псевдоним, напарники лишь коротко переглянулись, никак не обозначив, что эта информация имеет какой-то смысл и что Карлос, сам того не понимая, сдает им Моргана.

Карлос выглядел очень довольным собой, пребывая, похоже, в полной уверенности, что провел агентов, выторговал себе поблажки и не сдал Макса.

- Это достаточно существенная информация?

- Потянет на отдельную от Гиллигана камеру. Это все?

- Эээ... Да, - растерявшись, проговорил Карлос. - А что еще вам надо?

- Как выйти на исполнителей?

- Понятия не имею! Наверняка уже свалили из страны. Говорю же неместные ребята.

Агенты поднялись со своих мест, именно в тот момент, когда дверь в допросную открылась, и на пороге показался заспанный Абель.

- Я принес ключи.

Проходя мимо младшего агента, Падалеки похлопал его по плечу:

- Молодец! Уважаю твое желание поработать! Оформи этого, - он неопределенно махнул рукой, - увидимся утром.

- Но, сэр, - Абель захлопал глазами, провожая агентов.

- Джейк, там делов-то начать да кончить, - Маннс тоже хлопнул его по плечу и вышел за дверь.

 

***

- Проснулась уже? - Мэтт плюхнулся на диван рядом с Софией, обнял ее за плечи и коснулся губами виска. - Доброе утро, солнышко!

- Привет, Мэтти, - девушка мягко улыбнулась и положила голову на его плечо.

Комнату заливал теплый солнечный свет, такой, как бывает только рано утром.

Мэтт наблюдал, как солнечные лучики путаются в волосах Софии, ласково перебирая каштановые пряди, и наслаждался уютной размеренностью начинающегося дня.

- Я хочу оставить "Кувшинки" себе, - безапелляционно заявила София.

- Как это? - не понял Мэтт.

- Мэтт, вот подумай, как прекрасно они будут смотреться на той стене, - София махнула в сторону декоративного камина. - К тому же они прекрасно подойдут к нашим занавескам. И вообще! Мы постоянно имеем дело с шедеврами, а дома один ширпотреб!

- Софи, милая, Рубенс, Рембрант, да одна только эта... пепельница династии Цинь чего стоит! Детка...

- Зато Моне нет! "Кувшинки" хочу. Мэтти, - законючила София.

- Солнышко, приспичило прям, да?

- Да, - состроив жалобное выражение лица, прохныкала София. - Покупателей все равно нет.

- Что верно, то верно. Шумиха поднялась знатная.

- Давайте оставим! - девушка даже подпрыгнула от нетерпения. - Где Дженсен? Давайте вешать! Где молоток? У нас есть в доме молоток?

- Пепельницей забьем, - окончательно сдаваясь, улыбнулся Мэтт, умиленно наблюдая, как она прыгает по комнате, радуясь, как ребенок.

- Зови Дженсена, - София уже тащила картину к камину.

- Зачем? Он же спит еще.

- Как зачем? Вешать будем! И вообще долго спать - это вредно, мешки под глазами появятся, - крикнула София в сторону закрытой двери Дженсена.

Эклз появился в дверях, щурясь и потягиваясь:

- Вы чего тут? Чего шумите? - проворчал Дженсен. - И вообще где мой кофе?

- В кофеварке, - быстро ответила София, продолжая тягать картину.

- Ну, Соф, - протянул Дженсен.

- Я оставляю "Кувшинки"!

- Поздравляю. А кофе есть?

- Дженс, ты прелесть! - девушка подпрыгнула к нему и, чмокнув в щеку, скрылась на кухне.

- Мэтт, что происходит? - все еще сонный Дженсен плюхнулся в кресло, потирая глаза.

- Она оставляет Моне, - улыбнулся Мэтт.

- Аааа... Оооо... Ай, все равно их сейчас хрен скинешь, - Дженсен закрыл глаза и сполз по креслу. - А с "Дамой" что?

- Она запала на "Кувшинки". И даже место уже выбрала.

Это дело они провернули практически сразу по возвращении в Нью-Йорк. Тогда Мэтт от нечего делать шатался по сети, развлекаясь тем, что взламывал электронную почту случайных юзеров. Буквально на второй день своих бесцельных шатаний, он наткнулся на интересную переписку, в которой упоминались картины Моне. Копнув глубже, Мэтт вычислил, что автор сих посланий, никто иная, как Эмбер Тиссон - нынешняя пассия конгрессмена Донована. Выяснить подробности не составило труда. Вдоволь насмеявшись над чуйкой Мэтта и над тем, как он совершенно случайно натыкается на подобные дела с завидной регулярностью, ребята решили, что Эмбер не сумеет по достоинству оценить эти шедевры. Самым уязвимым местом в транспортировке картин до апартаментов мисс Тиссон была курьерская служба. Питер Донован оказался тем еще скупердяем, отказавшись от профессиональной охраны. Поэтому Мэтт легко перехватил заказ. И ребятам оставалось только облачиться в форму курьеров, заполнить формуляр, принять груз и с вежливой профессиональной улыбкой отбыть в неизвестном направлении. В утешение они отправили Эмбер картину, более подходящую ее эстетическому вкусу.

- Милый, твой кофе, - София подбежала к Дженсену, всунув чашку в его руку. - Пей быстрее!

Дженсен обжогся и строго посмотрел на нее.

- Что? - София посмотрела на него широко распахнутыми, невинными глазами с озорными искорками в глубине. - Картину надо вешать!

Мэтт подошел к девушке и мягко коснулся ее плеча:

- Ну не убежит же она.

- Это Моне! Он не может ждать, - заявила София и тише добавила: - Как и я.

- Вы с ним месяц ждали. Можно я десять минут кофе попью?

- Да пей ты! Кто не дает? Только быстро.

На что парни лишь переглянулись и закатили глаза.

Пока девушка мучила их, заставляя раз за разом перевешивать ее драгоценные "Кувшинки", чтобы они "совершенно идеально влились в атмосферу дома", ребята пытались обсудить дело, намеченное на сегодняшний вечер.

- Ты проверил сигнализацию? - спросил Дженсен, поднимая над головой правый угол картины.

- Да, там у них вообще не сигнализация, а слезы! Не думал даже, что такая еще существует в Штатах, - улыбнулся Мэтт.

- Мэтти, повыше, - Соф склонила головку, разглядывая получившуюся композицию.

- Да, дорогая, - в который раз откликнулся Мэтт, они с Дженсеном знали, что лучше с ней в таких делах не спорить, а с улыбкой на лице делать, что она просит. Дешевле обойдется! - На ночь там останется только один охранник, - он снова обратился к другу. - В девять вечера он делает обход, около десяти ему привозят ужин, он ест в комнате охраны, а потом сидит там минимум до полуночи.

- Дженс, опусти чуть-чуть.

- Да, дорогая. Мы войдем после ужина?

- Да, Соф организует ему особую вкусовую добавку, которая отвлечет его на часок-другой.

- Левее, мальчики!

- Да, дорогая, - в один голос откликнулись ребята.

- Значит, я побыстрому тяну фреску, и уже к полуночи мы станем богаче на триста кусков.

- Идеально! - воскликнула София, удовлетворившись, наконец, видом.

- Да, дорогая, - весело ответили ребята.

 

***

"Все складывается за-ме-ча-тель-но!" - подумал Дженсен, пробираясь по темному коридору к заветной цели. Он почти присвистнул от радости, оказавшись в одном из залов античной культуры.

- Где же ты, моя цыпа? - прошептал он.

Свет от его фонарика резал пространство комнаты, то и дело, освещая белоснежные мраморные лица и амфоры.

У него оставалось не так много времени, пока замечательный охранник Тед не покинет миниатюрную туалетную комнату после, как он считает, не совсем свежего бурито. Софии очень идет форма службы доставки маленького мексиканского ресторанчика, находящегося неподалеку. Казалось, Тед готов был принять из ее рук даже пузырек с цианистым калием, а не то, что бурито со слабительным. Мэтт обеспечил техническую сторону вопроса, предоставив Дженсену свободный доступ к их цели.

Наконец, свет от фонаря замер. Фреска, доставленная в Штаты в прошлом году, уже возымела множество поклонников на просторах интернета, но до прошлой недели никто не предложил ничего стоящего за эту работу. Совершенно бесшумно преодолев пространство зала, Дженсен зажал зубами фонарик, чтобы снять фреску со стены, но опять залюбовался работой. Суровый полубог разрывал пасть кровожадной химере. Изображение широкоплечего обнаженного мужчины навело его на мысль об одном агенте. Тряхнув головой, Дженсен прогнал все мысли и продолжил начатое.

- Макс Морган, - резко, но достаточно тихо.

- Твою ж мать! - воскликнул Дженсен, роняя фонарь. - Помяни черта. Агент Падалеки! - передразнил он его тон, поворачиваясь. О завершении работы и в срок выполненном заказе уже можно было не мечтать. Быстро подняв фонарь, он осветил ту часть комнаты, откуда послышался голос. Прислонившись спиной к одной из скульптур и засунув руки в карманы брюк, стоял современный полубог. Растрепанный, с усталыми глазами он выглядел действительно божественно.

- Я арестован? - спросил Дженсен. Замечательный вопрос, учитывая при каких обстоятельствах, состоялась их встреча.

Брови Джареда взметнулись, а губы растянула удивленная улыбка, демонстрируя эти невозможные ямочки.

- Конечно, нет, ты же не делаешь ничего незаконного, - сделав ударение на последнем слове, произнес Падалеки.

Теперь наступила очередь Дженсена улыбаться.

- Тогда почему ты здесь и мешаешь мне созерцать прекрасное? - спросил Дженсен, а сам подумал что, более прекрасного вида, чем тот, что открывается сейчас перед ним, просто не существует.

Джаред отлепился от статуи и проследовал к стене, щелкнул одним из выключателей, и приглушенный свет погрузил комнату в мягкий полумрак. Развернулся и направился к вору. Дженсен стоически преодолел желание отступить на пару шагов.

- Эдди, ты же понимаешь, что у меня достаточно улик, чтобы засадить тебя за решетку на пару десятков лет? - Джаред говорил очень серьезно, недаром специальный агент.

- Ни одна твоя улика напрямую меня не касается, так что забудь, - ответил Дженсен, продумывая пути отступления.

- Ты в этом так уверен, Том? Даже не беря во внимание то, что я застал тебя на месте преступления, моих доказательств более чем достаточно. Так что сейчас перестань ломать голову, как побыстрее слинять отсюда и выслушай меня. - Джаред остановился в паре шагов от Дженсена, внимательно разглядывая его лицо.

- Карлос сдал тебя и твою команду.

- Карлос? - удивленно переспросил Дженсен, думая про себя, как бы ни перегнуть палку, потому что он не горит желанием снова встретиться нос к носу с дулом тридцать девятого калибра. - Никогда не слышал это имя.

- Еще один, - устало вздохнул Падалеки. - Не ломай комедию, Майкл. Он сдал тебя, Морган. То есть он сдал Майкла Дасса, но мы же с тобой знаем, что это тоже ты.

Дженсен мысленно подсчитывал с документами, на какие имена ему придется распрощаться.

- Неужели Карлос так просто сдал меня? - прищурившись, Дженсен смотрел ему в глаза. - Он вообще не должен был знать, что я буду здесь сегодня.

- Я здесь уже третью ночь дежурю, - с ухмылкой признался Падалеки.

- Ты один? - Дженсен непроизвольно огляделся.

- Думаешь, что сможешь слинять в этот раз? - Джаред жестко смотрел ему в глаза.

- Не думаю, что подобный фокус пройдет два раза подряд, - с сожалением произнес Дженсен, ощупывая его взглядом с ног до головы.

- Правильно думаешь, - выплюнул Падалеки.

- И все-таки, как ты расколол Карлоса? - быстро сменил тему Дженсен.

- Я навестил его в камере, ночью, без свидетелей, поболтал с ним немного, и мы нашли общий язык.

Джаред усмехнулся, вспомнив удивленное лицо Карлоса, когда спустя пару часов после того, как его определили в камеру, Падалеки вернулся с новыми вопросами. Но на этот раз он был один, разговор складывался в гораздо более жесткой форме и касался исключительно Моргана. К концу встречи Карлос уже не выглядел таким самоуверенным, он растерял свою броваду, исповедуясь Джареду, как своему священнику. Из всего этого потока красноречивых признаний, Джаред уцепился за возможное ограбление маленького музея на окраине Квинса. Он и сам не знал, почему обратил внимание именно на это, но как оказалось чутье его не подвело.

- Оказалось, у нас есть общие знакомые, - подмигнул Джаред.

- Мир тесен, правда, агент? - Дженсен опустился вниз и уселся на пол, привалившись к стене. Карлос его сдал. Хотя это не удивительно, учитывая, что его колол Падалеки. Удивительно, что он еще продержался так долго и сказал так мало. - Падалеки, когда ты так близко, меня ноги не держат, - усмехнулся он. - Ты сногсшибателен.

- Я предлагаю тебе сделку, - Джаред проигнорировал его последние слова, устало потерев глаза.

- Что за сделка? - тихо спросил Дженсен. - Может, присядешь рядом со мной?

- Нам нужен Моне, "Кувшинки" и "Дама с зонтиком", которые ты увел у конгрессмена Донована. Скажешь где они, и я закрою глаза на показания Карлоса относительно вас.

"Черт! Черт! Черт! Отдать Моне из-за этого утырка!"

- У меня их нет, - последняя попытка.

Глаза в глаза. Минутное молчание.

- Жаль, не думаю, что Куперу и Кэрри понравится тюремное питание.

Джаред развернулся и направился к двери, доставая телефон.

Стиснув зубы, Дженсен едко бросил ему вслед:

- Я пришлю их тебе почтой, милый!

- И не забудь бутылочку шампанского, дорогуша. Выпью за твое здоровье, - кинул Джаред через плечо, потом притормозил у двери и, не оборачиваясь, добавил: - И, Морган, если хоть один экспонат поменяет свое местоположение хоть на миллиметр, тебе крышка. И больше никаких сделок.

- Да знаю я, - тихо шепнул Дженсен, неслышно оказавшись у него за спиной. Так близко, что Падалеки ощутил его дыхание на своей шее. - Ты меня даже не поцелуешь? - все еще едва слышным шепотом спросил он. – Нужно же как-то закрепить сделку.

Джаред замер на секунду, призывая все свое самообладание для резкого:

- Облезешь.

 

***

Субботним утром Джаред проснулся непозволительно рано. Это были одни из тех редких выходных, которые ему удалось провести дома. Одному.

Вытаскивать свое тело из постели не хотелось совершенно, но еще меньше хотелось оставаться и пялится в потолок. Дело Донована закрыто, картины, как и обещал Морган, прислали на его имя в Бюро еще вчера вечером с курьером и сейчас он совершенно не представлял, чем заняться. Остался, конечно, еще отчет для Бобра, но это просто формальность. И Джаред отчаянно жалел, что не взял эту рутинную работу на дом. Потащившись в ванную, он наткнулся взглядом на бутылку первоклассного вина. Уже поздно вечером, почти ночью, когда Джаред растянулся на кровати, думая, что Морган нарушил обещание и так и не прислал шампанское, в его дверь постучался курьер. И теперь, бутылка вина, перевязанная красной атласной лентой, к которой была прикреплена фотография, разместилась на его столике в гостиной. На фото четко, крупным планом было запечатлено лицо. Красиво вылепленное, холеное, с золотистой россыпью на щеках и носу с горбинкой, с лукавыми зелеными глазами и дьявольски искушающей полуулыбкой на ярких влажных губах. На обратной стороне красовалась записка, которую Джаред уже успел выучить наизусть.

" К черту шампанское!

Дарю из личных запасов,

наслаждайся, дорогуша.

М"

Что может лучше всего отвлечь от разного рода мыслей? Правильно, леди и джентльмены! Это или бесполезная писанина, которая отнимает чертовски много времени, или спорт.

Умывшись, Джаред натянул серый спортивный костюм, запер квартиру и помчался изматывать себя и свое тело физически. В Бронксе сильно не побегаешь, поэтому, ни много - ни мало, Падалеки сегодня замахнулся на Центральный Парк, захотелось немного банальности. Благо на дорогах субботнего Нью-Йорка совершенно не было пробок, поэтому он домчался до места своего назначения за каких-то полчаса.

Размявшись и всунув наушники с любимой музыкой, он рванул. Изматывая себя совершенно неритмичными выпадами, то ускоряясь, то замедляясь чуть не до шага, Падалеки проклинал все на свете и сейчас, как никогда, жалел о своей хваленой физической подготовке. Только спустя двадцать минут этого бешеного бега у него появилась одышка, еще через пятнадцать минут он запыхался, и только крайние двадцать минут довели его до боли в грудной клетке.

 

***

Дженсен медленно брел по Центральному парку, наслаждаясь еще по-утреннему прохладным воздухом и, очередной раз, прокручивая в голове события вчерашнего дня и предшествующей ему ночи.

Когда он вышел из музея с пустыми руками и сел на заднее сидение машины, София, которая сидела за рулем, развернулась и вопросительно уставилась на него.

- Где?

- А что стоим? - спросил Мэтт, не поднимая глаз от своего наладонника, а потом тоже оглянулся на Дженсена и задал оригинальный вопрос: - А где?

- Я не достал, - тихо ответил Дженсен и отвернулся к окну.

Ребята подождали немного продолжения, но так и не дождавшись, переглянулись и в один голос спросили:

- И почему?

- Там был Падалеки, - неохотно ответил Дженсен и быстро добавил: - Может, поедем уже?

- Падалеки?! И ты молчишь?! - София с округлившимися глазами отвернулась к дороге и выжала педаль газа.

Ребята полночи пытали его, откуда там взялся Падалеки, и как Дженсену удалось уйти от него свободным человеком второй раз за неделю. Дженсен объяснял, что ушел он не без потерь. В понедельник ему просто повезло, а сегодня ценой его, да и их свободы стали картины Моне. На что София возмущенно воскликнула:

- Обе?! Но... как же так? Я ведь только сегодня повесила "Кувшинки"! А мы можем отдать только "Даму"?

Только к вечеру ребятам удалось убедить девушку, что в тюрьме им точно не разрешат повесить "Кувшинки". Картины были отправлены в Бюро и позже Дженсен, не смог удержаться от бредовой идеи отправить агенту свою фотку. Здраво рассудив, что записку нужно где-то написать, и почему это не может быть фотография, он все-таки отправил ее. Даже самому себе Дженсен не смог признаться зачем ему это нужно, ведь не хочет же он в самом деле, чтобы Джаред поставил его фото в рамку рядом с той фотографией, с его семьей. Ведь не хочет же, правда?..

Из задумчивости его вывел громкий детский смех, он улыбнулся, понаблюдав немного за резвящимися мальчишками, а потом отвел взгляд и наткнулся на высокую знакомую фигуру. Фигура, как раз выбралась из своей машины и направилась в сторону беговых дорожек.

"Кто-то, там наверху, меня явно любит", - подумал Дженсен, расплывшись совершенно идиотской улыбкой, и отступил в тень дерева. Понаблюдал за тем, как Падалеки разминается, борясь с желанием подойти к нему, коснуться, услышать его голос. Когда он побежал, с места взяв внушительную скорость, Дженсен автоматически рванул за ним, но рассудив, что его прикид не располагает к бегу, свернул к дому. Он влетел в свою комнату и переоделся чуть ли ни со сверхзвуковой скоростью. В гостиной, бросив быстрый взгляд на друзей, играющих в скраббл, отрывисто сообщил, что отправляется на пробежку, чем вызвал удивленные взгляды. Но выслушать их комментарии по этому поводу он не успел, потому что мыслями уже весь был там, на беговой дорожке, рядом со своим агентом. Он бежал обратно и думал, как же он отыщет Падалеки в этом огромном парке. Машина! Точно! Нужно вернуться к его машине, уж там-то он, наверняка появится. Только бы он еще не уехал.

Дженсен понял, что ему везет просто фантастически, когда, не дойдя даже до агентской тачки, он увидел несущегося по дорожке Падалеки. Он выглядел одновременно сосредоточенным и отстраненным, обгоняя других бегунов и глядя исключительно вперед.

 

***

Картинка великолепного дня:

Солнечный полдень с красивым пейзажем,

Но меня ничего не волнует,

Пока я с тобой...

 

И я, я хочу убежать прочь с тобой,

Я, я хочу убежать прочь с тобой.

 

Хочу, чтобы была машина, и просто уехать прочь,

Наслаждаясь пейзажем и слушая музыку.

И мне все равно, о чем мы будем болтать,

Пока я с тобой.

 

Lighthouse Family - Run

 


Прослушать или скачать Lighthouse Family Run бесплатно на Простоплеер

 

Джаред постепенно сбавлял темп и, когда он перешел на шаг, на него налетел, какой-то нерадивый бегун.

- Извини, - насмешливый голос и шлепок по заднице.

Джаред вскинулся, выдергивая наушники.

- Ты? – задыхаясь, то ли от возмущения, то ли просто от того, что вымотал себя до предела, выдавил Джаред.

Перед ним, демонстративно виляя задом, бежал свеженький, как огурчик, неприлично бодрый поганец, из-за которого он, в свой долгожданный выходной, не мог расслабиться и поваляться в постели.

- Ты чего так тормозишь, агент? – обернулся к нему Дженсен. - Видом любуешься? – и, поиграв бровями, смачно хлопнул себя пониже спины.

Падалеки взрыкнул и перешел на легкий бег, каждый шаг давался с трудом. А этот энерджайзер, лишь развернулся и побежал спиной вперед, скалясь радостной улыбкой.

- Что-то слабенько вас готовят в этом вашем Бюро. Бежишь, как хромая пятиклассница.

Джаред сжал зубы и сделал небольшой рывок вперед, но не приблизился к цели ни на шаг.

- Наверное, в офисе много сидишь, бумажки туда-сюда перекладываешь, - на бегу предполагал Дженсен. – Двигаться надо больше, агент Падалеки, двигаться. Движение – это жизнь!

Джаред снова дернулся вперед, и снова неудачно. Дженсен прибавил шагу, да еще и повернулся в процессе вокруг своей оси, высоко задирая колени.

- Понимаешь, о чем я? Ты плетешься, как черепаха после кладки, а нужно ноги выше поднимать. Вот так, видишь?

Пот лил градом, попадал в глаза едкой кислотой, сердце вот-вот должно было выскочить через горло, легкие горели огнем, но остановиться Джаред не мог. Только ни тогда, когда перед ним маячит эта наглая морда!

- А у вас вообще-то есть какие-нибудь требования по физической подготовке к специальным агентам?

Чертов ворюга издевался над ним, в наглую! А Падалеки ни хрена не мог его приструнить! Он скоро вообще расстелиться прямо на беговой дорожке и скончается от сердечного приступа.

- Ты, наверное, поэтому и поймать меня никак не можешь. Потому что бегаешь, как беременный бегемот.

Дженсен так широко и радостно улыбался, что Джаред не пожалел даже любимый плеер, лишь бы запустить чем-нибудь ему в башку. Дженсен легко увернулся от гаджета и заливисто засмеялся.

- А может, тебе нужен стимул? Ну, цель – к чему стремиться, твой приз, если догонишь, - Дженсен задрал майку и демонстративно погладил себя по животу, запустил пальцы за резинку штанов, приспуская ее. – Похоже, тебе нужна визуализация. Сфокусируйся, агент!

«Сука! Ну, какая же сука!»

Джаред остановился и уперся руками в колени, не в силах сделать больше ни шага. Он пытался выровнять дыхание и хоть немного успокоить сердце. Постояв так пару минут, взглянул из-под мокрой челки на Дженсена, тот стоял в паре метров от него и смотрел пристально, не отрывая взгляда. Джареду вдруг стало смешно - более бредовой ситуации в его жизни еще не было. Он гоняется за этим человеком уже более двух лет, а теперь он крутит задом в нескольких шагах от него, но Падалеки так измотал себя, что повязать его, сил нет. Ни физических, ни моральных.

В голове было совсем пусто, тело горело огнем, Джаред не удержался и засмеялся, легко и свободно. И Дженсен засмеялся в ответ.

- Хреново ты выглядишь, агент. Давай, я тебя домой отвезу.

Джаред отрицательно качнул головой, все еще улыбаясь.

- Ну, почему? – Дженсен широко улыбнулся. – Мы и до машины уже добежали, видишь?

Джаред оглянулся. Они действительно уже были на стоянке. Дженсен увел его с дорожки, а он даже не заметил. Черт!

- Я поведу! – заявил Эклз.

- Еще чего! – возмутился Джаред.

- Ключи у меня, - Дженсен потряс связкой, нажал на брелок, и машина Джареда, тихонько пискнув, открылась.

- Ты спер мои ключи?!

- Я не украл! Просто тебе нельзя сейчас за руль – ты еле дышишь!

- Ты не сядешь за мой руль, - безапелляционно.

- Я сделаю все, как ты скажешь, - вкрадчиво произнес Дженсен, подходя ближе. – Я поеду так, как ты захочешь, стану послушным инструментом в твоих руках. Ты говоришь, я делаю. Все, как ты пожелаешь, любой каприз. Давай, агент, поехали.

Его слова мягким бархатом проникали Джареду в голову, заглушая собой даже шум крови. Сердце сделало кульбит, окончательно сбиваясь с правильного ритма, когда вор оказался совсем близко, так близко, что стоило Джареду качнуться чуть вперед, и он уперся бы лицом в его живот. Джаред несколько раз глубоко вдохнул, чувствуя его аромат, и медленно выдохнул, а потом распрямился и пошел к машине. Он сел на пассажирское сидение.

- Не разбей мою тачку, - проворчал он довольному Дженсену, поворачивающему ключ в замке зажигания. – И не гони!

- Как скажешь, босс!

Ехали в напряженной тишине. Дженсен вел машину аккуратно, не нарушая правила, как будто старался задобрить Падалеки. Поскольку движение на дорогах Нью-Йорка заметно оживилось по сравнению с утром, то к тому моменту, когда они подъехали, наконец, к дому Джареда, вязкое молчание превратилось в настоящую пытку.

- Ключи верни, - сказал Джаред, как только за ними закрылись дверцы машины.

Дженсен бросил связку ему в руки и последовал за ним к подъезду.

- Ну, и куда ты собрался? – саркастично поинтересовался Джаред.

- Я иду с тобой, - улыбнулся Дженсен.

- Нет, не идешь.

- Точно иду. У тебя ведь даже лифт не работает, я обязан убедиться, что ты не откинешь копыта, где-нибудь на лестнице. Я не смогу спать, если не проконтролирую лично, что у тебя все хорошо, - договаривал Эклз, уже открывая для Падалеки входную дверь.

Джаред ухмыльнулся наглости вора и, покачав головой, вошел в подъезд. Когда они добрались до квартиры, Джаред прошел в гостиную и рухнул на диван, откинув голову на спинку. Его мышцы так гудели, что ему было почти не интересно, что там делает его гость. Гость не заставил себя долго ждать, он навис над Джаредом, уперев руки в спинку дивана по обе стороны от его головы. Джаред открыл глаза и встретил темный блестящий взгляд. Дженсен медленно наклонился вперед и вопросительно коснулся губами его губ.

- Я очень устал, - тихо сказал Джаред.

- Я все сделаю сам.

- Я весь потный…

- Да, - возбужденно выдохнул Дженсен и широко лизнул его шею.

- Нужно в душ, - последним аргументом.

- Потом, - торопливые руки забрались под футболку, заскользили по телу, выискивая чувствительные точки, массируя натруженные мускулы. Дженсен быстро, отрывисто дышал, его щеки раскраснелись, он был таким красивым сейчас, даже красивее, чем обычно, и Джаред вдруг осознал, что даже, несмотря на чудовищную усталость, его тело реагирует на эти касания.

Дженсен задрал его футболку повыше и принялся целовать его живот, очерчивая кончиком языка каждую мышцу, а когда он, зацепив пальцами резинку, потянул вниз штаны вместе с трусами, Падалеки приподнялся, помогая. Джаред смотрел на мужчину ласкавшего его, и не мог уложить в своей голове то, что это тот самый Макс Морган. Тот самый чертов Морган, который был его навязчивой идеей последние пару лет. Которого он ловил и выслеживал. Которому срывал планы и который срывал планы ему. А теперь он упирается своей башкой ему в коленки, трется, как кот, целует его этими своими губищами.

- Падалеки, - Дженсен уткнулся лицом ему между ног и втянул носом воздух. – С ума схожу от твоего запаха…

Джаред нетерпеливо заерзал, вызвав этим тихий, довольный смешок.

- Агееент, - опаляя долгими гласными нежную кожу. – Скажи мне, - дразня невесомыми поцелуями, - о чем ты думал?

- Ох… когда? – Джаред быстро облизнулся и запрокинул голову.

- Там, в парке. Когда носился, как свихнувшийся терминатор, - Дженсен продолжал свою сладкую пытку. – Скажи, ты думал обо мне?

- Ты что, следил за мной?

- Не следил – любовался! – Дженсен хрипло засмеялся и обнял пальцами твердеющий член. – Ты был такой… стремительный! Такой красивый! Сильный! Ох, Падалеки… я думал, кончу прямо там! Просто глядя на тебя. Едва дождался, пока можно будет к тебе сунуться, что бы ты меня не прикончил, - он прижался губами к головке.

Джаред непроизвольно толкнулся в теплое. Застонал, почувствовав, влажный жар плотно обхвативший его.

- Дааа, так-то лучше, - Джаред погладил его голову, перебирая пальцами волосы и прижимая ближе к себе. – Займись уже делом, фетишист хренов.

Дженсен то ли застонал, то ли засмеялся, не выпуская член изо рта. Звук щекотной вибрацией прошелся по телу Джареда, поднимая дыбом все волоски на своем пути. А Дженсен все не унимался, скользил яркими влажными губами вверх-вниз, прижимал языком вену, поглядывая то и дело на Джареда, и чуть не мурлыкал от удовольствия.

- Я сейчас… Дженсен… Макс… как там тебя, черт тебя подери?! – Джаред с трудом перевел дыхание. – Сейчас кончу, ворюга.

Дженсен и не подумал притормозить, наоборот, ускорился, уперевшись ладонью в твердый живот. И Джаред излился, вскрикнув и вцепившись в его плечи. Вор не остановился, пока Падалеки не прекратил содрогаться в его руках и не растекся по дивану, обессилевшим киселем.

- Ну, ты просто… - Джаред не сумел закончить свою мысль, медленно моргнув и потерев глаза.

- Передохни, агент, - Дженсен потянул его за руку, укладывая, и пристроился рядом. – Поспи немного.

- А как же ты? – Джаред развернулся к нему лицом, освобождая побольше места, и погладил его спину.

- Я уже, - усмехнулся Эклз и вытер влажные пальцы о его бедро.

- Сука, - беззлобно выругался Джаред.

 

***

Джаред проснулся от того, что ему было трудно дышать. Ох, ну еще бы! Ворюга практически полностью лежал на нем, прижавшись довольным котом. Падалеки погладил бедро, закинутое поверх его ног, уткнулся носом в макушку, втягивая аромат, отчего-то уже такой знакомый и почти родной. Пробежался кончиками пальцев по спине, сжал упругую ягодицу, млея от того, как уютно и правильно она устроилась в его ладони. Дженсен зашевелился под прикосновениями, пробормотал что-то одобрительное и слепо ткнулся губами ему в шею.

- Эй, не начинай, - Джаред отвесил ему шлепок по заднице.

- А я хочу! – засмеялся Дженсен и укусил его за ухо.

- Ах, ты сволочь!

Они возились так в шутливой борьбе, пока не свалились с дивана.

- Жив? – поморщившись, спросил Джаред, приподнимаясь над парнем.

- Я не уверен, - тихо ответил тот и закинул ногу ему на спину.

Джаред прочистил горло:

- Похоже, жить будешь.

- Может, сделаешь мне искусственное дыхание?

- Я иду в душ.

Дженсен проводил его тоскливым взглядом и вздохнул:

- Что ж ты такой упертый, агент…

Джаред шагнул под обжигающие струи.

«Какого же хера я творю! Федеральный преступник в моем доме. А я вместо того, что бы произвести арест, трахаюсь с ним, отмокаю в душе, как нежная барышня. Хочу еще. Блядь!»

Дверца тихо приоткрылась, и сильные руки по-свойски обвились вокруг него.

- Мне тоже нужно в душ. Ты же не против? – Дженсен целуя его плечи, потянулся за гелем для душа.

Он принялся медленно намыливать его спину, его живот. Джаред развернулся и, выдавив на свою ладонь немного геля, последовал его примеру. Их ладони легко скользили, лаская и поглаживая, сводя с ума, Джаред склонился и впился в приоткрытые губы. Дженсен отвечал жарко, прижимался к нему, как вторая кожа, и так сладко стонал ему прямо в рот. Падалеки отпихнул его, удерживая на расстоянии вытянутой руки, окинул его горящим взглядом с ног до головы, тряхнул головой, откидывая мокрую челку.

- Агент, - Дженсен погладил его живот и призывно облизнулся.

- Черт, - выругался Джаред и бросил быстрый взгляд на дверь, потом снова посмотрел на возбужденного, красивого парня перед собой. – «Как назло, ни одного кармана! Блядь! За резинкой, что ли, сайгачить?» - подумал он и снова выругался: - Твою мать!

Дженсен погладил его подбородок и, поймав его взгляд, кивнул в сторону полочки с шампунем, Джаред посмотрел в указанном направлении и, найдя там презерватив, вернулся взглядом к парню. Ворюга ухмылялся ему криво и нахально.

- Предусмотрительный какой, - Джаред влепил его грудью в кафельную стенку, вспомнив, как фантазировал об этом в то первое утро, когда еще не знал кто этот зеленоглазый красавчик. Когда он был еще просто случайным парнем из клуба, и все не было так сложно и так чудовищно запутано.

- Надеюсь, ты уже достаточно отдохнул, агент?

- Достаточно, достаточно, - себе под нос проворчал Джаред и ввинтил в него палец.

Дженсен болезненно поморщился, но ничего не сказал, не запротестовал, а наоборот, расставил ноги чуть шире и отклячил задницу, подставляясь. Джаред погладил мокрое, скользкое от геля тело и куснул загривок, продолжая второй рукой обрабатывать его зад. Он целовал его шею, то нежно и чувственно лаская губами, то вгрызаясь зубами до следов-вмятин на коже, как будто сам не знал, хочет ли сделать приятно мужчине перед собой или хочет причинить ему боль. Но Дженсен принимал все, он ни разу не отшатнулся, не попытался увернуться от этих поцелуев-укусов, он хрипел, судорожно хватал ртом воздух, стонал бесстыдно, просил еще, больше, сильнее, распаляя Джареда этими звуками, заставляя его терять голову, забывать себя в этом бешеном ритме. И Джаред, наконец, отпустил себя, отбросил свои рефлексии, хотя бы на время, теперь осталась только страсть, чистый секс.

Дженсен вспоминал Джареда в парке, как он бегал, красивый и сильный, будто титан, и Дженсен не знал больше никого, кто мог бы так долго бегать и при этом не свалиться замертво! А теперь этот неутомимый киборг принялся за него, Дженсена, обещая, похоже, заездить его до потери сознания! И Дженсен был совершенно не против такого развития событий, он потянулся за поцелуем и – аллилуйя – он получил его без уговоров. Джаред целовал его страстно, яростно, так же, как и трахал.

Он все вбивался и вбивался в податливое тело, не проявляя ни малейших признаков усталости, пока у Дженсена не зарябило в глазах, и он, протяжно провыв что-то на одной ноте, не забрызгал кафельную стену душа своим семенем. Ноги больше не держали, но Джаред только крепче перехватил его поперек живота и продолжил вколачиваться.

Дженсен откинул голову на широкое плечо, кусая губы.

«Я возбудил монстра… разбудил! Ёбанные черти! Даже не подрочил мне толком, сука! Ох! Оооо! Херов киборг! Что ж ты…»

- Агееент…

И Джаред кончил, как будто от этого долгого стона. Вжался лбом в его плечо, навалился тяжело, снова вдавливая его в стену.

- Падалеки, вырубай, - голос слушался плохо. – Вода уже ледяная.

Джаред потянулся, поворачивая вентиль, потом прижался на пару секунд губами к мокрому холодному затылку и вылез из кабины.

- Вот, - он вручил Дженсену полотенце.

- Ну, ты ураган, Падалеки! Я тащусь!

Дженсен, хитро прищурившись, восхищенно смотрел на него, наверное, целую минуту, а потом принялся вытирать полотенцем волосы. Падалеки наблюдал за ним, скользя взглядом по влажному телу. На шее и плечах ярко выделялись отметины от зубов и губ Джареда. Наверняка эти метки задержатся на теле вора еще на пару дней минимум. И Джареду было странно приятно от этой мысли, как будто это что-то значило. Он тряхнул головой в попытке взять себя в руки. Но стоило только встретиться взглядом с этими довольными зелеными омутами, светящимися искренним восхищением, посмотреть на эти плавные, неторопливые, ленивые даже движения, как в мозгу случалось короткое замыкание, и Джаред понимал, что не хочет арестовывать его. Не хочется даже представлять, что он сидит в комнате для допросов, закованный в наручники, или спит на тюремных нарах, что находится под круглосуточным наблюдением, запертый за семью печатями, спрятанный от него, Джареда.

Падалеки тяжело вздохнул. Он не хочет арестовывать его.

Но он должен.



Глава 7

Дженсен опустил руки и встретил его взгляд. Его волосы были всклокочены и торчали в разные стороны, он был такой забавный, как бывают обычно пушистые коты или собаки, когда намокнут. Он смотрел внимательно, как будто старался прочесть мысли Джареда, и у Падалеки даже возникло чувство, что ему это удается, потому что волосы на затылке зашевелились от этих пронзительных сканеров. Наконец пальцы Дженсена разжались, и полотенце скользнуло ему под ноги, он сделал шаг, подходя ближе. Джаред остановил, уперевшись рукой в его плечо, тряхнул головой, нахмурился, не зная, что ему делать, как поступить.

- Ты что, оттолкнешь человека, которого только что едва до смерти не затрахал? - дурашливо спросил Эклз, но, так и не дождавшись ответа, добавил тихо: - Арестуешь меня?

- Ни в эти выходные, - вздохнул Джаред, проигрывая своим желаниям, и подпустил его ближе.

Дженсен притерся, прижался всем телом, обвил руками и уткнулся лицом в его шею, не удержал довольную улыбку, когда Падалеки опустил голову, упираясь лбом ему в плечо, и обнял его в ответ.

- Накормишь меня? - спросил Дженсен, скользя ладонями по его спине. - Слона бы сейчас съел!

- Эээ, - растеряно отозвался Джаред и поднял голову. - Пойдем, поищем что-нибудь.

Когда они дошли до кухни, и Дженсен сунул нос в холодильник, он понял причину этой растерянности.

- Падалеки, ты чем вообще питаешься? У меня ощущение, что если мышь решит повеситься в твоем холодильнике, она сначала заплачет от жалости, а потом принесет тебе кусочек сыра.

- Да я три дня уже дома не появляюсь! Одного ворюгу, знаешь ли, выслеживал, - почти обиделся Джаред.

- И выследил все-таки, - улыбнулся Дженсен, взглянув на него через плечо.

- Ну, что, совсем ничего нет? – Джаред подошел почти в плотную, тоже заглядывая в холодильник, уперся одной рукой в дверцу, а вторую пристроил на теплом животе вора.

- Пиво есть, - довольно отозвался тот. – Вот еды у тебя нет, а пиво есть! Как так? Выпьем?

- Может лучше вина, - предложил Падалеки. – У меня отличная бутылочка из личных запасов одного ценителя.

На что Дженсен лишь хитро улыбнулся. Они устроились прямо на полу в гостиной, предварительно обшарив все шкафы в кухне. Их пир состоял из половины коробки печенья, остатков хлопьев для завтрака, одного на двоих шоколадного батончика и бутылки дорого французского вина, которое они пили из горла по очереди.

- Такого обеда у меня еще никогда не было, это точно! – смеялся Дженсен, сделав щедрый глоток из бутылки и отправляя в рот очередную печенюшку.

- Тут, напротив, есть китайский ресторанчик. Хороший.

- О, настоящее свидание?

- Затухни! – Джаред отвел взгляд и тоже сделал глоток. - Отличное вино! А как под него классно идет печенье за два бакса!

- Да, уж! Это вино пьют в лучших домах Парижа, так что проникнись, Падалеки.

- Пф! Французам и в голову бы не пришло запивать им кукурузные хлопья, - он демонстративно поднял бутылку.

Веселье прервал сигнал мобильного телефона. Они замерли, глядя друг на друга, как будто внешний мир, так бесцеремонно ворвавшийся в эту комнату, мгновенно напомнил им, кто они есть, и что они не должны проводить время вместе.

- Ответишь?

- Эээ, - Дженсен оглянулся в сторону не замолкающего звука. – Я быстро, ладно?

Он вытащил телефон и плюхнулся на диван, но тут же болезненно поморщился, ища более удобную позицию. Джаред ухмыльнулся, наблюдая за ним.

- Гордишься собой? – проворчал Дженсен и принял вызов.

Джаред лишь пожал плечами, продолжая самодовольно улыбаться.

- Брат! – вместо приветствия затараторил Мэтт. – Короче, Соф никак не может смириться с потерей Моне. И мне пришлось ей пообещать, что отдадим ей «Розовую королеву», которую предварительно пропишем у нас! Ну, тот брюлик из коллекции богачки из Сан-Франциско, которая строит из себя какую-то наследную принцессу хрен знает какой страны. Ну, чего я тебе объясняю? Вы такую хрень лучше меня знаете! Так что у нас намечается новое дело, надо обсудить! Ты, кстати, где?

- Я же сказал, что пойду побегать.

- Тебя уже несколько часов нет. Ты в Канаду, что ли, убежал?

- Не начинай, - Дженсен покосился на Падалеки, который внимательно наблюдал за ним.

- Дженс, ты где? – подозрительно спросил Мэтт.

- Я занят.

- Чем?

- Не твое дело.

- Дженсен, - к разговору подключилась София, похоже, они были на громкой связи. – Мы так и не договорили обо всей этой ситуации с Падалеки. Мне это все не нравится! Добром это не кончится!

- Это ты уже говорила, - сдержанно ответил Дженсен, думая, как бы поскорее свернуть разговор.

- А ты слушал? – не унималась девушка. – Давай поговорим!

- Не сейчас.

- Ты с ним?! Господи Боже! Я так и знала! Ты с ним!

«Черт, Соф, что ж ты так кричишь? Даже агент, наверное, услышал!»

- Дженсен?

- Нет, - ответил тот.

- Что-то я тебе не верю.

- Вернусь, поговорим.

- И когда ты вернешься?

- Не знаю. Пока.

Дженсен отключился и подумал:

«Не знаю даже, вернусь ли».

Он подошел и снова присел рядом с Джаредом.

- Врешь своим друзьям? – Падалеки глотнул из бутылки.

- А ты своим?

Джаред усмехнулся. Дженсен придвинулся ближе и толкнул его плечом.

- Мои друзья считают, что я сошел с ума.

- А ты? – Джаред посмотрел на него.

- А я и сошел, - засмеялся Дженсен и толкнул его, опрокидывая на спину.

Джаред тоже засмеялся, вино играло в крови и так не хотелось возвращаться в реальность, что он решил отложить все разумные размышления на потом. Он спихнул с себя Дженсена, и они принялись кататься по полу, дурачась, как мальчишки. Когда Дженсен оказался сверху, вдавив Джареда лицом в пол, он гортанно засмеялся, прикусывая попутно его шею, и когда тот длинно выдохнул, теряя контроль, Эклз завел его руки за спину и сжал запястья.

- Попался, - тихо шепнул он прямо в ухо.

Джаред дернулся в захвате, бросил злой взгляд через плечо.

- Теперь ты мой, - Дженсен с усилием удерживал его руки, улыбаясь ему хищно и возбужденно.

- Лучше отпусти, - глухо и угрожающе сказал Падалеки.

- Ладно, не рычи, - Дженсен склонился к нему и потерся носом о его щеку.

- Пусти. Руки.

- Ты слишком напряжен для человека, который уже дважды кончил сегодня, - Эклз разжал пальцы и сразу же принялся ласкать ими твердые мышцы спины. - Давай я сделаю тебе массаж.

- Слезь с меня, - Джаред снова дернулся и отжался от пола, удерживая на вытянутых руках вес их обоих.

- Ты что, мне не доверяешь? - невинно спросил Дженсен, оглаживая его руки.

- Я сказал, слезь с меня!

- Тшшш… Тише, тише, расслабься…

- Не указывай мне, - рявкнул Джаред.

- Я не указываю, не указываю, - быстро зашептал Дженсен. – Ложись, расслабься.

Из груди Падалеки вырвался смешок, и он опустился обратно.

- Вот так, - похвалил Дженсен, разминая его плечи. – Кто же добровольно от массажа отказывается? Тем более в моем исполнении!

- Ты хоть знаешь, что делаешь?

- У меня много талантов. И в этом деле я мастер!

- Посмотрим, - проворчал Падалеки.

- Тебе понравится, - обещанием шепнул Дженсен.

Он массировал широкую спину и наслаждался ее твердостью, тем, как приятно было прикасаться к теплой коже, и тем, как Падалеки притих, отдавшись ощущениям, как менялось его дыхание, как он заерзал под ним, пытаясь устроиться поудобнее, а потом и вовсе просунул руку под живот, поправляя твердеющий член. Дженсен закусил губу и зажмурился от этого движения, не уследил за своими ладонями, которые уже принялись мять упругие ягодицы. Джаред не возражал, и Дженсену окончательно снесло крышу, когда он легко растолкал коленом его бедра, притираясь ближе, и тут не встретив никакого сопротивления.

- Это что, смазка? - без особых эмоций в голосе поинтересовался Джаред, когда почувствовал, как прохладные и скользкие пальцы ловко касаются его.

- Какой же массаж без смазки? - отозвался Дженсен, целуя его спину.

- И где ты только ее прятал? - улыбаясь, Падалеки покачал головой.

- Это профессиональный секрет.

Дженсен осторожно толкнулся вперед, медленно и плавно, смакуя ощущения, наслаждаясь податливостью сильного тела. Джаред шумно перевел дыхание и расслабился, подстраиваясь, но тут чертов ворюга, не пройдя и половины пути, резко вышел из него.

- Сссука, - прошипел Джаред и поморщился.

- Сейчас, сейчас, - Дженсен дернул его за плечо. - Повернись. Хочу так. Давай. Посмотри на меня. Хочу, чтобы ты знал, с кем ты. Чтобы понимал в этот раз.

- Я понимаю.

- Агент, - Дженсен снова навалился на него, ловя взгляд. – Смотри на меня. Смотри.

И Джаред смотрел. Он не отрывался от этих жадных и одновременно каких-то неуверенных глаз, отдаваясь, принимая его в себя полностью, ловя его ритм, следуя за ним, читал в этих глазах такое же желание, как и его собственное, горящее внутри жарким пламенем, сжигающим все доводы рассудка. В какой-то момент Джаред не выдержал и потянулся за поцелуем, надавил резко на шею, притягивая ближе, вминая в себя. Дженсен издал какой-то задушенный всхлип и сбился с ритма на секунду, но тут же вернулся к своему занятию, взяв более энергичный темп.

- Да, так, чертов ты ворюга, - простонал Джаред почти не разрывая поцелуй. – Так хорошо!

Дженсена затрясло от этих слов, так легко слетевших с этих желанных губ и так прочно опутавших его сердце, его сознание, все его существо. Было так здорово и так правильно, сливаться с агентом воедино, делить с ним жар разгоряченных тел, обмениваться вздохами и ласками. Хотелось, чтобы это длилось вечно, всегда, но Дженсен уже чувствовал первые искорки подступающего оргазма, да и Падалеки вздрагивал все сильнее, плотнее сжимаясь вокруг него, и шансов задержаться в этом моменте близости было все меньше. Хотелось остаться, но остановиться было невозможно. Дженсена рвало на части от противоречивых желаний. Тело просило разрядки, взрыва, а душа молила лишь продлить наслаждение, Эклз, сжав зубы, терпел, боролся с собой, стараясь растянуть удовольствие.

- Давай. Сейчас. Со мной, - глядя прямо ему в глаза, позвал Джаред, и Дженсен понял, что борьба окончена.

Отдышавшись немного, он прошелся легкими поцелуями по шее, добрался до губ, и только после этого отвалился в сторону.

- Ты сказал правду.

- О чем ты?

- Ты мастер, - протянул Джаред, расплываясь в широкой улыбке.

- Рад, что тебе понравилось, - Дженсен перекатился на бок, поближе к теплому расслабленному телу, и подпер голову рукой. – Твое предложение еще в силе?

- Предложение?

- Приглашение на свидание, - пояснил Дженсен, с лукавым огоньком в глазах.

- Я не звал тебя на свидание, - Джаред с улыбкой шлепнул его по груди, и рука так и осталась там, поглаживая гладкую кожу.

- Эй, а как же китайский ресторан? Мне нужна пища посущественнее, чем твои скудные запасы из печенья и хлопьев. Я должен восстановить силы. Я ведь заслужил это?

Джаред кивнул, соглашаясь с доводами.

- Тогда поднимайся, ворюга. Пойдем поедим.

- Сейчас, - он склонился к его губам. – Еще минутку.

Они одевались медленно, то ли помогая, то ли мешая друг другу, постоянно прерываясь на поцелуи и шутливые заигрывания.

- Ничего, что я без галстука? – усмехнулся Дженсен, когда уже на выходе Джаред прижал его к двери и сжал в ладонях его задницу.

- Переживу, - выдохнул тот и впился в губы. – Так, ну хватит, - разорвав поцелуй, Падалеки взял командный тон. – Идем или нет? Не тормози, ворюга, пошевеливайся!

Дженсен рассмеялся и позволил вытолкать себя за дверь.

 

***

Ресторан действительно оказался очень близко, они дошли до него буквально за пару минут. Внутри было уютно, как бывает только в маленьких семейных заведениях. Джаред поздоровался кивком головы и теплой улыбкой с человеком восточной наружности и подтолкнул Дженсена к столику в углу, который выглядел довольно уединенным. Они устроились, поглядывая друг на друга исподтишка. Одно дело, когда они были в квартире наедине друг с другом, где можно было сделать вид, что ничего особенного не происходит, что они просто парочка, устроившая горячие выходные. И совсем другое дело выйти вместе, пойти поужинать, встретить других людей, знакомых Джареда, как будто они и правда обычная пара.

Но ведь это не так.

И Дженсен с сожалением замечал, что Падалеки снова напрягся. Нужно его отвлечь, заговорить, заставить снова забыть о том, что они не должны быть вместе.

- Что посоветуешь? – непринужденно спросил Эклз, изучая свое меню. – Как я понял, ты здесь завсегдатай.

Падалеки помычал немного, забавно вытянув губы в трубочку и листая меню.

- Пьяная рыба тут всегда на высоте, - заговорил он, не поднимая глаз. – Куринные потроха с грибами и рисовые шарики с черным кунжутом, арахисом и кешью, или сиг в кисло-сладком соусе. Вообще они тут все вкусно готовят.

- Ты и правда знаток, - улыбнулся Дженсен и легко коснулся его пальцев. 

- Готовы сделать заказ? – к ним подошла девушка с приветливой улыбкой, одетая в кимоно.

Падалеки сделал заказ на двоих, а Эклз все это время наблюдал за ним, как он произносит названия блюд, и как при этом двигаются его губы, как он флиртует с девушкой-официанткой, похоже, сам того не замечая. Хотелось поцеловать его, но это пока без вариантов.

Еду принесли на удивление быстро, девушка, не прерывая их разговор о последней игре Нью-Йорк Джетс, которым они коротали время в ожидании заказа, накрыла на стол и, пожелав приятного аппетита, удалилась.

- Так все-таки, что ты имеешь против "Дома восковых фигур"? – спросил Дженсен, как только она отошла от их столика.

- Что? – Джаред удивленно уставился на него.

- Ну, тогда, помнишь, по телефону ты говорил, что не любишь этот фильм. Почему? Расскажи мне.

- Да было у меня одно свидание под это кинцо, - Джаред поморщился и потер бровь. - Не особо удачное. Хреновое, если честно.

- Свидание? Чувак, ну, ты суров, - засмеялся Дженсен. - Свидание под ужастик?

- Да ну тебя, - Джаред выпил воды из стакана, пряча улыбку. - Девчонки, когда им страшно, так и жмутся поближе.

- Если девчонки жмутся к тебе только от страха, ты что-то делаешь не так, - Эклз продолжал веселиться. - Так и что? Она так и не испугалась?

- Ну, как-то с самого начала все пошло не так. Не важно.

- Ладно тебе, расскажи.

Джаред посмотрел в смеющиеся глаза напротив и вздохнул, сдаваясь:

- Она сама потащила меня на премьеру. А потом весь сеанс ныла, что не любит ужасы и жаловалась на кровищу. Нет вот ты мне скажи, какого лешего нужно было переться на фильм ужасов, если кровищи боишься?!

Дженсен сочувственно покачал головой, показывая, что разделяет его возмущение, а потом снова рассмеялся.

- Да и актеры там не фонтан! Этот особенно, которого первым грохнули, - продолжил Падалеки, тоже улыбаясь. – На фига было туда переться? Там же маньяки, чтоб их!

- А мне тот парень понравился, по-моему, тебя чем-то напоминает.

- Я тоже лезу, куда не надо бы? И делаю фееричные глупости, опасные для жизни?

Дженсен помолчал немного, глядя ему в глаза, а потом выдал:

- Нет, он такой же здоровый и лохматый, как ты, похоже, это мой типаж!

- Короче, не очень хорошие ассоциации с этим фильмом, - Падалеки решил не комментировать это заявление.

- Ну, теперь-то у тебя появились более приятные ассоциации? - он погладил телефон Джареда, лежащий на столе, а потом посмотрел на него исподлобья, медленно облизав губы, и усмехнулся.

Джаред тщательно дожевал кусок мяса и прямо посмотрел ему в глаза.

- Определенно, - он перехватил его пальцы, сжал слегка, и тоже усмехнулся, когда Дженсен от этого взгляда едва не подавился.

- Хочешь как-нибудь повторить? - прочистив горло, спросил Дженсен.

- Ну, я же впустил тебя в свой дом.

- Значит, повторим?

- Предлагаешь, разойтись по разным комнатам и поболтать по телефону через стенку?

- Предлагаю, запереться в одной комнате и заняться чем-то более приятным.

Джаред не отвечал, все также, глядя прямо в глаза.

- А вкусно тут кормят, - с энтузиазмом заговорил Эклз, когда напряжение уже грозило заискрить. - Ты был прав!

- Нужно еще свинины МуШу заказать с собой домой, - откликнулся Падалеки и отпустил его руку.

Они дружно сделали вид, что эта фраза ничего не значит, что она не означает, что выходные не окончатся этим ужином, что они пойдут домой вместе. Вместе. Домой.

- Часто бываешь здесь? - Дженсен подцепил еще риса и отправил его в рот.

- Временами, - ответил Джаред, проследив, как пухлые губы собеседника скользят, обнимая палочки. Это движение вызывало в нем желание, поправить штаны, потому что они оказались не такими уж удобными. - Когда на работе авралов нет. Любишь китайскую кухню?

- Итальянскую больше. И французскую еще.

- Лягушки? - сморщился Джаред. - Серьезно?

- Они не только лягушек готовить умеют.

- Ага. Еще улиток. Бррр! Лучше стейка пищи нет! Это я тебе, как коренной техасец говорю.

- О, в Техасе такие горячие парни! – мечтательно протянул Дженсен.

- Бывал там?

- Бывал. Давно.

- А ты откуда?

- Я? - Дженсен замялся на секунду, а потом улыбнулся, как ни в чем ни бывало. - Да я отовсюду! Я человек мира!

- Ага. Человек мира. Передача такая на Дискавери есть, знаешь? Не ведущий случаем?

Эклз усмехнулся, давая понять своим видом, что подъеб засчитан, и попытался исправить ситуацию. Он почувствовал, как Джаред закрылся от него, спрятался.

- А я с семнадцати лет сам по себе, - заговорил он, взглядом предлагая мировую. - Ушел из дома и начал новую жизнь. 

- Что так? - Джаред все еще выглядел настороженным.

- Ну, как-то так сложилось просто, - Дженсен пожал плечами. - Никто не издевался надо мной, не избивал и не насиловал, ничего такого. Просто не мог там больше жить, хотел другого.

- Чем же твоя прошлая жизнь была так плоха?

- Да ни чем. Все тихо и благопристойно. Ладно. Я давно уже не там, нет смысла говорить об этом.

Джаред кивнул, но не отвел внимательного взгляда.

- Техасец, значит, - Дженсен перевел тему. - Далековато тебя от дома занесло.

- Да, далековато, - кивнул Джаред. - Отец раньше много ездил по работе. И вот осел здесь, в конце концов. Я привык. Мне нравится Нью-Йорк.

- Я этому городу благодарен, - тихо отозвался Дженсен. - За многое. За встречи, - он улыбнулся. - Особенно за встречи. И вообще, Нью-Йорк - город больших возможностей для мечтателей и авантюристов.

- И о чем мечтает этот конкретный авантюрист? О чем ты мечтаешь? - Джаред облокотился на стол, с улыбкой глядя на него.

- Я? - Дженсен слегка растерялся и почесал затылок. - Дай-ка подумать. Я бы хотел укатить куда-нибудь на недельку-другую, в какую-нибудь глушь. Где нет телефонной связи, шумных отелей и вообще людей. Засесть на заросшем берегу озера с удочкой, жить в палатке, питаться консервами и тем, что сам смогу поймать, чтобы комары, чтобы кусты вместо туалета и озеро вместо душа, чтобы забыть про бритву, превратиться в заросшего Йетти!

- И что же не поедешь? - Джаред веселился, представляя этого холеного любителя итальянской и французской кухни в подобных условиях.

- У меня нет подходящей компании для такого путешествия.

- Неужели твои друзья тебя не поддержат?

- Я не сказал, что хочу быть там с друзьями. Ты умеешь рыбачить, Падалеки? - спросил Дженсен без паузы.

- Да, отец меня научил, - Джаред вздернул бровь и с вызовом посмотрел на него. - Ты хочешь пригласить меня?

- А ты поедешь? - в тон ему отозвался Дженсен.

- Не представляю тебя с бородой, - засмеялся Джаред, пытаясь сменить тему.

- Вот и посмотришь, - не повелся Эклз.

- Не надо брать меня на слабо, - Падалеки, сощурившись, посмотрел на него.

- Да я и не пытаюсь, - хитро улыбнулся Дженсен. - Закажем десерт? Или пойдем уже?

- На хер десерт, - ровно ответил Джаред, но во взгляде его уже разгорался многообещающий огонь. - Я домой хочу.

Счет они попросили в один голос.

Дженсен протянул кредитку официантке, но Джаред перехватил его руку, взял карточку и усмехнулся, взглянув на имя. Эдди Джи. Ну, конечно. Дженсен прищурившись, смотрел на него и молчал.

«В Бюро ведь знают это имя, кредитки отслеживают уже, придурок», - подумал Падалеки и отдал официанту свою кредитную карточку, обреченно вздохнул, с усилием потерев виски. Карточка вора хрустнула, легко ломаясь в его пальцах.

 «Это я придурок!»

- Позволь, я провожу тебя до дома, - галантно предложил Дженсен, когда они вышли из ресторана. - Это опасный район.

- Думаешь, мне необходима защита? - Джаред вскинул брови.

- Конечно! Не волнуйся, я тебя защитю... защисчу... Короче, я обеспечу тебе защиту!

- О, теперь я спокоен, - Джаред засмеялся и на секунду притянул его за плечи к себе.

Они дошли до дома Джареда, смеясь и подшучивая друг над другом. Ощущение, что они ходят по минному полю, которое держалось почти весь вечер, теперь прошло, уступив место расслабленному веселью. У своей двери Джаред легко коснулся губ Дженсена, целуя невинно и почти целомудренно.

- Спасибо за прекрасный вечер, - улыбнулся он.

- Свидание удалось, - отозвался Дженсен, возвращая такой же легкий поцелуй.

- Зайдешь, выпить чашку кофе? - игриво спросил Джаред.

- Весь вечер ждал этого вопроса, - выдохнул Дженсен и жадно набросился на него.

 

***

Давай устроим уикэнд,

Только ты и я,

Ключи от дома – не проблема.

Сейчас выходные,

У нас с тобой только два дня.

Бьюсь об заклад – в постели ты просто сказка,

По две бутылки пива – и не более,

И никакого TV.

Nek - Facciamo un weekend


Прослушать или скачать Nek Facciamo Un Week-end бесплатно на Простоплеер 

 

Они весь день провели, курсируя между диваном, кухней и кроватью, занимаясь всякой ерундой. Они уничтожали запасы китайской еды, которой запаслись вчера в ресторане, болтали, научившись к вечеру второго дня мастерски избегать скользких тем и острых углов, смотрели кино и ласкали друг друга, постоянно, жадно, отчаянно, как будто стремились взять от этих выходных все, что возможно, потому что другого случая им не представится. Они даже не тратили время на одевание, решив, что одежда явно лишний аксессуар на этом празднике жизни.

Идиллию нарушил телефонный звонок, на этот раз надрывался мобильный Джареда.

«Дружище, как же ты не вовремя», - подумал Джаред, взглянув на экран телефона.

- Да.

- Пада, заканчивай заниматься хуйней, - бодро начал Маннс.

- С чего ты взял, что я…

- Чутье, старик, - засмеялся Маннс, не дав даже закончить вопрос. – И сейчас чутье мне подсказывает, что творишь какую-то хрень.

- Ты тоже можешь ошибаться, Маннс, - Падалеки попытался говорить непринужденно, но в животе мгновенно закрутился тугой узел от голоса напарника. – Я провожу тихий выходной день у себя дома.

Дженсен подкинулся на месте, услышав имя Маннса. Он поднялся и заходил по комнате, рассматривая вещи агента и следя за ним исподтишка.

- А ты там чем занимаешься? – Джаред следил взглядом за вором, не особо прислушиваясь к ответу друга, пока тот не привлек его внимание.

- Я сейчас возьму пиво, закуску и притащусь к тебе. Хочу поговорить с тобой кое о чем.

- Джейс! Стоп! Не надо, я занят! – Джаред сразу же отвлекся от вора, пропустив момент, когда он скользнул к нему, прижался всем телом, обвил руками поперек живота и принялся выцеловывать его плечи. – Прекрати. Ты что творишь? – зашипел он, отведя трубку в сторону.

- Ну, давай, Падалеки, поцелуй меня, - томно простонал Дженсен.

- Что там у тебя? – послышался голос Джейсона из трубки.

- Серьезно, не сейчас, Джейс, ладно? – голос Джареда сорвался, когда Дженсен потерся об него и сжал пальцами его член.

- Что ты там делаешь?

- Ничего.

- Значит, я сейчас приеду, и мы с тобой поболтаем.

- Нет, не надо, сейчас это не вовремя, - скороговоркой выдал Джаред и добавил, уронив голову на плечо мужчины, стоящего за спиной: - Я не один.

- О, - выдал Джейсон. – Ты там трахаешься, что ли?

- Ну, не совсем. Не прямо сейчас. Завтра поговорим, - Джаред отключился и посмотрел на Дженсена: - Ну и какого хрена ты делаешь?

Дженсен выглядел, как сама невинность, непонимающе хлопая своими неприлично пушистыми ресницами.

- Зачем ты это сделал? – сердито нахмурился Джаред.

- Что? Я тебе помешал?

- Не строй из себя святую простоту, тебе не идет,  - Падалеки обхватил рукой его шею, прижимая ближе к себе.

- Разве? – засмеялся Дженсен. – Так что, агент? Врешь своим друзьям?

- Кто бы говорил, ворюга? И я не сказал ему ни слова неправды, так что… Затухни.

- Посмотрим кино? Видел у тебя «Двенадцать друзей Оушена» диск.

- Тебе что воров в реальности не хватает? – засмеялся Джаред и, быстро куснув его за ухо, добавил: - Включай. Я пиво принесу.

Они расположились на диване перед телеком, обложившись чипсами и попкорном из запасов, которые они пополнили вчера. Дженсен приткнулся к теплому боку, устраиваясь со всем возможным комфортом и попивая пиво. Джаред обнимал его одной рукой, перебирая пальцами волосы, и тоже пил пиво. Они веселились, глядя на киношных аферистов, и наслаждались близостью друг друга. Джаред периодически склонял голову и утыкался носом в стриженую макушку, Дженсен в такие моменты едва ощутимо прижимался ближе.

- Нереально! – взвился Падалеки, когда на экране Ночной Лис, эффектно пританцовывая, пробирался сквозь лазерные лучи. - Это просто невозможно так выплясывать, когда вокруг такое светопредставление! Там же в случайном порядке лучи эти херачат, никакой системы! У него же глаза на жопе должны быть, чтобы не проколоться! Нереально! Факт! – он жевал попкорн и высмеивал задумку режиссера. – Это просто нереально.

- Зато саундтрек удачный, - Дженсен улыбнулся, наблюдая, как Падалеки увлечен.

- Вот скажи, как профессионал, разве так возможно натренировать свое тело, чтобы даже спиной чуять? М?

Дженсен поперхнулся пивом, впервые за все выходные Падалеки заговорил про их сферы деятельности. Глянув исподлобья, Эклз не увидел ничего кроме зудящего интереса со стороны Джареда. Не специального агента Падалеки, а простого парня Джареда.

- Чисто теоретически, да… - осторожно начал он.

- Ну, блин, это же нереально! – Джаред махнул рукой в сторону телевизора.

- Но смотрится круто, - Дженсен не отводил от него завороженного взора.

Падалеки был уже изрядно навеселе, и его глаза мерцали отблесками от экрана.

- А ты так можешь? – Джаред с совершенно мальчишеской улыбкой посмотрел ему в глаза.

- Нет, - засмеялся Дженсен. – Я, конечно, гибкий и весь такой шикарный, и вообще нереальный красавец, но, думаю, меня скрючит от таких вывертов.

- А я бы тебя починил, - весело похвастал Джаред. – Я отлично делаю массаж.

- Хм! Так же, как и я? – Дженсен заигрывал и флиртовал с ним так, как давно уже ни с кем не делал. Это было приятно и весело.

- Нет. Определенно до такого мастера, как ты мне далеко, - похоже, флирт был вполне взаимен. – Хочешь, покажу?

- Ну, нет, - протянул Дженсен. – Я свое тело доверяю только мастерам.

- А что я, собственно, спрашиваю? – Джаред бесцеремонно схватил его ноги и толкнул в грудь, укладывая на диван. Посмотрел на ступни на своих коленях, легко пробежался пальцами, массируя и лаская. Дженсен замер, наблюдая за его действиями. Ощущения были такими приятными, по телу разливалось тепло от каждого движения длинных сильных пальцев, к тому же, это было, наверное, самое эротическое зрелище, которое Эклз мог сейчас припомнить.

- Кажется, пора переместиться в твою спальню, агент…

На исходе ночи они полусидели в постели бок о бок, отдыхая после жарких объятий, и молчали. Выходные заканчивались так быстро, а времени, что они провели вместе, было так мало, но вместе с новой неделей к ним вернутся и их роли. Они снова окажутся по разные стороны закона, без возможности быть рядом.

Джаред дотянулся до тумбочки у кровати и достал сигарету из пачки, всполох зажигалки вырвал на мгновение его лицо из темноты, он со вкусом затянулся и откинулся обратно на подушку. Дженсен, молча, взял его руку и затянулся его сигаретой тоже, касаясь губами его пальцев.

- И что теперь? – тихо спросил он, выпуская дым в темноту.

После очередной затяжки Джаред ответил бесцветным голосом:

- Ты уйдешь, а я продолжу тебя ловить.

- Поймаешь?

- Будь уверен.

Когда за окном занялся рассвет, настала пора уходить. Джаред делал вид, что спит, а Дженсен делал вид, что верит. Одевшись, он присел на край кровати, коснулся губами обнаженного плеча, погладил непокорные пряди у виска.

- До свидания, агент.

 

***

- Ну, как все прошло? - Джейсон с нескрываемым любопытством уставился на только что вошедшего напарника.

Джаред, игнорируя нетерпение Маннса, бросил папку ему на стол.

- Надо разобраться с делом Донована, а то чувствую себя как на гильотине, - потирая переносицу, пробормотал Джаред.

- Эй! Не увиливай! Как все прошло? Мне нужны все подробности, - Джейсон откинулся на стуле с неприлично хорошим настроением.

- А тебе не кажется, что Бивер нас порвет на британский флаг, если не получит отчет к обеду? И прекрати скалиться, бесишь. Как можно радоваться в понедельник в девять утра?

Маннс разулыбался еще шире, но как-то быстро сник.

- Стоп-стоп. Если бы все прошло херово, ты был бы здесь на полчаса раньше, если бы все прошло хорошо - ты бы однозначно опоздал, а сейчас, - он демонстративно посмотрел на свои часы, - девять ноль две, ты пришел вовремя. Так что? Ничего не было, что ли?

- Браво, Шерлок, а теперь давай займемся делами.

Маннс, наконец, уловив нежелание Джареда обсуждать тему вчерашних свиданий, быстро погрузился в работу, в конце концов, отчет по Доновану он должен был закрыть еще в пятницу.

Джаред опустился в свое кресло, и какое-то время рассматривал потолок офиса, а его мысли постоянно возвращались к прошедшим выходным и к одному зеленоглазому бесу, которого он отпустил, как последний идиот.

«Это безумие! Сумасшествие! Бред! Может я приболел? Схватил амазонскую лихорадку?! Блядские кони!»

- Кофе. Мне нужен кофе.

Джаред резко оттолкнулся от стола.

- Ты что сдурел? Я чуть кони не двинул! Поаккуратнее!

- Прости, Пирс. Я тебя не заметил.

Маннс внимательно наблюдал за уходящим Падалеки, на столе которого стоял свежий кофе из Старбакса.

Спустя еще две кружки отвратительно пойла, которое чисто по недоразумению носит название "кофе" отчет был готов. Маннс с победным кличем бухнул распечатанные документы на стол Падалеки.

- Нам необходимо это отметить.

- Ты о чем?         

- Падалеки, что с тобой? Ты все утро сам не свой. Ну не срослось с классной цыпочкой… или цыпленком. Не важно! Не убиваться же теперь?

- Спасибо, я пас, - пробормотал Джаред и уткнулся в свой монитор.

Вся дружелюбность из голоса Маннса испарилась, как и не было:

- А я все-таки настаиваю. Поднимай свою долговязую задницу и живо дуй за мной. Отчитаемся перед Бобром и смотаем удочки. Я знаю одно местечко... - в глазах Маннса появился мечтательный блеск.

- Джейс, бухать в полдень? Ты нормальный вообще?

- Ради тебя, напарник, я готов пожертвовать своей целомудренностью и нажраться хоть в десять утра. И потом! Мы это заслужили.

Джим Бивер выслушал их скупой доклад с лицом человека, познавшего все тайны вселенной.

- Хорошая работа, парни, - напарники переглянулись, заслужить одобрение капитана - бесценно и несколько подозрительно, потому что за одобрением должно последовать... - Все бы дела так ловко раскрывали! Почему дело Фрика еще не закрыто? Мне думалось, что у вас есть зацепки. Показания Карлоса в работе?

Напарники молчали.

- Падалеки, Карлос указал на Моргана. Вы проверили эту версию?

- Да, капитан, это оказалось ложной зацепкой.

Джим Бивер отвернулся к окну и продолжил:

- Мне этот Морган, как кость в горле! - Джим замолчал и ушел в размышления, не поворачиваясь к напарникам.

Маннс тем временем красноречиво посмотрел на Джареда, тот отвел глаза.

- Маннс, картины подлинники?

- Да, сэр.

Джим хлопнул в ладоши.

- Ну и ладненько. Сейчас я отправляюсь на встречу к окружному прокурору, ну а вы можете быть свободны. На остаток дня. И еще найдите смокинги, ребята.

- На хрен? Простите, сэр. Хотел поинтересоваться зачем же нам столь изысканный туалет? - Маннс придал своему лицу невообразимую серьезность.

- Для гребанного благотворительного бала в честь возвращенных картин. Состоится он в мэрии в эту пятницу. Конгрессмен Донован решил с размахом отметить возвращение подарка для… любимого города, - Бивер почесал бороду, недовольно хмыкая. – Там даже закуски и шампанское будут продавать за большие бабки, которые, разумеется, пойдут на нужды города. Как же, знаем мы эти нужды, - ворчал он. – Так все. Свободны. А завтра в девять ноль ноль жду вас двоих. Мне нужны ваши мысли и соображения по поимке этого Моргана! Стреляные белки!

Агенты уже почти покинули кабинет, когда их догнала фраза:

- Парни! Это действительно хорошая работа.

Джаред уже было направился к своему столу, когда его схватил за шкирку и направил к дверям Маннс:

- Эээ нет, дружище, сказал, бухаем, значит, бухаем.

По пробкам, до места своего морального разложения, они добрались только к двум часам. Заведение действительно было замечательным. Комфортное, видимо специально предусмотренное для таких вот встреч и «легких» разговоров. Заказав сразу бутыль вискаря, Маннс смотрел на Падалеки тем понимающим взглядом, который заставлял закоренелых преступников признавать свои грехи и брать на себя ответственность за все мировые катаклизмы, произошедшие за последнее столетие.

Джаред, не пройди он специальную подготовку еще в агентуре, уже бы давно рассказывал спецагенту Маннсу, как в старших классах он подшутил над мистером Льюисом, спалив его парик на уроке химии и, более того, уже бы во всех красках описывал, как в юности они с Заком выносили один супермаркет. Слава небесам, тогда они не попались, иначе Падалеки никогда бы не приняли в академию.

Но вместо душещипательных разоблачительных речей Джаред таким же внимательным взглядом уставился на Маннса:

- Что?

- Пада, ты же не считаешь меня зеленым пацаном?

У Падалеки неприятно засосало под ложечкой, такой заезд мог означать только одно – крайне неприятный разговор, в результате которого Джареду, скорее всего, придется не сладко.

- Откуда у тебя картины?

- Их прислали в Бюро. Почтой.

- Да-да, от анонимного информатора. Только вот мне эту хуйню лечить не надо.

Джаред только глубоко вздохнул и откинулся на спинку диванчика.

- Я был у Карлоса, - продолжил Маннс и, не дождавшись реакции напарника, продолжил: - После того, как посмотрел записи охраны и увидел твое имя в журнале. Ты вернулся в ту ночь. Зачем?

- Мне не спалось. Решил еще раз попытаться расколоть его.

- Удачно?

- Картины ведь у нас, так?

- То есть он дал тебе наводку, все-таки?

Джаред кивнул.

- Потому что мне он ничего не сказал.

Падалеки пожал плечами.

- Ладно, - Маннс сделал глоток виски. – А ты почему мне ничего не сказал?

- Времени не было, - Джаред тоже пригубил из стакана.

- Неужели? Это странно, потому что ты был у Карлоса в ночь на вторник, а картины прислали только в пятницу вечером. Как же так получилось, что ты не нашел времени за эти дни обмолвиться парой слов со своим напарником?

Джаред не отвечал, он осушил свой стакан и налил еще.

- Во что ты вляпался, Пада? Ты только мне расскажи. Иначе я просто не смогу тебе помочь.

- Прости, Маннс, но с этим даже ты не поможешь, - он отвел глаза в сторону.

А Джейсон же наоборот придвинулся ближе, вглядываясь в лицо друга.

- Мы с тобой напарники, если помнишь. А напарникам положено спину друг другу прикрывать. Так что выкладывай.

- Джейс, все не так просто... оказалось.

- Хватит тележиться, как целка. Рассказывай все как есть. По порядку. На кого ты сейчас работаешь? И когда это все началось?

Минуту назад готовый все выложить Джаред, застыл в недоумении:

- Что?

- Друг, я все понимаю, денег в Бюро не заработаешь и все такое. Но когда ты так завяз?

Джаред не дослушав друга, заржал в голос:

- Ты подумал, что я продажный коп?! Маннс, тебе нужно поменьше смотреть детективных сериалов! Я, значит, по-твоему, переметнулся? - положив голову на руки, Джаред продолжал похрюкивать. - Бля, ну ты даешь!

Где-то в глубине души Джейсон надеялся на такую реакцию, и таки получив ее, дал другу повеселиться вволю. А сам хлебал неразбавленный вискарь, запивая стресс и напряженность последних недель. Сначала Джареду без конца и края кто-то названивал, от чего он становился дерганым и замкнутым, и хоть он и говорил о каком-то навязчивом парне, Джейсон ему не верил. Потому что, если бы это было правдой, Падалеки оборжал бы с Маннсом на пару все детали. Потом произошел этот случай в доках, когда Моргану, человеку, который был навязчивой идеей Падалеки, удалось уйти очень странным способом. Ночные разговорчики наедине с преступниками. А теперь, вот, эти картины еще, в поисках которых все Бюро и полиция целого штата с ног сбились. Все шло один к одному. Джаред переметнулся. А теперь, наблюдая за ржущим напарником, Джейсон впервые в жизни был рад тому, что он ошибся. А думать о том, что бы он делал, если бы оказался прав, не хотелось совершенно.

Но факт остается фактом: картины не могли чудесным образом появиться на пороге Бюро. И доки. И дерганое поведение друга в последние недели никуда не исчезло.

- Я очень рад, что сумел тебя повеселить, конь педальный. Но все же не соизволите поделиться с напарником информацией о таинственном информаторе.

Джаред все еще красный после приступа веселья, серьезно посмотрел на друга и тяжело вздохнул:

- Да не такой уж он и таинственный.

- В смысле?

- В смысле мы с тобой его знаем, как никто другой.

- Блядь, Пада, кончай разговаривать гребаными ребусами. Я уже, между прочим, пару стаканов в себя опрокинул и, прошу заметить, на голодный желудок!

- Тоже мне подвиг. Пф.

Маннс не повелся на провокацию и в ожидании отстукивал пальцами по деревянной столешнице, не забывая при этом методично и систематично нажираться.

- Ты уверен, что хочешь знать?

- Японские грабли! Да!

- Это Морган.

Маннс выплюнул половину выпитого на Падалеки и на стол. И задыхаясь, знаками попросил официантку принести ему воды. Девушка быстро привела стол в порядок и поставила стакан перед Джейсоном, который хрипел, как полудохлый бизон.

- Что-то не в то горло попало... – просипел Маннс и набросился на воду. Глотал жадно с закрытыми глазами,  потом бухнул стаканом об стол и тихо-тихо переспросил: - Кто? Просто мне показалось... - надежду в глазах, склонного к драматургии Маннса можно было зачерпывать ложками.

- Макс Морган.

Глаза расширились, и Джейсон вызверился окончательно:

- Да ты, я погляжу, с ума ебнулся окончательно?

- О, Джейс, ты даже себе не представляешь насколько я ебнулся.

Выдержав паузу в пару секунд, Джейсон продолжил:

- Так, я уверен, что сто раз пожалею о своем вопросе, и поэтому сначала я допью этот стакан, потом еще один, а потом все-таки спрошу.

Джейсон выполнил первую часть очень оперативно, подозвав все ту же официантку, с просьбой принести что-нибудь поесть, и уставившись уже изрядно помутневшим взглядом на Падалеки, произнес:

- Каким таким хуем, этот Морган затесался в информаторы?!

Джаред лишь горько усмехнулся:

- Ты даже себе представить не можешь, как сейчас ты близок к истине.

- Ну, жги, - великодушно кивнул Маннс, плеснув еще виски в стакан.

- Помнишь, когда ты не пришел на встречу, потому что… «оказывал последнюю услугу» своей бывшей? Ну, в клуб, помнишь?

- Ну, - Джейсон, прищурившись, смотрел на него.

- Тогда ко мне подкатил один парень. Эффектный такой, знаешь, красавчик…

- Это важно?

- Да. Не перебивай, пожалуйста. Я и сам собьюсь, - Джаред сделал большой глоток и, прокашлявшись, продолжил: - Так вот я привел того парня домой, а на утро нашел у кровати… записку.

- И что в ней было?

- Это был он, - Джаред не поднимал глаз.

- Прости?

- Морган. Это был Морган.

Джаред уж было подумал, что напарник никогда с ним больше не заговорит, так долго он молчал. Но тут Маннс выдал:

- Блядь!

Падалеки потер виски, так и не решившись поднять на него взгляд.

- Блядь! – снова выругался Джейсон. – Ты трахался с Морганом?

- Да.

- Ладно, ты же не знал. Стоп! Это он тебе постоянно названивает?

- Да.

- Блядь!

- Да…

- Стой, ты с ним разговаривал. Я видел несколько раз, как вы довольно мило ворковали. Ты общаешься с ним?

- Ну, - Джаред замялся, но решил, что на попятную идти уже поздно. – Сначала я не говорил с ним, но потом… потом все как-то закрутилось.

- И теперь вы с ним лучшие друзья, что ли? – саркастично уточнил Маннс. – Ты ему помогаешь теперь? В доках. Это ты его отпустил, да?

- Что? Нет! Конечно, нет! Я же был там один, на хрена бы я вообще тебе звонил, тогда?

- Как же он скоперфильдился?

- Он спер мою булавку, ты же знаешь.

- Как же ему удалось? Или ты и там с ним потрахаться успел?

- Нет! Но…

- Блядь, ну что еще? – Маннс закрыл ладонью лицо.

- Мы, - очередной глоток. – Мы поцеловались.

Джейсон сквозь пальцы посмотрел на него.

- Ты не понимаешь, Джейс! Он, как магнит! Я не выдержал.

- Ладно, - Джейсон поднял ладони в примирительном жесте. – Ладно. С этим все ясно. Что с картинами? Почему он их вернул? Подарок дорогому любовничку?

- Нет. Карлос дал мне наводку на возможное дело, я выследил Моргана и прижал его.

- Только обойдись без сальных подробностей.

- Да я не об этом, - кровь бросилась Джареду в лицо. – Я поймал его с поличным…

- И вместо того, чтобы его арестовать, - подсказал напарник.

- Я предложил ему сделку. Я отпускаю его, а он возвращает Моне и оставляет это дело.

Джейсон кивнул, обдумывая что-то, а потом спросил:

- А вчера? Ты был с ним?

Джаред молчал, спрятав лицо в ладонях.

- Ясно, - Маннс сделал жест, будто его сейчас вырвет. - Девочка моя, да ты еще большая Барби, чем какая-нибудь наивная школьница, которая ведется на красивые глазки! - он начал ржать, но слишком быстро успокоился и совершенно серьезно произнес: - А ты не думал, что он тебя использует? Потому что сейчас все вырисовывается именно таким образом.

- Да, я думал об этом.

- И что?

- А ничего, Джейс. Ни-че-го.

- Конечно, сейчас ты больше думаешь членом, но так продолжаться не может. Ты федерал, он преступник.

Теперь Джаред вызверился:

- Ты думаешь, я об этом не знаю?! Да я весь мозг себе уже выжрал этими мыслями! Сука эта зеленоглазая покоя мне не дает! Я должен его засадить в тюрьму, я знаю это, но как вижу его, аж руки сводит. Быть с ним хочу.

Джейсон тихо произнес, тоном абсолютно трезвого человека:

- Джара, очнись! Он преступник, чтоб его. Мы таких ловим! И если это не сделаешь ты, то сделаю я. Ты это понимаешь?

Изрядно пьяный Джаред только мотнул головой, волосы упали на глаза, открывая шею в вороте рубашки. Из-под одежды красочно выглядывал свежий укус-засос.

- А это что у тебя такое? Ой, блядь, нет. Не рассказывай. Даже, блядь, знать не хочу. Ты не заметил, что я, блядь, стал слишком часто употреблять слово "блядь"? - пьяно хихикнул напарник. - Официант, еще бутылочку! - и тихо так добавил: - Бляяядь...

Два напарника уже ржали в голос, оставив все свои дела на дне бутылки.

 

***

После разговора с напарником на душе скребли кошки, которых даже море выпитого виски не разогнало. Он чувствовал себя виноватым. Он чувствовал себя предателем и вообще полным придурком. И сейчас ему было просто необходимо, чтобы кто-то понял его, поддержал, сказал ему, что он не полный идиот. За пониманием в таком щекотливом деле и за прощением он мог отправиться только к одному человеку.

- Зак! Зак!!! - что в голове у пьяного Падалеки звучало очень даже тихо, в реальности перебудило половину округи. - Закари, еб твою мать, открывай эту гребаную дверь или, клянусь теми пончиками на углу, я вышибу ее к чертям собачим! - договаривал он уже в лицо своего друга.

Шалый блеск глаз Зака о многом бы рассказал трезвому Джареду, но так как они сейчас были примерно в одной категории "Ты пьян? Да, я пьян и что?", это уже не имело значения.

- Пада, никогда, ни при каких условиях не поминай всуе пищу богов, и тем более не смей ею клясться. Это богохульство. Хули надо?

Падалеки поднял на него жалобный взгляд затравленного зверя, его качало из стороны в сторону и в глазах двоилось просто чудовищно. Зак только глубоко вдохнул и, схватив Падалеки за плечо, втащил его внутрь. Усадив друга на потрепанный диван, Зак подошел к холодильнику и достал пару бутылок пива. Когда вернулся, Джаред уже ковырялся в его инструментах и деталях старой тачки, которую Зак собирал по деталям с юности.

- Эй, лосяра! Руки прочь от моей детки! Я же не посмотрю, что ты в говно и начищу твою физиономию.

- Зааак, сколько времени прошло, а ты все еще ее не собрал, - пьяно протянул Падалеки. - Это твой белый кит. Белый кит, бля, прикинь? Белый кииит! - он раскинул свои ручища, видимо показывая пропорции кита.

Зак только прихлопнул по плечу друга и усадил обратно на диван, предварительно всучив ему в руку бутылку. Их бурная молодость вывела немало жизненных аксиом и одна из них гласила: «Если тебе плохо и ты пьян, то пара бутылок пива никогда не будет лишней». Левай уселся напротив, в такое же потрепанное кресло. Джаред был не просто в говно, он был в слякоть.

«Херовый признак».

Джаред рассматривал бутылку, как будто только сейчас увидел ее, а потом выдал:

- Трава есть?

«Пиздец хуевый признак».

- Пада, что приключилось-то?

Джаред просто поднялся и прошел к одному из шкафчиков, висящих на стене около разобранных машин. Зак молча, за ним наблюдал. Послышался звон, потом звук падающих отверток, множество ругательств, разбившаяся банка, попытка собрать стекло, маты, открытие металлической коробки из-под чая. В поле зрения Зака сначала появилась коробка, а потом Джаред, взгляд у него был, как у обиженного ребенка, ожидавшего на Рождество велосипед, а получившего скрипку.

- Ты перепрятал траву? Зак, какого хрена?

- Ты мне сам советовал ее перепрятать, ибо в коробке из-под чая в первую очередь и посмотрят.

- Да? И куда же я посоветовал тебе все перепрятать? - его огромные ножища явно его не держали и он прислонился к косяку.

- Ты и не советовал. Ты ж завязал.

- Зак, где?

Капитулируя, друг махнул в ту же сторону:

- Мюсли.

- Гений! Серьезно, Зак, ты гений! - доносилось уже от шкафчиков.

Прихватив пакетик, Джаред уселся обратно. Сделав первую затяжку, откинулся на спинку дивана.

- Выдыхай, чучело! Разучился?! И не переводи продукт, дай сюда!

После косяка и прихода, Джаред уже валялся на диване и рассуждал на тему жизни на луне. Зак же смотрел на второй этаж своей мастерской и, по совместительству, место жительства и орал дурниной, что Джаред, мать его, Падалеки, перебудил всех его соседей, когда завалился сегодня ночью, и что теперь никто, абсолютно никто, к нему не придет и не угостит пирогом. Джаред ржал и ел сухое печенье.

- Так что стряслось, Пада? - совершенно серьезно, без намека на дурь.

- Я влип, Зак. Я просто вляпался по самую маковку.

- Ты кого-то убил? Нет? Тяжелые наркотики? Кто-то скончался? Фуф. Слава Бобу Марли. Не первый раз и не последний раз. Разрулишь ты свое дело, не гони. Засадишь Моргана своего ненаглядного.

- Нет, брат, ты не понял. Я не хочу разруливать дело. Не хочу засаживать Моргана, - и добавил тоскливо: - Сука эта зеленоглазая, весь мозг мне протрахал!

- А? Чего-то ни черта не понял.

- Я сам ни черта не понимаю. Запутался и сука эта веснушчатая... Блядь! - протирая обеими руками лицо, крикнул он. - Блядь!

- Погоди-ка, - остановил его Левай. – Кажется, мы проскочили пару пунктов. Намекни, будь любезен, что за катастрофическая хуйня у тебя случилась.

- Я с ним встречался, - трагичным голосом признался Падалеки.

- На деле?

- Да дома у себя, Левай! – заорал Джаред. – Я, блядь, трахался с ним!

Через мгновение Зак оглушительно заржал, совершенно не оценив всю степень безысходных страданий друга. Джаред даже подумывал не обидеться ли на бесчувственную скотину, считавшуюся его другом.

- Ты спутался с Морганом? – продолжал веселиться Зак. – Я тобой горжусь, друг! Ты просто нечто!

- Заткнись ты.

- И что потом? Сдал его?

- Нет. Не смог.

- Что так? – весело уточнил Зак.

- Ща, - Джаред ощупал себя руками. – А где моя куртка?

- Там, где ты ее и повесил – на полу.

Джаред нагнулся, что бы поднять ее, но, не удержавшись, грохнулся с дивана.

- Блядь! – смачно выругался он и зашарил по карманам, под аккомпанемент заливистого смеха. - Вот, - он протянул фотографию.

- Ааа, ну, это многое объясняет, - Зак широко улыбнулся и откинулся в кресле. – Он же красавчик!

- Вовсе нет!

- Да ты посмотри на него! Прям фотомодель! И ведь, поди, даже не старается еще, - Зак вертел в руках снимок, уворачиваясь, периодически, от Падалечьих попыток отобрать его. – А глазища какие! - мечтательно протянул он, продолжая дразнить друга. - Я с девчонкой в школе встречался, помнишь? Как ее... Эми Костелло… у нее глаза тоже большущие были. Карие правда, что не так эффектно смотрится, как зеленые.

- Хватит уже слюной капать! – вызверился Джаред. – Влюбился что ли?

- Ну, а что? Он же секси! – Зак подглядывал за ним исподтишка.

- Неправда! Он конопатый, и глаза у него косят!

- Да? – Зак присмотрелся повнимательнее. – Не вижу. По-моему охуенно прекрасные зеленые бездонные, порочные, влекущие глаза.

- Сука! – Джаред с силой зашвырнул в него диванной подушкой.

- Если вам нужно уединиться, mi casa es tu casa, muchacho[1].

- Заткнись, мудак! – Джаред выхватил фотографию, выдал ржущему, как гиена другу подзатыльник и направился вглубь гаража.

- Останешься, сегодня, у меня, - крикнул ему вслед Зак. – Тебя же ноги не держат.

Ну, и ладно. Можно и у Левая остаться. Домой все равно идти не хочется, там ни одного уголочка не осталось, где бы они с Морганом не порезвились. Джаред не готов был вернуться туда и найти пустоту, а тут, в доме друга, у него даже есть своя комната. Ну не совсем комната, так, что-то типа мансарды под крышей, зато там нет ненужных сейчас воспоминаний, и нет запаха, который потревожит его сон.



[1] mi casa es tu casa, muchacho (исп.) – мой дом – твой дом, дружище



Глава 8

Дженсен открыл дверь в свою квартиру, как можно тише, чтобы не разбудить ребят. Он вошел в гостиную, и его взгляду открылась умилительная картина: Мэтт, полулежа, спал на диване и, как самую дорогую драгоценность, обнимал Софию, которая спала рядом с ним, пристроившись на его груди. Дженсен улыбнулся и решил по-тихому проскользнуть в свою комнату, но стоило ему сделать шаг, как он снес какую-то коробку, которая шумно перевернулась, и на пол из нее посыпался какой-то хлам.

- Ёбаные черти! – выругался Дженсен, не сдержавшись. – Это еще что за хрень?  

Мэтт вздрогнул от звука и проснулся. Приоткрыл глаза, расплылся в счастливой улыбке, найдя в своих объятьях спящую красавицу, и потерся лицом о ее макушку, погладил ласково по спине, и только после этого заметил затаившегося Дженсена.

- Я что-то пропустил? – веселым шепотом спросил Эклз. – Классно смотритесь.

Мэтт нахмурился и не ответил, зевнул широко, а потом тихо позвал:

- Соф, - отвел упавшую прядь с ее лица. – Софи, проснись. Блудный сын приперся.

- Что? – сонно спросила девушка, с трудом открывая глаза.

Она села и потянулась, а потом хмуро исподлобья уставилась на Дженсена.

- И давно вы тут меня караулите? – широко улыбнулся Эклз.

Девушка поднялась, и на мгновение Дженсену показалось, что она ему сейчас врежет, такие злые у нее были глаза. Но она лишь прошла мимо него, испепеляя взглядом, и так ничего и не сказала. Дженсен смотрел ей вслед, борясь с желанием догнать и попросить прощения, за что бы там ни было.

- Что за буря? – он перевел взгляд на друга.

- Ты вообще, хоть немного, хоть капельку, думаешь своей безмозглой башкой, когда что-то делаешь?

- Твой вопрос противоречит сам себе, - попытался пошутить Дженсен. – Если башка безмозглая, как ей можно думать?

- Решил сменить профессию и в комики подался? – Мэтт явно не был настроен на шутки. - Придурок безголовый. Ты срываешься с места, бежишь к этому федералу, а потом вырубаешь мобильник и пропадаешь на два дня! Что мы тут должны думать, по-твоему?

Не дожидаясь ответа, Мэтт поднялся и вышел. Через пару секунд хлопнула дверь в его комнату.

- Ну, и что это такое было? – Дженсен в растерянности почесал затылок.

Он решил разобраться с этим позже, а пока хорошо бы поспать.

 

***

- Дженс, - София постучала в дверь и заглянула в комнату. – Дженсен, спишь?

- Соф, я вернулся на рассвете, конечно, я сплю, - сонно пробубнил он и сунул голову под подушку.

- Уже десятый час.

- О! Неужели! А я все еще в постели? Немыслимо, - Дженсен пытался говорить с сарказмом, но к концу фразы, практически провалился обратно в царство Морфея.

Одеяло слетело на пол, и Дженсен получил чувствительный тычок под ребра.

- Вставай.

- Соф, ну, ты чего?

- Немедленно, - девушка была серьезна, как никогда. – Жду тебя в гостиной.

Дженсен проводил ее взглядом и снова упал на подушку.

- И даже не думай опять заснуть! - крикнула София из коридора.

- У тебя что, камера тут? - проворчал Дженсен, поднимаясь.

Он вошел в гостиную и сразу почувствовал напряженную атмосферу, от которой даже воздух в комнате как будто стал гуще. София сидела на диване, закинув ногу на ногу, и нервным жестом теребила волосы. Мэтт стоял у окна и хмуро глядел на него, скрестив на груди руки. Дженсен огляделся, не вполне понимая причину столь холодного приема, и наткнулся взглядом на коробку забитую их фальшивыми документами.

- Так вот, что я снес с утра, - он решил попытаться разрядить обстановку. - Генеральную уборку затеяли? Кстати, да, от некоторых, действительно пора избавиться. Они конкретно засвеченные, - Дженсен изобразил веселую улыбку и принялся рыться в документах. - О, Соф, на этих классная фотка! - и, не дождавшись никакой реакции, спросил: - Ну, ладно, что?

- А ты не догадываешься "что"? - холодно кинул Мэтт. - Ты подумай.

Дженсен помычал немного, придумывая причину.

- Это как-то связано с тем, что мы до сих пор не придумали, как стянуть "Розовую королеву"?

По лицам друзей он понял, что промахнулся с версией.

- Я пропустил свою очередь выносить мусор?

Опять мимо.

- Ребят, ну, в чем дело? Окей, поиграем в "горячо-холодно"? Хоть намекните, где я накосячил.

- Ты, правда, не понимаешь? - спросил Мэтт.

- Подозреваю, это как-то связано с выходными.

- О, Соф, гляди, у него еще что-то работает в голове. Продолжай, Дженсен.

- Вы что, расстроились, что я провел уикенд не с вами? Ну мы же и так почти неразлучны, думал, вы обойдетесь без меня пару дней. Или вы обиделись, что я грубо поговорил с вами по телефону? Ну простите, ребят. Просто момент был не подходящий, я не мог поболтать. Не сердитесь, ладно? - он улыбнулся примирительно.

- Прекрати поясничать, - заговорила София. - Тебе кажется, что это все очень весело, да? Как ты мог, так поступить? О чем ты вообще думал, когда поперся к нему?

- Да ни о чем я не думал, - тихо отозвался Дженсен.

- И это заметно, - кивнула девушка.

- Что с тобой происходит, брат? - Мэтт безуспешно пытался поймать его взгляд. - Тебе что, уже не хватает адреналина от работы? Или это из-за последнего провала?

- Это не из-за адреналина и не из-за провала, - Дженсен уже начинал заводиться.

- Из-за чего тогда?

- Ни из-за чего, - Дженсен замялся на секунду, скрестил руки на груди и вызывающе продолжил: - Я хотел развлечься! Потрахаться! И мне нравится трахаться с ним!

- Он не единственный человек, с которым можно потрахаться в этом городе! - Мэтт тоже перешел на повышенные тона. - И далеко не лучшая кандидатура!

- Откуда тебе знать? Ты же не пробовал!

- Ты не должен больше так рисковать, Дженсен, - мягко сказала София, стараясь утихомирить мужчин.

- Ну, что вы меня, как мальчика отчитываете? - взвился Эклз. - Я уже совершеннолетний и сам могу решать, с кем проводить время!

- Ты подвергаешь опасности не только себя, но и нас! - Мэтт тоже не унимался.

- Вы тут ни при чем!

- Тут все при чем!

- Я не собираюсь просить у тебя одобрения! Или разрешения!

- А мог бы! Потому что сам ты, похоже, ни хуя не соображаешь!

- Так, все, успокойтесь, - София поднялась, вставая между ними. - Вы еще подеритесь.

Они и правда уже сошлись, чуть ли ни вплотную, рассержено глядя друг на друга.

- Тестестероном позже поплюетесь, - девушка хлопнула ладошками им по плечам, отвлекая на себя. - Сейчас у нас есть проблема поважнее. Ну все! Разойдитесь! Падалеки мог проследить за тобой до дома, - продолжила она, когда убедилась, что мордобой откладывается.

- Соф, ну я же не идиот.

С дивана послышалось скептическое фырканье Мэтта.

- Ты хочешь мне что-то сказать? - вновь подкинулся Дженсен.

- Да! Ты идиот!

- Прекратите!

- Я буду делать, что хочу! - выкрикнул Эклз.

Мэтт резко поднялся с дивана, проходя мимо Дженсена, толкнул его плечом и бросил в лицо:

- Как был, так и остался эгоистичным подростком!

- Ты куда? - взволнованно спросила София.

- На пробежку! - саркастично выплюнул Мэтт.

Соф вздрогнула, когда за ним оглушительно захлопнулась дверь.

Дженсен рыкнул и вылетел из гостиной.

- Ты-то куда?

- Спать! - раздраженно крикнул он, перед тем, как захлопнулась дверь в его спальню.

София вздохнула и обессилено упала на диван.

- Ну, вот и поговорили.

Спустя пару часов, она открыла дверь в комнату Дженсена и, как ни в чем не бывало, весело сказала:

- Я суши заказала. Составишь мне компанию?

- Не хочу, - буркнул Эклз, который так и не смог заснуть после разговора с друзьями.

- Дженсен, составь мне компанию, - тоном строгой мамочки сказала Буш и с нажимом добавила: - Это не был вопрос.

На что Эклз лишь обреченно выдохнул, направляясь за девушкой на кухню.

- Бомер вернулся? - старательно выдерживая равнодушный тон, поинтересовался Дженсен, когда они расположились за столом.

- Нет.

- Звонил?

- Я звонила.

На мгновение между ними повисла тишина.

- И что сказала? - поторопил Дженсен, нервно постукивая палочками по роллам.

- Спросила где он, - девушка блаженно зажмурилась, отправив в рот, особенно аппетитный кусочек.

- И где? - он увлеченно топил ролл в соусе.

- Сказал, что хочет поразвлечься и потрахаться.

- Так и сказал? - недоверчиво переспросил Дженсен.

- Слово в слово. Прекрати издеваться над суши!

- Прекратил.

Обед закончили в тишине, думая каждый о своем. Позже они пили вино в гостиной, и София сбросила свою бомбу, когда Дженсен сделал очередной щедрый глоток.

- Милый, ты влюбился?

Дженсен закашлялся, подавившись вином. София подошла к нему и заботливо похлопала по спине. Когда Эклз отдышался, девушка продолжила, присаживаясь с ним рядом:

- Ну так что? Влюбился в него?

- Соф, что за глупости? - Дженсен заерзал на диване.

- Милый, мне ты можешь сказать, - ласково погладив друга по плечу.

- Обязательно скажу, если что-то подобное произойдет в моей жизни, - усмехнулся Эклз, хотя чувствовал себя неуютно уязвимым от этого разговора.

София посмотрела на него долгим внимательным взглядом, и, похоже, решив что-то для себя, кивнула.

- А он тоже?

- Что тоже? - напряженно отозвался Дженсен.

- Ты уверен в нем? - переспросила Буш.

- Нет.

София опять кивнула.

- Собираешься встретиться с ним снова?

- Да.

- А он захочет?

- Не знаю.

Все так же прямо глядя ему в глаза, София продолжила:

- Он может тебя посадить.

- Может.

- Но ты все равно хочешь быть с ним?

- Хочу.

- Но ты не влюблен?

- Соф!

Девушка наклонилась к Эклзу и, чмокнув того в щеку, посоветовала:

- Отдохни, милый. Тебе нужно поспать, - и ретировалась в свою комнату, оставив Дженсена наедине со своими мыслями.

 

***

Дженсен провалялся в постели полдня, иногда забываясь в полудреме. На душе было неспокойно и муторно. Он даже не мог вспомнить, чтобы они с Мэттом когда-нибудь так ругались. Обычно спокойный Бомер так разозлился на него, что, если бы не София, он точно не удержался бы и врезал Дженсену. И Дженсен, в общем-то, понимал его. Хотя и злился на него за то, что тот открыто высказал ему все, в чем Дженсен предпочел не признаваться даже себе самому - что он совершенно терял голову в этой жажде близости с агентом, что он подвергал риску своих друзей, что вел себя безрассудно и глупо. Конечно, Мэтт зол на него. Странно, что еще так долго терпел. Дженсен со вздохом в очередной раз перевернулся с боку на бок. Он переживал из-за ссоры и волновался о том, где теперь носит этого балбеса. За окном давно стемнело, а от него ни слуху, ни духу. Оставалось надеяться, что Мэтт не решил отыграться по полной, и не пропал бесследно на два дня. Дженсен взял мобильник и набрал его номер. Он долго смотрел на цифры, не решаясь нажать на вызов. Не решился. Быстро, не думая, набрал другой номер, он долго слушал длинные гудки, прежде чем в трубке раздалось сонное мычание.

- Привет, агент.

- Ворюга, - послышалось протяжное, кажется, с улыбкой в голосе.

- Скучаешь по мне? - спросил Дженсен, тоже улыбнувшись.

- Сука. Ненавижу тебя. Сволочь зеленоглазая.

- Ты там что, пьяный? - брови Эклза подозрительно поползли вверх.

- Я не пьян! И не обкурен! Я апза... Блядь! Обсалютно трезв!

Дженсен ошеломленно слушал невнятное выступление агента и пытался сдержать смех, который все-таки прорвался, когда на той стороне послышался грохот. Такой, будто упала ваза или лампа, а потом и немаленькая тушка самого агента.

- Падалеки, что там у тебя происходит?

- Блядские кони!

- Ты что упал?

- Чего ржошь? Меня из-за тебя уволят, к ебеням! Или посадят!

- Не сгущай краски, зайчик мой.

- Я тебе не зайчик! - немедленно взвился Джаред.

- Конечно, нет, - тихо отозвался Дженсен. - Я сейчас приеду и уложу тебя в постельку. Спою тебе колыбельную, хочешь?

- Даже не вздумай появиться на моем пороге. И вообще, я не дома.

- А где? Скажи, я заберу тебя.

- Тебя это не должно волновать! И не должно касаться! И вообще это не твое дело!

- Но меня это касается. И волнует. Очень сильно. Ты меня волнуешь, Падалеки.

- Все, заткнись! Я сплю! И не звони мне!

- Спокойной ночи, мой хороший, - успел сказать Эклз, прежде чем агент отключился.

Дженсен отложил телефон и потянулся, довольно улыбаясь. Агент явно нажрался и, похоже, еще и обкурился, думая о нем, Дженсене. Значит, он тоже вспоминал о нем весь день - это хорошо. И пусть сейчас он артачится, сопротивляется своим чувствам, это пройдет. Завтра Дженсен перезвонит, и все наладится. Размышления прервали громкие ругательства, произносимые совершенно пьяным голосом Бомера.

- Ну, слава Богу! И этот пьянчуга объявился, - улыбнулся Дженсен, слушая, как Мэтт отчитывает входную дверь за излишнюю громкость.

- Набегался? - голос Софии совсем не звучал сонно.

- Привет, красавица моя!

- Как поразвлекся?

- Отлично! - довольно протянул Бомер.

- Убери руки. От тебя несет дешевыми духами.

- До дорогих мне никак не добраться, - сокрушенно отозвался Мэтт.

- Прекрати. У тебя помада на щеке.

- Да, одна девушка поцеловала меня.

- Три разных цвета.

- Нууу... Возможно, их было трое. А ты что, ревнуешь?

- Ложись спать.

- Эклз не смылся?

- Он спит.

- Ты с ним говорила?

- Да.

- И что с ним?

Дженсен замер в ожидании ее ответа.

- Все в порядке. Иди спать.

 

***

На следующий день радужные мысли о том, что все будет хорошо, начали меркнуть. Падалеки динамил его весь день, отговариваясь короткими фразами типа "я занят", "не могу говорить" или "мне некогда". Когда же Дженсену удалось, наконец, вывести его на разговор, уже поздно вечером, то разговор этот ему совсем не понравился.

- Привет, агент. Уделишь мне, наконец, пару своих драгоценных минут?

- Что у тебя? Говори, - сдержано отозвался Падалеки.

- Хочу тебя видеть, - зашептал Дженсен. - Видеть, чувствовать...

- Это невозможно, - резко перебил его Джаред.

"Ну, снова здорово!"

- Ну, чего ты, агент? - мягко спросил Дженсен.

- Вот именно, - голос Джареда был серьезен и тверд. - Я агент. Ты вор. Слушай меня внимательно, я скажу это один раз. Ты больше не будешь мне звонить. Не будешь приходить ко мне. Или еще каким-то образом пытаться со мной контактировать. Если хочешь сохранить свободу, советую, не приближаться ко мне. Все, что было между нами - это ошибка. И это больше не повторится.

- Ты не серьезно, - Дженсен неверяще уставился в пространство перед собой.

- Я серьезно, - уверено ответил Джаред.

- Но как же?..

- Я все сказал. Прощай, ворюга.

Дженсен слушал короткие гудки и чувствовал, как земля уходит из-под ног. Похоже, Падалеки верил в то, о чем сейчас говорил, но Дженсен не мог это принять. Им нужно встретиться, почувствовать друг друга, посмотреть в глаза. Ведь глаза не могут врать. Падалеки не выдержит, проколется. Он не сможет отречься от всего, что было, глядя Дженсену в глаза, он не такой хороший лжец.

"Черт! Как это случилось? Кто так качественно промыл Падалеки мозги?"

Дженсен устало потер виски и подошел к окну, фонари на улице горели холодным, враждебным светом, и небо давило всей своей неподъемной тяжестью. Еще утром он пребывал в отличном настроении и был готов сворачивать горы и пересекать океаны вплавь. Он вроде даже помирился с Мэттом, Бомер по-прежнему не одобрял увлечение друга, но принял его право самому выбирать себе сексуальных партнеров. Дженсен, в свою очередь, признал, что вел себя несколько опрометчиво и торжественно пообещал стараться все-таки сначала думать, а потом уже делать. Они обсудили свои возможности по добыче бриллианта для Софии, выпили по пиву и разошлись каждый по своим делам.

Дженсен вздохнул и отошел от окна. Желание немедленно отправиться в Бронкс или где бы там ни был агент, и заставить его поменять свое решение, забыть о тех резких словах, которыми он так решительно и уверено обрушил радужные иллюзии Дженсена, никуда не делось. Эклз был готов отыскать упрямца, выжечь из него всю эту дурь поцелуями и ласками, руками и губами вытянуть мысли о разлуке. Он схватил свою куртку и уже почти вышел из комнаты, когда вспомнил обещание, данное Мэтту сегодня утром, и решил все же сначала подумать. Он отбросил куртку и уселся на кровать. Стоило на минутку притормозить, как липкое, неприятное чувство охватило его. Страх. Эклз понял, что боится. Боится, что сейчас Падалеки, как никогда, близок к тому, чтобы осуществить свои угрозы. Боится, что при встрече агент не даст ему возможности, сказать хоть слово, объясниться, уговорить себя. Не позволит Дженсену прикоснуться к себе и не позволит себе вспомнить о том, как хорошо им было вместе. Но с другой стороны, Дженсен слишком хорошо помнил совместные выходные, каким был Падалеки, когда забывал, что он агент, как он ластился к Эклзу, что позволял делать с собой. Это не могло пройти бесследно. Нельзя все это так просто выбросить из головы. Но с другой стороны, он хорошо помнил и их встречу в доках. Как Падалеки гнался за ним, как без колебаний готов был сдать его. Помнил то чувство, что испытал, глядя в темное дуло пистолета, нацеленное ему в голову. Но с другой стороны, в тех же доках был и приятный момент, когда Падалеки все же поддался своим чувствам и поцеловал его. Но с другой стороны, это не остудило его решимости сдать Дженсена.

"Ебаные черти, Мэтт! Будь ты проклят со своими советами подумать!"

Дженсен лег спать злой и несчастный. Он решил дать Падалеки время остыть, угомониться немного, дать ему поскучать. Завтра Дженсен позвонит и все исправит, уж в этом он успел приобрести приличный опыт.

 

***

- Да чтоб тебя! - Эклз с силой бросил телефон на постель. - Какой же ты упрямый осел, Падалеки!

Агент весь день игнорировал его звонки. Этот обормот просто не брал трубку! Он не принимал и не сбрасывал вызовы, он просто вообще никак не реагировал! Совсем! Это страшно бесило Дженсена. Было чувство, что они просто оказались в разных измерениях. Эклз - в нормальном, где люди говорят друг с другом, а Падалеки застрял в измерении невыносимых, упертых баранов, неспособных на адекватное общение!

Во второй половине дня он сообщил ребятам, что собирается навестить приятеля и вернется, скорее всего, поздно или даже завтра.

- Или ты вообще не вернешься, - сказал Мэтт, глядя ему в глаза. - Твой приятель тебя повяжет или пустит тебе пулю в башку, - он приставил два пальца к его лбу и слегка толкнул, изображая выстрел. - Ты же к Падалеки намылился.

- Я, - Дженсен замялся, всматриваясь в глаза друга, и понял, что лучше сказать правду, чтобы не нарушить их перемирие. - Да. Я должен поговорить с ним, понимаешь?

- Нет, - Мэтт покачал головой. - Я не понимаю. Но решать тебе, - сухо добавил он.

- Все будет хорошо, дружище, - Дженсен сжал его плечо. - Не волнуйся.

- Иди, раз должен, - София обняла их обоих. - Но прошу тебя, будь осторожен.

- Все будет хорошо, - снова повторил Дженсен и поцеловал девушку в висок.

 

***

Он сидел напротив дома Падалеки уже почти три часа. Китайская еда, которую он прикупил в том ресторанчике, чтобы порадовать агента, успела превратиться в остывший неаппетитный комок, а сам Дженсен успел передумать кучу самых разнообразных мыслей. Когда он уже пропустил через себя все ужасы вроде того, что агента арестовали из-за него, или его подстрелил какой-нибудь недотепа вроде Родриго, пытаясь скрыться с места преступления, или, не дай Бог, его убили, в голову закралась еще более страшная мысль - а вдруг агент нашел себе кого-то другого... Нашел себе какую-нибудь длинноногую, белокурую Барби, с которой Дженсену никак не тягаться, ввиду некоторых физиологических особенностей. Едва он успел додумать эту мысль, как к подъезду подкатила машина агента. Уже через секунду Эклз понял, что агент не один.

- Нда, Барби нынче уже не те, - ехидно протянул Дженсен, наблюдая, как с пассажирской стороны вылазит здоровый, широкоплечий мужик, едва ли уступающий Падалеки в росте, кажется, это был его напарник. - По трафарету их там, что ли, выбирают, - проворчал он.

Хотелось немедленно подойти и растолкать их, потому что невыносимо было смотреть, как шутят и смеются эти двое, как они свободно говорят и легко касаются друг друга, так привычно и непринужденно. Блядь! Этот хер кудрявый не должен лапать его агента!

Они вошли в подъезд под громкое ржание, и Эклз проводил их недобрым взглядом. Вот сейчас он поднимется и устроит им там веселье! Особенно Падалеки обхохочется! Дженсен рванул к подъезду, но у самой двери опомнился и решил немного подождать. В конце концов, они же напарники. Не так уж и странно, что они вместе. В девять часов вечера. Приехали на одной машине. И в воскресенье этот мудак звонил Падалеки и пытался навязать свое общество. Кровь снова закипела. Так. Нужно успокоиться. Возможно, им нужно поработать. Может этот напарничек заберет какие-нибудь документы и свалит. Тогда у Дженсена появится возможность поговорить с Падалеки.

Через сорок минут Дженсен потерял надежду на то, что напарник агента сегодня уйдет. Он даже не заметил, как оказался у квартиры Падалеки. Дженсен стоял и смотрел на заветную дверь, а перед глазами, сменяя друг друга, рисовались болезненно яркие картинки того, что происходит за ней. Невероятным усилием воли он заставил себя уйти, швырнув пакет со жратвой тут же под дверь агенту. В ближайшем магазинчике он купил бутылку виски и, поймав такси, отправился обратно домой. Он высосал больше половины бутылки, пока добрался из Бронкса до Манхеттена.

Мэтт оглушительно заржал, как только открыл ему дверь.

- Ты злой, - сообщил Дженсен, оттолкнув его с дороги.

- Не верю своим глазам! - продолжал глумиться Бомер. - Падалеки тебя отшил? Этот парень начинает мне нравиться!

- Этот парень мой, - Дженсен строго посмотрел на него, вернее попытался, но не сумел определиться, на какого из Бомеров посмотреть строже.

- Ты уверен? - Мэтт подхватил едва не свалившегося Дженсена под руку и повел его к дивану. - Кажется, он об этом не знает.

- Еще узнает, - заявил Дженсен и великодушно протянул другу бутылку: - Будешь?

- Воздержусь, - и, продолжая обидно ржать, Мэтт закричал: - Соф! Иди сюда! Ты должна на это полюбоваться! Соф!

Девушка вошла и округлившимися глазами посмотрела на Дженсена.

- Милый, что случилось?

- Падалеки его бортанул! - не унимался Бомер. - Хоть у кого-то из них котелок варит!

- Мэтт, - девушка укоризненно посмотрела на него и оттеснила от дивана. - Иди лучше кофе свари, весельчак. Угомонись уже.

Мэтт послушно отправился на кухню, а София присела на диван и положила себе на колени голову Дженсена, который теперь лежал в позе зародыша и смотрел в одну точку перед собой.

- Что там произошло, Дженс? - тихо спросила она и ласково погладила его волосы. - Вы поругались? Он не захотел с тобой говорить?

Дженсен, игнорируя ее вопросы, перевернулся на спину и уставился в потолок. В его глазах разгоралась злость, сменяя собой пьяную тоску.

- Дженсен...

- Соф, тебе же нравятся "Кувшинки"?

- Да, но у нас их больше нет, - осторожно ответила девушка.

- Так давай вернем их обратно! - Дженсен поднялся и нетвердой походкой направился к себе в комнату.

- Дженс, я тебе кофе сделал, - окликнул его вошедший Мэтт.

- Ага, - откликнулся Эклз и заперся у себя.

 

***

Падалеки развалился на своем диване, наблюдая, как каналы сменяют друг друга, повинуясь легкому движению его пальца. Если бы все в жизни было так просто. Например, было бы здорово уметь не думать о том, о чем не хочешь. Слава Богу, что эта неделя, наконец, подошла к концу. Завтра он уедет домой, к родителям, приедут его брат с семьей и сестренка, уж семья-то сумеет отвлечь его от тягостных размышлений.

Морган не звонил ему со среды. Похоже, он приходил в тот день, но ему хватило мозгов, или инстинкт самосохранения сработал, и он не постучал в дверь. Джаред припомнил, как похолодело у него в животе, когда он, провожая напарника, нашел у себя под порогом пакет с китайской едой из его любимого ресторана. Из того ресторана, куда он водил ворюгу на ужин. Падалеки вздохнул и отбросил пульт. По крайней мере, хорошо то, что Морган, очевидно, уяснил себе, что Джаред больше не собирается страдать херней. Ведь трахаться с разыскиваемым федеральным преступником, когда ты являешься ведущим его дело федеральным агентом - это и есть страдание херней. Хватит. Он сделал достаточно глупостей. Он исчерпал свой лимит.

Сигнал мобильного заставил его вздрогнуть. Маннс, как почувствовал, что Джаред думает о том, о ком пообещал ему не думать.

- Принцессочка моя, я уже мчусь к тебе, - радостно сообщил напарник.

- На хрена? - не понял Джаред.

- Чтобы отвести тебя на бал.

- Какой... бля... бал?

- Бля... благотворительный! - с сарказмом сказал Джейсон.

- Джейс, ну нах. Не пойду я ни на какой бал. Пятница, вечер. Лучше вон в бар с парнями схожу, там Абель проставляется, опять проспорил. - Джаред был уверен, что его идея для пятничного вечера намного заманчивее какого-то там бала, но Маннс был категоричен:

- Джара! Когда тебе еще представится возможность пощеголять в бабочке и попить самого элитного шампанского? А?

На это Джаред лишь фыркнул:

- У меня нет столько денег, чтобы позволить себе это шампанское.

- Думаешь, нам не нальют даже по паре капель?

- Сомневаюсь, - саркастично отозвался Падалеки. - У города очень много нужд.

- Ладно, может тебе это и неинтересно, но к твоему огромному сожалению, а к моей безмерной радости - это приказ Бивера. Так что собирайся, моя королева! Я заеду за тобой ровно в половине восьмого. Надеюсь, ты меня представишь своим родителям, ибо у меня очень серьезные намерения! - радостно хрюкнув в трубку, он отключился.

- Идиот, - пробормотал Джаред и обреченно поплелся собираться.

Этот гребаный кавалер заявился даже раньше обещанного.

- Я волнуюсь, ведь я очень хочу понравиться твоему папочке, - заявил он с порога и, отодвигая Джареда в сторону, прошел в гостиную и плюхнулся в кресло.

- Ну и хули уселся? Поехали!

- Ой, прости, я думал, ты, как и все девочки, будешь долго собираться.

За эту фразу Маннс получил под дых с такой силой, что желание шутить отбило сразу.

Прибыв на место, они почти сразу столкнулись с капитаном.

- О! Ребятки, рад вас видеть! - воскликнул Бивер, радостно хлопая их по плечам.

Падалеки с Маннсом красноречиво переглянулись. Похоже, все-таки не все шампанское здесь продается за баснословные деньги, потому что капитан уже изрядно раскраснелся, и его глаза блестели, оценивая местных дам.

- Падалеки! Ты чего такой смурной? Приказ расслабиться! Приступить к выполнению немедленно! Маннс! Так держать! А теперь отдыхать, стреляные белки, и веселиться! Вы это заслужили.

Напевая что-то себе под нос, капитан удалился, оставив напарников в ступоре, который быстро сменился смехом.

- Пьяный Бобер - это что-то! А ты еще идти не хотел, - заявил Маннс, оглядывая зал. - Это несправедливо! Почему все пришли парами, а я с тобой?

Джаред не мог упустить случая и шутливо приобнял напарника, произнося:

- Деточка моя, неужели тебе меня мало?

Он улыбнулся самой обаятельной улыбкой, такой, что в здании мэрии должно было закоротить все электричество.

- Котеночек мой, тебя иногда даже слишком много в моей жизни! И убери лапы, я, вон, цель увидел.

Джаред улыбнулся еще ярче и демонстративно помахал рукой девушке.

- Придурок! Я тебе это еще припомню, - кинул Маннс и поспешил за белокурой красоткой.

- Дорогой! Только недолго! - Падалеки не смог удержаться от шпильки.

Наблюдающий эту сцену, нехорошо сощурил свои зеленые глаза и дал отмашку Софии.

"Да как он, блядь, смеет! Еще улыбается так, ямочками своими этими светит!"

София через балкон увидела знак Дженсена и отправилась искать Мэтта.

- Богиня моя, я говорил, что ты прекрасна?

- Говорил и не ты один! - София была явно довольна.

- Кто еще? - Бомер же наоборот растерял весь радостный тон.

- Дженс сказал, начинаем, - она проигнорировала вопрос Мэтта. - У тебя все готово?

- Готово, конечно, готово. Мне не нравится эта затея. Ох, как не нравится!

- Ладно. Мы уже здесь. И ты согласился на это.

- Ну египетские боги, я же думал, что он придет, увидит этого долговязого своего и успокоится. Ты, же понимаешь, что целью была не картина вовсе. Эх, накрылся мой спокойный вечер в компании прекрасной дамы, - он демонстративно обнял Софию и притянул ее к себе. - Мне с каждым разом, все больше нравится притворяться твоим мужем. - Мэтт соблазнительно улыбнулся, наклоняясь к ней.

- Только попробуй поцеловать меня, как в прошлый раз, и мы разыграем семейную ссору, - София уперлась руками ему в грудь, сдерживая.

- Не жадничай, дорогая, - мягко засмеялся мужчина. - Можно подумать, в прошлый раз тебе не понравилось.

- Я серьезно, Мэтт, - зашипела София, продолжая ослепительно улыбаться. - Прекрати.

- И как ты меня остановишь? - Мэтт потерся носом о ее висок.

- Ты что, шампанского перебрал? Что ты творишь?

- Ну, а что, только Эклзу позволено делать глупости? Потанцуй со мной, - он обвил ее талию руками, крепко прижимая к себе, и медленно увлек девушку в чувственный танец.

- Вы меня с ума сведете. Оба.

- Как там твой Эндрю?

- Кто? - не поняла София.

- Ну, тот, - Мэтт крутанул девушку в очередном па. - Ты встречалась с ним на прошлой неделе.

- Его звали Энтони.

- Неважно. Звали? Значит, Эвана больше нет с нами?

- Энтони! - снова поправила София. - Хотя не важно. Ты прав, его больше нет. Мне с парнями не везет.

- Просто ты выбираешь не тех парней, - пристально глядя ей в глаза, сказал Мэтт.

Немного растерявшись, София глядела на него в ответ, а потом быстро сменила тему, отводя взгляд, когда мужчина начал склоняться к ней:

- А как там твои подружки?

- Мои подружки? - нахмурился Бомер.

- Ну, те, «три помады», - напомнила девушка.

- Ах, эти. Да там ничего серьезного, тебе не о чем волноваться.

- Я и не волнуюсь.

- Вот и хорошо, - Мэтт с легкой усмешкой смотрел на нее и, когда музыка стихла, склонился и поцеловал ее в губы.

Девушка дернулась в его руках, но все-таки расслабилась в крепких объятиях, отвечая на поцелуй. Хотя уже через пару мгновений, она отстранилась.

- Ну все, хватит, - София посмотрела на него широко распахнутыми глазами.

- Спасибо за танец, - хрипло шепнул Мэтт ей в губы, легко касаясь в последний раз.

- Работа ждет, Мэтт.

- Да-да, конечно. Работа. Так что заставило его передумать?

- Все тот же.

- Ну, понятно, что тот же. Что он сделал?

- Понятия не имею, но заявился он со своим напарником. И Дженс взбесился.

Мэтт тихо присвистнул:

- Все так серьезно, да?

- Даже хуже, чем я думала.

 

***

Джаред еще какое-то время постоял среди этих напыщенных снобов, политиков и конгрессменов. Выслушав какую-то очень правильную чушь, которую вдохновенно нес Донован  со сцены. Выпив пару бокалов шампанского, которое все-таки оказалось халявным, Падалеки решил, что пора и честь знать. И когда его лицо окончательно свело от фальшивой улыбки, он направился на второй этаж.

Картины с таким трудом возвращенные городу, занимали почетное место в одном из многочисленных залов мэрии. Уже завтра их должны будут перевести в Метрополитен-музей. Направляясь в тот самый зал, чтобы напоследок взглянуть на шедевры, Джаред завернул за колонну и увидел до боли знакомую фигуру. Морган внимательно разглядывал картины, украшавшие коридоры мэрии.

Не отрывая глаз от одного из портретов, он сказал:

- Хм. Очень неплохая работа, только я не думал, что в мэрии повесят подделку. Хотя политики очень изворотливые и ненадежные люди. Им совсем нельзя доверять. Согласен? - практически не поворачиваясь, спросил Дженсен.

Джаред на мгновение замер, не веря своим глазам, и рванул вперед. Опомнился только тогда, когда уже вжал наглеца лицом в предполагаемую подделку, придавив правым предплечьем его шею и зафиксировав левую руку вора за спиной.

- Какого дьявола ты здесь делаешь?!

- Сломаешь, - зашипел Дженсен, выходя из захвата, зло толкнул Джареда в противоположную стену и отстранился. Оглядывая агента с ног до головы, произнес: - Я пришел забрать то, что принадлежит мне.

Быстро придя в себя, Джаред опасно близко подошел к Дженсену и, глядя в глаза, рявкнул:

- Да, ты, блядь, совсем охуел? Заявляешься сюда, чтобы украсть картины под носом у мэра?

Дженсен тоже сделал шаг вперед, отвечая в том же тоне:

- Я ни слова не сказал о картинах.

Джаред на секунду опешил:

- Тогда какого?..

- Пораскинь мозгами, агент. Ты же у нас умняшка, - Дженсен вскинул бровь и саркастично улыбнулся.

Джаред нахмурился, взглядом зацепившись за губы Дженсена.

- С-с-сука! - на выдохе.

- От суки слышу! - ответное.

Их швырнуло друг к другу одновременно. Они рычали, кусались и почти дрались. Время и пространство перестали существовать. Все "можно" и "нельзя" померкли, уступая место чувствам. Осталось лишь желание, ощущение сильного тела рядом, вкуса друг друга, остальное было неважно, пока... во всем здании не вырубился свет, и не сработала сигнализация.

Джаред мигом отстранился, не выпуская Дженсена из рук, глаза плохо привыкали к темноте. Горячее неровное дыхание на щеке, бешеное сердцебиение, в ушах шумело и лишь одно желание оставалось реальным.

- Прости...

И все исчезло. Дженсен исчез, оставив Джареда в темном коридоре мэрии.

Осознание, что его поимели в очередной раз, взорвалось в Джареде неукротимой яростью.

- Тварь! - срываясь в бег, зарычал в темноту Падалеки.

Джаред был все-таки специальным агентом с отличной подготовкой, и как бы быстро и бесшумно не передвигался Дженсен, он не отставал. Завернув за угол, они оказались в коридоре с окном в конце, Джаред отчетливо видел быстро удаляющуюся фигуру вора, которая скользнула вправо и исчезла из виду. Проследовав за ним, Джаред оказался на лестнице, пролетев два пролета, он врезался в Маннса.

- Какого... здесь... творится? - напарник запыхался, он был взбудоражен и явно не понимал, что происходит.

Не дослушав, Джаред рванул дальше, миновав темную комнату, кухню, судя по всему, агент побежал в ту сторону, откуда слышалось больше всего криков и ругательств. Растолкав со своего пути всполошенных людей, Джаред, наконец, выскочил через заднюю дверь и оказался в плохо освещенном переулке. Глядя по сторонам, он увидел, мужской силуэт, заворачивающий за угол здания мэрии и ловко перепрыгивающий через забор. Бросив на Джареда быстрый взгляд через плечо, вор рванул в сторону оживленной улицы. Падалеки преследовал его до тех пор, пока тот не затерялся в разноцветной толпе пятничного Нью-Йорка.

Три молодые девушки с интересом разглядывали красивого запыхавшегося мужчину в смокинге и бабочке, но испуганно поспешили дальше, когда парень со всего размаху ударил кулаком по стене здания.

Джаред выругался и потер руку, очевидно, последующая погоня не принесет результата, ворюга скрылся.

Он вошел во все еще темное здание, отовсюду были слышны взволнованные и испуганные возгласы дам и голоса переругивающихся мужчин.

- Это просто вопиющее безобразие! Что происходит?! Почему все бездействуют?

- Ой, да, заткнись ты, мудак напыщенный! - не сдержался Джаред, узнав голос конгрессмена Донована.

Похож, Падалеки высказался громче, чем думал, потому что рядом послышались одобрительные смешки, а сам Донован своевременно заткнулся.

Спустя еще пару минут неразберихи, свет наконец-то включился.

- Падалеки! Где Маннс? Почему он не с тобой? - Бивер взглядом выцепил Джареда из толпы и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Собери всех наших и пулей ко мне! Трындец празднику.

Падалеки выполнил приказ капитана достаточно оперативно и, спустя некоторое время, все присутствующие специальные агенты выслушивали эмоциональную тираду Бивера.

- Стреляные белки! Местные умельцы, походу ни хрена не умеют! Потому что, угадайте, что произошло? Гребанный Моне, из-за которого нас имели в хвост и в гриву, чтоб ему неладно было, снова уплыл в неизвестном направлении! - капитан интенсивно размахивал руками и брызгал слюной от переполняющих его эмоций.

- Обе картины? - подал голос Джейсон.

- Половину! И что, тебе от этого полегчало, Маннс?! Потому что мне нет! - припечатал Бивер и продолжил: - Здание, конечно, оцепили, но чуется мне, что с этим делом припозднились! Стреляные белки, эти бравые ребята сумели сохранить на целую неделю то, что мы искали несколько месяцев! - капитан раздраженно потер бороду. - Как сюда вообще просочились воры? И нахлабучили ведь, как сопляков зеленых! Вырубили свет, вырезали картину из рамы и смылись.

- Ну, может и не смылись еще...

- Такой умный, Пирс? Тогда бегом обыскивать здание! Чего стоишь? Через двадцать минут доложишь! Пошел-пошел! - поторопил его капитан.

- Падалеки! Это твой Морган постарался? – Бивер нетерпеливо уставился на него в ожидании ответа.

- Не его почерк, - сдержанно ответил Джаред.

Джейсон, прищурившись, вглядывался в напарника.

- Маннс! А ты что скажешь? - перекинулся на него капитан.

- Не его почерк, - подтвердил Джейсон. – Он не вырезает картины из рам. Бережет произведения искусства, видимо.

- Стреляные белки! Слишком много желающих на эти картины в Штатах.

- Может сам Донован ее и присвоил? Чтоб хоть одну по первоначальному адресу прописать, - засмеялся один из агентов.

- Заткнись, Коллинз! И не смей так шутить. Мистер Донован! - поприветствовал Бивер практически без паузы.

- Я возмущен! - с порога начал вещать конгрессмен. - Как это могло произойти? Вы что, абсолютно не способны выполнять свою работу?

- Мы здесь не на работе, конгрессмен, - твердо прервал его Бивер. На его виске задергалась жилка от едва сдерживаемой ярости. Капитан бы многое хотел высказать этому заносчивому индюку, но был вынужден прикусить язык.

- Ваши люди совершенно не компетентны! - конгрессмен не унимался. - Ваше Бюро разочаровывает меня! Похоже, вам нужны серьезные кадровые перестановки, потому что со своими обязанностями Вы, капитан Бивер, не справляетесь!

- Мои люди лучшие во всем штате, конгрессмен Донован. А может и во всех штатах. И мы свою работу сделали. И сделали ее хорошо. А если Вас не устраивает именно моя кандидатура, Вы можете обратиться с этим вопросом напрямую к генеральному прокурору штата!

- Я это сделаю, уж будьте уверены! - возмущался конгрессмен, направляясь к двери.

- Всего доброго, мистер Донован, - высказался Бивер ему вслед и добавил, когда дверь за ним закрылась: - Ублюдок тупоголовый!

В комнате повисла тишина на какое-то время.

- Капитан, - Маннс первым подал голос. - Он может устроить вам неприятности.

- Он может попробовать! Так! Ну, чего уставились? Тут явно нужна наша помощь. Вы знаете, что делать. Обыскивайте, допрашивайте, что там еще... Действуем по протоколу. Все. Разбежались.

- Я ведь говорил тебе, что не хочу идти, - проворчал Джаред, пихая напарника локтем под ребра.

- Ну и чем бы ты сейчас занимался? - отозвался Джейсон, пихая его в ответ. - А тут такое веселье!

- Ага, обхохочешься. Нам теперь тут до ночи веселиться.

 

***

Я все же ищу это,

Ищу в твоих глазах.

Знай - я осторожен буду,

И вскоре будем вместе мы сиять.

Я не пойму, что происходит сейчас,

И не знаю, что со мною будет завтра,

Я сгораю, от тебя схожу с ума

И словно ошибаюсь...

Но я буду жить сейчас,

И я знаю - буду завтра

Мне все равно, что говорят

Даже если ошибаюсь я

Даже если ошибаюсь я

Даже если ошибаюсь я

Свел ты меня с ума...

Armin Van Buuren and DJ Shah feat Chris Jones - Going Wrong


Прослушать или скачать Going Wrong бесплатно на Простоплеер 

 

Мэтт притормозил за пару кварталов от их дома, чтобы высадить друзей.

- Ладно, я сброшу тачку и вернусь, - сказал он. - Будте осторожны и не высовывайтесь. Дженсен! Слышишь? Прижми жопу и сиди на месте, понял?

- Понял-понял, - отозвался Эклз.

Они с Софией быстро и без приключений добрались до квартиры. Дженсен бросил тубус с картиной прямо на пороге гостиной и направился к бару.

- Будешь виски, Соф? - спросил он, наполняя бокал для себя.

- Нет. И тебе бы не стоило, - девушка обеспокоено наблюдала за ним.

- А я выпью, пожалуй, - он сделал большой глоток и направился к дивану.

София устроилась рядом с ним.

- Что заставило тебя передумать? - тихо спросила она.

- Я не передумал. Я собирался забрать для тебя "Кувшинки", и вот они здесь. Все по плану.

- Брось, Дженс. Мы все прекрасно понимаем, что не за "Кувшинками" туда ходили.

- Я за ними, - упрямо проговорил Эклз. - А вы за чем?

София красноречиво посмотрела на него.

- Ты не так хорошо умеешь скрывать свои чувства, как думаешь, - она погладила его по волосам. - Что он сделал?

Дженсен, скривившись, сделал еще один большой глоток.

- Он пришел не один.

- С подругой?

- С напарником.

- И что тут такого? - мягко спросила девушка. - Они же напарники. Вполне ожидаемо, что они ходят вместе.

Дженсен упрямо мотнул головой.

- Ну, почему? - София продолжала мягко убеждать его. - Наверняка, этому есть простое объяснение, - встретив вопросительный взгляд друга, она продолжила: - Уверена, это связано с работой. Они раскрыли дело. Ну, по крайней мере, вернули украденное.

- Это Падалеки вернул.

- Это не важно, они ведь напарники, значит, заслуги пополам.

- Они ведут себя не как напарники, - Дженсен упорно не хотел соглашаться с ее доводами.

- Ну, значит, они еще и друзья, - парировала девушка и ласково погладила его по спине, притягивая ближе к себе. - Не нужно так изводить себя, Дженсен.

- Я все испортил, - сокрушенно выдохнул он, приваливаясь к подруге.

- Ну-ну, успокойся, - она похлопала его по плечу и забрала стакан из его рук, отставила в сторону. - Все будет хорошо, Дженс. У тебя все будет хорошо.

- Соф, я такой мудак... - Дженсен, свернувшись калачиком и положив голову на коленки Софии, зажмурил глаза.

- Милый, тшшш... - София гладила его по голове, мирно перебирая его волосы. - Все образуется.

Дженсен судорожно вздохнул, пряча лицо.

- Он нашу шкуру спас, прикрыл нас, а я так с ним, - глухо заговорил он. - Ты глаз его не видела, когда... А потом он бежал за мной, злой, обиженный... Я предал его доверие, понимаешь? Обманул его. Снова. Он не простит. Я просто фееричный мудак, - он распахнул глаза и резко сел.

- Дорогой, может это и к лучшему, - девушка придвинулась к нему. - Послушай меня. У вас изначально не было никаких шансов. Вы существуете в разных мирах. Как ты представляешь себе развитие этих отношений?

- Я не знаю. Можно ведь что-то придумать. Я всегда что-то придумываю.

- Ну, что ты тут придумаешь, Дженс? Он федерал. Уже давно пора было это заканчивать.

Обхватив голову руками, он откинулся на подушки.

- Я не могу так. Даже если это и конец, то только не так.

Он резко поднялся с дивана и энергично направился к двери.

- Я должен все исправить. Поговорить с ним, хотя бы. Пусть и в последний раз.

- Куда ты, придурок? - крикнула София ему вслед и добавила тише, скорее для себя: - Он же убьет тебя.

Дженсен лишь отпихнул ногой Моне и вылетел прочь.  



Глава 9

Глава 9

Джаред раздраженно взглянул на часы. Черт! Сколько не смотри, а стрелка в обратную сторону не двинется. Как в воду глядел, уже за полночь, а он только домой тащится.

«Долбанный Маннс! Шампанское ему попить приспичило! В смокинге! Джеймс Бонд херов!»

Бивер, конечно, не дал спустить всех собак на своих ребят, выстояв против конгрессмена и убедив мэра, что приглашенные гости, коими являются на этом приеме его подчиненные, не могут нести ответственность за совершенную кражу. Зато сам отыгрался на них по полной, заставив до ночи рыскать по зданию мэрии и опрашивать потенциальных свидетелей. В итоге, Джаред, который с самого начала прекрасно осознавал всю тщетность этих усилий, все это время злился и психовал так, что едва не поругался со своим напарником, в душе мелочно сваливая на него вину за произошедшее. Ведь если бы Маннс не потащил его на гребанный бал, то Джаред уже бы десятый сон видел или с Абелем бухал, или с Заком, явно бы проводил время лучше!

Но теперь он, наконец-то, идет домой, где сможет расслабиться и отключить голову, выбросить все мысли. Обо всем. Обо всех. Хотя проще сказать, чем сделать.

«Ебанный Морган…»

О, вот уж нет! В эту сторону лучше даже не начинать думать, а не то он точно что-нибудь разнесет! Он открыл дверь своей квартиры и, не включая свет, прошел на небольшую кухню, откупорил бутылку виски и из горла сделал пару глотков. Янтарная жидкость опалила горло огнем. Выдохнув, Джаред распустил бабочку и стянул пиджак.

"Проклятый ворюга, сегодня ты перешел все границы".

Решив, что пары глотков ему недостаточно, он достал бокал, лед и со всем этим комплектом направился в гостиную, и почти не удивился, услышав осторожное:

- Я бы тоже не отказался выпить.

И 220 вольт

При мысли о тебе...

...

...В наручники тебя,

И на железный стол...

И 220 вольт...

 

Мара - 220 Вольт


Прослушать или скачать Мара 220 вольт бесплатно на Простоплеер 


На мгновение Джаред замер, но сразу же продолжил свое движение по комнате. Окно давало достаточно света, чтобы увидеть Дженсена, присевшего на подлокотник кресла.

Не говоря ни слова, Джаред сходил за вторым бокалом. Налив напиток, он взял один бокал в руку, а второй демонстративно пододвинул по столику.

- Как ты вошел? - спокойствие в голосе было опасней бритвы.

- Через дверь.

- Замок не тронут.

- У меня есть ключ. Я сделал дубликат, - не двигаясь с места, ответил Дженсен.

Чувство самосохранения уже охрипло от истошных криков.

- Надо сменить замок, - скорее для себя обронил Падалеки.

Пауза затягивалась, Джаред, молча, пил виски, Дженсен, поднявшись с подлокотника, остался стоять около кресла.

- Вообще-то, я пришел извиниться.

Падалеки чуть не подавился очередным глотком и, засмеявшись, произнес:

- Не утруждайся. И хватит уже мяться около этого долбаного кресла. Либо пей, либо проваливай.

Дженсен подошел к столику, взял бокал и начал исподтишка разглядывать Падалеки. Высокий и такой статный в этом смокинге, влекущий, красивый… и злой. Очень злой. Об этом говорили и поджатые губы, и напряженная поза. Дженсену до ощутимого зуда в руках захотелось подойти, обнять и взъерошить еще сильнее эту растрепанную шевелюру, поцеловать в загривок и прикусить шею. Неимоверным усилием воли Дженсен заставил себя стоять на месте, потому что здравый смысл, который пока работал, орал во все горло, что к Падалеки лучше сейчас не подходить. Он, как дремлющий вулкан, одно неверное слово, действие и катастрофы не избежать. Время тягучим гудроном зависло в комнате. Атмосфера становилась по-настоящему накаленной, оба чувствовали это кожей.

Дженсен даже немного вздрогнул, когда Джаред громко поставил бокал на столик и повернулся к нему:

- Допил? А теперь вали отсюда.

Дженсен посмотрел в свой нетронутый стакан.

- Нет.

- Я сказал, проваливай.

- А я сказал, что не уйду.

Джаред начинал выходить из себя, медленно нависая над Дженсеном.

- Мне вышвырнуть тебя силой? - тихая угроза.

- Ты можешь попытаться, - ехидно.

Первый удар пришелся прямиком в челюсть, стирая все самодовольство с этой зеленоглазой морды. Дженсен, предполагая такое развитие событий, все равно оказался не готов. Стакан вылетел из руки и упал, разливая содержимое на пол, во рту появился металлический привкус, а сам Дженсен впечатался в стену. Джаред отпихнув столик, сокращал расстояние между ними.

- Хорошо, - Дженсен поднял ладони в примирительном жесте. - Может я это и заслужил. Но только это, - второй удар оказался менее удачным, потому что Дженсен вовремя увернулся, и Джаред обрушил свой гнев на стену.

- Падалеки, остановись.

Не тут-то было! Падалеки пер на него, как бык на красную тряпку, и Дженсен отчетливо понял, что если не сумеет до него достучаться, то тот его конкретно отмудохает.

- Черт бешеный! Я не хочу с тобой драться! – Дженсен отскочил в сторону, пытаясь удержать дистанцию между ними.

- Это тебе решать, - рыкнул Джаред и, совершив резкий рывок, придал Эклзу ускорения до ближайшей стены.

- Блядь! – Дженсен поморщился, ударившись плечом, и встретил подоспевшего Джареда ударом в живот.

Его глаза тут же загорелись хищным азартом, а по лицу расползлась довольная недобрая улыбка. Похоже, он только и ждал, пока Эклз начнет ему отвечать, теперь Падалеки с чистой совестью может отвести душу.

- Агент, стой! Ну, хватит уже!

Джаред и не подумал послушаться, он кинулся на Дженсена и сбил того с ног. Они катались по полу, молотя друг друга, куда придется, пыхтели и рычали, давая выход эмоциям. Наконец, Джаред извернулся и придавил его к полу, Дженсен перехватил руку Падалеки, готовую опять обрушиться ему в лицо, выкручивая запястье. Эклз поменял расстановку сил, быстро перекидывая Джареда через ноги и усаживаясь на него, одной рукой удерживая запястья, другой упираясь в грудь разъяренного Падалеки.

- И, в конце концов! Что ты хотел?! Стоял там, улыбался со своим напарничком! Я разозлился! - глядя на злого Падалеки, прокричал он.

Джаред с силой вскинул бедра, скидывая противника с себя и, тяжело дыша, спросил:

-  Ты - что…?

Дженсен разлегся рядом и повторил:

- Я разозлился.

- И поэтому спер картину?!

Дженсен хмыкнул:

- У каждого свои методы борьбы со стрессом.

Вся злость испарилась, как воздух из спущенного шарика.

- Придурок, - Джаред покачал головой, глядя в потолок. - Боже мой, какой же ты придурок!

Они оба лежали на полу, пытаясь восстановить дыхание. Дженсен протянул руку и коснулся руки Падалеки.

- Что у тебя с ним? – этот вопрос терзал Эклза уже давно, а на вечеринке, когда он увидел, как Джаред обнимает напарника, кокетничает с ним, он просто взбесился.

- Тебя это не касается.

- Меня это, как раз касается! – Дженсен понимал, что перегибает, но все равно не смог удержаться, внутри все клокотало от злости. От ревности. – Не желаю, что бы ты касался кого-то другого! Ясно?

- Какого?.. – Джаред приподнялся, возмущенно заглядывая ему в лицо. – Может, ты считаешь меня своей собственностью?

- Не собственностью, - Дженсен лежал, не шевелясь, но его глаза полыхали. – Но ты не должен быть с кем-то другим.

- От того, что мы пару раз перепихнулись, мы не стали парой! – Падалеки снова начинал злиться. – И мне не нужно твое разрешение, если я захочу кого-то трахнуть!

- Не надо, - тихо попросил Эклз, и гнев Джареда погас так же быстро, как и вспыхнул.

Падалеки посмотрел на их руки, они прижимались друг к другу тыльной стороной ладони, а их пальцы были крепко сплетены между собой. Он подумал, что и все их отношения похожи на это странное рукопожатие – они не могут быть вместе, они смотрят в разные стороны и идут разными дорогами, но при этом они так увязли друг в друге, что разорвать эту связь безболезненно уже не получится.

- Так не может продолжаться, - глядя в потолок, сказал Джаред.

- Знаю, - эхом отозвался Дженсен.

- Мы с тобой по разные стороны баррикад.

- Знаю.

- Обстоятельства против нас.

- Знаю.

- Завтра я снова стану охотиться за тобой.

- Завтра?..

- Ну, должен же я когда-то и отдыхать, - Джаред перекатился, нависнув над ним.

- С этим не поспоришь, - улыбнулся Дженсен и потянулся за поцелуем.

Джаред отстранился, не позволил, посмотрел на него суровым взглядом:

- Сегодня ты не сбежишь.

- Снова собираешься приковать меня к батарее? – криво улыбнулся Дженсен и облизнулся.

- Это не помогает, как мы уже выяснили, - проворчал Падалеки и поднялся, схватил его за грудки и, рывком подняв на ноги, поволок за собой.

- Опять бить будешь?

- Не исключено.

- Прошу тебя, обдумай другие способы отыграться, - Дженсен дурашливо смеялся, хотя нервы его были напряжены натянутыми струнами. Кто его знает, этого бешеного гризли, к тому же сегодня Дженсен действительно сильно его разозлил. Сейчас долбанет его башкой об стену и заботливо отвезет в ближайший полицейский участок. С него станется!

Джаред, как нашкодившего щенка затащил его в спальню и пихнул к кровати. Дженсен дотянулся и включил ночник, затем повернулся к нему лицом, стер кровь, сочащуюся из уголка рта, и медленно стянул с себя рубашку. Зрачки, наблюдавшего за этим шоу Падалеки, мгновенно расширились, но он не сдвинулся с места, как будто все еще не мог решить, как ему поступить. Эклз аккуратно отложил рубашку в сторону и перешел к брюкам, раздевшись полностью, приблизился к полностью одетому Джареду и принялся расстегивать мелкие пуговки.

- Ну, что, агент? Поцелуемся и помиримся?

Джаред упрямо дернул головой, но ритм его дыхания говорил о его возбуждении, да и отчетливо оттопырившаяся ширинка откровенно намекала на то же. Джаред запрокинул голову, когда Дженсен коснулся губами бьющейся жилки на шее, присосался к ней жарким ртом, прикусывая зубами.

- Засос же оставишь, сука, - выдохнул Падалеки и прижал его к себе крепче, массируя пальцами стриженый затылок.

- Привет Маннсу, - ехидный шепот.

- Придурок, - засмеялся Джаред и переступил через брюки, которые, благодаря ловким рукам вора, уже свалились вниз. – Он и так уже слишком активно интересуется происхождением моих засосов.

Дженсен рыкнул, как разъяренный ягуар:

- Передай ему, чтобы не лез не в свое дело! Иначе я сам с ним побеседую!

- Вызовешь его на дуэль? – издевательски хмыкнул Джаред.

Эклз загреб в кулак его волосы, больно отдернув его голову, и зло посмотрел в глаза.

«Наверное, я все-таки херовый федерал» - подумал Падалеки, толкая вора, только что совершившего ограбление под носом у мэра и толпы федеральных агентов, в постель. Он целовал его яростно, все еще не отойдя после драки, и Дженсен не отставал, он рычал и кусался, терся об него, тянул за волосы. Они возились так какое-то время, пока Дженсен не взмолился:

- Падалеки, хорош! Не могу больше, давай уже, - он закинул ноги ему на поясницу и зашептал ему в губы: - Сам ведь хочешь! Трясешься, аж, весь.

Джаред впился поцелуем, кусая его губы, а потом потянулся к тумбочке. Дженсен гладил его спину, целовал плечи.

- Хочу тебя, агент! До трясучки хочу, сил нет терпеть!

- Сейчас, сейчас, - Джаред трясущимися пальцами готовил его, с трудом совладая с распирающим желанием.

- Давай так, Падалеки. Хватит.

- Будет больно.

- Ты об этом не волновался, когда пытался переломать мне ребра!

- Черт! – у Джареда не хватило сил бороться с ними обоими, и он толкнулся вперед.

Он, как мог, старался быть осторожным, но чертов ворюга, сам подавался ему на встречу так, что Джаред, не выдержав, сорвался в бешеный ритм. Дженсен запрокинув голову, хватал воздух открытым ртом, будто задыхался, но все тянул и тянул Падалеки ближе, прижимал его, как будто хотел вобрать его в себя полностью, впитать в себя, оставить себе навсегда. Он толкнул его в грудь, опрокидывая на спину, и уселся сверху. Откинулся назад, уперся ладонями в его бедра и задвигался вперед-назад, неотрывно глядя в глаза.

Он был такой красивый, такой гибкий, страстный, ненасытный и совершенно безжалостный. Плавные, тягучие движения и блестящий пристальный взгляд сводили с ума, гипнотизировали, заставляли кусать губы от наслаждения. Хотелось попросить о большем, но Падалеки сказал себе, что не доставит такого удовольствия гребанному ворюге!

- Морган, дьявол тебя забери, сильнее, пожалуйста, - проклиная себя за слабость, простонал Джаред уже через пару движений.

Вор странно поморщился при звуке своего имени, но тут же усмехнулся и, уперевшись руками в подушку по обе стороны от его головы, и задвигался быстро и резко, наполняя спальню их общими криками и рваными вздохами.

Джаред кончил бурно, выгнувшись на постели и до синяков цепляясь за бедра Дженсена. Тот замер, сжимая его внутри, горячими тисками и прижался губами к его рту, что бы поймать его судорожный выдох. Погладил пальцами его лицо, полюбовался, снял губами капельки пота с висков.

- Падалеки, какой же ты горячий, - зашептал Дженсен и, снявшись с обмякшего члена, оседлал его грудь и принялся дрочить себе, второй рукой продолжая гладить его лицо, цепляя пальцами губы.

- Давай, - шепнул Джаред, лизнув кончики его пальцев. – Иди сюда. Ну же! Давай!

Он подтянул его ближе, шлепком отбил его руку и обвел языком нежную головку. Дженсен застонал, выругался и, вцепившись руками в спинку кровати, толкнулся вперед.  Джаред поддался, принял, застонав протяжно и сладко, одобрительно погладил его бедра, подбадривая, подначивая продолжать. И Дженсен продолжил, сходя с ума, от влажного жара, от упругого, ловкого языка, от плотно сжимающих его губ.

- Падалеееки, ты… дааа! Господи, да! – бормотал Дженсен, зажмурившись и запрокинув голову.

Он погладил его щеку, чувствуя собственное движение внутри, потом опустил глаза, полюбовался немного на то, как влажные, покрасневшие губы скользят по его стволу и,  встретив блестящий, улыбающийся взгляд, спустил, даже не успев предупредить  Джареда.

- Прости, агент, извини, я должен был сказать, - сбивчиво извиняясь, Дженсен откинулся назад, падая рядом с длинным, влажным от пота телом.

Джаред широко улыбнулся и вытер тыльной стороной ладони жемчужные потеки с подбородка. Он не выглядел рассерженным. На взгляд Дженсена, он выглядел вполне довольным и удовлетворенным, расслабленным. Дженсен устроил голову у него на животе, потеревшись щекой. Джаред смотрел на него, не отрываясь, он закусил губу, как будто хотел удержать какую-то реплику или вопрос.

- Ну, что? – Дженсену под этим взглядом было как-то не по себе. Он протянул руку и стер пропущенную капельку с уголка рта. – Чего пялишься, агент? Любуешься, что ли?

- Ага, - засмеялся Джаред и прошелся пальцами по внутренней стороне его бедра. – Есть один момент, который меня напрягает.

- Ну, я же извинился, Падалеки!

- Да я не об этом, балбес!

- А о чем же? – они завозились, пихаясь и толкаясь. – Может, тебе понравилось, и ты хочешь еще? А, Падалеки?

- Размечтался, ворюга!

- Ай! Прекрати! Черт возьми, хватит, агент! – Дженсен смеялся, уворачиваясь от щекочущих пальцев.

- Ответишь на мой вопрос? – внезапно спросил Джаред.

«Не к добру это. Точно ничего хорошего!»

- Что за вопрос? – спокойно отозвался Дженсен, хотя все мышцы свело напряженной готовностью, немедленно соскочить с постели и рвануть к выходу.

- Как мне тебя называть, Макс? Том… Эрик… Джейсон… Эдди… Дженсен…

- Можешь называть меня Дженсен, - ответил он, замявшись всего на секунду.

- Типа ностальгия по первой встрече? – усмехнулся Джаред.

- Это была не первая встреча.

- Ну… ты понял, о чем я.

- Да…

- Дженсен, значит, - Джаред медленно водил пальцами по его бедру и задумчиво смотрел на него.

- Угу, - Дженсен заерзал под этим взглядом.

- Расскажи мне его историю, - попросил Джаред. – Ведь у каждой из твоих бесчисленных личностей есть своя история.

- Нечего рассказывать, - буркнул Дженсен.

- Да ладно тебе, - Джаред толкнул его в бедро. – Расскажи.

- Дженсен – наивный, юный, «подающий надежды», невинный, - Дженсен горько усмехнулся и после паузы добавил: – Неудачник.

- А фамилия у него есть?

- Эклз, - Дженсен и сам не мог понять, зачем выкладывает все человеку, который преследует его по пятам.

- Дженсен Эклз, - Джаред покатал это имя на языке, как дорогое вино. – Хм… интересный выбор.

- Ничего интересного, - проворчал Дженсен и потерся лицом о его живот, нырнул языком в ямку пупка. - Слушай, агент…

- М?

- Что ты мне ответишь, если скажу, что у меня, аж, скулы сводит от того, как хочу отсосать тебе?

- Отвечу: «Валяй, ворюга!» - усмехнулся Джаред и провел пальцем по его губам. – Дженсен. Эклз.

У Дженсена засосало под ложечкой, неприятно тоскливым чувством. Уже много лет никто, кроме Мэтта и Соф, не звал его так. Зачем он рассказал ему? Черт! Он поспешил заняться делом, что бы ищейка Падалеки не учуял след. Устроился поудобнее на постели и провел языком по дрогнувшему стволу.

- А почему «неудачник»? – зажмурившись спросил Джаред.

- Хватит болтать агент. Не можешь придумать занятие поинтереснее?

 

***

Дженсен…

Непривычно было думать о нем так. Это странное имя так мягко ложилось на язык, так плавно просачивалось внутрь, окутывая сердце теплым и каким-то… нежным, что ли, коконом. Оно совсем не вызывало в душе той смеси гнева, азарта и адреналинового восторга, которая привычно выплескивалась в кровь при малейшем упоминании имени Морган.

Дже-е-ен-се-е-ен…

Джаред снова мысленно произнес заветное имя, растягивая слоги, окрашивая разными интонациями, лаская его, как маленького беззащитного котенка. Так же, как его пальцы сейчас сами по себе ласкали короткие мягкие волосы.

Он тихо хмыкнул и посмотрел на парня, уютно устроившегося на его плече, который сладко посапывал во сне, приоткрыв рот. Хотя, судя по ритму дыхания, Джаред готов был прозакладывать свой любимый глок, что этот паршивец просто притворяется! Не удержавшись, Джаред погладил подушечками пальцев эти чувственные, вызывающе красивые губы. Вот на хрена, спрашивается, мужику такие охренительные губы? Ха! Как будто Джаред не знает на хрена, ага! Он слегка толкнулся пальцами в теплый рот. Дженсен причмокнул и тихонько прикусил, «не просыпаясь». Актер, блин! Дженсен Эклз. А что? Звучит! А вообще, это имя ему удивительно идет. Даже странно. Может настоящее? Хотя вряд ли. Вряд ли, Морган так легко раскрыл перед ним карты. Он не может быть настолько сентиментальным. Только не расчетливый, изворотливый аферист Макс Морган.

Ладно. Пускай это лишь очередной псевдоним, еще одна маска многоликого мошенника, зато это имя дает иллюзорную возможность спрятаться, уйти от реальности, притвориться, что все просто и обычно. Два человека, соединенные взаимным влечением и не обремененные непримиримыми разногласиями и диаметрально противоположным образом жизни.

Джаред и Дженсен.

Вот так просто.

К черту аферистов!

К черту федералов!

К черту реальный мир!

Еще ведь есть немного времени для иллюзий и нежности?

Отключить голову, толкнуть теплое, гибкое тело, опрокидывая его навзничь… Главное не тормозить, нужно торопиться, потому что рассвет все ближе с каждой секундой, стремительно убегающей в пустоту вечности.

- Знаю, что не спишь, - шепнул Джаред и потерся носом о плечо.

- И что же тебе нужно? – тихо-тихо, с едва различимой улыбкой в голосе.

- Дженсен, - протянул Джаред, слушая, как это имя звучит в темной спальне.

Дженсен отозвался судорожным вздохом и крепким объятием.

Ну, и правильно. Разговоры им сейчас нужны меньше всего. Стоит чуть-чуть оступиться, обронить одно неосторожное слово или выдать неправильную интонацию, и прощай хрупкое убежище, сотканное из самообмана, недоговоренностей и намеренного игнорирования очевидных фактов.

Куда лучше сейчас послать к чертям навыки цивилизованного общения и довериться старым добрым инстинктам. Тело и само прекрасно знает, что делать. Ему вполне достаточно тихих вздохов, дрожи, от правильных касаний, и ответных движений, несущих с собой наслаждение. И на хрен все эти слова!

Было так здорово держать Дженсена в своих объятиях, отвечать на его ласки и поцелуи, что Джареду почти удалось полностью выбросить из головы все мысли о неминуемом и слишком быстро приближающемся будущем.

Почти.

Но теперь, когда страсть схлынула, и два человека медленно восстанавливали дыхание, молча глядя друг на друга, тишина больше не казалась спасительным гротом, приобретая гнетущую тяжесть в виде мыслей и все более осознанных воспоминаний.

- Не надо, - прошептал Дженсен, разглаживая складочки на его лбу. – Еще слишком рано, чтобы думать.

- Уже наступило утро, - таким же тихим шепотом отозвался Джаред.

- Еще нет. Тебе кажется.

- Светает.

- Это фонари.

- Какое же это искушение…

- Что?

- Поверить тебе.

- Ты можешь. Можешь верить мне.

- Это вряд ли, - с горечью в голосе и совсем-совсем тихо: - Какое же ты искушение...

Дженсен придвинулся ближе и спрятал вздох на его груди. Джаред обнял в ответ, он старался забыться снова, раствориться в знакомом запахе, в ощущениях сильного гибкого тела в своих руках, но момент ушел. Очнувшийся разум уже завел свой метроном, постукивая в виски, вбивая правильные мысли вместо неправильных эмоций.

- Можно я останусь? – тихо спросил Дженсен, прижимаясь еще крепче, как будто почувствовал перемену.

- Нет, - Джаред зажмурился, утыкаясь носом в его волосы.

- Позволь мне остаться. Здесь. С тобой.

- Тебе сейчас лучше уйти.

- Зачем ты так?

- Так нужно, - Джаред погладил его спину, забирая последние крупицы удовольствия. – Если ты не уйдешь, мне придется достать свои наручники.

Они оба невесело хмыкнули.

- Давай, давай, уноси отсюда свою задницу, - Джаред шлепнул по упомянутому заду, сжимая упругую плоть.

- Уверен, что она тебе больше не понадобится? – Дженсен прошелся чувственными поцелуями по его шее.

- Так, ну, все. Довольно, - твердо сказал Джаред, окончательно придя в себя. – Тебе пора. Иди.

Он завозился, выпутываясь из объятий, и накрыл голову подушкой. Дженсен обреченно вздохнул и поднялся. Посмотрел долгим взглядом на неподвижно лежащую фигуру в постели, нехотя натянул брюки и рубашку, присел на кровать и погладил напряженную спину.

- Что, даже не поцелуешь меня на прощание?

- Я сплю, - глухо раздалось из-под подушки.

- Какой же ты вредный, Падалеки, - усмехнулся Дженсен и принялся целовать его спину, спускаясь ниже и медленно стаскивая с него простыню. Он продолжал так, пока ему в голову не прилетела подушка.

- Ау! Ладно, ладно! Я ухожу. Спи. Но знай, ты будешь скучать и жалеть, что я ушел! – он бросил подушку обратно в Джареда и вышел из комнаты.

- Картину верни, - Джаред догнал его уже у входной двери.

- Какую картину? – Дженсен очень правдоподобно удивился и недовольно покосился на пижамные штаны, которые успел натянуть на себя агент.

- Не придуривайся. «Кувшинки», Моне, верни ее.

- Прости, я не могу, - улыбнулся Дженсен. – Она слишком нравится моей девушке.

- Девушке, значит? – Джаред резко схватил его за горло и прижал к двери. – Ты имеешь в виду Брук?

- Брук? – переспросил Дженсен, пытаясь разжать стальную хватку.

- Ага, - кивнул Джаред. – Брук Дэвис. Твою подельницу.

- Ты что, ревнуешь? – игриво спросил Эклз и медленно облизнул губы.

- Я тебя сейчас удушу, - сквозь зубы процедил Джаред.

- Никогда не замечал в себе тяги к грубым постельным игрищам, но когда ты так делаешь, Падалеки, я, реально, завожусь, - Дженсен призывно царапнул по голому животу.

- Да ты от всего заводишься, фетешист херов! – Джаред покачал головой и не сдержал немного нервный смешок.

Дженсен резко дернул его на себя, впиваясь в губы страстным поцелуем.

- Я вернусь вечером, - пообещал он, выскальзывая за дверь.

- Даже не вздумай. Сразу же окажешься за решеткой.

- Посмотрим, - хмыкнул Дженсен себе под нос, уже спускаясь по лестнице.

 

***

Как только Джаред вошел в дом своих родителей, он тут же оказался в теплых объятиях своей матери. Так хорошо. Уютно. Спокойно.

- Привет, мам.

- Сыночек мой, какой же ты худенький, - Шерон принялась ощупывать сына, вертя его, как марионетку. - Совсем осунулся, малыш!

- Ну, мам, - Джеред улыбнулся и поцеловал ее в щеку.

- Не кушаешь совсем!

- Я кушаю, мам, кушаю.

- Ну, где ж ты кушаешь? Кожа да кости! Я тебя скоро с Меган буду путать.

- Меган? Кто сказал Меган? - девушка вихрем влетела в холл и, не останавливаясь, кинулась ему на шею. - Джаред! Привет, здоровяк!

- На вас не угодишь, то тощий, то здоровяк, - засмеялся Джаред, подхватывая сестренку. - Привет, малявка! - он закружил ее и пробежался пальцами по боку, щекоча

- Ай, прекрати! - девушка звонко хохотала, молотя кулачками по его плечам. - Поставь меня, верзила! - она поцеловала его в щеку.

- Ты завтракал? - спросила Шерон, целуя его во вторую щеку.

- Кофе считается?

- Пойдем, покормлю тебя. Мегги, помоги накрыть стол.

- Конечно, мам. Всех преступников переловил? - Меган обняла брата, направляясь вместе с ним в столовую.

- Ну, почти, - кивнул Джаред и мысленно скрестил пальцы. - Где отец?

- Он пошел к Итану, скоро вернется.

Под веселое щебетание сестренки, Джаред усиленно жевал все, что подкладывала ему в тарелку мама. Джеральд вернулся как раз вовремя, чтобы разделить завтрак, который скорее напоминал праздничный ужин минимум на десять персон. Он заключил сына в медвежьи объятия и густым басом пожурил его за то, что не появлялся целый месяц.

Ближе к обеду приехал Джеф со своей семьей. Не успела машина остановиться, как двери распахнулись, выпуская маленьких бесят, которые грозили устроить местный эквивалент апокалипсиса.

Близнецы с радостными воплями набросились на дядюшку Джареда, повиснув на его шее:

- Джаред! А ты сможешь меня закинуть на луну? - кажется, это был Фред.

- И меня! - а нет, вот Фред, а тот был Джордж.

- Джаред! Джаред! - завопили они в один голос.

- Ладно, ладно, попозже попробуем, - и обратился к проходящему мимо брату: - Джеф, твои дети меня сейчас затопчут!

- Э-э-э, нет, брат, - Джеф хлопнул его по плечу. - На эти выходные они твои племянники!

- Спасибо большое, братишка! Привет, Элис!

- Привет, - лучшая половина его брата, поцеловала Джареда и погрозила наманикюренным пальчиком мальчишкам. - Ребята, дядя Джаред очень устает на работе, - и, поймав благодарный взгляд Джареда, добавила: - Так что хорошенько его развлеките! Поиграйте с ним в догоняшки!

- Ну, спасибо, Эли, - Джаред состроил грозную физиономию, закидывая мальчишек к себе на спину, и проворчал: - Как будто мне на работе догоняшек не хватает.

Элис состроила ехидную мордашку и скрылась в доме, и Джаред под заливистый довольный хохот племянников, вприпрыжку отправился следом.

Он опомнился только вечером. Весь день его семья очень удачно выступала буфером для всяких ненужных мыслей. Сначала Джордж и Фред лазали по нему, словно обезьянки по лиане, и при этом трещали без остановки, вываливая на него все свои очень важные детские новости и проблемы. Потом он сумел на какое-то время скинуть их на свою сестру, рассказав мальчишкам, что если они, как следует, пощекочут ее, то тетя Мег обязательно угостит их бабушкиным яблочным пирогом. Пока сестренка развлекала сорванцов, Джареду удалось пообщаться с братом. Джеф увлек его разговорами о спорте и забавными историями о близнецах и их проделках. Потом Джаред снова возился с озорными бесенятами. На луну закинуть он их не смог, зато залез с ними в старый домик на дереве, в котором сам любил играть, когда был ребенком. А позже он пристал к Меган, прощупывая почву, на тему ее ухажеров, но когда она начала выспрашивать его о том же, быстро свернул разговор. И вот теперь, когда ночь подкрадывалась все ближе, и все семейство начало разбредаться из гостиной по своим комнатам, устраиваясь на ночлег, Джареда накрыло. Он так внезапно оказался наедине со своими мыслями, что даже растерялся немного. Хотелось пойти и растолкать Джефа, позвать его выпить по пиву или пойти прогуляться, но он не стал. Вряд ли Элис обрадуется, если он вот так вломится к ним в спальню и похитит ее мужа. Джаред вздохнул и повернулся на другой бок.

И что там делает чертов ворюга, интересно? Сказал ведь, что припрется вечером, а теперь вот даже не звонит. Ну и хер с ним! К лучшему. Значит, дошло до него, наконец, что играет с огнем. Ладно, так можно до утра херней страдать.

Джаред решительно перевернулся, укладываясь на живот, и заснул практически мгновенно - почти бессонная ночь и эмоционально более чем насыщенный день сделали свое дело.

Воскресенье пролетело шумно и быстро, и когда Джеф со своим выводком уехал, в доме сразу стало тихо и даже как-то немного пусто. Зато к ужину явился Зак, чему Джаред был безмерно рад. Зак задирал Меган, и она велась, как в старые добрые времена.

- Мегги, - Зак придвинулся к девушке, внимательно глядя ей в лицо. - А ты что, уже сняла скобки с зубов?

- Уже лет шесть как, - сердито процедила Мег.

- Да ты что? А я и не замечал, - скептически протянул Левай. - Ну-ка покажи.

Джаред хрюкнул, не сдержав смешок, за что получил злой взгляд сестры.

- Дураки! - выпалила она.

- Дружище, не лезь к ней, а то она нам сейчас головы откусит, - смеялся Джаред.

- Ага, своими железными зубами, - поддакнул приятель.

- Ты что, она же сняла скобки!

- Точно!

- Идиоты! Ненавижу вас! Тебя! И тебя! - прикрикнула девушка, глядя на парней, и снисходительно добавила: - Ведете себя как подростки, -  Меган придвинулась к Заку и пробежалась пальчиками по его плечу, спросив томным голосом: - Левай, а ты все так же предпочитаешь ковыряться в старых тачках, вместо того чтобы пригласить реальную девушку на свидание?

От этой фразы, оттененной растерянной физиономией друга, Джаред засмеялся так, что сок, который он пил, пошел носом. Меган, не давая Заку опомниться, придвинулась еще ближе, практически прижавшись к нему, запустила пальцы ему в волосы, медленно перебирая пряди, и добавила:

- Так что, Зак? Когда ты последний раз был на свидании?

- Дружище, когда твоя мелкая сестренка успела превратиться в эту роковую женщину? - обратился Зак к ржущему в голос Джареду.

Меган толкнула Зака в плечо, отстраняясь:

- Я стала совершеннолетней четыре года назад, Заки, - смеясь, сообщила девушка.

- И ты молчал? - укорил Зак друга, обвивая девушку за талию рукой и притягивая ее обратно.

- Эй, полегче! Это моя сестра! Убери свои культяпки! - взвился Джаред, в котором взыграли братские чувства.

- Ну уж нет, друг! Твоя сестра - это пигалица со скобками и растрепанными косичками, которая таскалась за нами повсюду.

- Зак! - возмутилась Меган.

- Детка, я не о тебе. Ты прекрасна! Ты - нимфа.

- Зак! - рявкнул уже Джаред.

- Ну что? Разве не помнишь, как она нас доставала?

Левай все-таки доболтался до подзатыльника. Девушка встряхнула волосами и, уже уходя из комнаты, обронила:

- Ладно, мальчики, я вас покидаю, мне еще нужно позвонить Бобби.

- Бобби? - ревностно поинтересовался Зак.

- О, малыш, тебе еще рано знать о таких вещах. Пойди, поиграй в машинки. Кажется, Фред и Джордж оставили парочку в детской.

- Что там за Бобби такой выискался? Я просто обязан проконтролировать этот звонок, - шкодливо засмеялся Левай и выскочил из комнаты следом за ней.

Джаред даже не успел ему ничего ответить на это. Он улыбнулся, глядя на дверь, и с тоской осознавал, что то легкое чувство, то ощущение, будто они снова оказались в школе, где все было просто и понятно, хотя тогда так и не казалось, ушло вместе с сестрой и другом. Джаред вздохнул и направился на веранду, устроился в плетеном кресле и задумчиво уставился в горизонт.

Почему, стоит ему остаться одному, как он немедленно вспоминает о пухлых губах и о веснушчатом носе, о крепких объятиях и тихом шепоте? Когда же он успел так подсесть на этого парня? Ведь так не должно было произойти. Это не правильно. Нужно просто проявить силу воли и покончить со всей этой байдой. Просто, ага. Вот только в этой ситуации Джаред не наблюдал у себя ни силы, ни воли. И что же ему остается в таком случае?

На веранду вышел довольный и веселый Зак, походя, взъерошил его волосы и уселся в кресло рядом с ним.

- Ну, как ты, приятель?

- Спасибо, хреново, - хмыкнул Джаред.

- Всему виной хитрый зеленоглазый вор неземной красоты? - глумливо и весьма проницательно засмеялся Зак.

- Заткнись, - Падалеки пихнул его ногой в голень и, уперевшись локтями в колени, зарылся пальцами в волосы. - Это просто пиздец какой-то.

- А я не с пустыми руками, - друг протянул ему бутылку пива.

- А виски у тебя нет?

- Решил нажраться? В доме своих родителей?

- И что такого?

- Твоя мама опять скажет, что я на тебя плохо влияю.

Джаред вздохнул и глотнул из бутылки.

- Так ты все еще трешься с этим типом? - Зак сканировал его взглядом.

- Да ни с кем я не трусь.

- О, ну прости! Не хотел оскорбить ваши высокие отношения!

- И почему я до сих пор тебя не прикончил? - буднично поинтересовался Падалеки.

- Потому что ты меня любишь.

Джаред изобразил скептический смешок.

- А его любишь? - небрежно спросил Левай.

- Ебанулся? - Джаред сделал длинный глоток и с усмешкой покачал головой. - Мыльных опер пересмотрел?

- Думаешь? - Зак выгнул бровь, призадумавшись.

- Точно.

- Как скажешь, дружище, - Левай легко сдался, и остаток вечера они провели, болтая о пустяках и каких-то еще вещах, абсолютно не связанных ни с ворами, ни с личной жизнью Джареда, ни с прочими проблемными темами.

 

***

Джаред вернулся к себе домой только вечером в понедельник и практически сразу направился в душ, смыть с себя усталость напряженного дня. После он развалился на диване перед телеком, и только тогда заметил, что на журнальном столике что-то лежит. Тщательно пережевывая пиццу, Джаред подошел к столику и взглянул на листок бумаги, явно выдернутый из его принтера.

 

"Где же ты ходишь, агент?

Прождал тебя полночи и подарок принес...

М"

 

Падалеки поднял листок, под которым была коробка с трогательным белым бантиком в уголке. Сунув остатки пиццы в рот, Джаред с детским любопытством разорвал упаковку. Внутри оказался новенький mp3-плеер. Усмехнувшись, он подключил наушники и включил первый трек.

"Аге-е-ент, - хрипловатый голос ударил по нервным окончаниям, - чувствую себя немного виноватым, что ты лишился своего плеера... Тогда в парке, помнишь? Где мы начали наш марафон... - он засмеялся. - Составил плей-лист на свой вкус. Наслаждайся..."

Падалеки выдернул наушники, потому что еще чуть-чуть и ему снова придется бежать в душ. Этот голос будоражил воображение, заставляя вспоминать время, проведенное вместе. Он бегло пролистал плей-лист, одобрительно улыбаясь, и снова вернулся к первому треку, который прослушал несколько раз за вечер.

 

"Оставь плеер себе. Я взяток не беру.

Дж"

Нацарапал Джаред на том же листке, не особо надеясь, что послание дойдет до адресата и отравился спать.

В ту неделю Джаред чередовал оперативные задания с загулами у Зака, переходящими в ночевку, и в своей квартире появлялся набегами, принять душ, переодеться да еще чиркнуть пару строк ворюге. Ведь то его послание не только дошло до адресата, но получило ответ:

"Да ладно, агент,

это не взятка, это возмещение ущерба!

К тому же я хочу быть в твоей голове...

М"

Джаред усмехнулся, оценив порядок на столе. Обрывки оберточной бумаги, коробка от плеера и даже этот херов бантик сгинули где-то в мусорном ведре, а на столике остался лишь плеер и листок бумаги с их перепиской, да еще ручка, аккуратно лежащая рядом, как приглашение ответить. 

 

"Оставь свои фантазии при себе!

А плеер я заберу, ладно уж!

Дж"

 

"Тебя просто невозможно застать дома!

Ты от меня бегаешь, агент?

А тогда, в клубе, помнишь?

Ты говорил, что никогда не сбегаешь...

М"

 

"Ни от кого я не бегаю.

Я работаю, в отличие от некоторых.

Дж"

 

"Хочешь, чтобы я тоже поработал?

М"

 

"Только попробуй!

И прекрати таскаться в мой дом, ворюга!

Я серьезно.

Дж"

 

"Пф!

Ладно, больше не приду, пока сам не зовешь.

М"

 

Ночь с воскресенья на понедельник Джаред, впервые за неделю, провел дома. Но даже тогда он не смог толком выспаться, его терзали мысли о ворюге. Кто он? Макс Морган, Дженсен Эклз, Макс Эклз, Дженсен Морган? В спальне хочет быть Дженсеном, а в записках подписывается, как и прежде Максом. Чертов Морган! Чертов Эклз! У Джареда самого скоро раздвоение личности случится! Потому что сейчас ему хочется придушить этого придурка, как бы его не звали. Но с другой стороны, придушить-то его хочется в объятиях.

 

***

Он встретил утро понедельника с тяжелой головой. Да и в офисе ему не дали похалявить. Маннс, скотина, взял больничный, типа простыл. Ага, как же. Его простуда, как правило, имеет третий размер груди, ноги от ушей, талию в обхвате шестьдесят и IQ в этом же диапазоне. Так что Бобер насел с отчетами на Падалеки вместо того, чтобы, как обычно, приспособить к этому делу специального агента Маннса, как "самого умного".

День тянулся долго и муторно за нудной писаниной. Джаред в очередной раз кинул тоскливый взгляд на пустующее место напарника и понял, как же ему не хватает этого оболтуса. Маннс всегда так легко и непринужденно разбирался с этой работой, что Падалеки воспринимал это как должное, но после сегодняшнего, он пообещал себе подарить напарнику именную ручку или новую клавиатуру или перо Жар, мать ее, птицы, лишь бы тот продолжал заниматься этой херней сам.

Джаред понял, что несколько переусердствовал в работе, когда поднял глаза от компьютера и обнаружил, что в кабинете остался только он. За окном уже давно и безнадежно стемнело, и кабинет освещался только за счет его старой, но проверенной настольной лампы.

Откинувшись на стул, он закрыл глаза, в которые, по ощущению, кто-то усердно последние часа три сыпал песок.

Дженсен Эклз. Странно, но Джаред мог поклясться, что когда-то очень давно он слышал эту фамилию.

В их последнюю встречу, его персональный ворюга сказал, что можно его называть так. Теперь для Джареда он - Дженсен Эклз, теперь, когда между ними все... так сложно. Дженсен Эклз никогда не всплывал в списке его, так сказать, профессиональных псевдонимов. Либо он новый, либо... А что «либо»? Хер знает! Джаред решил проверить, откуда ноги растут, и забил это имя в базу, но Дженсена Эклза не существовало. Номер социальной страховки отсутствовал, удостоверение личности никогда на такое имя не выдавалось ни в одном штате страны.

"Ха! Не зря же Каспером прозвали" - посмеялся про себя Падалеки.

Эклз... Эклз...

Забив просто фамилию в расширенный поиск, Джаред сходил за кофе. Компьютер натужно старался, искал, прочесывал файлы, игнорируя даты и сроки.

Только когда Падалеки опрокинул в себя хрен знает какую чашку офисного, с позволения сказать, кофе, компьютер пискнул, возвестив об удачном исходе поиска.

Джаред жадно приник к монитору. На экране красовался протокол судебного заседания почти двадцатилетней давности. Крупное дело о мексиканском наркобароне, продажных копах и конгрессменах. И некий А. Эклз проходил по делу одним из главных свидетелей.

Не мудрено, что Падалеки помнил эту фамилию. Это дело изучалось в академии, как образцово-показательное, да и много тогда шума оно наделало.

Коррумпированные чиновники, политики и комиссары, оказались крепко повязаны с нелицеприятными субъектами, которые запустили свои жадные щупальца так глубоко, что не замечать их было уже невозможно. Целый пласт руководящих должностей был просто снят. Продажные скоты, выторговывая себе поблажки со стороны правосудия, выдавали все новые и новые подробности, сдавали новых чиновников, правительство США единомоментно стало очень обнаженным. Это дело длилось не один год, пока президент не дал четкое указание закрыть его. Да просто главных свидетелей стали мочить налево и направо, и все дело уже начинало трещать по швам, грозясь рухнуть, как карточный домик. Подозреваемые, так удачно решившие сотрудничать со следствием, с легкостью отозвали бы свои показания, и тогда уж все обвинение точно рассыпалось бы. Практически все свидетели, проходившие по делу, после дачи показаний таинственным образом исчезали, не дождавшись судебного процесса. А после в прессе начали всплывать обстоятельства гибели некоторых из них. Мексиканская мафия не щадила никого, истребляя целые семьи, причем в конец озверев от безнаказанности, головорезы даже не пытались маскировать эти смерти под несчастные случаи.

Как Джаред помнил, до судебных заседаний дожили всего несколько главных свидетелей, они-то и дали показания, разоблачающие половину правительства страны. Еще в академии, изучая детали этого дела, Падалеки был восхищен смелостью этих людей. Их шантажировали, им угрожали, а они все равно пошли в суд. И многие за это поплатились.

Джаред ввел свой персональный код для получения расширенных данных по этому делу. Специальный агент Падалеки даже не был удивлен, когда компьютер выдал: "Не соответствует уровень доступа". Дело было секретным, конечно, но Падалеки не был бы собой, если бы не попробовал зайти с другой стороны. Закрыв окна с программой, Джаред загуглил и, не сдержав довольной улыбки, наблюдал, как поисковик с усердием выдает все новые и новые ссылки.

Спустя час, километры увеличенных членов и тонны силиконовых сисек, Джаред, наконец, нашел именно то, что искал. Сканированная страница провинциальной газетенки с заголовком: "Программа по защите свидетелей в действии". На черно-белой фотографии была запечатлена груда покореженного, закопченного до черноты металла. Чисто интуитивно во всем этом угадывался старенький форд.

Пробежавшись по статье взглядом, в Джареде подняла нос та ищейка, благодаря которой в свои неполные тридцать он уже носил звание специального агента.

В статье говорилось про семью Эклз, которая при таинственных обстоятельствах погибла. Алан Эклз, тот самый Эклз, который давал показания в суде, был счастливым отцом семейства. И вот в ночь, когда всю семью должны были перевезти и спрятать по программе защиты свидетелей, на сопроводительный эскорт напала неизвестная преступная группировка, превратив в металлическое месиво три машины.

Тихо присвистнув, Джаред уже основательно и вдумчиво прочитал статью. Оказывается в машине, вместе с Аланом были его супруга, два сына и дочь. Так же автор статьи не поленился в красках рассказать свое отношение к программе и к правительству в целом, Джаред никак не мог отделаться от чувства, что вся статья пропитана какими-то личными мотивами. Прокрутив колесико мышки, он начал внимательно всматриваться в маленькую фотографию, на которой были изображены счастливые лица около рождественской елки.

Не однократно чертыхнувшись, Падалеки оставил попытки что-то разглядеть. Человек, который сканировал газету, явно обладал на редкость кривыми руками. Газету просто вытащили из аппарата, не дождавшись окончания процесса сканирования, что и привело к абсолютно смазанному изображению.

Падалеки не сомневался, что наткнулся на что-то стоящее и поэтому сразу же пробил автора статьи. В газете "Ричардсон дэй" некий Роб Бенедикт - Джаред не сомневался, что это псевдоним - уже не работает лет так двадцать, после неудачной и компрометирующей статьи. Уж не после этой ли статьи издательство попрощалось с Робом? Взглянув на часы, Джаред устало потер переносицу. Три часа ночи. Блядь. Поспать ему теперь точно уже не светит. Домыслы и предположения ворочались в голове, как неповоротливые броненосцы, рождая непреодолимое желание действовать.

 

***

- Падалеки, мать-перемать, где тебя черти носят?! - телефонная трубка почти дребезжала от эмоций друга.

- Маннс, дружище, мне срочно нужно проверить одно дело. Прикрой меня перед Бобром.

В открытое окно арендованной машины, врывался утренний ветер славного штата Техас. Еще совсем немного и утреннее тепло превратится в раскаленную жару и, предвкушая столь горячие перемены в климате, Джаред стремился побыстрее оказаться на месте своего назначения.

- Ты в машине? На трассе? Какого дьявола?

- Всегда поражало это твое умение так быстро подмечать детали.

- Да ты бы еще из реактивного самолета со мной разговаривал, гений! Куда ты лыжи навострил? Сука ты такая, если ты отправился на калифорнийские пляжи, я тебя не прощу и первым делом Бобру сдам! Девочки и коктейли, а я, значит, должен сидеть в душном офисе и глаза на Абеля пялить?! И прекрати ржать!

- Не митингуй, Калифорния только для нас с тобой. Так что расслабь ягодичные мышцы. Я в Техасе.

- Техас большой.

- Ричардсон, - уточнил Падалеки.

- Что за жопа мира? - Джейсону такое уточнение явно не многое разъяснило. - И боюсь спросить, по чью же душу ты туда направился?

- Приеду и все расскажу.

- Бля, Пада, ты такой дебил! Когда же ты начнешь думать головой, сука ты озабоченная?

- Скоро, Маннс, скоро.

Отключившись, Джаред заправился очередной порцией кофе, прихваченного из придорожного кафе, и поправил очки на переносице. Гнать от себя мысли стало невозможно после слов Маннса. Какого он творит? Не спать больше суток, чтобы как ошпаренный примчаться хуй пойми куда, чтобы узнать хуй пойми что. Гребанная сказка, блядь! Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что! Зачем ему это? Чтобы знать, знать про Дженсена-Макса все? Обманывать себя, как все знают, это дело бессмысленное и бесполезное, и Джаред не собирался этого делать. Он хотел знать про него все не для протокола, а для себя. Он хотел, чтобы Дженсен-Макс стал ему ближе. И чтобы он, специальный агент Джаред Падалеки, смог защитить этого вора от всего мира.



Глава 10

- Ну чего ты маешься? – Мэтт швырнул диванную подушку в Дженсена, который мотался по гостиной из угла в угол, как неприкаянный.

- Мне скучно, - Дженсен бросил подушку обратно.

- Ну, конечно, - хмыкнул Мэтт. – Ты, в принципе, заскучал или по кому-то конкретному?

Дженсен не удостоил его ответом, только хмуро покосился. Мэтт кивнул сам себе, как будто получил ответ на свой вопрос, и снова бросил подушку.

– Отойди от телика, ты не стеклянный.

Дженсен вздохнул, обнял подушку и отошел к окну. Мэтт искоса понаблюдал за ним и, покачав головой, вернулся к фильму, который смотрел.

- Может, хочешь какое-нибудь дельце провернуть? – небрежно спросил Бомер.

- Дело? – настороженно переспросил Дженсен, думая, что агент его на британский флаг порвет за такие выкрутасы.

- Можем в Сан-Франциско смотаться. Нас там «Розовая королева» заждалась.

- Мы ж «Кувшинки» себе вернули.

- Одно другому не мешает, - пожал плечами Бомер и флегматично добавил: - Это все же более разумно, чем хрень, которую ты вот-вот выкинешь.

- Что? Не собираюсь я ничего выкидывать. И в мыслях нет. Я сама благоразумность. И само спокойствие. Да.

Мэтт что-то хмыкнул себе под нос, и Дженсен заметил, как уголок его рта дрогнул в едва различимой усмешке.

- Я иду к себе.

Дженсен ушел в свою комнату, потом вернулся, обшаривая гостиную раздраженным взглядом. Мэтт, все также глядя в телевизор, выудил мобильный друга откуда-то из-под дивана и протянул ему.

- Я иду к себе! – Дженсен выхватил телефон из его руки. – И, к твоему сведению, я не собираюсь делать никаких глупостей! И вообще, это не твое дело! И не учи меня жить!

Бомер кивнул, не поднимая на него глаз.

- И… Ай, да заткнись ты! – Дженсен махнул рукой, направляясь прочь из гостиной.

- Я, вообще, молу, - засмеялся Мэтт.

- Ты громко думаешь!

Дженсен уселся на подоконник и покрутил телефон в ладони. Вздохнул, погладил пальцем экран и прижался виском к окну.

«Бомер, хренов умник, ты как всегда прав!»

Пальцы быстро запорхали по сенсорному экрану, набирая знакомый номер.

- Привет, агент.

- Здравствуй, ворюга.

Отчего-то Дженсену почудилось столько тепла в этом приветствии, что он едва не мурлыкнул. Конечно же, он все это себе придумывает. Он просто соскучился по этому упрямцу. Но говорить об этом, наверное, не стоит.

- Что делаешь? Я скучаю по тебе.

«Черт! Неплохо бы научиться, следовать своим решениям. Хоть какое-то время, блин!»

- Я работаю, ворюга.

«Нет, в его голосе, совершенно точно слышна улыбка!»

- А ты скучаешь по мне, агент?

- Дженсен…

- Кто бы мог подумать, что это имя может так звучать, - не сдержавшись, все-таки мурлыкнул Дженсен.

- Как? – со смехом спросил Падалеки.

- Ну… возбуждающе?

- Я не сомневался в тебе!

- Мне нравится, когда ты так смеешься, агент. Хочу к тебе. Хочу тебя увидеть. Хочу тебя.

- Я, правда, не могу, - с сожалением в голосе.

- Ты динамишь меня больше недели! Ты лишаешь меня активной сексуальной жизни! И вообще, в твоем возрасте такое длительное воздержание вредно для здоровья!

- А в твоем? – саркастично переспросил Джаред.

- Вторую неделю на ручном приводе я не выдержу, - пожаловался Дженсен.

- И что? Будешь мне изменять? – поддел Падалеки.

- Тебе? - Эклз вовсю веселился, радуясь этому внезапному флирту. - Никогда, агент! Буду страдать, и хранить тебе верность, пока ты не сжалишься и не приласкаешь меня лично!

- Ладно, ладно, все ясно с тобой, - Джаред снова смеялся, похоже, довольный его ответом.

- Я зайду вечером, - даже без намека на вопросительную интонацию.

- Я не в городе.

- И где же тебя носит? – разочарованно спросил Дженсен.

- Я… - Джаред замялся на секунду, - Это секретная информация, - и попросил тихо и даже как-то ласково: - Ты не звони мне пока, ладно? Я, правда занят, сейчас.

- С тобой все в порядке? – Дженсен покосился на телефон, как будто это могло ему помочь увидеть Падалеки, от которого он не привык слышать подобные интонации. Особенно по телефону.

- Да, а что? – хмыкнул Джаред. – Волнуешься за меня?

- Конечно! – в том же тоне откликнулся Дженсен. – Смотри там, не лезь на рожон, не геройствуй слишком сильно. Ты мне живой нужен. Когда вернешься?

- В городе я буду завтра. К обеду, думаю.

- Позвоню. Пока, агент.

- Пока, ворюга.

Дженсен еще долго просидел на окне, тихо улыбаясь своим мыслям. Ему понравилось, как прошел этот разговор. Агент не послал его, даже ни разу не нагрубил! Он смеялся и заигрывал с Дженсеном, и – да! – он назвал его Дженсен… Не Морган, не Макс – Дженсен! Это было странно, но приятно.

Что ж, может быть агент сумеет принять их отношения, и перестанет так изводить себя. Дженсен сделает все, чтобы помочь ему в этом! Он может быть даже постарается скорректировать свой образ жизни. Немного. Ну, ладно! Может быть, он готов и на большее, чтобы иметь возможность быть рядом со своим агентом.

 

***

Ричардсон встретил Джареда сонными утренними улицами, которые уже начинали медленно плавиться под лучами техасского солнца. Падалеки довольно быстро отыскал обшарпанный домик Бенедикта. На пороге его встретил поистине эпический персонаж в одних потертых джинсах, который, по всей видимости, еще и спать не ложился.

Сделав вид, что старается подавить зевок, Бенедикт вышел на крыльцо, оттесняя непрошеного гостя подальше от своего жилища, и промычал:

- Если ты будешь мне вкручивать про очередное пришествие, знай, дробовик у меня за дверью.

Падалеки даже несколько опешил, еще никто не встречал федерального агента такими угрозами, но практически сразу вспомнил, что футболка, джинсы и очки не особенно вяжутся с образом федерала.

- А дотянуться успеешь? - усмехнулся Джаред.

- А то! Да я, вообще, тут Супермена подменяю. На полставки, - вернул ухмылку Бенедикт.

- Мистер Бенедикт, меня зовут Джаред Падалеки. Я хотел бы поговорить с вами об одной из ваших работ, - взял деловой тон Джаред. Он сюда не пикироваться приехал, в конце концов, и не сореноваться в острословии.

- Если ты никакой там не свидетель Иеговы или кого там, можем хоть на брудершафт выпить, - с пинка открывая захлопнувшуюся дверь, произнес Роб и прошел в дом.

Посмеиваясь, Джаред проследовал за хозяином. Обстановка в доме царила живописная, повсюду разбросаны книги, журналы, диски и пластинки, несколько гитар, разной степени целостности, стояли и лежали, где придется. Роб отправился на кухню, порылся в горе грязных тарелок и кружек, выругался и потянулся к верхнему шкафчику. Достал тумблер для виски и, не задумываясь, налил туда свежесваренный кофе.

- Будешь? - спросил Роб, обжигаясь и тихо матерясь на стакан.

- Пожалуй, воздержусь.

- Как знаешь, - равнодушно.

Джаред внимательно следил за всеми действиями хозяина, и чем больше он подмечал деталей, тем больше понимал, что перед ним самый настоящий журналист. От такого не скроешь ничего. Притворяясь "своим парнем", он вцепится французским бульдогом в нужную информацию.

И сейчас живые заинтересованные глаза метались по лицу гостя, выискивая новую сенсацию. Плавные, расслабленные и немного рассеянные движения быстро сменились энергичными кивками и резкими выпадами.

- Ну и что? Так и будем друг друга изучать, или перейдем к делу? - напускное равнодушие растворилось в цепком взгляде карих глаз. - Ты не местный. И уж тем более не студент. Делаю вывод, что ты коп. Но для простого копа, ты слишком скромно вломился, да и значком не тыкаешь налево и направо. Для частного детектива, ты слишком заметный, - он демонстративно оглядел выдающийся рост Джареда. - Федеральный агент. Возможно даже и специальный.

Нюх и хватка, настоящий журналист.

- Все верно. Специальный агент Падалеки.

- Вашингтон или Нью-Йорк?

- Майами.

- Бред. Слишком бледный.

- Даллас.

- Ага, именно поэтому ты взял машину в прокате. Не смеши. И предвкушая твои дальнейшие бредовые варианты... Лос-Анджелес - нет, рейсы только вечерние, ты прикатил утром и явно не выспавшийся. Чикаго? Слишком ветрено. Лас-Вегас? Да, брось. Атланта? Слишком транспортный. Сиетл и ФБР несовместимы. Вашингтон?

Джаред похохотал над столь эксцентричными суждениями и признался:

- Нью-Йорк.

Щелкнув пальцами и торжествующе присвистнув, Роб сделал большой глоток.

- На самом деле, я ненавижу федералов практически так же сильно, как и религиозных фанатиков. Поэтому...

- Ненавидишь ты федералов, скорее всего, после событий восемнадцатилетней давности.

Роб на мгновение замер, но тут же продолжил, криво улыбаясь:

- Ты издеваешься? Я не помню, что было вчера, а ты говоришь про двадцать лет!

- Восемнадцать.

- Один хрен.

- В гостиной у тебя пластинки команд, популярных в восьмидесятых, - Джаред, перенимая манеру собеседника, принялся сыпать наблюдениями и выводами: - Фотографии с друзьями, на которых ты выглядишь несколько свежее, чем сейчас, и два бейсбольных мяча с автографами Джо Моргана и Стива Гарви. Думаю, на те далекие матчи тебя водил очень дорогой тебе человек. Отец. Помимо этого здесь, - он быстро обвел взглядом кухню, - есть салфетки ручной работы. И если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, вязала тебе их твоя бабуля, и ты их не стираешь, боясь испортить.

Роб, пытаясь задушить приступ хохота, облокотился на кухонную тумбу, прямо рассматривая своего гостя, а Джаред тем временем продолжил:

- Поэтому остается всего два варианта: либо ты жутко сентиментален, либо ты просто хм... любитель антиквариата. Но в том и в другом случае, у тебя должна быть очень хорошая память.

- Ладно, остряк. Поговорим. Но только из-за любви к моей бабуле. И ее салфеткам.

Направились они в дальнюю комнату, и что Джаред никак не ожидал здесь увидеть, так это идеальный порядок. Книги, на полке, которая занимала всю стену, расставлены в алфавитном порядке и цветовой гамме, журналы аккуратной стопкой лежат на столике около дивана, не новая, но в прекрасном состоянии, гитара стояла в углу, около окна. Здесь даже имелся цветок в горшке, а рядом уютно пристроилась миниатюрная лейка. На огромном столе разместились только ноутбук, настольная лампа, полупустой лоток для бумаг и два карандаша в подставке.

Присвистнув, Джаред произнес:

- Беру свои слова обратно. Ты слишком любишь свою работу, и только поэтому не можешь иметь короткую память. Бьюсь об заклад, ты легко и дословно воспроизведешь свою первую статью в школьной газете.

Усаживаясь в кресло за столом, Роб указал Джареду на диван:

- О, поверь, история о школьной спортивной звезде, в женском нижнем белье ничем тебя не заинтересует.

Расположившись на довольно удобном диване, Джаред сразу перешел к делу.

- Ричардсон дэй. Именно во время работы в этом издании ты написал интересующий меня материал. Собственно, из-за этой статьи с тобой и попрощались.

- Пф! Со мной никто не прощался, я сам ушел.

- Но совпадение интересное, правда? Думаю, ты наткнулся на что-то действительно важное.

- Почему это интересует тебя?

- Скажем так, это неофициальное расследование, исключительно в личных интересах.

- Ну а с какого такого лысого хера я должен тебе помогать?

- У меня есть веская причина думать, что люди, про которых ты писал и к которым, очевидно, хорошо относился, живы. Алан Эклз был твоим другом?

Роб абсолютно не изменился в лице.

- Вижу, такое возможное развитие событий для тебя не новость. Расскажи свою версию.

- Я знал Алана, да. Очень жаль его и его семью.

Джаред ожидал услышать историю полную догадок и предположений, а услышал голый факт. Мол, да, была семья, да, погибла семья, очень жаль. Неисправность в системе подачи топлива одном из автомобилей, привела к взрыву сначала одной, а после и всех остальных машин. Несчастный случай. Расследование закрыто. Из всего этого бессмысленного перемывания фактов, Джаред вынес только одно: Бенедикт продолжает его проверять и, отвечая на все наводящие вопросы федерального агента, он вел себя как человек, прошедший не один десяток оперативных допросов. С абсолютно спокойным лицом и четко выверенными фразами он продолжал методично рушить надежду Падалеки на легкую добычу информации. Бенедикт даже не смог "вспомнить" имена жены и детей Алана.

Спустя четверть часа, Роб провожал Джареда к входной двери:

- Очень жаль, что я не смог помочь.

- Конечно, мистер Бенедикт. Если вы вдруг что-то вспомните, дайте мне знать, - Падалеки протянул визитную карточку отеля, в котором остановился.

- Конечно, агент. Не сомневайтесь.

Падалеки сбежал с крыльца журналиста и направился в ближайшее кафе перекусить. Он не сомневался, что с Бенедиктом покончено. По каким-то непонятным пока причинам он не желал помогать. Значит, придется поработать более усердно.

 

***

Направляясь в местную библиотеку, Джаред и не подозревал, что перебирать периодику ему придется вручную. Миссис Робинсон, родом явно из позапрошлого столетия, слышать не слышала про компьютеры, а когда Джаред попытался спросить ее про электронные каталоги, чуть не окропила его святой водой.

«С каждой минутой все веселее и веселее», - подумал Джаред именно в тот момент, когда ему на стол рухнула пыльная подшивка старых газет. А за ней еще пара десятков аналогичных папок.

Первым делом Джаред нашел именно ту статью, которая и привела его в Техас, хотя это случилось не так быстро, как хотелось бы. Оказывается, человек, который сканировал газету, не был уж таким криворуким. Маленькая, нечеткая фотография и здесь мало чем помогла Падалеки. Лица настолько малы, что разобрать что-то не представлялось возможным.

Уставший Джаред выбрался из библиотеки только к вечеру. В желудке беспощадно урчало, напоминая о скудном завтраке, в голове царил сумбур, к тому же в висках назойливо стучали маленькие молоточки. Наткнувшись еще на пару упоминаний об Алане Эклзе, абсолютно бесполезных в качестве нужной ему информации, Джаред понял только одно: правительство очень хорошо потрудилось, чтобы правда никогда не всплыла.

Бенедикт ему не помощник, в библиотеке ничего нет. И если через Алана Эклза информация идет крайне туго, можно попробовать покопать через детей и супругу. Нужно наведаться в школу. Должны же были его дети учиться в школе, да?

«Господи, надеюсь, что да! Хотя уровень бреда тут, по-моему, зашкаливает! И с местными, похоже, придется  побеседовать». 

Джаред потер глаза, прячась на минутку от окружающего мира, он до последнего пытался избежать общения с жителями. Лишние слухи, которые со скоростью лесного пожара облетят небольшой город раза три и обрастут невероятными подробностями, Джареду не нужны.  Но, кажется, без этого не обойтись. Черт!

 

***

Джаред с энтузиазмом рухнул за стол  в своем номере и достал ноутбук. Вознеся хвалу небесам за столь великое изобретение, как интернет, о котором он уже успел позабыть, оказавшись в библиотеке, но о котором ему удачно напомнили подростки в местном кафе, Джаред залез на сайт средней школы Ричардсона. Но стоило ему добраться до списков учеников и выпускников, как в дверь номера беспардонно вломились. Джаред, молча, наблюдал, как его гость прошел к минибару, достал пару бутылок пива и уселся напротив Падалеки.

- Ну а теперь, когда я уверен, что ты не ведешь за собой хвост и не имеешь никакого отношения к мафии, мы поговорим.

- Многообещающий заезд, - откупорив бутылку и сделав пару глотков, произнес Джаред. - Я слушаю.

Разговаривали они долго. Джаред не перебивал и вбирал в себя все новые факты по этому делу. Старший Эклз попал под программу защиты свидетелей, и на момент аварии, он уже дал все необходимые показания. Правительственный эскорт из федеральных маршалов, призванный защитить семью Эклзов, был прислан в назначенное время и они отправились в дорогу. Но, не успев выехать за границу города, машины взлетели на воздух. Бенедикт, хороший друг семьи, прибыл на место взрыва одним из первых, и тогда его грамотно задвинули и настоятельно рекомендовали  сидеть на попе ровно. Чего он, конечно же, не сделал. Роб поведал Падалеки про отсутствие останков, ну то есть останки-то были, но доказательств, что они принадлежали семейству Эклзов, не было.

- Мы с Аланом накануне чистили форсунки, так сказать, готовили машину к долгой дороге, и, поверь, она была в идеальном состоянии. Неисправность в системе подачи топлива? Я вас умоляю!

- Они уезжали на своей машине? – удивился Джаред. – Странно это как-то.

- Ну, они собирались доехать на ней до Далласа, типа, как обычно, просто поехали в сити, а там уж должна была начаться их маскировка. В Далласе семейство Эклзов должно было исчезнуть, - глаза Роба потемнели от горечи и тоски, и он сделал длинный глоток из бутылки. – Вот только до Далласа они не доехали. И исчезли совсем не так, как собирались. Ну, это все я уже потом выяснил…

- Мне жаль.

Бенедикт, в ответ на этот тихий выдох, лишь кивнул, не глядя в глаза, и продолжил:

- И тогда я начал копать. И наткнулся на такое неэпическое количество дерьма во всем этом деле, что до сих пор отмыться не могу. Поэтому, думаю, ты понимаешь, почему я подстраховался насчет тебя.

- Алан доверял тебе настолько, что рассказал про программу?

- Нет, это, как ты понимаешь, было запрещено. Он сказал, что они с семьей поедут в Даллас, чтобы найти хорошего агента по недвижимости, который займется продажей дома и городской квартиры. А потом они просто переедут, а как окажутся на месте, он пришлет мне открытку.

- И ты не спросил куда они собирались переехать?

- Я его друг. И очень хорошо его понимал. Захотел бы, рассказал. Я бы на его месте валил подальше от этого сумасшедшего дома, спасал свою семью.

Падалеки на мгновение задумался, как бы он поступил в аналогичной ситуации. Да точно так же и поступил бы.

- Расскажи про семью Алана.

- Да что рассказывать? Донна - настоящая женщина, добрая, отзывчивая и мягкая. Правильно воспитать двух пацанов, хотя нет, трех пацанов, если учитывать еще и Алана, - Роб улыбнулся своим воспоминаниям, - и прекрасную дочурку может только очень сильная женщина. Джош - это старший сын, в школьной газете работал, проныра тот еще! За мной частенько таскался, в редакции все его знали! Он мечтал о карьере специального корреспондента, мир хотел изменить! И у него все бы получилось, если бы... - Роб сделал большой глоток из третьей уже бутылки и продолжил: - Дженсен же был очень спокойным и таким правильным ребенком.

Джаред забыл, как дышать, уронив свою бутылку, и слишком усердно полез ее доставать. Кровь хлынула к вискам, и в голове стучало: Дженсен-Дженсен-Дженсен. Не самое популярное имя в Штатах. Но быстро взяв себя в руки, Джаред поднялся. В конце концов, если это псевдоним, то Моргану-Дженсену хватило бы ума накопать эту историю и присвоить имя этого мальчишки. Или просто придумать его, в конце концов.

- ...школе искусств, подавал большие надежды.

«…подающий надежды… неудачник…», - эхом всплыл в голове тихий голос.

- Что, прости? Я прослушал.

- Говорю, большого таланта был мальчик, ему прочили будущее гениального художника.

В душе Падалеки что-то дернулось, но виду он не подал.

- Ну а Макензи, совсем ребенок, солнечная девочка, никогда не расставалась с любимой куклой. Обожала своих братьев, особенно Дженсена, за ним повсюду бегала. Как ниточка за иголочкой! А он ничего, возился с мелкой, любил ее. Такой ласковый был мальчик. Добрая душа…

По большому счету, Джаред уже услышал, что ему было нужно, но заканчивать разговор с человеком, который, возможно, знал маленького Дженсена, почему-то не хотелось. Они проговорили почти до самого утра. Роб так и не раскололся, откуда ему стало известно, что Джаред не связан с мафией, ссылаясь на "свои источники". И в итоге они уже спорили из-за любимых футбольных команд, заедая весь разговор заказанной пиццей и запивая все изрядной порцией пива. И никто из них не сумел бы вспомнить, когда они переключились на виски.

Когда нетрезво шатающийся Роб двинулся к двери, а такой же нетрезвый Джаред пошел его провожать, оба чувствовали, что у них появился уже почти друг.

- Джаред! Если... А где мои ключи? А вот они! - улыбка абсолютно счастливого и настолько же пьяного человека осветила его лицо. - Так вот. Если Алан, мать его, Эклз жив, то ты расскажешь это мне, и тогда уж он точно отправится на тот свет!

- Пцшшш! – Джаред приложил палец к губам. - Я ж федерал, за такое и арестовать могу, - мутный взгляд на мгновение сфокусировался на собеседнике.

- Точно-точно! – Роб поднял перед собой ладони. - Ну, ты мне, это, все равно сообщи.

- Всенепременно!

- Это ж надо! Сучонок такой двадцать лет молчал!

- Восемнадцать.

- Один хрен.  А ты не так плох для федерала, - Бенедикт усердно тряс его руку, крепко сжимая его ладонь, и благостно улыбался.- А ты – для журналиста, - Падалеки искренне отвечал ему взаимностью.

Попрощавшись, Джаред еще какое-то время слушал бормотание Бенедикта за дверью, а потом с блаженной улыбкой посмотрел на кровать.  Прошлепав в ее направлении, он наткнулся на стул, с грохотом его уронил и почти упал сам, но во время схватился за стол. Благодаря столь шумным телодвижениям забытый ноутбук пискнул, возвестив тем самым о своем выходе из спящего режима. На экране быстро замелькали окна, открытые, но забытые. Джаред уткнулся мутным взглядом в монитор, пытаясь понять, что же он искал на сайте средней школы Ричардсона. Глупо похихикав, он уселся на стол и начал искать в списках знакомое имя. Слава богам, здесь на каждого ученика приходилось фото.

- Дженсен Эклз. Дженсен. Джееен-сееен. Имя-то какое дурацкое! – Джаред пьяно хихикнул. - И вообще сам он весь какой-то дурацкий. Ворюга хренов. Заноза в заднице. Дженсен. Мой Дженсен.

Найдя знакомое имя, Джаред открыл фотографию. На него смотрел и улыбался мальчик лет двенадцати. Русые, слегка рыжеватые волосы зачесаны чуть набок, голубая рубашка, белый галстук. Уже в этом возрасте выдающиеся плечи. И веснушки. Море веснушек. Дженсен.

Шумно выдохнув, Джаред практически протрезвел. Рассматривал фотографии, найденные в архиве – Дженсен играет в спектакле школьного театрально кружка, Дженсен получает грамоту, как победитель олимпиады по истории, Дженсен позирует рядом со своими картинами на школьной выставке талантов - и думал. Думал много. Интересно как бы сложилась судьба этого талантливого мальчика, если бы не весь этот кошмар? Может теперь он выставлял бы в престижных галереях свои работы, а не воровал чужие. Да. И они с Джаредом, скорее всего никогда бы не пересеклись. Поэтому... Как бы то ни было, Джаред был все-таки рад, что судьба раскинула кости именно таким образом.

Зажевав последний в коробке кусок пиццы, Джаред сохранил фотографии на ноутбук и отправился в постель. Рейс в Нью-Йорк в девять и у него еще есть пара часов на сон.

 

***

Двух часов хмельного предутреннего сна хватило Джареду, чтобы выспаться и чувствовать себя, на удивление, бодрым. Он быстро собрался, закинув свои немногочисленные вещи – зубную щетку, бритву да ноутбук – в небольшую сумку и, отказавшись от завтрака, отправился в аэропорт Далласа. Уже сидя в самолете, он достал ноутбук, снова разглядывая фотографию двенадцатилетнего мальчишки.

Можно ли винить его за тот образ жизни, который он себе выбрал?

Его, совсем еще ребенка, вырвали из привычного мира, отобрали дом, друзей, школу, любимые занятия. Даже его имя, черт побери! Растоптали мечты и лишили желанного будущего, придумав, наверняка, до абсурдности идиотскую легенду. О, Джаред не сомневался, что легенда, действительно не блистала оригинальностью. Интересно, какое имя назначили семейству Эклзов? Смит или Джонс? Что должен был чувствовать этот мальчик с творческой душой и выдающимся талантом, когда его не просто лишили всего, что было дорого, но и обязали сидеть тихо и не высовываться, слиться с серой массой. Падалеки невесело усмехнулся и перевел взгляд в иллюминатор.

Как бы он повел себя в такой ситуации?

Джаред прекрасно помнил себя вздорным подростком, ревностно охранявшим свою индивидуальность. Какие кренделя он выписывал, и какие концерты закатывал родителям, каждый раз, когда они переезжали на новое место. Но это был всего лишь новый адрес. Ему никогда не приходилось умирать для всего мира. При желании он легко мог поддерживать отношения с друзьями, созваниваться, переписываться, приезжать в гости, с такими «проблемами» он справлялся, проверяя на прочность нервы родителей и тренируя их выдержку.

Джаред даже сейчас не мог ответить себе, как бы он поступил на месте Дженсена. А Дженсен… ну, он выбрал достаточно оригинальное решение. Стать вором с бесчисленным количеством имен и судеб. Наверно, это реакция компенсации…

«О, ну приплыли, курс по психологии не прошел даром, Маннс бы мной гордился».

Джаред больше не мог воспринимать Дженсена только как преступника, и даже как своего запретного любовника, перед глазами все время всплывал этот мальчик с фото. Прошлое Дженсена обрушилось лавиной, сломало в Джареде его уверенность в том, что все происходящее между ними – лишь игра. Еще вчера он отчаянно цеплялся за мысль, что еще немного, еще одна встреча, и он исполнит свой долг, арестует преступника и предаст его правосудию. Да уж! Наркоманы тоже тешатся уверенностью, что могут завязать со своим наркотиком в любой момент!

Что ж, больше он не станет себе врать. Он никогда не сдаст Дженсена. Теперь уж точно. Он вернется домой, расскажет ему, что все знает, и они вместе обдумают план дальнейших действий. Может Дженсен с его неуемными фантазиями и творческим потенциалом придумает, как им теперь быть. Потому что у Джареда в голове, на данный момент, полный вакуум.

 

***

Офис ФБР встретил Джареда привычной суетой, жизнь кипела и продолжалась, как ни в чем не бывало. А Джареду казалось, что он отсутствовал целую вечность. Как будто сделал роковой шаг и оказался в зазеркалье – вроде все то же самое, но совсем другое. Джареду казалось, что он и сам изменился, как будто стал совершенно иным человеком. И как только этого никто не замечает? Хотя это, вообще-то, хорошо. Он точно не готов отвечать на вопросы о своих внезапных переменах.

А ведь ему ещё предстоит объясниться с Маннсом. Этот с него точно не слезет. Он ведь сразу понял, что, или вернее кто, стал причиной внезапной вылазки Джареда в штат одинокой звезды. И не смотря на всю свою внешнюю дурашливость и безалаберность, Джейсон умен и отлично разбирается в людях. И Джареда он знает, как облупленного.

"Бля".

Но даже весьма отрезвляющая мысль о напарнике, отвлекла Падалеки на преступно краткий миг, и его голову вновь наполнили навязчивые вопросы. Как ему спасти Дженсена? Как защитить его? Как обезопасить и оправдать перед всем миром, чтобы он смог забрать этого ворюгу только себе? Вопросы в его голове множились, сталкивались и наслаивались один на другой, и Джареду начинало казаться, что ещё чуть-чуть, и он, не выдержав напряжения, просто заорет на весь холл. Телефон тихонько пискнул, оповещая о пришедшем сообщении и отвлекая от мыслей, давая передышку. Номер скрыт. Как всегда.

«Встретимся сегодня?»

- Отлично. И как я должен на это ответить? – проворчал Джаред, входя в лифт.

- Сам с собой уже разговариваешь, Падалеки?

«Бля».

- Кортез, - кивнул Джаред, здороваясь.

И Дженсен, конечно, не нашел более подходящего момента, чтобы позвонить.

«Бля!»

- Да.

- Привет, агент! Ты вернулся, наконец? – в голосе вора звучала улыбка, и у Джареда, помимо воли, перед глазами возникал образ того мальчика, фотографии которого он просматривал буквально пару часов назад. – Чего молчишь? Не можешь говорить?

- Да.

- Обдумал мое предложение?

- Да.

- Болтать с тобой – сплошное удовольствие! Встретимся в Баббо, в восемь?

- Да.

- Я угощу тебя лучшей пиццей в городе, а потом заставлю тебя кричать и стонать всю ночь напролет, до самого утра, - хриплый, вкрадчивый голос Дженсена, заставил Падалеки судорожно сглотнуть и ослабить галстук немного. – Ты забыл сказать «да», агент.

- Да.

Джаред отключился и сунул телефон в карман пиджака, стараясь сдержать глупую улыбку.

- Потрясающе содержательная беседа, - ехидно усмехнулся Кортез.

- Не развешивай уши на чужие разговоры, - припечатал Джаред и вышел на своем этаже.

- О, явился! И где ж ты шлялся, чучело озабоченное?

- Как твой больничный, Маннс?

- Ооо! Пада, ты даже представить себе не можешь, какой у нее больничный! – многозначительно улыбнулся Джейсон, обрисовывая ладонями женский силуэт с весьма соблазнительными формами.

- Ну, ты же вылечил ее? - Джаред поддержал настроение друга, в надежде отвлечь его от нежелательной темы.

- Скорее она меня! Она лечила меня все выходные, всеми возможными методами и способами! – похабная улыбка надежно приклеилась к его лицу.

- Неудивительно, что твои выходные растянулись до понедельника.

- Дааа. А ты, лохматый, не заговаривай мне зубы. Какого хера ты делал в Техасе? Ты нарыл что-то на Моргана?

- Нет. На Моргана ничего.

- А на кого?

- Я думал, что там есть с чем работать.

- И?

- Работать не с чем. Это оказалась очередная лажа.

- Ты уверен?

- Все хуйня, Маннс. Все хуйня. Жизнь – тлен, - Джаред напустил на себя философский вид. - Кофе есть?

- Пиздишь ты, Падалеки, - Джейсон протянул ему стаканчик из Старбакса. - Но сейчас я не в состоянии до тебя доебываться. Я слишком измотан лечебными процедурами.

"И на том спасибо, приятель. Передышка мне не помешает", - облегченно подумал Джаред и сделал глоток ароматного напитка.

 

***

Джаред вошел в ресторан даже немного раньше назначенного времени.  Весь день он провел, как на иголках, в ожидании встречи с Дженсеном. И в попытках избегать Джейсона, чей внимательный взгляд он ловил на себе с завидной регулярностью. Как приклеенный, честное слово! Где бы Джаред ни находился, поднимая глаза на напарника, он встречал этот взгляд. Острый, цепкий, продирающий до самых костей и заставляющий все волоски на теле подниматься дыбом, а ладони покрываться холодным липким потом. Джаред отчетливо понимал, что у Маннса назрел конкретный разговор к напарнику, и он уже достаточно отошел от своих бурных выходных, чтобы приступить к допросу с пристрастием. Падалеки такой расклад категорически не устраивал, потому что он не готов был убедительно соврать Маннсу. У него, вообще, плохо получалось ему врать. Так что оставалась единственная возможность избежать разговора по душам – избегать самого Джейсона. Хотя бы не оставаться с ним наедине. Вряд ли Маннс затеет разборки при ком-то третьем. И когда Бивер отправил их на выезд, Падалеки, руководствуясь этим, прихватил с собой Абеля. Тот немедленно сорвался с места, радостно заглядывая в глаза, Джаред еще и договорить не успел, что хочет взять его с собой, а Джейсон лишь усмехнулся и покачал головой. Понял, наверное, зачем Джареду Абель. Конечно, понял. Экстрасенс долбанный!

После того, как с делами было покончено, Джаред сразу же поймал такси и по-быстрому свалил, сообщив, что у него неотложные личные планы.

- Добрый вечер, сэр.

Джаред отвлекся от своих невеселых размышлений и взглянул на приветливо улыбающегося метрдотеля, у которого на груди была табличка с именем Маурицио:

- Добрый.

- Вас ожидают? – учтиво поинтересовался метрдотель.

- Да, - Джаред взглянул на часы и улыбнулся: – Хотя, возможно, еще нет. Я немного рано.

- На какое имя заказан столик?

«Отличный вопрос, Маурицио, - Джаред усмехнулся про себя. – Тут вариантов хоть жопой жуй! Даже самому интересно, какое имя выбрал ворюга. Морган? А может Падалеки? Или еще какое-то из херовой тучи его придуманных личностей?»

- Дженсен, - слетело с языка, помимо воли. – Дженсен Эклз.

Маурицио сверился со своим списком и удовлетворенно кивнул:

- Столик еще не освободился, вы, действительно немного рано. Но вы можете пока подождать в баре. У нас прекрасный выбор аперитивов. Проходите, пожалуйста.

Джаред отыскал себе местечко у бара и огляделся, народу хоть пруд пруди! Он заказал себе выпить и приготовился ждать, разглядывая бурлящую вокруг толпу. Парочки, целые семьи, восторженные туристы и вальяжные завсегдатаи, все были с кем-то, у всех был кто-то, и только Падалеки сидит тут один, как дурак.

Нет. Он не один, напомнил себе Джаред, он просто ждет своего «кого-то». Где он, кстати? Опаздывает уже. И это называется, соскучился? Джаред усмехнулся и, в который раз, оглянулся на дверь.

- Где же тебя носит, Дженсен?

 

***

Настроение было отличное, Дженсен едва сдерживался, что бы ни начать насвистывать, прямо на ходу. Наконец-то, этот бесконечно долгий день сменился долгожданным вечером. Совсем скоро у Дженсена появится возможность прикоснуться к агенту, посмотреть на него, поговорить. Он улыбнулся,  увидев, как к ресторану подъехал Падалеки, как он выходит из такси. Дженсен остановился, залюбовавшись тем, как он идет, плавно и пружинисто, со скрытой силой, таящейся в нем, словно задремавшая пантера.

- Привет, красавчик, - какой-то мужик прижался к Эклзу со спины. – Познакомимся поближе?

- Я не заинтересован, - ухмыльнулся Дженсен, взглянув на него через плечо.

- Зато я заинтересован.

Дженсен почувствовал, как что-то твердое уперлось ему в поясницу. Внутри все заледенело в мгновение ока, но он, не изменившись в лице, протянул насмешливо:

- О, Боже! Умоляю, скажи, что это пистолет!

- Пошел, - высокий темнокожий мужик пихнул его вперед. – И без глупостей, если не хочешь себе лишнюю дырку заиметь.

- Ох, ты меня соблазняешь, здоровяк? Лишняя дырочка – столько новых возможностей! – Дженсен нахально усмехнулся и поиграл бровями.

- Не искушай меня, шутник, - громыхнул незнакомец, и Дженсен услышал щелчок затвора за спиной. - Топай!

Проходя мимо ресторана, он не удержался от разочарованного взгляда на дверь. На сегодня у него были совсем другие планы. Черт! И агент ему это так не спустит. Как пить дать, не спустит! Твою мать!

- Садись, - незнакомец распахнул перед ним дверцу машины.

- Меня укачивает на заднем сидении, - Дженсен с досадой развел в стороны руки и пожал плечами. – Может в следующий раз, приятель?

- Сядь. В машину, - раздельно произнес верзила, упирая пистолет ему под ребра и приближаясь к нему практически вплотную.

- Эй, мы как-то уж слишком сблизились, - сказал Дженсен, отклоняясь. – Может, представишься, для начала?

Мужик пихнул его в плечо, заталкивая внутрь, и сел рядом. Там уже сидел его приятель, так что Дженсен оказался, зажат между ними.

- Тесновато здесь, - громилы молчали, и водитель, также молча, тронулся с места. – Да, веселая будет поездочка.

Ехали, похоже, в Бронкс. Какая ирония! Он ведь как раз в Бронксе и надеялся закончить этот вечер, правда, в несколько иной компании. Дженсен гадал, на кого ему посчастливилось нарваться. Ребята серьезные, вооружены, Дженсен боком чувствовал, что у второго амбала тоже есть пистолет под пиджаком. Хотя бы мешок на голову ему не натянули, и на том  спасибо! Окна в машине затемненные, водила, похоже, профи, едет спокойно, ровно, не лихачит, скорость не превышает. Н-да, сопровождение ему выделили солидное. Кажется, кто-то очень хочет с ним, Дженсеном, встретиться. И Дженсен приходил к выводу, что... не имеет ни малейшего понятия, кто бы это мог быть.

Они остановились у большого здания, похожего на заброшенный склад. Неожиданный офис для таких ребят.

- Выходи, - отрывисто приказал громила.

- За тобой, хоть на край света, здоровяк, - Дженсен вышел и огляделся. – Твои хоромы?

- Пошел, - громила схватил его за плечо и потащил к входу.

- Ладно, ладно, - засмеялся Дженсен, хотя ему было далеко не весело. – Прояви немного терпения, дружок.

- Ты меня уже достал, щенок, - он приложил его об дверь и ударил кулаком в живот, потом сжал его горло и приблизил свое лицо вплотную к его. – Сейчас ты войдешь и будешь вести себя, как хороший мальчик. Ты выслушаешь все, что тебе скажут, потом скажешь «Спасибо, сэр» и выполнишь все указания. Ты понял?

- Понял, - прохрипел Дженсен. - Надеюсь, ты не заставишь меня выскакивать из торта и танцевать для тебя в розовых стрингах? Не обижайся, но ты не в моем вкусе!

Внушительный кулак незнакомца впечатался Дженсену в лицо, во рту сразу появился металлический привкус.

«Ладно. Может и не стоило его доводить».

- Пошел! - он тряхнул его за шкирку, разворачивая лицом к двери.

Дженсен сплюнул под ноги кровь и вошел.

Они поднялись по довольно ветхой лестнице на второй этаж. Там в центре большой пустой комнаты сидел мужчина. Он расположился на стуле, закинув ногу на ногу и сложив на них сцепленные в замок руки. Мужчина был старше Дженсена, он был довольно привлекателен, и выглядел как-то чужеродно в этой обстановке, в своем дорогом костюме и начищенных туфлях, со своими утонченными манерами и тщательно уложенными волосами.

- Здравствуйте, мистер Морган. Рад, что вы смогли уделить мне время, - мужчина улыбнулся, и от его улыбки мороз пошел по коже и волосы на загривке встали дыбом, да и общий уровень тревоги в организме резко повысился — и вот это, как раз было вполне в тему.

- Можно подумать, у меня был выбор.

- Присаживайтесь, прошу вас, - он предпочел проигнорировать ответ Дженсена и указал на стул перед собой.

- Я постою.

Тот же мужик, что привез его сюда, тут же оказался рядом, и, подбив его колени, надавил на плечи и усадил на предложенный стул.

- Мистер Морган, вы уже познакомились с мистером Уиздомом?

- Ближе, чем я мог надеяться, - Дженсен покосился на своего нового друга. - «Уиздом, значит».

- Меня можете называть мистер Стюарт. И у меня к вам деловое предложение.

- Извини, мистер Стюарт, я работаю один.

- У меня на этот счет несколько другая информация, мистер Морган, - Стюарт снова улыбнулся этой своей хищной улыбочкой. - Думаю, мы с вами сможем договориться.

У Дженсена мгновенно скрутило живот дурным предчувствием, но он постарался не выдать себя, приняв более расслабленную позу и нацепив на лицо ухмылку.

- Договориться о чем?

- Я предлагаю вам работу, мистер Морган.

- Не заинтересован.

- Вы будете работать на меня, - как ни в чем не бывало, продолжил Стюарт. – Вы с вашими друзьями, совершите для меня несколько ограблений.

- Каких ограблений?

- Вы ограбите банки, на которые я вам укажу. Больше вам, пока, знать не нужно.

- Я не занимаюсь ограблениями банков, мистер Стюарт. Всего доброго, надеюсь, мы больше не встретимся, - Дженсен улыбнулся самой обаятельной из своих улыбок и поднялся со стула, собираясь уйти.

Стюарт едва повел бровью, и Дженсен снова схлопотал по физиономии, а грубые руки тут же пригвоздили его обратно к стулу.

- Сиди и не рыпайся, - громыхнул над ухом Уиздом.

- Я думаю, вам пора расширить свои горизонты, мистер Морган. Уверен, вы справитесь.

- Я. Не. Занимаюсь. Ограблениями. Банков.

Стюарт слегка сощурился и снова улыбнулся:

- Мистер Морган, у вас подобралась отличная команда, не правда ли? Мистер Ларкин, по слухам, может сладить с любыми технологиями, у него репутация гения, в определенных кругах. Ну, а ваша мисс Дэвис, Брук – она просто красавица! Я видел фото – прекрасная девушка, выдающаяся мошенница, отличное приобретение, на мой взгляд. Думаю, она делает из вашей команды мошенников, что-то вроде… семьи. Верно, мистер Морган? – не дождавшись ответа, Стюарт продолжил: - О вас же, мистер Морган, говорят, как о человеке весьма талантливом и находчивом, мыслящем нестандартно. Надеюсь, вашего недюжинного ума вам хватит, что бы правильно оценить ситуацию и убедить ваших друзей действовать благоразумно.

Дженсен слушал, с каждым словом этого холеного хлыща, сжимая зубы все крепче и крепче. Ему очень, очень сильно не нравился этот разговор. И ему очень не нравилось, что этот человек так говорит о его друзьях.

- Сейчас вы можете идти, мистер Морган. Я дам вам пару дней, что бы обдумать мое предложение и обсудить это с вашей командой.

Дженсен резко поднялся со стула и направился на выход, торопясь поскорее оказать на воздухе. Подальше от этого человека.

- Нашей мужской компании не помешало бы женское общество, - раздалось ему в след. – Как считаете, мистер Уиздом?

- Думаю, красивая фея домашнего уюта с выдающимися талантами к воровству нам прекрасно подошла бы, мистер Стюарт, - он сказал это, глядя в глаза Дженсену с недоброй похотливой ухмылкой.

И Дженсен с трудом сдержался, что бы ни врезать ему в морду, а просто пройти мимо и покинуть, наконец, это место. Ему о многом стоило подумать.

«Твою мать! Как же мы умудрились так феерично влипнуть?!»

 

Отчёт начался,

Стены рушатся,

Моя жизнь на кону...

 

Within Temptation - Dangerous


Прослушать или скачать Within Temptation Dangerous бесплатно на Простоплеер



Глава 11

- Эй, весельчак, - Уиздом нагнал его уже у самой двери, и на плечо Дженсена тяжело легла ладонь. – Подожди-ка.

«Ну, какого хрена! Ушел ведь уже почти!»

- Что еще? - отрывисто бросил Дженсен, слегка повернув голову.

- В субботу позвонишь по этому номеру, - в поле зрения Дженсена появился белый прямоугольник. – До полудня. А теперь протяни руку и возьми визитку, пока я говорю с тобой вежливо, засранец ты ебучий.

- Интересные у тебя представления о вежливости, здоровяк.

Уиздом тут же пихнул его в спину, резко впечатывая его в металлическую дверь.

- Моему, и так невеликому, терпению приходит конец, сучонок, - заревел он ему в ухо. – Еще одно слово не по делу из твоей поганой пасти, и я забью его тебе обратно в глотку. Тебе ясно?

- Куда уж яснее, - Дженсен поморщился и поерзал в захвате. – Не боишься, что твой босс несколько опечалится, если ты меня изувечишь?

- С чего ему печалиться о таком, как ты? - в голосе Уиздома явственно слышалось пренебрежительное отвращение.

- Мне показалось, он рассчитывает на мои услуги, - выдавил Эклз, с трудом делая вздох, казалось, этот громила его сейчас размажет по двери тонким слоем.

- Я смотрю, просто заткнуться - это слишком сложно для тебя, да? - Уиздом, наконец, отпустил его, и смотрел теперь темным недобрым взглядом: - Ты всегда так много языком чешешь? Может тебе и команда твоя не нужна, чтобы все обсудить, а хватит только звука собственного голоса?

Дженсен, сощурившись, ожидал продолжения и был уверен, что оно ему не понравится.

- А может и ваша фея тебе не нужна вовсе? Слышал, что ты пидор. А Ларкин тоже говномес? Как ты?

Дженсен никак не реагировал на провокации Уиздома, прекрасно осознавая, чего тот добивается. Ему просто хотелось поскорее свалить из этого места, оказаться как можно дальше от него, поговорить с ребятами, убедиться, что они в безопасности и обдумать всю ту гору дерьма, что так нежданно свалилась на их головы.

- Я вот думаю, что ваша... девочка, - продолжал Уиздом с сальной улыбочкой, - Брук, да? Она, наверное, совсем заскучала в обществе таких ущербных, как вы. Вы с Ларкиным, наверное, только и делаете, что шпилите друг друга день и ночь, а она, бедняжка, тоскует по нормальному мужику. Я бы развеял ее тоску. Как думаешь, может мне пригласить ее погостить у нас, пока вы думаете?

Этого Дженсен уже не смог стерпеть. Даже представить Соф рядом с этим грубым и похотливым "нормальным мужиком" было невыносимо. Понимая всю бессмысленность этого выпада, он не сдержался и ударил, с удовольствием отмечая, как кулак врезается в эту противную морду. Улыбка слетела с лица Уиздома, и он ударил в ответ. Бил профессионально, тяжело, с оттяжкой, и Дженсен видел в его глазах злорадство и мрачное удовольствие от происходящего.

- И не вздумай свалить куда-нибудь, - выплюнул Уиздом, отшвыривая от себя Дженсена, последним, особенно крепким ударом поддых. - Я знаю где вы живете, и я слежу за вами.

 

***

Дженсен так и не пришел. Он просто взял и не явился! И это после того, как он протрахал Джареду весь мозг просьбами о встрече и своими заверениями, что безумно соскучился. И вот теперь Падалеки уже второй час сидит в баре ресторана и пьет хрен знает какой по счету коктейль. Один. И встречает тоскливым щенячьим взглядом каждого вошедшего. Он ведь тоже соскучился. Соскучился по этому наглому ворюге, по этой невыносимой занозе. Он так хотел рассказать ему, что он все знает, взглянуть на него по-новому, поискать в его глазах того мальчика со школьных фотографий, сказать, что понимает его. В конце концов, он просто хочет обнять его, прижать к себе, быть рядом.

- Эй, приятель, это за счет заведения, - улыбчивый, приветливый бармен поставил перед ним бокал с каким-то ярким содержимым и зонтиком на ободке, и подмигнул: - Мой фирменный коктейль.

Джаред подумал, что он, наверное, выглядит действительно жалко, сидя тут в ожидании, как последний неудачник.

- Спасибо, мне уже пора.

- Моя смена кончается через полчаса, может дождешься?

Джаред окинул его изучающим взглядом. Симпатичный. В другой ситуации Падалеки легко поимел бы его, но сейчас даже думать об этом не хотелось. Хренов Эклз!

- Может в другой раз, - покачал головой Джаред.

Уже лежа в своей холодной, пустой постели, Падалеки принялся изводить себя мыслями. Почему Дженсен не пришел? Может хотел посмеяться над ним, унизить, поиграть, убедиться, что может заставить федерального агента плясать под свою дудку? Неее, бред. А может что-то произошло? Хотя что могло случиться с этим изворотливым, хитрожопым нахалом? Он же в любую дыру без мыла пролезет! У него, как у кошака девять жизней! И удачи ему не занимать, на весь Вегас хватит! А вот провернуть какое-нибудь дельце, пока Падалеки ждал его, как последний дурак, он, пожалуй, мог. Джаред попытался прикинуть потенциально интересные для Моргана объекты, но быстро оставил эту затею. В Нью-Йорке таких объектов было слишком много.

"Придушу суку", - это была последняя осознанная мысль Джареда перед тем, как он провалился в сон.

 

***

- Господь Всемогущий! – вместо приветствия воскликнула София, вскидывая руку к сердцу.

- Да ладно, зови меня просто Дженсен.

- Это не смешная шутка.

- Я знаю, - Эклз вяло улыбнулся в ответ.

- Милый, что произошло? Это Падалеки тебя так?

- Что? Нет! А где Мэтт?

- У себя.

- Позови его, пожалуйста, - попросил Дженсен и направился в сторону кухни. – А мне нужен лед. Много льда.

- Мэтти! – закричала София, идя по коридору. – Мэтт, иди сюда! Дженсен вернулся, ты должен это увидеть!

- Ну, что там еще? Поженились они, что ли?

Дженсен покачал головой, услышав ворчливый голос друга, усмехнулся, тут же поморщившись, и приложил лед к распухшей, снова закровоточившей губе.

- Дьявол, - тихо выругался он и, повернувшись, встретился лицом к лицу с всклокоченным полуголым Бомером.

Мэтт присвистнул и спросил:

- Чувак, это Падалеки тебя отделал?

- Да вы сговорились, что ли?! – возмутился Дженсен. – С чего такие мысли вообще?

- Ну, это был бы не первый раз, когда ты возвращаешься от него с разбитой физиономией, - Мэтт зевнул и почесал голый живот.

- А ты чего в трусах по дому шатаешься? – нахмурился Дженсен, решив не отвечать на ремарку друга.

- Я спал, когда Соф подняла шум. И решил, что раз уж у нас произошло что-то, из-за чего приходится вопить, как баньши, то на наряды времени нет!

София, молча, влепила ему подзатыльник.

- Ай! – Мэтт почесал ушибленную голову. – Я меняю свой вопрос! Тебя София избила?

Дженсен тихо улыбался, наблюдая такую привычную перепалку друзей, и сердце его щемило от того, что они оказались под ударом. Он двинулся в гостиную и уселся на диван, украдкой потирая ребра. Кулаки у этого Уиздома прямо железобетонные!

- Ребята, прекратите, мне нужно с вами поговорить.

- Ох, конечно, - София отмахнулась от Мэтта и присела на диван. – Рассказывай, что произошло.

- У нас серьезные неприятности, - начал было Дженсен.

- Падалеки нас сдал? - перебил его Мэтт, выдавая дурацкие вопросы со скоростью пулеметной очереди: - Ты сдал нас Падалеки? Падалеки переезжает к нам жить? Ты переезжаешь жить к Падалеки? Падалеки хочет представить тебя своим родителям? Падалеки сделал тебе предложение руки и сердца, ну, или чего там?

- Ты закончил? - Дженсен устало потер бровь.

- У меня все, - улыбнулся Бомер и посмотрел на девушку, взглядом предлагая ей присоединиться к блиц-опросу: - Соф?

- Клоун, - девушка покачала головой. - Что случилось, Дженс?

- Да, что там Падалеки учудил на этот раз?

- Успокойся, Падалеки тут вообще ни при чем.

- Да неужели! Кстати, это почему-то меня даже немного пугает.

- И не зря, - невесело усмехнулся Дженсен. - Тащи свой ноут, дружище, нам понадобится твоя суперсила.

Мэтт поднялся и пошел в свою комнату, чтобы взять компьютер.

- И майку надень! - крикнула ему вслед София.

- Детка, я тебя смущаю? Ты возбуждаешься, когда я рядом с тобой в таком виде? Отвлекаешься от дела? Не можешь сосредоточиться?

- Бомер, - угрожающе начала девушка.

- Мэтт, компьютер, - поторопил Дженсен.

Бомер вернулся через пару минут, с деловым видом стуча по клавиатуре прямо находу.

- Кого ищем? - спросил он.

- Значение слова "майка"? - София окинула его взглядом.

- У меня все в стирке, - он невинно похлопал ресницами: - Штаны же я надел. Сосредоточься на деле, детка. Сейчас нужно поработать, - он снисходительно похлопал ее по плечу, и уселся на диван, чуть ли не вплотную к ней.

Девушка нашарила рукой диванную подушку и ударила самодовольно улыбающегося друга.

- Эй, побереги мою гениальную голову! - засмеялся он, прикрываясь от ударов. – Осторожно! Компьютер! Я понимаю, что тебе невтерпеж, но сейчас я немного занят. Я весь твой, как только закончим с делами.

- Заткнись, придурок!

- О, мартышечка моя, обожаю, когда ты ругаешься!

- Ребята! Ребята! Ну, хватит уже! - прикрикнул на них Дженсен.

- Да, милый, мы тебя слушаем, - неожиданно деловым тоном отозвалась девушка.

- Мэтти, пробей человека по имени Стюарт.

- Просто Стюарт? - отозвался Бомер, одной рукой забивая имя в ноут, а другой прижимая к себе фыркающую Софию.

- Мистер Стюарт, - саркастично уточнил Дженсен.

- Маловато данных, дружище.

- Уиздом, - Эклз непроизвольно снова потер ребра при упоминании об этом человеке. - Он со Стюартом должен быть в одной упряжке. Его подручный или типа того.

- Это уже что-то, - отстраненно пробормотал Мэтт, погружаясь в поиски. Он больше не шутил и не подтрунивал над Софией, и даже никак не отреагировал, когда она сняла его руку со своих плеч.

Девушка поднялась и, подойдя к Дженсену внимательно осмотрела его лицо.

- Это нужно обработать, - безапеляционно заявила она и вышла из комнаты, вернулась с аптечкой и вручила Дженсену грелку.

- Ай, холодная!

- Ну, конечно, это же лед. Не капризничай. Сейчас немного пощиплет, - она приложила к ссадине на скуле антисептик и заботливо подула, когда Эклз зашипел. - Уже почти все, потерпи, милый.

Дженсен прикрыл глаза, с благодарностью принимая эту заботу и радуясь этим мгновениям спокойствия.

- Снимай майку.

- Что? - глаза сами собой удивленно распахнулись.

- Думаешь, я не заметила, как ты трешь ребра? - София посмотрела на него, вздернув бровь.

- Думал, ты была слишком увлечена Мэттом, - поддел Дженсен.

- Снимай, - она не стала комментировать его подколку, приняв крайне сосредоточенный вид.

Дженсен обреченно потянул с себя футболку.

- Господь Всемогущий! - не сдержалась София.

- Кажется, это мы уже обсуждали.

- По тебе что, каток проехал?

- Ну, что-то вроде того.

- Это совсем не смешно, - ворчала девушка, накладывая заживляющую мазь на расползающийся по ребрам синяк. - Так больно?

- Конечно! Ты же давишь своими пальцами в мой синяк!

- Нужно убедиться, что ребра целы. Не хнычь.

- Ты просто изверг, Соф! Садистка!

- Ну, вот и все, - девушка прижала его рукой грелку со льдом к его боку. - Держи так.

- Холодно!

- Ничего, потерпишь.

Дженсен перехватил ее руку и легонько сжал тонкие пальчики.

- Спасибо, - тихо сказал он.

- Я принесу еще льда для твоего лица, - она поднялась и поцеловала его в висок. - Мальчишки, - ворчала она, выходя из комнаты. - Аптечки на них не напасешься.

- Ну, я так понимаю, не звезда школьной баскетбольной команды из Огайо тебя интересует, - наконец, подал голос Мэтт, когда девушка вернулась. - А вот чем тебя заинтересовали эти ребята, я даже спрашивать не хочу. Крайне отрицательные персонажи.

- Что там? Что нарыл?

- Джеймс Патрик Стюарт, родился бла-бла-бла... детство, как детство... школа - ничего примечательного... так это не интересно... это пропустим... То есть то, что Эклз сидит тут без майки тебя не волнует, да, Соф? - внезапно сменил тему Мэтт, широко улыбнувшись.

- Не отвлекайся, - нахмурилась девушка.

- Я так и знал!

- Мэтти, давай по делу, - сдерживая улыбку, поторопил Дженсен.

- Так, ага, вот! В двадцать два года твой приятель приехал покорять Нью-Йорк. К этому времени за его плечами уже имелся приличный криминальный опыт в Покателло, штат Айдахо, откуда он, собственно, родом. Он прибился к Таровичу, начал с обычной шестерки, но очень быстро стал продвигаться и подтянул за собой ребят из своей группировки, и Уиздом тоже был в той компашке. Похоже, Стюарт его ценит, он единственный из тех ребят, кто до сих пор с ним.

- А Тарович - это...

- Да, да, ты правильно понял, дружочек, - кивнул Мэтт. - Очень плохой дяденька. Держит четыре штата, к тому же имеет свои интересы в Канаде и Восточной Европе, так же отличается суровым нравом и злопамятнотью слона. Имеет весьма ограниченный круг доверенных лиц, и твой новый приятель в него входит. Тааак. Что тут у нас еще... Стюарт, кстати, вообще очень быстро поднялся. Уже к тридцати сделал себе имя и даже стал правой рукой босса. Он уже лет десять контролирует приличный кусок территорий Семьи. В определенных кругах его боятся чуть ли не больше самого Таровича. Хотя сейчас он сплошь легальный и глубоко уважаемый бизнесмен. Даже благотворительностью не брезгует. Но дела Семьи, понятное дело, он тоже не забросил.

- Тебя послушать, очень приятный и милый человек вырисовывается, - усмехнулся Дженсен и снова поморщился.

- Ты даже не представляешь, насколько, приятель! Просто Багз Банни и Стич в одном флаконе! Джек Потрошитель от зависти удавится. Все, кто стоял на пути Стюарта и мешал ему продвигаться по карьерной лестнице, волшебным образом были уличены во всевозможных провинностях, оказывались стукачами, предателями или нечистыми на руку претендентами на роль самого босса. Догадываетесь, да, какая судьба их ждала? А кто занимал освободившееся теплое местечко после того, как очередной неугодный исчезал? Правильно, дружок Дженсена, мистер Стюарт.

- Ясно, - Дженсена совсем не радовала новая информация. По истине, знания умножают скорбь. - А с Уиздомом что?

- О, этот товарищ тоже прекрасен. Зверюга, каких мало. Он был наемником долгое время, подозреваю, делал грязную работенку для дяди Сэма, но это я еще порою. А теперь он делает грязную работу для Стюарта. Его личный питбуль. Он исполнительный и безжалостный - идеальные качества для такого рода деятельности. Конкретный отморозок, если хотите знать мое мнение. Восемь лет назад его судили за изнасилование и двойное убийство, он сел, но через два года аппеляционный суд признал его невиновным, прокурор очень удобно потерял улики, и доказательной базы не оказалось в достаточном количестве.

Дженсена замутило от этих слов. Он украдкой посмотрел на Софию, и желудок от страха сжался. Ни в коем случае он не должен допустить, чтобы она попала в руки такого ублюдка.

- Так что? - Мэтт поднял на него глаза. - Может теперь поделишься с нами, почему мы вообще говорим об этих чудесных личностях? Чем они тебя заинтересовали?

- Боюсь, что это мы их заинтересовали, - невесело усмехнулся Дженсен и поделился с друзьями, как сегодняшним вечером он завел новые знакомства и обзавелся парой синяков.

После красноречивого рассказа в комнате повисла тишина.

- Ничего не понимаю! Почему именно мы? - девушка подскочила с дивана и начала нервно ходить по комнате. - Я думаю, тут и говорить не о чем. Мы за это не возьмемся. Переедем, если будет необходимо.

- Мы не сможем свалить. Они знают, где мы, следят за домом.

- Это они тебе так сказали?

- Да. И я видел подозрительную тачку с двумя бугаями у дома.

- Может ты сам привел их, когда возвращался?

- Я же не идиот, Мэтт.

- В этом точно нет.

- И на том спасибо, друг.

- Обращайся.

- Соф, милая, можешь сделать кофе? В горле что-то першит, - попросил Дженсен.

- Да-да, конечно.

Как только девушка удалилась из комнаты, взгляды парней пересеклись.

- Это ведь не вся история, я правильно понимаю? - тихо спросил Мэтт, покосившись на дверь, за которой скрылась девушка.

- Правильно понимаешь, они угрожали не просто нам. Они угрожали конкретно ей. Особенно ей, понимаешь? Уиздом слишком заинтересовался, а учитывая его прошлое...

Мэтт соскочил с места, откидывая компьютер в сторону.

- Блядь!

- Тише, Мэтти, - Дженсен покосился в сторону кухни. - Думаешь, стоит ее пугать?

- Нет, - Мэтт взъерошил волосы и глубоко вдохнул пару раз, стараясь успокоиться. - Но мы должны как-то разобраться с этим, Дженс. Мы просто не можем допустить, чтобы...

- Конечно нет, Мэтт. Мы все сделаем, дружище, защитим ее, успокойся.

- А вот и чай, мальчики, - София вернулась с разносом в руках. – Знаю, Дженс, ты просил кофе, но сейчас лучше выпить чаю. Я сделала с ромашкой, чтобы успокоиться.

Мэтт подошел и обнял ее, крепко прижимая к своей груди.

- Что такое, Мэтти? Чего ты?

- Ничего, просто люблю тебя.

- Так, что происходит? - подозрительно спросила девушка, слегка похлопывая его по спине в ответном объятии. - Я что-то пропустила?

- Нет, - Мэтт поцеловал ее макушку. - Просто я вел себя сегодня, как идиот, прости.

- Да ладно, проехали, - настороженно отозвалась она.

- Где моя майка? - нарочито весело спросил Мэтт.

- А вот это стоящая мысль! - засмеялась София. - Ладно, пусти. Мэтти. Вот ведь вцепился!

- Может передадите кружку? Или мне самому корячиться?

- Держи, Дженс, - девушка выпуталась из объятий и подала ему чай. - Тебе я сделала холодный, и вот, трубочка еще.

- А что, кипятка на меня не хватило? Холодный чай с ромашкой, гадость редкостная!

- Если горячий собираешься пить, зачем тогда лед держать на губе? Не вредничай, пей, что дают.

- Диктатор!

- Когда тебе нужно выйти с ними на связь? - Мэтт вернул разговор в неприятное русло.

- В субботу, до обеда.

- Вы что, серьезно собираетесь это обсуждать? - взвилась София.

- А что нам остается? - пожал плечами Мэтт.

- Они же не могут нас заставить! Откажемся и все!

- Детка, ты, вообще, меня слушала? Это опасные, отмороженные на всю башку, опасные преступники.

- Ты дважды сказал "опасные".

- Потому что они реально опасны, Соф! А Дженсена ты слушала? Они под дулом пистолета увезли его Бог знает куда, угрожали нам, и ты только посмотри на него! - Мэтт махнул рукой в сторону друга, который с недовольным лицом тянул чай через трубочку. - Этого тебе не достаточно?

- Да, да, я поняла. Они опасны, Дженсен ужасен...

- Спасибо, дорогая.

- Но вы подумайте вот о чем, - едва улыбнувшись другу, продолжила девушка: - Если мы подпишемся на это, если свяжемся с этими людьми, нам уже не вырваться. Они нас не отпустят. Мы превратимся в их карманных карманников.

- Соф, мы уже попали, - Мэтт сжал ее плечи, заглядывая в глаза. - Нам не отвертеться от этого. Придется согласиться на эту работу.

- Мне это не нравится!

- Это никому не нравится, но они взяли нас за яйца.

- Ко мне это не относится, - саркастично отозвалась девушка.

- Значит, тебе повезло больше, чем нам.

- Короче, я предлагаю поступить так, - вмешался Дженсен. - Если есть шанс разойтись с ними миром, мы должны его использовать. Так что возьмемся за одно дело, только одно, а потом в любом случае сваливаем. Что скажите?

- Согласен.

- Соф? Ну, хотя бы поговорим с ними. Соф, - Дженсен пытался поймать ее взгляд. - Если ты подумаешь, то согласишься, что в этом есть смысл.

- Если ты подумаешь, то поймешь, что это бред. И сваливать нужно сейчас.

- И бросить здесь твои занавески? - Дженсен попытался изобразить улыбку.

- Ладно. Одно дело. Только одно. И только из-за моих занавесок. И мне это не нравится.

- Записано, - кивнул Дженсен.

 

***

Утром Джаред, едва войдя в офис, первым делом выяснил у дежурного агента не случилось ли чего ночью. Оказалось, ничего особенного не произошло, по крайней мере, ничего такого, что заинтересовало бы Падалеки. Что ж ладно. Нужно еще проверить по новостям и полицейским сводкам. Но это, похоже, немного откладывается, потому что в кабинет уже вошел его напарник. Хорошо, что Джаред успел обдумать по дороге на работу, что ему сказать. Лишь бы проканало. Ну, хотя бы внешне.

- Привет. Напарник, - Джейсон улыбнулся ему, хотя взгляд оставался внимательным и цепким, и протянул стакан. - Вот, держи. Я тебе кофе принес.

- И я тебе принес, - Джаред улыбался ему, предлагая мировую. - Можно считать, кофеином теперь до обеда запаслись. Да?

Джейсон прищурился и сдержано кивнул. Джаред тоже кивнул и уставился в компьютер, посмотреть новости. Все это время тяжелый взгляд напарника прожигал в нем дыру. Убедившись, что в сети нет сообщений ни о каких подходящих ограблениях, Падалеки развернулся и посмотрел Джейсону в глаза.

- Ну, ладно! Что?

- Ничего, - невозмутимо отозвался тот.

- Давай, говори. Только не гипнотизируй меня снова, второй день я не выдержу! Говори, Маннс.

- Ты говори. Что забыл в Техасе?

- Ездил, проверить кое-что.

- Что проверить?

- Ну...

- Опять будешь сиськи мять?

Джаред оглянулся по сторонам - не слушает ли кто - и ответил:

- Ну, он как-то упомянул одно имя, я решил пробить что как...

- Он? - усмехнулся Джейсон. - Как-то? И как давно это было?

- Давно.

- Неужели? То есть он упомянул какое-то имя как-то давно, а теперь ты вдруг, посреди недели, в свой рабочий день срываешься в Техас, даже не предупредив своего начальника, не говоря уж о напарнике? Не пизди. Ты до сих пор с ним видишься?

- Маннс...

- Говори, Падалеки.

- Ты действительно хочешь услышать ответ?

- Уже услышал. Так что за имя?

- Неважно. Там ловить нечего.

- И все-таки.

- Бенедикт, - выдал Джаред. Он решил сдать Джейсону Роба, этого шпиона-любителя, все равно напарник ничего не добьется от этого тихушника. Тем более, он не знает, кого искать. Даже если сунется к нему с расспросами о Моргане, Бенедикт просто не поймет, о ком речь. - Роб Бенедикт.

- И кто он?

- Местный чудила. Довольно своеобразный тип, честно говоря, - Джаред легко улыбнулся, по крайней мере, об этом он Маннсу не врет. - Федералов на дух не переносит, даже грозил мне винтовкой!

- О, мы бы с этим парнем смогли друг друга понять, - усмехнулся Джейсон и отвернулся к своему компьютеру, давая понять, что разговор окончен.

Джаред облегченно выдохнул и полез проверять полицейские сводки.

 

***

Дженсен так ни разу и не позвонил за всю оставшуюся неделю. Не пришел, вообще никак не дал знать о себе. Джаред злился на него, очень злился и был готов прибить его собственными руками или пристрелить его без всяких переговоров!

А еще он скучал. Сильно. Он так скучал по этому ворюге, что не мог нормально спать ночами. Не мог нормально работать. Не смог снять симпатичного бармена. Да чего там снять?! Парень сам откровенно напрашивался, был готов - бери и трахай! Так нет же! Джареду подавай именно зеленоглазого и наглого, конопатого ворюгу! Он не мог заставить себя встретиться даже с Заком! И вот результат - Падалеки, как примерная домохозяйка, сидит дома один в пятничный вечер и ждет. Ну хоть чего-нибудь! Позвонил бы хоть, раз не приходит, или сообщение прислал, хоть как-то дал о себе знать. Что в порядке. Что жив. Потому что Джаред уже начал всерьез волноваться за него. Вдруг, и правда, что-то случилось? Не мог же он так пропасть без всякой причины. В это Джаред ни за что не поверит. Он успел достаточно узнать его, чтобы быть уверенным в этом. Дженсен может сколько угодно выпендриваться и прятаться за своими бесчисленными масками, есть вещи, которые не скрыть. Взять хотя бы его реакции в моменты, в которые трудно себя контролировать, как он дышит, как он смотрит, как цепляется за Джареда. Плюс Джаред узнал много нового о нем в последнее время, что тоже дает ему некоторое преимущество в суждениях. А узнал он это только благодаря тому, что Дженсен назвал ему свое настоящее имя. Настоящее. Это с его-то богатым послужным списком, так спалиться перед федеральным агентом - это что-то да значит! Да еще и в его ситуации. Ведь Джаред вполне мог бы взбаламутить то старое болото и спровоцировать заинтересованных криминальных личностей вспомнить об Эклзах. Черт! А если так и произошло? Если Джаред действительно невольно подставил Дженсена своими изысканиями? Что если он засветился не перед теми людьми, пока удовлетворял свое любопытство? Маловероятно. Через столько-то лет. Или?.. Блядь! Совпадение уж слишком явное. Джаред возвращается в город, договаривается с Эклзом о встрече и тот просто пропадает. Блядь!

В эту ночь Джаред снова не смог нормально поспать. Мысли, переживания, страхи и чувство вины не давали ему покоя, выливаясь в беспокойные сны. Утром он решил бороться со скверным расположением духа старым проверенным способом.

 

***

К моменту, когда настала пора звонить Стюарту, Дженсен уже порядком издергался. Прошла всего пара дней, а они с Мэттом уже чувствовали себя, как пара выжатых лимонов.

Во-первых, скрывать что-то от Софии было непривычно и сложно.

Во-вторых, поскольку они решили не выпускать девушку из дома одну, а она решила бороться со стрессом посредством стихийных покупок, то ребятам пришлось резко расширить свой кругозор и узнать, где можно отыскать самые крутые распродажи. На кой ляд Софии, вообще, понадобились распродажи, если она могла позволить себе покупать наряды хоть напрямую у самых именитых дизайнеров, ребята понять не могли.

В четверг София уже с самого утра засобиралась по магазинам и была весьма удивлена, что и Дженсен, и Мэтт наперебой и с большим энтузиазмом засобирались вместе с ней. Они весь день таскались по Гарменту и зашли, наверное, в каждый магазинчик и в каждый демонстрационный зал от 30-й до 40-й улицы. Дженсен даже думал, что им, в конце концов, придется нанимать грузовик, чтобы отвезти все покупки домой.

В пятницу они повторили свое паломничество по распродажам, но уже в Лоуер Ист Сайде, где нехило обогатили владельцев магазинов на Очард-стрит и Гранд-стрит. Во второй половине дня глаза Софии все еще горели алчным огнем, и ребята мысленно возблагодарили еврейский шаббат за то, что хотя бы завтра эти магазины закрыты. Когда девушка, наконец, объявила, что устала ходить, и нацелилась на салон красоты, Дженсен, жалуясь на разболевшиеся ребра и прихватив покупки, смылся домой и оставил подругу на Мэтта. Встретившись с ним ночью на кухне, Мэтт долго жаловался на то, что все женщины сумасшедшие, а София, похоже, самая сумасшедшая из всех! Мало того, что он таскался с ней два дня подряд по всем возможным распродажам Нью-Йорка, так она еще и заставила его пройти с ней все процедуры в салоне красоты, от маникюра до шоколадного обертывания и аппаратной коррекции фигуры!

- Знаешь, я даже начал понимать, почему тебя периодически на мужиков тянет, - продолжал Мэтт, заедая свое возмущение всем, чем придется, прямо из открытого холодильника: остатки пиццы, шоколадный батончик, оливки.

- Мэтти, тебя затошнит, - Дженсен, скривившись, наблюдал, как он ест.

- Меня и так тошнит, - отмахнулся Бомер и запил все это молоком. – Вот твоему Падалеки, например, сроду в голову не придет, таскаться два дня по городу и примерять на себя все шмотки, какие под руку попадутся!

При упоминании об агенте желудок болезненно сжался, и Дженсен перестал слышать друга. Как он там? Злиться, наверное. Еще бы! Дженсен ведь так кинул его! Не по своей воле, конечно, но это еще нужно как-то донести до Падалеки, а это потенциально проблематично. Ему теперь придется изрядно попотеть, чтобы вернуть агенту тот благостный настрой, которым он проникся к Дженсену в последнее время. Лишь бы с порога не пристрелил, чертов псих! Только бы позволил подойти поближе, и тогда уж Дженсен не упустит свой шанс загладить вину и возместить агенту моральный ущерб удовольствием и лаской. Как бы Дженсену хотелось прижаться сейчас к теплому боку, ощутить крепкое объятие сильных рук, загородиться от проблем этим упертым, нервным, сексуальным и таким желанным, двухметровым бугаем. Но он не мог заставить себя даже позвонить. Он не знал, что сказать, как оправдаться, да и трусил, если честно. К тому же он был так измотан морально и физически, что боялся, что просто не сумеет сдержаться, если услышит сейчас его голос. Дженсен либо расклеится и все ему выложит, нажалуется, как беспомощный сопляк, на плохих злых дядек, которые его обижают, либо психанет, потому что у самого Дженсена нервы были на пределе, и не сможет помириться с Падалеки. Ни тот, ни другой вариант Эклза категорически не устраивал. Он не хотел подставлять Падалеки, и, уж точно, не хотел его потерять. Так что Дженсен решил сначала поговорить со Стюартом, покончить с этим дерьмом, а потом уже заняться агентом.

И вот теперь Дженсен стоял посреди гостиной с телефоном в руках, и солнечное субботнее утро его совсем не радовало. И его друзья тоже выглядели хмурыми и расстроенными. Дженсен вздохнул поглубже и набрал злосчастный номер.

- Мистер Стюарт? Это Морган.

- Мистер Морган, рад вас слышать, - сдержанно вежливый, холодный и какой-то неосязаемо зловещий голос заполнил комнату.

София и Мэтт неосознанно переглянулись от этого звука.

- Не могу сказать того же, - отозвался Дженсен.

- Не нужно грубить, мистер Морган.

Дженсен промолчал, и Стюарт продолжил:

- Тем не менее, я рад, что вы все же позвонили. Это значит, что дифирамбы вашему уму не столь уж преувеличены.

- Не в обиду вашим навыкам общения, мистер Стюарт, но может перейдем сразу к делу?

- Что ж, мистер Морган, перейдем к делу. Вашей целью станет инкассаторская машина некоего банка в Адамсе, штат Нью-Йорк. Какой именно рейс, я сообщу вам дополнительно.

Пальцы Мэтта быстро застучали по клавиатуре, и Дженсен, прочитав сообщение, набранное другом, удивленно спросил:

- Мистер Стюарт, что за интерес человеку, вроде вас, грабить инкассаторские машины захолустного городка, в которых перевозят не больше нескольких десятков тысяч?

- Мои мотивы не должны волновать вас, мистер Морган, - твердо отрезал Стюарт. – Ваше дело выполнять инструкции. Не стоит задавать лишних вопросов, дольше проживете. Вы позвоните мне в понедельник и я скажу, где и как мистер Уиздом передаст вам все инструкции.

- При всем уважении, я предпочел бы ограничить свои контакты с мистером Уиздомом, - Дженсен автоматически перенял тон собеседника. – Он слишком несдержан и непрочь помахать кулаками, а в моем деле лишние приметы ни к чему.

- Все дальнейшие контакты только через мистера Уиздома, мистер Морган. Я поговорю с ним и попрошу быть более сдержанным в реакциях, но и вас я прошу не провоцировать его лишний раз. Такие люди, как мистер Уиздом незаменимы в определенных вопросах, но отличаются, как правило, весьма неустойчивой психикой. Надеюсь, на данный момент, у вас больше нет вопросов, мистер Морган?

Дженсен переглянулся с друзьями и ответил, пряча раздражение за холодным тоном:

- Нет.

- Вот и отлично. Всего доброго, мистер Морган. И передайте мои наилучшие пожелания мистеру Ларкину и прекрасной мисс Дэвис, конечно же.

Дженсен отключился и швырнул телефон в кресло. Он потер ладонями глаза и сделал пару кругов по комнате, стараясь обуздать злость, клокочущую внутри. Ему необходимо было сбросить как-то это напряжение, получить какую-то разрядку, пока он не сошел с ума.

- Это ужасный человек, - нарушила тишину София и непроизвольно придвинулась ближе к Мэтту. – Он, как змея. Мы не должны с ним работать.

- Соф, мы ведь это уже обсудили, - Мэтт обнял ее плечи и заговорил тихо и спокойно: - Мы не можем от этого отвертеться. И мы уже согласились на одно дело.

- Где одно, там и другое. И мне это, по-прежнему, не нравится. Но я, конечно, не брошу вас, балбесов, в этом одних, - устало проговорила девушка и, похлопав друга по груди, поднялась. – Пойду, прилягу.

- Мэтт, мне нужно уйти, - сказал Дженсен, когда дверь за девушкой закрылась.

- Хорошо, я присмотрю за Соф.

- И… - Дженсен почесал затылок и неуверенно посмотрел на друга: - Мне понадобится твоя помощь.

- В чем?

- Мне нужно уйти без провожатых, понимаешь? Нужно, чтобы наши новые друзья не знали, куда я отправился.

- И куда ты отправился? – спросил Мэтт, но по его взгляду Дженсен понял, что тот обо все догадался, и догадался он верно. – А просто позвонить ты не можешь? Обязательно так подставляться? И его заодно подставлять.

- Я не могу позвонить, мне нужно встретиться с ним лично. Так ты поможешь? Я не могу просить Соф, ты же понимаешь.

- Ладно, - Мэтт взял свой телефон и проворчал: - Как же ты меня достал со своим федералом. Здравствуйте, я хочу заказать две пиццы…

Когда пиццу принесли, Дженсен заплатил пятьдесят баксов разносчику, чтобы выйти на улицу в его куртке и кепке и отойти на пару кварталов, а Бомер дополнительно отвлек внимание их сторожей, устроив им несколько веселых минут. Почему-то замки на дверях их машины внезапно заклинило, а сигнализация принялась вопить, как сумасшедшая. В такой оживленной обстановке их горе-охранники совершенно не обратили внимание на то, что разносчик пиццы немного видоизменился.

Теперь Дженсен, не торопясь, шел по 101-ой улице в сторону Парка и шептал себе под нос, как заклинание:

- Будь в городе. Пожалуйста, только будь в городе.

 

***

Солнце светит в дневное время,

Луна освещает ночь.

А я свечусь, когда ты произносишь моё имя,

И ты знаешь, что я тут же отзовусь.

Бросает меня в жар, когда ты меня целуешь,

Или когда меня ты обнимаешь.

Лихорадит утром,

И всю ночь.

Superpitcher - Fever


Прослушать или скачать Superpitcher Fever бесплатно на Простоплеер

 

 

 

 

 

Увидев на экране телефона надпись «Номер скрыт», Джаред едва не сбился с шага. Он почувствовал такое непередаваемое облегчение, что почти физически почувствовал, как тугой узел, затянувшийся в его животе в последние несколько дней, ослаб, и дышать стало легче.

«Слава Богу, живой! Теперь со спокойной душой можно его пристрелить!»

- Я занят, - рявкнул Джаред в трубку, не останавливаясь.

- Привет, агент. Прости я не смог прийти.

- Бывает. Мне некогда болтать с тобой.

- Ну, ладно тебе, не злись. Извини меня, я, действительно, не смог прийти, вмешались… внешние факторы. Готов загладить свою вину!

- Забей. Пока!

- Подожди-подожди! Давай сегодня? Встретимся, агент?

- Я занят, я же сказал!

- Не сучи, Падалеки, - в ухо проник бархатистый смех. – Тебе не идет! – и тут же спросил подозрительно: - А ты почему так дышишь? Уже променял меня на кого-то? Или опять носишься, как заведенный?

- Не твое дело.

- Скажи, где ты и я примчусь к тебе на сверхзвуковой скорости, - в голосе Дженсена звучала мягкая улыбка, и хрипловатые, низкие нотки дразнили Джареда, соблазняли его. – Ты в Центральном парке?

- Догадайся! – рыкнул Падалеки и отключился.

Пробежав еще несколько кругов, он уселся на скамейку, оперся локтями на ноги, закрыл глаза и просто слушал музыку. Восстановив дыхание, Джаред откинулся на спинку. В голове пусто, в грудной клетке печет, а сквозь сомкнутые веки пляшут солнечные зайчики. Или у него от переизбытка кислорода уже яркие точки запрыгали, один хрен - это охуительно отвлекает от всяких зеленоглазых заноз.

В таком состоянии он пребывал преступно мало, потому что, кто-то перепрыгнул через спинку лавочки и плюхнулся рядом. Джаред, опешив от такого поведения, повернул голову и столкнулся с нахальным взглядом.

- Да, ты, блядь, издеваешься!

- Вовсе нет. Что слушаешь? - и рука сразу же метнулась к наушнику Джареда. - Ммм, джаз! Люблю, - глядя в глаза агенту, произнес вор.

Чтобы уловить мелодию, Дженсену пришлось наклониться близко. Достаточно близко, чтобы Джаред смог почувствовать его аромат, такой сумасшедшее-возбуждающий, так мог пахнуть только он.

- Ты меня преследуешь? – саркастично спросил Падалеки.

- Ну не все же тебе меня ловить. Арестуешь? - Эклз поиграл бровями.

- А ты прям напрашиваешься!

- Только если это сделаешь ты.

- Я не при исполнении. Так что расслабься, не всем твоим мечтам суждено сбыться.

Во время этой пикировки Дженсен так и не отодвинулся, а Джаред возносил хвалу небесам за широкие штаны.

«Мой персональный афродизиак. Да блядские же кони! И сил никаких нет!»

Дженсен отодвинулся и Джаред тут же захотел притянуть его обратно, но вытерпел. Молодец.

Падалеки снова откинулся на спинку, закрывая глаза, он почувствовал, как Дженсен легко скользит по сидению, близко, прижимается бедром к его бедру.

- Ну, так что? – преувеличенно бодро заговорил Эклз, запуская пальцы в его волосы.

- Что? – Джаред, не открывая глаз, мотнул головой, стряхивая его руку.

- Злишься на меня? - Дженсен снова зарылся в его шевелюру.

- А должен?

- Ну, думаю, что у тебя нашелся бы повод, - Дженсен встретил сердитый взгляд, невинно улыбнувшись и продолжая играть его волосами. – Слушай, я тебя понимаю, серьезно. Выглядит так, будто я позвал тебя на свидание, а потом бортанул тебя и даже не позвонил. Ндааа… выглядит так, как будто я козел, да?

- Согласен.

- Но я не козел.

- Разве?

- Эй! – Дженсен возмущенно толкнул его коленом. – Я не виноват, ясно?

- Кто же виноват? – Джаред старался не жмуриться, как идиот, потому что ловкие пальцы каждым движением запускали новое стадо мурашек. Скоро даже эти широкие спортивные штаны не скроют его состояние. Когда этот ворюга успел настолько влезть ему под кожу? Он превратился в его навязчивую идею, занял все его мысли.

- Эээ… виноваты внешние обстоятельства. Может протуберанцы на Солнце или цунами в Тибете…

Джаред нахмурился, явно не удовлетворившись такими причинами.

- Почему не позвонил?

- Телефон сломался.

- А с лицом что?

- Поскользнулся в душе.

- Ты врешь.

- С чего ты взял? - Дженсен улыбнулся так широко, что Джаред заволновался, как бы его щеки не треснули.

- Я вижу твои зубы мудрости, когда ты так улыбаешься.

Джаред поднялся, как будто собрался уйти, и Дженсен поспешно подскочил тоже. Он смял в кулаках его майку и уперся лбом в плечо.

- Не злись на меня. Не хочу, чтобы ты злился из-за этого.

- Не хочешь рассказать, что на самом деле произошло?

- Все в порядке, нечего рассказывать.

- Может, тебе помощь нужна?

- Не нужна мне помощь, - Дженсен коснулся губами его шеи.

- Потому что ничего не случилось, - Джаред закончил за него.

- Именно так, - выдохнул Дженсен ему в ухо.

- Эй! Ты что делаешь? – возмутился Джаред, хватая его за плечи и слегка отстраняя от себя.

- Что? – непонимающе нахмурился Дженсен.

- Твои руки! – Джаред выглядел возмущенным.

- Они же на поясе, - недоуменно пожал плечами Дженсен.

- Вот именно! Я тебе что, девственник какой-то? – усмехнулся Джаред и притянул его обратно к себе, впиваясь в его шею совсем не целомудренным поцелуем.

- Вообще-то, это общественное место, агент, - засмеялся Дженсен и притерся к нему поближе.

- Тогда поехали домой, - хрипло выдохнул Джаред, и потянул его за собой.

- Логично! – засмеялся Дженсен, послушно следуя за ним.

Они ехали так долго! Так мучительно долго по этим загруженным улицам, что Джареду пришлось даже превысить скорость и нарушить правила несколько раз. Он был просто вынужден! Потому что Дженсен жался к нему все время, ни минуты, не сидя спокойно. Он гладил его бедро, подбираясь пальцами опасно близко к его паху, но ни разу так и не дотронулся, сволочь! Он жарко дышал ему в шею, тянул носом его запах, как животное, хрипел, нетерпеливо сжимая пальцы в его волосах.

Когда автомобиль с визгом затормозил у подъезда, Джареда уже натурально колотило, и он был готов, на что угодно для такого Дженсена - горячего, нетерпеливого, жаждущего. Они одновременно выскочили из машины, резко хлопнув дверьми, быстро взбежали по лестнице, кажется, даже не заметив, что преодолели семь этажей. Оказавшись внутри, Дженсен набросился на него, срывая с себя джинсы прямо на ходу, добравшись до спальни, он толкнул Джареда на кровать и сдернул с себя футболку. В этот раз Эклз не заморачивался с предварительными ласками или хотя бы с элементарной подготовкой, просто уткнул агента мордой в подушку, стянул с него штаны, оголяя зад, и едва успев раскатать по своему стволу презерватив, толкнулся в сжатые мышцы.

- Блядские кони! – вскрикнул Джаред, сминая в кулаках покрывало и стараясь расслабиться, подстроиться.

Дженсен брал его так яростно, зло, как будто старался наказать или отыграться за что-то. В противовес, нежно целуя его шею и плечи, умело лаская его рукой, выкручивая кулак на излете. Джаред не смог долго выдерживать эту скачку, он запачкал покрывало, сжавшись с такой силой, что утащил за собой и Дженсена. Он обмяк, придавливая его к постели своим телом.

- Слезь, - прохрипел Джаред. – Мне дышать нечем.

- Прости, - Дженсен поцеловал его в висок и откатился в сторону, потянул за локоть, разворачивая Джареда на спину. – Я сделал тебе больно?

Джаред сипло засмеялся и облизал пересохшие губы.

- Не смог терпеть, агент, - Дженсен принялся зацеловывать его грудь. - Так соскучился по тебе, - Он навалился на него снова, не дав даже толком отдышаться. – Давай, давай, агент, - торопливо шептал он, расталкивая коленом его бедра и устраиваясь между ними. - Хочу тебя.

- Совсем с катушек слетел, - Джаред ворча, отпихнул Дженсена и потянулся к тумбочке.

- Нет, нет, стой, - Эклз отчаянно цеплялся за него, целуя, куда придется. – Не уходи, побудь со мной, Падалеки. Хочу тебя. Давай, а? Агент…

- Погоди ты, псих озабоченный, - засмеялся Джаред, запуская руку в ящик. – Резинку надень, маньяк.

И все завертелось по новой. Дженсен исступленно целовал его, гладил и сжимал его тело, зажигая в любовнике ответный огонь. И когда Джаред размяк, растекся в его руках, Дженсен вошел в него длинным, плавным движением. Он снова был нетерпеливым и резким, будто изголодавшимся, как будто и не кончал всего несколько минут назад, а Джаред под ним выгибался и стонал, потому что чертов ворюга с каждым ударом прицельно проезжался по его сладкой точке, вынуждая его полностью терять над собой контроль.

«Снайпер чертов!»

Они двигались в унисон, сбивая простыни на кровати, цепляясь друг за друга, смешивая стоны и вскрики. Дженсен без конца целовал его, заглядывал в глаза с непонятным выражением. И Джаред тонул в этих темных зеленых озерах, не имея возможности даже сделать нормальный вдох, потому что Дженсен подкидывал его на постели мощными толчками и сводил с ума руками и губами, доводя до исступления.

- Нет, нет, нет, Дженсен, не смей, - торопливо и отчаянно зашептал Джаред, когда Эклза протрясло крупной судорогой, и он вжался лбом в его плечо. - Только не сейчас, ублюдок! Хороший мой, пожалуйста, еще нет.

- Я сейчас, сейчас все сделаю, прости, - забормотал он в ответ, покрывая поцелуями его тело. - Ты такой, агент, такой сладкий, такой горячий, - он шептал ему в ухо всякие глупости, обжигая дыханием и лаская его руками, пока Джаред не всхлипнул и не кончил, закусив губу до белого следа. - Мой, - глядя ему в глаза, Дженсен облизал свои пальцы и впился в губы долгим поцелуем.

Он откатился, развалившись рядом, касаясь плечом его плеча, и они оба лежали так какое-то время, тяжело дыша и просто глядя в потолок.

Джаред пытался привести свои мысли в хоть какое-то подобие порядка, но все его тело пульсировало и сладко ныло, заставляя его признать бесполезность этой затеи. И хотя на краю сознания царапалась какая-то мысль, неопределенная, но не дававшая покоя, он решил отложить обдумывание на момент, когда останется один. Оставаться одному почему-то совсем не хотелось, и он на ощупь нашел руку лежащего рядом парня, сжал ее, погладил венку на запястье. Дженсен тут же навалился на него, закидывая ногу поперек бедер, обнимая за пояс и утыкаясь носом в сгиб шеи.

- Господи! – в шутливом ужасе выкрикнул Джаред. – Что, опять?!

- Нет, - засмеялся Дженсен. – Извини, еще раз я не потяну, - он привстал, взял свою футболку, зацепившуюся за край кровати, и вытер ею живот и грудь Джареда. Он касался кончиками пальцев его кожи и тихо улыбался, наблюдая за своими манипуляциями.

Джаред потянул его за ухо, чтобы получить поцелуй, и Дженсен с энтузиазмом поддался. Потом улегся, крепко обвив его руками и прижавшись щекой к широкой груди, поерзал, устраиваясь поудобнее. Джаред медленно перебирал его волосы, когда в голове резко, словно выстрел, возникла мысль.

«У Дженсена разбито лицо! И на ребрах тоже заметен синяк. Следы не свежие, дня три минимум. А в среду он не смог прийти, потому что вмешались какие-то загадочные внешние обстоятельства. Во что же ты вляпался, ворюга?»

- Во что ты вляпался? – слова слетели с языка раньше, чем Джаред успел прикусить его.

Дженсен мгновенно напрягся, его тело одеревенело, кажется, он даже дышать перестал.

- Ты не дышишь?

- Нет.

- Дыши.

Дженсен вдохнул и засобирался, но Джаред не позволил ему подняться, сжав руки на его спине.

- Не уходи.

- Мне пора.

- Подожди. Давай поговорим, - Джаред пытался утихомирить его, но особых успехов не добился. – Или не поговорим.

- Отпусти меня, Падалеки.

- Успокойся ты. Тебе не обязательно сбегать сейчас.

- Я вовсе не сбегаю. Мне пора, меня ждут, пусти, агент.

- А вот хер тебе, - засмеялся Джаред и перевернулся так, что распластал Дженсена по постели, зажимая его руки над головой. - Никуда я тебя не отпущу, пока ты мне не скажешь.

- Сильный бычара, - проворчал Дженсен, после безуcпешной попытки выпутаться из захвата. - Но мне нравится, - он улыбнулся и, глядя ему в глаза, медленно облизнулся. - Может теперь ты трахнешь меня?

- Прекрати это, - Джаред строго посмотрел на него, давая понять, что не собирается вестись на провокацию.

- Но я хочу тебя, - капризно надув губы, сказал Дженсен.

- Не хочешь.

- Хочу!

- У тебя даже не стоит!

- Ну, так сделай с этим что нибудь!

- Не заговаривай мне зубы!

- Что тебе надо, агент? - Дженсен устало запрокинул голову, сдаваясь.

- Почему у меня такое ощущение, что у тебя что-то произошло? - Джаред попытался заглянуть ему в глаза. - Скажи мне, я могу помочь тебе.

- Если бы у меня что-то произошло, почему бы мне не сказать тебе? - не открывая глаз.

- Если я могу помочь, почему бы и нет?

- То есть ты просишь меня, сказать тебе то, чего я не говорю тебе? - Дженсен приподнял голову, встречаясь, наконец, с ним взглядом.

- Во-первых, я не понял, что ты мне сейчас сказал. - Джаред тряхнул головой. - Во-вторых, почему бы тебе не помочь мне, помочь тебе?

- Ну, я просто не знаю, как помочь тебе помочь мне, и сказать что-то, что поможет тебе помочь мне, если я этого не знаю, - его лицо выглядело воплощением невинности, но он явно пытался запутать Падалеки и отвлечь его от нежелательной для себя темы.

- Ты это нарочно? – сердито нахмурился Падалеки.

- Слушай, у меня все в порядке. Можно я пойду?

- Торопишься ограбить кого-то?

- Не задавай вопросов, на которые не хочешь слышать ответ.

- Дженсен...

- Мне, правда, пора, меня ждут.

Джаред откатился в сторону, поняв, что ничего не добьется от этого упрямца, кроме головной боли, разве что. Дженсен поднялся с постели и вышел из комнаты, порадовав Джареда соблазнительным видом, вернулся через пару секунд с джинсами в руках. Джаред склонил голову, в попытке заглянуть за эту преграду, и Дженсен с ухмылкой развел руки в стороны.

- Нравится?

- Да, неплохо, - Джаред пожал плечами и состроил скучающую гримасу.

Дженсен фыркнул и натянул джинсы, футболку и, взглянув вниз, медленно провел пальцами по белесым разводам, подсыхающим прямо на его животе. Зыркнул исподлобья на агента, встретив точно такой же ухмыляющийся взгляд.

- Можешь надеть мою.

- Признайся, что просто хочешь еще разок меня раздеть, - Дженсен стянул футболку и швырнул ее агенту, попав прямо в лицо.

- Ты меня раскусил, - засмеялся Джаред и глубоко вдохнул прежде, чем стянуть с лица, прилетевший подарок, и увидеть, как ворюга поднимает с пола его пропотевшую футболку, в которой он наматывал круги по парку. - Возьми чистую из шкафа.

- Хочу эту.

Джаред ухмыльнулся и пожал плечами:

- Как хочешь, фетишист.

- Как я смотрюсь? - Дженсен повертелся, со всех сторон демонстрируя свой наряд.

- Ты моделью не работал? - засмеялся Джаред.

- А что, похоже? - Дженсен похлопал ресницами, взглянув через плечо, и покрутил попой, прогибаясь в пояснице.

- О, да! Смотришься шикарно! - Джаред мягко улыбался, закусив губу, и смотрел на него, не отрываясь.

Дженсен присел на краешек кровати, отвел волосы с его лица и поцеловал висок, потом нос, щеку... Джаред закрыл глаза, подставляясь под теплые, ласковые касания.

- До встречи, агент, - шепнул Дженсен ему в губы с последним поцелуем.

- Увидимся, ворюга, - ответным выдохом.



Глава 12

Глава 12

С тех пор, как Дженсен сбежал от него в субботу, он не появлялся и не звонил, и Джареда не оставляло тревожное чувство. Оно поселилось где-то в животе, скручивая в узел кишки и не позволяя отвлечься. Странно, почему Дженсен не сказал, что с ним произошло? Может это глупо, но Джареду казалось, что раз Дженсен не признался, значит, случилось что-то серьезное и, вообще, ужасное. «Ужасное»! Словечки-то какие в голове крутятся! Джаред усмехнулся и покачал головой, паркуясь у Бюро. Спать надо больше! Такими темпами недолго окончательно переквалифицироваться в нервную барышню, и останется только начать читать любовные романы Джудит Макнот. А вот то, что Джареду известно это имя, уже тревожный звоночек. Ладно, ничего это не значит. Наверняка он слышал это имя от Меган. Мысли снова вернулись к Дженсену, и снова Падалеки решил, что молчание вора - тревожный признак. Хотя это совершенно иррационально. Дженсен Эклз или Макс Морган, или еще-куча-вариантов-кто далеко не самый откровенный человек в жизни Джареда. И ждать от него, что он начнет делиться с Падалеки всеми событиями своей жизни, это, действительно, глупо и нелогично! Но Джаред, почему-то, все равно ждал.

- Привет, напарник, - Маннс вылетел из лифта навстречу Джареду и оттеснил обратно в холл. – Сегодня нам светит день в разъездах. Топай, дружище.

- Какого... - начал было Джаред, но мгновенно был прерван не в меру разговорчивым другом.

- Такого! Ты даже не представляешь, от чего я тебя только что спас. И можешь не благодарить! В офисе все массово с катушек слетели! Миссис Ризольда сама принесла кофе Бобру. Сама! Ты же понимаешь, что это значит? - спросил Маннс, подпихивая Джареда к выходу.

- Бобер в бешенстве, - констатировал факт Джаред.

- Именно. И это далеко не все! Стивенсон разводится и поэтому не явился на работу. Адамс явился пьяным, мотивируя тем, что Стивенсон разводится, собственно. Летти сидит в архиве и рыдает над очередным романом. Ты, кстати, в курсе, что Хуан редкосный мерзавец? Нет? Вот и я не был. Но самое грандиозное, дружище, впереди. Джейк, мать его, Абель на моих глазах покрыл восьмиэтажным матом Пирса. Абель. Покрыл. Кого-то. Матом. - Джейсон смотрел на напарника во все глаза, в его голове явно не укладывалось, что добродушный Абель может в принципе с кем-то так разговаривать. - Абель. Матом.

- Ооо, это так мило! Наш мальчик вырос, - умилился Джаред, - может он тоже переживает из-за развода Стивенсона? Потому что вот я переживаю!

- Я тоже переживаю, дружище, тоже! Но работу еще никто не отменял. Я уже был у капитана, - продолжил Маннс, оказавшись на парковке. – Он надавал нам заданий выше крыши!

- Уже был у капитана? – Джаред посмотрел на свои часы, затем на часы напарника и на свой телефон: - Я что, настолько опоздал?

- Да говорю же дурдом! Такое чувство, что в кофемашину психотропов загрузили с утра пораньше. И я попался к Бобру под горячую руку. Поехали!

- Вот чего тебе не сиделось тихо, спокойно? Наверняка, что-то ляпнул, – ворчал Джаред, обреченно шагая обратно к машине. – Опоздал бы немного, таскался бы сейчас Кортез по городу весь день по такой жаре!

- Не ной, принцессочка моя, - хохотнул Джейсон. - Поехали на моей. Покатаю тебя с ветерком, чтобы не плакал!

- А кофе напоишь? – хмуро уточнил Джаред, радуясь про себя, что отношения с Джейсоном пошли на лад. Хоть что-то хорошее разбавляет его тревоги.

- Все, что твоя душенька пожелает, - торжественно пообещал Маннс. – Садись, чучело!

 

***

Уиздом назначил встречу на половину пятого вечера. Снова в Бронксе. Киношек про гангстеров пересмотрел, не иначе! Дженсен пришел один, как и договаривались, хотя это стоило ему трех часов уговоров и споров с ребятами. В итоге Мэтт нацепил на него какой-то маячок и пообещал примчаться, если Дженсен двинется куда-то кроме места встречи, не отзвонившись. Дженсен согласился и ему, наконец, позволили уйти одному. Не то чтобы он хоть сколько-нибудь доверял Уиздому или жаждал с ним приватного свидания, но еще меньше он хотел, чтобы ребята попадались ему на глаза без необходимости. Особенно София.

Дженсен вошел в помещение по указанному адресу по виду необитаемое:

- Эй! Есть кто живой?

- Нет, одни приведения, - послышался смешок в ответ.

- Слышь, умник, я тебя должен по всему Бронксу искать? У вас что, нормального офиса нет?

- Заткнись и слушай! – Уиздом окинул его брезгливым взглядом. – У меня не так много времени. И болтать не по делу с таким пидором, как ты, я не собираюсь.

- Ну, излагай, здоровяк, я весь в нетерпении, – Дженсен ехидно улыбнулся.

- Захлопнись, тварь! Похоже, в прошлый раз ты плохо усвоил слово «заткнуться». Может, мне повторить? - Уиздом шагнул ближе. - Добавить работы твоему дантисту, а? Руки чешутся, подпортить немного твою смазливую мордашку.

- Тогда ваше дело будет отложено на неопределенное время, - Дженсен не отступил, его страшно бесил этот человек, но он старался сдерживаться, потому что обещал Софии не лезть на рожон. - И за это, - он сделал акцент, - твой босс тебя по головке не погладит. Так что попредержи свои кровожадные порывы, Уиздом. Выкладывай с чем пришел, и разбежимся поскорее.

Уиздом сплюнул ему под ноги, всем своим видом демонстрируя отвращение.

- Вот, - он швырнул Дженсену конверт.

Эклз заглянул внутрь, поймав конверт налету, пробежался взглядом.

- Ебанулись, что ли? - не сдержался он. - Рейс через два дня!

- Следи за языком.

- Как я, по-твоему, должен организовать все за два дня?

- Мне по хую. Но мистер Стюарт проявил щедрость. Мне приказано доставить вас на место и обеспечить огневую поддержку.

- Огневую поддержку? - взвился Дженсен. - И какого хера это должно значить?

- Соображаешь туго? Я дам вам бойцов с автоматами.

- Ребят, вроде тебя? - усмехнулся Дженсен. - Нахер тогда я вам сдался, раз у вас такой балет с бегемотами, да еще при автоматах?

- Не нарывайся, гаденыш.

- Вы бы вполне могли обойтись своими силами. На хрена ж такие сложности?

- Твое дело выполнять приказы, - рявкнул Уиздом. - Делай, что говорят и помалкивай.

- Нет, здоровяк. Это твое дело приказы выполнять. А я своей головой живу. И как сделать работу, я сам решу. Не провожай, - бросил Дженсен и направился к выходу.

- Как там ваша девочка? - его догнал похотливый, издевательский смешок. - Рассматривал вчера ночью ее фото. Такая сладкая. Не терпится ее попробовать.

Дженсен замер, не дойдя до двери пару шагов. Перед глазами полыхнуло красным, в груди бурлило от поднимающейся ярости. Нет, он не станет реагировать. Не доставит этому ублюдку такого удовольствия. Он глубоко вдохнул, медленно выдохнул, толкнул дверь и вышел, под аккомпонимент злорадного смеха.

"Сволочь! И как только земля носит таких ублюдков?!"

Дженсен шел, не разбирая дороги, и старался унять гнев дрожащий внутри. Ему так хотелось разбить эту мерзкую рожу. И хотя Дженсен никогда не отличался склонностью к жестокости, сейчас он с удовольствием бы понаблюдал, как Уиздом захлебывается собственной кровью, как давится собственными зубами!

Он опустил взгляд, стараясь успокоиться, и только тогда заметил, что все это время сжимает кулаки так сильно, что костяшки пальцев побелели. Дженсен перевел дыхание и побрел медленнее, разглядывая полумесяцы от ногтей на своих ладонях. Теперь, когда первая волна гнева отступила, он понял, что боится. Боится до колючего холодка в животе! Он, наверное, никогда так не боялся. Даже в детстве, когда весь его мир рухнул, когда все, что он знал и любил, отняли у него. Но тогда рядом с ним была его семья и, казалось, что его есть кому защитить от любой опасности.

А теперь в опасности семья, которую он сам должен защищать. Он отвечает за Соф. Он обязан оградить ее от угрозы.

Эклз потер переносицу и достал мобильник.

- Мэтти, все в порядке. Я вышел.

- Как прошло? Физические повреждения есть?

- Физические? Нет.

- Что такое? - мгновенно насторожился Мэтт.

- Да так, перекинулись парой ласковых. Приеду, расскажу. Я сейчас скину тебе фото, посмотри. У нас совсем нет времени, так что план нужен быстро. Вы помозгуйте пока, а я пройдусь немного, надо остыть.

- Только не задерживайся. И без глупостей, ладно?

- Ладно, - Дженсен сбросил звонок, отправил Мэтту фотографию полученных инструкций и уперся взглядом в витрину Старбакса.

На секунду ему даже показалось, что он слышит этот смех, хотя из-за шума улицы и стеклянной преграды между ними, это было невозможно. Его агент стоял в расслабленной позе, откинув полу пиджака и зацепившись большим пальцем левой руки за ремень. Он стоял в пол-оборота, и Дженсен прекрасно видел его значок, бликующий в солнечных лучах и очертание кобуры под пиджаком. Внезапно он осознал, четко и ясно, насколько велика пропасть между ними. Дженсен, возможно впервые, понял, что они, действительно, не пара, что они просто не смогут быть вместе. Никогда. Никогда их отношения не станут чем-то большим, чем встречи украдкой, тайные, запретные, под покровом ночи, о которых никто и никогда не должен узнать. Никогда он не сможет быть рядом с ним без оглядки, не таясь и не прячась. Дженсен невесело хмыкнул. Никогда у них не будет дома с белым забором и лужайкой. Разве может федеральный агент, такой, как Падалеки, связать свою жизнь с преступником, вроде Моргана. А в свете последних событий Дженсен чувствовал себя настоящим преступником. Игры заканчиваются, когда в дело вступает огнестрельное оружие, а возможные жертвы считаются чем-то нормальным.

Падалеки поменял позу, отвлекая Дженсена от тяжелых мыслей. Он снова хохотал над эмоциональным рассказом... специального агента Маннса. Дженсен стоял и угрюмо наблюдал, как Падалеки болтает и смеется со своим напарником, а в душе вновь поднималось что-то темное и клокочущее. Падалеки не должен так вести себя с этим федералом! Не должен улыбаться ему так!

Ну, они же напарники. Может друзья даже. Нормально. В этом нет ничего такого. Просто обсуждают какую-нибудь незначительную херню. Футбол там или еще что...

Но на хрена тогда постоянно хлопать друг друга по плечам и перешептываться, как... как... Да, пошли они! Дженсену плевать, даже если они сейчас в засос поцелуются! Нахер их! Он не собирается раскрывать себя из-за этого! И, вообще, у него дел по горло! Составить план, подготовиться!

Следующим, что Дженсен осознал, были твердые мускулы под собственными пальцами и солоноватый вкус теплой кожи на языке.

- Привет, сладкий мой, - промурлыкал он и снова поцеловал Джареда в шею.

Джаред смотрел на него ошалевшими глазами, и Дженсен ответил ему долгим взглядом.

- Что, даже не поцелуешь меня, сахарочек?

- Какого?.. - в глазах Джареда медленно, но верно разгорался гнев.

Эклз, недолго думая, сгреб волосы на его затылке в кулак, надежно фиксируя его голову, не позволяя увернуться, и впился в губы. Пошло, порнушно, так, чтобы их наблюдателю было хорошо видно, как язык Дженсена ныряет в рот его напарника, вылизывает его. Он продолжал, пока Падалеки ощутимо не пихнул его в живот, оттолкнув от себя.

- Какого хера ты тут забыл? - зашипел он.

А Дженсен, глядя на него такого, с горящими глазами и влажно блестящими покрасневшими губами, понял, что реально завелся от собственного представления.

- Прекрааасно! - с широкой улыбкой протянул Маннс. - Не представишь меня своему приятелю, сахарочек?

- Он уже уходит, - сквозь зубы процедил Джаред, пытаясь донести эту же мысль до вора, по средствам пристального злого взгляда.

- Я только пришел, пупсик, - капризно надув губы, Дженсен снова притерся к нему.

- Прекрати это, - натянуто улыбнувшись, тихо сказал Джаред и попытался отлепить, обвившиеся вокруг него руки. Не тут-то было!

- Ну, что же ты такой сердитый, пупсик? – Джейсон откровенно наслаждался, наблюдая это шоу. – Разве можно так себя вести? Не стесняйся, поздоровайся с человеком, как, я вижу, тебе хочется!

- Заткнись, Маннс!

- Ну, дорогой, не будь букой, я так соскучился по тебе, спать, прямо, не могу.

Дженсен говорил таким сладким голоском, какого Джаред от него в жизни не слышал! И он едва не подпрыгнул, когда почувствовал, как влажный язык настойчиво прошелся по его подбородку, а весьма внушительный стояк уперся ему в бедро. Маннс, сволочь, едва не похрюкивал, пытаясь сдержать смех, а Джаред не мог придумать, как отослать свихнувшегося Эклза так, чтобы Джейсон ничего не понял.

- Слушай, слушай… ммм… сахарочек, - изобразив улыбку, Падалеки безуспешно пытался вывернуться из объятий, но руки вора были, казалось, везде! И Джаред все-таки подпрыгнул, когда крепкая ладонь сжала его ягодицу. – Тебе сейчас лучше уйти! Я серьезно!

- Ты, разве, не представишь меня своему другу?  - Дженсен похлопал ресницами и обворожительно улыбнулся, посмотрев прямо на Маннса.

- Нет, - твердо сказал Джаред.

- А я совершенно не против познакомиться поближе с... - в этот момент Джейсон перевел смеющийся взгляд на Джареда и запнулся на полуслове. – Твою… - улыбка маской застыла на лице, глаза заметались с одного парня на другого, мрачнея с каждой секундой.

- Джейс…

- Это?..

- Маннс, подожди, - Падалеки посмотрел на Дженсена, тот больше не кривлялся, он с жесткой улыбкой, глядел на Джейсона, надменно и с совершенно неуместным торжеством в глазах.

- Ебаные сосны! Это Морган?

Джаред едва успел встать между ними и упереться руками в грудь Маннсу, пытаясь удержать его на месте.

- Подожди, Джейс, все не так! Не так, как тебе кажется! Стой!

- Не так? Как же тогда? – Маннс, похоже, был вне себя.

- Падалеки, отпусти его, кажется, он хочет мне что-то сказать, - Дженсен прижался к нему сзади и положил подбородок на плечо, не спуская при этом глаз с Маннса. Он продолжал лапать Джареда, ну, хотя бы перестал говорить этим идиотским голосом. Он, как будто специально, дразнил судьбу!

- Ты нарываешься?! – Маннс рычал, как разбуженный посреди зимы медведь.

- Может быть! И что ты мне сделаешь?

- Сука! Я тебе сейчас новый адрес обеспечу!

- Арестуешь меня? За что? За то, что я поцеловал своего парня в общественном месте? – уточнил Дженсен, сделав ударение на том, что Джаред принадлежит ему.

- Что? – Джаред обернулся на него, едва не упустив ломанувшегося вперед напарника. – Маннс, Маннс, не надо! Стой! А ты уйди!

- С какой стати мне уходить?

«У Дженсена как будто напрочь мозги отказали! Какого хрена он устроил? Он что, с наркотой экспериментирует? Блядь!»

- Уйди сейчас, Макс! – Джаред бросил на него быстрый взгляд через плечо.

- Как мило, - ядовито выплюнул Маннс.

- Не суйся! – немедленно взвился Дженсен. – Не суй свой нос! Это не твое дело, не лезь в это! И к нему не лезь, урод!

- Что? Ты совсем охуел, ублюдок! Я тебя сейчас, нахер, урою!

Джареду пришлось теперь встать так, чтобы развести их как можно дальше друг от друга. Он вцепился в одного и во второго, удерживая их на вытянутых руках, и с каждой секундой все больше чувствуя себя гребаной мельницей! Не иначе на чистом адреналине ему удавалось сдерживать двух сбесившихся – как с цепи сорвались, право слово – мужиков, которые сыпали ругательствами, угрозами и оскорблениями в адрес друг друга и то и дело, кидались в бой.

- Так, немедленно прекратили! Оба! – не выдержал Джаред. – Морган, свали! Сейчас уйди! Пожалуйста!

- Но…

- Сейчас же, блядские кони!

Дженсен шумно, раздраженно выдохнул.

- Падалеки, ты какого хуя творишь?

- Погоди, Джейсон!

- А прощальный поцелуй? – ехидно спросил Дженсен и погладил его руку.

- Блядь не беси меня еще больше! Иди!

- Мы не закончили! – Эклз ткнул пальцем в Джейсона, глядя на него исподлобья, но направился в сторону выхода.

- Ты закончишь в федеральной тюрьме, в отделении строго режима! Урод! – Маннс показал ему средний палец.

- Отсоси! – схватив себя за яйца, выплюнул Дженсен и вышел за дверь.

Маннс дернулся за ним, но Джаред успел перехватить его, хотя напарник и протащил его немного за собой.

- Подожди, Джейсон, не надо!

- Ты думаешь, я просто так спущу ублюдку такое?!

- Ты, - Джаред взъерошил свои волосы, пытаясь подобрать слова. – Ты дай мне пару минут, ладно? Прежде, чем меня сдашь, - и добавил, встретив взгляд друга: - или убьешь, что более вероятно.

- Ну, что ж, - Джейсон встал, скрестив руки на груди, и уставился на него тяжелым взглядом. – Говори. Я внимательно тебя слушаю.

- Эээ… - Джаред завис, не представляя совершенно, какими словами можно объясниться с Маннсом.

- Очень содержательно.

- Подожди. Мы ведь друзья с тобой, да? Удели мне немного времени, как мой друг, ладно?

- Ну, я же здесь, так?

- Может, поговорим в баре? Мне не помешало бы выпить.

- Да. Мне тоже.

Пару кварталов до бара они шли рядом и молчали, Джаред буквально кожей ощущал, как бесится напарник. Они вошли и сели у стойки.

- По пиву? – заискивающим тоном.

- Пошел ты! – сквозь зубы.

- Эй, два виски, - Джаред махнул бармену, и тот плеснул им виски на два пальца. - Оставь бутылку.

Джейсон залпом опустошил свой стакан, и Джаред проследив за этим процессом, последовал его примеру. Налил еще. Джейсон, также не глядя на него, повторил свои манипуляции, Джаред, нахмурившись, тоже повторил и налил снова, но остановил напарника, сжав его запястье.

- Может, притормозим? И поговорим прежде, чем нажремся?

- Окей, - Маннс развернулся к нему всем корпусом. Его лицо красноречиво демонстрировало борьбу с желанием с размаху подправить приятелю портрет. – Я слушаю очень внимательно. Говори.

Джаред открыл рот, но, не найдя ни одного слова, захлопнул его. Попробовал снова – опять неудачно. Отвел глаза, не в силах выдержать осуждающий взгляд и осушил третий стакан.

- Я тоже так думаю, - Маннс тоже выпил и уставился в стойку.

- Джейс…

- Ну?  - хмыкнул Маннс. - Чего замолчал?

- Я не знаю, что сказать тебе, Джейсон. Как объяснить, чтобы ты понял меня, - Джаред потер ладонью лицо. – Я и сам не понимаю ни черта.

- Я не понимаю, - начал Джейсон за него. - Почему? Почему ты позволяешь этому... Блядь!

Джаред болезненно поморщился, но промолчал.

- Джаред, - Маннс развернулся к нему и, взяв за плечо, заставил его поднять глаза. – Расскажи мне.

- Что?

- Почему ты позволяешь ему так обращаться с тобой? У него что-то есть на тебя? Какой-то компромат?

- Ты серьезно? – Падалеки приподнял уголок губ в попытке изобразить усмешку. – Снова приписываешь мне грязные делишки? Опять думаешь, что я продался кому-то?

- Ну, а что мне еще остается? – Маннс вернул другу такую же натянутую усмешку и потер пальцами глаза. – Ну, давай, прибей меня чертовой правдой. Ты влюбился в ублюдка, что ли?

- Ебанулся?

- Я?!

- Ну, ты даешь, друг! Конечно же, я не влюблен! Тем более в него! Где я, а где любовь?!  Ну, ты сказанешь иногда… - Джаред замолчал, заметив, как Маннс смотрит на него. – Ч-что?

- Ничего, - Джейсон, едва сдерживая улыбку, проговорил в свой стакан: - Эк тебя понесло-то! Разговорился сразу!

- Просто ты несешь хуйню!

- А ты творишь хуйню!

- Знаю, - Джаред уперся лбом в стойку. – Это как… как наваждение, знаешь? Не могу отказаться от него.

- Но при этом ты не влюблен.

- Нет!

- Что тогда? – Маннс разлил по стаканам очередную порцию. – Страсть? Похоть?

- Да! Вот! Что-то типа того. Касаюсь его, и остановиться уже не могу, хочу его, понимаешь?

Джейсон закатил глаза и не ответил.

- Вижу его, и сердце начинает стучать…

- Об ширинку?

- Иди ты…

- Знаешь, что я вынес из этого разговора? Ты не то, что думаешь членом, ты просто весь уже превратился в сплошной член. И ты очень хочешь трахаться. Но почему тебе приспичило трахать именно его, я не понимаю. На моей памяти, у тебя проблем с тем, чтобы найти кого трахнуть, или кто тебя трахнет, не было. Значит, ты вполне можешь обеспечить себя другим… спарринг-партнером, - Джейсон поднялся со стула, собираясь уйти. – Так что Моргана я закрою по-любому, напарник, - он хлопнул его по плечу. – Я засажу его, будь уверен. И ты лучше не мешай мне.

Он вышел за дверь. Джаред вздохнул, глядя ему в след, и опрокинул еще один шот.

 

***

В свете наших фар,
Уныло вглядывающихся в мрак, -
Банки из-под пива, оленьи глаза.
На асфальте под нами -
Наши сокрушённые планы и моя ложь.
Одинокие уличные знаки, линии элекропередач
Продолжают проноситься мимо, мимо...

Poets Of The Fall - Late Goodbye


Прослушать или скачать Poets Of The Fall Late Goodbye бесплатно на Простоплеер

Джаред шел и думал, что пойти пешком было охуенно плохой идеей! В баре ему казалось, что виски идет, как вода. И с тем же успехом. Но теперь, когда он уже полчаса топал к дому, опьянение догоняло его, размягчая мышцы и туманя разум.

Итак, каков итог этой внезапной встречи с Дженсеном? Теперь Маннс ненавидит своего напарника. Или, что еще хуже и более вероятно, он презирает Джареда. Это было неприятно. Больно. Хотя, если уж быть откровенным с собой, Джаред его понимал. Он и сам считал, что ведет себя неподобающе федеральному агенту, весело проводя время с преступником, на которого сам же и завел немало дел о громких, дерзких ограблениях.

Джаред горько усмехнулся и достал пачку сигарет, которую купил в магазинчике на углу пару кварталов назад. Выругался, уронив сигарету, достал еще одну, прикурил и глубоко затянулся.

А вообще, что он так переживает? Завтра у него, может, и работы уже не будет, он перестанет быть федеральным агентом и со спокойной совестью сможет пялить криминальные элементы! Ну, один криминальный и немного чокнутый элемент! Его губы растянулись в дурашливой улыбке, и он подумал, что теперь, наверное, нескоро увидит Дженсена. Тот наверняка будет прятаться от него не меньше недели. После такого-то выступления!

Интересно, что нашло на этого балбеса, что он так откровенно подставился под удар. И Джареда подставил, заодно. Джаред совершенно не ожидал от него такой фееричной глупости, хотя, признаться, это было приятно и лестно. Когда такой шикарный, сексуальный, умный и расчетливый мужик напрочь теряет голову от ревности - это ласкает эго. И Дженсен его точно приревновал! Он может оправдывать свою выходку чем угодно, потом, но сегодня он спалился по полной! Джаред, посмеиваясь, вошел в свой подъезд.

Перед дверью в квартиру он остановился, чтобы немного перевести дух.

- Седьмой этаж еще никогда не был так высоко! – он усмехнулся и вошел. Тут же настороженно прислушался – в его доме кто-то был. Разные голоса, обрывки фраз, похоже, телевизор работает. Он неслышно пошел на звук в гостиную, замер на пороге, умиляясь открывшейся картине, наклонился плечом на косяк.

- Ну, и что это было, а?

- Что? – уточнил Дженсен, не меняя позы, все также раскинувшись на диване, глядя сквозь телевизор.

- То!

- А, ты про это, - скорость переключения каналов увеличилась.

- Да! – Джаред подпустил в голос злости. – Я про это!

Дженсен покосился на него, видимо, проверяя состояние собеседника, и снова уставился в телек:

- Всплеск эмоций, выброс адреналина.

- Адреналин, значит, - проворчал Джаред, подходя к нему. – Ну-ка, иди сюда, я тебе сейчас такой всплеск эмоций покажу, неделю спокойно сидеть не сможешь!

Он схватил ворюгу за шиворот, вздергивая его с дивана и впиваясь в его губы. Дженсен тут же прижался всем телом, обвился, как лиана, завибрировал в его руках, наслаждаясь лаской, радуясь, что его агент так страстно и жадно целует его вместо того, чтобы пинать Эклза по комнате за то, что он натворил.

- Значит, я твой парень, м? – усмехнулся Джаред, едва оторвавшись от поцелуя.

- Злишься на меня? – тихо спросил Дженсен и потерся носом о его щеку.

- Я просто в бешенстве, - отозвался Падалеки, снова целуя его. – Твой парень… хм, мне нравится.

- Мне тоже, - Эклз, закрыв глаза, подставлялся под поцелуи и путался пальцами в его волосах. - И может быть, но только совсем чуть-чуть, я был неправ сегодня.

- Чуть-чуть?! Да ты вел себя, как психованный Отелло!

- Ладно. Может чуть больше, чем чуть-чуть.

- Ладно.

- Ладно!

- Ты псих, Эклз! – засмеялся Джаред и отстранился.

- В нашей паре ты псих, Падалеки, - Дженсен тоже улыбнулся.

- А ты фетишист.

- Ну, и ладно, - Дженсен уткнулся носом в его шею и затих на пару мгновений. - Мне не нравится твой напарник. Он постоянно норовит тебя облапать.

Джаред хмыкнул и отвернулся, прикуривая:

- Странно, но мне казалось, что постоянно норовит меня облапать кто-то другой. Как же его... хм, имя забыл.

Едва Джаред успел договорить, как ему в голову что-то прилетело, по ощущениям, диванная подушка, а следом в него врезалось, что-то потяжелее, крепкие руки обхватили поперек живота, а шею опалило горячее дыхание:

- Я уеду на какое-то время из города.

Джаред напрягся. Он растерялся, потому что такого поворота беседы он совсем не ожидал. Тревога накрыла новой волной, пробившись даже сквозь опьянение и возбуждение от близкого присутствия Дженсена. Пауза затягивалась, забытая сигарета все также тлела в пальцах Джареда, а Дженсен все также горячо сопел ему в шею и крепко вжимался в его спину.

- Ты ответишь, если я спрошу?

- Нет, - Дженсен отнял сигарету, бросил ее в кофейную чашку, оставленную на столике, и развернул Джареда к себе. – Агент… - он погладил кончиками пальцев упрямо сжатые губы, разгладил сердитые морщинки на лбу, поцеловал родинку у носа. – Не спрашивай. Поцелуй меня.

Джаред перевел дыхание и склонился к нему, коснулся приоткрытых губ. Он целовал нежно, ласково, бережно обнимая его, давая понять, что Дженсен, несмотря ни на что, может довериться ему. А Дженсен жался к нему с каким-то отчаянием, как будто в последний раз.

- Дженсен… - хрипло выдохнул Падалеки.

- Мне уже пора... - шепотом отозвался Дженсен, пробегаясь пальцами по его шее, прямо по линии роста волос.

Джаред протестующее замычал и сжал его крепче, толкая к дивану:

- Задержись ненадолго.

- Мне, правда, уже пора, - засмеялся Дженсен. – Прекрати, Падалеки. Вот если бы ты сразу пришел домой, а не бухал неизвестно где со своим этим…

- Ты вернешься? – Джаред вжался лбом в его плечо.

- Я вернусь, - Дженсен прижался щекой к лохматой голове и зажмурился. – Я всегда буду возвращаться к тебе…

 

***

- Какой же ты все-таки дебил, Эклз, - глядя на свое отражение, произнес Дженсен. Он в очередной раз прокручивал в голове события трехдневной давности, произошедшие в Старбаксе. - Какого хера на тебя нашло? Из всех фееричных, безрассудных, безумных, идиотских выходок, которые ты творил, эта тянет на номинацию "Пиздец года"! - он тряхнул головой и продолжил накладывать грим. - И вот на что ты рассчитывал, когда, после всей этой хуйни, поперся к нему домой? Надеялся, что он пристрелит тебя, и не придется разбираться со Стюартом, Уиздомом и всякими там инкассаторами?

Он сосредоточился на деталях своего образа, вспоминая, каким был Падалеки в тот вечер. Пьяный, расслабленный и какой-то... счастливый. Одному Богу известно, скольких сил стоило оставить его такого, уйти, не поддаться на уговоры остаться. Ох, как же хотелось остаться! Прижаться к Падалеки, почувствовать на себе его руки, послушать, как сбивается его дыхание, посмотреть, как блестят глаза, отдаться ему, почувствовать себя под защитой. Хотя бы ненадолго. Падалеки ведь даже не злился на него, хотя мог бы запросто его пристрелить или избить, или прогнать, и был бы в своем праве. Ведь Дженсен так подставил его перед этим Маннсом.

И что нашло тогда на Дженсена? Его просто накрыло, когда он увидел их вместе! Он и так был на взводе после встречи с Уиздомом, переживая о своих друзьях и о том, что его жизнь снова летит под откос, и когда увидел это расслабленное веселье, Дженсену показалось, что у него отнимают последнее.

"Я такой дурак..."

Покончив с гримом, Эклз вышел из небольшой ванной комнаты мотельного номера в Адамсе.

- И это вся твоя маскировка? - спросила София.

- А ты что делаешь в моем номере? - Дженсен поправил полотенце на бедрах. - Я же запер дверь.

- Да брось ты, - послышалось со стороны кресла. - Там же самый примитивный электронный замок.

- И этот здесь, - проворчал Дженсен. - Мне нужно одеться.

- Давно пора, - кивнул Мэтт, не отрывая взгляд от своего компьютера.

Ясно. Намек на то, что Дженсен хочет, чтобы они вышли, ребята явно не уловили. Он вздохнул и принялся натягивать форму.

- Может хотя бы усы тебе приклеем? - София скептично смотрела на лицо Дженсена. - Или эспаньолку, как у Железного человека. Хочешь?

- Соф, когда у человека на лице такой шрам, люди предпочитают на него не смотреть. Отводят взгляд. А значит, и не запоминают ничего, кроме этого самого шрама.

- Тебе пошла бы бородка, - вздохнула девушка и хитро улыбнулась.

Дженсен закатил глаза, сдаваясь, и уселся на стул:

- Только без изысков, ладно?

- Все будет в лучшем виде, ты меня знаешь, - улыбнулась девушка, принимаясь за работу.

- Вот именно. Ай! Мэтти, она меня бьет!

- Ничем не могу помочь, я занят.

- Как там, кстати? Сделал?

- Не крутись, Дженсен.

- Да, все в порядке, - отозвался Мэтт, умудряясь при этом, быстро стучать по клавиатуре. - Я подготовил оборудование, вот эта маленькая коробочка, - он, не глядя, махнул головой в сторону журнального столика. - Нажмешь на кнопочку сбоку, когда будешь готов. По четвергам у них утренний рейс в 8:15. Ты должен пересечься с ними на 49-ой примерно в 8:30. Сейчас мы с Соф поедем к банку, покатимся за ними потихоньку, и ты тоже выдвигайся. Приготовься, я скажу, когда тебе будет пора стартовать, чтобы появиться с максимальным эффектом.

- Понял.

- Потом я встречу тебя на Адамс-стрит. Соф поменяет тачку и догонит нас в месте встречи. Детка, ты готова?

- Да, сейчас. Вот, Дженс, полюбуйся, - девушка улыбнулась, глядя на проделанную работу. – Теперь ты настоящий супергерой.

- Отлично, - Дженсен посмотрел на себя в зеркало и с улыбкой спросил: - Соф, а летающего, бронированного костюма в твоей сумке не завалялось?

- Извини, он в химчистке, - засмеялась она и надела короткий рыжий парик.

Мэтт окинул ее долгим взглядом: короткая юбка, довольно откровенная блузка, яркие волосы и большие темные очки.

- Что? – спросила девушка, заметив его взгляд.

- Тебе идет, - ухмыляясь, похвалил Мэтт. – Эффектно смотришься.

 

 

***

- Так. Ну, что? Все готовы? – спросил Дженсен, застегивая шлем.

- Я готова, - сквозь потрескивание рации послышался сосредоточенный голос Софии.

- Мэтти?

- Ага.

- Что со временем?

- Расчетное время до места встречи полторы минуты. Стартуй уже.

- Стартую, стартую, - Дженсен надел солнечные очки, завел мотоцикл и, врубив сирену, поехал вниз по 49 улице. - Немедленно остановите машину, - многократно усиленный громкоговорителем голос Дженсена разнесся по всей улице. - Прижмитесь к обочине, - мотоцикл поравнялся с кабиной водителя.

Инкассаторы настороженно переглянулись, но после очередного предупреждения, подчинились.

Дженсен тоже остановился и, проклиная, на чем свет стоит, неудобную полицейскую форму и непривычно тяжелую кобуру на поясе, он подбежал к машине. Энергично размахивая значком, он жестами давал указание опустить стекло.

- Немедленно покиньте автомобиль! - истошно заорал Дженсен в едва приоткрывшееся окно. - В полицейский участок поступило сообщение о террористическом акте!

- Позвони в полицию, - бросил водитель своему напарнику.

- На это нет времени! - рявкнул на него Дженсен. - Взрывное устройство в вашей машине!

Тем временем второй инкассатор уже набрал короткий номер.

- Давай, давай, звони, идиот! - усмехнулся Мэтт. - А если рванет? Не знаешь, что ли, что рядом с бомбой мобильниками пользоваться нельзя? – он переглянулся с Софией: - Твой выход, детка.

- Девять один один, слушаю вас, - девушка сосредоточенным тоном ответила на вызов, объезжая инкассаторскую машину и поглядывая на Дженсена, который продолжал кричать на водителя.

- Инкассаторская машина номер 99Н82, нас остановил полицейский, требует, чтобы мы вышли, потому что...

- Номер 99Н82? - перебила его София, выруливая в сторону Адамс-стрит. - Подтверждаю угрозу взрыва. Немедленно покиньте автомобиль и следуйте указаниям нашего сотрудника.

- Это правда! - крикнул инкассатор. - В девять один один подтвердили!

- Выходите скорее! - кричал на них Эклз.

- Добьем их? - Мэтт подмигнул девушке и взял в руки рацию: - Борт 99Н82! Борт 99Н82, ответьте!

Водитель схватился за ожившую рацию.

- Робертс. Слушаю.

- Это Стивен Уэлс! - Мэтт глядел на фотографию в личном деле, начальника службы безопасности Первого независимого банка Адамса. - У вас бомба! Немедленно эвакуируйтесь! Полиция к вам уже едет!

- Нас уже остановили, сэр, - испуганно отозвался водитель.

- Так выходите скорее! Это приказ!

- Есть, сэр.

Растерянные инкассаторы вывалились из машины, и Дженсен, оттолкнув водителя, поспешно принялся осматривать кабину, заглядывая под приборную панель и кресла.

Тем временем София припарковалась на Адамс-стрит.

- Ты все помнишь? – Мэтт взял ее руку, поднося к губам.

- Да, Мэтти, - она слегка сжала его ладонь в ответ и ободряюще улыбнулась: - Все будет хорошо.

- Тогда встретимся минут через сорок. Будь осторожна.

- Вижу ее, - напряженно сказал Дженсен, «обнаружив» устройство Мэтта за водительским креслом.

Инкассаторы с опасливым любопытством старались заглянуть внутрь, но заметив устройство с мигающей красной лампочкой, отшатнулись.

- Отойдите дальше, я попробую обезвредить ее, - Дженсен послал им самоотверженный взгляд. - Ну же! Спасайтесь!

Он снова наполовину погрузился в кабину, чтобы "обезвредить" устройство, усмехнулся и нажал на кнопку сбоку. "Бомба" немедленно принялась пищать, как будто отсчитывая секунды до неизбежной, разрушительной, трагической развязки.

- Ложись! - заорал Дженсен, и тут же из устройства повалил едкий, вонючий дым. Много дыма. Очень много. Толпа зевак, успевшая собраться, чтобы поглазеть на разворачивающуюся трагедию, словно стая падальщиков, почуявшая близкую добычу, испуганно охнула и синхронно отшатнулась на пару шагов.

- Сейчас рванет! - в отчаянии выкрикнул Дженсен и, быстро запрыгнув в автомобиль, он рванул с места, спасая невинные жизни.

Он посмеяваясь, бросил взгляд в зеркало заднего вида, посмотрел на испуганных людей, оставшихся позади, на брошенный полицейский мотоцикл, и завернул за угол, пристраиваясь за фурой. Большая машина, мигнув фарами, затормозила, и Дженсен тоже сбросил скорость. Дверь кузова фуры распахнулась, и навстречу Дженсену приглащающе вывалился трап. Эклз осторожно заехал внутрь, и инкассаторская машина Первого независимого банка Адамса исчезла с улиц города.

 

 

***

- Это что херня, Мэтт? - спросил Дженсен в рацию. - Воняет просто нереально! Я сейчас блевану!

- Нажми еще раз на кнопку, чтобы дым остановить, - посмеиваясь, отозвался Бомер.

- Если я тут задохнусь, я тебя убью! - Дженсен, кашляя и чихая, нащупал, наконец, кнопку, и зловонные клубы перестали вырываться наружу, но в запертой стальной коробке дышать все равно было нечем. - Блядь, у меня сейчас глаза лопнут! Бомер, сука! Какой же ты садист!

- У тебя в кармане фильтр. Включи его, он очистит воздух. А пока задержи дыхание ненадолго.

- Ненавижу тебя!

- А я знаю, - веселился Мэтт.

Спустя полчаса, они уже были в точке сбора, и Мэтт распахнул двери кузова, выпуская измученного друга на свежий воздух. Дженсен отошел на несколько шагов и с наслаждением вдохнул несколько раз чистый лесной воздух.

- Уверен, ты так решил отыграться на мне за что-то, - Дженсен оглянулся на друга.

- За что мне на тебе отыгрываться? - Мэтт невинно похлопал ресницами, но потом на его лице проступила усмешка. - На, - он бросил Дженсену бутылку, - выпей воды, полегчает.

Дженсен жадно припал к горлышку, осушив сразу больше половины бутылки.

- Неужели я так сильно достал тебя?

- Да ладно, дружище, - Мэтт обнял его за плечи и широко улыбнулся. - Скоро тебя отпустит. Нужно было убедительно шугануть народ. - Ну что, вскрываем? - он, почесывая затылок, смотрел на машину как-то недоверчиво.

- Ну, не вместе же с тачкой тащить Стюарту бабло, - отозвался Дженсен. - Давай покончим с этим скорее. Открывай, Мэтти.

Разобравшись с дверью, Мэтт заглянул внутрь, присвистнул и ошеломленно замер.

- В чем дело? - насторожился Дженсен. - Что там, Мэтт? Только не говори, что там все-таки есть еще один охранник, - он подошел и заглянул другу через плечо, потому что тот так и не ответил. - Твою...

Парни растерянно переглянулись, не зная, что делать дальше и как вообще на это реагировать.

 

 

***

София притормозила за углом салона по прокату автомобилей, и заглянув под капот, подрезала шланг, как учил ее Мэтт. После чего подъехала к главному входу и остановилась, занимая сразу два парковочных места. Она посмотрела на себя в зеркало, проверяя макияж, обновила помаду и подмигнула своему отражению.

- Вы не поможете мне? - обратилась она к консультанту, войдя внутрь. - У меня случилась настоящая катастрофа! Понимаете, я взяла у вас в прокате машину два дня назад, но, кажется, с ней что-то не так! Просто не знаю, как мне теперь быть! Пожалуйста, спасите! Умоляю!

- Да-да, конечно, - парень восхищенно уставился на нее. - Где ваша машина? Идемте, посмотрим, что там случилось.

- Сегодня утром она совершенно взбесилась, - София не умолкала по дороге на парковку. - Я ее завожу, а она рычит на меня! И вообще издает такие, - она понизила голос и склонилась ближе к нему, - ну... неприличные звуки.

- Сейчас со всем разберемся, мисс...

- О, зовите меня Лизи.

- Хорошо, Лизи, - консультант довольно улыбнулся. - А меня зовут Джаспер.

- О, Господи! - взвилась София, хватаясь за его плечо. - Это мое любимое имя! Просто обожаю его! А вы такой сильный, Джаспер, - она сжала его бицепс чуть сильнее и улыбнулась, когда почувствовала, как он старательно напрягает мышцу. - Чувствую, что я теперь в надежных руках!

- Я сделаю для вас все, что в моих силах... эээ... в смысле для машины... ну в смысле, помогу с ремонтом... то есть, - парень сбился и, окончательно смутившись, спросил: - Где машина?

- Так вот же она, - воскликнула София и поморщилась, заметив, как Джаспер оглядел машину: - Что, плохо припарковалась? У меня не очень хорошо получается.

- Ну, что вы, Лизи, - парень заискивающе улыбнулся. - Все отлично. Вы молодец. Немного практики, и все получится.

- Может быть вы как-нибудь дадите мне пару уроков?

- Я... Конечно! С удовольствием! Буду рад! - довольно улыбаясь, Джаспер сел в машину и завел двигатель. - По-моему, все в порядке.

- Ну не знаю, - София слегка надула губки. - На меня она рычала. Эта машина меня не любит! Она просто отказывается ехать!

- Не переживайте, Лизи, - Джаспер заглянул под капот. - Сейчас я все выясню.

- Так приятно оказаться в руках профессионала.

Джаспер залился румянцем и усерднее принялся за работу.

- У вас лопнул шланг подачи топлива, - вынес он вердикт. - Хорошо, что вы сразу приехали.

- Наверное, это судьба.

- Что ж, - Джаспер, кажется, покраснел еще сильнее. - Идем, выберем вам новую машину.

София выбрала одну из самых популярных моделей форда и, погладив капот, посмотрела на Джаспера:

- Люблю такие машины. Они такие скромные с виду, неприметные, а внутри мощные, надежные. Мне так надоели все эти крутые тачки, которые вечно подводят в неподходящий момент, да еще и шланги у них подтекают. Хочется уже немного надежности.

Джаспер сглотнул и, прочистив горло, сказал:

- Оформлю документы.

- Это будет чудесно.

Уже прощаясь, Джаспер вручил ей номер своего телефона и провожал влюбленным взглядом, пока машина не скрылась из виду. Выехав за пределы города, София сверилась с навигатором и прибавила скорость. Картина, которую она застала по прибытии на место, заставила ее насторожиться. Ребята, похоже, переругивались между собой, то и дело махая руками в сторону фуры.

- Что случилось? - девушка вышла из машины, переводя взгляд с одного друга на другого. - Что тут у вас?

- Твою ж мать! - в очередной раз выругался Дженсен.

- Отлично. Все ясно. Мэтт, а ты что скажешь?

- У нас все волшебно! - отозвался Бомер. - Как в сказке, чем дальше, тем страшнее!

- Да объясните наконец, что произошло!

- В инкассаторской машине оказалось больше денег, чем мы ожидали.

- Что, управляющий проворачивал делишки на стороне?

- Крутовато для управляющего, - хмыкнул Дженсен.

- По документам они должны были перевозить сорок восемь тысяч триста четыре доллара. Обычный рейс. Но там больше. Я прикинул, думаю, там больше десяти миллионов.

- Что? - глаза девушки округлились и она заглянула в кузов. - Похоже, нужно было брать в прокате машину побольше. Как это могло случиться?

- Я не знаю, - Мэтт присел на сваленное дерево и устало потер лицо. - Ничего не понимаю.

- Похоже, мистер Стюарт рассказал нам далеко не все, - Дженсен сел рядом с ним. - Может просто вернем все, где взяли, и свалим в Канаду? - он толкнул друга в плечом в плечо, невесело улыбаясь. - Сколько нам отсюда до Канады? Мы ж совсем близко уже, да?

- Не думаю, что такой план сработает, - Мэтт вернул ему такую же невеселую усмешку.

- И что мы будем делать дальше? - София тоже присела рядом.

- Похоже, пора послать мистера Стюарта со всеми его заморочками нахуй, - Дженсен ковырял землю носком ботинка.

- Думаешь, он нас отпустит?

- Не знаю, Мэтти, - Эклз вздохнул и посмотрел на него долгим взглядом. - Попробуем, хотя бы.

Мэтт тоже вздохнул и, уронив голову Софии на плечо, прижал ее поближе к себе.

 

 

***

Холодный цепкий взгляд беспристрастно наблюдал за действиями на экране. Картинка прыгала и скакала, отчего холеное лицо разочарованно кривилось.

- Мистер Уиздом, напомните, больше никогда не давать вам подобных поручений. От этих, - говоривший неопределенно махнул на экран, - мельтишений у меня мигрень разыгралась.

- Но, босс, было крайне сложно достать даже этот материал. Морган и его команда очень аккуратны и наблюдат... - Уиздом запнулся на полуслове, встретившись взглядом со своим начальником.

- Избавьте меня от причитаний. Я плачу вам не за то, чтобы выслушивать ваше нытье.

- Да, босс.

- Кэтрин, будьте добры, принесите обезболивающее, - проговорил в селектор Стюарт и равнодушно добавил, обращаясь к подчиненному: - Мистер Уиздом, эта работа не то, на что я рассчитывал...

Уиздом мгновенно переменился в лице, разочаровать босса - он знал чем это чревато. Буквально вчера он своими руками избавился от одного такого неугодного.

- Но, тем не менее, на видео довольно хорошо видно лицо. Поэтому в целом, я удовлетворен. И теперь Морган на крючке. Спасибо, Кэтрин, - Стюарт растянул губы в вежливой улыбке принимая стакан воды и таблетку у помощницы.

Массируя виски, Стюарт откинулся на кресле и замолчал, размышляя. Уиздом уже было подумал, что о нем забыли, когда холодный голос окликнул его.

- После того как они сделают все, что мне нужно, ты избавишься от них. Девчонка нравится?

- Да, босс, - пахабно ухмыльнулся Уиздом.

- Оставь себе, - великодушно разрешил Стюарт. - И, мистер Уиздом, надеюсь, вы в состоянии держать свои желания под контролем до окончания дела?

- Конечно, босс.



Глава 13

Дженсен отправился на встречу со Стюартом в тот же день, почти сразу, как они вернулись в Нью-Йорк. По дороге они с ребятами снова все обсудили и решили, что все-таки должны прекратить всякое сотрудничество с этим человеком, у них для этого есть десять с половиной миллионов причин. Да, они все-таки пересчитали деньги. София настаивала, чтобы они уходили, даже если им придется сменить место жительства.

И все было бы хорошо, только вот София не знала всего.

- Ты же понимаешь, что можешь не вернуться с этой встречи, - говорил Мэтт другу, когда девушка ушла в душ, освежиться с дороги.

- Понимаю.

- Я иду с тобой, - безаппеляционно заявил Мэтт.

- Спасибо, дружище, - Дженсен усмехнулся и хлопнул его по плечу. - Я ценю твои геройские порывы, честно! Но ты лучше присмотри за Соф. Я все-таки могу за себя постоять.

- Да, я уже видел, как ты отделал кулаки Уиздома своим лицом!

Дженсен замялся, не зная, что может возразить на это, а потом просто отмахнулся от друга:

- Заткнись.

- Серьезно, Дженс, опасно соваться туда одному в такой ситуации.

- И что ты предлагаешь?

- Может тебе стоит попросить помощи? – глядя ему в глаза, ровно сказал Бомер.

- У кого? - Дженсен вскинув брови, смотрел на него. - У Санты? Так сейчас не Рождество, дружочек.

- У Падалеки.

- Это не вариант, - Дженсен тряхнул головой и заходил по комнате.

- Почему нет? Я думал, что у вас там полная идиллия уже.

- Во-первых, потому что он федеральный агент! - голос Дженсена подскочил на одну октаву.

- Отлично! Значит, у него есть оружие! - в тон ему отозвался Мэтт.

- Во-вторых, я не подставлю его так, - тише добавил Дженсен. - Нет. Ни за что.

Мэтт сердито выдохнул и взъерошил волосы.

- Мэтти, все будет хорошо. Не волнуйся. Я вернусь, я обещаю.

Мэтт только кивнул, скрестив руки на груди и глядя в окно.

- Но давай, на всякий случай, - Дженсен встал рядом, - обсудим план твоих действий, если все пойдет не так. Ну не гляди так!

- И какой план ты предлагаешь? - Мэтт покачал головой и снова посмотрел в окно. - Если все пойдет не так, я должен раздобыть гранатомет и разнести к ебеням всю их компанию?

- Если все пойдет не так, ты должен увезти Софию, - тихо сказал Дженсен. - Как можно дальше отсюда. И даже я не должен знать, куда.

- Свихнулся? - взвился Бомер.

- Так безопаснее.

- Ты понимаешь, как это будет выглядеть? - зашипел Бомер, бросив быстрый взгляд в сторону спальни девушки. - Ты только вышел за порог, и я тут же начинаю подбивать Соф бросить тебя, потому что у тебя проблемы! Она никогда не пойдет на это! Она тебя не бросит! И я не брошу.

- Бросишь, - Дженсен жестом остановил готового крепко высказаться друга. - Если будет нужно, ты уедешь. Увезешь ее и ни разу не оглянешься. Это мое решение.

- А мое решение тебя не волнует?

- Ты обязан спасти ее.

Мэтт шумно перевел дыхание и снова взъерошил волосы.

- И как ты себе это представляешь? – тихо спросил он. - Она не согласится. Она ни за что не уедет.

- Не знаю. Я не знаю, Мэтт, - Дженсен с силой провел ладонью по лицу. - Ты же у нас гений. Придумай что-нибудь. Усыпи ее, свяжи, если придется.

- Она никогда меня не простит, - обреченно выдохнул Мэтт.

- Главное, чтобы она была в безопасности.

В комнате повисла тяжелая тишина.

- Это очень херовый план, - высказался Мэтт, через какое-то время.

- Другого у нас нет...

Дженсен тряхнул головой, отгоняя воспоминание, которое крутилось у него в голове, как заевшая пластинка, и вошел в очередное безликое заброшенное здание.

- Добрый вечер, мистер Морган, - улыбнулся ему Стюарт. - Присаживайтесь, прошу вас.

Дженсен лишь кивнул, неприязненно глянул на Уиздома и устроился на предложенном стуле.

- Надеюсь, наше маленькое предприятие не принесло вам лишних хлопот?

- Кое-что лишнее принесло, однозначно.

- Неужели? - тщательно разыгранное недоумение отразилось на холеном лице. - И что же это было?

- Это были доллары, - едва сдерживая раздражение, отозвался Дженсен. - Примерно десять миллионов.

- Ну, больше - не меньше, - с легкой усмешкой проговорил Стюарт. - Рад, что вы справились. Следующим вашим заданием станет...

- О, нет-нет-нет, - Дженсен поднял ладони перед собой, останавливая его. - Никаких больше заданий.

- У нас с вами есть договоренности, мистер Морган, - без особых эмоций в голосе заметил Стюарт.

- Вы сами нарушили все договоренности, мистер Стюарт, когда предоставили мне заведомо ложную информацию, - сдерживаясь из последних сил, выдавил Дженсен. - Вы поставили под угрозу успех всего дела.

- Не думаю, что импровизация является для вас такой уж проблемой.

- Это же совершенно другие деньги, и охранять их могли совсем иначе.

- Ну, в итоге же все сложилось удачно.

- Я так не работаю, мистер Стюарт. Вот, - он поднялся и бросил на стул ключи от машины. - Деньги внутри, тачку советую сбросить, она может быть засвечена. Счастливо оставаться.

- Кстати, о деньгах, мистер Морган. На какой счет перевести оплату за вашу работу?

- Считайте это неустойкой, - Дженсен развернулся на выход. Плевать ему на деньги! Главное свалить из этого гадюшника и забыть об этих уродах навсегда!

- Мистер Морган, - оклик затормозил Дженсена уже на полпути. - Ваше решение относительно нашего сотрудничества окончательное?

- Абсолютно, - через плечо бросил он.

- Как знаете, мистер Морган.

Поравнявшись с Уиздомом у самого порога, Дженсен услышал похабный смешок:

- Как там моя сладкая девочка?

Стиснув зубы до боли и собрав все свое самообладание, он не ответил и вылетел за дверь.

 

***

Ступая по этой каменистой дороге,

Я задаюсь вопросом: куда ведёт моя жизнь?

Неужели всё движется к горькому концу?

И по пути я понимаю,

Как непросто сберечь любовь...

Я хочу, чтобы ты осталась...

Я хочу тебя сегодня...

Я готов к любви,

Детка, я готов к любви.


Listen or download Bad Company Ready For Love for free on Pleer

Он не сможет этого сделать. Просто не сможет сделать так, как попросил его Дженсен. Мэтт потер бровь и покосился на Софию. Она смотрела невидящим взглядом на "Кувшинки" и грызла ноготок на большом пальце, мысли ее явно не были радужными. Мэтт тяжело вздохнул и снова отвернулся к окну. Как он сумеет уговорить ее бросить их друга в беде? Кем выставит себя в ее глазах? И кем будет чувствовать себя сам? Мозг взрывался от безвыходности ситуации. Он не мог уехать и не мог остаться. Так, ладно, нужно решать проблемы по мере их поступления. Первый пункт плана - успокоить Софию.

Мэтт сел рядом с девушкой, ненавязчиво отводя ее руку от лица, и хмыкнул:

- Все-таки криво повесили, да?

- Что? - растеряно спросила София.

- Я говорю, есть хочешь? Может закажем что-нибудь вкусненькое?

- Я не голодна, Мэтти.

- А помнишь, как в Сарбоне мы съели столько пасты, что еще две недели ни на какие мучные изделия вообще смотреть не могли?

Девушка улыбнулась воспоминаниям и привалилась к плечу Мэтта. Он обнял ее и продолжил:

- Кстати, давно хотел спросить, зачем ты украла коробку с круассанами у того кондитера в Париже?

- Его внук ущипнул меня за попу, я возмещала моральный ущерб! - праведно возмутилась София.

- Тот мальчишка? Так ему же лет двенадцать, - удивился Бомер.

- Вот именно! - весело воскликнула девушка.

- Хотя, я его понимаю, - подумав, выдал Мэтт, - в том платье, в котором ты была...

- Это было красивое платье! - девушка стукнула Бомера кулачком.

- Ай! Детка, не дерись, я же не отрицаю, что ты была сногсшибательна! Может даже слишком...

- А помнишь, как в Бразилии одна полуголая девица на карнавале всучила тебе целую коробку с презервативами?

Мэтт откинулся на диван и захохотал в голос.

- Да, у меня еще до сих пор осталась парочка с той коробки, - отсмеявшись, сообщил Бомер.

- Всего парочка?! - изумилась София.

- Ну они ж парадные! Некоторые даже светятся в темноте, не к каждому случаю подходят! - снова засмеялся Мэтт.

- Ты сексуальный маньяк, - София покачала головой, закрывая лицо ладошкой.

- Детка, ты права, я сексуальный, - самодовольно ухмыльнулся Бомер.

- Ты себе льстишь, - фыркнула София.

- Да? Та девушка с тобой не согласится.

- Почему это?

- В той коробке еще был номер ее телефона.

- И ты, конечно же, звонил? - ехидно спросила София.

- Эм... Ну... Я... Проехали!

- Все понятно.

- Ой, ну кто бы говорил! Сама в Испании всех тореадоров с ума свела! Две недели из Мадрида тебя вытащить не могли!

- Чезаре был горяч, - мечтательно зажмурилась София.

Мэтт убрал руку и запыхтел, отвернувшись к окну.

- А сам? По этим барам таскался, волочился за танцовщицами фламенко, как загипнотизированный!

- Ну они же такие... - начал было Бомер, но девушка всерьез взвилась, перебивая его:

- Какие? Вот какие?

- Детка, ты ревнуешь? - соблазнительно улыбнулся Мэтт.

- С чего бы это мне тебя ревновать?

Мэтт еще мгновение полюбовался возмущенно сверкающими глазами девушки и дернул ее на себя, впиваясь в губы. Он погладил ее по спине, с наслаждением понимая, что София ему отвечает и весьма охотно. Тонкие пальчики собственнически зарылись в его волосы. От этого движения Мэтта повело окончательно и он, не разрывая поцелуя, уложил девушку на диван.

- Мэтт, Мэтт, что ты делаешь? - зашептала София ему в губы.

- Тише, Соф, я целую девушку, по которой схожу с ума уже миллион лет, - хрипло ответил Бомер, проводя рукой по ее бедру.

- Мэтт, стой, стой, хватит, - София судорожно вцепилась в его плечи. - Остановись.

- Нет, - гладя на губы девушки, он снова потянулся за поцелуем.

Она застонала и, закусив губу, откинула голову назад. Мэтт усмехнулся и принялся выцеловывать ее шею.

- Ты такая красивая… глаза твои, губы… с ума по тебе схожу... ревную бесконечно… хочу, чтобы ты была моей, Соф, - шептал он между поцелуями, лаская ее, наслаждаясь сбитым ритмом ее дыхания, частым сердцебиением. – Хочу, чтобы тебе было хорошо… Только позволь мне…

- Мэтт, пожалуйста, остановись, - зажмурившись, отчаянно зашептала София и уперлась кулачками в его грудь.

Мэтт уткнулся ей в плечо, судорожно переводя дыхание.

- Соф, - сиплым от возбуждения голосом заговорил он. - Сколько можно делать вид, что ничего не происходит?

- А что происходит? - невинно поинтересовалась девушка.

Бомер разочарованно выдохнул и одним рывком поднялся с дивана.

- Ничего. Как всегда.

- Ну, Мэтт, - примирительно протянула София, подходя к нему.

- Что, Соф? Что? Что не так? Почему нет? Я не понимаю, что тебе нужно. Я же чувствую, как ты тянешься ко мне.

- Мэтт, мы же друзья.

- Друзья так не целуются! - его глаза сверкали, пряча боль за злым огнем.

- Это помешает работе.

- Да нахер эту работу!

- Я еще не готова...

- О, Господи! - Мэтт схватился за голову, силясь сдержать гнев. - Сколько должно пройти времени, чтобы ты была готова? Еще двадцать лет?!

Девушка нервно передернула плечами, отворачиваясь к окну.

- Я люблю тебя, Соф, - тихо прошептал Мэтт.

- Мэтти, сейчас не время...

- Как скажешь, - сквозь зубы выдавил Мэтт и вышел из квартиры.

София проводила его взглядом и вздрогнула от тихого щелчка закрывшейся входной двери.

 

***

- Так, вы двое, братья Марио, пулей за мной в мой кабинет, - Бивер пронесся мимо них, практически не останавливаясь, с такой скоростью, что несколько документов слетело со стола от потока воздуха, следовавшего за капитаном.

Джейсон, молча, поднялся и отправился за ним, даже не взглянув на своего напарника. Эта бомба замедленного действия по имени Маннс тикала над ухом Джареда уже три дня. Со вторника. После того памятного выступления Дженсена и разговора с Джейсоном в баре, когда тот пообещал посадить Моргана любыми средствами. На следующий день Падалеки шел в офис с тревожным ощущением, что это его последний рабочий день в качестве федерального агента. Он даже тщательнейшим образом начистил свой пистолет, чтобы не стыдно было сдать его.

Однако, войдя в кабинет, Джаред понял, что увольнять его никто не собирается. По крайней мере, не прямо сейчас. Джейсон лишь холодно поздоровался с ним, едва взглянув в его сторону, и снова отвернулся к компьютеру. Все их общение сводилось исключительно к работе. Ни одной фразы не по делу. Все предложения сухие, сжатые, четко выверенные, сугубо информативные. Джейсон не шутил, не подтрунивал над напарником, не улыбался. То есть не улыбался вообще никому. Даже Летти. Обеспокоенная странным поведением Маннса девушка принялась таскать ему кофе с завидной регулярностью. Но даже это не заставило Джейсона оттаять. Это продолжалось целый день. Это продолжается уже три дня. И все эти дни Джаред был, как на иголках, не зная чего ждать от напарника. Но он не лез к Маннсу с выяснением отношений, прекрасно понимая, что тому необходимо время, чтобы все обдумать и принять решение. К тому же Джаред не знал, что еще он может сказать обо всем этом.

Но все же проблемы с напарником уступали лидирующую позицию в личном чарте переживаний Джареда. Первое место надежно закрепилось за Дженсеном. С момента его ухода и по сей день его ворюга никак не проявлял себя. Хотя, он говорил, что уедет из города. Наверное, еще не вернулся. Но мог бы позвонить хотя бы. Джаред вздохнул и отправился вслед за Маннсом в кабинет капитана.

- Заходи скорее, Падалеки! Тебя только ждем, - Бивер явно был не в лучшем расположении духа.

В его кабинете, помимо Маннса, уже были Коллинз, Стивенсон, Браун и Кортез.

- Прижми задницу, не маячь!

Джаред сел на стул, самый дальний от Джейсона, чем заслужил недоуменные взгляды коллег и злорадную ухмылку от Кортеза.

- У нас новая приблуда нарисовалась, - продолжил Джим. - Етитьская сила! Под самый конец рабочего дня! Черт бы побрал этих миллиардеров, стрелянные белки! Медом им тут намазано, что ли? - стоя у окна, ворчал капитан, доставая из кармана зажигалку и одну изрядно помятую сигарету. Даже не из пачки. - Значит так, ребятки. Следующую пару недель вам придется провести в Метрополитен-музей.

- А как же все наши дела? Открытые расследования? - спросил Стивенсон.

- Цыц, - беззлобно отмахнулся Джим, зажав сигарету в зубах и, в очередной раз, чиркая зажигалкой. - Открытые расследования давно пора закрыть. Вот зараза. Не фурычит.

- Так что там с музеем? - подал голос Кортез.

- В понедельник там откроется выставка, -  Бивер потряс зажигалкой и снова крутанул колесико. - Пробудет там две недели. Да, чтоб тебя, чертова штуковина!

- В Метрополитен каждый день выставки, - усмехнулся Коллинз. - Что особенного в этой?

Джим недовольно покосился на него, но ответил:

- Очередная забубенская коллекция очередного скучающего магната, чтоб его, - он раздраженно бросил зажигалку в урну и гаркнул: - Дайте прикурить!

- Вы же бросили, капитан, - снова усмехнулся Коллинз.

- Замолкни, Маннс! - Бивер по привычке набросился на Джейсона, но тот лишь недоуменно поднял брови. Джим замялся на секунду и тут же перекинулся на Коллинза: - Специальный агент Коллинз, теперь вы у нас самый умный? Приняли эстафету у Маннса?

- Никак нет, сэр! Агент Маннс самый умный, сэр! - с абсолютно серьезным лицом отрапортовал Коллинз, едва не подскакивая со стула.

Маннс ответил ему толчком в плечо, и остальные агенты массово закашлялись, маскируя смех.

- Не паясничай мне тут, - рявкнул Бивер и швырнул сигарету в урну, вслед за зажигалкой.

Кашель в комнате усилился.

- Щенки, - пряча улыбку за грозно сведенными бровями, Джим уселся в свое кресло и проворчал: - Ну хватит. Заканчивайте с этим лазаретом. Дело ждет, - смешки быстро угасли и он язвительно продолжил: - Значит так, один канадец, Кристофер Даниэль ЛаФлер, стрелянные белки, язык сломать можно, решил, что мир просто до усрачки жаждет полюбоваться на пыльные цацки его прабабки. Его барахло оценивается в миллионы долларов, и застраховано на еще большую сумму. Оно принадлежало какой-то французской династии Мяу.

- Мяо, - поправил Стивенсон.

- Это японская династия, - в свою очередь поправил Браун.

- Да китайская это династия! - вставил Кортез.

- Цыц! Уже год эти богатства путешествуют по миру, а теперь и до нас докатилось это великое счастье. Связи, как вы понимаете, у канадишки внушительные, а на его банковском счете столько нулей, что в компьютер не влазят. Дано четкое указание сверху обеспечить ЛаФлеру и его сокровищам теплый прием и благополучно, по завершении выставки, выпроводить их обратно в Канаду. В субботу нужно встретить эту компанию в аэропорту и сопроводить до Метрополитен-музей, проследить за размещением, ответственные Браун, Кортез. В воскресенье с утра пораньше будет проведена экспертиза, ответственные Стивенсон и Коллинз. В понедельник на открытии - Маннс, Падалеки. Дальше дежурите в  том же порядке день через два, чтобы закрывать незакрытые дела, Стивенсон! На месте постоянно должны быть наши люди. Берите Абеля, Пирса, Тал, кого там вам еще надо, - капитан неопределенно махнул рукой. - Есть вопросы?

- Что с охраной? - спросил Кортез.

- Помимо нас и музейников, будут люди ЛаФлера. С ними сотрудничать, в конфликты не вступать.

- А если они окажутся полными придурками? - скривился Коллинз.

- Сотрудничать и в конфликты не вступать, - безаппеляционно повторил капитан и тут же раздраженно добавил: - Маннс, стрелянные белки, а ты почему молчишь? Где твои шуточки? Где эти твои реплики бесконечные? Почему не бесишь меня? Ты меня бесишь из-за этого!

- Во сколько рейс ЛаФлера? - Браун вернул капитана к делу, отвлекая того от Маннса.

- Его помощник предоставит все подробности завтра. Падалеки, хорош в облаках летать! Пробей по своим каналам, подними связи, перетряси информаторов.

- На предмет? - уточнил Джаред.

- Не интересуется ли твой Морган или еще кто чем-нибудь из этой коллекции. Только международных скандалов нам не хватало.

- Есть, сэр. Это все? Я могу идти? - поднимаясь, спросил Джаред.

- Да, шуруй. Так, Маннс, а ты почему до сих пор не рвешься за Падалеки? Вы же, стрелянные белки, вечно, как попугайчики-неразлучники друг за другом ходите!

- Он уже не маленький. И со своим Морганом разберется сам, - холодно ответил Джейсон.

Джаред выдохнул сквозь зубы и вышел за дверь.

После совещания, усаживаясь за свой стол, Кортез не удержался от шпильки, кивая на пустой стул Падалеки:

- Что, Маннс, неполадки в раю? Кто же виноват в вашем разрыве?

- Кортез, - угрожающе начал Маннс, - не лезь не в свое дело. У тебя какой-то нездоровый интерес к Падалеки, хочешь его себе в напарники? - и обращаясь к Брауну добавил: - Походу ты в пролете.

- Я уже страдаю, - хохотнул Браун.

- Нахер мне твой Падалеки не сдался, - злобно рявкнул Кортез.

- Ага, оно и видно. Займись уже делом, Кортез.

 

***

Дженсен возвращался домой с неспокойной душой. Как-то уж слишком просто Стюарт отпустил его. Не к добру это. И очень странно, что Уиздом даже не попытался по традиции врезать Дженсену или размазать его по какой-нибудь стене. Он вообще выглядел подозрительно довольным тем, как развиваются события. И Дженсену было не по себе от этого.

Он вздохнул и уставился в окно такси. Было еще кое-что, что не давало Дженсену покоя, что терзало его по ночам, не давая спать, что билось где-то рядом с сердцем, даже когда он, казалось, был полностью сосредоточен на деле.

Падалеки.

Как он там? Скучает ли по Дженсену? А может, ненавидит его? Вдруг агент вылетел с работы из-за его, Дженсена, выкрутасов? Что если этот его Маннс сдал напарника, рассказал, кому следует, что Падалеки состоит в преступном сговоре с известным, разыскиваемым аферистом? За такое ведь и посадить, наверное, могут. А может Падалеки просто уволят? И тогда они спокойно смогут быть вместе, сменят имена, уедут куда-нибудь на необитаемый остров…

«Ох, как нам было бы хорошо с тобой, Падалеки!»

Дженсен улыбнулся этим меркантильным мыслям уголком губ, но тут же оборвал себя.

Нет. Это не хорошо. Агент любит свою работу, дорожит своим честным именем. Он не простит Дженсену, если из-за такой глупой выходки, потеряет все, что ему дорого, лишится всей своей жизни. Уж, Дженсену ли не знать, каково это.

Эклз решил, что, как только вернется домой и расскажет ребятам последние новости, сразу попросит Мэтта узнать как дела у агента. Пусть пробьет, числится ли еще специальный агент Падалеки в славных рядах Федерального бюро расследований и не заведено ли на него дело во внутренних службах…

За своими раздумьями он даже не заметил, как доехал до дома. Выходя из такси, заметил тачку с двумя амбалами, которая стояла на обычном месте. Он широко улыбнулся, махнул им рукой и показал средний палец, не удержавшись от иррационального порыва позлить их. Амбалы запыхтели, но не двинулись с места.

- Мудачье, - проворчал Дженсен и вошел в подъезд.

На лестнице его ждал сюрприз. Хмурый Бомер сидел на ступеньках, практически под самой их дверью, и пялился себе под ноги.

- Медитируешь? - хмыкнул Эклз.

Мэтт посмотрел на него и снова уставился в пол.

- Мэтти, что-то случилось? - в животе у Дженсена все мгновенно похолодело.

- Я еще никогда в жизни не был так рад тебя видеть, - бесцветным голосом ответил Мэтт.

- Оно и заметно, - Дженсен настороженно разглядывал друга. - Как прошел разговор с Соф?

- Заебись.

Дженсен непонимающе сощурился, потому что друг вел себя как-то странно.

- Что она сказала по поводу отъезда?

- До отъезда мы с ней не дошли.

- А до чего дошли?

Мэтт сжал зубы и не ответил.

- Идешь домой, Мэтти?

- Нет.

- Ясно. Но свалить куда-то ты же тоже не собираешься? - Дженсен говорил тихим, спокойным голосом, как будто Бомер мог взорваться от резкого звука.

- Нет.

- Ладно. А я зайду, пожалуй.

- Как прошло? - вопрос догнал Дженсена уже на пороге.

- Нормально. На удивление. 

Дженсен вошел в квартиру, не представляя, что может там обнаружить. Следы ковровой бомбардировки, руины из мебели, битую посуду? Ведь ребята явно повздорили. И крепко, судя по тому, что Мэтт сидит на лестнице, как бедный родственник.

- Соф, - тихонько позвал Дженсен, обнаружив ее на диване в гостиной.

- А, Дженс. Вернулся уже, - София едва взглянула на него и отвернулась, пряча глаза.

"Плакала?"

- Как дела? - осторожно поинтересовался он.

- Хорошо, - не успев даже договорить, девушка разрыдалась, закрывая ладонями лицо и упираясь головой в коленки.

- Детка, что случилось? - Дженсен растерялся, не зная, что делать.

София вела себя странно. Сегодня вообще все ведут себя странно!

"Какого черта?!"

Он сел рядом с ней и погладил вздрагивающую спину.

- Ну-ну, малышка, не плачь, - он обнимал ее, стараясь успокоить. - Солнышко, ну, пожалуйста. Я не могу видеть, как ты плачешь.

- Я не плачу!

- Ладно. Не плачешь. Пожалуйста, успокойся. Расскажи, что произошло.

- Я не знаю, где М-мэтт! - заикаясь от рыданий, жаловалась девушка.

- Все в порядке, он здесь. Не плачь, дорогая.

- Где? - она подняла на него заплаканные глаза.

- За дверью. На лестнице сидит.

- Она же холодная, - уперевшись в его плечо, София снова расплакалась.

- Хочешь, я позову его?

- Нееет, я не хочу его вииидеть.

Дженсен закатил глаза и погладил ее по голове:

- Почему?

- Не хочу, чтобы он видел меня такой.

- Детка, ты очень красиво плачешь.

- Я не плачу!

- Точно-точно. Чуть не забыл. Так что у вас тут произошло?

- Он признался мне...

Дальнейшая фраза девушки перешла в ультразвук.

- А?

- Он признался мне в любви!

- Ну, слава Богу! Я уж было подумал, что-то случилось, - облегченно выдохнул Дженсен, за что получил ощутимый тычок под ребра. - Ау! Соф, только не говори, что это сюрприз для тебя!

- Может и не сюрприз, но он не должен был так делать, - она шмыгнула носом и уложила голову ему на плечо. - Не должен был.

- Что он сделал?

София уткнулась мокрым от слез лицом в его шею и глухо заговорила:

- Мы сидели, разговаривали и вдруг он поцеловал меня.

- Он и раньше тебя целовал, - осторожно заметил Дженсен.

- Ну, это не совсем то же самое... Сейчас было... ну...

- Вы с ним переспали?

- Нет! - София возмущенно глянула на него.

- Извини, - Дженсен невинно улыбнулся.

- Ну, - девушка смутилась и снова спрятала лицо на его груди. - Это едва не случилось.

- И что вас остановило?

- Я.

- Почему?

- Я такая дура! - крупные слезы снова покатились по ее щекам. - Я так обидела его.

Дженсен кивнул сам себе, понимая состояние друга, а потом сказал:

- Уверен, если ты захочешь, все еще можно переиграть.

- Все это так не вовремя! И я не хочу!

- Поэтому ты сидишь и рыдаешь из-за того, что он ушел?

- Ну ты ведь знаешь, какой он! Как ведет себя с женщинами! Он появляется со своей сногсшибательной улыбкой, со своими бездонными глазами и сексуальным телом, - Дженсен едва сдерживал улыбку, слушая эту возмущенную тираду подруги, - очаровывает, завлекает, получает, что ему нужно, а потом поминай, как звали!

- Но ведь ты - это совсем другое дело, - он погладил ее по волосам. - С тобой все будет иначе, я уверен. Потому что тебя он любит.

- А что если мы сделаем это, а потом у нас ничего не получится, и мы не сможем даже находиться в одной комнате? Нам придется разъехаться по разным штатам! Или даже странам!

- Не преувеличивай так, Соф.

- Я боюсь, что как только он получит то, что хочет, все его чувства сразу пройдут.

- Столько лет уже не проходят, - мягко заметил Дженсен и поцеловал ее в висок.

- Я боюсь, Дженс, - тихо призналась девушка, подтянув колени к груди. Она выглядела такой маленькой, беззащитной, юной, что у Дженсена что-то сжалось внутри от этой картины. - Боюсь, что отвергну его, и он уйдет. Боюсь, что поддамся, и у нас ничего не получится. Боюсь, что потеряю его. Навсегда.

- Соф. Если уж у федерала и преступника хоть что-то получается, то вам сам Бог велел.

София погрузилась в раздумья. И Дженсен тоже замолчал, возвращаясь мыслями к Падалеки, невольно сравнивая ситуацию друзей со своей. Насколько было бы проще, если бы между ним и агентом стоял только страх быть отвергнутым. Они посидели рядом какое-то время, деля тяжелую тишину на двоих, а потом Дженсен поднялся с дивана.

- Ладно, пойду проверю, как там наш Ромео. Нужно проследить, чтобы он не отморозил свою сексуальную задницу.

София хихикнула ему вслед, и Эклз тоже улыбнулся от этого звука.

Мэтт так и сидел на том же самом месте и, кажется, в той же самой позе.

- И что там дома? - спросил он, даже не оглянувшись.

- Дома потоп, - хмыкнул Дженсен и добавил в ответ на вопросительный взгляд: - Слезный.

- Плачет?

- Рыдает!

- Рассказала тебе?

- В общих чертах, - пожал плечами Дженсен и шагнул ближе к другу. - Рассказала, какой ты охуенный и сексуальный!

- Не пизди, - Мэтт недоверчиво нахмурился.

- Правда! - улыбнулся ему Эклз. - Цитирую: "бездонные глаза", "сексуальное тело", "сногсшибательная улыбка"!

- Врешь! - губы Мэтта растянулись в улыбке.

- Серьезно! Меня чуть не стошнило карамельками, пока я слушал, какой ты охрененный! Хотя задница у тебя, и правда, аппетитная. Ну-ка привстань...

- Отвали! - Мэтт уже смеялся. - Я уже тебе говорил, что между нами ничего не может быть!

- Но после такой рекламы, я просто не могу пройти мимо! - Дженсен тоже веселился вовсю. - Я весь горю, Мэтти!

Дверь резко раскрылась, прерывая веселье. Мэтт мгновенно сник, а София быстро отвела от него взгляд и обратилась к Дженсену:

- Идите домой. У нас новая проблема.

- Что еще стряслось, дорогая? - спросил Дженсен, когда они вошли в гостиную.

Девушка, молча, указала на телевизор, подошла к дивану, бросила быстрый взгляд на Мэтта и села в кресло, упираясь локтями в колени и пряча лицо в ладонях. Дженсен взял пульт, перематывая сюжет на начало.

- ...совершенного в городке Адамс, штат Нью-Йорк. Благодаря показаниям свидетелей с места преступления, был составлен фоторобот...

На экране телевизора появился портрет предполагаемого преступника. Мэтт и Дженсен одновременно выдохнули и подались ближе к экрану. Оттуда на них глядел не очень хорошо прорисованный, но все же вполне узнаваемый Дженсен. Вернее Макс Морган. Образ, показанный в новостях, совершенно не совпадал с тем, как Дженсен выглядел во время этого злосчастного ограбления, не оставляя сомнений в том, кто предоставил такого ценного для следствия свидетеля.

- Сука! - выплюнул Дженсен. - Вот почему он был так спокоен! Вот почему так просто отпустил меня! Ублюдок!

Дженсен прибавил звук и вслушался в речь репортера, который профессионально изображая возмущение и обеспокоенность произошедшим, говорил о том, что злоумышленник, угрожая взрывчаткой, похитил инкассаторский автомобиль. И что злодей этот, скорее всего, действовал не один. Но оставшихся двух подозреваемых опознать не удалось. Пока.

- Блядь! Блядь! Мэтт! - крикнул он, оглядывая комнату.

- Уже, - ответил друг, усаживаясь на диван и располагая ноутбук на журнальном столике.

Бомер погрузился в виртуальный мир, привычно игнорируя мир окружающий. Он больше не замечал Дженсена, нарезающего круги по комнате и матерящего на чем свет стоит треклятого Стюарта с его играми. И даже вся эта ситуация с Софией отошла на второй план, хотя он буквально кожей ощущал ее присутствие.

- Дженс, - Мэтт, наконец, отлип от монитора, устало потирая глаза. – Мы вляпались.

- Мы уже давно вляпались, - настороженно проговорил Эклз, убирая в карман телефон, который гипнотизировал весь вечер, стараясь не написать Падалеки.

- Нет, вот теперь мы вляпались. Это просто пиздец.

- Что там? - не выдержала София.

- Война миров, блядь. А мы в самом эпицентре.

- И против кого Стюарт? – спросил Дженсен, справедливо рассудив, что одним из «миров» является их работодатель.

- Похоже, твой новый лучший друг решил, что ему мало платят. Угадай, чье бабло?

- Не может быть!

На что Мэтт лишь скептично хмыкнул:

- Стюарт запустил руку в карман Таровича, и я подозреваю, Таровичу это сильно не понравится. А учитывая, что твоя морда крутится по всем федеральным каналам, проходит по полицейским сводкам и висит на новостных сайтах, козла отпущения уже назначили. Ох, найдут нашу компашку на дне Гудзона с порванными глотками и отрубленными руками, - с нездоровым весельем предрек Мэтт.

- О, Господи, - бледнея, выдохнула девушка, вскидывая руку к горлу.

- Мэтт, - одернул его Дженсен.

Бомер бросил быстрый взгляд на Софию и добавил тише:

- Ну, может до этого и не дойдет.

- Ёбанные черти, - тихо выругался Дженсен, поднимаясь с дивана и начиная новый кросс по комнате.

- Поговорим с Таровичем.

Парни скептически уставились на девушку.

- Ну, а что? – София пожала плечами. – Что нам терять? Мы и так уже вляпались, хуже некуда. Поговорим с ним, объясним ситуацию. И пусть они  там сами разбираются.

- Ты думаешь, Тарович станет нас слушать? – возразил Дженсен. – Да нас упакуют в бетон, мы и до порога его не дойдем.

- К тому же большинство людей Таровича давно под Стюартом ходят, - добавил Мэтт. – И хер угадаешь, кто там кому верен.

- Но так у нас хотя бы есть шанс, - настаивала девушка. – Я сама пойду, если вы боитесь!

- Нет! – в один голос выкрикнули парни.

- Ты точно никуда не пойдешь! Тем более одна! – выпалил Дженсен и пробурчал себе под нос: - Уиздом только этого и ждет.

- Что? – непонимающе нахмурилась София, все-таки расслышав его последнюю фразу. – Что происходит?

Парни, молча, переглянулись.

- Говорите! Вы скрываете от меня что-то, и уже давно.

Она переводила взгляд с одного на другого, но так и не дождалась ответа.

- Мэтт?

Бомер опустил глаза в монитор.

- Дженсен?! – окончательно выходя из себя, прикрикнула девушка.

- Скажи ей, - Мэтт пристально посмотрел на друга.

- Говори, Дженсен.

- Уиздом положил на тебя глаз, - не глядя на нее, сказал Эклз.

София нервно сглотнула и кивнула:

- Продолжай.

- Они с самого начала угрожали тебе, чтобы продавить меня.

- Мне?

- Ну, не только тебе, но… Тебе особенно. И Уиздом, он… ну…

- Ясно, - девушка несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, унимая дрожь. – Почему сразу не сказали?

- Решили не волновать тебя.

- Поэтому вы мне прохода не давали и везде таскались за мной, как привязанные?

- Да.

София кивнула, затихла на пару мгновений, а потом резко вскинула взгляд на Бомера:

- Так вот в чем причина твоих сегодняшних выкрутасов?

- Выкрутасов? – немного ошарашено переспросил Мэтт. –  Это ты сейчас о моих чувствах говоришь? О том, что я сказал, что люблю тебя? По-твоему, это все просто выкрутасы?!

- А что, в тебе ни с того ни с сего любовь взыграла?!

- Ни с того ни с сего?! Ты издеваешься надо мной?! – взорвался Мэтт.

- Ребята, ребята, успокойтесь, - примирительно попросил Дженсен, вставая между ними.

София и Мэтт гневно сверлили друг друга взглядом

- Ладно. Спокойно, - скорее для себя сказала девушка, глубоко вздыхая, и первой отвела взгляд. – Первоочередная задача сейчас – убрать твою физиономию из общего доступа. А для этого нужно поговорить с тем, кто ее туда отправил.

- Звони, - кивнул Мэтт, когда друг перевел на него вопросительный взгляд.

Стиснув зубы, Эклз набрал номер.

- Стюарт, какого хера все это значит? – выплюнул Дженсен, не размениваясь на приветствие.

- О, мистер Морган, что заставило вас позвонить в столь поздний час? – усмешка едва уловимо слышалась в голосе Стюарта.

- То, что ты, сука, слил мою рожу на ТВ!

- Еще и не такое может произойти с людьми, которые не выполняют условий договора, - похоже, Стюарта забавлял этот разговор.

- Отыграй назад! - рявкнул Дженсен. – Чтобы завтра же моего портрета нигде не было!

- Такое нужно заслужить, - ледяным голосом отозвался собеседник.

- Чего ты хочешь? – сквозь зубы спросил Эклз.

- Во-первых, смени тон, тварь, - жестко отчеканил Стюарт, окончательно сбрасывая маску приторной доброжелательности. - Во-вторых, ты сделаешь все, что я прикажу. Без истерик и проволочек. И если мне хоть что-то не понравится, весь Адамс засвидетельствует, что ты там был не один. Портреты каждого из вас, и гораздо лучшего качества, появятся со скоростью света. И уже не только ты будешь красоваться на всех столбах. Я сдам с потрохами всю вашу шайку копам. Или лучше отдам вас на растерзание Уиздому. Ты знаешь, чем это чревато. К тому же мне уже порядком надоело держать его на коротком поводке. Все же и цепных псов иногда нужно отпускать… порезвиться. Понял меня? Не слышу.

- Понял, – голос Дженсена почти не дрогнул.

- Встретимся завтра утром, в том же месте, мистер Морган, - Стюарт вернулся к своей зловещей вежливости. – Я сообщу вам детали дела.

Стюарт отключился первым, а Дженсен еще какое-то время сидел неподвижно, сжимая телефон в руке и сверля невидящим взглядом пространство перед собой. Ребята тоже молчали. Воздух, казалось, звенел от напряжения, и комната как будто уменьшилась в размерах, сдавливая своими стенами.

- Идемте спать, сегодня был сложный день, - бледная София поднялась с кресла. – Постарайтесь отдохнуть. Нам нужно быть в форме, чтобы суметь выкрутиться на этот раз.

- Мэтт, сделаешь для меня еще кое-что? – спросил Дженсен, дождавшись, когда за Софией закроется дверь. – Это не по делу. Личное одолжение.

- Это как-то связано с твоим федералом? – Мэтт устало посмотрел на него.

- Мэтти… - Дженсен опустил глаза.

- Блядь! Даже сейчас! Даже в такой ситуации, ты умудряешься зациклиться на нем!

- Поможешь?

- Да.

 

***

Джаред радовался новому делу, возможности окунуться в него с головой. Чтобы не думать о Джейсоне, который не разговаривает с ним и ходит смурнее тучи. Чтобы не думать о коллегах, которые, заметив напряжение между Падалеки и Маннсом, выдвигали одну версию за другой о причинах их размолвки, отчего Джейсон становился только более замкнутым и злым. И наконец, чтобы можно было не думать о Дженсене, который пропал и не звонит, и Джаред практически уверен, что он проворачивает что-то незаконное, хотя это пока никак не подтверждалось. Все хоть сколько-нибудь ценные произведения искусства оставались на своих местах и при своих хозяевах. По крайней мере, в их штате. Да и по стране ничего особенного не гремело. Единственное, за что зацепился взгляд Падалеки, это довольно оригинальное ограбление инкассаторской машины в каком-то захолустье на границе с Канадой. Обычно подобные ограбления отличались кровавой жестокостью, а это скорее хитростью и интеллектом. И если бы это были не деньги, а какие-нибудь драгоценные камни или картины, например, Джаред побился бы об заклад, что это дело рук Моргана.

И сейчас, выполняя поручение капитана, Падалеки перетряс всех информаторов, каких только мог, и прошарил все известные ему закоулки интернета, выискивая информацию о Моргане и о том, не интересуется ли кто коллекцией ЛаФлера, прибывающей завтра в Нью-Йорк. По всему выходило, что интересующихся не было. По крайней мере, Джаред не нашел никаких запросов или предложений на эту тему. А что касается Макса Моргана, скажем так, если бы Джаред лично не встречался с ним, то решил бы, что тот свалил из страны или залег на дно, потому что никто не слышал о нем уже несколько месяцев.

- Агент Падалеки, - к его столу подошел Абель с двумя папками в руках.

- Принес, - Джаред развернулся к нему и кивнул на стул: - Садись. Рассказывай.

Джейк, воодушевленно улыбаясь, принялся делиться сведениями:

- У нас есть два досье: одно прислали из офиса ЛаФлера, другое собрали наши ребята. По официальной версии все чинно, благородно. ЛаФлер уважаемый бизнесмен, сейчас метит в политики. Активно пиарит свою родословную, утверждая, что является потомком французских королей.

Проходящий мимо Коллинз резко затормозил и прислушался.

- О чем болтаете, девочки? Сериалы обсуждаете?

- Я говорю о ЛаФлере, агент Коллинз.

Маннс с Падалеки автоматически переглянулись, реагируя на этот выпад Абеля, но промолчали, быстро отводя взгляды и потеряв желание как-то комментировать это.

- Слушай, Джейк, - Коллинз с искренним участием заглянул парню в глаза, - ты стал каким-то… матерым, что ли. У тебя появилась девушка? Ты, наконец, лишился девственности?

- Коллинз, - хохотнул Джаред и добавил строже: - Заткнись и лучше послушай полезную информацию.

- Да, мой генерал, - добродушно съехидничал Коллинз и, оседлав соседний с Абелем стул, с восхищением уставился на младшего агента.

- ЛаФлер имеет достаточно внушительную коллекцию предметов искусства семнадцатого века. С помощью которой старается добиться титула и которая, собственно, и добралась теперь до нас. Пресса его обожает и преподносит, как истинного аристократа.

- Слушать тебя сплошное удовольствие, мой мальчик.

- Коллинз, - на этот раз его одернул Маннс, заметив, как покраснел Джейк. - Ладно, с этим все ясно. А наши что говорят?

- В прошлом контактировал с криминальными личностями, на данный момент связи не поддерживает. Напрямую ни по каким делам не проходил. Угроз для коллекции не выявлено.

- Значит, проблем ждать не приходится. Прекрасно, - Коллинз встал со стула, но перед уходом не удержался и похлопал Абеля по щеке: - Отличная работа, сынок! Бюро тебя не забудет!

- От Бобра нахватался? Иди уже, - Джаред запустил в него карандашом.

Коллинз, посмеиваясь, удалился, и Абель последовал за ним. Как только агенты ушли, между напарниками снова повисла гнетущая тишина. Джаред вздохнул и взял одну из папок, принесенных Абелем, решив, что изучить детали ему не помешает. В какой-то момент Падалеки боковым зрением заметил, что Джейсон, застыв в напряженной позе, куда-то уставился. Джаред проследил за его взглядом и тоже замер, глядя в работающий телевизор. Фоторобот на экране выглядел подозрительно знакомо. Изменить пару деталей, нос, да и разрез глаз немного, то получился бы вылитый Морган. Теперь ясно, почему Маннс завис с таким лицом! Похоже, он силился понять, тот ли это человек, о котором он подумал. Джейсон резко обернулся, подозрительно глядя на Джареда, ища подтверждение в его глазах.

Джаред растерялся, не в силах отвести взгляд. Его мысли бесконтрольно запрыгали в голове:

«Да нет. Не так уж и похож этот портрет. Ну, мало ли похожих людей в мире! Это не может быть Морган. Он не грабит банки. Да и сколько там могло быть денег? Тысяч пятьдесят? Сотня максимум! Не его размерчик, не стоит даже заморачиваться. К тому же риск кровопролития слишком велик. Хотя… учитывая то, как это все было обставлено… Сука! Не может быть!»

Джаред догадался, что напарник понял все по его лицу. Каждый этап размышлений. И вывод, к которому пришел Джаред. Маннс презрительно хмыкнул  и, покачав головой, вернулся к своей работе. Падалеки очень захотелось побиться головой об стол, но он сдержался и решил рассмотреть фоторобот получше, найдя его в сети. Похоже, это все-таки Морган, хотя в жизни его губы красивее и пухлее.

«Что ж ты творишь, Дженс?»

 

***

- Я не специалист по драгоценностям, - Дженсен раздраженно взъерошил волосы, не зная какими еще словами донести до Стюарта свою мысль: - Я могу подделать картину, но не кольцо!

- Уверен, у вас все получится, мистер Морган. Знаете, как говорят? Талантливый человек талантлив во всем.  Я в вас верю.

- Мне стало намного легче! – язвительно усмехнулся Дженсен.

- Рад, что смог помочь вам. У вас есть две недели. Это максимальный срок. По истечении этого срока предмет покинет страну. А подделка обязательно должна быть в Нью-Йорке. Что касается качества. Я не жду от вас безупречной работы. Кольцо должно выглядеть достоверно, но не должно выдержать ни одной экспертизы. Это понятно?

- Понятно.

Понятно, понятно. Понятно, что Стюарт ёбнулся окончательно. Теперь он требует от Дженсена подделывать ювелирку, да еще подменить объект прямо в музее так, чтобы никто и не заметил, что была совершена кража. Дженсен поднялся со стула намереваясь уйти, и даже сделал несколько шагов, когда его догнал холодный голос Стюарта:

- А чтобы у вас не возникло соблазна попытаться сбежать или снова поддаться истеричным настроениям и взбрыкнуть, я предлагаю вам посмотреть со мной одно видео.

Уиздом продемонстрировал ему ноутбук, на экране которого уже плясали изображения. Дженсен безошибочно опознал себя в полицейской форме, стоящего у инкассаторской машины и размахивающего руками. Он даже рассмотрел ребят, проезжающих мимо на машине.

- Мистер Стюарт, - заговорил Дженсен, справившись с порывом попытаться расхерачить чертов ноут, желательно, об голову Уиздома. - А вы не боитесь, что ваш босс узнает, что это вы украли его деньги?

- Нет, мистер Морган. Это вы украли его деньги, - ядовито улыбнулся Стюарт.

Угроза Дженсена не осталась незамеченной, но, похоже, не возымела абсолютно никакого эффекта. Стюарт явно ведет свою собственную игру. И возможно, Дженсен даже сыграет ему на руку, если попытается сдать его Таровичу.

«Что ж, мистер Стюарт, еще посмотрим, кто кого!»

Дженсен развернулся и молча, направился к выходу.

- Всего доброго, мистер Морган.



Глава 14

Наконец-то Джаред начал хоть немного приходить в себя после двухдневного загула с Леваем, который все выходные, как истинный друг, исправно поил его текилой, а вчера даже скрутил для Падалеки нехилый косяк.

Джаред взглянул на часы. Черт! Уже четыре! Н-да, раньше ему требовалось меньше времени, чтобы прийти в себя после подобных развлечений. Джаред потер переносицу и с раздражением подумал о дурдоме, который начнется здесь через полчаса.

Нужно было еще раз все проверить перед пресс-конференцией, убедиться, что никто не страдает херней на рабочем посту, обойти все уже, наверное, по сотому кругу. Падалеки болтался здесь с самого утра, и Метрополитен вместе с уважаемым мистером ЛаФлером и его супер крутой охраной сидели у него в печенках! Джаред обреченно вздохнул и начал новый круг по музею. Он, демонстративно не глядя, прошел мимо того бугая, с которым едва не поцапался с утра, завернул за угол, разогнал двух болтающих агентов и в очередной раз пожалел, что Абель работал на выходных, и сегодня из-за этого Джареду даже вызвериться толком не на кого. Потому что если он еще раз наорет на агента Тал, она точно накатает на него рапорт. И этот еще! Джаред нахмурился, приближаясь к Маннсу, который сосредоточенно выговаривал что-то одному из младших агентов, тот кивнул и ретировался выполнять инструкции, видимо. О, ну прекрасно! Вот они и остались снова только вдвоем! Что может быть лучше? Ни тебе поржать над особо выдающимися посетителями выставки, ни поиздеваться над киборгами ЛаФлера, которые на поверку оказались бывшими морскими пехотинцами и, как следствие, мнили себя крутейшими существами в Солнечной системе, сейчас с Джейсоном даже просто поболтать и то было нельзя! Худшее задание на памяти Падалеки.

- Джейс, я все проверил.

- Хорошо, - сухо отозвался напарник. - Сейчас я сам все проверю.

- Я же сказал, что все в порядке, - сквозь зубы выговорил Джаред. Это показное недоверие Маннса начинало всерьез доставать его. Хоть он и прекрасно понимал причину такого поведения.

- А я сказал, что проверю все сам, - абсолютно без эмоций в голосе.

"Вот кто тут настоящий киборг! И как ему только удается строить из себя ебанного гуру в такой ситуации?! Слоняра толстокожий! Мне такой выдержке учиться и учиться".

Джаред развернулся и зашагал прочь, решив, что ему просто необходим перекур, иначе он обязательно врежет ему по морде! А это, явно, плохая идея.

- Ты гостей сегодня не ждешь? - вопрос ударил его в спину, словно брошенный камень.

А вообще-то, может и не такая плохая идея подраться с Джейсоном! Может даже позволить ему хорошенько отмутузить нашкодившего напарника. Возможно, хоть тогда Маннс оттает и прекратит эту ебучую холодную войну, которая длится уже целую неделю!

"Умеет же давить на психику, сука!"

Джаред медленно выдохнул, молча тряхнул головой, разжал кулаки и отправился в курилку.

 

***

Дженсен вздрогнул, когда за его спиной оглушительно хлопнула дверь в курилку. Косяки при этом едва не повылетали.

"Похоже, какому-то психу очень уж приспичило покурить!"

- Ян Киплинг, "Искусство сегодня", - Мэтт протянул свой пропуск охраннику на входе и улыбнулся, поправив очки в широкой оправе. - Это мой фотооператор Джек Грей. Джек, - Бомер дернул, зазевавшегося друга за рукав. - Джек, покажи дяде свою аккредитацию. Простите, он у меня немного того...

Дженсен мысленно пообещал, что позже даст Бомеру пинка за это, и протянул охраннику свой пропуск.

- Какого хрена ты на меня наговариваешь? - проворчал Дженсен, когда они вошли в нужный зал, в котором уже собралось приличное количество "их коллег" журналистов, да и просто гостей.

- Да ты посмотри на себя, - усмехнулся Мэтт. - С этой четырехдневной щетиной, в этой дурацкой шапке, да еще и в идиотских очках ты сильно смахиваешь на придурка.

- На себя посмотри, - вяло огрызнулся Дженсен и сделал пару снимков. - Ты и сам в очках.

- Мои хотя бы стильные, - Мэтт с сосредоточенным видом записал что-то в свой блокнот. - А ты похож на какого-то хипстера.

- Зато Соф у нас сегодня настоящая красотка, - Дженсен подтолкнул его локтем в бок и кивнул в сторону подруги.

Мэтт проследил за его взглядом. София, одетая в изысканное черное платье-футляр, обворожительно улыбалась хозяину мероприятия, и тот явно был очарован. Лицо Бомера потемнело. Их конфликт набирал обороты, они не общались, не смеялись, и Дженсену даже приходилось прибегать к различным уловкам, чтобы удержать их в одной комнате, если они не говорили о деле.

Мэтт передернул плечами и, как мог, ровно произнес:

- Пошли работать.

У него плохо получилось, если честно. Дженсен хлопнул его по плечу и направился к интересующему их экспонату.

- Ну и что в нем такого? - спросил он у Мэтта, рассматривая снимки, которые только что сделал.

- Это же ты у нас искусствовед, вот сам и скажи, - Бомер пригляделся получше, разглядывая кольцо со всех сторон. - Сигналка тут приличная.

Дженсен пробежался глазами по табличке с описанием.

- Восемнадцатый век, золото хорошее, брюлики на двадцать карат, сапфир на шестьдесят два... Чистенький, да?

Мэтт присмотрелся, пожал плечами и кивнул, соглашаясь:

- Тебе виднее.

- Но все равно, - продолжил Дженсен, - два миллиона - ему красная цена. Ну, если накрутить за возраст, учесть, что оно принадлежало королю и скинуть кольцо какому-нибудь фанатичному ценителю - два с половиной. Это предел.

- Да уж, на десять явно не тянет, - Мэтт потер бровь и оглянулся по сторонам, не слушает ли кто их беседу. - Нихрена не понимаю.

- Я тоже, - Дженсен сделал еще один снимок, рассмотрел его и, оставшись довольным результатом, подтолкнул друга в сторону собирающейся толпы: - Ладно, пресс-конференция начинается. Идем. Подумаем об этом потом.

Фотоаппараты защелкали, ослепляя своими вспышками, когда к журналистам вышел владелец коллекции Кристофер Даниэль ЛаФлер. И Дженсен тоже вспомнил про свой фотоаппарат, когда Мэтт незаметно пихнул его в бок. Он смотрел на ЛаФлера через объектив, наблюдал, как тот широко, открыто улыбается толпе, как тепло приветствует присутствующих и думал, что этот человек далеко не так прост, как хочет казаться. И уж точно не такой белый и пушистый.

Все выходные Мэтт только и делал, что пропадал в виртуальном мире, добывая информацию для их нового дела и выискивая непричесанную биографию держателя коллекции. Сейчас в Канаде Кристофер Даниэль ЛаФлер едва ли не дотягивал до звания святого, хотя в начале его карьеры было несколько серых пятен, от которых, однако, он довольно быстро избавился. Теперь подобные делишки он проворачивал исключительно на территории сопредельного государства. Причем действовал через такое количество подставных организаций, что докопаться до причастности ЛаФлера к незаконным делам можно было разве что с буровой установкой. Так же Мэтт выяснил, что в прошлом ЛаФлер имел общие дела с Таровичем. Они были партнерами, но в конечном итоге ЛаФлер вытеснил Таровича из бизнеса, скупив контрольный пакет акций компании. Похоже, ЛаФлер, уже в то время, не любил открыто марать руки, и решил не терпеть в партнерах человека, который предпочитал откровенно агрессивную бизнес-политику. Тарович не гнушался шантажировать своих оппонентов, угрожать им и их семьям, в общем, добивался желаемого любыми доступными методами. И когда ЛаФлер кинул его, Тарович, ясное дело, пребывал в бешенстве, и Мэтт даже нашел пару старых репортажей с его резкими цитатами в адрес бывшего партнера. Решив, что Стюарт неспроста сначала обокрал своего босса, а теперь нацелился на его старинного недруга, Мэтт начал копать в этом направлении, стараясь разгадать его план. Порывшись в личных файлах и переписке ЛаФлера, он не обнаружил ничего стоящего внимания, сплошная политика, деловые переговоры и заигрывания с прессой. У Стюарта никакого криминала тоже обнаружено не было, если через его компьютер и проходила какая-то информация, способная их заинтересовать, то она немедленно удалялась, при чем очень качественно, не оставляя никаких следов и зацепок. Он явно хорошо понимал, с кем имеет дело и старался обезопасить свои данные. Но Мэтт не был бы Мэттом, если бы не нашел то, чего мистер Стюарт не учел. А именно, он не догадался или не сумел почистить еще и личный почтовый ящик своего босса. В котором Бомер и обнаружил довольно занимательную переписку. В ней Тарович давал Стюарту четкий приказ наказать «этого напыщенного индюка голубых кровей, который до сих пор мнит себя каким-то принцем» за то, что тот посмел украсть у него десять миллионов! В качестве наказания было решено уничтожить то, чем ЛаФлер очень дорожил – его репутацию. Но почему именно это кольцо стало целью, все равно было не понятно. Это не был самый дорогой экспонат в коллекции, там были куда более ценные вещи. Ну, да, оно принадлежало какому-то французскому королю, но опять же не оно одно. И как это кольцо могло разрушить всю империю, выстроенную влиятельным и более чем состоятельным ЛаФлером? Этот вопрос пока оставался открытым. Ясно было только одно: Стюарт ведет свою собственную игру, на пути к власти, стараясь стравить между собой Таровича и ЛаФлера. Потому что, судя по переписке, босс Стюарта уверен, что виной потери его денег является его бывший деловой партнер. И Дженсен предполагал, что и до ЛаФлера донесут информацию о причастности Таровича к его неприятностям. И самое гадкое, что на линии огня в этой войне окажутся Дженсен, Мэтт и София.

У Дженсена по спине пробежала череда мурашек, и волосы на загривке зашевелились. Это ощущение было ему слишком хорошо знакомо, чтобы принять его за волнение по поводу надвигающейся бури. Он натянул шапку посильнее и украдкой огляделся по сторонам через объектив камеры. Он замер, когда в прицеле фотоаппарата появилась до боли знакомая фигура. Палец сам собой нажал кнопку, запечатляя кадр. Специальный агент Падалеки был напряжен и хмур. Он выглядел уставшим и каким-то изможденным. Замотался на работе? Или опять пил?

«Что ж ты у меня так много пьешь, агент?» - Дженсен мягко улыбнулся, ощупывая его взглядом с головы до ног.

Я хочу тебя сейчас
Сейчас, а не завтра
Эта страсть тоскует во мне
И выплескивается наружу

Depeche Mode - I Want You Now


Listen or download Depech Mode I want you now for free on Pleer

Падалеки заозирался по сторонам, как будто почувствовал на себе пристальный взгляд, и Дженсен быстро отвернулся. Кровь зашумела в ушах, забилась где-то в животе, наполняя его теплом, дыхание участилось, и окружающий мир прекратил существовать. Все мысли прилипли к Падалеки. Если бы агент засек его сейчас, чтобы он сделал? Схватил бы его грубо и впечатал в какую-нибудь стенку, наверняка сжал бы его горло, свирепо заглядывая в лицо, притерся бы всем своим длинным, сильным телом, не выдержал бы, растолкал коленом его бедра... Дженсен медленно вдохнул, с трудом проталкивая воздух внутрь, его рука непроизвольно потянулась к шее. Хоть так… Ощутить это прикосновение, хоть намеком. Дженсен нетерпеливо переступил с ноги на ногу и нервно передернул плечами.

Мэтт пихнул его в бок, взглядом спрашивая, в чем дело. Дженсен мотнул головой и махнул рукой, мол, все в порядке, попытался сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас, но сознание плавно соскользнуло обратно в фантазию, туда, где агент крепко сжимал его, а Дженсен почти чувствовал его запах и горячее, прерывистое дыхание на своем лице.

«… - Какого хрена ты здесь делаешь? – Падалеки сжимает его горло, удерживая на расстоянии вытянутой руки.

- Я соскучился, агент, - Дженсен улыбается, жмурится, как от ласки, и гладит держащую его руку. – Поцелуй меня.

- Обойдешься, ворюга, - Падалеки шипит на него, сердито, сквозь зубы, но глаза его мгновенно загораются и зависают на губах.

Дженсен тянется к нему, но тот, конечно, отбивает его руку. Он никогда так сразу не поддается чувствам. Чертов упрямец! Еще мгновение и Дженсен дернет его на себя, тогда уж его агент точно не устоит, отдастся страсти…»

Или…

«…Падалеки вжимает его лицом в стену, фиксирует его на месте предплечьем. У него стальная хватка, не вырвешься. Шарит по карманам, ругает его за то, что Дженсен сунулся сюда. Жарко дышит ему в затылок и говорит, что скучал…»

Или…

«…- Где тебя носило, сволочь? – агент на удивление нежен с ним, гладит его лицо, не может сдержаться, вжимает Дженсена в стену, прижимает так сильно, так крепко, как будто хочет впитать его в себя…»

Фантазии яркими картинками проносились в голове, заставляя сердце колотится еще быстрее, не давая сосредоточиться на деле.

«Падалеки такой псих!» - Дженсен усмехнулся и попытался взять себя в руки. Оглянулся снова, еще разок посмотреть на него, но взгляд его уперся в другого агента. Спецагент Маннс, чтоб ему пусто было, пялился в затылок своего напарника тяжелым хмурым взглядом. Первым порывом было встать между ними, принять на себя все это осуждение и подозрение, но Эклз сдержался. Неприятное чувство заскреблось где-то внутри. Чувство, похожее на вину. Ведь это он устроил Падалеки веселую жизнь с Маннсом. Дженсен сжал зубы и отвернулся, чтобы ненароком не подставить агента еще больше, спалившись перед его напарником. У его агента с этим Маннсом и так, кажется, все хреновее некуда. Дженсен улыбнулся с каким-то мрачным удовлетворением, теперь хотя бы этот придурок не липнет к Падалеки.

Дженсен потер глаза, сбрасывая наваждение, поправил очки и только тогда заметил, что Мэтт и София переговариваются знаками. Девушка сигналила об опасности, предупреждала, что пора уходить. Наверное, тоже заметила их «любимых» агентов.

- Надо уходить, - тихо сказал Мэтт.

Дженсен усмехнулся про себя, отметив, что друг умолчал о причине внезапного отхода. Беспокоится, видимо, как бы он не выкинул чего, узнав о близости своего федерала.

- Дождемся конца пресс-конференции, не стоит привлекать лишнее внимание, - отозвался Дженсен.

Он опустил глаза на экран камеры, рассматривая последний сделанный кадр, погладил большим пальцем изображение.

«Какой же ты красивый, агент мой. Скучаю по тебе».

- Ты заснял все, что нужно? – шепотом спросил Мэтт.

- Ага, - Дженсен убрал камеру в чехол и проворчал: – Собирается он заканчивать?

Находится в одном помещении с Падалеки и не иметь возможности быть с ним, касаться его, становилось настоящей пыткой.

- Да, кончает вроде.

- Что? – вскинулся Дженсен.

- Говорю, заканчивает вроде, - Мэтт странно посмотрел на него.

Как раз в это время ЛаФлер свернул пресс-конференцию, поблагодарив журналистов за отличные вопросы и пожелав им приятно провести оставшееся время и насладиться его коллекцией. Воспользовавшись суетой, ребята направились к выходу. София покинула выставочный зал первой, ускользнув прежде, чем ЛаФлер решил бы продолжить их знакомство. Парни отправились вслед за ней, Мэтт все это время внимательно наблюдал за Дженсеном и, очевидно, был готов в любой момент пресечь попытку друга рвануть к Падалеки. Эклз бросил прощальный взгляд в сторону агента, но Падалеки там уже не было.

Девушка села на заднее сидение неприметного шеви, на котором они приехали, Мэтт уселся за руль, а Дженсен рядом с ним на пассажирское место. Парни одновременно развернулись, глядя на подругу.

- Я знаю, почему именно это кольцо стало целью, - без предисловий сообщила София. – Ну, вы в курсе, что ЛаФлер кичится своими дворянскими корнями. Так вот он считает, что этот перстень Людовик XV подарил своему незаконно рожденному сыну, которого впоследствии отослал в Канаду, бывшую в то время французской колонией. Так что если это кольцо окажется вдруг фальшивкой, пострадает не только репутация ЛаФлера, но и ему будет нанесено личное оскорбление. Потому что он считает, что это кольцо – венец всей его коллекции. Он носится с ним, как с писаной торбой и полагает, что именно это украшение является главным доказательством того, что в его жилах течет голубая кровь французских королей, потому что бастард Людовика XV был его предком. Думаю, что для Таровича это хороший вариант отыграться за прошлые обиды.

В машине повисла тишина.

- Но это еще не все, - продолжила девушка. – Охрана там более, чем впечатляющая. Помимо стандартной охраны Метрополитена, там постоянно, круглые сутки находится личная охрана ЛаФлера. И это не просто какие-то ребята из охранного агентства, это бывшие солдаты, морские пехотинцы с боевым опытом. Очень опасные. И в качестве бонуса, там еще и ФБР ошивается.

Ребята обдумывали полученную информацию и вывод напрашивался весьма не утешительный.

- Мы не сможем достать кольцо, - Мэтт устало потер лицо, сбросив очки куда-то себе под ноги. - Да еще так, чтобы никто не заметил кражи. Слишком много охраны! Слишком много заморочек вокруг всего этого!

- Конструктивные предложения есть? – спросил Дженсен.

- Может пошло оно все в жопу? – с ироничной усмешкой Мэтт заглянул ему в лицо.

Дженсен посмотрел на Софию и снова на Мэтта.

- Принято единогласно! – торжественно объявил он. – Тогда газуй, Мэтти!

- Домой нельзя, - Бомер уже выводил машину на дорогу. – Заскочим в берлогу за документами и деньгами, и прощай, Нью-Йорк, нам было хорошо вместе!

- Прости, дорогая, занавески придется оставить! – Дженс усмехнулся и ободряюще подмигнул подруге.

- Ну, что уж тут поделаешь, – София тоже улыбнулась. – «Кувшинки» только жалко!

Они все, не сговариваясь, дружно прятали страх перед неизвестностью будущего за показным весельем.

Когда напряжение в машине уже грозило заискрить, Дженсену пришла в голову гениальная идея отвлечь ребят от проблем связанных с работой, проблемами в их личной жизни. О проблемах же в своей личной жизни он старался не думать, потому что если он позволит проскользнуть хоть одной мысли, то незамедлительно выскочит из машины и вернется к Падалеки. Попрощаться, поцеловать, прижаться. А бросить друзей сейчас он не имеет права.

- Ну, что, ребят, долго вы еще фигней страдать собираетесь?

- Что ты имеешь в виду? - настороженно спросила София.

- Я имею в виду, что мне скоро придется связывать вас, чтобы иметь возможность находиться с вами в одной комнате одновременно. Вы как кошка с собакой с тех пор, как...

- Хватит, - перебил его Мэтт.

- Ничего не хватит, - упрямо продолжил Дженсен. - Это становится проблемой...

- Не твоей проблемой, - Мэтт, сжав зубы, хмуро смотрел на него.

- Это мешает вам нормально работать. Значит, моя проблема.

- Мне не мешает!

- Ну вот и следи за дорогой, - Дженсен попытался перехватить руль, чтобы выровнять съезжающую с нужной полосы машину, за что от души получил по руке. - Эй! Аккуратнее! Это же мой рабочий инструмент!

- Так и держи его при себе! - Мэтт явно злился на него. - Как и свое мнение!

- Ну, и ладно, - Дженсен кивнул, соглашаясь, но тут же повернулся к девушке: - Может, ты мне объяснишь?

- Нечего тут объяснять, - София нахмурилась и отвернулась к окну. - И говорить не о чем. Вообще не вижу тут темы для обсуждения.

Мэтт шумно перевел дыхание и крепче вцепился в руль.

- Ну, посмотри, какой он милашка, - просюсюкал Эклз, в надежде разрядить атмосферу, и  взъерошил волосы друга, за что снова получил.

- Хватит, Эклз. Я серьезно, - Мэтт скомкал в кулаке ворот его свитера и встряхнул слегка. - Если не заткнешься, я надеру тебе задницу!

- Держи лучше руль крепче, - Дженсен отлепил от себя его руку и спросил: - Как вы сможете помириться, если вы даже не разговариваете?

- Мы разговариваем, - София и Мэтт отозвались в один голос и даже с одинаковой интонацией.

- Идеальная пара, - усмехнулся Дженсен, лукаво переводя взгляд с одного на другую. - Вы должны быть вместе!

- Нет, не должны, - девушка упрямо вздернула подбородок.

- Соф, ну почему ты...

- Заткнись, Эклз! - грубо рявкнул Мэтт. - Заткнись, мать твою, нахер!

- Подожди ты, Мэтти! – Дженсен понимал, что пора сворачивать этот разговор, но его будто переклинило! Ему так хотелось вернуть мир в их семью. - Софи, детка, почему ты не хочешь даже подумать об этом? Вы же созданы друг для друга!

- Да он своими копытами в моей душе все цветочки поперетопчет!

- Да было бы что топтать, - через плечо бросил Бомер.

- Что ты сказал?

- Что слышала!

- Вот видишь? Как с ним можно разговаривать?! - девушка перевела возмущенный взгляд на Дженсена. - Где ты вообще в нем милашку разглядел?!

- Ну смотри, какой он хорошенький, - Дженсен не обращал внимание на свирепые взгляды друга. - И глаза у него синие бездонные! И улыбка сногсшибательная! И тело сексуальное!

- Сволочь, - тихо выдавила девушка, глядя ему в глаза. Она узнала слова, которые сама говорила Дженсену о Мэтте несколько дней назад.

Дженсен виновато пожал плечами и улыбнулся, оправдываясь:

- Ну, он ведь, и правда, такой.

- Значит, быстро найдет себе какую-нибудь Барби, чтобы утешиться, - кажется, теперь девушка всерьез разозлилась на него.

- За этим дело не станет, не волнуйся, - ехидно процедил Мэтт.

- Да мне плевать! - раздраженно бросила София.

- Я рад! - в том же тоне отозвался Бомер.

- Ну, зачем ты так, Мэтт? – Дженсен не знал, что ему делать, беседа, определенно, пошла не так, как он рассчитывал, и вместо того, чтобы признаться друг другу в любви, ребята сейчас разругаются еще сильнее.

- Потому что она меня достала! - прикрикнул Мэтт, от нахлынувших эмоций на его шее забилась жилка. - Сил больше никаких нет!

- И чем же это я тебя так достала, интересно?! - София тоже завелась не на шутку. - Тем, что не прыгнула к тебе в постель, как только ты пальцем поманил?! Или тем, что не захотела быть твоей очередной подстилкой?!

- Да ты сама не знаешь, чего хочешь! И я никогда не относился к тебе так!

- Да! Ты просто хотел меня трахнуть! По-дружески, видимо!

- Я такого не говорил!

- Да ты вообще ничего не говорил никогда! А теперь вдруг внезапно набросился на меня!

- Ребята, пожалуйста, успокойтесь, - голос Дженсена потонул в нарастающей перепалке друзей. Они кричали друг на друга, выплескивая напряжение последних дней в словах, о которых скорее всего будут жалеть.

- Внезапно?! Я все эти годы заботился о тебе! Любил тебя! А ты вертела хвостом перед моим носом и бегала на свидания с другими!

- Ты любил?! Неужели?! А всех этих своих девиц, с которыми ты развлекался, ты тоже любил?!

- Мэтт, смотри на дорогу, - Дженсена всерьез беспокоило, что друг постоянно оглядывается на Софию или смотрит на нее же в зеркало заднего вида, совершенно не уделяя внимания тому, что сидит за рулем.

- Они ничего не значили для меня! - Мэтт его явно не услышал, снова, практически полностью, разворачиваясь к девушке.

- Конечно не значили, - усмехнулась София. - Главное, чтобы ноги были от ушей и сиськи силиконовые! Это все, что ты ценишь в женщинах! Поэтому и выбираешь себе доступных дешевок!

- Ох, ну куда мне до такой королевы, как ты! – Мэтт тоже бесился. – Я же ни какой-нибудь принц голубых кровей!

- Да уж, на принца ты не тянешь!

- Вот и беги к своему ЛаФлеру! К этому недопринцу! А я уж как-нибудь силиконовыми дешевками перебьюсь! Они, по крайней мере, честны в своих желаниях! И делают то, что хотят, а не прикрываются нелепыми отмазками и не городят причину на причине, лишь бы прикрыть свою трусость!

- Давай-давай! Перебивайся! – ехидно отозвалась София. – Только предохраняться не забывай! А то подхватишь от своих честных и смелых какую-нибудь дрянь!

Мэтт издал какой-то звук, напоминающий злобное рычание, и ударил несколько раз кулаком по рулю.

- Как же ты меня бесишь, Соф!

- Правда глаза колет? Ты поверхностный, мелочный, похотливый...

- Да пошла ты!

- Пошел ты сам!

- Мэтти, дай я поведу, - Дженсен отчаялся угомонить их, но решил хотя бы не дать им разбиться.

- Нет! - злобно гаркнул Мэтт.

- Тогда ты веди! - в голосе проскользнули панические нотки, потому что еще чуть-чуть и они вылетят на встречку.

- Блядь! - Бомер вывернул руль и резко ударил по тормозам, потом выскочил из машины, явно намереваясь свалить.

- Куда ты? – Дженсен пытался поймать его взгляд.

- Приехали. Принесу документы.

- Я с тобой схожу.

- Я сам! – рявкнул Мэтт и захлопнул дверцу.

- Ладно, - Дженсен поднял перед собой ладони в примирительном жесте и повернулся к подруге.

- Не хочу об этом говорить! – София резко пресекла попытку пообщаться.

- Как скажешь, - вздохнул Дженсен, отвернулся к окну и украдкой потер висок, в котором отчетливо стучал пульс.

Что же он наделал? Окончательно рассорил двух близких людей, вот, что он наделал! Но ведь Дженсен совсем этого не хотел. Он просто хотел сломать лед между ними, чтобы они помирились, поцеловались и пересели на заднее сидение. Чтобы в их жизни, кроме всей этой херни, произошло и что-то хорошее. А еще он хотел не думать о Падалеки. Блядь! Теперь он снова думает о Падалеки, а его друзья перешли к откровенной вражде. Молодец, Дженсен!

Мэтт вернулся, по-прежнему злой и заведенный, швырнул Дженсену на колени небольшую сумку с документами и деньгами, которую они держали здесь как раз на такой случай, если вдруг придется экстренно сваливать, и молча тронулся с места. Они ехали в аэропорт им. Кеннеди в гробовой тишине. Никогда еще за все годы совместной жизни и работы им не бывало так не комфортно находиться рядом друг с другом. В машине как будто совсем не осталось кислорода, его выжгли слова, сказанные друг другу с такой злостью.

- Это еще что за херня?

Голос друга вывел Эклза из задумчивости. Он посмотрел на Мэтта, который напряженно вглядывался в зеркало заднего вида, и тоже оглянулся. Следом за ними ехал внушительного вида джип чероки, абсолютно черный и от этого какой-то угрожающий. Он сигналил и моргал фарами, то ли пытаясь обогнать их, то ли призывая их остановиться. София тоже обеспокоено ерзала на месте и постоянно выглядывала в заднее стекло.

- Мэтт, кажется, у нас проблемы, - сказал Дженсен.

- Думаешь? - ехидно отозвался Бомер и прибавил газа.

Они гнали по шоссе, стараясь оторваться от преследователей, но удача отвернулась от них на этот раз. Джип оказался не один, за ним следовало еще два точно таких же монстра. Они наперебой старались обогнать и прижать к обочине их маленькую арендованную машинку. И хотя Мэтт проявлял чудеса экстремального вождения, до последнего старясь не попасть в кольцо, борясь за их свободу, в итоге им все-таки пришлось затормозить. Потому что альтернативой стало бы врезаться в одну из трех окруживших их машин или слететь в кювет, собрав при этом все дорожные ограждения. Теперь им оставалось только наблюдать за тем, как из каждого автомобиля выходит по одному абсолютно идентичному амбалу в одинаковых костюмах и направляется к ним.

- Просто атака клонов, - невесело высказался Дженсен, ни к кому особо не обращаясь.

Один из клонов постучал в окно Мэтта, жестом показывая открыть дверь. По тому как сжалась челюсть Мэтта и как побелели его пальцы, сжимающие руль, Дженсен понял, что друг почти готов послать амбала куда подальше. Тот, похоже сообразив, какое развитие событий вероятнее всего, откинул полу пиджака и взялся за рукоятку пистолета.

- Не надо, Мэтт, - Дженсен сжал его плечо, успокаивая. - Лучше выйти, - и добавил, уже открывая свою дверь: - Я сам поговорю. Соф, куда ты... Сиди на месте!

- Ага, как же! Один отдуваться собрался? - огрызнулась девушка и выскользнула из машины.

- Да чтоб тебя! - выругался Мэтт и тоже вышел.

- Ребята, в чем?.. - начал было Дженсен, но его тут же перебили.

- Вы поедете с нами. К боссу.

- И кто у нас босс?

Ответа Дженсен так и не дождался. Вместо этого их бесцеремонно растащили по разным машинам, не дав возможности даже переглянуться.